Глава 9. Схватка с мертвецами

 

Вид трупов внушал ужас и отвращение. Мысль о том, что к ним придется прикасаться, пусть даже в момент удара, была для черепашек невыносима.

 

Мертвецы лезли отовсюду — из-за страшного зеркала, из-за рваных гардин, они влезали в выби­тые окна, в дверях образовалась целая свалка.

 

От них прямо истекала злоба, ненависть ко всему живому. Было понятно, что они не остановятся ни перед чем: только бы забрать в свою гнусную кам­панию все живое, что встречается на пути.

 

Когда-то и они были живыми людьми. Когда-то и они умели плакать и смеяться, любить и рожать Детей, восхищаться чудесной музыкой и писать картины, петь колыбельные и застольные песни. Когда-то и они были верными друзьями и страст­ными любовниками, бесстрашными воинами и лю­бящими матерями...

 

Сейчас от человеческого не осталось и следа. Единственное чувство, которое переполняло их прогнивший мозг — это черная лютая зависть к тем, кто мог еще жить, в то время как у них эта спо­собность была отобрана навсегда!

 

— Вот мы и влипли! — воскликнул Рафаэль.— Что будем делать?!

 

— Сражаться! — ответил Микеланджело,— Больше ничего не остается: отступать некуда!

 

— Надолго ли нас хватит? — огляделся Донателло.

 

— Вряд ли мы сможем им противостоять до вос­хода солнца,— Леонардо с отвращением разгля­дывал врага.— Так что к первым петухам мы будем пить красное вино уже в компании милых трупиков. Ты, Донателло, станешь похожим вон на того ры­царя в ржавых латах, что пытается прорваться в двери. Посмотри, какое милое личико, какие про­никновенные глазки, какие тонкие аристократи­ческие пальчики!

 

— Я тебе сейчас как врежу! — Донателло соби­рался тут же исполнить обещание. Но его остановил Микеланджело;

 

— Перестаньте ругаться, сейчас же! Иначе мы будем для них действительно легкой добычей!

 

— Но их все равно слишком уж много,— что-то соображал Рафаэль.— Если ничего не придумаем, то врукопашную нам не выстоять — нас просто за­бросают телами бывших рабов и слуг. Посмотрите, рыцари готовят какой-то план.

 

И действительно, мертвецы не торопились напа­дать. Чуть поодаль собралась небольшая кучка трупов, на которых болтались ржавые остатки рыцарской брони. Они о чем-то шептались.

 

— Надо отступать! — согласился Микеландже­ло.— Только куда?

 

— На улицу мы не прорвемся,— сразу же развеял сомнения Леонардо.— Они все как раз оттуда и напирают. В дверях и окнах настоящие заторы. Нам их не пробить.

 

— Он прав,— согласился Донателло.— Как это ни прискорбно, но путь у нас один — отходить в глубь замка.

 

— Не нравится мне все это! — пробормотал Микеланджело.— Все очень сильно напоминает за­падню!

 

— Помолчи! — прервал Микеланджело.

 

— Он злой,— махнул в его сторону Леонардо,— потому что на столе не было пиццы, и ему пришлось набивать желудок нелюбимыми блюдами.

 

— Так! — Донателло был настроен решитель­но.— Сейчас я поднимаю белый флаг и иду на пере­говоры. Откупимся от них одним Леонардо. Я ду­маю, они останутся довольны, да и нам польза бу­дет: он так надоел, что я сам готов превратить его в мертвеца!

 

— Ну ладно, я больше не буду,— притих Лео­нардо.— С этой минуты стану нем, как рыба! Слова от меня живого не добьетесь! Просить будете — ничего не скажу! Все! Я ре...

 

— За-а-аткнись! — прорычал Донателло. В это мгновение по рядам неприятеля прошло какое-то движение. Мертвецы перегруппирова­лись. Было видно, что ими действительно кто-то командует. После этого с гнусным визгом трупы двинули в атаку.

 

— Взялись! — воскликнул Микеланджело.— Все вместе!

 

Черепашки присели, и тяжелый дубовый стол, опрокинувшись, полетел на первый ряд насту­пающих.

 

Раздался треск ломающихся костей, покатились

 

оторванные черепа, полетели на пол голени и пред­плечья .

 

Зал огласили вопли ненависти и отчаяния. Мерт­вецы опять двинули вперед.

 

— А теперь — бежим! — Микеланджело выхва­тил свои мечи и бросился назад, туда. где начинал­ся длинный коридор, который вел к другим покоям замка.

 

Впереди его поджидала небольшая кучка расте­рявшихся мертвецов. Те явно не ожидали принять на себя удар бесстрашных ниндзя. Трупы замеш­кались, испуганно оглядываясь.

 

Сзади взвыла вся толпа, бросившись на выручку мертвым собратьям. Но трупы с большим трудом передвигали костлявые ноги. Мышцы их почти истлели. Некоторые от большого напряжения сами разваливались на ходу, превращаясь в кучки по­черневших и теперь уже совершенно не опасных костей.

 

— Сейчас мы вам покажем, мертвецы проклятые! — вскричал разгоряченный Донателло.

 

Друзья врезались в толпу, круша все на своем пути. Мелькали в воздухе клинки мечей, раздава­лись звонкие удары нунчаков по голым черепам. Трупы жутко визжали, призывали на помощь.

 

Их ряды смешались, превратились в бесформен­ную кучу останков, которая ворочалась и распол­залась в разные стороны.

 

Но в то время, когда казалось, что путь уже от­крыт, мертвецы расступились и вперед вышел один из них, явно знатного происхождения. В их среде, очевидно, сохранялась прежняя иерархия: перед ним все почтительно расступались, освобождая проход.

 

Мертвец имел ужасный вид. Его голова произвольно моталась на шее, с лица оплывали разла­гающиеся ткани, на лбу складками собралась вы­сохшая кожа — очевидно его пытались в свое время бальзамировать. Пальцы рук с длинными желтыми ногтями вздрагивали и судорожно сжи­мались. Кожа была мертвенно-синей.

 

— Зачем вы разбудили нас, зачем подняли из могилы?! — раздался страшный крик.

 

Казалось, что он исходит откуда-то из-под земли.

 

Его тело оторвалось от пола и зависло в воздухе. Руки неестественно сгибались, выворачиваясь из суставов. Он казался раздувшимся, нереальным, будто созданным из резины. Одежда колыхалась в воздухе.

 

О, что это была за одежда! Черный бархатный камзол, белый кружевной воротник, кожаные шта­ны, темно-красные чулки и лакированные башмаки с огромными серебряными пряжками. На груди болталась толстая серебряная цепь.

 

Глаза мертвеца были закрыты. Мертвенно-синие губы едва шевелились. По ним блуждала крово­жадная улыбка.

 

Донателло попытался остановить его, но тот лег­ко отбросил его в сторону, и начал наносить удары один за другим. Черепашки буквально разлетались от него.

 

— Ого! — пробормотал Леонардо.— Это хоро­шо сохранившийся экземпляр. С таким становится даже интересно...

 

В это самое мгновение он получил страшный удар в грудь и, оторвавшись от пола, отлетел спи­ной к стене.

 

Мертвец взлетел вверх, его голова моталась, ли­цо было жуткое. Тело его сплошь покрывали труп­ные пятна, кожа обвисала вокруг рта. Волосы раз­

 

вевались. Он истошно визжал, не разжимая губ, Булькающие звуки доносились изнутри.

 

Кривляясь и вереща, мерзким оскалом на синем лице, мертвец медленно приближался к лежащему на полу Леонардо, который никак не мог прийти в себя после удара о стену.

 

Донателло хотел его остановить. Превозмогая от­вращение, обхватил его сзади за плечи. Но мертвец легко освободился, ударил и черепашка кубарем отлетел к стене.

 

Толпа мертвецов, которая медленно подползала сзади, отозвалась гнусным ободряющим рычанием.

 

Леонардо понял, что сейчас ему придется рас­платиться за легкомыслие-

 

На него надвигался ужасный мертвец. Лео четко видел его зубы, когда тот открывал рот. Они были отвратительными; желтыми, съеденными.

 

Рафаэль размахнулся длинной прочной палкой и нанес сильный удар в плечо мертвецу. Тот пошат­нулся и упал на пол, но тут же попытался поднять­ся.

 

Рафаэль ударил его ногой в живот. Мертвец откинулся на спину. Тогда Рафаэль стал наносить удар за ударом, не давая этому страшному су­ществу подняться на ноги.

 

Но мертвец не собирался сдаваться. С трудом он все-таки сумел встать на четвереньки. В это мгнове­ние Микеланджело подскочил к нему и страшным ударом отсек голову. Та с гулким стуком покати­лась по коридору.

 

Толпа мертвецов отозвалась рыком ненависти.

 

— Отомстить!!!— завизжал какой-то рыцарь в полу развалившихся доспехах.

 

— Спасибо вам! — тяжело дыша, поблагодарил друзей испуганный Леонардо.

 

— Будет тебе,— Микеланджело уводил друзей в глубь коридора.— Идем!

 

Сзади раздавался жуткий визг, клекотание, воп­ли и рев. Казалось, что стены замка ходят ходу­ном. За ними гнался целый полк, легион отврати­тельных тварей. Это была вонючая стая, которая орала и билась, вырвавшись из-под земли, пытаясь уничтожить, разорвать все живое на части.

 

Черепашки быстро уходили по коридору, с опас­кой выглядывая из-за каждого угла и оглядываясь назад.

 

У них за спиной раздавался дикий хохот, стук костей и клацанье зубов. Их догоняли.

 

Черепашки остановились и изготовились к бою. Около них копошилось, извивалось, судорожно дергалось страшное полусгнившее существо, кото­рое даже человеческим трупом назвать было тяже­ло. Остатки плоти колыхались на костях, свеши­ваясь, черви выпадали из глазниц. Черный язык жуткого существа облизывал высохшие остат­ки губ.

 

Леонардо, запыхавшись, продолжал бежать впе­ред. Он был настолько возбужден, что не сразу заметил, что друзей рядом нет, что он остался со­вершенно один посреди мрачного коридора.

 

— Ой! — до него неожиданно дошел весь ужас положения.— Ребята! — неуверенным голосом по­звал Леонардо.— Вы где?!

 

Но до него докатилось только эхо далекого хохота. «Неужели я остался один, среди этих жут­ких тварей?! — пронеслись в его голове чудовищ­ные предположения. — Неужели мои верные друзья погибли?! И во всем этом виноват только я один! Нет, я этого не выдержу! У меня будет раз­рыв сердца!»

 

В отчаянии Леонардо подошел к окну и посмот­рел во тьму.

 

Вдруг за окном поднялся странный вихрь. Окон­ная рама развалилась на несколько кусков, и стек­ло посыпалось к ногам черепашки. От неожидан­ности тот вскрикнул и бросился бежать по кори­дору.

 

— Донателло! Микеланджело! Рафаэль! — от­чаянно звал он друзей.

 

Пробегая мимо одной из комнат, Леонардо пока­залось, что кто-то мелькнул за открытой дверью.

 

Он остановился и подошел к двери.

 

— Ребята? — вопросительно произнес Лео.— Вы здесь?

 

В ответ он услышал только неразборчивое бормо­тание, похожее одновременно и на голос Мике­ланджело, и на голос Рафаэля.

 

— Что? Я не разобрал! — радостно воскликнул он и смело вошел в комнату.— А Донателло с вами?

 

Но, как ни странно, в комнате никого не оказа­лось. Все было тихо, в окно мирно лился яркий свет луны, хорошо освещая помещение.

 

— Ребята! Эй! — растерянно звал Леонардо, бродя взад и вперед по комнате.

 

Он заглядывал под мебель, проверял каждый угол.

 

Вдруг ему показалось, что за тяжелой блестящей шторой, закрывавшей потайную нишу, кто-то стоит. Он быстро подошел к ней и одернул полотно.

 

Но там было пусто.

 

И в этот момент чья-то рука легла ему на плечо. Леонардо испуганно обернулся. Вторая рука со страшными длинными ногтями впилась ему в лицо, нанося сразу четыре длинных кровоточащих разреза. Он закричал.

 

Зловещий мертвец обхватил ногами Леонардо и повис на нем, скрежеща зубами. Его глаза были безумными от злобы. Он впился в черепашку ног­тями, рвал панцирь, пытаясь впиться в горло. Леонардо вырывался, силясь сбросить с себя мерт­веца,

 

Он не удержался на ногах и повалился на пол. Труп сильно ударился головой и в этот момент че­репашке удалось вырваться. Лео бросился к откры­той двери.

 

Но мертвец подскочил и вцепился в горло чере­пашки. Леонардо захрипел, задыхаясь.

 

Раздалось удовлетворенное" хихиканье:

 

— Постой! Куда же ты так торопишься? Пошли вместе...

 

Мертвец держал горло Леонардо мертвой хваткой. Он подволок черепашку к открытому окну и стал все ниже и ниже перегибать его за подоконник.

 

Леонардо с ужасом увидел бездонную пропасть, которая разверзлась под ним. Он хрипел и бился, но никак не мог оторвать руки мертвеца от своего горла.

 

Чудовище все ниже перегибало его через карниз. Но Леонардо уперся обеими руками в оконную ра­му и не давал сбросить себя.

 

Тогда мертвец сдавил двумя пальцами его горло, а освободившейся рукой достал из-за пояса чере­пашки остроотточенный кинжал, и, хихикая, занес над головой Леонардо.

 

В этот момент Лео удалось выхватить короткий прямой меч и всадить его по самую рукоятку в тело мертвеца.

 

Чудовище пошатнулось и отпрянуло. Пальцы его ослабли и отпустили горло героя. Леонардо профессиональным движением выхватил из-за спины два острых меча с изогнутыми лезвиями и, орудуя ими как ножницами, перерубил труп пополам.

 

Мертвец задергался в конвульсиях и замер, на этот раз навсегда.

 

Измученный смертельной схваткой, тяжело ды­ша, Леонардо, выглянул в коридор.

 

В это время мимо комнаты пробегали его друзья пытаясь уйти от погони.

 

— О, слава Богу, ты жив! — радостно воскликнул Донателло.

 

<<<назад                                                                                                              читать дальше>>>

Никто пока ещё не оставил комментарии к статье.

Оставить комментарий

Подписаться на комментирование