Глава 3.  Город

 

Войско Ричарда двигалось по старой, проложен­ной еще римлянами дороге. Черепашки оконча­тельно сбили ноги о белые, выщербленные време­нем каменные плиты.

 

Люди были уставшие и измученные длительным переходом и кровопролитным сражением. Они с облегчением приближались к высокой каменной стене, которая извилистой лентой опоясывала го­род. Их вид внушал спокойствие, за ними воины могли расслабиться, снять свои доспехи, не ожи­дая внезапного удара в спину.

 

Ниндзя черепашки с восхищением смотрели, как расступаются пестрые кровли и башни вокруг гордо вознесенного ввысь стрельчатого готическо­го собора. Они, позабыв на время про страшную участь, которая ожидала их, разглядывали сказоч­ную картину, открывшуюся их взору.

 

На зубчатой крепостной стене возвышались сто­рожевые башни. Их было огромное количество. На верхних площадках виднелись дозорные и трубачи, которые уже успели предупредить горожан о том, что возвращается войско Ричарда.

 

Черепашки были поражены огромными разме­рами замка короля. Они еще издали убедились, что он во много раз превосходит самый крупный замок, даже тот, из которого они перенеслись сюда, в четырнадцатый век. При этом он ничем не усту­пал тому замку ни толщиной стен, ни высотой ба­шен, ни массивностью ворот,

 

Это было поистине циклопическое сооружение! Теперь друзья отлично поняли слова Джона. Да, легче было откупаться от любого врага данью, чем оставить такой замок.

 

Дорога привела пленников к подъемному мосту. За ним располагались ворота. Было сразу видно, что горожане ими гордятся и дорожат. Это были две башни, соединенные узким проходом, сжатым с обеих сторон высокими каменными стенами. Бро­салось в глаза, что они были украшены изящной лепкой, над самой аркой и по бокам от нее были возведены маленькие ажурные башенки.

 

Друзья, подгоняемые вооруженной стражей, прошли арку наружных ворот и оказались под низ­ким замшелым каменным сводом. Каждый шаг от­давался под ним гулким эхом. Впереди виднелся полукруглый просвет внутренних ворот. За ними лежал город.

 

Тяжелые, обитые железом ворота были отворе­ны, мощная железная решетка поднята. Городская стража, стоя у раскрытых ворот, с интересом раз­глядывала необычных пленников, время от време­ни здороваясь с оставшимися в живых после сра­жения воинами.

 

Снова выйдя на солнце, черепашки ахнули, по­раженные тем необычным зрелищем, какое откры­лось их взору.

 

Было ясно, что город рос быстро и совершенно стихийно. Никакого плана не существовало. Новые дома примыкали к старым образуя улицы, переул­ки, тупики. Улицы были то длинными, то коротки­ми, шли вкривь и вкось, то изгибаясь, то образуя причудливые изломы, то вдруг обрывались зда­нием, которое стояло прямо посреди улицы. У че­репашек буквально кружилась голова, и им стало ясно: развяжи их и отпусти на волю, они так и не смогут найти дорогу к воротам без посторонней по­мощи.

 

Дома имели еще более странный вид, чем улицы. Нижний этаж занимал совсем мало места, но над ним большим выступом нависал второй, а над тем — третий этажи. Было видно, что горожане на небольшой территории, окруженной крепостными стенами, пытались построить как можно больше

 

жилья.

 

Верхние этажи расположенных по обе стороны улицы домов почти примыкали друг к другу, остав­ляя над головой только полоску неба.

 

Улица была настолько узкая, что на ней с трудом могли разминуться два всадника. Поэтому встре­чавшие радостными криками прибывшее воинство горожане — женщины и дети, ремесленники и по­калеченные в былых битвах солдаты, в основном высовывались из окон, и только редкие смельчаки отваживались оставаться на мостовой.

 

Молодые девушки и женщины жадно всматри­вались в лица воинов, ища своих возлюбленных, мужей, отцов, братьев.

 

— Ричард! Ричард! — звонкий голос заглушил все остальные.— Ричард, а где же мой брат?! Он всегда был рядом с тобой! Почему я не вижу моего брата?!

 

Юная, грациозная девушка с густыми, раскину­тыми по плечам рыжими волосами, оттолкнулась от стены дома и метнулась навстречу Ричарду, хватая его коня под уздцы.

 

— Эйприл?! — лицо Леонардо буквально вытя­нулось от удивления.

 

Друзья вздрогнули от неожиданности. Девушка действительно настолько была похожа на Эйприл, что у них ноги подкосились при ее появлении.

 

— Ричард, что же ты молчишь?! Что с ним слу­чилось, отвечай! — в иступлении кричала де­вушка.

 

— Не очень это похоже на Эйприл,— скептиче­ски повертел головой Донателло.

 

Движение получилось у него очень неуклю­жим — мешала широкая колодка.

 

— Мария, Мария, дорогая Мария, возьми себя в руки! Мне очень жаль...— Ричард пытался успо­коить девушку.

 

Из-за того, что конь повелителя остановился, а сзади никак не могли понять в чем дело, и продол­жали напирать колонны рыцарей и солдат, на узкой улочке стала возникать опасная давка.

 

Прекрасно осознавая это, Гиндальф — так звали седого старика в черном плаще, спешился и стал пробираться к девушке, расталкивая людей и коней.

 

— Кто эта девушка? — Микеланджело обратил­ся к Джону.

 

— А-а! — протянул тот, отводя глаза в сторо­ну.— Это — Мария, дочка бывшего опекуна Ри­чарда. Он ведь малолетним ступил на престол и поэтому воспитывался в семье Первого канцлера, вместе с Марией и ее родным братом Вильямом.

 

— А где ее брат?

 

— Его убил в битве Уилсон — мой оруженосец. Его самого зарубил Ричард. Он чуть с ума не со­шел, когда убили Вильяма, которого он любил, как брата... Так и рванулся вперед с поднятым мечом. Глупый Уилсон, я же предупреждал, что нельзя убивать знатных персон.

 

— Ричард, это неправда, нет! Ведь это неправ­да?! Он командует отрядом, который замыкает колонну войск? Ведь он сейчас будет здесь, прав­да?!

 

— Она немного того...— Джон покрутил указа­тельным пальцем вокруг своего виска,— странно­ватая... Но Ричард ее очень любит. Как сестру, конечно же.

 

Король молча сидел на коне, потупив глаза. Ему нечего было сказать Марии.

 

Гиндальф пробился, наконец, к девушке:

 

— Мария, выслушай правду! Твой брат погиб. Погиб. Мне невероятно тяжело говорить тебе эти слова, но ничего другого не остается. Ты права, он действительно в конце колонны... Вернее, его тело.

 

— Я знала! — громко, так, что ее голос услыша­ли даже на соседних улицах, закричала девушка.— Я знала, что он погиб! — ее всю заколотило, и из груди вырвалось рыдание.— Вчера я видела во сне, будто открываю шкаф брата, а его одежда висит вся перепачканная кровью. И я поняла, что больше не увижу его живым!

 

Блуждающий взгляд девушки вдруг остановился на черепашках, которые стояли, тихо переговари­ваясь с Джоном.

 

— Вот они! — она выставила в сторону ниндзя и пленного короля руку с вытянутым указатель­ным пальцем.

 

— Это они во всем виноваты! — и ничего не за­мечая, девушка попыталась пробиться к ним, но это ей не удалось.

 

Чтобы как-то разрядить обстановку, которая на­калялась с каждым мгновением, Ричард сошел с коня и кинул поводья своему оруженосцу. После этого он обнял Марию за плечи и повел ее вперед. Рядом с ними шел Гиндальф.

 

Скованные цепями и с дурацкими хомутами на шеях, черепашки чувствовали себя полными идио­тами. Поступок же Марии окончательно испортил их и до того ужасное настроение.

 

Юные ниндзя никак не могли понять, в чем они могут быть виноваты. Они сами стали жертвами чьих-то чудовищных интриг, впереди им уготована такая страшная смерть, а эта прекрасная нежная девушка, так похожая на их лучшую подругу, обви­няет их в страшном грехе, которого они не совер­шали и не могли совершить.

 

— Проклятые псы! — кидала через плечо Мария в сторону черепашек.

 

Слезы застыли в ее глазах. Грация сквозила в каждом движении и ярко-алое атласное платье еще больше подчеркивало красоту ее пышных волос и белизну кожи.

 

Горожане показывали на ниндзя пальцами, крив­лялись им прямо в лицо, угрожали, смеялись. Друзья шли, опустив глаза и почти не разговаривая между собой.

 

Но наконец колонна стала выходить на город­скую площадь. Это единственное просторное мес­то, где не было давки и толкотни. Здесь возвы­шался городской собор, монументальное и краси­вое здание, своими размерами значительно пре­восходившее все остальные дома города. Он восхи­щал своей высотой, величием и архитектурным со­вершенством, горделиво вознося к небу остроко­нечную коническую вершину. Устремленностью ввысь он напоминал о небесах; подавляя своими большими размерами, внушал людям мысль о их ничтожности и бессилии.

 

Напротив собора располагалась городская ра­туша. Она была одновременно похожа и непохожа на собор: напоминала его архитектурой и худо­жественной отделкой, но на ней не было высочен­ных башен и куполов, она больше раздавалась вширь, чем ввысь. В сравнении с собором она каза­лась более приветливым сооружением. К входу

 

подходила широкая лестница парадного крыльца, по фасаду располагались высокие окна, фронтон был украшен скульптурами и надписями на латы­ни. Всем своим видом ратуша будто бы пыталась убедить всех и каждого в богатстве и могуществе города, делами которого тут управляли.

 

Между собором и ратушей, в самом центре пло­щади находился городской колодец. Он был до­вольно большого диаметра, украшенный башенкой и скульптурой, которая изображала легендарного Роланда.

 

Вокруг этого колодца стража стала выстраивать полукругом плененных воинов вместе с их сеньо­ром, а также закованных черепашек ниндзя.

 

<<<назад                                                                                                              читать дальше>>>

 

Никто пока ещё не оставил комментарии к статье.

Оставить комментарий

Подписаться на комментирование