Глава 7. Штурм

 

Войско мертвецов, двигаясь но лесным дорогам, все ближе и ближе подходило к городу. На закате солнца Гиндальф с крепостной башни увидел при­ближавшиеся полчища врага.

 

Мертвецы остановились неподалеку от крепости и стали разбивать лагерь. Следующим утром они собирались пойти на решительный штурм.

 

Гиндальф, внимательно наблюдавший за воина­ми на стенах, остался доволен. Великое множество мертвецов, их ржавые доспехи и внушительные осадные машины не испугали защитников. К Гиндальфу на башню поднялся сам король Ричард. Старик внимательно следил за королем. Молодой властелин посмотрел на армию неприятеля и в гла­зах его мелькнул страх. Сосчитать их количество было просто невозможно. Лагерь располагался со­всем недалеко от города, но колонны войск, кото­рые все подтягивались и подтягивались, еще даже не очистили горизонт. Никто из тех, кто находился на крепостной стене, никогда не видел такого боль­шого войска.

 

Было видно, что мертвецы понимают, как трудно им будет взять город. Поэтому они тщательно и основательно готовились к приступу. Были видны мощные осадные машины, метательные орудия, тараны, подвешенные на толстых цепях к крышам крепких срубов, установленных на тяжелых кат­ках. Крыши таранов были обиты железом, чтобы их нельзя было поджечь, сбрасывая со стен горящие факелы и поливая их смолой.

 

Мертвецы простого происхождения готовили огромное количество фашин, которыми они собира­лись завалить ров, чтобы через него без препятствий могли продвигаться колонны войск. Рыца­рями осматривались десятки длинных лестниц, по которым осаждавшие собирались взбираться на стены города. На низких, основательных плат­формах, доставленных к стенам, стали возводиться высокие башни. Они должны были подкатываться к самому рву, чтобы по перекидным мосткам на­падающие могли перебежать на городскую стену. На всю округу раздавался визг пил, стук топоров и молотков. Надо сказать, что плотники, даже бу­дучи мертвыми, не утратили мастерства.

 

Воины, которые несли охрану городских стен, поняли, что на следующее утро их ожидает жесто­кая битва.

 

— Ричард,— тихо сказал Гиндальф, обращаясь к королю.

 

Молодой повелитель повернул к нему свое кра­сивое бледное лицо.

 

— Я вижу, ты не совсем уверен в своих силах. Ричард молчал, внимательно разглядывая ста­рика.

 

— Ты должен изгнать из себя сомнения. Даже тени его не должно остаться на твоем лице. Ты, как знамя, должен всегда возвышаться над войском, вселяя в солдат спокойствие и уверенность. Только в таком случае они смогут победить в этой битве.

 

Холеное лицо короля не выражало никаких эмоций. Он хотел уже развернуться и сойти вниз, но все-таки сдержал себя, благоразумие победило его спесь.

 

— Где черепахи? — наконец решился он задать вопрос, который его очень беспокоил.

 

— Микеланджело, Донателло и Рафаэль спят. Пока они сами не встанут, их даже гром небесный не разбудит. А Леонардо как и прежде никуда не выходит, вино пьет. Надежды на него мало. Я ду­маю, мы должны на время забыть о его существо­вании.

 

— Как только проснутся,— попросил король Гиндальфа,— передай им: пусть придут ко мне в замок.

 

Но выполнить его просьбу Гиндальфу не при­шлось. Черепашки проспали почти сутки и просну­лись только на рассвете, когда робкие еще солнеч­ные лучи осветили остроконечную крышу собора. И в это самое время мертвецы пошли на штурм. Через десять минут после пробуждения черепашки были на городских стенах — плечом к плечу с защитниками города...

 

Как только солнце встало из-за горизонта, в лаге­ре мертвецов протрубил турий рог. Сотни мертвых солдат бросились ко рву и стали закидывать его большими связками прутьев, жердей и хвороста, чтобы устранить это препятствие для наступавших

 

за ними войск.

 

Со стен их встретили тучей стрел. Но они, к сожа­лению, не могли принести никакого вреда мертвым телам нападавших. Даже если острые наконечники пронзали их, они вырывали из себя стрелы, скалясь остатками желтых зубов.

 

В это же самое время к городским стенам стали продвигаться на толстых деревянных катках башни и тараны. Их толкали впереди себя изо всех сил мертвые воины. Из бойниц башен открыли стрельбу из луков и арбалетов мертвые стрелки.

 

В разных местах городской стены послышались крики первых раненых и убитых. За башнями и таранами продвигались отряды из десятков врагов, несущих длинные лестницы.

 

Штурм начался. Несколько пушек, установ­ленных на крепостных стенах, изрыгая столбы дыма и огня, выстрелили в сторону нападавших. Одно из ядер попало в деревянную башню. Оно повредило ее угол, пробило брешь в стене. Но башня продолжала движение. Другие ядра про­свистели мимо и упали в толпу нападавших, по­ломав пару лестниц и подмяв под себя около десят­ка мертвецов.

 

Для того, чтобы перезарядить пушки, уходило много времени. Этого было достаточно для того, чтобы нападавшие могли приблизиться к стенам. И пушки стали практически бесполезны.

 

Войско мертвецов не имело пушек, потому что это было новейшим достижением живого поко­ления.

 

Наконец тараны подкатили вплотную к стенам. Через минуту они приступили к работе. Стены города стали содрогаться от ударов тяжелых око­ванных металлом бревен. Тотчас мертвецы опять бросились на штурм.

 

Башни приблизились к стенам. Они открылись и из них выехали мостки, по которым тут же на стены полезли десятки мертвецов. Другие пристав­ляли к стенам длинные лестницы и начинали караб­каться по ним. Оборонявшиеся сбрасывали лестницы длинными шестами, били по мосткам из металь­ных орудий тяжелыми камнями, сбрасывали их копьями, сшибали мечами. Но мертвецы продол­жали наступать.

 

Им на головы лили кипяток и горячую смолу, которая варилась под стенами в огромных кот­лах на кострах, разведенных мирными жителями. С помощью блоков смолу ведрами поднимали на стены.

 

Защитники крепости мужественно и стойко обо­ронялись, но слишком велико было войско мерт­вых, чтобы долго противостоять ему теми силами, что имелись у горожан. Длинные лестницы, облеп­ленные наступавшими, падали одна за одной, сбра­сываемые со стен защитниками. Отчаянная борьба велась возле мостков, переброшенных мертвецами с подъездных башен. Живые сбрасывали визжа­щих мертвецов, но на место одного уничтоженного приходили двое других. На месте одной скинутой лестницы сразу же появлялись две новых. Стена содрогалась от мощных ударов тарана.

 

Отстоять стену так и не удалось. То в одном, то в другом месте полуистлевшие трупы захватили участки галереи, и через какое-то время бой уже велся на них. Защитникам пришлось отступить внутрь башен. Тех, кто не успел скрыться, мертве­цы одного за другим сбросили со стен.

 

Ситуация складывалась катастрофическая. И хотя мужественные защитники стояли не на жизнь, а насмерть, казалось, что им не удастся отстоять свою твердыню.

 

В это самое время в бои вступил специально обу­ченный отряд, вооруженный самодельными гранатами, сделанными в мастерских под руководством Донателло.

 

С метательных машин, установленных на земле под стенами, взмыли дымящиеся пакеты, которые, описав в небе дугу, падали на галерею и взрыва­лись с оглушительным грохотом.

 

Это привело в полный шок не только осаждав­ших, но даже самих защитников города, которые никогда в жизни не видели ничего подобного.

 

Разрываемые на части мощными взрывами, мерт­вецы десятками падали со стен. Это воодушевило оборонявшихся. Они опять вышли из башен на га­лереи и рукопашный бой разгорелся с новой силой. Отряд Донателло смело ринулся на врага. Люди подымались на стены и забрасывали ручными гра­натами деревянные башни наступавших. Несколь­кими меткими попаданиями им удалось взорвать перекидные мостки и в башнях начался пожар.

 

Замешательство, наступившее в рядах неприяте­ля, умело использовали защитники города. Они отчаянным рывком сбросили мертвецов со стен. И тут подоспел отряд Рафаэля, который совершил смелую и неожиданную вылазку. Городские ворота открылись и воины, выскочив за городскую стену, в одно мгновение перебили мертвецов, раскачиваю­щих тяжелое бревно тарана и отряд, охранявший их. После этого люди поднатужились и одним рывком затащили таран за городскую стену. Воро­та тут же захлопнулись и снова опустилась тяже­лая решетка.

 

На крыши остальных таранов, которые били в основание стен, полетели ручные гранаты. Они пробили их крыши, порвали цепи, разворотили каркасы.

 

Штурм стоил мертвецам огромных жертв. Воя от бессильной злобы, они ретировались в свой лагерь. Первый штурм прекратился. На этот раз защитникам удалось отстоять город.

 

<<<назад                                                                                                              читать дальше>>>

 

Никто пока ещё не оставил комментарии к статье.

Оставить комментарий

Подписаться на комментирование