Глава 2. Война

 

Призыв к великой войне прозвучал. Не успели смолкнуть воинственные возгласы, как тут же ты­сячи людей стали готовиться к боям и сражениям. Десятки герольдов на конях отправились к королю Джону и другим соседним правителям с просьбой о помощи. Воодушевленные бесстрашными чере­пашками люди воспряли духом.

 

— Покажем этим тварям, что такое белый свет! — раздались повсюду грозные возгласы.— Они быстренько захотят обратно в могилу!

 

Черепашки принимали самое непосредственное участие в организации обороны и подготовке к вой­не. Каждый из них занялся своим привычным де­лом. Донателло тут же оборудовал мастерскую и набрал подмастерьев.

 

— Осторожно! Свечи держите подальше. Берем это, а теперь вот это, смешиваем,— день и ночь слышалось из раскрытых дверей мастерской. Там кипела работа. На удивление Донателло, подруч­ные его оказались трудолюбивыми и смышлеными ребятами. С их помощью он достаточно быстро сделал порох, которым стали начинять своеобраз­ные факелы. Получилось что-то вроде гранат. После этого принялись изготавливать длинные трубки, которые должны были стрелять стрелами.

 

Рафаэль занялся выучкой спецотряда. Он вы­строил их рядами друг за другом и стал показывать приемы восточной борьбы. Воины оказались креп­кие, как дубы, смышленые, как хищные звери. Они на лету схватывали науку, забавляясь тем, что так умело можно было валить друг друга. Рафаэль просто радовался, глядя на них. Они кувыркались и орали, как стадо чертей из преисподней.

 

— Вы должны сражаться, как братья от одного отца! — кричал Рафаэль.

 

— Банзай! — хором отвечали ему ученики. Микеланджело занимался амуницией. Он ничего не упускал из виду. Перво-наперво — кольчуга.

 

— Она должна быть у каждого воина! — повто­рял он.

 

Дальше — кольчужные чулки и рукавицы, кото­рые закрывают все, кроме лица. Главные достоин­ства кольчуги — ее подвижность и прочность. У не­которых лучников были латы, но не у всех. Этот пробел взялись срочно восполнять. Все ремеслен­ные мастерские города трудились на полную мощь. Оружие изготавливали не только оружейники, но и все остальные, кто мог в этом помочь.

 

Женщины шили капюшоны из мягких материй, которые надевались под шлем. Шлемы были мас­сивные, похожие на горшок, покрывали голову целиком и ложились на плечи. Все они были остро­конечные, что смягчало силу удара, заставляя оружие соскальзывать со шлема. Каждый воин должен был иметь щит. Они были треугольные и легкие, чтобы ими можно было орудовать во время боя. На каждом щите изображался герб.

 

Арбалетчики и лучники меняли старую тетиву. В мастерских отливались тяжелые наконечники для стрел. Копья были в порядке. Длина их доходи­ла почти до пяти метров. Под каждым наконечни­ком прикреплялся флажок, который мешал копью войти слишком глубоко и чтобы его легко можно было выдернуть назад. Помимо прочего оружия у каждого воина был меч. Они были массивные и длинные, но не больше метра, чтобы не касались земли, когда рука опущена вниз. Заканчивались они все рукояткой с прямой крестовиной. Кресто­вина — символ Христа. Символ этот воодушевлял воинов на победу над темными силами.

 

Гиндальф издали с большим интересом наблю­дал за всеми приготовлениями. Было видно, что он доволен действиями черепашек, ведь Ричард был в истерике, заперся в своем замке на горе и никого к себе не подпускал. Кто же должен был возглавить борьбу против мертвецов? Черепашки явно годи­лись на эту роль. Однажды он, увидев их вместе втроем, подошел и сказал:

 

— Я подарю вам мечи.

 

И принес их. Это были хорошо отточенные, острые, с расширяющимися лезвиями мечи. Ру­коять была сделана из ливанского кедра, украшена золотым крестом.

 

— Откуда у вас такая красота? — спросил Ми­келанджело. Гиндальф усмехнулся.

 

— Я могу вам рассказать, как это сделано. У на­ших рыцарей франкские мечи — это самые знаме­нитые мечи в Европе. Эти мечи — изделие умелых кузнецов. Их металлообработка очень сложна. Секрет изготовления этих мечей принесли с собой рыцари-крестоносцы из Малой Азии. Для того чтобы его изготовить, берется франкский меч и напильником стачивается в мелкую стружку. Стружка смешивается с мукой. Потом мукой этой кормят прирученных птиц, которых держат перед этим без пищи. Затем собирают их помет и рас­плавляют в горне, получая железо. Потом его очи­щают от окалины и снова выковывают меч, раз­мером меньше первого. Вот посмотрите, как хоро­шо они теперь прилегают к руке.— Гиндальф до­стал клок шерсти толщиной в три пяди и подбросил его в воздух. Затем он легонько махнул в воздухе мечом и шерсть распалась на два клочка.

 

Черепашки просто пришли в восторг. Это был самый лучший и острый меч из всех тех, которые они когда-либо видели.

 

Воины приветствовали черепашек ниндзя воин­ственными песнями. Под умелым руководством Рафаэля они уже здорово налов­чились в восточных приемах борьбы и расхрабри­лись не на шутку.

 

Убедившись, что армия уже боеспособна, чере­пашки занялись подготовкой городских стен к оса­де. Здесь трудились ремесленники и купцы, все те, кто не занимался изготовлением оружия. Они де­лали выше земляной вал, расширяли и углубляли ров с водой, укрепляли камнями и кирпичом ослаб­ленные участки стен.

 

Пушек было хоть и не слишком много, но все они содержались в полном порядке. Количество ядер возле них росло с каждым днем. Литейные мас­терские работали непрерывно.

 

Гиндальф же в это время занимался подготовкой города к длительной осаде. Из окрестных сел к городской стене подгоняли стада коров. Безоста­новочно шли обозы, которые везли мешки с зерном.

 

В городе укреплялись и очищались колодцы, кроме одного,— того, что был на Соборной площади. Его наоборот по приказу Гиндальфа завалили камнями, кирпичами и наглухо замуровали. Так горожане обезопасили свой тыл.

 

Со всех концов страны к городу стягивалось подкрепление. Шли рыцари из своих замков вместе с вассалами. Приходили отряды вооруженных крестьян. Армия защитников росла, но росло и ко­личество пищи, требуемое для ее содержания.

 

Все были заняты, работа нашлась каждому. Да­же женщины готовились к тому, чтобы ухаживать за большим количеством раненых. Они нарезали белую ткань для бинтов, щипали корпию. Готовили бальзамы и мази для заживления ран.

 

И только один Леонардо не участвовал во всем этом. Он, запершись один в комнате с плотно закрытыми шторами, день и ночь заливал свою тоску вином.

 

<<<назад                                                                                                              читать дальше>>>

 

Никто пока ещё не оставил комментарии к статье.

Оставить комментарий

Подписаться на комментирование