Глава 10. Игра в карты

 

Воспрянувшие друзья опять бросились бежать, пытаясь оторваться от преследователей. Вслед им несся зловещий хохот и вой:

 

— Вы будете такими же, как мы! Вы станете такими же, как мы! Вам не уйти от этого и не пытайтесь!

 

Внезапно Рафаэль, который бежал первым, стал, как вкопанный.

 

— Что случилось?! — прокричал запыхавшийся Микеланджело.

 

— Ничего особенного,— безразличным голосом ответил Рафаэль.— Просто бежать больше некуда!

 

Все прислушались. Впереди по коридору раздавались тяжелые шаги и шарканье. Даже не видя приближавшихся чудовищ, черепашки ясно представили, как те тряслись от хохота, облизывая черные губы. Мертвецы жаждали только одного: как можно скорее расправиться с отважными черепашками. Это было их самое заветное желание, их са­мая страстная мечта, которую, не сомневались, скоро смогут исполнить.

 

И тогда в этом потревоженном царстве мертвых снова наступит тишина и покой. Все надолго подернется паутиной тлена и безысходности.

 

— Ну вот и конец,— пробормотал Донателло.

 

— Быстрей, сюда! — позвал друзей Леонардо и толкнул ногой какую-то дверь.

 

Она оказалась незапертой. Черепашки быстро последовали за ним.

 

Друзья пулей влетели в комнату, закрыли за собой дверь, забаррикадировав ее огромным дубовым комодом. Только после этого смогли оглядеться.

 

И холодок пробежал по их спинам.

 

Они оказались в спальне хозяйки этого жуткого замка. Но теперь спальня не была пуста. На высокой кровати, под гигантским балдахином лежала старуха с закрытыми глазами. Казалось, будто она спит. По краям, с двух сторон от изголовья стояли красивые канделябры. В них, так же, как и на сто­ле, горели черные свечи. Они слегка потрескивали при горении и оплывали черными слезами.

 

Черепашки подошли поближе, чтобы разглядеть умиротворенное лицо старухи.

 

Тетка пьяницы Мики спокойно лежала на кровати, руки ее были сложены на груди поверх одеяла.

 

— О, черт! — воскликнул Донателло.— Готов поклясться, что ее тут не было!

 

— Согласен,— поддержал Микеланджело,— но тут, по-моему, ничему удивляться не приходится.

 

— По идее,— вступил в разговор Рафаэль,— весь этот шабаш творится из-за того, что тело ее до сих пор не погребено. Проклятый Мики. Если бы он поступил как настоящий любящий племянник, нам бы не пришлось пережить все эти ужасы.

 

— Да он сам больше нашего боялся тетки ведьмы,— не согласился Леонардо, — И по всему видно, именно мы должны будем исполнить его обязанность. Во всяком случае радует то, что умерла она недавно. После тесного общения с теми чудовища­ми, которые сейчас ищут нас в коридоре, мне уже ничего не страшно.

 

Никто из них не обратил внимания на маленькую кровоточащую точку на руке у старухи. Но внезапно от нее, как трещинки, пробежали прожилки.

 

Черепашки вздрогнули.

 

В это время старуха поднялась на постели, открыла глаза и протянула к ним свои руки. Рот ее открылся, и откуда-то из чрева раздался страшный гортанный смех. Как заводная кукла, старуха начала крутить головой и двигать руками.

 

Черепашки в ужасе отпрянули.

 

— А это вы, гости дорогие?! — хрипела ведьма, на глазах превращаясь в зловещего мертвеца.

 

Непонятный свет лился из ее открытого рта, в котором то и дело вздувались пузыри кровавой слюны, лопались, а брызги разлетались в разные стороны.

 

Рука Микеланджело медленно потянулась к мечу. И тут старуха-мертвец опустила голову, перестала хохотать и пускать пузыри. Через мгновение она снова вскинула голову — это была уже живая старая женщина. Она с мольбой посмотрела на черепашек.

 

— Ребятки, милые,— взмолилась старуха жалобным голосом,— помогите мне, пожалуйста! Я больше не могу вынести всего этого,— она пока­зала взглядом па двери.

 

Как раз мертвецы, шедшие разными переходами, встретились в коридоре, и после короткой заминки стали ломиться в спальню. Комод содрогался от чудовищных ударов, но пока еще стоял.

 

От неожиданности черепашки не знали, что и сказать.

 

— Но чем мы можем вам помочь, бабушка? — ласково спросил Леонардо.

 

Донателло на его слова только скептически цокнул и с подозрением заглянул в глаза старухе.

 

— Помогите мне, ребятки, помогите! — рыдала старуха.— Не дайте этим тварям забрать меня! Она дрожала, плакала, слезы текли по ее лицу.

 

— Бабушка, не плачьте,— Леонардо нагнулся к ней, пытаясь успокоить,

 

И тут две ужасные руки рванулись вперед и схватили черепашку за лицо и шею. Как ни пытался тот вырваться, у него ничего не получалось. А визгливый, гнусный голос мертвеца, передразнивая его, кричал: Не плачьте, бабушка!

 

Внезапно внутри ее что-то забурлило и из раскрытой пасти вырвался чудовищный рык:

 

— Со мной все в порядке!

 

Черепашки даже не знали, как помочь товарищу. Применять оружие боялись в страхе ранить Леонардо, а их удары и попытки оторвать руки старухи от шеи Лео ни к чему не приводили.

 

Загнутые черные ногти впивались в лицо Леонардо. Они рвали кожу, оставляя широкие борозды.

 

Пытаясь освободиться, бедняга отталкивал от себя тело старухи. Его пальцы случайно скользнули у нее под мышками. Он почувствовал, как в этот момент старуха съежилась.

 

«Да она же боится щекотки!» — мелькнула в голове догадка.

 

Леонардо больше время не терял. Превозмогая отвращение, он пощекотал старуху.

 

Она дернулась, съежилась и захихикала. В этот момент пальцы ее ослабли.

 

Этого было достаточно. Леонардо вырвался и отшвырнул старую ведьму в угол комнаты. Черепашки подскочили к ней и занесли над ее головой мечи.

 

Но перед ними снова ворочалась в углу старая беспомощная женщина. Она всхлипывала и просила о помощи.

 

В это время удары в дверь посыпались с новой силой. Стало понятно, что баррикада долго не выдержит.

 

Донателло, отстранив Леонардо, занес меч над головой ведьмы. Но его остановили:

 

— Погоди! Рука не поднимается на беспомощную старуху!

 

Микеланджело поднял бабку с пола и отшвырнул ее в угол.

 

— Эй ты, ведьма! Сейчас же прикажи этим ублюдкам дать нам спокойно смотаться отсюда, не то я размозжу твой пустой череп!

 

— Погоди, дорогой, не так быстро! — из груди старухи снова звучал хрипящий рык,— Убьете вы меня, или нет, это вас все равно не спасет. А я могу вам помочь, если захочу. Но тогда вы должны выслушать мои условия!

 

Черепашки переглянулись. Другого выхода, похоже, у них не оставалось.

 

— Говори, ведьма!— согласился Микеланджело.

 

— Вы сыграете со мной партию в бридж. Если вы выиграете, то останетесь жить. Если проиграете, тогда...

 

— Хорошо, мы согласны! — перебил ее Микеланджело.

 

— Вы так быстро отвечаете, юноша? А вам не страшно? Ведь я, в свое время, была клубным мастером в Портленде!

 

— Плевать! Все равно деваться некуда!

 

— Еще один пикантный момент, мои дорогие,— рычала старуха.— Кто-то из вас должен будет играть в паре со мной!

 

Черепашки замолчали, потупив глаза. Но Дона­телло многозначительно посмотрел на Леонардо. Тот тяжело вздохнул:

 

— Я буду.

 

— Прекрасно, я так и думала! — обрадовалась ведьма.— Тогда не будем мешкать.

 

Они уселись за карточный стол, который стоял неподалеку от кровати. Создавалось впечатление, что старуха специально готовилась к этой игре.

 

Шум за дверями сразу же затих. Слышалось только злобное шуршание под дверью: мертвецы, припав к косякам и замочной скважине, старались не пропустить ни слова.

 

Ведьма распечатала новую пачку:

 

— Как видите, у меня все по-честному. Бридж — джентльменская игра!

 

Донателло скептически посмотрел в сторону ведьмы. На него и Микеланджело теперь ложилась ответственность за жизнь друзей.

 

— Играем роббер,— предупредила старуха. Это означало, что черепашкам надо было выиграть хотя бы две партии из трех. Микеланджело сдал каждому по тринадцать

 

карт.

 

— Опять тринадцать! — воскликнул Донателло.

 

— А вы догадливый, мой друг! — паясничало чудовище. Торговля закончилась. Как все и предполагали, ведьма заказала игру. Донателло, который сидел слева от старухи, зашел первым, открывая атаку. Леонардо выложил на стол карты, выбывая из игры. Только сейчас он понял, что ведьма отвела ему в игре роль «болвана».

 

Никто не заметил сколько прошло часов. Было сыграно уже две партии при ничейном счете. Им предстояло сыграть последнюю, решающую пар­тию.

 

Ведьма умело вела игру, постоянно отдавая взятки, чем сбивала с толку своих противников.

 

Нервы у всех были напряжены до предела. Черепашки с трудом сдерживали себя от вспышек эмоций. Они прикладывали все свои умственные способности, умение делать выводы на основе беглой информации, для того, чтобы прийти к единственно правильному заключению.

 

— А вы молодцом, молодцом! — нахваливала ведьма.

 

Донателло и Микеланджело с отвращением поморщились. Леонардо уже давно сидел с отрешенным видом. Один Рафаэль, которому не нашлось места за карточным столом, похаживал по комнате.

 

Ведьма усмехалась с довольным видом. В своей победе она не сомневалась.

 

Микеланджело сдал карты и открыл торговлю с одной пики. У него на руках был необходимый минимум, чтобы не пропассовать.

 

Ведьма, в руках у которой оказались велико­лепные карты, была уверена в выигрыше, а потому заказала одну бескозырную.

 

Донателло, в надежде, что Микеланджело зака­зал из расчета на минимум очков, удвоил.

 

Леонардо промолчал и торговля закончилась.

 

Донателло зашел с пики, рассчитывая на короля

 

Микеланджело. Леонардо зашел с червей. Все догадались, что положение ведьмы пошатнулось: теперь, какую бы карту она ни сыграла, Донателло в любом случае брал взятку.

 

Второй заход по пикам и червям окончательно разрушил планы ведьмы. Ей теперь необходимо было найти четыре карты для того, чтобы скинуть

 

их на черву.

 

Микеланджело сбросил треф.

 

Ответить тем же? Но тогда десятка и семерка Донателло станут старшими картами. Тогда бубен? В таком случае Донателло зайдет с бубна под туза и десятка бубен вынудит ее либо сбросить треф, либо пику. Но тогда старшей картой окажется четверка пик. А она у Микеланджело. Если сбро­сить последнюю надежду даму пик на черву, то и это не отдалит неминуемый крах: вместо десятки бубен, из нее вытянут бубну и треф четверкой пик.

 

Даже способность видеть чужие карты не спаса­ла ведьму от провала. Это был несчастливый для нее день.

 

Старуха долго молчала, вглядываясь в свои карты. Рафаэль почувствовал неладное — все остальные были слишком поглощены игрой.

 

Ведьма вскочила. Но ее опередил Рафаэль: он тут же приставил кинжал к ее горлу.

 

<<<назад                                                                                                              читать дальше>>>

 

Никто пока ещё не оставил комментарии к статье.

Оставить комментарий

Подписаться на комментирование