Текущее время: Вс 04 дек 2016 23:22

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 13 ] 
Автор Сообщение
#1  Сообщение Пн 21 окт 2013 20:56 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Название: Назад в будущее, или Новый рыцарь Короля Артура

Автор: Anny Shredder

Вселенная: TMNT - 1987

Персонажи: Шредер, Эйприл, Артур, Джиневра, Мерлин, Ланселот и другие рыцари, ОМП, ОЖП

Жанры: Гет, Юмор, Драма, Фэнтези, Психология, AU, кроссовер

Размер: макси

Описание: Мы часто не понимаем друг друга и лишь смена обстоятельств заставляет нас ближе присмотреться друг к другу и что-то переоценить. А как насчет другого времени? другого мира? Именно это в итоге и случается...

Предупреждение: ООС

Разрешение: только с согласия автора

Примечания автора: Вторая, но, надеюсь, не последняя попытка в написании фанфиков. Написано по мотивам "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура" а также м/серала-87.

Часто наше представление о прошлом сильно идеализировано, а исполнение мечты оборачивается кошмаром

Опубликовано на другом сайте под иным ником

Изображение

Работа награждена "Золотым Панцирем" за победу в номинациях "Лучший сюжет. Лето 2014", "Лучший экшн. Лето 2014", "Лучшая мелодрама. Лето 2014", "Лучшая работа. Лето 2014", Лучший сюжет. Итог 2014", "Лучшая мелодрама. Итог 2014", "Лучшая работа. Итог 2014"

Предисловие. Досадное происшествие

"Кто владеет временем - владеет миром". Имя автора этого замечательного высказывания было неизвестно Шредеру, да и за точность он поручиться не мог, но оно верно выражало его мысли по этому поводу. Из прошлого рождается настоящее, а значит, и будущее - поэтому начинать что-то менять надо именно с него. И пусть первая попытка повлиять на ход истории потерпела фиаско, ниндзя не терял надежды на успех. Это было просто не в его характере.

Машина времени, удачно замаскированная в Музее истории под арку египетского храма и неплохо вписавшаяся в экспозицию (наивные заезжие туристы порой фотографировались на фоне ее как исторической редкости) была его личным изобретением и достижением. Конечно, с использованием инопланетных технологий и кое-каких материалов, неизвестных на Земле, но все же без посторонней помощи (в первую очередь Кренга, конечно) - и оттого предметом заслуженной гордости. Этот факт давал ниндзя право распоряжаться машиной по своему усмотрению, не спрашивая разрешения союзника (хотя он старался особо не афишировать это во избежание очередного конфликта интересов).

Первая попытка использования изобретения, как уже упоминалось, потерпела неудачу. Но не причине его несовершенства, отнюдь - а по причине зеленого вмешательства (впрочем, как и другие блестящие планы). Как проклятым мутантам удалось догадаться о его намерениях, неизвестных даже союзникам, так и осталось непонятным, недоступным логике фактом.

Хотя наверно, стоило проинформировать Кренга - ему, также немало натерпевшемуся от надоедливых рептилий, была бы по душе эта идея. Одним ударом решить все проблемы сразу (покончить с черепахами и их учителем, уничтожив их предка, основателя клана Хамато Коджи) - решение, достойное не только настоящего ниндзя, но и самурая, к коим Шредер себя причислял, причем не совсем необоснованно. Этот факт являлся причиной и тайной гордости (правящее сословие как-никак!), и внутреннего негодования - уже по другой причине.

В этот раз основной задачей было не устранение врагов (хотя решить ее по ходу дела было бы неплохо), а кое-что иное, знать о чем не следовало даже союзнику (ему - в первую очередь). Желание еще раз посетить родину в прошлом было связано с личностью его собственного предка - некоего даймё* Ороку Аджи, с которого и начался упадок рода Ороку. Мать твердила ему об этом неоднократно с самого детства, а недавно ниндзя имел возможность лично познакомиться с "легендарным" предком.

Впечатление от этой встречи было двояким. С одной стороны, Ороку Аджи не был благородным самураем ни по одному признаку - и это радовало. Одного чересчур правильного братца-полицейского для семьи было более, чем достаточно! Но при этом предок-самурай оказался слабым изворотливым трусом, недостойным ни имени, ни звания. Вот такое сочетание несочетаемого.

Ороку Аджи быстро заинтересовался выгодным предложением (как от него и ожидалось), но лишь с целью воспользоваться им в одиночку, без посредников (наивные мечты!). Но и это было простительно. Родственные связи мало значили для Шредера - их постоянная вражда с братом тому яркое подтверждение. Предательство временного союзника тоже было вполне логичным - он сам не раз так поступал.

Но трусость, отвратившая от неудачливого даймё его собственных воинов, была гораздо хуже предательства. Самурай, не умеющий владеть оружием - позор! Самурай, униженно умоляющий о спасении и прячущийся от опасности - это вообще непонятно, как назвать...

Однако по капризу судьбы Ороку Аджи владел всем, чего, по его милости, был лишен потомок. И этот факт вопиющей несправедливости навел преступника на дерзкую мысль: занять место недостойного родственника. Тогда все было бы иначе - не могло не быть! Семья сохранила бы титул, а он сам мог стать правителем - сёгуном** по-местному. Почему бы и нет? При этом недостойного предка совсем не обязательно убивать - достаточно держать под домашним арестом, хотя бы для продолжения рода. Впрочем, он и сам неплохо с этим справится...

Со свойственной ему самонадеянностью ниндзя не задумывался о возможных последствиях этого обмена - вернее, подмены - которые могли быть вполне фатальными как для мира, так и для него самого. Об этом он успеет подумать позже - когда дело будет сделано. А преждевременные сомнения лишь осложнят решение задачи.

* * *

Подготовка к операции заняла немало времени. Самой большой трудностью оказалась починка машины после черепашьей диверсии (зеленые варвары ломали все, до чего удавалось добраться) - к счастью, теперь успешно восстановленной и готовой к выполнению задачи.

Довольно усмехнувшись, Шредер вставил в пазы арки несколько различных драгоценных камней разной формы, фокусирующих энергию времени и пространства - каждый своим особым образом (удачно, что при поспешном бегстве самая ценная деталь механизма не была утеряна и не попала в лапы врагов). После успешной активации прибора ниндзя начал ввод координат места и времени назначения.

Конечно, глупо было бы надеяться, что сегодня дело обойдется без досадной зеленой помехи - это было бы слишком большой удачей. В прошлый раз они настигли его уже в месте назначения, но теперь могло повезти меньше. Поэтому ниндзя заранее принял меры предосторожности. Кренг, оповещенный о цели мероприятия (пусть и не главной), после некоторых препирательств согласился выделить немалое количество механических солдат и на время освободить от дел Бибопа и Рокстеди. Задачей последних (вполне достойной их умственных способностей) было найти все запасные выходы и лазейки из здания Музея с целью обезопасить их. Небольшой отряд солдат возле каждого из них и еще кое-какие мелочи станут для мутантов хорошим сюрпризом...

- Ошибаешься, жестянка! - знакомый окрик заставил его вздрогнуть, прервав занятие. - Сюрприз ждет тебя!..

Шредер резко обернулся - ну конечно, черепахи собственной персоной - и оттуда, откуда менее всего ожидалось. Как всегда...

- Болваны, я же велел перекрыть ВСЕ выходы! -рыкнул он на непутевых помощников. - Что, так трудно было сосчитать?..

- Их много, босс, - развел руками Бибоп. - Больше трех - это точно!

- А ты умеешь считать только до трех?

Микеланджело хихикнул. Шредер раздраженно повернулся к нему - уж черепах-то веселить он точно не собирался! - но подчиненный в кои-то веки отреагировал быстрее.

- Ошибаешься, рептилия! - хрюкнул он, одновременно нажимая спусковой крючок. - Мы неплохо считаем до четырех - и этого для вас вполне достаточно!

Завязавшаяся схватка грозила завершиться вполне предсказуемо. Шредер вызвал по рации в зал солдат, но вряд ли они успеют что-то изменить...Значит, снова придется отступить... Ниндзя огляделся, гадая через какой выход это удобнее и безопаснее будет сделать, попутно сохраняя в памяти машины координаты - на всякий случай...

Неожиданно его внимание привлек знакомый силуэт в конце зала. Ну конечно, мисс О'Нил, вездесущая репортерша... Было бы удивительно, если бы в этот раз обошлось без нее! Ниндзя недобрым взглядом проследил за девушкой, а та, не чувствуя опасности, подбиралась к сражающимся, чтобы заснять сцену схватки с наиболее выгодного ракурса (редкий оператор рискнул бы сопровождать журналистку везде, куда заносили ее поиски приключений на известное место!) Нет, карьеризм однозначно ее погубит. И возможно, скорее, чем ожидалось...

Пользуясь тем, что черепашки отвлеклись на мутантов с солдатами, Шредер незаметно проследовал за девушкой, держась вблизи стен и на некотором расстоянии, чтобы не выдать себя преждевременно. План был прост, как и все гениальное. Если уж не удастся завершить начатое (а это почти наверняка), наличие заложницы поможет им без помех ускользнуть, чтобы попытать удачи в следующий раз...

Эйприл неосмотрительно приблизилась к уже включенному окну необычного переместителя, непохожему на уже знакомый ей, чтобы заснять его в подробностях - и мысленно прокляла свое любопытство - впрочем, запоздало. Противник не упустил случая воспользоваться этим - и молниеносным движением скрутил ей руки, укрываясь за ее спиной от возможной атаки.

- Пусти меня, ты, бандит с большой дороги! - Эйприл рванулась прочь - но безуспешно. Проклятый захватчик держал ее, лишая возможности пнуть, укусить или как-то иначе навредить ему.

- Ни с места, рептилии! - скомандовал он, обводя взглядом противников. - Тогда никто не пострадает.

Предупреждение оказалось излишним. Черепашки замерли на месте. Но в этот момент Рафаэль, самый порывистый и нетерпеливый из братьев, решился на рискованный маневр. Волей случая он оказался в стороне, вне поля зрения противника - и решил воспользоваться этим. Опасливо косясь на последнего, черепашка вытащил из-за пояса сюрикен - метательную звездочку. Они редко пользовались этим видом оружия, считая неподходящим для честной схватки. Но сейчас, когда существует реальная угроза жизни подруги, и он подойдет!

- Не торопись с выводами! - крикнул Рафаэль, бросая метательный снаряд в противника. Тот, на секунду отвлекшись, не успел оборониться. Расчет был на то, что получив незначительную рану, он ослабит хватку, а то и вовсе выпустит заложницу - но вышло наоборот... Рука ниндзя, словно в судороге, сжалась сильнее... По инерции шагнув назад от резкого толчка, Шредер споткнулся о какой-то провод своей машины и рухнул на пол, увлекая за собой пленницу. При этом они оказались слишком близко от включенного экрана - и мощное поле затянуло обоих.

- Эйприл! - Леонардо в отчаянном броске метнулся в сторону экрана. Какой мир открывался за ним, его не волновало. Может, еще не поздно вытащить ее...

- Остынь, черепаха! - Бибоп выстрелил в противника, но тот ловко увернулся, и лазерный луч угодил в панель управления прибора. Координаты на табло мигнули... и поменялись на новые. Затем запахло паленой проводкой, и экран погас.

- Что ты наделал, идиот! - в один голос крикнули Донателло и Рокстеди, бросившись к виновнику происшествия.

- Эй, эй, не все сразу! - запротестовал тот, пятясь прочь. - Что я такого сделал?

- Из-за тебя Эйприл попала черт знает куда, и нам ее оттуда не вытащить, - эмоционально пояснил Леонардо, хватая мутанта за отвороты жилетки. Тот, сердито фыркнув, поспешил освободиться.

- И босс тоже, - добавил Рокстеди.

Кабан-мутант растерянно огляделся - и вправду никого.

- Куда хоть ведет этот портал? - поинтересовался Донателло.

- А хрен его знает! - откровенно признался Бибоп.

- И что теперь делать? - почесал в затылке Леонардо.

Рокстеди заметил, что противники отвлеклись на новое затруднение, и толкнул в бок приятеля, глазами указывая на выход. Раз босс исчез, им тоже пора последовать его примеру.

- Кто как, а мы сматываемся, - заявил он, сорвавшись с места с неожиданной для такого грузного зверя скоростью. Друг последовал за ним.

- Черт с ними, они все равно ничего не знают, - Дон остановил братьев, готовых пуститься в погоню. - Сейчас надо подумать, как вернуть Эйприл.

- Ну, это по твоей части, гений, - усмехнулся Рафаэль, пряча смущение. Ведь именно с его оплошности все и началось. К счастью, никто не упрекнул его в этом. - Для начала что это за машина?

Изобретатель подошел ближе, пристально рассматривая арку, потом панель управления и особенно придирчиво - экраны для ввода координат.

- Думаю, что это машина времени, - сделал вывод он. - Здесь два экрана: один для координат пространства, другой - для времени. Вот только эти обалдуи здорово сбили его работу, - он пристально всмотрелся в набор цифр и букв, но понять так ничего и не смог, - Чтобы разобрать этот шифр, потребуется время. Майки, быстро бумагу и карандаш! Они в бардачке, как обычно.

Младший дернулся было выполнить просьбу, но завывание полицейской сирены за окном заставило его притормозить.

- Не успеем, ребята! - крикнул он. - Кто-то вызвал полицию!

- Значит, вернемся позже, - Донателло отреагировал чересчур спокойно.

- А как же шифр? - не понял Майк.

- Сохранится в памяти... я надеюсь, - изобретатель придирчиво осмотрел панель, затем быстро нажал пару кнопок, - Уж если Шредер справился, наверно, и я смогу. А теперь бежим!

* * *

Спустя некоторое время братья шли по темному туннелю, постепенно отдаляясь от места происшествия.

- Дон, ты не разобрал координат - времени или хотя бы места? - первым нарушил молчание Леонардо. Вынужденная беспомощность угнетала, и сознание искало хоть какой-то вариант действий. Ждать хуже всего.

- Боюсь, что нет. Я разобрал только одно слово, но оно мне ничего не говорит. Может, кто-то из вас знает, что такое "Камелот"?

Ответ был отрицательным.

- Я так и думал.

- И как же тогда нам вернуть Эйприл? - растерянно спросил Майк.

- Боюсь, что пока никак, - развел руками Донателло. - Надо вернуться, выяснить шифр и разгадать его. На все это нужно время и немалое. А пока мы даже не знаем, куда ее занесло...

- Маленькая поправка - ИХ, - уточнил Раф, нахмурившись.

Все замолчали, только сейчас вспомнив о неожиданном попутчике Эйприл и гадая, чем это для нее обернется. Хотелось бы верить в лучшее..

- Ты прав, - подтвердил Леонардо. - Это еще одна проблема.
__________________________________
*даймё - представитель элиты самураев, как правило, правитель некоей провинции

**сёгун - высший военный правитель в феодальной Японии

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


За это сообщение автора Anny Shredder поблагодарил:
Ороку Хакайна (Пн 07 июл 2014 15:58)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#2  Сообщение Вс 27 окт 2013 15:29 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 22 окт 2013 7:51
На счету: 311.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 12 раз.
Поблагодарили: 3 раз.
Ну что ж, интересно! Буду ждать продолжения! :thumbsup:

_________________
Делай что можешь и будь, что будет. (С) Г.Ю.Ц.


За это сообщение автора Keit поблагодарил:
Anny Shredder (Вс 27 окт 2013 22:50)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#3  Сообщение Пт 28 мар 2014 12:20 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Часть 1. Приключения начинаются

Глава 1. У черта на куличках

Незнакомый мир встретил пришельцев совсем не ласково и не мягко. Кубарем ввалившись в окно переместителя, они растянулись на покрытой редкой и короткой, почти газонной травкой площадке. Камней и корней же, напротив, на ней оказалось совсем немало.

- Ну вот, с десяток синяков и ссадин мне обеспечено. Пора просить надбавку за вредность, - Эйприл обреченно рассмотрела изрядно оцарапанные руки, потом окинула взглядом остальное - к счастью, комбинезон был пошит из прочной ткани и не пострадал. Мысль о целостности одежды напомнила ей о нежеланном соседе (вот уж действительно самый подходящий попутчик для путешествия к черту на кулички!) - и не поднимаясь, она осторожно отползла в сторону. Куда - не так важно, главное подальше...

За несколько секунд напряженного, но бесплодного ожидания Эйприл огляделась - но увиденное мало ей прояснило. Какой-то незнакомый лес, местами лиственный, местами хвойный - и ни малейших признаков цивилизации. Что здесь могло понадобиться захватчику - неясно. Что делать тут ей - тем более. Досада пересилила страх, и девушка недовольно заметила, вставая:

- Вот уж нашел куда забраться!

- Вообще-то я сюда не собирался...и вас с собой не звал, - Шредер также поднялся, отряхиваясь, и не смог опознать места прибытия. Глушь еще та... - Будь моя воля, здесь бы оказались ваши любимые рептилии...вместе с этой хреновиной, - поморщившись, он выдернул из плеча сюрикен и с досадой бросил на землю. Черт, не столько больно, сколько обидно - провели как мальчишку! - Им-то тут самое подходящее место. Кстати, куда нас занесло?

- Это я у тебя хотела спросить, - буркнула Эйприл. - А самое главное - как отсюда выбраться?

- Без проблем. По крайней мере, для меня.

Но передатчик, исправно работавший в других мирах и измерениях, почему-то подозрительно долго не желал включаться, да и потом показывал одни помехи. Переключение на другую волну никакого видимого эффекта не дало.

Попытка Эйприл включить черепахофон завершилась так же. Невольные попутчики растерянно переглянулись. Похоже, они застряли тут надолго...

- Да, крепко влипли, - первой прервала паузу девушка. - И что же делать?

Ниндзя не ответил, внимательно осматривая местность. Деревья, а также вид неба и земли весьма напоминали земные (хотя сходство могло быть лишь видимым). Никакой живности, чтобы подтвердить или опровергнуть догадку, не наблюдалось (может, и к лучшему. Кто знает, какие твари тут водятся?)

- Судя по всему, мы где-то на Земле, - уверенно заявил исследователь. О своих сомнениях он предпочел умолчать. - Где конкретно, пока неясно - но будет, в ближайшем городке или деревне. Можно будет захватить и допросить кого-нибудь из местных жителей. А там видно будет...

Воображение уже рисовало ему возможные планы по покорению этих мест - здесь-то точно никто не должен помешать! Может, все не так и плохо...

- Ты в своем репертуаре, - фыркнула Эйприл. - И конечно, уверен, что все получится?

- А кто помешает? Ваши приятели остались за кадром. Уж не вы ли?

- Делать мне больше нечего, - девушка демонстративно отвернулась. И правда, не хватало еще вмешиваться. Немного помедлив, она все же последовала за нежеланным попутчиком. Компания, конечно, не из приятных, но оставаться одной в незнакомом лесу хотелось еще меньше. Кто знает, какие звери, а может, и разбойники тут водятся? Наличие же хоть немного знакомого попутчика-мужчины обезопасит путь к цивилизованным местам - если здесь такие есть. К тому же Эйприл втайне надеялась, что ниндзя знает, куда идти - по крайней мере, такое впечатление складывалось. У нее самой никаких догадок на этот счет не было.

- Так, минуточку... - Шредер резко остановился так, что девушка едва не налетела на него. - А вы куда собрались? Вообще-то я вас с собой не приглашал.

- Вообще-то я здесь по твоей милости! А значит, не мешало бы и помочь...

- Меньше надо совать нос куда не следует! Вы хотели свободы - вы ее получили. Идите куда вздумается.

- Бросишь меня здесь? И после этого ты имеешь наглость называть себя мужчиной?

- Почему нет? Мужчина и герой-спасатель не одно и то же. А от женщин в пути только одни проблемы.

- Ох уж, этот мужской шовинизм! - сердито пробормотала Эйприл, затем решила сменить тактику, - Вообще-то от нас бывает и польза. Тебе же придется встречаться с местными жителями. Сильно подозреваю, что с твоими способностями дипломата понадобится переговорщик. Не с каждым встречным же ты собираешься драться?..

Она замолчала, недовольно сморщившись. Ну вот, дожили - наниматься на службу к врагу! Но что еще остается?..

Шредер немного помолчал, что-то решая для себя. Предложение было разумным - и возможно, даже выгодным. Бросать ее на съедение местным хищникам и вправду как-то не здорово - но ей об этом знать незачем.

- Ладно, убедили, - неожиданно согласился он. - Только придержите язык - а то могу и передумать.

* * *

Встреча с первым из местных жителей состоялась раньше, чем попутчики этого ожидали. Уже на следующей поляне они заметили в ее дальнем конце не спеша едущего всадника. Вид его показался обоим необычным.

- Так...похоже, нас все же занесло куда надо. Но какой-то странный этот самурай, - Шредер указал на всадника. И вправду доспехи последнего были другого вида и практически сплошными. И походил он не на самурая, а скорее на...

- Вот уж вряд ли! Больше похоже на рыцаря, - Эйприл присмотрелась. - Точно. Ну хоть что-то стало ясно. Мы где-то в Европе рыцарских времен. Где именно - спросим у него.

- М-да, и это меня называют консервной банкой, - пробормотал Шредер, еще раз взглянув на приближающегося к ним рыцаря. - Может, это вовсе не человек, а робот?

- Кажется, кто-то говорил такое и о тебе, - напомнила Эйприл.

Ниндзя предпочел сделать вид, что не заметил весьма прозрачного намека - пререкаться с дерзкой девчонкой уже надоело.

- Кто-то собирался быть переговорщиком... Вперед - это ваш шанс! - он подтолкнул девушку в спину. Та бросила на него сердитый взгляд - раскомандовался тут! - и уверенно направилась в сторону всадника. Сама принадлежность его к рыцарям внушала надежду - всем известно, что рыцари весьма почтительно относятся к дамам.

- Добрый день, сэр, - почтительно приветствовала она незнакомца. Тот, помедлив, немного склонил голову, но ничего не ответил. - Мы немного заблудились. Не подскажете, в каких краях мы находимся?

- Сразу заметно, что вы не из наших мест, - слегка приглушенным голосом ответил всадник. Выговор его показался Эйприл немного непривычным, но к счастью, он говорил по-английски. В те времена мало кто владел иностранными языками - значит, скорее всего они в Британии. И рыцарь подтвердил это. - Вы в окрестностях знаменитого Камелота.

- Камелота? - Эйприл удивленно расширила глаза. - Замок легендарного короля Артура? Так он существовал в действительности?

- Короля Артура? - в голосе всадника прозвучало непонимание. - Со времен Утера Пендрагона - да упокоит Господь его светлую душу! - у нас нет законного короля. И черт знает, когда будет, - закончил он с явным недовольством.

Во время разговора Эйприл рассматривала герб на щите незнакомца, гадая, как к нему обращаться. Задачка не из легких, хотя... в изображении было что-то знакомое. Девушка наморщила лоб, припоминая...Ну конечно, передача о геральдике, материал к которой она готовила месяц назад. Передача оказалась донельзя скучной, и лишь один символ из множества запомнился ей - как раз этот. Он означал... воду, пруд, озеро. Озеро? Ланселот Озерный!

- Рада приветствовать вас, сэр Ланселот Озерный, на земле ваших предков! - воскликнула она, радуясь возможности снискать расположение рыцаря обращением по имени. - Но вы же рыцарь короля Артура, насколько мне известно, - тут же озадаченно заметила она.

- Имя вы угадали верно, но я свободный странствующий рыцарь. У нас нет короля, - голос незнакомца звучал уже сердито. - Но на днях мы должны избрать его...

-...с помощью волшебного меча, - перебила его Эйприл. Лучше бы она этого не делала!

- Откуда вы знаете все это: мое имя, волшебный меч?.. И почему у вас такой странный вид? - рыцарь с подозрением осмотрел ее, задержавшись взглядом на непривычной, похожей на мужскую, одежде и слишком коротких для женщины (даже выше плеч!) волосах - как у клеймленой преступницы! Из этого он сделал единственно верный - со своей точки зрения - вывод, - Колдунья!

Перехватив копье, он пришпорил коня. Правильно поняв его угрожающий жест, Эйприл решила не продолжать бессмысленный спор и бросилась наутек. Где-то посередине поляны она едва не столкнулась со своим попутчиком, о котором, сказать по правде, уже успела позабыть. Наблюдая за разговором на некотором расстоянии, тот мало что расслышал, но по угрожающему виду всадника верно рассудил, что пришла пора вмешаться. Время переговоров закончилось - настало время действия! Как ни странно, его внешний вид гораздо меньше удивил рыцаря.

- Это еще кто? Рыцарь-сарацин? - презрительно процедил тот, - Или твой раб? - он взглянул на попятившуюся Эйприл.

- Что он сказал? - Шредер не понял странное слово, но последняя фраза особенно возмутила его, и этого было достаточно.

- Он назвал тебя цветным, - немного преувеличила Эйприл, решив, что хуже уже точно не будет.

- Ну, это его большая ошибка!

Ниндзя двинулся навстречу рыцарю с весьма угрожающим видом, и только теперь Эйприл осознала, что не заметила при нем никакого оружия. А противник вооружен и надежно защищен... Она решительно прогнала сомнения. В заведомо неравную схватку Шредер ввязываться не станет, это не в его правилах.

Как оказалось, беспокоиться и вправду не стоило. Тяжелые доспехи рыцаря делали его весьма неповоротливым - и это сыграло свою роль. Когда Шредер, ловко увернувшись от копья, перехватил поводья, вскочил рядом с противником на коня и столкнул того на землю - не без труда, так как весил последний весьма немало - нападавший был более не опасен. Подняться со спины без помощи никак не удавалось. Но и достать его без тяжелого оружия оказалось невозможно (собственное оружие рыцаря, прикрепленное к седлу для сохранности, осталось на спине ускакавшей вдаль лошади). Спустя пару минут безуспешных поисков слабого места, Шредер с досадой пнул противника (впрочем, не слишком сильно) и отвернулся.

- Вот уж воистину консервная банка - без ключа не откроешь!

Эйприл хихикнула в кулачок.

- Похоже, вы раздражаете не только меня, - обернувшись к ней, заметил ниндзя.

- Думаю, это можно считать комплиментом, - с иронией ответила та. Искреннее желание поблагодарить попутчика за помощь сошло на нет - он как обычно невыносим! - Но чем я все же ему не угодила?

- Думаю, об этом лучше спросить у него, - Шредер кивнул в сторону поверженного противника, направляясь в сторону ускакавшей не слишком далеко лошади - оружие, как и животное, в пути пригодятся. Пока что он собирался использовать коня для перевозки пока ненужного оружия, но в дальнейшем надо привыкнуть путешествовать верхом. Предки-самураи сражались на лошадях в полном вооружении, да и у местной знати, насколько можно судить, похожие обычаи.

* * *

По пути им встретилось еще несколько местных - к счастью, всего лишь женщин, - но они в панике бежали при одном их виде. Нет, при ее виде, - с досадой поправила себя Эйприл - так как обличье ее спутника почему-то такой реакции не вызывало. Несправедливо, но факт - что-то не так именно в ее внешности.

- Этак вы всех моих будущих подданных распугаете, - ниндзя скептически окинул ее взглядом. Эйприл недовольно поморщилась - и он туда же! - Если вы и дальше намерены меня сопровождать, с этим надо что-то делать.

- И что же, позволь спросить? - не выдержала наконец она.

- Думаю, стоит понаблюдать за ними, - невозмутимо ответил тот, указывая в сторону показавшейся впереди деревни.

Внимательно рассмотрев местных женщин, Эйприл вынуждена была согласиться, что ее собственный внешний вид сильно от них отличался. Они были одеты в длинные (почти до земли)и широкие платья, лишь немного собранные у талии поясом, с широкими рукавами и закрытым воротом. Голову большинства из них скрывало что-то вроде покрывала, удерживаемого обручем, а у оставшихся волосы отличались изрядной длиной и были собраны в узел или в косы.

- Да, похоже здешняя мода диктует свои правила, - пробормотала Эйприл, критически оглядывая себя. Она недовольно сморщилась - этого еще не хватало! Ниндзя с усмешкой покосился на нее, впервые наблюдая такую реакцию на излюбленное женское слово "мода". Все-таки она редкий экземпляр... к счастью!

- Думаю, вам стоит переодеться во что-нибудь менее бросающееся в глаза, - почти миролюбиво предложил он.

- И почти уверена, что предложишь отнять одежду у кого-нибудь из них, - Эйприл оглянулась на группу женщин, собиравших грибы или ягоды в ближайшей рощице.

- Идея неплохая. Но вот осуществлять ее придется вам...

- Никак стесняешься? - поддразнила его Эйприл.

- Вот еще! Просто знаю я этих баб: попробуй у них хоть что-то отними - визгу не оберешься! - Шредер досадливо поморщился. - А мне и от вас шума хватает.

Эйприл тоже не обрадовала и не вдохновила идея ограбить кого-нибудь из крестьянок.

- Может, стоит поискать постиранную одежду - где-то недалеко они должны ее сушить, - робко предположила она, указывая на группу прачек, возящихся на берегу пруда. - В этом случае она хотя бы будет чистой...

- Неплохая идея - для женщины. Вперед!

* * *

Долго плутать им не пришлось - уже на задворках первого дома они нашли то, что было нужно. К счастью, по причине светлого времени суток, большинство местных было занято работой в поле, и в деревню было нетрудно проскользнуть незамеченными. Одна маленькая загвоздка - веревка, на которой сушились столь необходимые тряпки, была привязана слишком высоко от земли - для Эйприл (как они только сами управлялись?) - что не помешало ей снова увидеть нечто забавное в происходящем.

- Не могу поверить своим глазам - великий завоеватель ворует женскую одежду! - Эйприл хихикнула в кулачок. - Ребята бы точно не поверили!

- Что поделать, если вы даже на такую ерунду не способны, - без труда дотянувшись, ниндзя выбрал несколько навскидку подходящих вещей и бросил ей. Еще не до конца высохли - но для нее сойдет! - Вот, примерьте. Может, хоть что-то подойдет.

- Ну не здесь же, - Эйприл постаралась свести все к шутке, но внутри что-то сжалось: как это понимать, уже начинает приставать? До сих пор она как-то не воспринимала его всерьез как представителя противоположного пола - и возможная смена акцентов ее совсем не обрадовала.

- Лучше сматываться отсюда побыстрее - не ровен час хозяева вернутся, - предложила она наиболее подходящее оправдание. - А примерить и в ближайшем сарае можно...

Ниндзя лишь презрительно фыркнул, но ничего не сказал. Бояться каких-то крестьян - этого еще не хватало! Впрочем, чего еще ждать от женщины?

- Так и быть, покинем это место, - решил он быть снисходительным. - Но продолжим путь только в приличном виде, как здесь принято. Лишние проблемы нам ни к чему.

Эйприл про себя согласилась с ним - наверное, в первый раз.

Глава 2. Согласно местным обычаям

Новое обличье (длинное платье, слегка собранное у талии ее собственным поясом, и головное покрывало, прячущее предательскую прическу) оказалось несколько неудобным, но добавило Эйприл уверенности, хотя первое время она невольно вздрагивала при каждой встрече с очередным местным жителем. Но те хоть и провожали странную парочку недоуменными взглядами, разбегаться не спешили. Значит, маскировка все же помогла.

Но уже по прибытии на ближайший постоялый двор Эйприл убедилась, что в ее внешности все-таки что-то не так. Разница в обращении хозяина заведения и немногочисленных слуг к ней и ее спутнику была слишком заметной, чтобы не обращать на это внимания. "Похоже, они считают его моим господином, - с неудовольствием предположила девушка. - Этого еще не хватало!" С другой стороны, это позволяло предоставить ему право самому вести переговоры с местными жителями - после первой неудачи пробовать снова пока что-то не хотелось.

Однако вынужденное уединение угнетало деятельную и общительную натуру журналистки, и спустя некоторое время она все-таки решилась рискнуть. Местом очередной попытки девушка выбрала кухню - благо маскировка оказалась подходящей. Кухарка со служанками порадовались неожиданной помощи (пусть и не столь значительной), Эйприл же удалось узнать кое-что о причине столь неожиданного приема.

Первой и отнюдь не радостной новостью стало известие, что покрывали волосы здесь в основном замужние женщины. Большинство же девушек пользовались возможностью показать природное богатство прически с целью найти выгодного жениха. Эйприл постаралась не думать, чьей женой могли счесть ее собеседницы.

И ее опасения не оправдались. Благодаря доспехам и свойственной здесь лишь знатным господам самоуверенности, ее попутчика сочли странствующим рыцарем, пусть и немного сарацинской (то есть иноземной, мусульманской) внешности. "Этому негодяю всегда везет!" - про себя возмутилась девушка. Этот факт был особенно обидным, если учесть что саму ее, благодаря крестьянскому обличью, посчитали служанкой - и обращались соответственно. Все-таки выбор одежды оказался не слишком удачным. А может, он ее так представил? С него станется...

Вполне естественно, что никто и не подумал о возможности такого мезальянса. Тем лучше! Однако их прибытие привлекло нежелательное внимание и породило слухи в силу своей непривычности. Как правило, рыцаря в пути сопровождал оруженосец, в более редких случаях - его дама. Но не служанка же!.. И если вооруженного и решительного господина никто не решился потревожить неуместным любопытством, то Эйприл стоило немалого труда отбиться от назойливых расспросов кухарки. Судя по всему, та не только считала собеседницу любовницей своего господина (видимо, такое случалось нередко), но и одобряла находчивость удачливой товарки (и похоже, была не прочь оказаться на ее месте). Эйприл искренне понадеялась, что эти слухи не достигнут ушей "господина", иначе малоприятное соседство станет и вовсе невыносимым.

Наскоро перекусив с невольными сотрудницами (как оказалось, служанке полагалось делить трапезу с себе подобными), девушка поспешила удалиться в комнату, указанную служанкой как якобы отведенную для нее. Продолжить расспросы она решила немного позже, когда праздное любопытство немного поутихнет.

К слову о любопытстве - похоже, эта не всегда полезная привычка здесь почти сошла на нет. Во всяком случае, Эйприл даже не желала думать, откуда у них взялись деньги - ведь проживание даже в столь захолустном мотеле сколько-то должно стоить. Впрочем, откуда у преступника деньги - вопрос скорее риторический (было бы удивительно, если бы их не оказалось!) В конце концов это не ее заботы, - уверенно сказала себе она.

* * *

Но уверенности поубавилось, когда к концу дня открылось еще одно, крайне досадное обстоятельство. Уже стемнело, и девушка начала подумывать об отдыхе - все же день оказался непростым. Однако неожиданное появление в комнате нежелательного соседа тут же разогнало сон и разбудило уснувшие было страхи и сомнения. Конечно, ей случалось и раньше оказываться в непростом положении - но и подмога, как правило, не задерживалась. Здесь же бежать некуда, рассчитывать не на кого, и чего ждать - неизвестно...

- Тебя стучаться не учили? - проворчала она, стараясь нарочитой грубостью скрыть дрожь в голосе (нет, страх показывать ни в коем случае нельзя!) - Как ты вообще посмел...

- Посмел - что? - ниндзя прошел в противоположный конец комнаты, к свободному ложу, даже не оглянувшись на нее. Пока?.. - Нам выделили только один номер - больше свободных мест в этом клоповнике нет. А ночевать в конюшне вам в угоду я не собираюсь.

- Делить с тобой комнату? Это что, глупая шутка? - Эйприл искренне надеялась, что ослышалась - но увы...

- А у нас есть выбор? Что бы вы не сказали и не сделали - свободных мест нет и сегодня точно не будет, - Шредер на секунду задумался. - Впрочем нет, у вас он есть. Как служанка, вы можете разделить жилище со своими товарками на первом этаже... - он кивнул на незакрытую дверь с явным намеком.

Эйприл бросила на него сердитый взгляд, с одной стороны немного успокоенная, с другой - рассерженная этим предложением - но по его виду ничего не смогла понять. Проклятый ниндзя ответил ей невозмутимым взглядом, скрестив руки на груди в своей излюбленной закрытой позе. Что он сам думает о вынужденном соседстве - так и осталось загадкой... В этом он весь - никто и никогда не должен даже догадываться о его истинных чувствах. Интересно, что сделало его таким?.. Эйприл одернула себя: не все ли равно? Главное - наконец-то у нее есть свобода выбора.

Вот только выбор этот оказался совсем не привлекательным. Уже возле двери Эйприл замедлила шаг, вспомнив, в каких условиях приходится ютиться здешним служанкам и поварихе. Их комнатушка была заставлена всевозможной утварью и не отличалась ни просторностью, ни чистотой. Девушка даже заметила по углам несколько крысиных нор. А самое главное - на дверях не было даже плохонькой задвижки - не то что здесь...

Эйприл остановилась у порога, сердито покосившись на соседа - в пристальном взгляде чуть прищуренных глаз ей почудилась насмешка. Похоже, он был уверен, что она предпочтет остаться. И, что самое обидное, оказался прав...

- Наконец-то хоть одно разумное решение, - заметил тот, когда девушка молча вернулась на свое место, и, не дождавшись ответа, продолжил, - Могли бы уже запомнить, что не в моих привычках обижать женщин... - ниндзя неожиданно ухмыльнулся, - ... если только она сама не напрашивается!

- Ты это о чем? - тут же насторожилась Эйприл.

- Так, просто информация к размышлению...

Некоторое время прошло в молчании, но желанного покоя никому не принесло. Несмотря на все разумные доводы, привыкнуть к обществу потенциально опасного спутника оказалось не так просто - слишком уж привыкла девушка ожидать от него какой-то пакости. Эйприл сильно подозревала, что соседа ее присутствие тоже не радует, и честно старалась не раздражать его - это было просто не в ее интересах. Но видимо, получалось плохо...

Довольно скоро Шредер пожалел о неосторожно вырвавшихся словах. Мнительная девица восприняла их как нешуточную угрозу, и хоть замолчала надолго - но легче от этого не стало. Мало приятного было наблюдать, как девушка нервно вздрагивает при каждом неосторожном движении в ее сторону. Когда-то такой страх доставлял удовлетворение - но оказалось, может и сильно раздражать - особенно при отсутствии мало-мальски весомой причины для него. Ей-богу, в конюшне было бы намного спокойнее - уж лошади точно не посчитают его за зверя (на волка вроде пока что не похож?)

- Похоже, вы переоцениваете свою привлекательность, мисс О'Нил, - в конце концов не выдержал он. - Все же мы не в каком-нибудь паршивом Измерении Икс, и красивые женщины здесь пока не перевелись... к тому же, не такие упрямые и пугливые! Их общество будет более приятным...

- Скатертью дорога! - бросила Эйприл не оборачиваясь, а когда дверь хлопнула - облегченно выдохнула. Вот теперь можно отдохнуть спокойно, ничто (вернее - никто) не будет действовать на нервы.

Но почему-то сон не шел; какая-то навязчивая мысль крутилась в голове, прогоняя его. Эйприл невольно прислушалась к себе, и открытие было неожиданным: именно последние слова Шредера насчет приятной компании местных красоток не давали покоя... Что ни говори, мерзавец довольно хорош собой (этого она не могла не признать) - и местные женщины, похоже, это оценили. Уж она-то заметила, какими взглядами они его провожали! К тому же они считают его знатным господином, тем более достойным внимания... Эйприл рассерженно тряхнула головой: что за глупые мысли? Да где бы его ни носило - лишь бы подальше отсюда, ей только спокойнее. Было бы из-за кого переживать! Но сказать оказалось проще, чем поверить в это...

* * *

Шредер вернулся уже под утро, искренне надеясь, что надоедливая соседка уже спит и не потревожит его очередной тирадой. Вопреки обещанию, искать сомнительных приключений не хотелось. Не ночевать же, в самом деле, благородному рыцарю в конюшне... или со слугами, что немногим лучше. Благородный рыцарь... Ниндзя довольно усмехнулся. Никогда не подумал бы, что однажды доведется себя так называть! И, как ни странно, это начинало нравиться.

Как и следовало ожидать от трусливой женщины, дверь оказалась запертой - но оставалось еще и окно (по счастью, незастекленное). Его возвращение осталось незамеченным - но вдруг оказалось, что, вопреки собственным заверениям, не обращать внимания на девушку не получалось. Хрупкая фигурка под пледом притягивала взгляд помимо воли. И ладно бы, если только фигурка - это было бы намного проще, тут бы он не растерялся. Но в девушке привлекало и волновало что-то еще - и оно же держало на расстоянии, вызывая непривычные и совсем уж несуразные мысли и чувства. Но что именно?.. Впрочем, какая, к черту, разница?!

Сердито нахмурившись, ниндзя покосился на возмутительницу его спокойствия. Все-таки было большой глупостью взять ее с собой - она явно плохо на него действует. Совсем на бабу похож стал! Поддаваться каким-то чувствам - это уж ни в какие ворота... Его цель - стать здешним королем, и он добьется этого во что бы то ни стало. А женщины для развлечения находились и найдутся всегда, в том числе и здесь. Остальные же (и она в первую очередь) могут пойти к черту, если он того захочет! Вот только захочет ли?.. На этот вопрос ответа не было.

* * *

Проснувшись поутру, Эйприл лениво потянулась, скользя полусонным взглядом по беленым стенам. Неожиданно взор натолкнулся на знакомую темную фигуру, заставив тут же проснуться и все вспомнить. Проклятье! Так это все же был не сон...

Затем ее мысли вернулись к более насущной проблеме: когда Шредер успел вернуться? И как? - девушка прекрасно помнила, как закрывала дверь на задвижку. Факт, что она ничего не услышала, тоже неприятно удивил. Получается, что при желании он мог сделать с ней все, что угодно, не опасаясь возможного сопротивления (Эйприл невольно покраснела при попытке осознать это "все" и поспешно опустила голову, пряча лицо). Не пожелал связываться? Может, его вообще не интересуют женщины? Что она вообще о нем знает?..

Хмурый и несколько усталый вид ниндзя еще больше озадачил девушку. Складывалось впечатление, что он так же, как и она, долго не мог уснуть в незнакомом месте (глупости, конечно - ему-то чего здесь опасаться?) Или были другие причины? Неважно. Проявленный интерес может быть истолкован превратно - оно ей надо? Что бы там ни помешало - это его проблемы. Однако... судя по всему, приятное знакомство не состоялось, иначе и настроение было бы другим - и это почему-то радовало (хотя признаваться в этом не хотелось даже себе).

Оставалось надеяться, что он никого не покалечил, как иногда бывало, в приступе дурного расположения духа. Проблем хватает и без того. Впрочем, они все равно скоро покинут это место... Эйприл невольно ужаснулась несвойственному ей прежде цинизму - она даже не задумалась о пострадавшем бедняге, только о своей безопасности. Нет, все же слишком тесное соседство с преступником плохо на нее действует - она уже начинает думать так же... В кого превратится к концу пути - не хочется и думать... На мгновение мелькнула шальная мысль - остаться, - но не задержалась надолго. Сойти за свою будет непросто, да и подходящего занятия не найти. Деревня не город; здесь, поди, даже газеты не выпускают. Да и защитить себя она сама не сможет. Как ни крути, а выбирать снова не из чего...

* * *

Последующие два дня прошли более-менее мирно. Невольные соседи немного свыклись с обществом друг друга - тем более, что пересекаться им приходилось совсем не часто. Новоявленный рыцарь целыми днями пропадал где-то за пределами деревни, добывая нужную для себя информацию (не трудно догадаться, какую). Как он это делал - Эйприл не знала и знать не хотела. Скорее всего, как обычно - и значит, проблем с местными жителями прибавится, если только они не совсем уж безропотные овцы. Впрочем, в последнем она начала сомневаться, понаблюдав за прибытием в гостиницу другого рыцаря (особенно его обращение со слугами). Сама девушка благоразумно укрылась от любопытных глаз и искренне порадовалась, когда вельможа отбыл в тот же день. О возможных последствиях их встречи с ниндзя не хотелось даже и думать.

Сама же журналистка посвятила свободное время дальнейшему знакомству с местными обычаями и особенностями. И узнала много нового для себя.

Оказалось, что здешние обитатели довольно наивны и суеверны, особенно простонародье. Легенды о чудесах и подвигах местных рыцарей, доверительно пересказанные ей кухаркой, не отличались ни логичностью, ни особым правдоподобием. Но Эйприл лишь согласно кивала, опасаясь снова ляпнуть что-то не то. Верят - и слава богу! переубеждать никто не собирается.

Эти черты странным образом уживались с набожностью, сквозившей в каждой фразе и поступке. Обращением к богу или святому начиналось любое дело (как ни странно, даже самое неблаговидное). Посещение местной церкви было ежедневным обязательным ритуалом, к тому же весьма заразительным. К своему удивлению, Эйприл решила последовать их примеру, хотя особой тяги к религии никогда не ощущала. Но сейчас, как никогда, хотелось положиться на нечто могущественное. В последнее время все пошло наперекосяк, поменяло цвет и очертания... Смута в жизни и душе угнетала, и девушка искренне пожелала, чтобы в дальнейшем ей повезло хоть чуточку больше. Хотя в чем будет заключаться это везение, она пока даже не представляла.

Посещение храма навело на неожиданно здравую мысль - до прибытия в город обзавестись маленькими деревянными подвесками в форме креста. Как успела заметить внимательная журналистка, этот символ пользовался большой популярностью, его носили все от мала до велика, от господина до последнего раба (да, да, и рабы здесь тоже были!) Эта вещица, похоже, имела немалое значение - как акваланг для ныряльщика или нашивка на форме военного (в том смысле, что сразу подчеркивала принадлежность к здешней общине, а ее отсутствие сулило неприятности) Про себя Эйприл решила при удобном случае сообщить о своем открытии спутнику - все-таки финансами распоряжался он, и надеяться, что он прислушается к разумному совету.

Удалось также выяснить кое-что относительно здешней истории. После смерти последнего короля Утера Пендрагона уже прошло несколько лет, а нового выбрать так и не сумели. То ли из-за отсутствия достойного кандидата, то ли из-за упертости - Эйприл понять так и не смогла. Да это было и неважно. Этот период безвластия, так называемое "смутное время", был весьма непростым для простого народа, поэтому на будущего короля возлагались большие надежды, сильно напоминающие веру в Мессию. Впрочем, по-другому здесь быть просто не могло.

Странствующие рыцари, к коим местные жители сходу причислили ее спутника, встречались в этих местах часто, причем самого различного происхождения (вплоть до Гарета - бывшего поваренка. Да уж, поистине благородный господин!) и национальности (в т.ч. и сарацинской). Рыцари путешествовали по всей стране, преследуя только им известные цели. Работать эти благородные господа считали ниже своего достоинства и поэтому все необходимое без зазрения совести забирали у встречавшихся на пути крестьян, по сути мало отличаясь от обычных разбойников - и в то же время их защищал закон. "Самая подходящая роль для Шредера, - с мрачным удовлетворением отметила Эйприл, - Хотя бы здесь проблем возникнуть не должно".

Тем не менее эта новость стала для девушки, привыкшей к иному образу рыцаря, большим разочарованием, и она от души понадеялась, что рыцари Камелота - не какие-нибудь бродяги и разбойники. Однако уверенности в этом почему-то не было.

* * *

Этот день начинался как обычно и не предвещал никаких перемен, пока ближе к полудню (самый мирный и сонный час) ниндзя не ворвался в комнату, подобно вихрю, с самым решительным и воодушевленным видом. Таким Эйприл его давно не видела и заинтересованно обернулась. Похоже, есть какие-то новости (волшебное слово для репортера!) Мирное безделье начало надоедать и ей.

- Как продвигаются выборы нового короля? Ты успел записаться на участие в них? - с легкой иронией поинтересовалась она, уже зная о планах Шредера принять в данном мероприятии самое активное участие. И конечно же, уверен в успехе. Как же иначе?

- Скверно! - отозвался тот, не отреагировав на шутку (похоже, тоже начал привыкать,) - Они пройдут со дня на день, и с нашей скоростью передвижения мы вполне можем опоздать...

Эйприл невольно поежилась под пристальным взглядом - это что, намек на желание оставить ее здесь? (о своем схожем желании она уже успела благополучно позабыть).

- Так в чем проблема? Не смею задерживать будущего короля, - с вызовом бросила девушка - пусть не думает, что она в нем нуждается! - Значит, я остаюсь?

- Ни в коем случае! - неожиданно возразил ниндзя - Вы мне еще пригодитесь и должны присутствовать в момент моего триумфа...

Эйприл удивленно уставилась на собеседника - с чего вдруг такая перемена? Она-то успела привыкнуть к его обществу, но от него, пожалуй, дождешься...

- Да уж, от скромности ты не умрешь, - констатировала он с усмешкой. - И для чего же тогда будущему правителю столь ничтожная персона? Быть личным летописцем?

- Хотя бы. А может быть, и не только... - Шредер неожиданно замолчал. Нет, знать о его намерениях ей точно не стоит. Да и осуществлять, пожалуй, тоже - паршивка все равно не оценит!

- Быть моим заместителем - или как это здесь называется, - неохотно закончил он, затем поспешно добавил, - если угодите мне, конечно. (Вот так, пусть слишком не задается!)

- Неужто? Какая честь! Нет, спасибо, обойдусь без ваших милостей...ваше величество, - сердито фыркнула Эйприл. Последние слова особенно ее возмутили - "если угодите", скажите пожалуйста! Вернее, держи карман шире!

- Как знаете, - ниндзя подчеркнуто равнодушно пожал плечами. Ее отказ почему-то задел его сильнее, чем ожидалось, и он пожалел о несвоевременной откровенности. Хорошо хоть вовремя остановился - то-то она посмеялась бы над невысказанным предложением! Черт поймет этих женщин! Может, оставить ее здесь - не такая уж плохая идея?

- Раз уж вам больше по вкусу зарабатывать на жизнь честным трудом - бога ради! - и после паузы ехидно уточнил, - горничной или прачкой...

- Да хоть последней служанкой - лишь бы подальше от тебя, самонадеянный болван! - вспыхнула Эйприл. Черт бы побрал его вместе с дурацкими намеками! Нет, с ним никак нельзя по-хорошему!

- Надеюсь, вам скоро представится такая возможность, - с этими словами ниндзя вышел, оставляя последнее слово за собой - хотя бы таким образом (упрямую женщину не переговоришь - проверенный факт).

* * *

Предстоящий отъезд негласно был перенесен еще на день. День этот, как и предыдущие, оказался неожиданно знойным для средней Британии и настоятельно напоминал о необходимости освежиться. Трудно сказать, кому первому пришла в голову эта идея, но в ее разумности сходились оба. Но естественное, казалось бы, желание оказалось неожиданно трудным в осуществлении.

К брезгливому удивлению гостей из будущего, ничего подходящего для омовения (даже простой лохани) в их "гостинице" не предусматривалось - впрочем, как и в любом из окрестных домов. Как выяснилось, подобным удобством могли похвастаться лишь особняки знати - да и то не все, так как мало кто желал тратиться на ненужную роскошь.

Удивительно, но местные как-то не обращали внимания на подобное неудобство и даже удивлялись недовольству новых постояльцев. Каким образом - так и осталось загадкой (ладно, сейчас, летом любой мог воспользоваться сомнительными удобствами близлежащего озера, включая пиявок и лягушек. Но ведь была еще и длинная морозная зима...) Складывалось впечатление, что они привыкли мыться лишь несколько раз в год, по особым случаям - но следовать их примеру не хотелось.

- Похоже, все-таки придется воспользоваться местными "удобствами" - другого варианта просто нет. А завтра не будет и его, - Шредер кивнул в сторону озера, блестевшему за окном в последних лучах заходящего солнца. Сумерки, готовые вот-вот наступить, были, на его взгляд, самым подходящим временем - к тому же, не слишком темным для трусливой женщины. - Вам, как даме - преимущество быть первой...

Эйприл недоверчиво скосила на него глаза. Идея была разумной и приходила в голову ей самой, но кажущееся великодушие было слишком подозрительным и пробудило уснувшие было подозрения. И она отреагировала вполне предсказуемо...

- Ну конечно - и я почти уверена, что предложишь себя в качестве охраны! - ехидно отозвалась она. - Нет уж, спасибо, потерплю до города - там удобств всяко будет побольше.

- Ваше терпение безгранично - в отличие от моего, - парировал ниндзя тем же тоном. - С тем же успехом я мог бы захватить с собой Бибопа и Рокстеди - разницы бы не ощущалось! Но я-то следовать их примеру не собираюсь, - и он вышел, хлопнув дверью.

- Ах ты, хам! - взорвалась Эйприл - правда, несколько запоздало и с досадой на себя (надо же было так подставиться!) - Да чтоб у тебя твои доспехи украли!... вместе с одеждой, - добавила она чуть тише.

Девушка хихикнула, представив себе эту забавную картинку - достойное завершение его нахальства. Может, это и вправду случится? - было бы интересно взглянуть нам его физиономию в этот момент... Эйприл досадливо встряхнула головой: что за пошлые мысли? Не хватало еще действительно пойти убедиться... что наверняка будет истолковано как руководство к действию - и вполне справедливо. Нет уж, не буди лихо, пока спит тихо! В том, что несносного соседа стоит считать таковым лихом, Эйприл была почти уверена. Но все-таки почти...

Глава 3. По дороге в Камелот

Началось путешествие в столицу Британии, как и следовало ожидать, с очередного спора. На этот раз он касался использования имеющегося у них животного (других лошадей, мулов и прочего свободного "транспорта" в этом захолустье не оказалось). В необходимости самого рационального применения разногласий не возникло, а вот что касается конкретного воплощения...

Самое первое предложение - наиболее логичное, с точки зрения Шредера - поехать вместе (уж если конь выдержал громадину в латах, то вынести двоих более легких всадников для него проблемой не станет) Мисс Привереда, как обычно, встретила в штыки...и как оказалось, зря, потому что другие варианты оказались еще менее желательными.

Пойти пешком следом за конным попутчиком (тоже, кстати, было бы неплохо) понравилось ей еще меньше - слишком уж напоминало шествие пленницы за победителем. Поехать одной - конечно, именно так благородный рыцарь и должен был поступить с дамой, - но на такое великодушие Шредер еще не был способен. Впрочем, и не потребовалось - ибо попытка девушки самостоятельно вскарабкаться на норовистое животное завершилась вполне закономерно - на земле, к счастью, без последствий.

Так что в итоге первый вариант оказался единственно возможным - и вызвал у попутчиков абсолютно разные, хотя и немного неожиданные чувства.

Вынужденное тесное соседство совсем не смущало Шредера (вернее, почти совсем - но в последнем он не признался бы даже себе) и не мешало ему пристально осматривать окрестности в поисках возможной опасности. Впрочем, в глубине души он даже надеялся на таковую - затянувшееся мирное безделье начинало надоедать. Да и чувствовать себя сильным, способным защитить кого-то заведомо слабее (и вовсе не обязательно ее!) оказалось хоть и непривычным, но не лишенным приятности. Что ж, пусть так - в жизни нужно испробовать все...

Эйприл же, напротив, чувствовала себя весьма некомфортно и даже немного жалела, что отказалась идти пешком. Впрочем, поспешно догонять кого-то - тоже не слишком здорово (а что пришлось бы, она нисколько не сомневалась). Поэтому девушка постаралась отодвинуться по возможности подальше от спутника (что в данном положении было совсем не просто) и лишний раз на него не оглядываться. Чересчур тесное соседство и так невероятно смущало ее, а злодейка-судьба, как нарочно, сводила еще ближе... Чего доброго, вскоре действительно придется просить его о помощи или защите...

И возможность представилась раньше, чем ожидалось. Спуск с холма к месту очередного постоя оказался ухабистым и каменистым - и лошадь перешла на неровный тряский галоп, плохо слушаясь поводьев. Эйприл с ужасом ощутила, что медленно, но неуклонно съезжает с бока лошади, и как скоро окажется на земле - вопрос времени и количества колдобин. Длинное платье также сильно мешало сохранять равновесие. Девушка отчаянно цеплялась за поводья и гриву - но тщетно... Просить о помощи? Ну уж нет, она сможет удержаться сама, сможет, смо...

- Неужели так обязательно изображать из себя героя? - знакомая сильная рука удержала и без труда водворила на место (в последний момент, когда падение казалось неизбежным) - Амазонки здесь не в чести. Да и мне не по вкусу...

Эйприл промолчала, искренне желая провалиться под землю. Ощущение собственной беспомощности было таким унизительным... Если он еще хоть раз намекнет на это - она не выдержит. Но ниндзя ничего не добавил. Девушка украдкой покосилась на него - похоже, ему даже нравится такое положение, позволяющее без особого труда чувствовать себя сильным и великодушным. Что за ерунда? Никогда прежде за ним такого не водилось. Может, ему понравилось играть в рыцаря? Было бы неплохо...

Найтись с ответом она так и не успела - лошадь шагом зашла в открытые ворота и остановилась возле изгороди. Шредер легко спрыгнул на землю, привязал животное и направился к дверям заведения - как обычно, договариваться о ночлеге и ужине - оставив спутницу спускаться самостоятельно. Вот тебе и рыцарь!

- Ну и черт с тобой, сама справлюсь, - пробормотала Эйприл, оглядываясь по сторонам и гадая, как это удобнее сделать. Падать снова как-то не хотелось, а в длинном платье спуститься оказалось затруднительно. Похоже, проходимец знал это и надеялся, что ей придется дожидаться его возвращения. Радовать его этим обстоятельством она не собиралась.

К счастью, на глаза девушке попался оббитый пенек непонятного назначения, но как раз подходящей высоты. Для чего он здесь находился, неясно...да и неважно, а вот подставкой мог послужить просто замечательной. Главное, что дотянуться до него - пусть и с некоторым трудом, ухватившись за опорную жердь - оказалось возможно. Лишь много позже, уже заходя в помещение, девушка сообразила, что нужный предмет (один-единственный на весь двор) оказался так близко - даже слишком близко - явно неспроста...

* * *

Уже вечером, глядя на огонек в плошке, худо-бедно заменявший здесь светильник (даже свечи были роскошью в придорожной забегаловке) девушка вдруг загрустила - причем неожиданно даже для самой себя. Сегодня ей повезло, и свободных комнат было две, так что желанное уединение на вечер и ночь обеспечено. Но не это же поистине благословенное обстоятельство стало причиной грусти? Тем более, что впервые за несколько бесконечных дней она чувствовала себя свободно и в относительной безопасности (насколько это вообще возможно в этом чуждом и недружелюбном мире)...

Вот она, причина - "в чуждом и недружелюбном". Вроде среди людей - а как на чужой планете... Даже поговорить не с кем. Если бы рядом были друзья...хотя бы один из них... Нет, здешние жители слишком подозрительны и нетерпимы. Учитывая, как поначалу встретили ее саму (а она все-таки принадлежала к человеческому роду), желать такого ребятам было бы жестоко. Конечно, они бы смогли за себя постоять - но какой ценой? Нет, только она одна должна расплачиваться за собственную глупость и неосторожность. Впрочем, одна ли?

Неожиданно мысли Эйприл перешли на ее попутчика...он ведь здесь тоже не по своей воле...и тоже всем чужой. Впрочем, ему-то не привыкать - куда только не забрасывали судьба и собственное безрассудство. Оказалось, это не так уж и весело...

Девушка вдруг поймала себя на мысли, что впервые воспринимает вечного похитителя и авантюриста как обычного человека, не чуждого страха, сомнений и переживаний... такого же, как она сама. Такого же? Глупости! Эйприл сердито тряхнула головой. Это Шредер-то способен сомневаться и переживать? Вот уж вряд ли! Он одержим своими маниакальными идеями, и не приведи бог оказаться у него на пути! Она-то точно не собирается...равно как и участвовать в безрассудных замыслах - своих глупостей хватает. Вот только как избежать этого, неясно. Злодейка-судьба крепко повязала их, и в одиночку ей просто не выжить. Кроме того - девушка улыбнулась неожиданной мысли - с ним точно не будет скучно. Уж это наверняка! И возможно, это не так уж и плохо.

* * *

Последующий день оказался продолжением предыдущего, за маленьким исключением - в этом заведении нашлись-таки завалящая тележка и даже мул к ней (удивительно, как могут радовать такие мелочи!) Так что Эйприл продолжала путь со всем возможным комфортом, время от времени посматривая на конного спутника. Она невольно поймала себя на мысли, что любуется им: ниндзя так уверенно держался в седле, словно всю жизнь этим занимался. И когда только успел научиться? А может, умел и раньше? Поистине необычный человек... С каждым днем открывалось что-то новое, не вписывающееся в привычный стереотип - и от этого было и радостно, и немного тревожно...

Тем не менее кое-что осталось неизменным - но именно оно вызывало наибольшие сомнения и опасения. Озвучивать их Эйприл не решалась: после памятной ссоры Шредер даже не заикался о ее нужности, и она резонно опасалась, что он может просто-напросто оставить ее где-нибудь по пути к исполнению мечты - но не думать об этом она не могла. Эйприл с тревогой представляла себе испытание волшебным мечом. Не то, чтобы она так уж верила в волшебство, но вдруг?.. Легенда гласила, что он дастся в руки лишь избранному - тому, что действительно должен стать королем. И этим "кем-то" был Артур, сын Утера Пендрагона. Что произойдет с дерзким самозванцем (равно как и с тем, кто имеет неосторожность его сопровождать) легенда умалчивала...

Эйприл немного успокаивала себя тем, что в выборах участвовало не так мало народу - не может быть, чтобы волшебство убило их всех...да и покалечить не должно...вроде бы. Но опасения остались - особенно учитывая вспыльчивый нрав спутника и его непредвиденную реакцию на возможную (очень даже вероятную) неудачу.

Поэтому Эйприл искренне порадовалась про себя, когда где-то за полпути до Камелота Шредер с видимым неудовольствием сообщил ей, что новый король уже выбран. Впрочем, как ни странно, это не изменило его решения продолжать путь в том же направлении - но уже с другой целью. Цель эта - послужить королю в качестве рыцаря - заставила Эйприл со скептическим удивлением поднять брови. Она с иронией переспросила - правильно ли он понимает значение этого слова: служить и затевать переворот - абсолютно разные вещи. Шредер не счел нужным отвечать: одно другому никак не помешает. Возможностей же для захвата власти в столице будет больше, чем в провинции - особенно при дворе. Главное - прибыть на место, остальное можно будет обдумать по ходу дела.

* * *

Легендарная столица издали весьма напоминала изображения городов Средневековья: внушительная крепость и сборище домов поменьше, окруженные крепостной стеной со сторожевыми башнями по углам и подвесным мостом через ров. Эйприл немного настороженно покосилась на эту стену: судя по всему, их заметили, а вот как примут?.. Поэтому категоричный приказ Шредера - оставаться в стороне до окончания переговоров - она приняла без возражений. Проводив спутника взглядом, она искренне понадеялась, что теперь-то помощь переговорщика ему не требуется, и со стражниками он договорится сам.

Все прошло успешно, и один из стражников пригласил их следовать за собой, предложив проводить гостей ко двору Артура. Эйприл подхватила поводья - и путешествие в город мечты началось...

Легендарная столица на деле не сильно напоминала свое изображение в романах и фильмах. Как и в большинстве крупных городов прошлого и настоящего, более-менее чистыми и ухоженными были лишь центральные улицы (учитывая размеры города, их было лишь 2 - 3). Пригороды же, через которые им пришлось проехать по пути к королевскому замку, особой чистотой не блистали - и это еще мягко сказано! По правде же, такой грязи и смрада Эйприл не встречала даже в самых нищих трущобах Нью-Йорка, в которых ей по профессиональному заданию не раз доводилось бывать. Обитатели городского "дна" тоже не слишком различались в двух городах - разве что одеждой.

Видимо, один из стражников, проехав более коротким путем, успел предупредить короля - так как почти сразу по прибытии во двор замка (тоже огороженный - от кого, интересно? от благодарных жителей?) их пригласили пройти внутрь. Подобное гостеприимство внушало некоторые опасения, но отказываться было неразумно.

Впрочем, опасения не подтвердились - просто сообщение о невиданном здесь прежде рыцаре-"сарацине" в компании служанки вызвало вполне объяснимое любопытство и короля, и его свиты. Официальный прием напоминал посещение зоопарка - где они были в роли диковинных зверей, с неудовольствием отметила Эйприл, выслушивая беззастенчивые комментарии окружающих. Она опасливо покосилась на спутника: как он отреагирует на подобное неуважение... Но никакой реакции не последовало - словно это его вообще не касалось.

Сидящий на троне король, светлый шатен средних лет, немного разочаровал любопытную журналистку своей весьма ординарным и совсем не величественным видом - впрочем, с довольном умным и даже проницательным взглядом. Его корона больше напоминала неширокий обруч с одним зубцом посередине лба, а одежда пышностью уступала некоторым из его подданных. Впрочем, может это и к лучшему - многие так называемые рыцари по случаю приема были защищены и вооружены не слишком тщательно, зато нарядами напоминали павлинов. Очевидно, "сарацин" не внушал им серьезных опасений - по крайней мере, поначалу...

Девушка с досадой отметила про себя, что Ланселот (оказавшийся довольно смазливым светлоглазым блондином с несколько нахальным выражением лица) успел прибыть раньше их и уже поступил в рыцари - и к тому же пользовался благосклонностью королевы (если судить по взглядам, которые та якобы незаметно на него бросала). Он одарил Шредера недобрым взглядом, но ничего не сказал; саму же Эйприл он, похоже, вообще не узнал - к счастью... Как он мог опередить их, идя пешком?.. Впрочем, навряд ли пешком - скорее всего, как и подобает странствующему рыцарю, он "приобрел" коня и прочие нужные в пути мелочи у крестьян. Но вот оружие?.. скорее всего, было запасное.

Девушка оторвала взгляд от недавнего недоброжелателя (тем более он тоже заинтересованно посматривал на любопытную гостью) и прислушалась к уже начавшемуся разговору. Судя по всему, король был совсем не против прибавления к своей свите; мнения же самой свиты не спрашивалось. Может, и к лучшему?.. Весьма неодобрительные, а то и откровенно презрительные взгляды многих из них на странную парочку говорили сами за себя. Кроме короля, пожалуй лишь королева одобрила выбор повелителя - но Эйприл совсем не понравилось, каким взглядом она окинула ее спутника...

- Очень хорошо, я думаю, вы нам подойдете...- король помялся, пытаясь вспомнить диковинное имя "сарацина".

- Шредер...сэр Шредер, - поспешно поправился тот (все-таки надо еще привыкнуть считать себя рыцарем по-настоящему).

Эйприл хихикнула, но при этом не могла не заметить, что в такой трактовке его имя звучит как-то иначе...благороднее, что ли. И смотрится он совсем как настоящий рыцарь, - с затаенной гордостью отметила она.

- А кто эта женщина рядом с вами? - король перевел взгляд на спутницу "сарацина". Ее простая крестьянская одежда явно не вязалась с гордой осанкой и манерами - и это озадачивало. - Ваша леди? или...служанка?

Девушка сердито сверкнула глазами при таком предположении, вспомнив недавний спор как раз по этому вопросу. Она была почти уверена, кем предпочтет представить ее спутник...

- Леди, конечно, - невозмутимо ответил тот, даже не обернувшись на нее - навряд ли здесь она станет спорить.

- А почему тогда она так странно одета?

- В пути с нами случилось несчастье - пожар на постоялом дворе, - спокойно, без тени сомнения пояснил ниндзя (эту версию он продумал по пути сюда) - Ничего из имущества сохранить не удалось, да и одежда пострадала... Нам самим с трудом удалось спастись из огня...

- ...который, без сомнения, был карой Господней за ваши грехи, - вполголоса заметил Ланселот, однако достаточно громко, чтобы не остаться не услышанным.

Эйприл затаила дыхание: негодяй использовал главный козырь - веру в Бога и объяснение всего происходящего Его волей. Но, к счастью, никто всерьез не прислушался к навету. Конечно, все на земле происходит по воле Его - но пути Господни поистине неисповедимы...

- Мы принимаем вас, сэр Шредер, - торжественно провозгласил Артур, и большинство рыцарей подтвердили его слова, пусть и несколько неохотно. - Церемония принесения клятвы состоится сегодня же. Вы прибыли очень вовремя - спустя неделю часть моих воинов отправится в очередной поход. Вы присоединитесь к ним и поможете вашим новым товарищам одолеть двух великанов и дракона, захвативших соседнюю провинцию, а заодно и пополните ваше оскудевшее состояние. Достойное начало пути доблестного рыцаря... А пока что получите из казны все необходимое.

Упоминание о великанах и драконе немного озадачило Шредера, но ненадолго. После Измерения Икс с его самыми неординарными обитателями его ничто не могло смутить. Может, и здесь тоже есть выход в другое измерение? Он слышал, что подобные места есть в некоторых точках планеты - почему бы не здесь? Это было бы весьма кстати...

Сражение с неизвестными тварями - удобный шанс проявить себя и показать, кто на самом деле достоин короны, уж его-то он не упустит! Конечно, не помешал бы бластер или лучевой пистолет - впрочем, чего нет, того нет. Обойдемся. Мастер ниндзя способен делать смертоносным любое оружие, включая собственное тело...чего наверняка нельзя сказать про здешнего слабака-короля. Если повезет, и удастся захватить дракона или великана живьем (а почему бы и нет?) это станет хорошим аргументом в его пользу. Надо только хорошенько обдумать, как лучше это сделать - впрочем, время пока еще есть...

- Я согласен послужить вам, ваше величество, - решительно заявил ниндзя, взглянув на короля. Глаза торжествующе блеснули. - Вам и...нашему королевству!

И лишь Эйприл могла понять скрытый смысл последних слов - но к счастью, она благоразумно промолчала...

Часть 2. Легенды и были королевского двора

Глава 4. Мимикрия как она есть

Вопреки опасливым ожиданиям Эйприл, посвящение в рыцари, хоть и оказалось весьма длительной и нудной процедурой, прошло успешно. А удачный замысел с крестообразными подвесками позволил избежать по меньшей мере половины программы (всякий знает, что рыцарь-крестоносец должен быть христианином). Вплоть до последнего момента девушка опасалась, что ее нетерпеливый спутник так или иначе выдаст свое истинное отношение к удачливому сопернику в борьбе за корону - со всеми вытекающими последствиями... Обошлось. Теперь она по праву может им гордиться - хотя бы за это.

Улыбнувшись приятным воспоминаниям, Эйприл аккуратно разгладила длинную юбку нового платья, усаживаясь на лавку у стола, и с явным удовольствием посмотрела на себя в зеркало. Что ни говори, если отбросить в сторону мелкие неудобства (незначительные ввиду установившейся дождливой прохладной погоды), местные понимали толк в женской красоте и в том, как выгодно и в то же время не слишком броско подчеркнуть ее. Впрочем, не только они... Последнее обстоятельство заставило девушку недовольно сморщить носик. Конечно, мужчина имеет здесь все права, но уж доверить выбирать одежду могли бы ей - это было бы логичнее. Но местный персонал рассудил иначе (как-никак король удостоил рыцаря своими дарами - то есть, всем, что выделялось из казны) - и ей передали несколько платьев, выбранных для нее ее господином. "Господином! И они туда же!"

Впрочем, при всем желании придраться было не к чему. И яркая расцветка платьев (рубиново-бордовое, темно-бирюзовое, фиолетовое и коричневое с золотисто-бронзовым оттенком), и отделка их девушке понравились. Как ни странно, даже размер оказался почти точным (может, и не почти - а это сама она немного похудела от длительного пути и переживаний, как знать?) "Ему бы консультантом в отдел готового платья идти, - усмехнулась про себя Эйприл. - Вот уж поистине нигде не пропадет! И далось ему это завоевание!"

Почти сразу же после посвящения подготовка рыцарей к предстоящему походу разделила их - и бывшие попутчики встречались довольно редко, как правило лишь вечерами. Эйприл была даже немного рада этому - слишком тесное соседство последних дней смущало ее, наводя на совсем уж несуразные мысли. Теперь же, пользуясь всеми преимуществами положения, она могла спокойно исследовать обстановку и знакомиться с местными обычаями, не опасаясь очередной язвительной реплики в адрес женской логики и умственных способностей. За что ниндзя так не любил и не уважал женщин, осталось загадкой - тем более обидной, что вроде бы она старалась не давать к этому повода. Впрочем, было бы желание - а повод всегда найдется...

А преимуществ у положения оказалось не так уж и мало. Насмотревшись за время пути на постоялые дворы и обращение со слугами, Эйприл могла реально оценить, как ей - им обоим - повезло. Апартаменты при дворце (собственные особняки имели далеко не все, а лишь состоятельные рыцари), состоящие из нескольких комнат и оборудованные кое-какой мебелью, освещались не плошками с чадящим жиром, а восковыми свечами. Всю работу по дому выполняли дворцовые слуги. Придворная дама на попечении рыцаря лишь контролировала их и при этом могла иметь все самое лучшее: еду, одежду, даже это серебряное зеркало (служанке это точно бы не светило!) - если, конечно, покровитель оказывался достаточно щедрым. Последнее обстоятельство особенно смущало привыкшую к независимости журналистку - даже несмотря на то, что здесь такое было в порядке вещей. Все же она привыкла к иному. Впрочем, это было его предложение - она не напрашивалась. Чем это вызвано - Эйприл предпочитала пока не думать, слишком уж двусмысленные возникали предположения.

Вопрос с мытьем, по счастью, решился здесь достаточно просто. К огромному сожалению Эйприл, отношение многих (слишком многих!) господ к вопросам гигиены мало отличалось от мнения крестьян - но, видимо, все же были исключения. Кое-кто не считал собственную, выдолбленную из дуба лохань, отдаленно напоминающую ванну, ненужной роскошью - и даже был готов поделиться сим удобством с ближним.

В один из дней несколько дюжих слуг втащили в комнату, где находилась Эйприл, подобный предмет. На все расспросы любопытной журналистки отвечали немногословно: дескать, это дар их господина, сэра Гавейна. Этот рыцарь, по мнению девушки, был самым симпатичным и приятным в общении - но тем не менее щедрый дар (скорее всего, сделанный на заказ) выглядел более, чем странно. Лишь позднее Эйприл вспомнила, что сэр Гавейн был в хороших отношениях со Шредером, и дар скорее всего предназначался последнему... Впрочем, леди наверняка тоже не возбранялось им пользоваться - особенно в частые (такие, как сейчас) моменты уединения - и Эйприл не замедлила этим воспользоваться. Те же слуги по ее приказу (к хорошему быстро привыкаешь, однако, в том числе и к власти...) притащили несколько ведер подогретой воды - настоящий дар богов после долгой и пыльной дороги. Про себя девушка поблагодарила судьбу за столь своевременный презент, а также спутника - за умение находить столь приятных и полезных друзей. Вот только озвучить это она так и не решилась. Впрочем, похоже, от нее этого и не ожидалось.

И все эти блага жизни причитались ей всего лишь за необходимость на людях - то есть не слишком часто - выказывать почтение и привязанность к своему "господину". Не так уж и много - а при уважительном отношении последнего (хотя бы таком, как сейчас) совсем не трудно.

* * *

Тем временем "господин", осваиваясь с новыми обстоятельствами и обязанностями, на время забыл о своей спутнице (устроена - и ладно). В его жизни также многое изменилось, и требовалось немало терпения и осторожности, чтобы ничем себя не выдать.

Король не обманул - как и его "леди", новоявленный рыцарь получил из казны необходимый минимум одежды и амуниции на первое время. По размышлении, Шредер приобрел для себя кое-какие элементы местных доспехов: кольчугу, неплохо защищающую тело и более тонкую кольчужную сетку (бармицу) крепившуюся к шлему и защищавшую шею и плечи. Эти атрибуты, хоть и не столь популярные среди рыцарей, в арсенале все же нашлись. Большего и не требовалось. От сплошной брони ниндзя сразу и решительно отказался - уподобляться упавшему на спину жуку (как это вышло со встреченным ими по пути Ланселотом) он не собирался. Маневренность и стремительность ударов с лихвой окупят отсутствие тяжелой амуниции. И пусть местные вояки болтают об этом, что захотят - если осмелятся, конечно. Впрочем, никто сильно не удивился - от чудака-"сарацина" ничего другого и не ожидали.

Местная одежда также не слишком впечатлила ниндзя. Чересчур яркие, с пышными складками на рукавах и штанинах парадные одеяния слишком уж напоминали ему женские платья. При одной мысли о том, чтобы нацепить на себя нечто подобное, Шредер брезгливо поморщился. Но что-то выбрать для торжественных приемов у короля все же пришлось. И он выбрал - по возможности простого кроя и не слишком броских расцветок (за исключением пурпурного - самый королевский цвет!) И уж конечно, без драгоценных побрякушек, ценимых местными щеголями типа Ланселота и Кея - вот это точно к лицу одним женщинам. (Кстати, король придерживался подобного ему стиля. Довольно любопытное совпадение...)

Помимо прочего, обнаружилось еще одно немного обескураживающее обстоятельство. Из-за тяжести и неудобства своих доспехов местные воители использовали их только во время походов, турниров и прочих полувоенных мероприятий, в остальных случаях не утруждая себя ношением лишней тяжести и заменяя ее обычной одеждой.

Что касается моментов отдыха - вполне логично, с этим ниндзя вполне был готов согласиться. Но вот официальные мероприятия с большим скоплением народа (в том числе и недружелюбно настроенного) - дело другое. Приучиться комфортно себя чувствовать в подобные моменты без привычной амуниции оказалось не так-то просто. Но очередного намека на трусость хотелось еще меньше - и, решительно напомнив себе, что искусство ниндзюцу состоит еще и в перевоплощении и идеальной маскировке (по сути мимикрии), с задачей успешно справился.

Конечно, не все сразу сложилось гладко - так просто не бывает. В первый день Эйприл вытаращила на него глаза, словно увидела привидение, очевидно, поначалу не узнав... Но потом, хоть и долгое время косилась на него в те моменты, когда думала, что он не видит этого - но от комментариев, хвала всем богам, благоразумно воздержалась. И то ладно. Оставалось надеяться, что остальные последуют ее примеру. Еще одна ухмылка по поводу "сарацинской" внешности - и придется укреплять авторитет более решительными методами, возможно, даже не совсем совместимыми со здешним законодательством. Впрочем, дружба с законом у него как-то всегда не складывалась...

Отношения с другими рыцарями, как следовало ожидать, сложились не так-то просто. Чужеземная наружность и странности новичка вызывали презрение многих из них. Впрочем, задираться в открытую пока не решались, отделываясь двусмысленными намеками. Замкнутый характер и непомерная (по их мнению) гордость также не помогали снискать их расположение. Впрочем, Шредера это мало смущало. Он не собирался сближаться с ними, намереваясь возвыситься рано или поздно - а значит, к черту их привязанность и прочие глупости! А уважать его они еще научатся - придется научиться в свое время... Но знать об этом раньше срока им явно не стоит, и за время вынужденного взаимодействия некоторые симпатии и антипатии все же успели сложиться.

Сэр Гавейн, близкий соратник короля, искренний простодушный идеалист, относился к новому товарищу по оружию как к равному (один из весьма немногих). Похоже, он на полном серьезе воспринимал идеалы, провозглашенные королем, и был готов отстаивать их, не щадя себя. Такой помощник был бы явно нелишним - вот только преданность его Артуру могла составить проблему. Но лишь в будущем.

Вот только некоторая недалекость славного рыцаря, а также склонность попадать в различные переделки кое-что напоминало - пусть и не один к одному... Кто знает, не это ли и сблизило их, по сути разных людей?.. Ниндзя скептически усмехнулся. Соскучиться по помощникам - что за бредовая идея? Не хватало еще по черепахам соскучиться! Вот, пожалуй, единственное преимущество этого мира - здесь они при всем желании не смогут ему помешать. Хотя, на фоне других неприятных моментов, и не столь значительное...

Юный Гарет, приятель и бывший оруженосец Гавейна (в недавнем прошлом поваренок - о чем ему не раз напоминали недоброжелатели) оказался восторженным и наивным мальчишкой, также кое-кого напоминавшим. Юнец искренне восхищался старшим товарищем, со всем максимализмом юности не замечая недостатков, и тоже симпатизировал нелюдимому "сарацину", не смущаясь холодностью последнего. Впрочем, самого Гарета тоже считали чудаком. К примеру, его привязанность и крайняя терпеливость по отношению к даме сердца давно стала темой местных анекдотов.

Явные недоброжелатели тоже нашлись - куда ж без них? Одним из главных стал сэр Кей, хитрый и изворотливый вельможа. С новичком он держался подчеркнуто свысока и - как сильно подозревал Шредер - тоже имел виды на корону и именно это скрывал крайне преданным и благочестивым видом.

Разумеется, возможное соперничество совсем не радовало. Изначально, с первого взгляда сэр Кей вызывал инстинктивное недоверие и неприязнь, которым ниндзя склонен был доверять. Шестое чувство или чутье на опасность (называйте как хотите) в таких случаях редко его подводило.

Помимо прочего, фатовато одетый, с модно подкрученными темными усами и бородкой, сэр Кей пользовался благосклонностью дам, к которым имел явную слабость, особенно малознакомым. Похоже, обольщение наивных девиц было его любимым занятием - и это обстоятельство также не могло радовать.

Как и следовало ожидать, отношения с Ланселотом тоже не сложились. Помимо уже знакомого презрительного отношения (несмотря на хваленое равенство за Круглым столом низменная человеческая натура брала свое) Ланселот не забыл обидного поражения при первой встрече - тем более унизительного, будучи полученным от безоружного противника.

Однако если не вежливость, то осторожность неудачливому поединщику не была чужда. Поэтому открыто выступать против он не отваживался, ограничиваясь двусмысленными высказываниями и намеками. Они были настолько неопределенны и полны понятных лишь местным сравнений, что правильно отреагировать на них, не выказав себя полным невеждой, было невозможно. Приходилось терпеть нахала, как... (Шредер ухмыльнулся при неожиданно удачном сравнении) брехливую собачонку, не отваживающуюся укусить. Но в отличие от бесхитростного зверья, от скрытого недоброжелателя следовало рано или поздно ожидать непредвиденной пакости.

Накануне отбытия в поход, местное развлекательные мероприятие - турнир (представляющее собой одновременно и состязание рыцарей, и увлекательное зрелище для прочих обитателей замка) проводилось лишь единожды. Новообращенного рыцаря участвовать в нем пока не приглашали (правильно, чтобы его оценили по достоинству, требуется время) - да он особенно и не торопился. Для того, чтобы овладеть малознакомым оружием типа копья (о его непривычности знала одна лишь Эйприл) также потребно время, а еще больше практика. При этом ниндзя не упускал случая поучаствовать в других полезных мероприятиях типа охоты или дружеской сшибки с доброжелательно настроенными Гавейном или Гаретом. (Помимо прочего, они вряд ли заметят, что их противник отслеживает и запоминает наиболее выгодные приемы обращения с используемым оружием).

Другим важным, но гораздо менее приятным мероприятием (и касалось оно всех обитателей крепости, включая женщин) было посещение местного храма, причем чем ближе к означенному отбытию, тем чаще. Пренебречь досадным и малополезным ритуалом было невозможно, не возбудив вполне обоснованных подозрений. В конце концов Шредер решил считать происходящее неизбежным злом типа посвящения и не придавать ему особого значения (тем более, что нужные действия было нетрудно вычислить, осторожно оглядываясь на остальных). А по возможности - находить и положительные стороны наподобие общения со своей "леди" (с которой они в последнее время почти не виделись). Соскучился ли он по ней? Глупости! Но надо же убедиться, что непоседливая девица не нашла себе (и ему заодно) новых приключений - на это она большая мастерица! Трудно даже представить, что она может учинить за время его отсутствия. Но это уже не его забота. Должна же даже у женщины быть своя голова на плечах!

* * *

Утро, на которое было назначено отбытие рыцарей в поход, началось неожиданно рано. Эйприл с некоторым трудом открыла глаза, неохотно покидая мир грез и сердито гадая, что же ее потревожило. Наконец-то - впервые за последнее время - сон, хотя и включал в себя некоторые моменты из прошедших приключений, был приятным и даже не лишенным романтичности. Ее невольный спутник тоже казался там весьма привлекательным и вызывал симпатию - если не сказать больше... "Тьфу ты, черт! Приснится же такое..." - Эйприл сердито тряхнула головой, окончательно просыпаясь - и практически сразу же натолкнулась на пристальный взгляд предмета ее сновидений. Так вот кого следует благодарить за столь несвоевременное пробуждение!

- В чем дело? - недовольно проворчала она, повыше натягивая одеяло (конечно, привычки спать без одежды за ней не водилось, но ощущение было схожим). Почему он на нее так действует? И почему так смотрит? - словно в первый раз увидел... Эйприл с трудом удержалась от намерения проверить, все ли в порядке с одеждой.

- Вставайте, мисс Соня, - буркнул ниндзя, отходя в сторону. - Сегодня отбытие в поход (если вы не забыли), и мы должны присутствовать в полном составе - то есть с дамами...

Девушка с некоторым подозрением покосилась в сторону окна - небо только начало светлеть. Куда ехать, если ни зги не видно?

- Уже? По-моему, еще слишком рано, - возразила она, не спеша подниматься. Может быть, это очередная глупая шутка?

- По местным обычаям все дела начинаются на рассвете. Пришло время и вам это узнать. Привыкайте! Похоже, мы здесь надолго...

Эйприл проводила его взглядом до выхода и только тогда выбралась из постели. Ежась, она поспешно натянула поверх нижней рубашки верхние слои одеяния, впервые радуясь их плотности и закрытости: раннее утро было довольно прохладным, а стеклить оконные проемы здесь еще не начали (скорее всего, и стекла не изобрели). Хорошо хоть дождя нет. Походников это не остановит, а вот она вполне может простудиться. А местные эскулапы, более заслуживавшие название коновалов, доверия не вызывали.

События прошедшего сна не торопились выветриваться из памяти и, как любой только что завершившийся сон, казались вполне реальными. И - что удивительнее всего - уже не казались возмутительными и нелепыми. Неожиданно в голову закралась тревожная мысль, что впервые они расстаются так надолго - и по такому вполне серьезному поводу, как военный поход. Шредер, конечно, ведет себя так, словно отправляется в соседнюю булочную - но чего еще от него ожидать? С тем же успехом может пойти с одним ножом на медведя - вполне в его характере. Остается лишь надеяться, что за время отсутствия он не решится на очередную безумную авантюру, расхлебывать последствия которой придется не один день - и обоим. А может, и ей одной... Что бы он там о себе не думал, никто не является ни бессмертным, ни даже неуязвимым...

"Что за бредовые мысли? Это все от безделья - лезет в голову всякая чушь. Нашла за кого переживать!" Эйприл торопливо закрепила на голове покрывало и поспешила к выходу.

- Я готова, - бросила она на ходу, не оглядываясь.

- Слава богу, - незаметным движением ниндзя поравнялся с ней. - Сегодня вы управились быстрее, чем в прошлый раз. Это радует...

Эйприл вздрогнула, когда на выходе он уже привычно, без эмоций взял ее под руку. Но теперь уже не от возмущения на проявленную вольность. Сегодня его близость, наоборот, казалась внушающей уверенность и волнующей одновременно - и потерять это ощущение было страшно. Эйприл медленно выдохнула, приводя в порядок путаницу мыслей... Похоже, она слишком вжилась в роль и привыкла на полном серьезе считать его своим защитником. И видеть то, что хочется видеть - а не то, что есть. Остается надеяться, что он ничего не заметил. Ниндзя и вправду как-то странно взглянул в ее сторону, но ничего не сказал.

* * *

Накануне официального отбытия король разрешил "избранным на подвиг" проститься с подругами - как он пояснил, неизвестно ведь, кому из них придется вернуться назад. Сам он занял место рядом со своей королевой, всем видом являя образчик семейного счастья, настолько глупо-идиллического, что аж челюсть сводило. Сцена прощания, на взгляд Шредера, тоже больше напоминала глупый фарс. Дамы не жалели ни слез, ни жалостливых слов: кто искренне, а кто - до невозможности фальшиво. Тем не менее отличились все - обычай как-никак. И лишь его "леди" не проронила ни слезинки, ни лишнего слова. Только тонкие пальцы, судорожно вцепившиеся в его рукав по дороге сюда, выдавали, что ей-таки не все равно. С одной стороны, это радовало (хоть один нормальный человек в этом дурдоме), а с другой... как-то даже немного обидно, хотя и глупо, конечно. Лишь в глазах посторонних людей их что-то связывает. С чего бы ей за него переживать?

- Моя леди тоже будет по мне скучать? - спросил Шредер наобум, чтобы хоть что-то сказать. Не стоять же молча у всех на виду!

Эйприл вздрогнула, застигнутая врасплох на схожей мысли. Неужели она написана у нее на лице?

- Вот еще! - она пожала плечами, старательно изображая равнодушие. - Что за глупый вопрос...

- А я, наверное, буду, - неожиданно признался он. И, поймав несколько ошарашенный взгляд девушки, поспешно добавил, - Без привычных перебранок в пути будет как-то скучно.

- Ну уж об этом можешь не беспокоиться, - поддела его Эйприл, немного уязвленная последними словами. - Не сомневаюсь, с кем сцепиться ты всегда найдешь...

"Вот значит как. Значит, вы такого обо мне мнения? Постараюсь не разочаровать вас, леди..."

- Моя леди не поцелует меня на прощание, подобно другим дамам? - переспросил ниндзя нарочито громко, широким жестом обводя собравшихся. Глаза насмешливо прищурились - как и ожидалось, на них обратили внимание. "Посмотрим, что ты теперь скажешь..."

"Насмехаешься, проходимец, - с раздражением подумала Эйприл. - Ну погоди, посмотрим, кто будет смеяться последним..."

- Вы смущаете меня перед своими товарищами, господин мой, - деланно-жеманным тоном пробормотала она, довольно точно копируя других дам (аж тошно стало!) - Неужели вам не хватило тысячи и одного поцелуя, подаренного вам наедине, без свидетелей?..

Девушка потупилась, весьма правдоподобно изображая смущение. Люди вокруг одобрительно загудели.

- Повезло вам с вашей леди, милорд, - обратился к Шредеру его давний напарник, сэр Гавейн, - Послушная, набожная...но с огоньком! - он подмигнул товарищу с многозначительной улыбкой. - Готов поспорить, она подарит вам замечательных наследников. Таких же бесенят, как и она сама!..

- Да уж, не сомневаюсь. Таких же... - кисло отозвался тот, про себя думая: чего-чего, а уж этого в обозримом будущем ожидать не приходится. Будущее это вообще туманно - особенно в том, что касается ее...

Шредер хмуро оглянулся на хрупкую фигурку с гордо поднятой головой, устроившуюся на специально сооруженной для провожающих трибуне. Черт побери этих женщин, что у них на уме? Ее непредсказуемость в данной ситуации казалась неуместной. Что ж, теперь представилась прекрасная возможность отдохнуть от всего этого. "Что хочет женщина - того хочет бог", - говорили древние. "Или дьявол", - уточнили бы местные. Сейчас он был как никогда согласен именно с последним.

Глава 5. Оборотная сторона медали

Поход длится уже более недели - немало по здешним меркам. Ожидаемый враг все еще скрывается за горизонтом - и необходимые провиант и добычу приходится брать в попадающихся по пути деревнях. Местные жители отвечают отказом крайне редко, привыкшие к подобному положению дел. Впрочем, достойного сопротивления они оказать все равно не способны - слишком жалкие, чтобы считаться каким-никаким противником. А хозяева их где-то отсутствуют (скорее всего, занятые подобным промыслом). Время течет спокойно, размеренно... но как-то слишком скучно.

Шредер ничего не имеет против таких захватов. Насколько он может понять, подобные мероприятия - лишь часть покорения соседних провинций с целью присоединения их к королевству. Дело нужное. Но при отсутствии сопротивления это как-то слишком мелко, чтобы считаться серьезным делом. Незначительный грабеж, не более того. С подобным справились бы даже помощники-мутанты. Тем более странно, что на привале соратники похваляются друг перед другом количеством захваченных пленников или овец (одно равноценно другому) и даже вызывают на поединок усомнившегося в доблести.

Назавтра предстояло давно ожидаемое сражение (если верить донесениям разведчиков... которые уже не менее двух раз ошибались). Вечером бойцы собрались у костра, угощались из фляжек местным кислым вином, слушали баллады. У одного из походников нашлась с собой арфа, и он охотно радовал товарищей забавными и героическими сказаниями. Шредер не пошел развлекаться с остальными, почти что с радостью оставшись в карауле на этот вечер - а если понадобится, то и на всю ночь. Повернувшись спиной к лагерю, он зорко оглядывал окрестности, хотя врага за все прошедшие дни никто не встречал - да и встретят ли назавтра, неизвестно. К меланхолическому напеву баллады - на этот раз о трагической любви Тристана и Изольды - ниндзя старался не прислушиваться. Сюжет был донельзя банален, но грустный мотив будил в душе что-то, чему лучше бы и вовсе не просыпаться.

Чем ближе становилось предстоящее сражение, тем чаще соратники вспоминали оставшихся дома подруг: кто постоянных, а кто и случайных. Вспоминали в охотку и по-разному: и с иронией, и с похабной усмешкой, и (последнее чаще всего) с затаенной грустью, словно лишь теперь сумев разглядеть в них нечто важное, незаметное вблизи. Даже злая досада брала на этих недоумков, так называемых товарищей по оружию, - которых дома все же ждут - жены, любовницы, родители, дети в конце концов... А его - ждет ли кто-нибудь... хоть где-то?..

Сентиментальными воспоминаниями делились все. Спрашивали и Шредера, но тот, как обычно, отвечал неохотно и односложно - и в конце концов его оставили в покое. Похоже, дурацкая сентиментальность может быть весьма заразительной - но что, в самом деле, было рассказывать? Не правду же? - Что его "леди", проводившая "господина" сдержанным молчанием, была искренней, как никто другой; что она только рада его длительному отсутствию - а если, не приведи бог, в пути произойдет что-то непредвиденное, горевать точно не будет. В накладе она не останется - все королевские дары перейдут ей по наследству, а найти нового покровителя не составит труда. О чем ей жалеть?..

Может, оно и к лучшему. Эйприл не будет горевать о нем - какой смысл думать сейчас о ней? В посещенных деревнях им встречалось немало вполне привлекательных девушек на любой вкус - и они весьма благосклонно принимали у себя доблестных воинов (в том числе и тех, кто с грустью вспоминал оставленных дома подруг). Удобный случай - грех было им не воспользоваться. И даже тот факт, что большинство девиц не водили дружбы с баней - но зато через каждые два слова поминали бога, скрепя зубы можно было вытерпеть. Если бы не другое... Здешние красавицы с равной охотой принимали любого из рыцарей - но в их угодливости, граничащей с подобострастием, отчетливо сквозил страх. Словно к близости их толкали не симпатия и даже не корысть, а неприятная необходимость и почтение к титулу. Не более того. Возникало даже подозрение, что в случае отказа им грозят серьезные неприятности (глупо, конечно - но с некоторых пор его здесь мало что удивляло). И последнее расхолаживало более всего... Даже Эйприл, при всей своей настороженности и недоверии, так его не боялась.

Эйприл... Когда из досадной обузы она успела стать частью жизни, избавиться от которой не представляется возможным?.. а, если честно, и не очень-то хочется. Что в ней такого особенного, что заставляет вспоминать о ней все эти дни? Нет, неправильно. День настоящего воина слишком занят повседневными заботами походной жизни, чтобы терять время на глупые воспоминания. А вот вечер... Вечерами труднее... Невольные союзники слишком увлечены состязанием в так называемом "геройстве", грабежах и бахвальстве; они слишком другие, чтобы сблизиться с ними - даже если бы он этого захотел. Воспринимать их всерьез никак не получается - и все же приходится постоянно быть начеку, чтобы ни словом, ни жестом не выдать себя. Оказывается, это здорово утомляет. Наверно, оттого впервые в жизни захотелось покоя и уверенности хоть в чем-то... в ком-то. И неожиданно оказалось, что Эйприл здесь - единственная, от кого не приходится ждать удара в спину - ни сейчас, ни в дальнейшем. Невероятно, но факт... Она - единственная знает, кто он на самом деле, кому можно довериться - и, как ни странно, даже хочется этого. А вот насколько?.. Этого не знает никто.

Наверно, это всего лишь досадная привычка - возвращаться в дом, где кроме него, есть еще кто-то живой (даже если этот "кто-то" презрительно фыркает и делает вид, что до него нет никакого дела). Такая же глупая привычка, как и здесь, на привалах вспоминать ее. Особенно в то, последнее утро, когда она проснулась с улыбкой на губах - такая невероятно милая и близкая... Чему она улыбалась? Уж не ему-то наверняка - слишком разительно изменилось лицо, стоило девушке открыть глаза. Об этом смешно даже думать, а уж тем более воспринимать всерьез. Слишком больно и унизительно будет убедиться в обратном...

Предстоящее сражение и возможная опасность - вот о чем действительно стоит думать. Еще раз обойдя дозором вверенный ему участок, ниндзя смотрит на противоположный берег реки, возле которой разбит их лагерь. Там, вдалеке горят костры - словно упавшие с неба звезды, такие недоступные, холодные - и полные угрозы. Возможно, там находится лагерь врага, с которым предстоит завтра встретиться. Впрочем, если рассуждать логически, - зачем дракону (огнедышащему существу) костер? С ним справиться будет труднее, чем с великанами и прочей нечистью. Но все же возможно. Против огня поможет вода - и близость реки очень кстати.

А возможно, на другом берегу скрыт лагерь разбойников. Эйприл как-то рассказывала о Робин Гуде, знаменитом разбойнике, некоронованном короле Шервудского леса. Это где-то недалеко отсюда. Возможно, союз с ним был бы выгодным - для них обоих. Сотрудничество с разбойником после пресной компании благородно-благочестивых рыцарей было бы приятным разнообразием. Надо будет обдумать это - но уже завтра, на досуге. После сражения - если оно все же состоится. Сначала надо завершить начатое дело, а уж потом планировать следующее. Возможно, при удачном раскладе новый союзник ему уже и не понадобится. С помощью плененных чудовищ он захватит город - и Эйприл наконец-то поверит в него... а, может быть, даже оценит. В случае победы выиграют они оба - и думать об это почему-то было приятно. А если и не оценит - не страшно. Власть над здешней столицей (а в дальнейшем - и над страной, как знать?) - неплохая замена несостоявшейся близости. Пусть не равноценная, но все равно вполне достойная.

* * *

"Все-таки жизнь знатной дамы не такая уж и веселая", - к такому неожиданному выводу пришла Эйприл уже через неделю после обретенной свободы - которая на поверку оказалась вовсе не свободой, а полной своей противоположностью, увы...

Девушка с досадой хлопнула дверью, прошла в комнату и рывком сдернула с головы ненавистное покрывало. Она с надеждой посмотрела на себя в зеркало: может, волосы хоть немного отросли? - но ее надежды не оправдались. Потребуется немало времени, чтобы их длина хоть немного приблизилась к принятой здесь в качестве приличной - она за это время успеет сойти с ума! Мало прочих неприятностей, так еще ходить в такую жару в этой парандже! Дождливая погода, которую Эйприл никогда не любила, оказалась здесь сущим благом, позволяющим не испытывать неудобств от плотной, закрытой и многослойной одежды. Но она, как назло, закончилась как раз день отбытия рыцарей в поход. И эта перемена мнения оказалась не единственной неожиданностью, с которой ей пришлось столкнуться за последние дни.

После отъезда ее "господина" девушке редко доводилось где-то бывать. Виной тому было достаточно приниженное положение женщины в этом обществе (культ Прекрасной Дамы, известный по романам и легендам, оказался красивым ритуалом, имевшим мало отношения к реальной жизни). Несмотря на видимое поклонение, комплименты и прочее, женщина оставалась зависимым существом, в память о слабой и изменчивой праматери Еве (по крайней мере, так объяснялось официально). Эйприл никогда не считала себя феминисткой, но здесь она ощущала себя ей в полной мере. Знатные дамы Камелота не так часто собирались вместе, в основном на пиршестве у одного из рыцарей или короля; но, как правило - в сопровождении спутника. Визиты в одиночку (пусть даже и в сопровождении слуг) не то, чтобы запрещались - но особо и не поощрялись. Сейчас же, из-за длительного похода, развлекательные мероприятия были на время отложены - и весьма ограниченная свобода стала и вовсе пустым звуком.

Вопреки обычаю, Эйприл все же пару раз навестила наиболее полюбившихся ей женщин - супругу Гарета Маркотруду (одно ее имя говорило об иноземном происхождении - и тем самым вызывало интерес) и жену Гавейна Марию. Но удовольствия от визитов получила немного. Помимо ошарашенного удивления подруг, не ожидавших от нее такой смелости (Эйприл так и не смогла объяснить им естественность своего поступка), во время встречи открылось еще несколько неприятных фактов о местной жизни в целом и отношении к женщине в частности.

Маркотруда встретила Эйприл довольно приветливо. Словоохотливая и уверенная в себе саксонка умело управляла покладистым юным мужем, не чаявшим в ней души, на людях выказывая необходимое почтение и смирение. Она отличалась несколько большим кругозором и самостоятельностью на фоне других дам, чьи интересы ограничивались рукоделием (в основном вышивкой), поездками по святым местам и семейными проблемами. Маркотруда была другой - как в силу возраста, так и немалого опыта (до встречи с Гаретом саксонке немало пришлось повидать), и беседы с ней были интересными и увлекательными.

Но сегодня саксонку словно подменили. Сначала главной темой беседы было изображение святого Георгия и дракона на ее новом гобелене. А когда Эйприл уже начала понемногу зевать от скуки, разговор неожиданно перешел на другую тему, от которой сон как рукой сняло - а вместе с ним и спокойствие.

Тема была достаточно важной и актуальной - предстоящее и давно ожидаемое материнство Маркотруды. Саксонку очень смущало длительное отсутствие у них с Гаретом детей - впрочем, с учетом местных предрассудков, неудивительно. Главной целью и предназначением женщины здесь считалось рождение наследников для мужа (чем больше, тем лучше - больше шансов, что хоть кто-то из них доживет до зрелых лет). А вот рождение одних девочек считалось большим несчастьем - как и отсутствие детей вообще. И вина за это обстоятельство возлагалась исключительно на слабый пол. Господство торжествующего патриархата, иначе не назовешь!

И вот теперь Маркотруда была счастлива и довольна собой (знахарка предрекла ей рождение долгожданного сына). Но, будучи решительной и деятельной особой, теперь она озаботилась благополучием подруги - к немалому огорчению последней. Отсутствие у Эйприл детей - и даже малейшего намека на предстоящее появление - казалось Маркотруде огорчительным и тревожным обстоятельством (по целому ряду причин, начиная с общественного мнения и заканчивая возможным недовольством мужа). И заботливая подруга забросала девушку ценными, со своей точки зрения, советами, как исправить ситуацию - от чудодейственных зелий до посещения известного монастыря. О данной стороне жизни Эйприл пока не задумывалась и меньше всего хотела планировать ее именно сейчас. Поэтому она поспешно распрощалась с гостеприимной хозяйкой, искренне надеясь, что та не продолжит начатый разговор в присутствии других дам - увернуться от обсуждения неприятной темы в данном случае будет сложнее.

Другой визит огорчил журналистку еще больше. Уже возле порога дома ей послышался подозрительный шум, напоминающий о скандале. В голове тут же промелькнула мысль о несвоевременности визита. Но путь был долгим, и девушка все же решила рискнуть - не зря же она тащилась сюда по такой жаре. К тому же сэр Гавейн был довольно приятным в общении и казался самым доброжелательным из рыцарей - и Эйприл понадеялась на его гостеприимство.

Как оказалось, поведение в обществе и в семье порой очень сильно расходились друг с другом. Дверь открыли не сразу - и несколько подавленный и растрепанный вид как хозяйки, так и служанки сразу насторожил Эйприл. Женщина робко извинилась за то, что не может сейчас принять гостью, потому что господин нынче не в духе. Почему, она объяснять не стала - а может, просто не успела - потому что в этот момент из дома донесся рык рассерженного "господина", мало напоминавший всегда учтивого и приветливого сэра Гавейна. Эйприл даже послышались пара непечатных выражений, обычно несвойственных благородному лорду. Мария поспешно распрощалась, но Эйприл все же успело броситься в глаза подозрительное пятно, напоминающее синяк, на ее скуле. Это сказало ей о многом...

Профессиональная память на подозрительные факты тут же подбросила журналистке несколько подобных случаев - вернее, отметин, замеченных ранее на руках и лицах знакомых женщин (остальное тело было закрыто одеждой, и что она скрывала - оставалось только гадать). Но поведение последних, немного напуганное и подавленное - как у Марии сегодня - слишком напоминало о жертвах насилия в семье, сюжет о котором ей довелось снимать однажды. С огорчением девушка припомнила услышанное ей еще в пути утверждение о неограниченных правах мужчины в своей семье, вплоть до физического воздействия на домочадцев. Тогда это показалось ей изрядным преувеличением (тем более в рыцарскую эпоху)... да, видимо все-таки показалось...

Хуже всего было то, что даже несчастные жертвы таковыми себя не считали и воспринимали этот возмутительный беспредел как нормальное и естественное явление - в отличие от Эйприл. Мария при следующей встрече даже не поняла, о каком равенстве и собственном достоинстве толкует ей подруга. Казалось, они говорят на разных языках... и Эйприл оставила бесплодный и небезопасный разговор. В конце концов, каждый имеет право на свои заблуждения.

Это событие заставило девушку несколько иначе взглянуть на спутника, до сего момента не оскорбившего ее ни словом, ни тем более действием. Уже за это стоило уважать его и благодарить судьбу. Лишь бы принятая здесь вседозволенность не оказалась заразительной... как это часто бывает. Но на это оставалось только надеяться.

* * *

В целом же чем дальше, тем меньше Эйприл нравился этот так называемый легендарный мир. Слишком уж многое в нем было далеко провозглашенного идеала - и разочарование было жестоким. Благородные и преданные своим дамам рыцари (не все, конечно, но слишком многие) на поверку оказались грубыми невежественными солдафонами с дурными манерами и непомерным самомнением. Прекрасные дамы - предмет поклонения - были неряшливыми запуганными клушами - либо религиозными до фанатизма, либо искательницами приключений на стороне, вдали от опостылевшего семейного очага.

Конечно, и в ХХ веке далеко не все следовали провозглашенным законам - даже менее строгим и категоричным, чем здесь, и все же... Все же здешнее лицемерие и двуличие бросались в глаза сильнее - возможно, из-за чуждости и непривычности многого здесь для гостьи из будущего. Грешное тело полагалось прятать от белого света и поменьше баловать - а душу держать в строгости и благочестии. Все знали эти требования - и почти все нарушали... Нет, конечно, видимая сторона зачастую соблюдалась неукоснительно - к примеру, в виде отказа от элементарных правил гигиены, каждодневного посещения храма, смирения и благочестия напоказ. А скрытые под этой маской чревоугодие (а попросту - обжорство на пирах, на которое Эйприл насмотрелась предостаточно), временные альянсы независимых баронов (которые вполне можно было трактовать как измену и предательство), погоня за наживой и грубость в отношении женщин и слуг (так называемо "христианское милосердие" и "любовь к ближнему") как бы и не существовали вовсе - пока все было шито-крыто. И от этого уже понемногу начинало тошнить...

Конечно, существовал король и небольшая горстка подобных ему идеалистов, но их было слишком мало, чтобы что-то реально изменить. И если король в силу титула и власти вызывал хотя бы видимое уважение, над остальными втихомолку потешались их собственные, более прагматичные и циничные сотоварищи...

Практически все в этом мире имело свою оборотную, нелицеприятную сторону - и непривычной к подобным реалиям Эйприл было трудно их принять. Даже пишества у короля под музыку и песни менестрелей - довольно приятное времяпровождение - потеряло былое очарование, стоило девушке заметить, что специальный слуга пробует кушанья каждого из пирующих (в первую очередь короля) - и лишь после этого те решаются приняться за еду. А толпа на площади, равно состоящая из знати и простолюдинов, с жадным любопытством наблюдает за публичной казнью (к сожалению, пару раз ей пришлось наблюдать и такое) обвиненных в предполагаемой измене или колдовстве земляков - порой еще недавно пользовавшихся любовью, уважением, властью... Столь резкая перемена отношения к человеку не могла не вызывать опасений. Невольно Эйприл представляла себя на месте этих несчастных и с горечью осознавала, что в случае невольной оплошности ее - или невольного спутника, неважно, - никто за них не заступится и не поможет.

"Человек человеку волк" - изречение, довольно популярное у древних римлян... Священники - а за ними и простой люд не слишком жаловали античную культуру, считая ее грешной - но это высказывание определенно лучше прочих подходило к ситуации. Никогда не знаешь, что скрывается под маской дружелюбия или угодливости. Вынужденная скрытность и постоянная настороженность (час за часом, день за днем, по отношению ко всем окружающим...) угнетало девушку, и с течением времени все сильнее. Кому же можно доверять в этом враждебном мире? Ответ был неожиданным - но в то же время вполне естественным; и то, что его не хотелось принимать, ровным счетом ничего не меняло...

Она одинока и беззащитна в этом чужом для нее мире - лишь теперь отчетливо поняла Эйприл. - А ее единственный защитник - ее невольный попутчик в этом путешествии во времени; тот, кого она более всего опасалась. Как оказалось, зря: если бы тот действительно замышлял против нее что-то дурное, давно бы уже осуществил - возможностей было сколько угодно, что раньше, что теперь.

"Шредер ничем не лучше их - такой же разбойник и захватчик, - пыталась протестовать консервативная часть рассудка. - Похоже, он неплохо вписался в их компанию и нимало не страдает от смены обстановки." Однако откровенно честолюбивые и эгоистичные замыслы ниндзя, не скрытые благочестивой мишурой, почему-то не вызывали такого отторжения, а упорство и решительность даже вызывали восхищение... Наверное, это всего лишь привычка - все же она знает его намного дольше, чем остальных. Наверное... И тем не менее (Эйприл не могла не признать этого) Шредер оказался единственным человеком, кому она могла бы довериться (в той или иной мере) без опасения за свою жизнь и свободу, кто мог хотя бы немного понять ее, будучи также выходцем из совсем иного мира. "И он намного привлекательнее большинства так называемых рыцарей," - неожиданно для себя закончила она.

Но, чтобы осознать это, потребовалось приложить немало терпения - а также провести не одну бессонную ночь. Да, как бы это двусмысленно ни звучало, теперь уснуть в полном одиночестве в обширных покоях (слуги поговаривали, что в этом крыле дома водится привидение, и ни один не оставался на ночь, даже за дополнительную плату) было так же трудно, как и поначалу - привыкнуть к нежелательному соседству. Эйприл, конечно, не верила в привидения - но все же с тревогой прислушивалась к каждому подозрительному звуку, гадая о его причине: проникший во дворец шпион? страшные члены инквизиции, пришедшие по ее душу по чьему-то наговору? нападение враждебно настроенных гуннов или галлов? Воображение рисовало картины одну страшнее другой - но каждый раз затруднялось с ответом на простой вопрос: что делать, если ожидаемая беда все же произойдет. Потому что ответа не было - она ничего не могла противопоставить опасностям этого мира. За исключением одного... Пускай Шредер - упрямый и нетерпеливый, а порой - и вовсе невыносимый тип... И, конечно, она не раз пожалеет о своих словах. И все же... пусть он возвращается поскорее.

* * *

Шредер опустил меч и неподвижно застыл в седле, устало глядя в никуда. Он ощущал - нет, не усталость от затянувшегося сражения (произошедшее вряд ли заслуживало так называться), - а странную опустошенность. Очевидно, не одна Эйприл идеализировала рыцарей...

Так это и есть их драконы, великаны и их смертоносные полчища... Несколько паршивых деревень, обнесенных оградой и ничем не отличающиеся от пройденных по пути - разве что очертаниями замка чуть менее королевского на горизонте. И тем не менее сэр Кей - в насмешку, не иначе, избранный предводителем в этом походе - объявил, что искомая цель достигнута. А ожидаемый противник - несколько местных управляющих (интересно, где же ошиваются их хозяева с остальным войском?) с небольшим отрядом солдат, не сумевшим оказать достойного сопротивления. И овцы-крестьяне, вооруженные луками, под их началом, не способные даже огрызнуться в ответ. Плюнуть не на что. Конечно, поход есть поход, а добыча есть добыча, лишними никогда не будут. Но... как-то уж слишком просто. Какое там лучевое оружие! - хватило бы Бибопа и Рокстеди с их дубинками, особенно с учетом пугливости и суеверности местных крестьян. Тоже мне подвиги! Вполне достойные местных вояк.

Да, чтобы захватить корону, понадобится что-то иное - такими, с позволения сказать, подвигами даже хвастаться стыдно. Лишний повод пожалеть, что не успел захватить с собой приличного оружия. Здесь нет ничего подходящего. Паршивый каменный век - даже пороха еще не изобрели!..

Тут ниндзя заметил на горизонте приближающихся всадников в популярных здесь блестящих сплошных латах, а чуть поодаль - рассыпавшийся по равнине отряд воинов попроще. Все же "доблестный военачальник", хвала всем богам, просчитался - и, увлекшись дележом добычи, не успел, как собирался ранее, скрыться до возвращения законных хозяев захваченных ими земель. Они не успели перехватить захватчиков на подходе - и теперь торопились расквитаться с ними. И, на свою беду, все-таки успели...

Шредер убрал в ножны пока ненужный меч, перехватил притороченное к седлу копье и пришпорил коня. Оглядываться на горе-товарищей не стал - небось, сами сообразят, как поступать, когда на них нападают... А уж что нападавшие не обделят их своим вниманием, сомневаться не приходилось. Противник появился очень вовремя - будет на ком выместить досаду за все нелепости и несоответствия этого паршивого мира. Кто-то же должен за это ответить!

* * *

- Едут, госпожа! Едут! - маленький чумазый поваренок Том нетерпеливо тормошил хозяйку, спеша выполнить ее просьбу - и сразу же доложить о возвращении рыцарей, - конечно же, нарушая субординацию. Ему не полагалось и шагу делать в господские комнаты - но Эйприл симпатизировала мальчику и позволяла больше, чем полагалось ему по статусу. К счастью, он слишком мал, чтобы понять это - и что-то заподозрить. Вот и сейчас она не рассердилась на преждевременное пробуждение. Почти. Хотя разлепить глаза удалось с видимым трудом (первая ночь, когда ей наконец-то удалось уснуть спокойно!) Эйприл порадовалась про себя местному обычаю женщинам надевать во время сна чепец. Конечно, полусвет раннего утра мало что давал рассмотреть, и все же...

- Я поняла, Том. Спасибо! - Эйприл потрепала мальчишку по вихрастой макушке. - Беги!

Когда дверь за мальчиком закрылась, девушка поднялась и торопливо оделась. Свершилось... Долгие две с лишним недели вынужденного затворничества и тревожных ожиданий подошли к концу. Вести здесь доходили крайне медленно (ни радио, ни телеграфа не было - а гонец мог рассчитывать лишь на скорость собственных либо конских ног) и, будучи передаваемы из уст в уста, обрастали самыми невероятными подробностями, как при игре в "сломанный телефон". Разобраться, что же случилось на самом деле, а что придумано досужими рассказчиками, было решительно невозможно. Единственное, что известно точно - ожидаемое сражение состоялось и завершилось вполне успешно. А вот насколько - оставалось лишь гадать...

...Пронизывающий и влажный утренний ветерок проникает даже под многослойную одежду. Эйприл зябко ежится, кутаясь в накидку, и даже немного завидует подругам - Марии и Маркотруде. Их рыцари в походе не участвовали, и женщинам нет нужды ожидать здесь их возвращения, равно страдая от холода и неизвестности. Не то, чтобы слишком - Эйприл не верит в великанов и драконов - но все-таки...

Наконец решетка ворот поднимается, пропуская кавалькаду всадников. За ними следуют обоз и захваченные в пути пленники - но до них Эйприл нет дела. Прищурившись, она напряженно всматривается в первую колонну воинов, но те слишком далеко, чтобы рассмотреть наверняка. Девушка досадливо ругает себя за глупое и совершенно неуместное волнение - но безуспешно...

И вот наконец-то. Решетка ворот опускается за замыкающей шествие колонной - и с души словно сваливается камень. Эйприл различает меж них донельзя знакомую фигуру. Другие женщины тоже оживились, восторженно встречают победителей. Эйприл молчит, лишь подняв руку в приветствии. Но глаза ее блестят, а губы помимо воли расплываются в глупой счастливой улыбке. Пройдет совсем немного времени - и она, скорее всего, пожалеет о неуместной радости. Снова будет огрызаться на язвительные реплики, вслух и мысленно желая ниндзя провалиться под землю. Пускай. Все это будет потом. А сейчас... как хорошо, что он вернулся! Живой и невредимый. Вернулся к ней...

Глава 6. Заинтересованные лица

«Наконец-то этот долгий день, хвала Создателю, завершен». Устало выдохнув, Артур вошел в комнату, снял с плеч мантию и другие регалии власти и, разложив их по местам, почти что рухнул в кресло. Спохватившись, торопливо пробормотал благодарственную молитву, обратившись к кресту в переднем углу – но губы произносили знакомые с детства слова почти машинально, не вникая в смысл. Грех, конечно – но мысли правителя сейчас были далеки от духовных дел, все еще крутились вокруг дел мирских, государственных. Благословение – а может быть, проклятье любого, кто взвалил на свои плечи бремя власти.

День завершился – но хлопоты и тревоги не оставляли его даже сейчас. Может, поэтому Артур даже был рад, что супруга сегодня решила провести вечер и ночь в своих личных покоях, якобы для обращения к Всевышнему с благодарностью за успешно завершенный поход. Он предпочел сделать вид, что поверил жене (хотя особой набожностью она никогда не отличалась, и обычно такое желание уединения вызывало у него подозрения – не совсем необоснованные, кстати). Но не сегодня. Этим вечером уединение было необходимо ему самому.

Мысли Артура вновь обратились к недавно завершившемуся походу. Успешно завершившемуся, хвала Господу – впрочем, разве могло быть иначе? Ведь он, Артур, сын Утера Пендрагона, избран Богом для создания великой империи, которой суждено стать легендарной. Если верить словам Мерлина, конечно. Верилось с трудом – вплоть до памятного ритуала с волшебным мечом. До сих пор не верится, что все свершилось: извлечь меч из камня при его невеликих силах – иначе, как чудом, это не назовешь. Либо волшбой Мерлина. Может, и не зря за глаза его величают колдуном...

Вздрогнув, король нервно перекрестился и постарался отогнать неприятные мысли. Нет, если кого и стоит опасаться – то точно не главного советника, придворного волшебника. Можно было бы даже сказать, друга – если бы у повелителя могли быть друзья... Старый волшебник немало помог ему и в период пришествия к власти, и позже. Благодаря Мерлину и товарищам по оружию мечта его почти осуществилась. Хотя никто и не обещал, что это будет просто.

Сейчас, наедине с собой, Артур был вынужден признать, что осуществленная мечта мало походила на свой мысленный идеал. Первое время это приводило его в гнев: с какой стати он, избранник Божий, должен примиряться с пороками и несовершенством в своем творении?.. Страшно представить, чем бы это могло обернуться, не окажись в нужный момент рядом мудрого советника. Все того же Мерлина. Он помог Артуру научиться главному – принимать как должное волю Всевышнего и смиряться с неизбежным. Трудное, но такое необходимое качество. Теперь король почти привык к тому, что взаимоотношения между жителями его славного города-государства на деле мало отличаются от принятых по всей стране. Смирился и с недостатками – а порой, и откровенными пороками своих рыцарей – других, лучших, у него уже не будет... наверное.

Тут мысли Артура неожиданно обратились к новому рыцарю, совсем недавно поступившему к нему на службу. В последние дни король часто вспоминал его. И неудивительно: только появившись при дворе, сэр Шредер тут же привлек к себе всеобщее внимание, заставил говорить о себе, порождая множество самых невероятных слухов и предположений. И не только сарацинской внешностью. Его рыцари не отличались терпимостью, но сам Артур мало придавал значения народности и внешнему облику своих подданных. Дело было в другом: король неосознанно чувствовал некоторую странность, особость нового вассала. В чем она заключалась, Артур не мог определить, но это было не главным. Более удивляло, что сэр Шредер не слишком стремился скрыть ее, слиться с окружением, как это делали многие. Или (во что верилось еще менее) просто не умел этого делать.

Тем не менее, несмотря на все свои странности, новый рыцарь Артуру нравился. Именно такого помощника он всегда желал иметь при себе. Сильный, уверенный в себе, решительный, преданный... Впрочем, последнее вызывало сомнения. Нет, очевидных причин для этого пока не было: новообращенный рыцарь не пытался оспорить его приказов, как порой поступали иные, выказывал уважение к помазаннику Божьему, держал себя практически безукоризненно... и, тем не менее, что-то настораживало, что-то, не определяемое умом, сродни наитию. И это беспокоило.

Но не слишком сильно. Какую бы крамолу не нашептал на ухо вассалу дьявол, сторонников он найти не сумеет. В глазах народа есть только один избранник Божий. Он, Артур из Камелота. А самозванец... от него отвернутся даже собственные товарищи, коих у него совсем немного. Артур знал, что, несмотря на неоспоримые достоинства, сэр Шредер не пользуется популярностью и симпатией товарищей по оружию. Заслуженно или нет, неважно – но весьма выгодно для повелителя. С этой стороны ждать подвоха не приходится. Хотя осторожность не помешает... во всех отношениях.

Последняя мысль заставила короля сердито нахмуриться и с силой стиснуть в кулаке серебряный кубок с вином, только что взятый со стола для успокоения души. Немного помедлив, Артур отставил кубок в сторону, борясь с желанием бросить его об стену. Неприятное воспоминание не давало расслабиться и насладиться заслуженным отдыхом. Выбирая себе пару, он, похоже, совершил большую ошибку. Джиневра... его последняя любовь, его первая и главная ошибка. Милая, привлекательная и покладистая – но при этом не имеющая понятия о таких вещах, как супружеская верность и королевское достоинство. Имя ее уже стало нарицательным и среди рыцарей, и среди простого люда. В открытую насмешничать, конечно, никто не отваживался, но слухи ходили... и порой доходили и до него.

Мало приятного осознавать, что жена наставляет тебе рога – а тем более, с твоим вассалом – но Артур, вопреки гордости и здравому смыслу, упорно делал вид, что ничего не происходит, блюдя свое королевское достоинство. Открыто признать неверность супруги – значит, навлечь на себя позор, а также (а это и вовсе невыносимо) – необходимость изгнать неверную жену в монастырь. А этого Артур не мог сделать даже во спасение собственной жизни. Плутовка завладела его сердцем – и телом, хотя последнее чаще огорчало его, чем радовало. Проходящие годы, постоянное напряжение и усталость понемногу брали свое – и не ощущать этого было невозможно. К счастью, королева была тактична и снисходительна к нему, и оттого на историю с Ланселотом (до тех пор, пока на людях любовники вели себя пристойно) король закрывал глаза. Недалекий самонадеянный фат не представляет собой угрозы и не слишком ущемляет его королевское достоинство, всего лишь игрушка в руках его Джинни.

Но недавно – и проницательный Артур заметил это – Джиневра положила глаз на нового рыцаря, сэра Шредера. Выглядело все это абсолютно благопристойно, но он-то, знавший свою благоверную как облупленную, заметил перемены в ее поведении. Пока что «сарацин», надо отдать ему должное, упорно игнорировал двусмысленные намеки и предложения (как будто больше некому сопровождать ее к мощам святого Антония!), но вот сколько он продержится – неизвестно. Плутовка умеет убеждать, он-то хорошо знает это.

Конечно, «сарацин» молод и хорош собой, в отличие от привычного и уже надоевшего мужа, хотя... В конце концов, он все-таки повелитель. Король с досадой толкнул серебряное зеркало, и оно со стуком упало со столика на пол. Кто может сравниться с ним? И кто дерзнет?.. До недавнего момента Артур был уверен, что никто. Но не теперь.

Нет, Ланселота он еще готов простить своей Джинни, но ЭТО - уже слишком. И если новый рыцарь поддастся соблазну, придется устранить его под каким-нибудь благовидным предлогом. Тем более, что через королеву он станет близок к трону – и это вполне может толкнуть честолюбивого вассала на измену. Стоит ли этого дожидаться?..

Артур вновь обратил взор к кресту и от души пожелал, чтобы это неприятное обстоятельство случилось как можно позже. Но уверенности в этом не было никакой.

* * *

Король не ошибся - его драгоценная половина в этот раз пожелала уединения не для любовной встречи. Но не ошибся он и в ином: мысли Джиневры был невероятно далеки от Ланселота – но опасно близки к другому, новому фавориту, точно угаданному венценосным супругом. Впрочем, этого Джиневра не знала и спокойно предавалась мечтам, параллельно строя планы на будущее (это качество роднило ее с супругом-повелителем).

Пока что все деликатные попытки решить возникшую проблему не увенчались успехом и ни на шаг не приблизили женщину к столь желанной цели. Привлекший ее внимание рыцарь также не приближался к ней, упорно игнорируя даже самые скромные предложения. Королева досадливо фыркнула, припомнив последнюю неудачу. Поездка в соседний монастырь (под надежной охраной, конечно же – мало ли что может случиться в пути) была хорошим предлогом познакомиться поближе с несговорчивым вассалом. Но предложение включить его в свиту было отвергнуто – как королем, так и (самое невероятное!) самим фаворитом. И удобную возможность пришлось отложить до лучших времен, сославшись на сильную головную боль. Удобная все-таки штука эта мигрень... на нее можно списать многое. Однако далеко не все.

Женщина с наслаждением потянулась, припоминая горящий взгляд, мускулистую фигуру и сильные руки «сарацина». Это прозвище смущало многих – но не ее. Черт с ней, с народностью – ей всегда нравились сильные и решительные мужчины. Таковым казался ей и Артур когда-то (не зря же он стал королем) – но, увы, не оправдал ожиданий – ни как повелитель, ни как супруг...

Как нарочно, перед глазами возник бледный образ ее недавнего увлечения, Ланселота. Королева недовольно поморщилась и тряхнула головой, отгоняя наваждение. Да, малыш Ланси тоже не обделен Богом – ни лицом, ни фигурой, - но чего-то ему все же не хватает. В нем нет дерзости, огня – и оттого он едва не опоздал спасти ее из рук захватчиков, гадая, достойно ли его чести добираться до места на крестьянской телеге. Джиневра презрительно сплюнула. Честь и достоинство – что стоят эти звонкие слова в сравнении с любовью и жизнью своей повелительницы? В чем сомневаться?.. Но мужчины считают иначе – и Ланселот также. Мало того, насмешливое прозвище «Рыцарь Телеги» заставило недавнего фаворита на время охладеть к ней – хотя, если разобраться, кому следовало бы обижаться?..

Нет, она не жалеет об этом. Тот случай помог увидеть любимца в истинном свете. Ланселот слишком бледен и напыщен, слишком уж напоминает ангелочка... лишь на лицо, конечно же. Во внешности же сэра Шредера, напротив, есть что-то демоническое – но это ей даже нравится.

Королева криво усмехнулась одним уголком рта, покосившись в угол на икону. Изображенный на ней святой ответил женщине угрюмым мрачным взглядом. Проклятый фанатик! Как и все они. Нет, он ее не напугает и не заставит отказаться от задуманного. Она все же королева, супруга избранника Божьего – а значит, ее воля так же священна и неоспорима.

Джиневра наморщила лоб, напряженно гадая, чем же привлечь внимание несговорчивого рыцаря. Сама вероятность отказа даже не приходила ей в голову – как может подданный отказать своей королеве? Отказаться от такой великой чести? Нет, дело лишь за тем, чтобы найти подходящий ключик – а его можно подобрать к любому сердцу, к любой душе.

Что же может привлечь сэра Шредера?.. Женская краса?.. Вряд ли – иначе все уже бы сложилось. Джиневра подбоченилась, критически оглядывая себя. Господь не обделил ее красотой, и многие воздыхатели лишь подтверждали ее правоту. Но здесь это проверенное средство почему-то не срабатывало. Деньги, роскошь?.. Тоже не то. Она не замечала за «сарацином» склонности ни к роскошным нарядам, ни к скупости, ни, напротив, к мотовству. Казалось, неожиданная королевская милость нисколько не смутила его и была воспринята как должное. Удивительное самомнение! Может, в этом все дело?

Глаза Джиневры торжествующе вспыхнули при неожиданном, но столь своевременном воспоминании. Ну конечно! ...Посвящение в рыцари. Сэр Шредер склоняется перед королем, присягая ему на верность – с виду вроде бы покорно. Но она-то замечает недовольно нахмуренные брови, взгляд, поспешно опущенный долу, словно в попытке что-то скрыть... Тогда ее немного озадачила такая странная реакция на королевскую милость – очень многие желают служить ее супругу, но не все удостаиваются его согласия. И теперь она, кажется, догадалась, чем это вызвано. Сэр Шредер недоволен происходящим, потому что... сам желает стать королем. Почти безумная дерзость – но, как оказалось, вполне в его характере.

Джиневра иронически улыбнулась. Забавно, на что он рассчитывает? – зная, как к нему относятся другие рыцари. Но это неважно. Тем больше причин у него прислушаться к ней и принять ее предложение – ибо лишь королева может осуществить его желание. А уж она-то найдет, что ему предложить...

Женщина откинулась в кресле и мечтательно закрыла глаза. Именно такого мужчину она представляла рядом с собой... и на троне. Идеализм и ханжество Артура начали ее бесить, и уже давно. С другой стороны, у дражайшего супруга не столь крепкое здоровье, и долго жаловаться на судьбу ей не придется. Жаль, что у них нет наследника – лишь при его наличии она станет правящей регентшей. А пока племянник Артура Мордред наверняка уже точит зубы на престол. Наивный глупец! Сын сестры-ведьмы еще менее популярен в народе, чем чужак-«сарацин». И, что самое главное, ему не доверяет Артур. Так что его можно сбросить со счетов. Вопрос с наследником тоже решаем - тем более, что время у нее есть... Бог помогает тем, кто помогает себе сам. И уж в этом она его не разочарует.

* * *

Тем временем предмет ее недавней страсти тоже не находил себе места, снедаемый тревогой и ревностью. Он не мог не заметить охлаждения повелительницы, и без труда догадался о его причине. Оттого неудачливого ухажера теперь вместо привычного самодовольства сжигала бессильная обида и жажда мести.

Пройдя еще раз по комнате, Ланселот остановился и, до боли сжав руки в кулаки, медленно прерывисто выдохнул. Видит Бог, как ему сейчас не хватало выдержки и хладнокровия Артура, умевшего, казалось, и перед лицом смерти сохранять присутствие духа. Сколько раз, съедаемый завистью, он насмехался – втихомолку, конечно же – над холодной рыбьей кровью повелителя. А теперь дорого дал бы за толику его спокойствия и проницательности. Лишь они помогут ему вернуть расположение королевы и чувство собственного достоинства – если еще не слишком поздно.

Проклятый сарацин! Жаль, что он не прикончил негодяя еще при первой встрече. Ланселот решительно отогнал от себя предательское воспоминание о совсем ином исходе схватки. Как он ни старался, слухи о его унизительном поражении просочились в народ и, вкупе с позорным прозвищем, лишали остатков самообладания. Нет, он не мог проиграть – врагу наверняка помогла та ведьма. Интересно, где она сейчас? Он-то бы заставил ее горько пожалеть о свершенном злодеянии. Но сейчас это, к сожалению, невозможно. Придется довольствоваться тем, что есть.

Мысли Ланселота вновь обратились к давнему врагу. Негодяй должен ответить за нанесенную обиду. Но как это сделать, боже правый? Соблазнить его леди – то есть, отплатить той же монетой?.. Мужчина плотоядно ухмыльнулся, припоминая точеную фигурку упомянутой дамы, различимую даже под просторным платьем. Было бы недурно – если бы она хоть раз обратила на него заинтересованный взгляд... и если бы противник не вернулся из похода так быстро. Пытаться пристать к его леди в его же присутствии? – нет, он не сумасшедший и не самоубийца. Месть сладка, но собственная жизнь все же дороже.

Может, опорочить его в глазах товарищей и короля? Тем более, другие рыцари не слишком любят самоуверенного чужака. Вот только чем? Они уже свыклись со всеми странностями и причудами «сарацина», какими бы возмутительными они не были. Негодяй исправно посещает церковь (смущая его и отвлекая от праведной молитвы), исправно исполняет приказы простака-короля и почти не приближается к Джиневре. А вот сама Джиневра... Об этом стоит подумать, вместе с приятелем Кеем. Благодарение Богу, что он так вовремя вернулся из похода.

Да, Кей обязательно должен найти выход. Всевышний наделил его холодным рассудком и расчетливостью – и в своей неизреченной милости сблизил их друг с другом. Голова товарища все время полна самых невероятных проектов и замыслов, порой дерзких до невероятия. Помнится, он упоминал что-то о Мордреде и его правах на престол, намекал даже на не совсем благочестивое родство короля и его племянника.

Впрочем, это не его, Ланселота, проблема. Для него главный вопрос сегодня – вернуть милость Джиневры и разобраться с соперником. И чем скорее, тем лучше. А приятель, как назло, не торопится, увлеченный реализацией своих планов. Конечно, ему-то что терять? Сэр Кей абсолютно уверен, что «сарацин» погубит себя сам, остается лишь дождаться удобного момента и подтолкнуть в нужную сторону. Но вот сколько ждать? И насколько можно ему верить?

Впрочем, больше все равно некому. Все получится. Не может не получиться. Ланселот поднял взгляд на икону и истово перекрестился. Бог не оставит его, своего верного, против проклятого иноверца, каким бы христианином бы он ни прикидывался. Он не отвернется от своего сына и всем воздаст по заслугам. Главное – поверить в это.

* * *

«Луна входит в созвездие Скорпиона. Приближаются тяжелые времена».

Мерлин тяжелым шагом подошел к лежащей на столе массивной книге в кованом переплете и руническими знаками занес в нее результаты своих наблюдений. Никто из непосвященных не сумеет прочесть его записей. Впрочем, никто чужой и не появляется в его личных покоях. Но осторожность важнее всего.

Руническое письмо – лишь одна из немногих тайн придворного волшебника. Вздумай он ради интереса рассказать кому-либо из окружающих немного больше, ему бы точно не поверили – а тем паче, что добыты эти сведения совершенно естественным, немагическим путем: из старых книг и от учителей, встреченных им во время странствий по странам Европы и Азии. Тайные знания древних, почти позабытые невежественными современниками, сделали его в их глазах колдуном и чародеем. Мерлин скептически усмехнулся. Людям свойственно объяснять сверхъестественными причинами то, чего они не могут понять и объяснить, отдать неведомое на откуп Богу или сатане. А потом привычно упорствовать в своих заблуждениях. Большинство простецов – большие дети, наивные, невежественные – и тем самым опасные для себя и других.

Многие знания и умения, подарившие ему авторитет и поклонение, возвели неприступную стену между ним и прочими людьми. Но Мерлин не в обиде на судьбу. Ее дар помог ему поучаствовать в строительстве великой империи и спасти не одну человеческую жизнь, а одиночество... он давно привык к нему. Маленького Ашота, помощника и ученика более, чем довольно для его души.

Не раз и не два приходилось волшебнику наблюдать за звездным небом в поисках ответов на заданные вопросы. Порой он делал это по поручению Артура, помогая ему разрешить ту или иную государственную проблему, или – гораздо реже – личный вопрос. Грех тревожить мироздание вопросами о частном, если только речь не идет о спасении жизни или чем-то подобном. Но сейчас его волновала как раз судьба конкретных людей – и Мерлин верил, что не случайно. Он ощущал, что она неразрывно связана с судьбой их королевства.

В них было что-то особенное, чуждое. Волшебник почувствовал это сразу, с первого взгляда на пришельцев, хотя те и старались не выдавать этого. К сожалению, почувствовал не только он. Люди враждебно относятся к непохожим на себя – и, наверно, это осознание побуждало пришельцев держаться вместе, ибо единым фронтом проще отражать удары – как людей, так и самой судьбы. Открытое противостояние еще не случилось, но Мерлин чувствовал, что оно не за горами – и решит многое.

Несмотря на всю настороженность и привычное недоверие к людям, новая придворная дама ему понравилась, и Мерлин постарался как можно деликатнее дать ей это почувствовать. Она тоже прониклась к нему симпатией – но не настолько, чтобы довериться. Может, и правильно – но сейчас это недоверие может стать помехой при попытке оказать помощь.

С ее спутником сложнее. Он верит лишь в материальное, и оттого не воспринимает всерьез ни магию, ни волшебников. Вкупе с его самонадеянностью, гордостью и честолюбием это может стать серьезной проблемой. Для всех них. В чем именно заключается опасность, Мерлин не знает. Именно об этом он вопрошает звезды, давно привыкнув читать их словно раскрытую книгу. Но сегодня звездное небо глухо и немо и не отвечает на вопрос. В первый раз в жизни. Что ж, бывает и так...

Разведя огонь в очаге, Мерлин неслышно передвигается по комнате, открывая то одну, то другую книгу, перебирая стоящие на полках колбы и реторты. Он движется почти механически, полностью доверившись своему телу. Если уж не звездное небо, то собственный дух должен найти ответ на мучающие его вопросы: кто эти двое? чем их появление грозит королевству? А самое главное – как спасти королевство, не погубив при этом неповинных людей? Многие из знакомых ему магов, не колеблясь, принесли бы чужаков в жертву – тем более, во имя короля и королевства. Многие – но не он.

Но ответ не находится – за исключением нарастающего чувства тревоги. Что-то должно произойти – и очень скоро. Ничего, главное то, что он предупрежден об этом – и значит, будет готов встретить любую неприятную неожиданность. И это даст шанс на победу. Всего лишь шанс – но это уже немало.

Глава 7. Непростой путь к сближению

Прошло совсем немного времени, и Эйприл с некоторой досадой убедилась, что с возвращением ее «рыцаря» из похода практически ничего не изменилось – разве что она перестала вздрагивать от каждого подозрительного ночного шороха. А кое в чем – и вовсе стало хуже. Они почти не видели друг друга, а при случайной встрече обменивались лишь необходимым минимумом фраз. Все попытки разговорить молчаливого спутника словно наталкивались на стену – тем более удивительно, что до отъезда он не упускал случая ответить. Что же произошло?

На расспросы о том, как прошел поход, Шредер отвечал неохотно и односложно, лишь вскользь упомянув об одержанной победе. Лишь при восторженной похвале другим рыцарям немного оживился – лишь для того, чтобы едко высмеять трусость спутников, в первую очередь своих недругов. Ей назло, не иначе. Другого Эйприл и не ждала. Послушать его, так лишь благодаря его, Шредера, личному вмешательству и была одержана победа. Девушка скептически улыбнулась, вспомнив, как удирал великий завоеватель от ее зеленокожих приятелей, в сущности, совсем еще мальчишек, порой даже не оказав мало-мальски приличного сопротивления. Не мог же он за короткое время так кардинально измениться?..

Эйприл пожала плечами, всем видом демонстрируя насмешливое недоверие. Вслух, однако, ничего не произнесла – повод для очередной ссоры, тем более при первой же встрече, слишком незначительный. Похоже, так считала только она – да и говорить ничего не пришлось... И ответ не заставил себя долго ждать.

Более, чем предсказуемый ответ, надо заметить – оказался для девушки полной неожиданностью. Разумеется, она знала о вспыльчивости своего невольного попутчика – от друзей, да и по личным наблюдениям. В такие моменты могло достаться любому (союзнику или противнику, не суть важно), предмету или живому существу, по несчастью, попавшему под горячую руку. Ее же это каким-то чудом миновало – тем удивительнее, что, оказавшись в плену, Эйприл не скупилась на язвительные замечания, а то и прямые оскорбления в адрес захватчика, пытаясь тем самым хоть как-то компенсировать малоприятное зависимое положение. Но ниндзя по неизвестным ей причинам пропускал все ее реплики мимо ушей, словно его это и не касалось. До сего дня. И вот ей, наконец, «посчастливилось»...

Как это произошло, да и что именно – девушка заметить не успела. Всего лишь одно стремительное резкое движение в ее сторону – и спина девушки ощутила все шероховатости и неровности холодной каменной стены, а запястья сжаты в такой знакомой беспощадной хватке ее недавнего собеседника.

Шредер медленно выдохнул, понемногу приходя в себя. Внезапная вспышка гнева удивила его самого. До сего дня он ни разу не поднимал руку на женщину, считая это ниже своего достоинства (схватки с противниками обоего пола не в счет – на войне как на войне) – а сейчас чуть было не сорвался. И все из-за этой заносчивой стервы, которую (о боги предков, что за глупость!) едва не счел родственной душой. До каких пор она будет считать его ни на что не способным неудачником? После всех разочарований похода ее недоверие стало последней каплей. Ниндзя с трудом подавил жестокое желание парой хороших пощечин привести ее в чувство и добавить уважения к своей персоне. Ей-богу, дерзкая девчонка умеет вывести его из себя – даже более, чем проклятые мутанты. Будь он так зол во время драки с ними, от них давно бы мокрого места не осталось. С Эйприл труднее – паршивка знает, что он не сможет ответить ей как должно и нагло пользуется этим. В который раз...

Эйприл презрительно скривила губы, старательно отгоняя от себя страх. Начинается... Она не зря опасалась – пара недель в компании грубых солдафонов изменили ее спутника до неузнаваемости... если, конечно, было что менять. А она-то, дура, радовалась... Лучше бы он и вовсе не возвращался – чай, не пропала бы и без него.

- Настоящий герой – справился с женщиной, - с вызовом бросила она, безуспешно пытаясь освободиться. Тщетно – с тем же успехом она могла бы попытаться подвинуть стену за своей спиной. Девушка недобро усмехнулась, пряча горькую досаду. – Ты быстро учишься: здешние мужчины не стесняются бить своих дам. Вижу, ты готов последовать их примеру... Чего еще от тебя ждать?

Шредер застыл на месте, не веря своим ушам. Последние слова буквально ошеломили его. Она что, издевается? За кого его считает? Как смеет такое говорить – хотя прекрасно знает... или не знает?..

- Не готов – хотя явно стоило бы, - сердито ответил он, резко отпуская и отталкивая девушку от себя. – И мне плевать, верите вы мне или нет!

С этими словами Шредер вышел, демонстративно громко хлопнув дверью.

Эйприл тяжело вздохнула и опустилась на лавку, чувствуя себя опустошенной. Вроде все как всегда – и в то же время совершенно не так. Впервые она не ощущала своей правоты, не желала оставить последнее слово за собой. Почему все так сложно?.. Вечный захватчик всегда казался непробиваемым, равнодушным ко всему, кроме своих желаний; казалось, его ничем нельзя зацепить, обидеть... Оказалось, еще как можно – и чем? Тем, что считается абсолютно нормальным и естественным здесь... да и, если честно, и среди многих обывателей ее родины – но так дико и неприемлемо для нее. Получается, и для него тоже? Уму непостижимо...

Что же делать? Не оставлять же все как есть. Догнать и извиниться? Немного непривычно – но надо же когда-то начинать. Конечно! Прямо сейчас. Эйприл быстрым шагом подошла к двери и убедилась, что опоздала – в коридоре пусто. Как и следовало ожидать. Угонишься за ним... Его и ребята не могли догнать, куда уж ей? Так даже лучше. Можно, конечно, поискать – и даже найти – но вот что сказать? До сих пор ей нечасто приходилось с кем-то мириться, тем более признавать свою ошибку, и нужные слова упрямо не шли на ум.

Сделав шаг в сторону, девушка споткнулась о какой-то предмет, валяющийся возле стены. Наклонившись, она подняла его и тут же узнала: такой знакомый, но за время долгого отсутствия ставший почти непривычным. Передатчик, с помощью которого Шредер обычно связывался с Кренгом и помощниками. Как оказалось, совершенно бесполезный здесь – как и ее собственная рация – но опасная улика при попадании в чужие руки. Поэтому, поселившись в замке, они условились держать средства связи постоянно при себе. В любой из комнат их могла найти прислуга и, случайно включив (маловероятно, конечно, но чем черт не шутит!), заподозрить неладное. В этом, несмотря на прочие разногласия, сходились оба.

Эйприл сразу же, почти инстинктивно проверила сохранность собственной рации – к счастью, надежно упрятанная за корсаж платья вещица была на месте. Она может быть спокойна, а вот Шредер... вполне вероятно, уже хватился пропажи и ищет ее. Вернуть утерянную вещь – хороший повод для примирения, не слишком ущемляющий ее достоинство. Может, большего и не потребуется...

Осторожно расспросив слуг, девушка выяснила, куда примерно направился ее оскорбленный в лучших чувствах «рыцарь». В сторону, где располагались конюшня и арсенал (второе все же вероятнее). Куда именно и зачем, слуги не знали, да и не слишком стремились узнать. Хмурый и недовольный вид господина отбивал всякое любопытство – и, наверное, совсем не зря. На секунду Эйприл задумалась, стоит ли ей соваться, но решительно отогнала тревожную мысль. Пускай отведет душу с помощью оружия, которое все же не станет использовать против нее... может быть...

* * *

Шредер взял в руки меч, придирчиво осмотрел его: нет ли зазубрин, царапин и т.п. Оружие нуждается в заботе и постоянном уходе – но зато отблагодарит потом по достоинству... не то, что некоторые. Не обнаружив явных дефектов, он оглянулся в поисках ножен...

- Случайно не это ищешь? – неожиданный вопрос застал его врасплох, но ниндзя не подал виду. Мельком взглянув на девушку, он отвернулся, всем видом демонстрируя, что продолжать разговор не собирается. О чем с ней разговаривать? Найдя нужный предмет, убрал меч в ножны, повесил на пояс, собираясь поискать сэра Гавейна или Гарета: дружеская сшибка – лучший способ успокоить нервы, совместить, так сказать, приятное с полезным, - и с раздражением оглянулся. Дерзкая девчонка и не собиралась уходить, словно нарочно привлекая его внимание. Какого черта, интересно? Все-таки поддавшись любопытству, Шредер пригляделся – и рассмотрел, наконец, предмет, который Эйприл так настойчиво желала ему продемонстрировать. Это немного подняло настроение. Все-таки удачно, что потерю обнаружила Эйприл, а не кто-то из посторонних. Но говорить ей об этом ниндзя не собирался.

- Это все? – хмуро осведомился он, забирая и пряча передатчик. – Все, зачем ты меня искала?

- Нет, не все, - Эйприл собралась с духом, игнорируя намеренно грубые интонации. В конце концов, она пришла сюда не продолжать спор. – Есть еще одна новость, которая могла бы тебя заинтересовать, - она хитро скосила глаза на ниндзя. - ...если бы ты не спешил злиться и дослушал до конца.

- Ну конечно, скажи еще, что я во всем виноват, - буркнул Шредер. – Кренг все время так говорил.

- Не скажу, - Эйприл недовольно поморщилась – сравнение с Кренгом было не из приятных. Но что поделать, ради примирения придется потерпеть. Сама напросилась. – Ну что же, лучше поздно, чем никогда...

Шредер скрестил руки на груди, всем видом демонстрируя равнодушие. Если она пытается помириться – что ж, он не против. Но для этого ей придется как следует постараться. Безнаказанно оскорблять будущего повелителя не дозволено никому. Даже ей.

- Ну и что за новость? – переспросил он, стараясь не выдавать интереса. Все-таки журналист из нее неплохой, может, и впрямь удалось узнать что-то ценное.

- Насколько я поняла, результатами похода ты недоволен, - начал девушка воодушевленно. Не то, чтобы ее «новость» была такой уж ценной – тем более, кое-что из сведений ей удалось узнать еще по пути в Камелот. Но для того, чтобы сменить тему, подойдет. – А тем временем твои приятели Гавейн, Гарет и некоторые другие отправились на другое, может быть, более важное мероприятие – на поиски святого Грааля. – Эйприл помолчала пару секунд – не столько ожидая ответа, сколько делая многозначительную паузу (откуда ему, в самом деле, знать об особенностях местных святынь?) – Говорят, эта реликвия обладает волшебной силой, и найти ее мечтает каждый, - добавила она со значением.

- Как ты сказала – святой Грааль? – заинтересовался ниндзя, тут же позабыв (как и надеялась Эйприл) о недавних разногласиях. В конце концов, мужчине не к лицу обижаться на глупую женщину. А упоминание о местном артефакте показалось ему весьма любопытным. Может, его можно использовать к своей выгоде... и наконец-то стать королем.

Эйприл иронически улыбнулась, глядя, как заблестели глаза у ее собеседника. Как у мальчишки, увидевшего новую игрушку, ей-богу. Нет, он определенно неисправим! И, может, это к лучшему.

- Чаша святого Грааля – местная реликвия, связанная с религией, - терпеливо пояснила она. – В этой чаше, насколько мне известно, хранятся мощи какого-то местного святого, якобы наделенные магической силой. И найти его могут лишь избранные, кому присуща особая чистота помыслов... – она не договорила, многозначительно прищурившись, словно бы давая понять, что уж это-то ее спутнику точно не грозит.

Шредер не обратил внимания на весьма прозрачный намек – уж чистота и благородство помыслов волновали его менее всего. Беспокоило другое: мощи (насколько ему известно, это просто-напросто кости) – какая в них может быть сила? Он и прежде не слишком верил во все эти магические штучки, а после похода на «великанов и драконов» - и подавно.

- И какая же в них заключена сила? – недоверчиво переспросил он.

- Мне думается, ничего особенного, - пожала плечами Эйприл. – Местные, конечно, верят – вот только подтвердить их слова некому. Скорее всего, какая-то реликвия для их попов, не более того. Но ее поиски дают рыцарям право на поход, возможность доказать свои благородные намерения... а также право грабить местное население по пути следования: они обязаны кормить крестоносцев и обеспечивать всем необходимым. Знакомая картина, не правда ли? – она оглянулась на ниндзя. – Так что, может, ты не сильно ошибался в их оценке.

- А то! Я-то их знаю, - проворчал Шредер удовлетворенно (все-таки она признала, что была не права. Давно пора!) – и добавил почти миролюбиво: - Ничем не лучше наших самураев...

Эйприл удивленно подняла брови. Последнее заявление стало неожиданностью для нее. Конечно, она знала, что ниндзя не самого лестного мнения о рыцарях (которое она с некоторых пор разделяла), но к самураям всегда относился с почтением. Девушка сильно подозревала, что правящее сословие Японии ничем не лучше любых других дворян, но спорить не решалась. Но услышать такое от него?.. Подобное откровение поистине дорого стоило.

- А откуда ты это знаешь? – полюбопытствовала она. – Ты с ними был знаком? Или...

- Неважно, - перебил ее Шредер, спеша закрыть тему. Откуда ей знать, кто вспоминается ему при любом упоминании о благородных самураях - напоминая о неудачной миссии? Да и незачем знать…

- Ну, неважно так неважно, - согласилась Эйприл. – Может, теперь наконец покинем это место? Не собираешься же ты ночевать здесь... рядом с конюшней. И оружие лучше оставь здесь – а то я тебя прямо бояться начинаю... Шучу, шучу, - поспешила добавить она, предупреждая новый спор.

- И правильно делаешь, что боишься, – ниндзя убрал меч в назначенный ему отсек. – Повторишь это еще пару раз – и я вполне могу поверить.

Эйприл только улыбнулась. Конечно, повторять она не собиралась - только дураки не учатся на своих ошибках. Да и верить, собственно, тоже. Но говорить это она, естественно, не стала.

* * *

Прошло еще несколько дней. Между невольными соседями воцарилось некое хрупкое перемирие, нарушать которое не хотелось ни одному из них. Внешне мало что изменилось, да и виделись по-прежнему редко – разве что доверять друг другу связанные цепью обстоятельств спутники стали чуть больше. Но это ненадолго обрадовало Эйприл. Чуть большая откровенность для ниндзя по-прежнему касалась лишь обсуждения его планов на будущее – и ничего больше. Может, планы эти и не были лишены здравого смысла? – девушка не знала, так как ее они мало интересовали. Война, завоевания и тому подобная ерунда – что в ней интересного? Только для мужчин, наверное. Вынужденная большую часть времени проводить в одиночестве, она порой даже сердилась на более удачливого спутника. Он нашел занятие себе по душе, неплохо вписался в компанию местных вояк и ничуть не страдает от перемены обстановки. Сама же Эйприл похвастаться тем же не могла и с каждым днем все больше скучала по дому, привычной работе, друзьям, свободе, в конце концов... «Сытый голодного не разумеет, - с досадой думала про себя девушка. – Какое тут может быть понимание?» Убедиться в том, что это, мягко говоря, не совсем так, довелось скорее, чем она ожидала...

- Черт, этот проклятый двуличный мир меня уже бесит! – эти слова заставили Эйприл удивленно оглянуться, отложив в сторону гребешок и отвернувшись от зеркала. Девушка с изумлением уставилась на своего «рыцаря», вернувшегося со службы против обыкновения рано – и в самом скверном расположении духа.

О причине гнева гадать долго не пришлось, да и особо расспрашивать тоже. Как и следовало ожидать, касалась она того самого злополучного похода, вернее сказать, была его прямым следствием. Оказалось, сэр Кей случайно или намеренно (второе вероятнее всего) значительно недооценил вклад своего недруга в дело победы – а, следовательно, и его долю в добыче. Со свойственной ему надменностью и самонадеянностью он заявил, что от «сарацина» настоящей воинской доблести не дождешься и через сто лет – мол, эти дикари не имеют о ней никакого понятия. Разумеется, это было величайшей неправдой, а точнее, невероятно наглой ложью (даже Эйприл готова была это признать) – да вот беда, опровергнуть клеветника было некому. Как нарочно, сэр Гавейн и сэр Гарет в походе не участвовали, а остальные предпочли дружно промолчать, не то из солидарности, не то из страха. Совершенно обычная ситуация, хотя, конечно, и несправедливая.

- И что ты предпринял? – спросила Эйприл с некоторым опасением, гадая, видела ли она сегодня сэра Кея. От вспыльчивого спутника можно было ожидать чего угодно – с самыми непредсказуемыми последствиями...

- Самым правильным было бы начистить наглецу физиономию... и при этом окончательно прослыть неотесанным мужланом, - с досадой ответил Шредер. – Так что пришлось вызвать мерзавца на поединок, как здесь принято. Я имею на это право, кем бы они меня не считали. Проклятые лицемеры!

- Не думала, что когда-нибудь скажу это – но как я тебя понимаю... – вполголоса пробормотала Эйприл. Ей сразу же вспомнились похотливые взгляды, которые бросал в ее сторону Ланселот, когда этого не видела Джиневра, к счастью, не решаясь приближаться. Да и не только это. За время пребывания здесь претензий к так называемому легендарному миру накопилось с избытком. Она все больше ощущала здесь себя чужой. Неужели и он, наконец, понял это?

- Да неужто? – Шредер недоверчиво оглянулся на девушку. Что может понимать женщина в вопросах чести и достоинства?.. Как оказалось, все же что-то понимает – хотя и под углом нетипичной и странной женской логики. Ничего удивительного... Выслушав доводы Эйприл, он в душе согласился со многими из них. Да, не таким он желал бы видеть свое королевство!.. Стоит ли оно прилагаемых усилий?

- А кто-то еще хотел быть здесь королем! – беззлобно поддела его Эйприл. – Неужели наконец одумался и передумал?

- Вот еще! Нет, конечно, - ниндзя не испытывал ни малейшего желания признаваться в своих сомнениях – тем более, перед насмешливой женщиной. – Хотя править этими дикарями – удовольствие ниже среднего. Ничего, я сумею привнести в эту дыру цивилизацию...

Эйприл обреченно вздохнула. Нет, он неисправим. Надеяться на понимание глупо.

- А я вот скучаю по дому и близким, - неожиданно призналась она. – Я так надеялась, что мы вернемся... – девушка отвернулась к стене, не желая продолжать разговор. О чем?.. Да и какой толк?..

Шредер удивленно, даже немного ошарашенно оглянулся на девушку. Она что, собирается заплакать?.. Нет, только не это. Такое поведение было настолько несвойственно всегда дерзкой и самоуверенной мисс О'Нил, что просто-напросто выбивало из колеи. Впервые хотелось не возразить ей, не поддеть едким замечанием ... а как-то помочь, поддержать. Оказывается, глупое рыцарское благородство не чуждо и ему... Но как это сделать? Нужные слова, как нарочно, не находились...

- Скучаешь по маме, что ли? Да ладно тебе, вроде уже не маленькая девочка, - неуклюже попытался он ее утешить, чувствуя себя при этом полным дураком и пытаясь грубоватыми словами скрыть растерянность. Черт знает, как поступать в таких случаях...

- Прежде спросил бы, есть ли она у меня! – сердито вскинула на него глаза девушка. – Я скучаю по дому, по друзьям. Здесь нет ничего знакомого и близкого – хотя где тебе понять? За своими дурацкими амбициями ты разучился что-либо чувствовать... если вообще когда-нибудь умел!

Шагнув было навстречу, Шредер резко остановился. Неожиданное заявление задело его сильнее, чем ожидалось... хотя вроде бы, что тут обидного? Чувства и эмоции – удел слабых женщин, недостойный настоящего мужчины и воина. Он всегда искренне верил в это и считал правильным. А вот поди ж ты...

- И слава богу – потому что я все-таки не женщина, - с вызовом ответил ниндзя. Минутное сочувствие мигом переродилось в раздражение: с ней никак нельзя по-хорошему. – Что толку в глупых переживаниях, которые все равно ничего не изменят. Мужчина должен действовать исходя из того, что есть – а не проливать слезы о том, что недоступно... хотя действительно, женщине этого не понять.

Немного успокоившись, Эйприл ощутила укол сожаления. Ну, зачем она в самом деле так резко? И в который раз? Ну, не умеет он по-другому, не убивать же за это... Тем более, что порой словом можно убить вернее оружия.

- Извини, пожалуйста, я не хотела тебя обидеть. Так получилось... – с некоторым усилием произнесла она. Пересилить себя было непросто – но не оставлять же так...

Она робко подняла глаза на несговорчивого собеседника – неужели снова придется его уговаривать? Ладно, хоть не искать по всему замку, как в тот раз. Показалось – или он и сам не рад ссоре?

- Ладно уж... проехали, - тяжело выдохнув, ниндзя опустился на лавку с другой стороны стола и, сняв с себя шлем, отставил в сторону. – Это же просто глупо: будь у меня возможность выбраться, разве я бы остался здесь... хотя бы чтобы разжиться приличным оружием, - подняв глаза на девушку, он невесело улыбнулся. – Неужели моя леди и вправду считает меня всемогущим?

- Очень может быть, - Эйприл улыбнулась в ответ. Правильно, на кого же тут еще надеяться? – А ты... тоже скучаешь по маме? - спросила она, желая сгладить невольную грубость. Может, он не зря это спросил? – чужая душа потемки... Убедиться в своей ошибке пришлось немедленно.

- Нет! – резко ответил Шредер, и почти тут же добавил, - Вот уж по кому – меньше всего на свете!

Эйприл растерянно замолчала, шокированная такой реакцией на вполне безобидные слова. Услышанное не укладывалось в голове. Ей как-то однажды доводилось видеть его мать. Не самая приятная дама, а попросту – гангстер в юбке... но все-таки близкий, родной человек. И с такой радостью решила помогать сыночку-террористу – значит, поддерживает его начинания... вроде бы.

- Странно, а мне показалось, что она хорошо к тебе относится – и понимает лучше других, - робко возразила она. Шредер резко обернулся и взглянул на нее. От пристального горящего взгляда стало даже немного не по себе...

- Показалось? Самое правильное слово, - и чуть помолчав, добавил. – Будда говорил, что весь наш мир - всего лишь иллюзия. Порой хочется в это верить...

Эйприл замолчала, все больше запутываясь. Она чувствовала, что за всеми этими словами скрывается нечто большее, то, что угнетает его по-настоящему. Вот только спросить об этом, не вызвав новую вспышку гнева, вряд ли возможно. А жаль... Может, тогда она поняла бы его лучше – и смогла бы чем-то помочь...

- Неужели она тебя совсем не любила? – отважилась наконец возразить она. - Ты же, насколько я помню, старший сын, наследник. Причем, именно такой, какого она хотела видеть – она ведь поддерживала твой план по захвату мира, так?..

Шредер иронически усмехнулся. «Именно такой, как она хотела», как же... Конечно, откуда ей знать?.. О том, что отец именно по ее наставлению отдал его в клан ниндзя, по сути, лишив всех радостей детства. О том, как она постоянно называла неудачником, не способным ни на что – не то, что ее любимчик Кацуо... И никакие успехи не могли переубедить ее. Все же братец оказал ему неплохую услугу, пойдя в итоге в полицию (это хоть на время заставило ее замолчать) – вот только что это изменило? Семьи как не было, так и нет. Было ли о чем скучать? Или о ком?.. Вот только стоит ли об этом говорить? Может, так и должно быть. Именно так правильно?.. Почему же это так тоскливо звучит?..

- Любовь? А что это такое? – переспросил он, отвлекаясь от неприятных воспоминаний. – Это ваше, европейское понятие. У нас в языке даже слова такого нет. А значит, ее нет в природе.

Эйприл упрямо покачала головой, не веря своим ушам. Такого просто не бывает. Так дико и непонятно звучит. Неужели он и правда в это верит?

- Не может быть, - чуть помолчав, уверенно заявила она. – Чтобы целая нация жила, не зная любви и привязанности...

- Не знаю, как там насчет нации, - перебил ее ниндзя, - но у нас в семье так и было. Да и не только в семье... – не договорив, он замолчал, мысленно обругав себя за неуместную откровенность. Нашел кому довериться... От нее дождешься понимания… в виде очередной колкости.

Но, вопреки ожиданию, Эйприл замолчала, о чем-то задумавшись.

- И все-таки ты зря не веришь, - наконец решила продолжить она. – Я вот верю, что любовь есть. И она – главное, для чего стоит жить, - она гордо подняла голову, ожидая очередной насмешки.

- А вы хоть сами знаете, что это такое? – неожиданный вопрос, не лишенный поддевки, застал девушку врасплох. Она честно попыталась припомнить, было ли такое в ее жизни прежде. Вспоминалось пока плохо. Симпатия, увлечение – конечно, куда же без них? А вот то, что обычно называют любовью – такого переживать не доводилось. Но это же не значит, что ее нет?

- ПОКА не было, - она намеренно подчеркнула первое слово. – Но обязательно будет, не зря же я на свет появилась. Не в одной работе жизнь заключается. И у тебя тоже, - она пристально посмотрела на своего собеседника. – В конце концов, ты же тоже человек. И не такой уж невозможный... бываешь иногда.

- Думаю, это можно считать комплиментом, - усмехнулся Шредер. – Мне бы вашу уверенность...

- Могу поделиться, - Эйприл лукаво улыбнулась. – Если ты завтра не станешь убивать сэра Кея.

Ниндзя нахмурился, неприятно удивленный этими словами. С чего это она вспомнила про этого расфуфыренного петуха?..

- Вообще-то, король запретил сражение до смерти – чем сильно меня огорчил, - неохотно признался он. – Но заставить этого лжеца есть грязь в моих силах – и будь я проклят, если не заставлю!

- Ну, это сколько угодно, - засмеялась Эйприл. – Но только после королевского пира в вашу честь, господа победители... надеюсь, ты не забыл, что он состоится сегодня вечером? Будешь сопровождать свою леди ко двору? – а то я уже совсем заскучала в четырех стенах...

- Куда деваться? – ниндзя пожал плечами. – Король повелел присутствовать всем – а нам, походникам, в первую очередь. Мы не можем не подчиниться ему... пока что, - добавил он со значением.

Эйприл улыбнулась, но ничего не сказала. Чем дальше, тем меньше ей верилось в эту безумную идею; но говорить об этом она, ясное дело, не собиралась. Не хватало еще нового скандала! Чем бы дитя ни тешилось... К тому же – она улыбнулась неожиданной мысли – если ему все же повезет (маловероятно, но чего только не бывает на свете!) она этому не огорчится. Эйприл встряхнула головой, удивляясь себе – но не слишком сильно. Раз уж они на одной стороне – то должны поддерживать друг друга. Быть одной командой. А что будет дальше, известно лишь Богу. И от этого только интереснее.

Глава 8. Мелочи, меняющие многое

Королевский пир удался на славу. Хотя, если честно, Эйприл не могла припомнить случая, когда данное мероприятие было неудачным (да и бывала она на них так "часто" - по пальцам одной руки перечесть). Но сегодняшнее по праву превзошло остальные. Тем более, что состоялось оно в честь долгожданной победы, давно предвкушаемой и оттого вдвойне радостной. И отмечать такую удачу (благоволение Всевышнего, по местным понятиям) полагалось от всей души и с размахом. Что, собственно говоря, и происходило.

Яркие знамена и штандарты на стенах, до неузнаваемости преобразившие пустоватый и неуютный зал каменной башни, столы, выстроенные в виде большой буквы "П" и буквально ломившиеся от всевозможных кушаний и напитков (по счастью, день празднества не пришелся на один из постных, существенно ограничивавших рацион. Впрочем, Эйприл успела убедиться, что и в данном случае местные находили выход. Не могли не найти), парадные наряды гостей обоего пола... Все было на высшем уровне и не могло не радовать соскучившуюся по беззаботной праздничной атмосфере девушку.

Эйприл расправила складки на юбке нового платья, попутно полюбовавшись на изящную серебристую вышивку. Обновка идеально подходила к случаю, делая ее по праву королевой праздника. Девушка украдкой оглянулась на венценосную пару, торжественно восседавшую во главе центрального стола, дабы убедиться, что выглядит она сегодня ничуть не хуже повелительницы. А может, и получше, хотя никто не дерзнет признать это вслух, побоятся... Венценосная особа, скажите пожалуйста! За долгие недели пребывания здесь Эйприл так и не прониклась ни симпатией, ни уважением к повелительнице, по целому ряду причин: начиная от сходства некоторых черт характера и заканчивая личными, признаваться в которых она не желала даже самой себе.

Наморщив носик, девушка отвернулась, не желая портить себе настроение созерцанием неприятной особы, и продолжила беседу с соседями по столу, причем как с дамами, так и с их кавалерами, не делая меж ними особого различия. Не то, чтобы дамам воспрещалось участвовать в разговорах джентльменов, нет - но пользовались они этим обстоятельством крайне редко, предпочитая обмениваться репликами и шушукаться в своем кругу. Не так давно Эйприл следовала их примеру, без большой охоты, скорее из обычной осторожности.

Сегодня же она чувствовала себя вполне уверенно (чему немало способствовал предшествующий разговор и кисловатое местное вино, которое щедро подливал ей виночерпий). А неподдельный интерес и комплименты невольных собеседников добавляли вдохновения, вновь превращая ее в "мисс О'Нил, самую популярную журналистку 6 Канала", способную разговорить кого угодно. Да и мужское внимание всегда приятно льстило ее самолюбию. Конечно, она никогда не говорила об этом вслух, не то что болтушка Ирма, - но в душе была довольна. Здесь же явно этого не хватало, и только сегодня она поняла, насколько.

Шредер не без удивления наблюдал за этой переменой. Девушка раскраснелась равно от выпитого и от неподдельной радости, и держалась раскованно и непринужденно, что делало ее еще более привлекательной. Она уверенно поддерживала разговор, нимало не смущаясь обращенного на нее внимания. "Вот значит как... Наверное, стоило угостить вас раньше, леди. Возможно, многих сложностей удалось бы избежать. Хотя как знать..."

Единственное, что его не устраивало в данной ситуации - внимание его "леди" с легкостью обращалось на любого ее сегодняшнего собеседника, а их нынче было немало. Она мило шутила и улыбалась и любому соседу по столу, и даже мальчику, подливавшему ей вино и подносившему заказанное угощение. Ниндзя с раздражением прогнал эту мысль, постаравшись сосредоточиться на беседе с Гавейном, тем более касалась она предстоящих военных мероприятий. Информация небесполезная, тем более полученная, можно сказать, из первых уст (не стоит забывать о близости "приятеля" к королю).

- Идем танцевать, - на этот раз девушка вмешалась в разговор намеренно, дернув его за рукав парадного одеяния, привлекая к себе внимание. И, секунду помедлив, добавила с иронической улыбкой. - Разве ты не мой рыцарь, и это торжество не в вашу честь?

Шредер с нарочитой неохотой обернулся к ней, заметив краем глаза сочувствующую улыбку Гарета. Последнему лишь недавно удалось наконец-то отделаться от настойчивых уговоров супруги, мало отличавшихся от просьбы леди Эйприл, и он как никто другой понимал товарища. Но это обстоятельство отчего-то вызвало новую вспышку раздражения. Какой-то мальчишка будет его жалеть - этого еще не хватало! Нахмурившись, Шредер отрицательно качнул головой, оставаясь на месте. Он никогда не считал танцульки занятием, достойным настоящего мужчины, но в более привычной обстановке, возможно, сделал бы исключение. Здешние же танцы, более похожие на ритуальные хороводы женщин его родины в честь очередного храмового праздника, как-то не впечатляли и не вдохновляли. Участвовать в них наравне с привычными к таким специфическим развлечениям Ланселота и Кея, да еще и, чего доброго, выглядеть смешно и нелепо на их фоне? Да ни в жизнь!

- Ну и ладно, обойдусь без тебя, - сердито фыркнула Эйприл, поднимаясь. Тратить время на глупые споры и уговоры она не собиралась, равно как и отказывать себе в развлечении из-за чьих-то капризов. Тем более, что таковых у здешних женщин не так уж и много. Если ее "рыцарь" не желает веселиться, можно приятно пообщаться с кем-нибудь другим во время танца.

- А не пущу?.. - как-то слишком спокойно, почти равнодушно переспросил Шредер - но хватка, сомкнувшаяся на ее запястье была весьма крепкой, не настолько, чтобы причинить боль, но и вырваться нереально.

Взгляд ниндзя безошибочно различил в цепочке танцоров противника, сэра Кея (Ланселот благоразумно держался недалеко от повелительницы, видимо, надеясь вернуть ее расположение. Мечтать не вредно...) А вот сэр Кей, не обремененный семьей и прочими связями, слыл при дворе большим поклонником подобных развлечений... и не только их. Ходили слухи, что сей славный рыцарь настолько "благороден", что не упускает случая послужить ни одной прекрасной даме. И похоже, это были не случайные слухи. Немногие дамы могли устоять перед его чарами. Эйприл была в числе этих немногих - но, правду молвить, она с ним почти не пересекалась. Давать противнику шанс исправить свое упущение сейчас? С какой стати?

Эйприл проследила направление его взгляда и понимающе улыбнулась, сразу обо всем догадавшись.

- И кажется, я знаю, из-за чего. Вернее, из-за кого, - с явным намеком заметила она. - Боишься, что сэр Кей хоть в чем-то сумеет тебя превзойти?...

Она хотела еще добавить, что для нее это ровным счетом ничего не значит -
достоинство мужчины в другом, но не успела...

- Нет! - коротко отрезал Шредер, закрывая тему. Для того, чтобы вывести его из себя, вполне хватило бы слова "боишься", даже без сравнения с ненавистным фатом.

- Тогда почему? - начала сердиться Эйприл. Уперев сжатую в кулачок руку в бок, она с вызовом уставилась на упрямого спутника, пытаясь вычислить иную причину. Тщетно. - Назови причину. Хоть одну...

- Потому что я - господин, черт возьми, и ты должна мне подчиняться! - не выдержал, рыкнул ниндзя и кулаком свободной руки ударил по столу, едва не перевернув стоявшую рядом чашу. Затем обернулся к Гарету, и тот поспешно кивнул в знак согласия. Не то, чтобы он разделял это мнение (а уж тем более воплощал его в жизнь). Но сейчас, хвала Всевышнему, супруга отсутствовала, а перечить грозному приятелю юноша не решился.

Ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Эйприл снова уселась, старательно стерев с лица досадливую гримасу. Мужская солидарность, чтоб ее... Чего еще от них ожидать? Эйфория от приятного времяпровождения сменилась глухим раздражением, опасно близким к открытому протесту. Он и дальше собирается указывать ей, что делать? Не дождется!

Девушка огляделась по сторонам, пытаясь отвлечься и успокоиться, и тут ее внимание привлекла коронованная чета во главе центрального стола. Вернее, супруга венценосного повелителя, что-то настойчиво втолковывавшая мужу, изредка кивая куда-то примерно в их сторону. Неожиданно Артур посмотрел на нее, неожиданно поймав взгляд Эйприл, улыбнулся, кивнул, а затем вновь обратил внимание на настойчивую супругу. Расстояние и шум в зале мешали расслышать, о чем они толковали, но очевидно, повелитель не одобрил предложения своей половины. Он несколько раз отрицательно качнул головой весьма знакомым движением (правильно, должно же еще кому-то не повезти). При этом он снова оглянулся на Эйприл, на этот раз поспешно опустившую голову. Для того, чтобы скрыть дерзкое любопытство, а также еще одну, крайне удачную задумку.

Неожиданно девушка догадалась, о чем шел разговор коронованных супругов, не в деталях, конечно, но в общих чертах почти наверняка. Весьма предсказуемо, но конечно, докладывать об этом спутнику так просто она не собиралась. Ну уж нет, особенно после отказа в столь невинном развлечении. Это обстоятельство можно выгодно использовать, заодно доказав "господину", кто здесь на самом деле главный.

- Пока ты тут болтаешь о ерунде, король решает нашу судьбу, - толкнула она спутника, привлекая к себе внимание и кивком указывая в нужную сторону.

Шредер недовольно оглянулся на предмет ее внимания, но, понаблюдав за ним немного, был вынужден с ней согласиться. Похоже, разговор действительно шел о них, а вернее всего, о нем. Вот только о чем? Касалось ли это завтрашнего поединка? Или... король что-то заподозрил?

- Я могу разузнать, что к чему. Никто ни о чем и не догадается, - предложила девушка, пряча торжествующую улыбку (этих мужчин так легко провести!) - А заодно и засвидетельствовать наше почтение его величеству. Но только если меня отпустит мой господин, - добавила она, оглянувшись на его собеседников, Гавейна и Гарета.

- Так и быть, ради его величества можно сделать исключение... на этот раз, - неохотно согласился ниндзя. Не самому же в самом деле идти на разведку. - Только недолго.

- Вы так добры, милорд, - улыбнулась Эйприл. - Обернусь мухой...

Ниндзя проводил взглядом свою "леди", направившуюся в сторону королевского окружения, затем вернулся к прерванному разговору. Однако, под действием неприятного предчувствия, вновь и вновь отвлекался от темы и вскоре убедился, что предчувствие не подвело. Как обычно... Так и есть, дерзкая девчонка надула его. После серии церемонных расшаркиваний с королем, она демонстративно неторопливо направилась в центр зала, где между столами образовалась естественная площадка для танцев, явно не собираясь возвращаться. Вот плутовка! Но не гоняться же за ней по всему залу!

Помимо воли Шредер отметил, что Эйприл весьма легко и непринужденно включилась в незнакомый ей танец, грациозно скользя в цепочке взявшихся за руки женщин. А пурпурное платье изящно подчеркивало стройную фигурку, не делая девушку при этом похожей на подростка (в отличие от хорошо памятного комбинезона). Чертовка сегодня была невероятно привлекательна и, похоже, прекрасно сознавала это. Неожиданно она обернулась в его сторону, подмигнула и, показав язык, вернулась к прерванному занятию. Настоящая девчонка, что с нее взять?

Однако благодушное настроение было заметно подпорчено к началу следующего танца, когда в него включились мужчины, и сэр Кей, как и следовало ожидать, держался чересчур близко к его "леди". К счастью, парных танцев здесь не было принято, но и имеющиеся при всей невинности движений позволяли приятно общаться с приглянувшимся партнером. В очередном па приблизившись к столу, сэр Кей ловко подхватил из одной из стоящих на столе ваз густо-бордовую розу (к сожалению, не опрокинув на себя все остальные) и очередным движением вновь приблизился к Эйприл. Наверняка плетет очередную банальность про цветы и женскую красоту, на которые так падки глупышки. А Эйприл... неужели, и она тоже?

Пока что было непохоже. Ниндзя с удовлетворением и даже злорадством отметил, что девушка аккуратно отстранила руки кавалера, не давая прицепить злосчастную розу к ее головному покрывалу. А главное - как скривилось лицо сэра Кея, и с какой гримасой он схватился за оцарапанную шипами цветка руку (жаль, что лишь руку). "Вот так-то лучше, герой-любовник! Покажи, какой ты храбрый и выносливый, и как много толку было от тебя в памятном бою". Однако ухмылка быстро сошла с его лица, когда Шредер заметил, с каким огорчением смотрит Эйприл на неудачливого кавалера. А затем, решительно покинув центр зала и столь желанное развлечение, увлекла его в сторону колонны, где достала из-за корсажа платья платок и перевязала "раненого". С недовольной гримасой Шредер отвернулся от неприятной сцены. "Любите заботиться о пострадавших, леди? Об униженных и оскорбленных? Завтра вам представится прекрасная возможность увидеть своего "героя" в этом свете. Это-то я вам обещаю".

Но уже спустя незначительное время возмутительница его спокойствия вновь предстала перед его глазами. Достаточно было лишь мельком взглянуть на рассерженную возмущенную мину на лице девушки, чтобы понять, что что-то пошло не так. И ниндзя тут же догадался, что именно. Сэр Кей отличался галантными манерами и хорошо подвешенным языком - однако, даже чуть перебрав со спиртным, моментально утрачивал все достоинства, становился невероятно приставучим и пошловатым пижоном, порой позволяющим себе лишнее. И Эйприл "посчастливилось" ознакомиться с этой особенностью кавалера лично - весьма удачно: ведь упрямица ничему не верит на слово.

- Без сомнения, совместные развлечения сближают - и сильно, - ехидно заметил он, когда девушка приблизилась и, стараясь не оглядываться на него, уселась на свое место.

Эйприл только фыркнула, оставив замечание без ответа. Признавать свою ошибку она не собиралась, а возразить было нечего. В душе же она порадовалась, что ее спутник равнодушен к спиртному, да и воли рукам нее дает. Правда, это не касалось чересчур острого языка, но это было бы уже слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Тем временем незадачливый кавалер, так и не понявший своей оплошности, последовал за девушкой, но, заметив неожиданную помеху в виде ее защитника, остановился чуть поодаль. Как бы он ни был пьян, увиденное быстро привело его в чувство. Поймав раздосадованный взгляд соперника, безуспешно пытающегося изображать равнодушие, Шредер довольно усмехнулся. Пришло время расставить точки над i, а заодно и показать этому фату, что к чему.

- Позвольте сопроводить вас в ваши покои, леди. Вы нуждаетесь в отдыхе, - с этими словами ниндзя стремительно, одним неуловимым движением поднялся навстречу сопернику (и не без удовлетворения отметил про себя, как тот едва не попятился прочь. Так-то лучше!) и протянул руку Эйприл. Та, секунду помедлив, бросила короткий выразительный взгляд на Кея и поднялась навстречу. Торжествующе улыбнувшись поверженному сопернику, Шредер по-хозяйски положил руку на талию своей "леди".

И, к его немалому удивлению, та не только не отпрянула прочь, как обычно - а напротив, прильнула ближе и, кажется, даже намеревалась склонить голову ему на плечо, но в последний момент передумала. Шредер удивленно поднял поднял бровь. Что бы это могло значить? Настоящее расположение к нему или спектакль для одного зрителя? Последнее больше похоже на правду - хотя отчего бы не помечтать? А выяснение отношений можно отложить до более удобного момента, без посторонних глаз.

Но узнать, что же имела Эйприл в виду, равно как и что узнала у короля, так и не довелось - так как оставленная буквально на минуту девушка уснула, едва присев на ложе, даже не сменив нарядного платья на домашнее. Вернувшись, Шредер с минуту смотрел на нее, размышляя, не стоит ли разбудить ее, дабы разобраться со всеми спорными моментами вечера, но потом передумал. Ничего, кроме очередного скандала это бы не дало - очень некстати, с учетом довольно позднего времени и завтрашнего раннего поединка. Лучше потратить время с большей пользой - для отдыха после долгого дня, дабы завтра не ударить в грязь лицом. А Эйприл по-любому никуда не денется и, так или иначе, будет вынуждена объясниться. Уже на выходе он еще раз взглянул на девушку, с лица которой даже во сне не сошла счастливая улыбка, делающая ее неожиданно трогательной и милой. Кому она предназначалась? Оставалось лишь надеяться, что что не этому фату Кею. Причин разобраться с ним и так более, чем достаточно, но последняя будет стоить всех остальных.

* * *

Эйприл неожиданно проснулась среди ночи. Она долго не могла понять, что же ее разбудило. Должно быть, жажда: во рту сухо, как в Аризонской пустыне. Все же местное вино, показавшееся ей слабым, оказалось коварным (а чаши для него весьма немаленькими) и причинило довольно быстрое опьянение. Девушка бросила взгляд на еще одно подтверждение этому: нарядное платье, которое она собиралась сменить на повседневное, да так и не собралась. А ведь хотела лишь на минутку присесть, почувствовав усталость и головокружение...

Эйприл огляделась по сторонам, пытаясь вспомнить, где же стоит бочонок с холодной водой - самый нужный сейчас предмет. Спросонья сделать это оказалось непросто. Ну конечно, возле выхода в общий коридор - а значит, добраться до него, минуя соседнюю комнату, не представляется возможным. На несколько секунд девушка заколебалась, не стоит ли передумать - но решительно отбросила малодушную мысль. Что дурного в том, что ей хочется пить?

Надев на ноги домашние матерчатые туфли, девушка неслышно проскользнула в соседнюю комнату, стараясь держаться вблизи стены и миновать ее как можно быстрее. Как нарочно, мысли ее вновь и вновь возвращались к вчерашней пирушке, вернее, к тому, как она закончилась. Вспоминалось как-то смутно. Последнее, что Эйприл помнила отчетливо, было нахальство сэра Кея и его же искреннее недоумение, когда она резко оттолкнула его, назвав при этом не совсем литературным словом. Как будто он ожидал чего-то иного! Или ему незнакомо такое простое слово, как НЕТ? Далее она вроде бы вернулась к столу, на свое место, и выпила еще немного, для успокоения нервов, конечно же. А вот дальше... что же было дальше? Девушка искренне понадеялась, что не позволила ничего лишнего - тем более, что этим вечером держала себя довольно смело. Ну нет, это она бы точно запомнила. Или нет?..

Уже почти дойдя до выхода из комнаты в своеобразную прихожую, она оглянулась на нишу в стене, скрывающую в своей тени кровать ее спутника, ее невозможного защитника. Надежды оправдались, и ее появление осталось незамеченным, хотя она и ожидала иного. Неожиданное везение придало девушке смелости и какого-то хмельного дерзкого вдохновения - и она, осторожно ступая, медленно, шаг за шагом подошла ближе. Никакой реакции. Удивительно. Прежде она никогда не видела ниндзя спящим. Похоже, коварное вино сморило и его.

Подойдя почти вплотную, Эйприл вглядывалась в лицо спящего человека, с которым так удивительно и странно свела ее судьба, насколько это позволяла ночная полутьма. Лишь здесь она узнала наконец, как он выглядит в обычной жизни, без привычных уже маски и доспехов. И ничуть не пожалела об этом, так как проходимец оказался довольно симпатичным и далеко не всегда таким невозможным, как казался обычно... а вернее всего, хотел казаться. Сейчас же спокойное, даже умиротворенное лицо вечного авантюриста и захватчика и вовсе казалось незнакомым, словно принадлежавшим другому человеку. Эйприл невольно улыбнулась. Почему он не может быть таким почаще? С ним намного проще и приятнее было бы иметь дело. Чего боится?..

"Что же, интересно, ему снится? - неожиданно задумалась девушка, совсем позабыв о недавнем желании поскорее миновать комнату от греха подальше. - Снова завоевание и разрушения? Не верится даже. Скорее уж, исполнение мечты - заветная коронация". Долго гадать не пришлось...

И она получила ответ на свой вопрос гораздо скорее, чем ожидала. Словно почувствовав ее присутствие, спящий пошевелился. Эйприл затаила дыхание, боясь себя выдать случайным звуком или движением. Но Шредер лишь вполголоса пробормотал какое-то слово. Прислушавшись, девушка с ошарашенным удивлением разобрала свое имя. А потом - улыбнулся. Тоже совершенно непривычной открытой улыбкой, никогда не виденной прежде.

Эйприл застыла на месте, задумчиво потерла ладонью переносицу, заново пытаясь осмыслить происходящее, в которое до сих пор еще не верилось. Но не снится же ей все это в самом деле? Усиливающееся чувство жажды и холодок в слабо защищенных от каменного пола ступнях лишь подтверждали реальность происходящего.

"Так вот я чего о тебе еще не знаю", - девушка улыбнулась. Но привычная мысль о том, как выгоднее использовать полученную информацию (которая при данных обстоятельствах непременно посетила бы, случись это ранее) сейчас даже не промелькнула в сознании. Все-таки судьба, капризная чертовка, наверное не зря привела их сюда. Вместе. Рука сама собой потянулась пригладить растрепавшиеся во сне черные волосы, но в последний момент Эйприл одумалась. Нет, не сейчас. Чего доброго, проснется, зарычит недовольно, как обычно, и ни за что не признается, было ли что-то. Да и какая разница? Она-то точно знает, что было.

Помедлив с минуту, девушка продолжила путь в заданном направлении, но уже на пороге снова оглянулась. "Спи спокойно, - мысленно обратилась она к спутнику. - Завтра тебе предстоит непростой день, но ты справишься. Я верю в это. Я всегда буду за тебя, в какую бы авантюру ты вновь не ввязался. Так же, как и ты - хоть ты и никогда в этом не признаешься".

* * *

Наступившее утро, как и ожидалось, оказалось не самым приятным: не только очень ранним и темным, но и весьма промозглым. Эйприл накинула теплую накидку поверх плотного шерстяного платья (сменившего нарядный, но чересчур легкий и к тому же помятый вечерний наряд), но уверенности, что этого будет достаточно, чтобы не замерзнуть, все равно не было. Приближающаяся осень с каждым днем (а вернее, ночью) все больше вступала в свои права, а зябкую предрассветную мглу, честно говоря, и утром-то считать не хотелось. Оставалось лишь надеяться, что поединок не затянется, и продрогнуть она не успеет. С этими мыслями Эйприл прошла в центральную комнату, служившую им неким подобием гостиной.

Если ее спутник и испытывал какой-то дискомфорт от раннего пробуждения после затянувшейся вчерашней пирушки, по его виду понять этого было невозможно. Впрочем, как и обратного. Глядя на его хмурое, непроницаемое лицо, Эйприл даже усомнилась: не приснилось ли ей все увиденное и услышанное этой ночью. После такой гулянки чего только не привидится! Девушка решительно отогнала колебания. Нет, она не могла ошибиться, хотя проверить это, видит Бог, будет непросто. Хотя один способ есть...

- Ты уже собрался? Очень хорошо. Я слышала, по правилам дуэли опоздавший автоматически считается проигравшим, - начала она, желая хоть как-то прервать затянувшееся молчание. - А это было бы обидно...

Шредер резко повернулся к ней и какое-то время изучающе смотрел в глаза, словно пытаясь оценить, что же на самом деле стоит за этими словами.

- И уже давно, - наконец неохотно отозвался он. - Да, я знаю эти правила, и не собираюсь проигрывать так глупо. Поединок должен начаться на рассвете. Впрочем... - он с сомнением оглянулся в сторону окна, но определить хоть что-то по открывавшемуся из него виду было невозможно. Занимавшийся день обещал быть пасмурным и неприветливым, без малейших намеков на солнце, - с этой дурацкой погодой невозможно ничего понять. Так что лучше поспешить. А моей леди не терпится увидеть поражение своего любовника? Он ее разочаровал?

- Любовника? - Эйприл удивленно подняла брови, намеренно игнорируя явную издевку в голосе. Потом припомнила неприятное завершение вчерашнего вечера - равно как и его причину. То, о чем вспоминать не хотелось. - Что за глупости! Один танец еще ни о чем не говорит, - запальчиво возразила она.

- Да, конечно, - кивнул ниндзя, не меняя тона. - Скажите об этом ЕМУ. Он, похоже, считает иначе.

- Да уж! - Эйприл досадливо передернула плечами. - И не он один. Плевать! Один танец еще не дает ему на меня никаких прав.

- А вот это верно, черт возьми, - неожиданно согласился Шредер. - Наглец позволяет себе слишком много, не первый раз, и сегодня ответит за это. За все!

- И слава богу! - с облегчением выдохнула Эйприл. - Ты не поверишь, насколько меня этим порадуешь...

Она не договорила, неожиданно осознав, что последние слова оказались пророческими. А ведь и правда, не поверит. Ни сейчас, ни после. И нет таких слов, чтобы могли убедить этого упрямца. Кроме... На пару секунд девушка задержала дыхание, убоявшись посетившей ее дерзкой мысли, а потом обреченно выдохнула. Была не была! Это единственный шанс, и, если только это был не сон, он сработает. А если нет... она задумалась, потом дерзко тряхнула головой. Никогда не поздно свести все к шутке. Не впервой, чай...

- И если ты меня порадуешь этим зрелищем, - продолжала она, словно ни в чем не бывало, - я могу отблагодарить тебя, - поймав недоверчивый и немного удивленный взгляд, девушка решительно продолжила, - По правилам здешних поединков, победителя награждает король или одна из дам. И я могу быть этой дамой, договориться с королем о личном награждении...

- Носовым платком, как этого пижона? - презрительно фыркнул ниндзя. - Вот уж спасибо, обрадовали...

- Нет, конечно, - возразила Эйприл. - Серебряной цепью, какую обычно вручает король. А также... - она сделала многозначительную паузу, -... поцелуем, как дама сердца. Такой обычай тоже есть, и сейчас самое время ему последовать.

Повисшая после этих слов минута молчания показалась девушке бесконечной. Несмотря на всю браваду, последнюю фразу она произнесла, глядя в сторону, не решаясь поднять глаз и увидеть свой приговор. Эйприл изо всех сил сдерживала нервную дрожь и лишь надеялась, что со стороны это не так заметно. Решающий шаг сделан - дай Бог, чтобы не зря... Дай Бог...

- Ты... это серьезно? - наконец нашелся с ответом Шредер. Последняя фраза его "леди" стала для него полной неожиданностью, и на какое-то время его покинуло чувство реальности. Наверное, это ему снится. Даже скорее всего. А как же тогда поединок?.. Последняя мысль отрезвила ниндзя, и, стряхнув с себя наваждение, он продолжил более твердо. - Или очередная глупая шутка? Вроде той, вчерашней...

- Какие тут шутки! - вздохнула Эйприл. - Должна же я хоть как-то отблагодарить тебя за помощь. И отдельно - против этого нахала.

- И все? - нехорошо прищурился ниндзя. Такое положение дел его явно не устраивало.

- Может, и нет, - неожиданно дерзко заявила девушка. Сколько же можно бояться, черт возьми? - Там посмотрим...

- Не побоишься повторить при свидетелях? - тогда и поглядим, чего стоит твоя благодарность, - неожиданное предложение застало девушку врасплох, но к ней словно снова вернулось вчерашнее хмельное вдохновение. Это она-то побоится? Да ни в жизнь! - и она решительно заявила об этом еще раз.

- Ловлю на слове, чертовка, - довольно усмехнулся Шредер. Он уже знал, кто станет этими свидетелями, не далее, чем через минуту. Теперь-то она никуда не денется.

- Победи сначала, а потом уже ловить будешь! - дерзко возразила Эйприл, привычно закрепляя на голове покрывало, и, прежде чем он успел что-то ответить, выскользнула в коридор.

- В этом можешь не сомневаться, - негромко произнес ниндзя, прислушиваясь к голосам за дверью. Эйприл кого-то весело приветствовала - наверняка, кого-то из знакомых. Почти наверняка Гавейна, который собирался сопровождать его на "поле чести", как торжественно называлась небольшая утоптанная площадка для подобных поединков недалеко от дворца. Есть кому засвидетельствовать ее обещание... если, конечно, она собирается его выполнять. Он-то свое выполнит. Сегодня сэр Кей пожалеет, что с ним связался. А дальше будь что будет...

* * *

Сидя в седле и до поры до времени опустив копье, Шредер мало прислушивался к речи глашатая, торжественно и витиевато объявлявшего немногочисленным зрителям соперников и причину поединка. Вместо этого ниндзя внимательным взглядом прищуренных глаз снова и снова обшаривал противника в поисках слабого места. Сэр Кей весьма недурно владеет копьем - ничуть не хуже его самого, неохотно был вынужден признать ниндзя. Конечно, это не повод отступить, нет - но надо что-то придумать. И быстро.

Доспехи сэра Кея немного отличались от принятых здесь - были несколько легче, хотя так же закрывали практически все тело. Впрочем, ранить противника в сегодняшнем сражении не обязательно, хотя и было бы неплохо. Цель поединка - не попасть затупленным острием копья во врага или его щит, а сбросить его с лошади. С Ланселотом это удалось легко, впрочем, тот и не ожидал серьезного сопротивления, сейчас же рассчитывать на везение не приходилось.

По сигналу противники пришпорили коней и ринулись навстречу друг другу. После обмена несколькими ударами стало ясно, что соперники стоят друг друга. И победа не будет легкой. Более привычный к такому виду оружия, сэр Кей мастерски отбивал прямые удары и ловко (насколько позволяла броня) уворачивался от коварных боковых. Причем один из последних едва не сослужил дурную службу нанесшему его ниндзя. По инерции резко наклонившись вперед за прошедшим мимо цели копьем, он едва не свалился с лошади, оглушенный ударом сзади по голове. Не самый благородный удар для рыцаря - впрочем, ничего иного от сэра Кея он не ждал.

Низко склонившись к спине коня, Шредер направил его в сторону от противника, выжидая, пока противный звон в ушах и темнота перед глазами хоть немного пройдут. Краем глаза наблюдая за маневрами противника, он припоминал, какой из неизвестных рыцарю приемов можно применить, не опасаясь обвинения в нечестности. Не то, чтобы его волновали такие мелочи - но они могли стоить ему победы.

Медлить было нельзя: ниндзя не знал, сколько времени отведено на поединок, и что будет, если ни один из них так и не достигнет цели. На ничью он категорически не был согласен, на мировую тоже. Негодяй должен получить свое - и получит. Любой ценой. Одна загвоздка: постепенно, но неуклонно движения его (незаметно для зрителей, но не для самого воина) становились замедленнее. Все-таки выучка и практика - большое дело, и они работали не в его пользу.

Да, сэр Кей - мастер в своем деле, но назвать его достойным соперником не поворачивался язык. Надменный и самодовольный, он постепенно все менее поспешно, даже чуть лениво уворачивался от ударов, словно бы разочаровавшись в противнике. А приблизившись, не скупился на оскорбления, произнесенные правда вполголоса, неслышно для зрителей. Долгое время Шредер старательно пропускал его слова мимо ушей, но бесконечно это продолжаться не могло. А тогда... Нет! Ниндзя стиснул зубы, подавляя захлестнувшую его волну гнева. Нет, он не должен, не имеет права так подставляться, не может проиграть. Только не ему. Не перед ней...

Последняя мысль была явно лишней. Шредер с досадой отбросил ее, готовясь отразить новую атаку. И тут, его подобно молнии, озарила мысль, как победить самонадеянного врага. До невозможности отчаянная и рискованная, но вполне способная принести победу. И навеянная к тому же мыслями об Эйприл - вернее, не совсем о ней...

...Очередная схватка с зелеными дружками журналистки - которая по счету? Он уже не помнит. Мысль о столь же очередном поражении затуманивает багровой пеленой сознание и делает удары неточными. Это выводит Шредера из себя. В гневе он на время забывает о стратегии и тактике, осознает свою ошибку, но остановиться уже не может. Он прикончит их всех, прямо здесь, проклятых свидетелей его унижения! И в первую очередь мутанта-насмешника в красной повязке, вооруженным двумя саями. Отдаленно похожее на вилку оружие не столь велико и грозно, но лишь кажется таковым. И почувствовать это приходится на собственной шкуре...

Черепашка ловко уворачивается от смертоносного удара катаны, и лезвие глубоко впивается дверь склада, где идет сражение. Молниеносным движением Шредер выбрасывает левую руку вперед, надеясь пронзить ненавистного мутанта наладонными лезвиями, острыми, как нож - или хотя бы зацепить шипами наручей. Но сай в руке противника подцепляет и блокирует руку, зацепившись, как крючок, за эти самые шипы. И, прежде чем Шредер успевает освободиться, зажатым в левой руке оружием его враг наносит удар...

...который вполне мог бы стать смертельным, если бы рука мутанта не дрогнула. Но ему повезло - как и этому зеленому мальчишке. Шредер до сего дня помнит его перепуганное осунувшееся лицо в тот момент. А ведь он всего лишь ранил врага, не убил. Правильно, будет знать разницу между оружием и игрушкой!

Ниндзя не любил вспоминать это сражение, которое могло закончиться совсем по-другому. Но сейчас именно это нежданное воспоминание подсказало ему, что делать. Риск не намного меньше, чем тогда - но на кону стоит слишком многое. И он должен рискнуть.

Зрители на трибунах, а вместе с ними и Эйприл ахнули от вида странного и опасного маневра. Пришпорив коня, ниндзя направил его в сторону противника, держа копье как-то уж слишком небрежно и не спеша уворачиваться от направленного на него острия, словно бы намеренно подставляясь под удар. Конечно, затупленный наконечник не мог серьезно угрожать его жизни, но бывают всякие неприятные случайности. И все они моментально вспомнились девушке. Она не помнила ни насмешек, ни недоверия - ничего из того, что их разделяло. В решающий момент, когда до столкновения оставалось всего ничего, она зажмурилась, ожидая худшего.

Впрочем, так же поступили и некоторые другие зрители этого поединка. И они не видели, как в последний момент ниндзя перехватил и зацепил шипами левого налокотника угрожающе целящее в него острие и неуловимым движением руки (почти незаметным со стороны) направил его в сторону и вниз, в землю. И одновременно, моментально дотянулся своим копьем до соперника, не забыв упереть его тупой конец в высокую луку седла: в противном случае запросто не удержаться в нем самому.

Все произошло в какие-то секунды, поэтому сэр Кей, немного удивленный опрометчивым поступком соперника, не успел на него отреагировать сразу. А потом было слишком поздно. Несколько резких, сливающихся воедино движений противника - и незадачливый поединщик ощутил, как земля уходит у него из-под ног. А может, из-под ног лошади?.. Понять это он так и не успел, ибо, придя в себя, ощутил себя в неловкой позе полусидя, полулежа на боку на рыхлой, взбитой копытами земле. От падения шлем слетел с его головы, земля была на его лице и волосах. А удачливый противник сидел в седле, возвышаясь над ним и держа копье острием в его сторону.

- Вы проиграли, сэр Кей, - произнес он, с трудом сдерживая ликование. В победу до сих пор не верилось и ему самому, но показывать это ниндзя не собирался. - Признайте свою неправоту и клевету в мой адрес.

Проигравший, надо отдать ему должное, на миг заколебался. В поражение упорно не верилось, особенно после удачного начала. Победа казалась лишь вопросом времени. Этого не может быть! Он с ненавистью взглянул на проклятого "сарацина", не спеша отвечать ему. Помедлив, тот приблизился, и тупой (но вполне способный покалечить) наконечник копья угрожающе мелькнул совсем близко, заставив сэра Кея инстинктивно прильнуть к земле, почти уткнувшись в нее лицом.

- Не слышу! - повторил громче его противник.

- Признаю, - наконец произнес сэр Кей, немного отодвинувшись в сторону. Медленно и неуклюже поднявшись на ноги, он бросил короткий злой взгляд на противника и повторил громче. - Я признаю, что недооценил ваши заслуги в сражении, сэр Шредер. Видимо, дьявол смутил меня, и я буду молиться, дабы не повторять своих ошибок. И я учту это - и непременно оценю в дальнейшем, - тише и с намеком добавил рыцарь, затем направился в сторону, где поодаль от остальных стоял его приятель Ланселот.

Не обращая более внимания на поверженного противника, Шредер направил коня шагом к сооруженному в стороне от трибун помосту, с которого невысокий ростом король обычно награждал отличившихся на турнире. Но, приблизившись, вместо повелителя он увидел на помосте свою леди с обещанным презентом в руках. Впрочем, на него ниндзя лишь мельком бросил взгляд. Королевская награда интересовала его меньше, чем иные ее слова, повторенные по его настоянию при свидетелях. Поглядим, чего они стоили...

Подъехав ближе, ниндзя бросил поводья на луку седла, закрепил копье и легко спрыгнул на землю. Как и было положено по обычаю, снял с себя шлем и подошел к помосту.

- Настало время исполнять обещания, - с намеком обратился он к девушке, насмешливо прищурившись, по обыкновению ожидая от нее какой-нибудь дерзкой колкости... и в то же время в душе надеясь на иное.

Эйприл обреченно оглянулась на покинутую трибуну. Маркотруда приветливо помахала ей рукой, ободряюще кивнула раз, другой - и девушка решилась. Ну же, смелее! В конце концов, она сама этого хотела.

- Вы правы, господин, - звонко произнесла она. - Уговор дороже денег, и пришло время его исполнить. Рада засвидетельствовать вашу победу даром от повелителя, - с этими словами она надела "дар" на шею своего "рыцаря", - ...а также маленьким презентом от меня лично.

Произнеся последние слова, Эйприл шагнула к краю помоста (благодаря его высоте она в кои-то веки оказалась выше), словно с края пропасти - и, закрыв глаза (в последний момент робость все же пересилила), склонилась к победителю...

И время словно остановилось. Страх исчез бесследно, как будто испарился. Прислушавшись к себе, Эйприл так и не поняла толком, что же почувствовала. Волнение, смущение и еще целый ряд незнакомых прежде чувств смешались, как в экзотическом коктейле. И в то же время происходящее казалось таким естественным, о чем она мечтала всю жизнь. Единственное, в чем девушка была уверена - ни на что в этом мире она бы не променяла этот момент. "Вот оно! То, о чем говорила, о чем мечтала... Оно все же существует. Сейчас. Чего еще искала? Кого?.."

Но вот только взаимно ли ее чувство? Вдруг это она, как глупая наивная дурочка, придумала себе невесть что?.. От этой мысли Эйприл бросило в жар. Она поспешно открыла глаза, взглянула на своего "рыцаря" - и с удивлением и облегчением одновременно прочитала в его взгляде те же чувства, правда, промелькнувшие лишь на мгновение. Что поделаешь, мужчины не привыкли открыто проявлять симпатию - но ведь никогда не поздно научиться, верно?

- Надеюсь, сэр, теперь вы довольны? - полушутя проворчала она, выпрямляясь, стараясь скрыть волнение и смущение. - Мое слово дорого стоит.

- Вполне, - неожиданно серьезно отозвался тот - после чего, неожиданно подхватив избранницу, легко снял с возвышения, но и после этого не спешил отпускать. Эйприл в душе была признательна за это, потому что колени норовили предательски подкоситься. Впервые в жизни она ощутила себя хрупкой женщиной, и не жалела об этом. Почти ни о чем из произошедшего. Лишь об одном - как она была глупа, не поняв всего этого раньше! А было ли оно раньше? Сейчас уже неважно.

- Пойдем, - произнесла она почти шепотом, голос не спешил ей подчиняться. - Надо засвидетельствовать свое почтение королю.

Шредер скорчил недовольную гримасу, затем обреченно кивнул.

- Ты должен быть ему благодарен, - шутливо толкнула его в бок Эйприл. - Ведь он милостиво разрешил мне наградить тебя. А ведь это его привилегия. Хотя бы за это.

- За это, пожалуй, стоит, - неохотно согласился ниндзя.

- Ты уверен? - недоверчиво улыбнулась Эйприл - слишком уж это было непохоже на ее упрямого спутника.

- Более чем. Но только за это. Хотя есть тот, кого стоит благодарить больше...

- Только благодарить? - шутливо надула губы девушка, вспомнив свои утренние слова. Ответа не было - да она его и не ожидала.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


За это сообщение автора Anny Shredder поблагодарил:
Ороку Хакайна (Пн 07 июл 2014 15:58)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#4  Сообщение Пн 07 июл 2014 16:00 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 08 дек 2013 18:09
На счету: 107.00 баллов

Сообщения: 19
Откуда: Апрелевка
Благодарил (а): 20 раз.
Поблагодарили: 4 раз.
Имя: Хакайна
Очень интересная и увлекательная работа.
Этой парочке ни в какой эпохе не будет скучно!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#5  Сообщение Вт 08 июл 2014 19:45 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Точно, эти двое друг друга стоят. Спасибо за внимание!

Часть 3. Почти гибельное пике.

Глава 9. Двусмысленное положение.

Судь­ба кап­ризна и не­пос­то­ян­на, и глу­по на­де­ять­ся на пос­то­ян­ную ее бла­гос­клон­ность. Эй­прил всег­да зна­ла это и не слиш­ком оболь­ща­лась мни­мыми мо­мен­та­ми ве­зения - и се­год­ня по­лучи­ла еще од­но под­твержде­ние это­му. Воп­ре­ки ожи­дани­ям, ве­чер пос­ле ду­эли де­вуш­ке приш­лось про­вес­ти в оди­ноч­ку, что и нем­но­го об­ра­дова­ло ее, и огор­чи­ло, и про­буди­ло смут­ную тре­вогу. При­чем од­новре­мен­но... Впро­чем, обо всем по по­ряд­ку.

Пред­по­ложе­ние Эй­прил нас­чет бе­седы ко­роно­ван­ных суп­ру­гов под­твер­ди­лось пол­ностью: и ка­сатель­но же­лания ее ве­личес­тва Джи­нев­ры, и от­но­ситель­но при­чин от­ка­за ее суп­ру­га. Она да­же по­радо­валась это­му, вот толь­ко спут­ни­ку по ря­ду при­чин со­об­щить об этом ни ве­чером, ни по­ут­ру не ус­пе­ла. Лишь по окон­ча­нии ду­эли она смог­ла об­молвить­ся об этом, да и то всколь­зь: как ока­залось, ут­ренний по­еди­нок не от­ме­нял про­чих дел и обя­зан­ностей, и судь­ба в ви­де при­каза его ве­личес­тва раз­лу­чила их поч­ти на весь день.

В ка­кой-то мо­мент Эй­прил да­же вздох­ну­ла с об­легче­ни­ем. Слиш­ком мно­гое из­ме­нилось за про­шед­ший ме­сяц, и иг­но­риро­вать это даль­ше бы­ло уже не­воз­можно. Те­перь же де­вуш­ка пло­хо пред­став­ля­ла се­бе, как вес­ти се­бя даль­ше. А тут пред­став­лялся удоб­ный слу­чай и мо­мент соб­рать­ся с мыс­ля­ми.

Бе­да толь­ко в том, что мыс­ли эти пу­тались и кру­жились в го­лове, не да­вая пой­мать ни од­ну, да­бы сос­ре­дото­чить­ся на ней и что-то ре­шить. Вмес­то это­го пе­ред гла­зами сно­ва и сно­ва вста­вали со­бытия ми­нув­ше­го ут­ра: раз­го­вор ни о чем, пе­решед­ший в не­ожи­дан­ное рус­ло (что ни­мало ее не огор­ча­ло), по­еди­нок и осо­бен­но рис­ко­ван­ный ма­невр, зас­та­вив­ший ее за­та­ить ды­хание и впер­вые в жиз­ни воз­звать к выс­шим си­лам с прось­бой о по­мощи. Ус­лы­шали ли ее там, на­вер­ху, не­из­вес­тно - но скла­дыва­лось впе­чат­ле­ние, что да. И ло­гич­ное за­вер­ше­ние по­бедо­нос­но­го по­един­ка ста­ло са­мым луч­шим то­му под­твержде­ни­ем.

И уж ко­неч­но, она не мог­ла не вспо­минать то, чем все это за­кон­чи­лось. Ис­полнен­ное обе­щание, не боль­ше и не мень­ше. Су­щая ме­лочь, из­ме­нив­шая все и окон­ча­тель­но. Как сло­жат­ся от­но­шения даль­ше, труд­но да­же и пред­ста­вить (тем бо­лее ее "ры­царь" не скло­нен к про­яв­ле­нию эмо­ций и да­же в са­мый вол­ни­тель­ный мо­мент ос­тался ве­рен се­бе). Сво­им по­веде­ни­ем Эй­прил, по су­ти, во всем приз­на­лась и те­перь с опа­сени­ем ожи­дала ре­ак­ции на это приз­на­ние. Не об­ра­тит вни­мания? Пос­ме­ет­ся? (са­мый обид­ный, но и са­мый ве­ро­ят­ный ва­ри­ант) Или же… от­ве­тит вза­им­ностью?

Эй­прил не­воль­но кос­ну­лась ла­донью губ, ка­залось, все еще го­рев­ших, и взгля­нула в зер­ка­ло. Вид впол­не со­от­ветс­тво­вал са­мочувс­твию: чуть рас­тре­пан­ный, рас­крас­невший­ся... Да­же ни о чем не зная, мож­но до­гадать­ся о сте­пени ду­шев­но­го спо­кой­ствия, вер­нее, об его от­сутс­твии.

"Слов­но на пер­вом сви­дании!" - нер­вно хи­хик­ну­ла Эй­прил. Ус­лы­шав нег­ромкий стук зах­лопну­той две­ри, она пос­пешно приг­ла­дила во­лосы, нес­коль­ко раз глу­боко вдох­ну­ла и вы­дох­ну­ла, при­водя мыс­ли и чувс­тва хо­тя бы в не­кое по­добие по­ряд­ка и не спе­ша вы­ходить навс­тре­чу. Ма­лове­ро­ят­но, что не­лег­кая при­нес­ла ко­го-то чу­жого, но и сво­им сов­сем не обя­затель­но знать о ее сом­не­ни­ях. Тем бо­лее сво­им…

Спус­тя при­мер­но пол­ми­нуты, ког­да Эй­прил все же соб­ра­лась с ду­хом и шаг­ну­ла в сто­рону двер­но­го про­ема, от­де­ляв­ше­го друг от дру­га ком­на­ты их апар­та­мен­тов, она ус­лы­шала, как дверь хлоп­ну­ла пов­торно. Удив­ленно под­няв бро­ви, (это кто еще мо­жет быть?) де­вуш­ка пос­пе­шила вый­ти, да­бы вы­яс­нить это лич­но, а не вы­пыты­вать под­робнос­ти у обыч­но нем­но­гос­ловно­го нин­дзя. И ус­пе­ла вов­ре­мя, да­бы еще раз убе­дить­ся в кап­ризнос­ти и не­пос­то­янс­тве мне­ния власть пре­дер­жа­щих. Ибо ни­чем иным объ­яс­нить про­дол­же­ние днев­ной служ­бы – на этот раз в до­зоре у ко­ролев­ских по­ко­ев – объ­яс­нить бы­ло нель­зя.

Ни­чем не вы­дав сво­его удив­ле­ния этой вестью, Шре­дер лишь воп­ро­ситель­но ог­ля­нул­ся на Эй­прил: не она ли не да­лее, чем ут­ром, за­веря­ла его, что ко­роль от­ка­зал суп­ру­ге в ее на­мере­нии за­вер­бо­вать его на этот ве­чер в лич­ную ох­ра­ну. Де­вуш­ка лишь рас­те­рян­но по­жала пле­чами в от­вет, за­тем пот­ре­бова­ла объ­яс­не­ний у пос­ланни­ка, но до­билась нем­но­гого. Он со­об­щил лишь, что сэр Кей, наз­на­чен­ный для ох­ра­ны ко­ролев­ских по­ко­ев на этот ве­чер, по­чувс­тво­вал се­бя не­важ­но и про­сил под­ме­нить его. И об­молвил­ся как бы нев­зна­чай, что по­беди­тель в се­год­няшней ду­эли бо­лее дру­гих дос­то­ин это­го. И на­чаль­ник гар­ни­зона сог­ла­сил­ся – тем бо­лее, что иных сво­бод­ных и под­хо­дящих кан­ди­датур не наш­лось (Эй­прил до­гада­лась, ко­го соч­ли "не­под­хо­дящим", но бла­гора­зум­но про­мол­ча­ла)

Де­вуш­ка нах­му­рилась. Что-то в сло­вах сэ­ра Кея по­каза­лось ей стран­ным, по­доз­ри­тель­ным, о чем она не за­мед­ли­ла со­об­щить сво­ему спут­ни­ку, поч­ти сра­зу же пос­ле ухо­да пос­ланни­ка. К ее до­саде, тот от­ре­аги­ровал как-то уж слиш­ком рав­но­душ­но.

- На­вер­ное, рас­шиб се­бе зад­ни­цу, упав с ло­шади, - ус­мехнул­ся Шре­дер, с удо­воль­стви­ем вспо­миная ми­нуту же­лан­но­го три­ум­фа. – Тем луч­ше, бу­дет знать впредь, кто ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО ве­ликий во­ин.

- А те­бе не ка­жет­ся стран­ным, что он пред­ло­жил имен­но те­бя? – нас­та­ива­ла де­вуш­ка. – У не­го-то мень­ше все­го же­лания счи­тать те­бя ве­ликим и ока­зывать те­бе ус­лу­гу. Раз­ве нет?..

Ка­кой-то смысл в ее сло­вах был, но приз­на­вать­ся в этом сей­час и тем са­мым при­рав­ни­вать се­бя к мни­тель­ной жен­щи­не хо­телось мень­ше все­го. И нин­дзя пос­пешно от­бро­сил неп­ри­ят­ные мыс­ли. Что страш­но­го в ноч­ном до­зоре? Ко­роль, ви­димо, ни о чем не по­доз­ре­ва­ет, раз одоб­рил его. И что ему мо­жет сде­лать этот пи­жон, ког­да он бу­дет эки­пиро­ван и во­ору­жен, как и по­доба­ет на служ­бе?

- Но он ведь все же приз­нал, что был неп­рав? Тог­да, пос­ле по­един­ка? – на­конец на­шел­ся с от­ве­том нин­дзя. – И чем опас­но де­журс­тво у по­ко­ев ко­роля?

- Ко­роле­вы, - на­пом­ни­ла Эй­прил, нах­му­рив­шись.

- Вот оно что! - Шре­дер обер­нулся с нас­мешли­вой улыб­кой. – Ка­жет­ся, кто-то рев­ну­ет…

- Де­ло не в этом! – вспых­ну­ла Эй­прил, по­том на се­кун­ду за­мол­кла, пы­та­ясь оп­ре­делить­ся, что же нас­то­ражи­ва­ет ее в не­ожи­дан­ном при­казе. Не толь­ко же эта ду­рац­кая нас­мешка! По­том, от­ча­яв­шись, мах­ну­ла ру­кой. – Прос­то… как-то не нра­вит­ся мне все это.

- Не толь­ко те­бе, - за­верил ее нин­дзя, под­хо­дя поб­ли­же, за­тем нап­ра­вил­ся к даль­ней сте­не, где в пос­тавце хра­нил эле­мен­ты сво­ей аму­ниции (воп­ре­ки обы­чаю, он пред­по­читал иметь ее под ру­кой. Жаль, что та­кое не­допус­ти­мо с ору­жи­ем). – Мо­жешь по­верить, ме­ня не мень­ше бе­сят ко­ролев­ские кап­ри­зы, ко­торым по­ка при­ходит­ся под­чи­нять­ся. Лиш­ний по­вод по­торо­пить­ся с зах­ва­том. Есть од­на идея…

- Ох уж, эти мне твои идея и пла­ны! – пе­реби­ла его Эй­прил, ме­нее все­го же­лая об­суждать оче­ред­ную бе­зум­ную за­тею. – Луч­ше по­торо­пись зас­ту­пить на де­журс­тво, по­ка ее ве­личес­тво не рас­серди­лась. Ина­че уже мне при­дет­ся спа­сать те­бя от мо­нар­ше­го гне­ва.

- Упа­си ме­ня бо­же от та­кой ра­дос­ти! – от­махнул­ся нин­дзя. – Лад­но, я по­шел. Пос­та­рай­ся не влип­нуть в ис­то­рию без ме­ня.

- Пос­та­ра­юсь, - кив­ну­ла Эй­прил, а ког­да за ним зак­ры­лась дверь, до­бави­ла поч­ти нес­лышно. – Будь ос­то­рож­нее.

* * *

И вот ве­чер плав­но пе­решел в ночь. Сол­нце се­ло, и Эй­прил заж­гла све­чи. Ноч­ное де­журс­тво ско­рее все­го прод­лится до рас­све­та, но на этот раз ее не стра­шило ос­тать­ся в оди­ночес­тве в пус­тых ком­на­тах. Вер­нее, стра­шило, но не это. Нет, ни­какие стра­хи, по­доб­но не­дав­ним, Эй­прил не му­чали, и тем не ме­нее мес­та се­бе она най­ти так и не смог­ла. Не­понят­ное ей са­мой стран­ное пред­чувс­твие, ох­ва­тив­шее де­вуш­ку еще при неж­данном поз­днем ви­зите и не­ожи­дан­ном при­казе, не ос­тавля­ли в по­кое. Вро­де бы, все ло­гич­но и ес­тес­твен­но (с уче­том кап­ри­зов и неп­ред­ска­зу­емос­ти ко­роно­ван­ных особ. По­ис­ти­не, Шре­дер был прав, ска­зав, что од­ной этой при­чины бо­лее, чем до­воль­но для же­лания зах­ва­та влас­ти). При­чин для тре­воги нет ни­каких. И все же...

В кон­це кон­цов, Эй­прил от­пусти­ла на от­дых слуг (не­зачем им быть сви­дете­лями бес­по­кой­ства и сла­бос­ти гос­по­жи), а са­ма ре­шила нем­но­го про­гулять­ся и раз­ве­ять­ся.

Прой­дя по нес­коль­ким из­ви­лис­тым ко­ридо­рам, ос­ве­щен­ным лишь све­том фа­келов, де­вуш­ка выш­ла на га­лерею, от­де­ляв­шую от­ве­ден­ные вер­ным слу­гам по­кои от ко­ролев­ских. Бла­года­ря ши­роким ок­нам здесь бы­ло све­жо, ве­терок ко­лыхал пла­мя фа­келов и при­ят­но ос­ве­жал ли­цо. Хо­рошая аль­тер­на­тива про­гул­ке на ули­це, где (да­же в ле­ген­дарном идил­ли­чес­ком го­роде) мож­но нар­вать­ся на неп­ри­ят­ности. Но не здесь, тем бо­лее, что сов­сем не­дале­ко, бук­валь­но за уг­лом, по­кой двор­ца хра­нят ры­цари. И – что важ­но – ее собс­твен­ный не­воз­можный "ры­царь". Эй­прил не­воль­но улыб­ну­лась. Как смеш­но те­перь вспо­минать о не­дав­них опа­сени­ях, о том, как она счи­тала его вра­гом (ка­жет­ся, что это бы­ло в прош­лой жиз­ни, нас­толь­ко да­леким и не­важ­ным те­перь ка­зались ее стра­хи). Те­перь же она ве­рила, что ей нич­то не гро­зит, по­ка она под его ох­ра­ной. На­ив­но, глу­по, но все же так при­ят­но в это ве­рить.

В этот мо­мент из ко­ридо­ра, от­ку­да она приш­ла, по­яви­лась вы­сокая плот­ная фи­гура. Эй­прил ог­ля­нулась с раз­дра­жени­ем, от­влек­шись от при­ят­ных мыс­лей, и впол­го­лоса вы­руга­лась, ког­да рас­смот­ре­ла не­желан­но­го ви­зите­ра. Сей­час ей ни с кем не хо­телось встре­чать­ся, а уж с ним – ме­нее все­го. Не толь­ко сей­час, а во­об­ще. Глав­ная при­чина их неп­ри­ят­ностей. Про­тив­ный прис­та­вучий хам. Сэр Кей.

В пер­вую ми­нуту Эй­прил не по­вери­ла сво­им гла­зам (ес­ли ве­рить ко­ролев­ско­му пос­ланни­ку, не­удач­ли­вому по­един­щи­ку сей­час по­лага­лось ле­жать в пос­те­ли и ле­чить свое не­домо­гание (а вер­нее все­го – раз­би­тое вдре­без­ги са­мом­не­ние). Ка­кого чер­та его но­сит здесь? За­тем де­вуш­ка през­ри­тель­но на­мор­щи­ла но­сик. Ско­рее все­го, про­иг­равше­му не хо­телось встре­чать­ся с то­вари­щами и выс­лу­шивать бо­лее, чем зас­лу­жен­ные нас­мешки. Ей и са­мой хо­телось раз­ми­нуть­ся с ним, но свер­нуть бы­ло не­куда, кро­ме как в ко­ролев­ские по­кои (а ту­да вход в ноч­ное вре­мя пос­то­рон­ним вос­пре­щал­ся). Сер­ди­то фыр­кнув, де­вуш­ка по­вер­ну­лась к нез­ва­ному гос­тю ли­цом. Не хва­тало еще его бо­ять­ся! Пусть ему бу­дет стыд­но за свое нед­жентель­мен­ское по­веде­ние и тру­сость. Вот толь­ко ни ма­лей­ших приз­на­ков ни сты­да, ни сму­щения на ли­це приб­ли­жав­ше­гося муж­чи­ны она, к сво­ему не­удо­воль­ствию, не за­мети­ла. Нап­ро­тив, он са­модо­воль­но ух­мыль­нул­ся, оки­нув ее пло­то­яд­ным взгля­дом.

- Ве­чер доб­рый, ле­ди! – сэр Кей слег­ка пок­ло­нил­ся. – Рад сно­ва вас уви­деть.

- Не мо­гу ска­зать о се­бе то­го же, - рез­ко от­ве­тила Эй­прил. – Ка­кими судь­ба­ми, сэр? Вы же вро­де бы бы­ли нез­до­ровы.

Она шаг­ну­ла в сто­рону ок­на, же­лая обой­ти не­желан­но­го со­бесед­ни­ка и вер­нуть­ся в свои по­кои, но тот шаг­нул ей навс­тре­чу, прег­раждая путь.

- Был. Но, хва­ла Гос­по­ду, ис­це­лил­ся. И очень вов­ре­мя, да­бы под­держать вас в труд­ный час и вы­казать вам дос­той­ное вас вни­мание.

- О чем вы? – Эй­прил на­чала сер­дить­ся. Вро­де бы се­год­ня он не пь­ян (по край­ней ме­ре, с ви­ду), а ве­дет се­бя точ­но так же. – Вов­ре­мя? Я как раз хо­тела вер­нуть­ся к се­бе. День был дол­гим, и я ус­та­ла.

Она шаг­ну­ла к про­тиво­полож­ной сте­не, все еще на­де­ясь раз­ми­нуть­ся с прис­та­валой по-хо­роше­му, но тот вновь прег­ра­дил ей путь, и она с не­кото­рым стра­хом ощу­тила се­бя поч­ти при­жатой к хо­лод­ной ка­мен­ной сте­не. Сэр Кей был на пол­го­ловы вы­ше ее и го­раз­до ши­ре в пле­чах, и де­вуш­ка не­ожи­дан­но ощу­тила се­бя ма­лень­кой и сла­бой, как заг­нанный в ло­вуш­ку зве­рек. И хо­тя по­ка что ей вро­де бы нич­то не гро­зило, ощу­щение не про­ходи­ло, а нап­ро­тив, ста­нови­лось силь­нее. Она ста­ратель­но по­дави­ла в се­бе страх и с вы­зовом ус­та­вилась на на­хала, пос­мевше­го прег­ра­дить ей путь. Не ста­нет же он пря­мо здесь до­могать­ся ее. Или…

- Что вы де­ла­ете, сэр? – с не­годо­вани­ем вос­клик­ну­ла она, на­де­ясь уг­ро­зой скан­да­ла при­вес­ти это­го наг­ле­ца в чувс­тво. Тщет­но…

- Ни­чего пре­досу­дитель­но­го, ле­ди, - ры­царь ос­кла­бил­ся. – Все­го лишь хо­тел вам пред­ло­жить вам за­щиту и пок­ро­витель­ство… в об­мен на ма­лую то­лику ва­шего вни­мания. Ви­дит Бог, они очень вам при­годят­ся.

- Да как вы сме­ете! - взор­ва­лась Эй­прил, про­иг­но­риро­вав уг­ро­зу, скры­тую в пос­ледних сло­вах. – Сэр Шре­дер…

- …сей­час при­мер­но за­нят с на­шей оча­рова­тель­ной по­вели­тель­ни­цей, - прер­вал ее сэр Кей с глум­ли­вой ух­мылкой. – Не­уже­ли вы ду­ма­ете, моя ма­лень­кая глу­пыш­ка, что они упус­тят та­кой удоб­ный мо­мент. Ви­дит Бог, я бы на мес­те ва­шего сэ­ра был бы ос­мотри­тель­нее. И не хо­тел бы ока­зать­ся на его мес­те, ког­да их зас­та­нет вен­це­нос­ный суп­руг на­шей Джи­нев­ры. Ар­тур во мно­гом ми­лос­тив и снис­хо­дите­лен, но толь­ко не в том, что счи­та­ет сво­ей собс­твен­ностью. А уж ес­ли кто-ни­будь по­сяг­нет на его суп­ру­гу, - муж­чи­на нас­мешли­во раз­вел ру­ками, - да бу­дет ми­лос­тив к не­му Все­выш­ний!

Он про­тянул ру­ку к де­вуш­ке, и та гад­ли­во от­дерну­лась от не­го. Она дав­но бы оп­ро­вер­гла гнус­ные до­мыс­лы… ес­ли бы не вспом­ни­ла, ка­ким взгля­дом уже не раз наг­ражда­ла ее спут­ни­ка ко­роле­ва. "Ко­роле­ва шлюх, не ина­че! – руг­ну­лась про се­бя Эй­прил. – Ма­ло ей сэ­ра Лан­се­лота, еще и на мо­его по­куша­ет­ся. Вот толь­ко чер­та с два она его по­лучит! Ес­ли толь­ко…" Пос­ледняя мысль зас­та­вила де­вуш­ку не­воль­но вздрог­нуть, и, к со­жале­нию, ее со­бесед­ник за­метил это.

- Вы не зря пе­режи­ва­ете, - с глум­ли­вым со­чувс­тви­ем в го­лосе кив­нул го­ловой он, слов­но под­тверждая тай­ные опа­сения Эй­прил. – На­ша дра­жай­шая по­вели­тель­ни­ца име­ет сла­бость к сим­па­тич­ным и стат­ным ры­царям, и щед­ро воз­награ­дит сво­его лю­бим­ца. Кто смо­жет ус­то­ять про­тив та­кой чес­ти? Так что он не об­ра­тит вни­мания на на­шу ма­лень­кую ша­лость, - сэр Кей про­тянул ру­ку пог­ла­дить Эй­прил по ще­ке, та от­пря­нула прочь, и он ехид­но ус­мехнул­ся. – Вы зря ме­ня бо­итесь, кра­сави­ца, я не ку­са­юсь и очень бе­реж­но об­ра­ща­юсь с да­мами. Не строй­те из се­бя не­дот­ро­гу, ведь в слу­чае ко­ролев­ской не­милос­ти вам очень при­годят­ся мои за­щита и пок­ро­витель­ство. А она обя­затель­но пос­ле­ду­ет, ведь ваш ры­царь на­вер­ня­ка не смо­жет ус­то­ять про­тив чар по­вели­тель­ни­цы. Она сде­ла­ет его бли­же к тро­ну, толь­ко ду­рак от­ка­жет­ся от это­го, а при всей сво­ей не­оте­сан­ности он не так глуп… - ры­царь кар­тинно раз­вел ру­ками, - а ста­ло быть, об­ре­чен.

Эй­прил зас­ты­ла на мес­те, по­ражен­ная пос­ледни­ми сло­вами. Две мыс­ли би­лись в ее го­лове, вы­тес­няя од­на дру­гую. Пер­вая – о подс­тро­ен­ной ло­вуш­ке, ко­торую она пред­чувс­тво­вала, а вто­рая… вто­рая – о том, что она не­из­бежно сра­бота­ет. Воз­можность за­полу­чить ко­роле­ву – а в даль­ней­шем че­рез нее, воз­можно, и стать ко­ролем. Не­дур­ное ис­ку­шение. Смо­жет ли Шре­дер ус­то­ять пе­ред этим, по су­ти, ис­полне­ни­ем сво­ей меч­ты? Она очень силь­но сом­не­валась. В ду­ше ей не хо­телось ве­рить в это, но бесс­трас­тная ло­гика го­вори­ла ей, что, ско­рее все­го, имен­но так и про­изой­дет. Все, что пред­ска­зал сэр Кей. И она бес­силь­на как-то по­мешать это­му… да и сто­ит ли?

* * *

Тем вре­менем пред­мет их об­сужде­ний в от­сутс­твии дру­гих за­нятий под­пи­рал сте­ну в ко­ридо­ре в па­ре мет­ров от две­ри, ве­дущей, нас­коль­ко ему бы­ло из­вес­тно, в по­кои по­вели­тель­ни­цы, про се­бя прок­ли­ная пос­леднюю и ее не­умес­тные кап­ри­зы. Под­чи­нять­ся сла­баку-ко­ролю - и то бы­ло для не­го, мас­те­ра нин­дзя и по­том­ка са­мура­ев, дос­та­точ­но уни­зитель­ным. Но Шре­дер ус­по­ка­ивал се­бя тем, что это об­ходной ма­невр, вре­мен­ная не­об­хо­димость, ко­торую по­том с вы­годой мож­но бу­дет ис­поль­зо­вать. Но под­чи­нять­ся жен­щи­не?! Это и вов­се нес­лы­хан­но, не го­воря уж о том, что слиш­ком на­поми­нало об опе­ке влас­то­люби­вой ма­маши. Тог­да-то он и пок­лялся се­бе, что боль­ше ни од­на жен­щи­на (да и не толь­ко жен­щи­на) не бу­дет иметь над ним влас­ти. И вот те­перь тра­тит вре­мя зря из-за при­хоти са­молю­бивой стер­вы! (а в том, что его неп­редви­ден­ное де­журс­тво – ре­зуль­тат ее при­хоти, нин­дзя ни­мало не сом­не­вал­ся). Что­бы они все про­вали­лись вмес­те со сво­ими ду­рац­ки­ми кап­ри­зами и пре­тен­зи­ями!

Шре­дер ог­ля­нул­ся на дру­гого ох­ранни­ка в кон­це ко­ридо­ра. Сэр Мор­дред, мо­лодой че­ловек с во­дянис­то-го­лубы­ми гла­зами и неп­ри­ят­ной не­ес­тес­твен­ной улыб­кой, по слу­хам, пле­мян­ник ко­роля ма­ло был ему зна­ком и не вы­зывал ни ин­те­реса, ни сим­па­тии. Рав­но как и у ро­дича-ко­роля, но, тем не ме­нее, сто­ило быть ос­мотри­тель­нее в его при­сутс­твии. Ма­ло ли кто из ок­ру­жения Ар­ту­ра мо­жет ока­зать­ся тай­ным сог­ля­дата­ем? Нап­ри­мер, эта низ­ко­рос­лая дев­ка-слу­жан­ка, уже нес­коль­ко раз про­мель­кнув­шая ми­мо не­го в од­ну из ком­нат и об­ратно.

Как на­роч­но, упо­мяну­тая слу­жан­ка как раз сно­ва воз­никла в по­ле зре­ния. Нин­дзя про­водил ее нас­то­рожен­ным взгля­дом, но жен­щи­на лишь по­дош­ла к сэ­ру Мор­дре­ду и что-то ше­потом ска­зала ему. Тот на мгно­вение за­коле­бал­ся, ог­ля­нул­ся в сто­рону ком­на­ты. Тог­да слу­жан­ка раз­жа­ла ку­лак и что-то про­демонс­три­рова­ла ему, зас­ло­нив лок­тем от слу­чай­но­го сви­дете­ля, и про­дол­жи­ла ше­потом убеж­дать его в чем-то. В чем имен­но, ус­лы­шать так и не уда­лось: ка­ра­уль­ных раз­де­ляло при­лич­ное рас­сто­яние. На­конец Мор­дред сог­ласно кив­нул, заб­рал пред­ло­жен­ное и ши­роким ша­гом скрыл­ся за уг­лом. По­дож­дав нем­но­го для вер­ности и убе­див­шись в от­сутс­твии сви­дете­лей, слу­жан­ка по­дош­ла к нин­дзя.

- Ее ве­личес­тво тре­бу­ет вас к се­бе, - приг­лу­шен­ным ше­потом за­яви­ла она, гля­дя на не­го сни­зу вверх, но без ма­лей­ших приз­на­ков стра­ха.

- И для че­го? – пе­рес­про­сил тот, не то­ропясь вы­пол­нять тре­бова­ние и нас­то­рожен­но ог­ля­дыва­ясь в сто­рону, ку­да скрыл­ся его на­пар­ник. Ма­ло раз­би­ра­ясь в мес­тных обы­ча­ях и пред­рассуд­ках, он все же по­нимал, как имен­но мо­жет быть ис­толко­ван поз­дний ви­зит. Тем бо­лее при на­личии лиш­них сви­дете­лей. Жен­щи­на прос­ле­дила нап­равле­ние его взгля­да и улыб­ну­лась.

- Не сто­ит бес­по­ко­ить­ся, гос­по­жа отос­ла­ла его с по­руче­ни­ем, и он за­дер­жится дос­та­точ­но дол­го, - за­вери­ла она. – И для вас, сэр Шре­дер, у нее осо­бое рас­по­ряже­ние.

- Ка­кое? – с по­доз­ре­ни­ем со­щурил­ся нин­дзя.

- Не знаю. Гос­по­жа ска­зала, что со­об­щит вам об этом лич­но, - жен­щи­на еще раз не­тер­пе­ливо ог­ля­нулась. – По­торо­питесь, гос­по­дин, ее ве­личес­тво не лю­бит ждать. Луч­ше не сер­дить ее. По­верь­те, она су­ме­ет обус­тро­ить все как на­до.

- Так и быть, поп­ро­бу­ем по­верить, - про­вор­чал нин­дзя, нап­равля­ясь сле­дом за крош­кой-слу­жан­кой (про се­бя ду­мая, что ве­рить здесь хоть ко­му-то – из­рядная глу­пость. Рав­но как и со­об­щать об этом). Ка­кая при­хоть вновь осе­нила их пус­то­голо­вую по­вели­тель­ни­цу? Оче­ред­ное по­сеще­ние мо­нас­ты­ря или еще что-то вро­де это­го? Нет уж, в по­доб­ных раз­вле­чени­ях он не учас­тник, сколь­ко бы за это ни пла­тили; ему бо­лее, чем дос­та­точ­но ежед­невных здеш­них мо­леб­нов. Мо­жет, на этот раз про­виде­ние бу­дет бо­лее ми­лос­ти­вым, и пе­репа­дет что-то ин­те­рес­ное?..

Они скры­лись за дверью. Не прош­ло и пол­ми­нуты, как из-за уг­ла, за ко­торым скрыл­ся Мор­дред, выг­ля­нул еще один ка­ра­уль­ный. Сэр Лан­се­лот, ко­торо­му в оче­ред­ной раз не до­вери­ли ох­ра­ну дра­гоцен­ной по­вели­тель­ни­цы, в кои-то ве­ки не был оби­жен на судь­бу. На­ходясь на стра­же по­ко­ев ко­роля, на этот раз он вне по­доз­ре­ний… в от­ли­чие от не­кото­рых. Ры­царь оки­нул взгля­дом пус­той ко­ридор, и его гу­бы ис­кри­вила ко­вар­ная улыб­ка. Вер­нувшись на свой пост, он по­доз­вал к се­бе про­ходив­ше­го ми­мо слу­гу и что-то ко­рот­ко при­казал ему, вло­жив в ру­ку мел­кую мо­нет­ку. Тот сог­ласно кив­нул и нап­ра­вил­ся об­ратно, ту­да, ку­да при­казал щед­рый гос­по­дин. Лан­се­лот про­водил его взгля­дом и сно­ва улыб­нулся, на этот раз с пло­хо скры­ва­емым тор­жес­твом. Все идет по пла­ну…

***

Тем вре­менем Шре­дер, сле­дуя за сво­ей про­вожа­той, пе­решаг­нул низ­кий по­рог нез­на­комой ему преж­де ком­на­ты и ос­та­новил­ся у по­рога.

- Зва­ли, ва­ше ве­личес­тво? – хму­ро спро­сил он. Низ­кая при­толо­ка вы­нуди­ла его нак­ло­нить­ся при вхо­де, что ни­как не спо­собс­тво­вало хо­роше­му нас­тро­ению, вку­пе с ожи­дани­ем не­из­вес­тно­го.

- Да, ми­лорд, про­ходи­те, - Джи­нев­ра обер­ну­лась к слу­жан­ке. – Мар­та, по­дай нам ви­на и ос­тавь нас. Я ду­маю, нет смыс­ла на­поми­нать те­бе мол­чать обо всем? – в пос­ледних сло­вах проз­ву­чала пло­хо скры­тая уг­ро­за.

- Да, гос­по­жа, - Мар­та пос­пе­шила вы­пол­нить при­каза­ние и быс­тро выс­коль­зну­ла за дверь, бес­шумно прик­рыв ее за со­бой. Нин­дзя с тру­дом по­давил же­лание ог­ля­нуть­ся. Про­ис­хо­дящее все мень­ше нра­вилось ему и лиш­ний раз на­поми­нало о по­доз­ре­ни­ях Эй­прил.

- Про­ходи­те, сэр, про­ходи­те, не стес­няй­тесь, - на этот раз об­ра­тилась к не­му лич­но Джи­нев­ра и прис­таль­но пос­мотре­ла ему в гла­за. – Не бес­по­кой­тесь, нас не пот­ре­вожат пос­то­рон­ние. Мор­дред от­прав­лен с оп­ре­делен­ным по­руче­ни­ем и вер­нется не ско­ро… ес­ли вер­нется, – до­бави­ла она впол­го­лоса, поч­ти нес­лышно. – А для вас у ме­ня осо­бое за­дание. При­сажи­вай­тесь, раз­го­вор бу­дет дол­гим.

Жен­щи­на кив­ну­ла в сто­рону нак­ры­того сто­ла, на ко­торый пре­дус­мотри­тель­ная Мар­та уже выс­та­вила гра­фин с ви­ном, два куб­ка тем­но­го рей­нско­го стек­ла, ка­кие-то пе­ченые сла­дос­ти в се­реб­ря­ном блю­де и нес­коль­ко по­лот­ня­ных сал­фе­ток. И са­ма, не до­жида­ясь со­бесед­ни­ка, усе­лась воз­ле сто­ла, на пок­ры­тую бар­хатным пок­ры­валом скамью с изящ­ны­ми ко­ваны­ми нож­ка­ми.

Шре­дер ус­мехнул­ся про се­бя. А эта так на­зыва­емая гос­по­жа неп­ло­хо под­го­тови­лась к ви­зиту. Су­дя по то­му, как она пы­та­ет­ся его умас­лить, и поп­ро­сить со­бира­ет­ся о чем-то неп­ри­выч­ном. Что ж, это уже ста­новит­ся ин­те­рес­ным. Пусть по­пыта­ет­ся. Нин­дзя на­шел взгля­дом не­боль­шую эта­жер­ку у по­рога, ти­па пос­тавца, на ко­торой и ос­та­вил ору­жие, меч и кин­жал (уж это пра­вило - не приб­ли­жать­ся к по­вели­телю с ору­жи­ем - он ус­пел за­пом­нить). За­тем ши­роким ша­гом пе­ресек ком­на­ту и ос­то­рож­но опус­тился на скамью нап­ро­тив, нем­но­го впо­лобо­рота, да­бы вход­ная дверь ос­та­валась в по­ле зре­ния, а на уго­щение да­же не пос­мотрел. Джи­нев­ра прос­ле­дила нап­равле­ние его взгля­да и нас­мешли­во улыб­ну­лась.

- А ты роб­кий, как маль­чик-паж, - ус­мехну­лась она. – Мо­жешь по­верить, нас не пот­ре­вожат. Ник­то не ос­ме­лит­ся по­бес­по­ко­ить по­вели­тель­ни­цу в столь поз­дний час.

- Да­же суп­руг? – не удер­жался от от­ветной кол­кости нин­дзя.

- Ар­тур? – Джи­нев­ра за­дум­чи­во, поч­ти рав­но­душ­но по­жала пле­чами, за­тем встрях­ну­ла го­ловой, от­че­го ее зо­лотис­тые во­лосы рас­сы­пались по пле­чам. – Уже от­пра­вил­ся на по­кой. Его ве­личес­тву тре­бу­ет­ся от­дых пос­ле дол­го­го хло­пот­но­го дня. Бо­юсь, он и сам не в сос­то­янии оце­нить, что взял на се­бя груз не по сво­им скром­ным си­лам. И да­же во спа­сение собс­твен­ной ду­ши не сог­ла­сит­ся приз­нать, что кто-то иной, воз­можно, спра­вил­ся бы луч­ше и снял с его плеч это бре­мя, - чуть скло­нив го­лову на­бок, жен­щи­на лу­каво взгля­нула на сво­его со­бесед­ни­ка, но тот про­иг­но­риро­вал на­мек и мол­ча смот­рел на нее, ожи­дая про­дол­же­ния ре­чи.

- Но я приг­ла­сила вас, сэр Шре­дер, не для то­го, что­бы об­суждать сво­его суп­ру­га. – Джи­нев­ра по­дод­ви­нула ему один ку­бок с ви­ном, взя­ла в ру­ки вто­рой и пос­мотре­ла сквозь его тем­но-бор­до­вое со­дер­жи­мое на огонь в ка­мине. За­тем сно­ва по­вер­ну­лась к сво­ему со­бесед­ни­ку и про­дол­жи­ла, прис­таль­но гля­дя в гла­за, слов­но же­лая за­гип­но­тизи­ровать его. – Я приг­ла­сила вас, да­бы об­су­дить мое по­руче­ние… а пра­виль­нее ска­зать, пред­ло­жение.

Она нес­коль­ко се­кунд по­мол­ча­ла, да­бы до­бавить сво­ей ре­чи дра­матич­ности, за­тем от­ста­вив ку­бок в сто­рону, так и не прит­ро­нув­шись к не­му, не­ожи­дан­но спро­сила: - Те­бе не ка­жет­ся, что ко­роль те­бя не­до­оце­нива­ет?

Неж­данный воп­рос зас­тал Шре­дера врас­плох. Ес­тес­твен­но та­кие мыс­ли при­ходи­ли ему в го­лову, и да­же бо­лее то­го. Вот толь­ко го­ворить об этом ко­му-то пос­то­рон­не­му (Эй­прил не в счет, не в ее ин­те­ресах его вы­давать), а уж тем бо­лее ей… Он лишь по­качал го­ловой, да­вая по­нять, что как-то да­же не за­думы­вал­ся об этом. Ес­ли уж она за­ин­те­ресо­вана в нем, пусть пер­вой рас­кры­ва­ет кар­ты. И Джи­нев­ра не об­ма­нула его ожи­даний.

- А мне вот ка­залось, - с лег­ким вздо­хом приз­на­лась она (тон­ких на­меков ее со­бесед­ник то ли не по­нимал, то ли не же­лал по­нимать. При­дет­ся го­ворить нап­ря­мую). – И ко­роль, и его вас­са­лы не­до­оце­нива­ют те­бя, и очень мо­жет быть, что на­мерен­но. Ар­тур слаб и с каж­дым го­дом все боль­ше по­лага­ет­ся не на си­лу, а на дип­ло­матию. Но при этом он уп­рям и ни за что не приз­на­ет, что ко­ролевс­тву ну­жен не бол­тли­вый книж­ник, а во­ин. Тот, кто зас­та­вит со­седей ува­жать и бо­ять­ся нас. Та­кой, как ты…

С эти­ми сло­вами Джи­нев­ра по­ложи­ла ла­донь на за­пястье со­бесед­ни­ка, ак­ку­рат­но ми­новав ос­трых ши­пов его дос­пе­хов. Ла­донь лег­ко сколь­зну­ла по внут­ренней сто­роне ру­ки, но от­че­го-то лас­ко­вое при­кос­но­вение сов­сем не пон­ра­вилось Шре­деру. И толь­ко спус­тя нес­коль­ко се­кунд он со­об­ра­зил, чем имен­но: уж слиш­ком бы­ло по­хоже на то, как да­моч­ка гла­дит свою со­бачон­ку. Вни­мание по­вели­тель­ни­цы бы­ло лес­тным, и она (ес­ли уж по прав­де) в чем-то бы­ла да­же прив­ле­катель­ной… ес­ли бы не ка­залась слиш­ком са­мо­уве­рен­ной и да­же стер­возной. А мо­жет, и не ка­залась. При­том, что о фе­миниз­ме в этом ми­ре ник­то и не слы­хивал. Но это не­важ­но. Будь она ко­роле­вой… да хоть са­мой бо­гиней – ник­то и ни­ког­да не бу­дет им ко­ман­до­вать.

Нин­дзя нах­му­рил­ся, и это не ус­коль­зну­ло от вни­матель­но­го взо­ра Джи­нев­ры.

- О, ты сер­дишь­ся, - про­вор­ко­вала она, ни­мало не сму­щен­ная. – За­меча­тель­но. Зна­чит, я в те­бе не ошиб­лась. Имен­но та­кого я так дол­го жда­ла. Силь­ный, уве­рен­ный, ре­шитель­ный, без ду­рац­ких пред­рассуд­ков и сан­ти­мен­тов, - она са­мо­уве­рен­но улыб­ну­лась. – Не мо­гу по­верить, что­бы ты не меч­тал о боль­шем, чем прек­ло­нение пе­ред ус­ту­па­ющим те­бе во мно­гом гос­по­дином. Я ведь не ошиб­лась, вер­но?..

Раз­го­вор при­об­рел не­ожи­дан­ный по­ворот. Так она обо всем зна­ет?.. или толь­ко до­гады­ва­ет­ся? И те­перь со­бира­ет­ся шан­та­жиро­вать его этим, при­нуж­дая вы­пол­нить оче­ред­ной ее кап­риз? Не вый­дет! Шре­дер с по­доз­ре­ни­ем по­косил­ся на жен­щи­ну, ожи­дая ее даль­ней­ших слов и при­киды­вая про се­бя, как зас­та­вить ее за­мол­чать, ес­ли не­жела­тель­ное все же про­изой­дет. Впро­чем, хва­ла всем бо­гам, он не ска­зал ни­чего лиш­не­го… в от­ли­чие от нее. Вот толь­ко за­тянув­ший­ся раз­го­вор… Кто зна­ет, ког­да вер­нется этот чер­тов пос­ланник?

- Те­бе не о чем тре­вожить­ся, - ко­роле­ва под­ня­лась и по­дош­ла поб­ли­же. – Мо­жешь мне ве­рить. Я счи­таю, что ты дос­то­ин боль­ше­го. И я по­могу те­бе это­го дос­тичь это­го, в об­мен на ма­лень­кую ус­лу­гу.

Нин­дзя удов­летво­рен­но хмык­нул, бо­лее ни­чего не до­бавив. Ска­зан­ное при­ят­но ль­сти­ло его са­молю­бию, и он ре­шил по­ка прос­тить ей ее над­менность.

- А что вы хо­тите мне пред­ло­жить? – хрип­ло­ватым от сдер­жи­ва­емо­го вол­не­ния го­лосом пе­рес­про­сил он, в свою оче­редь под­ни­ма­ясь. В то, что меч­та вот-вот го­това ис­полнить­ся, упор­но не ве­рилось. И бес­спор­ное оба­яние ко­роле­вы и ее ре­чей не заг­лу­шили впол­не ре­зон­ных сом­не­ний. – И ка­ким об­ра­зом на­мере­ны по­мочь? Нас­коль­ко мне из­вес­тно, ар­мия в рас­по­ряже­нии у ва­шего суп­ру­га…

- От­крою те­бе од­ну тай­ну, - жен­щи­на хит­ро при­щури­лась. – Мой муж слаб не толь­ко ду­хом, но и те­лом. И, хо­тя прид­ворный ле­карь уп­ря­мо от­ри­ца­ет, под­ры­ва­ет свои си­лы все бо­лее лич­ным учас­ти­ем в по­ходах и бес­ко­неч­ных со­ветах. Нав­ряд ли он про­живет дол­го, ес­ли не оду­ма­ет­ся. Нас­ледни­ка Все­выш­ний нам так и не дал, - пос­леднюю фра­зу Джи­нев­ра про­из­несла с не­кото­рой грустью, од­на­ко нин­дзя от­че­го-то усом­нился в том, что ее пе­чалит от­сутс­твие ре­бен­ка от не­желан­но­го му­жа. И пос­ле­ду­ющие сло­ва ко­роле­вы под­твер­ди­ли это.

- Имея нас­ледни­ка, я мог­ла бы стать пра­вящей ре­ген­тшей при нем до со­вер­шенно­летия. Дос­той­ная пла­та за то, что я тер­пе­ла Ар­ту­ра все эти го­ды, - гла­за ко­роле­вы сер­ди­то свер­кну­ли, от­ра­жая пла­мя в ка­мине, но по­том она сно­ва улыб­ну­лась. – Но ведь еще не поз­дно ис­пра­вить это до­сад­ное не­дора­зуме­ние…

Жен­щи­на шаг­ну­ла бли­же и по-хо­зяй­ски по­ложи­ла ру­ку во­ину на грудь.

- Раз­ве те­бя не ра­ду­ет мысль, что этот нас­ледник мо­жет быть тво­им? – го­лос ее стал ни­же.

Шре­дер по­качал го­ловой. О семье и про­чих со­путс­тву­ющих ве­щах он по­ка не слиш­ком за­думы­вал­ся, да и влас­ти же­лал преж­де все­го для се­бя. Де­лить­ся ей с кем-то? С ка­кой ста­ти?

- А как же Лан­се­лот? – ус­мехнул­ся он, пой­мав ру­ку Джи­нев­ры и слег­ка сжав ее. – Вы да­ли ему от­став­ку?

- Воз­можно, - Джи­нев­ра сно­ва иг­ри­во улыб­ну­лась. – Ес­ли ты сог­ла­сишь­ся за­нять его мес­то.

При этих сло­вах Шре­дер през­ри­тель­но скри­вил­ся. За­нять мес­то прид­ворно­го лю­бим­чи­ка? Не­уже­ли она ду­ма­ет, что он дей­стви­тель­но же­ла­ет это­го? С ви­ду вро­де ка­жет­ся нег­лу­пой. Или… у нее ка­кие-то свои пла­ны, и она лишь хо­чет ис­поль­зо­вать его?

- А ка­кая в этом вы­года для вас? – хо­лод­но по­ин­те­ресо­вал­ся он, от­сту­пая на шаг. – За ту ми­лость (это сло­во нин­дзя про­из­нес с из­девкой), ко­торую вы мне су­лите? Вы ведь то­же че­го-то хо­тите от ме­ня? По­мимо по­мощи в зах­ва­те ко­роны?

- Да, - Джи­нев­ра сно­ва по­дош­ла бли­же, ее го­лос зву­чал мяг­че и оболь­сти­тель­нее, а при­кос­но­вение бы­ло поч­ти не­ощу­тимым. – Твою лю­бовь. В об­мен на по­мощь и бли­зость к тро­ну. Ты ста­нешь пер­вым сре­ди них, и ник­то не срав­нится с то­бой. Да­же бед­ня­га Лан­се­лот. В нем нет ог­ня, нет страс­ти. Не то, что в те­бе. Вы­год­ная сдел­ка, не так ли?..

- Ми­нуточ­ку, - прер­вал ее нин­дзя. Его нас­то­рожи­ло кое-что в ее сло­вах, че­го са­ма Джи­нев­ра, по­хоже, да­же не за­мети­ла. "Бли­зость к тро­ну". По­луча­ет­ся, он дол­жен стать пер­вым из ее слуг? На­подо­бие Лан­се­лота? И в об­мен на сом­ни­тель­ное удо­воль­ствие уб­ла­жать эту лжи­вую стер­ву? Это она на­зыва­ет вы­год­ной сдел­кой? Ка­кая же она, к чер­ту, вы­год­ная?!

- Ес­ли те­бе не нра­вит­ся это сло­во, мо­жешь счи­тать ми­лостью. И не­малой, - рав­но­душ­но по­жала пле­чами Джи­нев­ра, уже чуть раз­дра­жен­но. Не­уже­ли этот глу­пец и прав­да счи­та­ет, что ес­ли ему по­вез­ло приг­ля­нуть­ся ей, это да­ет ему пра­во дик­то­вать ус­ло­вия. – Но я – ми­лос­ти­вая ко­роле­ва, и про­шу вза­мен так нем­но­го… Все­го лишь твою лю­бовь.

Ее ла­донь сно­ва сколь­зну­ла по его гру­ди, но на этот раз при­кос­но­вение выз­ва­ло вол­ну от­вра­щения. Пос­ледние сло­ва слов­но сор­ва­ли с глаз пе­лену, а сло­во "ми­лость" проз­ву­чало как по­щечи­на. Как пле­вок в ли­цо. Эта дрянь хо­чет ис­поль­зо­вать его, ис­поль­зо­вать во всех от­но­шени­ях, за­ведо­мо счи­тая ни­же се­бя, и еще счи­та­ет это честью. В об­мен на… лю­бовь? Дос­той­но ли ЭТО так на­зывать­ся? Чер­та с два!

- Лю­бовь? А вы зна­ете, что это та­кое? – пов­то­рил Шре­дер свои не­дав­ние сло­ва, толь­ко с го­раз­до боль­шим сар­казмом. – ЭТО не мо­жет так на­зывать­ся, - он с от­вра­щени­ем от­тол­кнул лас­кавшие его ру­ки. - Ска­зать вам, как это на­зыва­ет­ся?..

Жен­щи­на оша­раше­но за­мер­ла на мес­те, не ве­ря сво­им ушам.

- Ты от­ка­зыва­ешь мне? Мне, сво­ей ко­роле­ве? – пов­то­рила она рас­те­рян­но. – На­вер­ное, ты шу­тишь.

- Пред­ставь­те се­бе, да, - рез­ко пов­то­рил Шре­дер, ме­нее все­го за­ботясь, что­бы это выг­ля­дело уч­ти­во. Его ду­шил гнев: как он во­об­ще мог да­же по­думать сог­ла­сить­ся на та­кое… Нес­лы­хан­ное уни­жение! – Го­тов пос­по­рить, ник­то не ос­ме­ливал­ся преж­де, так? Вы не ошиб­лись, вы­деляя ме­ня сре­ди ос­таль­ных. Мне не нуж­ны по­дач­ки. Ни в чем! Свою ко­рону я до­буду сам… как и свою жен­щи­ну.

- Да как ты сме­ешь? – го­лос ко­роле­вы стал прон­зи­тель­ным, под­ни­ма­ясь поч­ти до виз­га. – Ты, през­ренный раб…

Жен­щи­на не ус­пе­ла го­ворить: хлес­ткая по­щечи­на зас­та­вила ее за­мол­чать, ин­стинктив­но схва­тив­шись за пос­тра­дав­шую ще­ку. Сле­ду­ющим рез­ким дви­жени­ем нин­дзя сжал ее за­пястья од­ной ру­кой и при­жал жен­щи­ну к сте­не.

- Бла­года­ри бо­га, что ты – жен­щи­на, и что ни­же мо­его дос­то­инс­тва свя­зывать­ся с ни­ми, - про­рычал он ей в ли­цо. За­тем пре­неб­ре­житель­но от­тол­кнул прочь.

Жен­щи­на с тру­дом удер­жа­лась на но­гах, тя­жело ды­ша и свер­ля его не­нави­дящим взгля­дом. За­тем сде­лала нес­коль­ко не­уве­рен­ных ша­гов в об­ход. Шре­дер не спус­кал с нее глаз, слов­но с ядо­витой змеи: ни­ког­да не уга­да­ешь, в ка­кой мо­мент она мо­жет ужа­лить. Но по­ка нич­то не пред­ве­щало уг­ро­зы.

Как ока­залось, все же по­ка. Уже поч­ти ми­новав сво­его обид­чи­ка, Джи­нев­ра ог­ля­нулась на не­го. Гла­за свер­кну­ли, как два рас­ка­лен­ных уг­ля… Не­ожи­дан­но жен­щи­на стре­митель­но мет­ну­лась к две­ри.

- Ты по­жале­ешь! Горь­ко по­жале­ешь! – поч­ти что про­шипе­ла она и вдруг без пре­дуп­режде­ния рва­нула во­рот платья, так что нес­коль­ко пу­говиц от­ле­тело с ли­фа. За­тем в то же мгно­венье схва­тилась за коль­цо на две­ри, за­меняв­шее руч­ку, с прон­зи­тель­ным воп­лем:

- На по­мощь! Из­ме­на! Спа­сите!

Нин­дзя в два прыж­ка нас­тиг ее, не да­вая выс­коль­знуть в ко­ридор и под­нять су­мато­ху, под­сечкой сбил с ног, скру­тил ру­ки… Жен­щи­на из­ви­валась, как змея, пы­талась уку­сить, рас­ца­рапа­ла се­бе ще­ку о на­ладон­ное лез­вие, но, по­хоже, да­же не за­мети­ла. Ка­залось, в нее все­лил­ся де­мон. И при этом не пе­рес­та­вала кри­чать, гром­ко, прон­зи­тель­но. Еще па­ра по­щечин так и не зас­та­вила ее умол­кнуть - и тог­да Шре­дер ог­лу­шил ее не­силь­ным уда­ром по го­лове. За­тем ог­ля­нул­ся в по­ис­ках ка­кой-ли­бо ве­рев­ки, но ни­чего под­хо­дяще­го, как на­роч­но, не по­пада­лось на гла­за. За­дер­жи­вать­ся здесь да­лее бы­ло не­безо­пас­но: сво­ими воп­ля­ми пар­шивка на­вер­ня­ка под­ня­ла на но­ги весь дво­рец. Сор­вав со сто­ящей в аль­ко­ве кро­вати пок­ры­вало, он пок­репче за­мотал в не­го свою жер­тву, от­тол­кнул к сте­не, а за­тем, не удер­жавшись, смач­но шлеп­нул при­мер­но в том мес­те, где дол­жна бы­ла рас­по­лагать­ся ко­ролев­ская зад­ни­ца, пы­та­ясь хо­тя бы так вы­мес­тить не­годо­вание. За­тем ос­то­рож­но выг­ля­нул за дверь и, не об­на­ружив ни­чего по­доз­ри­тель­но­го, по­доб­рав ору­жие, ис­чез в ко­ридо­ре. Ра­но или поз­дно слу­чив­ше­еся ста­нет дос­то­яни­ем об­щес­твен­ности, но за это вре­мя он ус­пе­ет вер­нуть­ся за Эй­прил и скрыть­ся. А там – ищи вет­ра в по­ле…

Вско­ре пос­ле это­го на го­ризон­те вновь по­явил­ся не­заме­чен­ный ни­кем сог­ля­датай. Поль­зу­ясь удоб­ным мо­мен­том, Лан­се­лот поз­во­лял се­бе вре­мя от вре­мени по­кидать пост, наб­лю­дая за дверью в по­кои по­вели­тель­ни­цы и га­дая о про­ис­хо­дящем там. И от­то­го он ус­пел за­метить не­навис­тно­го со­пер­ни­ка, уже поч­ти скрыв­ше­гося за уг­лом. В ка­кой-то мо­мент муж­чи­на ощу­тил что-то на­подо­бие па­ники. Нет! Слиш­ком ра­но. Да­же по­торо­пив­шись, Ар­тур с ох­ра­ной не ус­пе­ет при­быть вов­ре­мя. Что-то пош­ло не так. Как мог­ла ко­роле­ва от­пустить лю­бим­ца так быс­тро? – он-то зна­ет ее ап­пе­титы. Ес­ли толь­ко…

Нап­ле­вав на ос­то­рож­ность, Лан­се­лот приб­ли­зил­ся к за­вет­ной две­ри и ос­то­рож­но заг­ля­нул внутрь. Уви­ден­ное раз­ве­яло его опа­сения. Со­пер­ник, сам то­го не же­лая, ока­зал ему хо­рошую ус­лу­гу: не толь­ко от­ка­зал по­вели­тель­ни­це, но и ос­корбил ее дей­стви­ем. Уж те­перь-то он не уй­дет от рас­пла­ты! Ры­царь не стал за­ходить в ком­на­ту, пос­пе­шив вер­нуть­ся на свой пост. Ско­ро здесь бу­дет не­довер­чи­вый рев­ни­вый суп­руг, ко­торо­му вов­се не­зачем по­падать­ся на гла­за и ком­про­мети­ровать се­бя. Уте­шить оби­жен­ную жен­щи­ну он ус­пе­ет и поз­днее, а сей­час… Да свер­шится воз­мездие и Божья во­ля!

* * *

Вос­поль­зо­вав­шись за­меша­тель­ством де­вуш­ки, сэр Кей сде­лал быс­трый шаг впе­ред и сгра­бас­тал ее в свои, на­до ска­зать, впол­не мед­вежьи объ­ятья. Все по­пыт­ки выр­вать­ся бы­ли бе­зус­пешны, не­годяй дер­жал ее слиш­ком близ­ко к се­бе, ли­шая воз­можнос­ти за­мах­нуть­ся. А жад­ные мок­рые по­целуи, ко­торые ос­тавлял на ее ли­це и шее на­зой­ли­вый ка­валер, вы­зыва­ли нес­кры­ва­емое от­вра­щение. Эх, ма­ло тог­да дос­та­лось мер­завцу от Шре­дера! Де­вуш­ка в ду­ше да­же по­жале­ла об от­сутс­твии нин­дзя: уж он-то су­мел объ­яс­нить наг­ле­цу до­ход­чи­во, что к че­му. Но быс­тро со­об­ра­зила, что в ве­чер­нее вре­мя, да еще вбли­зи ко­ролев­ских по­ко­ев это бы­ло бы не­безо­пас­но для ее за­щит­ни­ка. К то­му же ей вов­се не хо­телось, что­бы он зас­тал ее в столь двус­мыслен­ном по­ложе­нии. Объ­яс­нить что-то бы­ло бы зат­рудни­тель­но, тем бо­лее при не­дав­нем по­доз­ре­нии и здеш­них рас­пу­щен­ных нра­вах.

Бе­да не при­ходит од­на – имен­но в этот мо­мент из-за по­воро­та по­явил­ся тот, о ком Эй­прил вспом­ни­ла. И, по­хоже, он ви­дел все и ис­толко­вал на свой лад. За­метив что-то не­лад­ное, сэр Кей обер­нулся с рас­те­рян­ным вы­раже­ни­ем ли­ца. Вос­поль­зо­вав­шись этим, Эй­прил с си­лой нас­ту­пила пят­кой ему на но­гу и выр­ва­лась из хват­ки.

- Как вы сме­ете, наг­лец? – воз­му­щен­но пов­то­рила она, уже боль­ше для не­воль­но­го сви­дете­ля. – Я вам яс­но да­ла по­нять, что ва­шей я не бу­ду. Что вам еще от ме­ня на­до?

- А то не­яс­но, - не­хоро­шо ус­мехнул­ся нин­дзя. – Зна­чит, один-единс­твен­ный та­нец. Ко­торый ни­чего не зна­чил…

Он сде­лал стре­митель­ный шаг навс­тре­чу, но его про­тив­ник про­явил не­ожи­дан­ную прыть, ук­рывшись за спи­ной де­вуш­ки. Та през­ри­тель­но скри­вила гу­бы: доб­лес­тный ры­царь, бла­город­ный ка­валер… И да­же не за­мети­ла, как поль­зу­ясь ею, как прик­ры­ти­ем, сэр Кей от­сту­пил в со­сед­ний ко­ридор. Вед­ший в по­кои его ве­личес­тва Ар­ту­ра.

- Как ты не по­нима­ешь? – в от­ча­янии вос­клик­ну­ла де­вуш­ка, да­же не обо­рачи­ва­ясь на про­ходим­ца. До не­го ей не бы­ло ни­како­го де­ла. До че­го про­тив­но и уни­зитель­но оп­равды­вать­ся, и за что?.. За прис­та­вания это­го на­пыщен­но­го фа­та. – Я не да­вала ему по­вода. Ты все неп­ра­виль­но по­нял.

- Да нет, как раз-та­ки пра­виль­но, - Шре­дер по­вер­нулся навс­тре­чу со­пер­ни­ку хо­рошо зна­комым Эй­прил уг­ро­жа­ющим дви­жени­ем – всем те­лом – од­новре­мен­но вых­ва­тывая из но­жен меч. – Те­перь у ме­ня есть прек­расный по­вод раз­де­лать­ся на­конец с ним, глу­по бу­дет его упус­тить!

Он сде­лал нес­коль­ко быс­трых ша­гов ку­да-то в сто­рону от Эй­прил, и толь­ко тут она с ужа­сом за­мети­ла, ку­да имен­но от­сту­па­ет сэр Кей. И для че­го…

- Шре­дер, по­дож­ди! Не на­до, – Эй­прил бро­силась вдо­гон­ку, хва­тая нин­дзя за ру­ку, об­ре­чен­но по­нимая, что ос­та­новить его она не смо­жет. Но не по­пытать­ся де­вуш­ка прос­то не мог­ла.

- По­чему? – тот не гля­дя гру­бо от­тол­кнул неж­данную по­меху к сте­не. – Бо­итесь за сво­его лю­бов­ни­ка? Так мне по-лю­бому при­дет­ся сра­зить­ся с ним, за­щищая свою честь. И на этот раз нас­мерть! Ка­кая раз­ни­ца, сей­час или по­том? По мне, так луч­ше рань­ше.

- Ди­карь име­ет по­нятие о чес­ти? – про­цедил сэр Кей, пя­тясь и ог­ля­дыва­ясь. Лан­се­лот в чем-то ошиб­ся, и ожи­да­емая под­мо­га мо­жет за­поз­дать. Так что луч­ше по­забо­тить­ся о се­бе са­мому. И по­пытать­ся пе­ренес­ти мес­то схват­ки на нуж­ную тер­ри­торию.

- За те­бя, глу­пый, - с до­садой вы­дох­ну­ла Эй­прил. – Ты же зна­ешь, что воз­ле ко­ролев­ских по­ко­ев зап­ре­щено об­на­жать ору­жие. Это при­рав­ни­ва­ет­ся к из­ме­не.

- За ис­клю­чени­ем ох­ра­ны, - уточ­нил нин­дзя, не­доб­ро при­щурив­шись и не упус­кая про­тив­ни­ка из по­ля зре­ния. Черт, за вре­мя раз­го­вора этот слиз­няк ус­пе­ет улиз­нуть. – А я кто, по-тво­ему?

- Что же доб­лес­тный страж ее ве­личес­тва де­ла­ет здесь? – ехид­но пе­рес­про­сил сэр Кей.

Эй­прил так­же не­до­умен­но взгля­нула на сво­его "ры­царя". Тот ни­чего не от­ве­тил, мыс­ленно по­желав сэ­ру Кею оне­меть. Впро­чем, не да­лее, чем че­рез ми­нуту это и про­изой­дет…

- Не де­лай это­го, - пов­то­рила Эй­прил, вновь по­рав­нявшись с ним. – Раз­ве ты не ви­дишь, что он спе­ци­аль­но за­мани­ва­ет те­бя ту­да.

- Сэр Шре­дер под­чи­ня­ет­ся жен­щи­не? – ехид­но ух­мыль­нул­ся сэр Кей. В ду­ше он был взбе­шен нес­во­ев­ре­мен­ным вме­шатель­ством ле­ди. Еще чуть-чуть, два-три ша­га до по­воро­та – и со­пер­ник об­ре­чен. Там де­журит его при­ятель, что с ра­достью под­твер­дит его сло­ва. А там и под­мо­га по­дос­пе­ет. Глав­ное – вы­гадать вре­мя.

- Ты же ви­дишь, что он спе­ци­аль­но подс­тре­ка­ет те­бя, - про­дол­жи­ла Эй­прил с боль­шим во­оду­шев­ле­ни­ем. – Ес­ли те­бе так уж ну­жен этот ду­рац­кий по­еди­нок – по­жалуй­ста. Мо­жешь хоть по­рубить его на ку­соч­ки, я не про­тив. Но толь­ко не так…- она тя­жело вздох­ну­ла и зак­ры­ла ли­цо ру­ками, уже не на­де­ясь на ус­пех.

- Вот как… - Шре­дер не­ожи­дан­но ог­ля­нул­ся. – Так это за­бота обо мне? Не ожи­дал…

Что-то в то­не его го­лоса из­ме­нилось, и Эй­прил ос­то­рож­но под­ня­ла гла­за на сво­его не­воль­но­го за­щит­ни­ка. Вид и то­го и прав­да был нем­но­го шо­киро­ван­ный. Раз­го­воры раз­го­вора­ми, а в их ис­крен­ность он, по­хоже, по­верил толь­ко сей­час. Де­вуш­ка и са­ма не ожи­дала та­кой ре­ак­ции на обыч­ные, в об­щем-то, сло­ва. Она хо­тела до­бавить что-то еще, но не ус­пе­ла, по­тому что из про­тиво­полож­но­го ко­ридо­ра по­казал­ся от­ряд во­ору­жен­ных во­инов, не ме­нее де­сят­ка, и сэр Кей пос­пешно скрыл­ся за их спи­нами.

- Из­ме­на! По­куше­ние на ко­роле­ву! Все ни с мес­та! – ко­ман­дир­ским то­ном при­казал один из них. – Осо­бен­но вы, сэр Шре­дер.

Эй­прил удив­ленно рас­ши­рила гла­за. По­куше­ние? Что за бред?

- Объ­яс­ни­тесь, сэр, - пот­ре­бова­ла она с не­ожи­дан­ной влас­тностью, в ду­ше не чувс­твуя та­кой уве­рен­ности. Не­уже­ли за вре­мя от­лучки ее "ры­царя" что-то слу­чилось? Или…

- Ко­роле­ва об­ви­ня­ет сэ­ра Шре­дера, что он пы­тал­ся на­силь­но ов­ла­деть ею, - хо­лод­но от­ве­тил во­ин, дер­жа ору­жие на­из­го­тов­ку и не сво­дя нас­то­рожен­но­го взгля­да с пред­по­лага­емо­го прес­тупни­ка. – А ког­да она от­ка­зала наг­ле­цу, тот пы­тал­ся убить ее, на­де­ясь скрыть сле­ды прес­тупле­ния.

Зат­равлен­но ог­ля­дев­шись, Шре­дер за­метил, что из ко­ридо­ра за спи­ной Эй­прил так­же по­явил­ся во­ору­жен­ный от­ряд, не ус­ту­пав­ший пер­во­му чис­ленностью, а мо­жет, и пре­вос­хо­див­ший. Эй­прил зас­ты­ла на мес­те, шо­киро­ван­ная эти­ми сло­вами. Рав­но как и дру­гими "сви­детель­ства­ми" его ви­ны: пор­ванная одеж­да, след уда­ра, по­рез на ще­ке... На ее ли­це изум­ле­ние и оби­да сме­нились гри­масой през­ре­ния. Ког­да же он шаг­нул ей навс­тре­чу, не­воль­но от­шатну­лась прочь.

Нин­дзя впол­го­лоса вы­ругал­ся. И она то­же… До­казать ни­чего не по­лучит­ся – да и сто­ит ли?.. Же­на Це­заря вне по­доз­ре­ний, да­же ес­ли она пос­ледняя шлю­ха! Эти жен­щи­ны все оди­нако­вы. Лжи­вые под­лые стер­вы! Что­бы он еще раз по­верил хоть од­ной из них…

- Как по­жела­ете, ле­ди, - он рыв­ком сор­вал со сте­ны фа­кел и бро­сил в сто­рону бли­жай­ше­го от­ря­да. – Счас­тли­во ос­та­вать­ся, - с эти­ми сло­вами нин­дзя вспрыг­нул на по­докон­ник, и спус­тя бук­валь­но па­ру се­кунд ис­чез в тем­но­те.

Эй­прил ис­пу­ган­но вскрик­ну­ла и бро­силась сле­дом. Ко­неч­но, она не раз ви­дела, как он про­делы­вал по­доб­ное в го­роде – и ког­да толь­ко ус­пе­вал зак­ре­пить ве­рев­ку? Но есть ли она у не­го сей­час? Дол­жна быть, ина­че рис­ко­ван­ный ма­невр стал бы са­мо­убий­ством. Но не­ожи­дан­ный страх за не­го ока­зал­ся силь­нее ло­гики.

- А ну, стой! – сэр Кей гру­бо схва­тил ее, пы­та­ясь ос­та­новить, Эй­прил от­ча­ян­ным дви­жени­ем вы­вер­ну­лась – и в его ру­ках ос­та­лось сле­тев­шее го­лов­ное пок­ры­вало. Все при­сутс­тву­ющие мол­ча ус­та­вились на нее, вер­нее, на ее не­обыч­ную при­чес­ку.

"Вот и все. Сто­ило ли скры­вать­ся так дол­го?" Де­вуш­ка вы­дох­ну­ла с не­кото­рым об­легче­ни­ем. Но ми­нута мол­ча­ния за­вер­ши­лась ско­рее, чем ожи­далось. От­вер­гну­тый пок­лонник быс­трее ос­таль­ных при­шел в се­бя и схва­тил ее за ру­ку, вы­вер­нув за­пястье.

- Вот она! – тор­жес­тву­юще за­вопил он, об­ра­ща­ясь к при­сутс­тву­ющим. – Та са­мая ведь­ма, по­могав­шая "са­раци­ну", о ко­торой рас­ска­зывал сэр Лан­се­лот. Она пе­ред ва­ми.

- А точ­но ли это она? – усом­нился один из во­инов, с опас­кой пог­ля­дывая на де­вуш­ку.

- Без сом­не­ния, - под­твер­дил Лан­се­лот, вы­ходя впе­ред. В на­чале опе­рации он дер­жался чуть по­зади в ожи­дании схват­ки, но те­перь ре­шил­ся выс­ту­пить. – Это она, гос­по­да. Из-за нее я про­иг­рал тог­да это­му не­оте­сан­но­му ди­карю.

Ник­то не от­ве­тил ему, да Лан­се­лот и не ждал это­го. С по­хаб­ной ух­мылкой он по­дошел бли­же к де­вуш­ке.

- Воз­можно сле­дова­ло бы обыс­кать ее, - про­тянул он ле­ниво, за­тем по­тянул­ся к сво­ей жер­тве, но та, за­шипев, как кош­ка, вце­пилась ему в ще­ку, ос­та­вив на ще­ке му­чите­ля нес­коль­ко кро­вото­чащих ца­рапин. Гряз­но вы­ругав­шись, муж­чи­на с си­лой уда­рил ее по ли­цу, так что де­вуш­ка ед­ва не упа­ла.

- Не пач­кай­ся, мой друг, - ус­по­ко­ил взбе­шен­но­го при­яте­ля сэр Кей. – Этим зай­мут­ся тю­рем­щи­ки. А зав­тра она по­лучит по зас­лу­гам. Увес­ти ее! – рез­ко при­казал он зас­тывшим в оце­пене­нии то­вари­щам. – Да свя­жите пок­репче. Ведь­ма не дол­жна уй­ти от пра­восу­дия.

- А как же из­менник? – не по­нял один из них.

- Для ох­ра­ны ведь­мы впол­не хва­тит дво­их, - раз­дра­жен­но по­яс­нил сэр Кей. – Ос­таль­ные – в по­гоню за из­менни­ком.

Не­доволь­но вор­ча, со­рат­ни­ки Кея по­вино­вались. Лан­се­лот сер­ди­то ус­та­вил­ся на при­яте­ля. Он был вов­се не уве­рен, что им удас­тся схва­тить "са­раци­на". До­воль­но ус­мехнув­шись, тот пох­ло­пал его по пле­чу.

- Не пе­режи­вай, все идет по пла­ну. Об­су­дим это за ча­шей доб­ро­го бур­гунд­ско­го.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#6  Сообщение Ср 09 июл 2014 9:28 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 02 июл 2014 20:23
На счету: 530.00 баллов

Сообщения: 153
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 37 раз.
Полноценный исторический роман, хоть кино по нему снимай. Надеюсь, Шреддер наваляет таки как следует этим рыцарям в финале).


За это сообщение автора Зритель поблагодарил:
Anny Shredder (Сб 19 июл 2014 19:09)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#7  Сообщение Сб 19 июл 2014 19:11 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Зритель писал(а):
Полноценный исторический роман, хоть кино по нему снимай. Надеюсь, Шреддер наваляет таки как следует этим рыцарям в финале).

В принципе все возможно) Спасибо за внимание!

Глава 10. Цена слабости.


Гряз­ны­ми за­путан­ны­ми пе­ре­ул­ка­ми Шре­дер все бли­же про­бирал­ся к ок­ра­ине не­боль­шой (по мер­кам ХХ ве­ка) ле­ген­дарной сто­лицы. Ко­неч­но же, ни­како­го ос­ве­щения не бы­ло и в по­мине - ни на са­мих улоч­ках, ни из ма­лень­ких, вы­соко рас­по­ложен­ных око­шек, - за­то от­бро­сов и про­чей дря­ни хва­тало с из­бытком, что нес­коль­ко зат­рудня­ло пе­ред­ви­жение да­же при­выч­но­му к тем­но­те и про­чим не­удобс­твам нин­дзя. Ни один здра­вомыс­ля­щий го­рожа­нин не рис­кнул бы без осо­бой нуж­ды ока­зать­ся вне до­ма в тем­ное вре­мя су­ток - вре­мя гос­подс­тва бе­сов­ских сил, бро­дячих жи­вот­ных и все­воз­можных бан­ди­тов. На свое же счастье - ибо се­год­ня ме­нее, чем ког­да бы то ни бы­ло раз­гне­ван­ный во­ин был скло­нен ми­ловать не­ос­то­рож­ных, во­лей слу­чая ока­зав­шихся на его пу­ти, и вспо­минать, что они вро­де бы со­вер­шенно не при чем.

Ска­зать, что Шре­дер был раз­гне­ван всей сло­жив­шей­ся не­лепой си­ту­аци­ей - зна­чит, ни­чего не ска­зать. Ма­ло то­го, что лжи­вая по­хот­ли­вая стер­ва так его под­ста­вила, ма­ло то­го, что дву­лич­ный со­пер­ник вновь ос­тался без­на­казан­ным... Лю­бого из этих пун­ктов хва­тило бы, что­бы спод­вигнуть не от­ли­чав­ше­гося боль­шим тер­пе­ни­ем и тер­пи­мостью нин­дзя на ак­тивные дей­ствия по вос­ста­нов­ле­нию "спра­вед­ли­вос­ти". Но пос­ледняя не­уда­ча в дан­ный мо­мент зат­ме­вала в его гла­зах все ос­таль­ные, ка­залась гор­ше и бо­лез­неннее все­го, что про­ис­хо­дило от­врат­но­го и не­лепо­го здесь, да и не толь­ко.

"Как она мог­ла? Как она пос­ме­ла по­верить это­му га­ду, это­му уб­людку, это­му..." - под вдох­но­вени­ем этих мыс­лей Шре­дер поч­ти ав­то­мати­чес­ки пе­рех­ва­тил во­ору­жен­ную ру­ку не­ос­то­рож­но­го гра­бите­ля, не в доб­рый час по­явив­ше­гося из-за по­воро­та. Ви­димо, бе­дола­га не ус­пел тол­ком рас­смот­реть бу­дущую жер­тву, а мо­жет, прос­то не от­ли­чал­ся боль­шим тер­пе­ни­ем. По­жалеть о чем уже не ус­пел. Не­ожи­дан­но лов­кая слу­чай­ная жер­тва стре­митель­ным дви­жени­ем пе­рех­ва­тила его ру­ку и дер­ну­ла на се­бя с та­кой си­лой, что на­падав­ший не удер­жался на но­гах. За­тем за­жала го­лову нес­час­тно­го лок­те­вым сги­бом и од­ним ко­рот­ким дви­жени­ем сло­мала ему шею. Быс­тро и прак­ти­чес­ки без­звуч­но, по­жалуй, да­же слиш­ком лег­ко.

Нин­дзя вы­нул из су­дорож­но сжа­тых паль­цев нож, за­тем, при­под­няв ру­кав, от­це­пил от за­пястья по­тер­тые нож­ны, прис­тро­ил при­об­ре­тен­ное ору­жие ря­дом с уже име­ющим­ся на по­ясе и неб­режно от­швыр­нул об­мякшее те­ло в сточ­ную ка­наву. Од­ной па­далью боль­ше, од­ной мень­ше… Ник­то и не за­метит в этом сви­нар­ни­ке, ко­торый, как пра­вило, ми­ну­ет и еже­вечер­ний пат­руль. Вто­рой. Все­го лишь вто­рой иди­от, удач­но под­вернув­ший­ся под го­рячую ру­ку. Слиш­ком ма­ло, что­бы по­гасить са­мо­убий­ствен­ную ярость и жаж­ду кро­ви.

Са­мо­убий­ствен­ную. Ос­та­новив­шись в те­ни со­сед­не­го до­ма и пе­рево­дя ды­хание, нин­дзя с не­доволь­ством на­пом­нил се­бе об этом. Ни од­на жен­щи­на (а уж тем бо­лее враг) не сто­ят то­го, что­бы глу­по и без­рассуд­но под­став­лять­ся. До сих пор ему вез­ло, и уда­лось раз­ми­нуть­ся с го­род­ской стра­жей, из­бе­жав не­нуж­ной по­тасов­ки и ос­тавшись не­заме­чен­ным. Но те­перь, у кре­пос­тной сте­ны, на­до быть ос­то­рож­нее, ес­ли он хо­чет без проб­лем выб­рать­ся от­сю­да. А это – глав­ная цель сей­час, так? На этом пар­ши­вом го­родиш­ке свет кли­ном не со­шел­ся. Ско­ро, очень ско­ро он вы­берет­ся из не­го, а там – и из не­вели­кого ко­ролевс­тва, что­бы по­пытать счастья в дру­гом мес­те. Там, где его по­ка не зна­ют, где на­вер­ня­ка по­везет боль­ше. Не мо­жет не по­вез­ти.

А Эй­прил… Что ж, она сде­лала свой вы­бор, пред­почтя по­верить по­хаб­но­му тру­су. А за­од­но и из­ба­вила его от мно­жес­тва воп­ро­сов, на ко­торые нет и не бу­дет от­ве­та. Сер­ди­то встрях­нув го­ловой, Шре­дер пос­пешно отог­нал неп­ро­шен­ные сом­не­ния и за­шагал даль­ше. Они и не нуж­ны ему, эти от­ве­ты. Он всег­да знал, что от жен­щин толь­ко од­ни проб­ле­мы, что ни од­ной из них не сто­ит ве­рить ра­ди собс­твен­но­го же бла­га – и был прав. Что же слу­чилось те­перь?.. На­важ­де­ние ка­кое-то, не ина­че. Вот и прек­расная воз­можность от не­го из­ба­вить­ся.

Впе­реди тем­ной зуб­ча­той гро­мадой за­ма­ячил вал кре­пос­тной сте­ны, от­де­ляв­шей Ка­мелот от про­чего ми­ра, с яр­ки­ми точ­ка­ми фа­келов на ней – за два пе­рес­тре­ла друг от дру­га, как и преж­де. Су­мато­ха, ох­ва­тив­шая дво­рец, не ус­пе­ла доб­рать­ся сю­да, на­паде­ния из­вне не ожи­далось, и от­то­го по­ка что ти­хо. С по­мощью ве­ревоч­ной лес­тни­цы (не­из­вес­тной в этом до­потоп­ном го­родиш­ке) он лег­ко вы­берет­ся на­ружу. Ес­ли, ко­неч­но, не по­меша­ет нек­ста­ти по­дос­певшая стра­жа.

Не то­ропясь приб­ли­жать­ся к сте­не и ос­та­ва­ясь в те­ни на­вис­ше­го над пе­ре­ул­ком до­ма, нин­дзя нас­то­рожен­но ог­ля­дывал­ся и прис­лу­шивал­ся, под­созна­тель­но ожи­дая ус­лы­шать вда­леке цо­кот ко­пыт и звя­канье ору­жия приб­ли­жа­ющей­ся по­гони. Од­на­ко ноч­ной го­род ос­та­вал­ся по-преж­не­му тем­ным и ти­хим. Нет, не мо­жет быть все так прос­то. Ес­ли толь­ко… их не от­влек­ло что-то иное. И он, ка­жет­ся, знал, что имен­но.

Па­мять ус­лужли­во под­бро­сила вос­по­мина­ние о стран­ном шу­ме и кри­ках на по­кину­той га­лерее, до­летев­ших до его слу­ха преж­де, чем бег­лец ус­пел скрыть­ся в ла­бирин­те го­род­ских уло­чек. И да­же сло­во "ведь­ма", по­мимо во­ли от­пе­чатав­ше­еся в соз­на­нии. По­хоже, Эй­прил, са­ма то­го не же­лая, ока­зала ему хо­рошую ус­лу­гу и от­влек­ла про­тив­ни­ков на ка­кое-то вре­мя. Имен­но бла­года­ря ей ему уда­лось бес­пре­пятс­твен­но скрыть­ся. Она по­мог­ла ему в оче­ред­ной раз… в пос­ледний раз, по­жер­тво­вав сво­ей сво­бодой… а мо­жет быть, и жизнью.

Эй­прил… При вос­по­мина­нии о ней не­ожи­дан­но пе­рех­ва­тило ды­хание, а в гру­ди прос­ну­лась глу­хая тя­нущая боль. Она пы­талась пре­дуп­ре­дить его еще до на­чала всей этой за­варуш­ки. Она пы­талась ос­та­новить его, пре­дуп­реждая о ло­вуш­ке, ко­торую не­понят­но как су­мела уга­дать в не­вин­ном на пер­вый взгляд по­руче­нии. Эй­прил… Единс­твен­ный близ­кий и важ­ный здесь для не­го че­ловек, при­вязав­шая его к се­бе не­види­мой нитью креп­че сталь­ных це­пей. Имен­но из-за нее он на мгно­вение ут­ра­тил ос­то­рож­ность и за­дер­жался в став­шем ло­вуш­кой двор­це доль­ше, чем сто­ило бы. И – от­вер­гнув­шая его в ре­ша­ющий мо­мент. Од­ним дви­жени­ем, од­ной гри­масой пе­речер­кнув­шая сра­зу все.

Нин­дзя прис­ло­нил­ся к сте­не, ста­ра­ясь вер­нуть ут­ра­чен­ное ду­шев­ное рав­но­весие и ре­шимость. До сте­ны – ру­кой по­дать, а мед­лить слиш­ком рис­ко­ван­но. Од­на­ко ка­кое-то неп­ри­ят­ное чувс­тво не да­вало по­коя, ме­шало сос­ре­дото­чить­ся на глав­ном. Со­вер­шенно не­ожи­дан­но и не­лепо. Шре­дер не раз под­во­дил и ос­тавлял на про­из­вол судь­бы до­верив­шихся ему вре­мен­ных так на­зыва­емых со­юз­ни­ков и не на­ходил в этом ни­чего за­зор­но­го. На то они и вре­мен­ные. На­ив­ные глуп­цы ни­чего ино­го не дос­той­ны. Каж­дый сам за се­бя в этом луч­шем из ми­ров, черт бы его поб­рал!

Но вот с жен­щи­нами так пос­ту­пать еще не при­ходи­лось – мо­жет, от­то­го, что те ни­ког­да не бы­ли его со­юз­ни­ками? Да, ско­рее все­го. Она бу­дет пер­вой. Что ж, ког­да-то на­до на­чинать. Как же пос­ту­па­ют мес­тные с ведь­ма­ми? Нав­ряд ли слиш­ком ми­лос­ти­во, ина­че это­го бы так не бо­ял­ся мес­тный сброд. Шре­дер сжал ла­доня­ми вис­ки, пы­та­ясь отог­нать на­рисо­ван­ные во­об­ра­жени­ем кар­ти­ны пы­ток и каз­ни, пред­сто­ящих Эй­прил. Жен­щи­ны, ко­торая ему до­вери­лась, ко­торая ему нра­вилась, в кон­це кон­цов… Дос­той­ная рас­пла­та за все хо­рошее, ни­чего не ска­жешь. Хо­рошее?.. Нин­дзя сер­ди­то нах­му­рил­ся. Чушь со­бачья! Глу­пая при­вязан­ность не к ли­цу муж­чи­не и во­ину. Ну, а бро­сить и трус­ли­во сбе­жать – к ли­цу?..

Впол­го­лоса вы­ругав­шись, нин­дзя от­сту­пил вглубь пе­ре­ул­ка, по­даль­ше от воз­можных лю­бопыт­ных глаз (хо­тя рас­смот­реть в этой ть­ме что-то бы­ло зат­рудни­тель­но да­же для не­го), не в си­лах ни вер­нуть­ся, ни про­дол­жить путь в за­дан­ном нап­равле­нии. Пер­во­му ме­шала ос­кор­блен­ная гор­дость и не­забы­тая оби­да, вто­рому же… он и сам не знал, что ме­шало. В кон­це кон­цов, Эй­прил не при­выкать быть плен­ни­цей и за­лож­ни­цей, и он не раз и не два ос­тавлял ее в зат­рудни­тель­ной си­ту­ации, став­шей опас­ной уже для не­го са­мого. И не слиш­ком за­ботил­ся о ее спа­сении. По­чему же сей­час?..

Шре­дер мыс­ленно прок­лял день и час, ког­да сду­ру сно­ва ре­шил ис­поль­зо­вать лю­бопыт­ную и не­ос­то­рож­ную жур­на­лис­тку как за­лож­ни­цу. Кто же знал, ка­кими проб­ле­мами это обер­нется сей­час и в бу­дущем… Стоп! В бу­дущем?..

"При­ятель, ты ведь не со­бира­ешь­ся со­вер­шить оче­ред­ную глу­пость и вер­нуть­ся за ней? В это оси­ное гнез­до, из ко­торо­го ед­ва уда­лось ус­коль­знуть? За­хочет ли она это­го воз­вра­щения?" - спро­сил он се­бя, но от­ве­та не бы­ло. И эта не­из­вес­тность ста­ла не­выно­симой. Нет, он вы­яс­нит все, и пусть пе­ня­ет на се­бя, ес­ли он зря пот­ра­тит на нее вре­мя. Мыс­ленно от­ве­сив се­бе зат­ре­щину, нин­дзя по­вер­нул на­зад, пос­те­пен­но при­бав­ляя шаг. По­ка еще не слиш­ком поз­дно.

* * *

- И все-та­ки я не по­нимаю те­бя, брат мой, - Лан­се­лот от­ста­вил в сто­рону бо­кал тем­но­го бур­гунд­ско­го и сер­ди­то ус­та­вил­ся на при­яте­ля, ме­ряв­ше­го ша­гами по­тай­ную ком­на­ту сво­их по­ко­ев, где их не мог­ли под­слу­шать да­же вез­де­сущие слу­ги. – По­чему ты так уве­рен, что на­ши братья по ору­жию схва­тят са­раци­на? Он скрыл­ся в но­чи, слов­но не­чис­тый дух… ко­им, без сом­не­ния, и яв­ля­ет­ся. Как одо­леть его прос­тым смер­тным?

- Спо­кой­но, друг мой, - Кей при­сел на скамью нап­ро­тив фа­вори­та и сце­пил ла­дони упи­ра­ющих­ся лок­тя­ми в сто­леш­ни­цу рук. Ка­залось, его спо­кой­ствие ник­то и нич­то не спо­соб­но по­коле­бать. – Им и не при­дет­ся с ним бо­роть­ся. Да­же ис­кать. Он при­дет к нам сам.

- Мне ка­жет­ся, ут­реннее па­дение пов­ре­дило те­бе го­лову, - кри­во ус­мехнул­ся блон­дин. – Вер­нется? С ка­кой ста­ти?..

- Ну, нап­ри­мер, отом­стить мне, - ни­мало не сму­щен­ный, па­риро­вал Кей. – У не­го не­мало по­водов ме­ня не­нави­деть, и се­год­ня, по ми­лос­ти Божь­ей, их у не­го при­бави­лось.

- Тог­да по­чему он не сде­лал это­го сра­зу? – ехид­но воз­ра­зил Лан­се­лот. – Он же мог убить те­бя на мес­те, приз­най это. Но не сде­лал это­го, а сбе­жал, как кры­са.

- …вспуг­ну­тый при­веден­ны­ми то­бой во­ина­ми, - сер­ди­то за­кон­чил Кей. Ему вов­се не улы­балось вспо­минать ни не­удач­ный ут­ренний по­еди­нок, ни, тем бо­лее, ве­чер­нюю встре­чу в ко­ридо­ре, и мень­ше все­го хо­телось приз­на­вать свою оп­лошность. – Ты слиш­ком не­ук­люж и не­рас­то­ропен, друг мой. К то­му же, его ос­та­нови­ла его ле­ди… - он не до­гово­рил, за­думав­шись.

- Ле­ди Эй­прил? Эта прок­ля­тая ведь­ма? – пе­рес­про­сил Лан­се­лот, бес­созна­тель­но кос­нувшись рас­ца­рапан­ной ле­вой ще­ки. – Не­уже­ли слу­хи не об­ма­ныва­ют, и ты дей­стви­тель­но ук­ро­тил эту ди­кую кош­ку?

- Нет. Но она-то, по­хоже, су­мела ук­ро­тить сво­его ди­каря, - за­дум­чи­во, слов­но бы сам се­бе про­гово­рил Кей, гля­дя в сто­рону го­ряще­го ка­мина. За­тем рез­ко по­вер­нулся, и в гла­зах его блес­ну­ли зо­лотые от­блес­ки пла­мени. – Лан­се­лот, друг мой! Все­выш­ний в сво­ей ми­лос­ти да­ровал нам воз­можность схва­тить это­го бо­го­от­ступ­ни­ка. Его ле­ди. За ней-то он точ­но вер­нется, и она ста­нет прек­расной при­ман­кой.

- Ты уве­рен? – с сом­не­ни­ем пе­рес­про­сил Лан­се­лот. По его мне­нию, эта при­чина для воз­вра­щения бы­ла еще бо­лее не­лепой. Ни од­на жен­щи­на не сто­ит то­го, что­бы рис­ко­вать из-за нее единс­твен­ной жизнью. – Ты дей­стви­тель­но ду­ма­ешь, что бро­сив ее на про­из­вол судь­бы, он вер­нется? Это же пол­ный аб­сурд!

- Без сом­не­ния, - уве­рил его Кей. – Она ста­ла при­чиной это­го по­един­ка – вер­нее, прев­ратно по­нятое гру­бым вар­ва­ром га­лан­тное уха­жива­ние за ней.

Лан­се­лот по­нима­юще кив­нул, ус­мехнув­шись. Уж он-то прек­расно знал о «га­лан­тнос­ти» сво­его ком­пань­она. Но спо­рить не стал.

- И се­год­ня имен­но она ос­та­нови­ла сво­его кро­вожад­но­го ди­каря, - Кей пред­по­чел умол­чать о при­чине это­го пос­тупка – ко­му это важ­но? – Ви­дел бы ты, как он смот­рел на нее – и на ме­ня – ког­да я имел не­ос­то­рож­ность об­нять ле­ди! Гла­за го­рели, как у дра­кона! Ка­залось, он сей­час ис­пе­пелит ме­ня взгля­дом. И все из-за сво­ей ры­жей дев­ки. Нет, друг мой, он вер­нется. И я по­забо­чусь, что­бы дос­той­но встре­тить на­шего гос­тя. Есть у ме­ня од­но при­мет­ное мес­то…

- "По­гибель гун­нов"? – пе­рес­про­сил Лан­се­лот.

Кей кив­нул. Од­на­ко его со­об­щни­ка не ос­тавля­ли сом­не­ния.

- Ты хо­чешь ис­поль­зо­вать при­вязан­ную ведь­му как при­ман­ку. Но не бо­ишь­ся ли ты, что она сво­ими ча­рами от­ве­дет нам гла­за и су­ме­ет сбе­жать. Вспом­ни, она же мно­го дней прит­во­рялась знат­ной да­мой, и ник­то да­же не за­подоз­рил…

- А как ина­че? – по­жал пле­чами Кей. – Без при­ман­ки нам не заг­нать зве­ря в кап­кан.

- При­ман­ка бу­дет, - ко­вар­но ух­мыль­нул­ся Лан­се­лот, и ког­да друг воп­ро­ситель­но пос­мотрел на не­го, по­яс­нил: - Не ведь­ма, а ее под­ме­на. Дру­гая ры­жая дев­ка, из­да­ли по­хожая на ле­ди. – он пло­то­яд­но улыб­нулся, вспом­нив сла­дос­тные ми­нуты, про­веден­ные на­еди­не с сим­па­тич­ной слу­жан­кой, за­тем тя­жело вздох­нул. Чем-то на­до жер­тво­вать для бла­гого де­ла. – Об­ре­зать ей во­лосы – де­ло ми­нут­ное, а по­луть­ме вряд ли удас­тся хо­рошо рас­смот­реть ее ли­цо.

- А платье? – усом­нился Кей. – Ле­ди Эй­прил – не за­мараш­ка.

- И, как доб­рая са­мари­тян­ка, по­делит­ся с ближ­ним уже не­нуж­ной ей рос­кошью. - Лан­се­лот из­влек из-за па­зухи свер­ну­тый в тру­боч­ку пер­га­мен­тный лист. – Офи­ци­аль­ное объ­яв­ле­ние вне за­кона сэ­ра Шре­дера и ле­ди Эй­прил, - по­яс­нил он Кею, - да­ющее пра­во на обыск их по­ко­ев на пред­мет ат­ри­бутов чер­ной ма­гии. Та­ких, как это "зер­каль­це"…

Он нер­вно вздрог­нул, вспом­нив, как не­ожи­дан­но ожи­ла и за­шипе­ла зме­ей стран­ная ве­щица, вы­пав­шая из-за кор­са­жа плен­ни­цы уже на по­роге ка­меры. Лишь доб­рая сталь клин­ка зас­та­вила ее умол­кнуть и раз­ле­теть­ся на час­ти, но и пос­ле это­го ник­то не пос­мел при­кос­нуть­ся к ней, бо­ясь пор­чи. Лишь жи­дов­ское от­родье Ашот, уче­ник кол­ду­на, рис­кнул по­доб­рать ос­татки бе­сов­ской штуч­ки, да­бы пре­дать ее очис­ти­тель­но­му ог­ню. И пос­ле это­го она име­ет наг­лость уве­рять, что она не ведь­ма?..

- А лов­ко ты уп­ра­вил­ся, с этим до­кумен­том, - ус­мехнул­ся Кей, под­хо­дя бли­же. – Это прос­то чу­до, что те­бе так лег­ко уда­лось уго­ворить ко­роля. Что он ска­жет по по­воду на­ших пла­нов?

- Глав­ное – что ска­жет ко­роле­ва. Ос­кор­блен­ная ко­роле­ва… - по­хот­ли­во ус­мехнул­ся Лан­се­лот, не об­ра­щая вни­мания на не слиш­ком де­ликат­ный на­мек. – Она пой­дет на все, что­бы отом­стить – им обо­им. А ко­роль пос­лу­ша­ет ее, как всег­да.

- Ты прав, друг мой, - Кей под­нялся. – Те­перь пос­пе­шим. Бог по­мога­ет тем, кто по­мога­ет се­бе сам. На­до ус­петь при­гото­вить дос­той­ную встре­чу на­шему гос­тю.

***

Об­ратный путь пот­ре­бовал боль­ше вре­мени и при­ложен­ных уси­лий. Го­род­ская стра­жа, опо­вещен­ная о про­изо­шед­шем, об­ша­рива­ла го­род­ские улоч­ки в по­ис­ках из­менни­ка, и до двор­ца нин­дзя до­бирал­ся круж­ным пу­тем. Для мас­ки­ров­ки приш­лось при­бег­нуть к ти­пич­но­му для шпи­онов, но ма­лоп­ри­ят­но­му спо­собу: на­тереть блес­тя­щие и от­то­го бро­са­ющи­еся в гла­за эле­мен­ты дос­пе­хов (а пос­ле не­дол­го­го раз­мышле­ния и па­ры приг­лу­шен­ных прок­ля­тий – и ко­жу рук) зем­лей, а точ­нее, улич­ной грязью. К счастью, боль­ше при­выч­ные к днев­но­му пат­ру­лиро­ванию страж­ни­ки (а бли­же к мес­ту наз­на­чения – и два от­ря­да быв­ших то­вари­щей по ору­жию) не за­мети­ли цель сво­их по­ис­ков, раз­ми­нув­шись с ней бук­валь­но в нес­коль­ких ша­гах. Нес­коль­ко раз Шре­дер с ощу­тимым уси­ли­ем пе­ребо­рол ис­ку­шение пе­рере­зать глот­ку од­но­му из от­став­ших прес­ле­дова­телей, а за­од­но и раз­жить­ся ору­жи­ем. Но нет, прив­ле­кать к се­бе вни­мание не сто­ит как мож­но доль­ше.

Про­ник­нуть на тер­ри­торию двор­ца, а за­тем – в рас­по­ложен­ные на треть­ем эта­же ком­на­ты, не­ког­да при­над­ле­жав­шие им с Эй­прил, уда­лось без проб­лем. Ца­рив­ший в них ха­ос и бес­по­рядок под­твержда­ли его опа­сения за судь­бу по­кину­той «ле­ди». Бес­шумно выб­равшись на­ружу, во­ин дви­нул­ся в об­ход двор­ца, ис­поль­зуя по­пут­ные ук­ры­тия и на хо­ду вспо­миная, в ка­кой сто­роне от­сю­да на­ходит­ся тем­ни­ца. Вро­де бы, она рас­по­лага­лась не­дале­ко от ар­се­нала а, ста­ло быть, от двор­ца. Не­ожи­дан­но вни­мание нин­дзя прив­лекли от­блес­ки све­та, па­дав­шие из-за уг­ла. Ис­точник его на­ходил­ся пря­мо на его до­роге. Ко­неч­но, мож­но бы­ло прос­то обог­нуть его и прой­ти иным пу­тем, но ос­тавлять что-то по­доз­ри­тель­ное за спи­ной, на пу­ти к спа­сению, бы­ло слиш­ком не­ос­то­рож­но. И нин­дзя ре­шил вы­яс­нить, что же там про­ис­хо­дит.

Тем­ный си­лу­эт свя­зан­ной ры­жево­лосой жен­щи­ны в на­ряд­ном бор­до­вом платье сра­зу же бро­сил­ся ему в гла­за, ед­ва не зас­та­вив в без­рассуд­ном по­рыве сор­вать­ся с мес­та. Но нин­дзя вов­ре­мя опом­нился и, мыс­ленно об­ру­гав се­бя, при­щурив­шись, вни­матель­но рас­смот­рел плен­ни­цу, бла­го пла­мя кос­тров по уг­лам дво­ра поз­во­ляло это сде­лать. Не­лов­ко под­жав под се­бя но­ги, она си­дела на ка­кой-то ко­ряге впо­лобо­рота к не­му, так что ли­ца рас­смот­реть не уда­валось. Но, без вся­ких сом­не­ний, это бы­ла ло­вуш­ка. Не то­ропясь приб­ли­жать­ся, Шре­дер оки­нул взгля­дом не­боль­шой дво­рик, бы­вать в ко­тором ему еще не до­води­лось. Как на­роч­но, ни де­ревь­ев, ни ка­ких-ли­бо пос­тро­ек, поз­во­ля­ющих не­замет­но приб­ли­зить­ся к плен­ни­це, не бы­ло. Сто­ило ли то­ропить­ся в та­ком слу­чае?

Слов­но в от­вет на не­задан­ный воп­рос, во дво­рике по­яви­лись лю­ди. Прос­тые слу­ги, та­щив­шие на се­бе охап­ки хво­рос­та и скла­дывав­шие его по­одаль от нез­на­ком­ки. Ка­кое-то вре­мя нин­дзя сле­дил за при­готов­ле­ни­ями с не­до­уме­ни­ем, но по­том вдруг со­об­ра­зил, что все это зна­чило. И ка­ким об­ра­зом рас­прав­ля­лись с те­ми, кто был об­ви­нен в кол­довс­тве. И от это­го пред­по­ложе­ния кровь сты­ла в жи­лах. Нет, Шре­дер не счи­тал се­бя ми­лосер­дным, и то­му бы­ли впол­не серь­ез­ные при­чины, но та­кое бы­ло че­рес­чур да­же для не­го.

Сло­жив при­несен­ное на зем­лю, слу­ги уда­лились, при­чем тем же пу­тем: сле­дуя вдоль сте­ны до­ма, не пе­ресе­кая усы­пан­ный круп­ной галь­кой двор. Нин­дзя про­водил их взгля­дом, по­дож­дал ми­нуту-дру­гую, за­тем ос­то­рож­но прок­рался к сто­яще­му нев­да­леке от двор­ца при­земис­то­му зда­нию ар­се­нала. По­том, под­тя­нув­шись, вска­раб­кался на­верх и про­дол­жил путь уже по его кры­ше, на вся­кий слу­чай не вып­рямля­ясь в пол­ный рост, а за­тем - и по кры­ше сто­ящей все­го лишь в нес­коль­ких мет­рах куз­ни­цы.

На этом удоб­ные ук­ры­тия за­кан­чи­вались. От бре­вен­ча­той прис­трой­ки до си­дящей воз­ле глу­хой сте­ны двор­ца плен­ни­цы бы­ло неб­лизко, и единс­твен­ный путь - вдоль дру­гой сте­ны двор­ца. Не луч­ший ва­ри­ант, ког­да в све­те кос­тров он бу­дет ви­ден как на ла­дони, но вы­бирать не при­ходи­лось. Про­шипев сквозь зу­бы ка­кое-то ру­гатель­ство, нин­дзя бес­шумно спрыг­нул с кры­ши и тем­ной мол­ни­ей мет­нулся к сте­не двор­ца. На се­кун­ду зас­тыл, по­вер­нувшись к ней спи­ной и нас­то­рожен­но ог­ля­дыва­ясь, за­тем быс­трым ша­гом дви­нул­ся вдоль сте­ны, ста­ра­ясь дер­жать­ся к ней поб­ли­же. Воз­ле ку­чи ве­ток за­мер, вы­бирая, как удоб­нее ее ми­новать...

- Бра­во, доб­лес­тный ге­рой! – нег­ромкий сме­шок про­тив­ни­ка зас­тал его врас­плох. По­явив­ший­ся из скры­той в те­ни по­тай­ной две­ри сэр Кей с глум­ли­вой ус­мешкой рас­смат­ри­вал сво­его со­пер­ни­ка. – Ты не ра­зоча­ровал мо­их ожи­даний... к то­му же гряз­ный вар­вар не из­ме­нил сво­им обы­ча­ям и не упус­тил слу­чая вы­валять­ся в гря­зи.

Нин­дзя рез­ко обер­нулся, го­товый от­ра­зить на­паде­ние, но нас­мешник не спе­шил приб­ли­жать­ся. На этот раз на нем бы­ла толь­ко ко­ваная коль­чу­га и шлем, не стес­ня­ющие дви­жений.

- Да, я из­влек урок из преж­них оши­бок, - кив­нул ры­царь, жес­том об­ве­дя свою бро­ню. – И на этот раз имен­но те­бе пред­сто­ит ис­пы­тать го­речь по­раже­ния. Ты ведь не уй­дешь без нее, вер­но? – он кив­нул в сто­рону свя­зан­ной жен­щи­ны.

- Рав­но как и без тво­ей го­ловы, под­лый пре­датель, - рык­нул нин­дзя, од­ним дви­жени­ем ру­ки без за­маха бро­сая кин­жал. Он це­лил в шею про­тив­ни­ка, но по­пав­шая под но­гу вет­ка сби­ла бро­сок, и лез­вие с ляз­гом сколь­зну­ло по ме­тал­лу коль­чу­ги и от­ле­тело в сто­рону.

- Ай-яй-яй, как же не­хоро­шо за­бывать о хо­роших ма­нерах, - ух­мыль­нул­ся Кей, от­сту­пая на шаг в сто­рону, вдоль сте­ны. – Как бы ко­му-то не приш­лось по­жалеть об этом.

По­вину­ясь пред­чувс­твию, Шре­дер ог­ля­нул­ся как раз вов­ре­мя, что­бы уви­деть, что во­ору­жен­ный во­ин приб­ли­жа­ет­ся к плен­ни­це яв­но не с доб­ры­ми на­мере­ни­ями. Он вых­ва­тил нож и мет­нул его ле­вой ру­кой. На этот раз бро­сок был то­чен, на­падав­ший рух­нул на­земь, да­же не ох­нув.

- А те­перь те­бе при­дет­ся вы­бирать, вар­вар, - улыб­ка Кея ста­ла от­кро­вен­но из­де­ватель­ской. – Ли­бо свер­шенная месть, ли­бо жизнь тво­ей ле­ди.

Он сде­лал знак ру­кой, и из тем­но­ты выс­ту­пили еще нес­коль­ко во­инов, во­ору­жен­ные кто ме­чом, кто – копь­ем. Вре­мени дол­го ду­мать не бы­ло. К то­му же до плен­ни­цы ос­та­валось нес­коль­ко ша­гов, а про­ходи­мец был в дру­гом кон­це дво­ра. Нин­дзя бро­сил­ся к ней, кра­ем гла­за сле­дя за про­тив­ни­ком. Пять ша­гов, три… И в этот мо­мент нез­на­ком­ка по­вер­ну­лась к не­му ли­цом. Сим­па­тич­ным, ис­ка­жен­ным стра­хом и за­литым сле­зами, но со­вер­шенно чу­жим ли­цом…

Из­де­ватель­ский смех про­тив­ни­ка стал пос­ледней кап­лей. Те­перь ему точ­но не жить. Кей от­сту­пил вдоль сте­ны еще на нес­коль­ко ша­гов, как буд­то они мог­ли его за­щитить. По­забыв об ос­то­рож­ности, Шре­дер бро­сил­ся на­пере­рез, да­бы пос­ледний бро­сок уж на­вер­ня­ка дос­тиг це­ли, сде­лал нес­коль­ко ша­гов в сто­рону от сте­ны…

Нас­мешник от­че­го-то не дви­гал­ся с мес­та, да­же не по­тянул­ся к ору­жию, лишь ко­рот­ко взгля­нул про­тив­ни­ку под но­ги. Смут­ное по­доз­ре­ние нас­тигло нин­дзя, ког­да один из бу­лыж­ни­ков вдруг по­дал­ся под но­гой… но слиш­ком поз­дно. Зем­ля раз­вер­злась у не­го под но­гами, и Шре­дер про­валил­ся в ис­кусно за­мас­ки­рован­ную яму, дос­та­точ­но ши­рокую и глу­бокую, с ос­тро от­то­чен­ны­ми коль­ями на дне. По­доб­ные при­меня­лись для лов­ли вол­ков и дру­гих жи­вот­ных. Дос­той­ная ло­вуш­ка от под­ло­го об­манщи­ка.

Уже по­чувс­тво­вав под но­гами пус­то­ту, Шре­дер от­ча­ян­ным прыж­ком рва­нул­ся к ее краю, но тот ока­зал­ся слиш­ком да­леко. Единс­твен­ное, что ему уда­лось – ух­ва­тив­шись за один из коль­ев, из­бе­жать па­дения и мед­ленной му­читель­ной смер­ти на од­ном из них. Но и это да­лось не­лег­ко. Ос­трие сза­ди рас­по­роло плащ и ско­выва­ло дви­жения, кол спе­реди ра­зод­рал ту­нику и ко­жу на гру­ди. К счастью, колья бы­ли раз­ной дли­ны, и вко­паны на не­кото­ром рас­сто­янии друг от дру­га и под раз­ным уг­лом, но тем не ме­нее дос­та­точ­но близ­ко, что­бы креп­ко за­жать по­пав­шую меж ни­ми жер­тву. Вдо­бавок, под но­гами по­верх ожи­да­емой утоп­танной зем­ли ока­зал­ся все тот же хво­рост раз­ной тол­щи­ны. Удар об не­го отоз­вался рез­ким уко­лом бо­ли в ло­дыж­ке. Рас­тя­нул, а мо­жет, и вы­вих­нул?.. Не суть важ­но, все рав­но под­нять­ся на но­ги по­ка не­воз­можно.

Но еще не все по­теря­но. Ух­ва­тив­шись за колья по пра­вую и ле­вую сто­рону, нин­дзя с уси­ли­ем под­тя­нул­ся, жес­то­ко на­пары­ва­ясь на ос­трие, си­лясь выб­рать­ся из ло­вуш­ки. Сдви­нуть­ся уда­лось лишь на нес­коль­ко дюй­мов, од­на­ко к яме приб­ли­зились встре­вожен­ные во­ины. Один из них скло­нил­ся, уг­ро­жая плен­ни­ку копь­ем. Но, ког­да его на­конеч­ник приб­ли­зил­ся, нин­дзя рыв­ком пе­рех­ва­тил его и с си­лой дер­нул на се­бя. На­падав­ший по­терял рав­но­весие и рух­нул вниз, поч­ти сра­зу же взвыв от бо­ли, прон­зившей его: ос­трие ко­ла, про­поров коль­чу­гу, глу­боко впи­лось в грудь.

К со­жале­нию, раз­вернуть копье ос­три­ем к про­тив­ни­кам не уда­лось: ме­шали колья. Тем не ме­нее, Шре­деру уда­лось уда­ром древ­ка сбить с ног еще дво­их, не да­вая им приб­ли­зить­ся вплот­ную. На свое нес­частье, к яме бли­же по­дошел Кей, и Шре­дер сво­бод­ной ру­кой мет­нул в не­го ос­тавший­ся нож. Ос­трое лез­вие обид­но у­яз­ви­ло ры­царя в бед­ро, где кон­ча­лась коль­чу­га. Скри­вив­шись и прох­ри­пев что-то, ры­царь пос­пешно от­сту­пил и мах­нул ру­кой, по­давая сиг­нал. За эти нес­коль­ко се­кунд нин­дзя со­об­ра­зил вот­кнуть на­конеч­ник копья в мяг­кую зем­ля­ную сте­ну, а древ­ко упе­реть в схо­дящи­еся колья. Те­перь у не­го бы­ла опо­ра, под­тя­нув­шись на ко­торой, мож­но бы­ло выб­рать­ся на схо­дящи­еся близ края колья, об­ра­зу­ющие неч­то вро­де пле­тен­ки. Но вос­поль­зо­вать­ся ею во­ин не ус­пел: стре­ла прон­зи­ла пра­вую ру­ку. Ра­нение не бы­ло серь­ез­ным, но, ви­димо, за­дело важ­ную точ­ку, от­че­го ко­неч­ность тут же от­ня­лась. Сле­ду­ющую стре­лу нин­дзя от­бил на­ручем и с от­вра­щени­ем за­метил, что луч­ни­ков близ ямы при­бави­лось.

* * *

Не­ожи­дан­но гром­кий в ноч­ной ти­шине хло­пок и об­ла­ко ды­ма зас­та­вило всех учас­тни­ков схват­ки вздрог­нуть и обер­нуть­ся. "Что за ерун­да? Зна­чит, здесь все же есть по­рох?" - с не­кото­рым удив­ле­ни­ем по­думал нин­дзя, на нес­коль­ко мгно­вений за­быв да­же о по­пыт­ке по­бега. Впро­чем, про­тив­ни­ки его то­же о нем за­были, оша­лело ус­та­вив­шись на мед­ленно рас­се­ива­юще­еся об­ла­ко ед­ко­го ды­ма.

- Стой­те! – из об­ла­ка воз­никла не­высо­кая фи­гура в тем­ном ха­лате. Ши­рокие ру­кава оде­яния при­дава­ли ему сходс­тво с ог­ромным во­роном. При­щурив­шись про­тив све­та, Шре­дер уз­нал но­воп­ри­быв­ше­го. Мер­лин, лич­ный кол­дун го­ре-ко­роля. И он за­од­но с эти­ми пре­дате­лями!..

- Стой­те! – пов­то­рил Мер­лин уже ти­ше, но все так же от­четли­во. Он ста­рал­ся го­ворить раз­ме­рен­но, не­замет­но пе­рево­дя ды­хание: все же в его поч­тенном воз­расте не так-то прос­то быс­тро спус­тить­ся вниз по лес­тни­це. Хва­ла Все­выш­не­му, се­год­ня он был не в сво­их обыч­ных по­ко­ях поч­ти под кры­шей, а в рас­по­ложен­ной дву­мя эта­жами ни­же ком­на­туш­ке, в ко­торой обыч­но про­водил ма­гичес­кие опы­ты. Бла­года­рение не­бесам, что Ашот вов­ре­мя пре­дуп­ре­дил его о под­нявшей­ся су­мато­хе во внут­реннем дво­ре, ког­да при­нес об­ломки «кол­дов­ско­го зер­каль­ца» ле­ди Эй­прил. И осо­бая бла­годар­ность ки­тай­ско­му ма­гу, по­делив­ше­муся с ним сек­ре­том осо­бого зелья, спо­соб­но­го ру­шить ска­лы. А так­же прек­расно от­вле­кать вни­мание.

- Не сто­ит уби­вать его, - про­дол­жил вол­шебник, приб­ли­жа­ясь к соб­равшим­ся. Те в поч­ти­тель­ном стра­хе рас­сту­пились пе­ред ним.

- По­чему? – по-волчьи още­рил­ся Кей, с не­навистью ко­сясь на тем­ную фи­гуру про­тив­ни­ка на дне ямы. Сей­час, по­лучив на­конец воз­можность раз­де­лать­ся с не­навис­тным «са­раци­ном», он не же­лал ждать – да и не ви­дел в этом смыс­ла.

- Ко­роль при­казал схва­тить его и за­точить до ре­шения су­да, - спо­кой­но про­дол­жил Мер­лин, гля­дя в го­рящие неп­ри­язнью гла­за Кея. – Его вмес­те с ведь­мой бу­дут су­дить за из­ме­ну и кол­довс­тво. Ут­ром бу­дет доп­рос с прис­трас­ти­ем, - ста­рый вол­шебник слег­ка смор­щился, как от зуб­ной бо­ли, за­тем бесс­трас­тно про­дол­жил.- Уве­рен, они по­рас­ска­жут нам мно­го ин­те­рес­но­го. Раз­ве ты не же­ла­ешь при­сутс­тво­вать при этом?

Кей не на­шел, что от­ве­тить.

- Под­лый пес! – про­рычал Шре­дер и с си­лой рва­нул здо­ровой ру­кой бли­жай­ший кол, за­тем еще раз. Ка­жет­ся, тот на­чал под­да­вать­ся его на­пору. Во­ины с бес­по­кой­ством по­коси­лись на не­го.

- Но как нам зах­ва­тить его? – по­дал го­лос один из луч­ни­ков. – Бо­го­от­ступ­ник де­рет­ся как де­мон, и нам не одо­леть его.

- Бог силь­нее лю­бого де­мона, - воз­ра­зил вол­шебник. – Смот­ри.

Он обо­шел вок­руг ямы, что-то при­киды­вая про се­бя. Нин­дзя сле­дил за ним нас­то­рожен­ным взгля­дом. За­тем, при­няв ре­шение, Мер­лин ос­та­новил­ся и не­ожи­дан­но лов­ко для столь по­жило­го че­лове­ка ска­тил­ся с по­логой сто­роны ямы, за­тор­мо­зив на тол­стых сучь­ях, сме­няв­ших хруп­кий хво­рост по бо­кам. Они вы­дер­жа­ли не­боль­шой вес вол­шебни­ка, ока­зав­ше­гося как раз за ле­вым пле­чом плен­ни­ка, в не­удоб­ном для то­го по­ложе­нии.

- Под­лая ста­рая кры­са! – Шре­дер рез­ко раз­вернул­ся, сжав ле­вую ру­ку в ку­лак, и на­нес удар, це­лясь в гор­ло дер­зко­го ста­рика. Но тот не­ожи­дан­но лов­ко от­сту­пил на­зад, и на­ладон­ные лез­вия вош­ли в де­рево, креп­ко в нем увяз­нув. Что­бы ос­во­бодить их, тре­бова­лось вре­мя – а его-то у нин­дзя как раз не бы­ло. По­тому что Мер­лин скло­нил­ся над ним и не­ожи­дан­но силь­ны­ми паль­ца­ми сжал шею плен­ни­ка, пе­режи­мая ар­те­рию. Тот рез­ко встрях­нулся, пы­та­ясь сбро­сить про­тив­ни­ка, но бе­зус­пешно. Тот ока­зал­ся креп­че, чем ка­зал­ся на пер­вый взгляд, да и хват­ка его ма­ло-по­малу де­лала свое чер­ное де­ло. Пе­ред гла­зами на­чало тем­неть, си­лы не­умо­лимо убы­вали. Пос­ледним рез­ким дви­жени­ем Шре­дер ос­во­бодил на­конец ру­ку и по­пытал­ся уда­рить пов­торно, но лишь ра­зор­вал ши­рокие по­лы ха­лата вол­шебни­ка.

- Ты по­жале­ешь… - из пос­ледних сил вы­дох­нул нин­дзя преж­де, чем окон­ча­тель­но по­терять соз­на­ние и без­воль­но от­ки­нуть­ся на­зад.

Мер­лин вып­ря­мил­ся, пе­рево­дя ды­хание, и мах­нул ру­кой зас­тывшим в оце­пене­нии во­инам. На­вер­ня­ка они не слы­шали о по­доб­ном при­еме, он и сам уз­нал о нем да­леко за пре­дела­ми род­ной стра­ны и пер­вое вре­мя не мог по­верить в не­го. Рав­но как и в воз­можность уже в прек­лонном воз­расте воз­ро­дить бы­лую си­лу и лов­кость – пусть и не в пол­ном объ­еме. Те­перь весть о но­вом чу­де бу­дет пе­реда­вать­ся из уст в ус­та, об­растая все но­выми не­веро­ят­ны­ми под­робнос­тя­ми, и ник­то не уз­на­ет, как не­лег­ко дос­та­лась ему эта по­беда. В пер­вую оче­редь тот, ра­ди ко­го она бы­ла со­вер­ше­на.

- Дай­те сю­да ве­рев­ку, - ско­ман­до­вал он, ста­ра­ясь, что­бы го­лос не дро­жал. – На­до вы­тащить от­сю­да плен­ни­ка.

Ко­неч­но, ве­рев­ка по­надо­бит­ся и ему са­мому, все же выб­рать­ся из ямы са­мос­то­ятель­но ему не под си­лу. Но ник­то не дол­жен это­го знать.

* * *

- И что нам де­лать с ним те­перь? – не­уве­рен­но спро­сил один из мо­лодых во­инов, бо­яз­ли­во ко­сясь на бес­чувс­твен­но­го плен­ни­ка. От­ча­ян­ное соп­ро­тив­ле­ние пос­ледне­го и не­малая си­ла про­из­ве­ли на кон­во­ира силь­ное впе­чат­ле­ние.

- По­мес­тить в ка­меру, где со­дер­жится ведь­ма, - от­ветс­тво­вал Мер­лин. – И на­деть кан­да­лы, что­бы не сбе­жал.

- Но удер­жат ли они это­го де­мона? – усом­нился вто­рой.

- Де­мона? – Мер­лин ехид­но улыб­нулся в бо­роду. – С ка­ких это пор де­моны но­сят на шее крест?

Он про­демонс­три­ровал ок­ру­жа­ющим ма­лень­кий де­ревян­ный крес­тик на по­тер­той те­сем­ке, ко­торым пре­дус­мотри­тель­но снаб­ди­ла сво­его «ры­царя» Эй­прил, за­тем, скло­нив­шись над плен­ни­ком и на се­кун­ду зас­ло­нив его от пле­ните­лей, зап­ра­вил ве­щицу об­ратно под ру­баху.

- Или вы не ве­рите в си­лу изоб­ра­жен­но­го на нем Спа­сите­ля?

Вол­шебник прис­таль­ным взгля­дом об­вел соб­равших­ся, и те, один за дру­гим, опус­ти­ли гла­за. Воз­ра­зить бы­ло не­чего.

- А вас, сэр Кей, я поп­ро­шу прос­ле­дить, что­бы плен­ник был дос­тавлен в ка­меру и не ми­новал уго­тован­ной ему судь­бы. Ве­рю, вы спра­витесь с этим луч­ше про­чих, - в го­лосе Мер­ли­на зву­чала яв­ная из­девка.

Ры­царь с до­садой от­вернул­ся, за­тем, вор­ча, пос­ле­довал за сво­ими во­ина­ми, по­тащив­ши­ми бес­чувс­твен­но­го плен­ни­ка в сто­рону зам­ко­вой тем­ни­цы. Он не до­верял ста­рому вол­шебни­ку, на его взгляд, че­рес­чур ми­лосер­дно­му и снис­хо­дитель­но­му ко вся­кому сбро­ду. Че­го доб­ро­го, еще су­ме­ет убе­дить Ар­ту­ра в не­винов­ности «са­раци­на». Ну уж нет! Он, Кей, лич­но прос­ле­дит, что­бы прок­ля­тый вар­вар не из­бе­жал зас­лу­жен­ной ка­ры. А Лан­се­лот по­может при не­об­хо­димос­ти. Пог­ло­щен­ный сво­ими мыс­ля­ми, он не за­метил, ка­ким вни­матель­ным взгля­дом про­водил его Мер­лин.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#8  Сообщение Вт 22 июл 2014 9:22 
элитный ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 18 авг 2006 16:33
На счету: 192.00 баллов

Сообщения: 1126
Откуда: Солнечный Эскадрон ХЪ
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 34 раз.
Что приятно удивляет и очень радует в фанфике - это не только солидный объем, но и внимательный, уважительный подход к истории. Отлично передан колорит, нравы и быт того времени, как и то, что мечтать вернуться в эпоху замков, рыцарей и Прекрасных Леди - глупо. Пожалуй, то, с чем вынуждены сталкиваться герои, будет пострашнее драконов или злых магов. Шреддер, конечно, замахнулся -
Эйприл тут тоже показана хорошо - по крайней мере, если в старом сериале её образ у меня ассоциировался только с чередой нелепых попаданий в плен и неумении умерить амбиции и начать учиться на своих ошибках, здесь начинаешь в ней видеть личность и сопереживать ей. Более того, начинаешь видеть в ней журналиста. Да и в целом:

Anny Shredder писал(а):
та, за­шипев, как кош­ка, вце­пилась ему в ще­ку, ос­та­вив на ще­ке му­чите­ля нес­коль­ко кро­вото­чащих ца­рапин.

А можно я добавлю? Граблями! :twisted:

Отрицательных персонажей особенно хочется похвалить - если я от чистой души желаю им подхватить заражение крови и сдохнуть в мучениях, значит, они получились :D
И да, очень болею за одно из немногих адекватных лиц в этом балагане - Мерлина. На него сейчас вся моя надежда! (ну и на внезапного дракона, который приземлится на сэра Ланселота, сожрет сэра Кея, затем выплюнет и огненной отрыжкой достанет до Джиневры. :twisted: )

_________________
Just get yourself high...
Alex: да ничего страшного. мозги были пришельцем и звали их кренгом. а какой у вас любимый персонаж? мне всегда микельанджело нравился
Anchella: : ) а мне леонардо больше всего
Anchella: короче так
Anchлella: приезжайте за гонораром завтра часам к трем, ок? (с)


За это сообщение автора One mysterian ninja поблагодарил:
Anny Shredder (Вт 22 июл 2014 17:51)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#9  Сообщение Вт 12 авг 2014 13:35 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
One mysterian ninja писал(а):
Что приятно удивляет и очень радует в фанфике - это не только солидный объем, но и внимательный, уважительный подход к истории. Отлично передан колорит, нравы и быт того времени, как и то, что мечтать вернуться в эпоху замков, рыцарей и Прекрасных Леди - глупо. Пожалуй, то, с чем вынуждены сталкиваться герои, будет пострашнее драконов или злых магов. Шреддер, конечно, замахнулся -
Эйприл тут тоже показана хорошо - по крайней мере, если в старом сериале её образ у меня ассоциировался только с чередой нелепых попаданий в плен и неумении умерить амбиции и начать учиться на своих ошибках, здесь начинаешь в ней видеть личность и сопереживать ей. Более того, начинаешь видеть в ней журналиста. Да и в целом:

Anny Shredder писал(а):
та, за­шипев, как кош­ка, вце­пилась ему в ще­ку, ос­та­вив на ще­ке му­чите­ля нес­коль­ко кро­вото­чащих ца­рапин.

А можно я добавлю? Граблями! :twisted:

Отрицательных персонажей особенно хочется похвалить - если я от чистой души желаю им подхватить заражение крови и сдохнуть в мучениях, значит, они получились :D
И да, очень болею за одно из немногих адекватных лиц в этом балагане - Мерлина. На него сейчас вся моя надежда! (ну и на внезапного дракона, который приземлится на сэра Ланселота, сожрет сэра Кея, затем выплюнет и огненной отрыжкой достанет до Джиневры. :twisted: )


А я вообще люблю исторические романы, особенно когда автор старается как можно правдоподобнее передать обстановку. Ну, и стараюсь учиться помаленьку.

"Хорошо там, где нас нет" - ошибочное утверждение, и осознать это героям приходится на собственной шкуре. Как и то, что нет страшнее существа, чем человек.

На Шредера это вообще похоже - несколько переоценивать свои силы и не всегда задумываться о том, что будет потом. И Эйприл в некоторой мере. В этом они похожи.

Артур, в принципе, тоже личность положительная, но верховная власть наложила свой отпечаток, как и вполне естественная ревность. Ну и общий дух эпохи тоже. Непохожих и странных и в наше время недолюбливают.

Глава 11. Момент истины.

Де­вуш­ка зяб­ко по­ежи­лась, пы­та­ясь най­ти бо­лее-ме­нее у­ют­ное мес­то или удоб­ное по­ложе­ние, но - тщет­но. По­мимо то­го, что воз­дух рас­по­ложен­ной где-то в под­ва­ле ка­меры был сы­рым, из ма­лень­ко­го за­реше­чен­но­го окош­ка под по­тол­ком, сквозь ко­торое вид­не­лись по­жух­лые стеб­ли тра­вы, ощу­тимо скво­зило. Ка­мен­ная сте­на ее тем­ни­цы на всем про­тяже­нии бы­ла хо­лод­ной и влаж­ной на ощупь, а ук­рыть­ся не­чем. Да да­же ес­ли бы и бы­ло чем, не да­ли бы креп­ко стя­нутые ве­рев­кой в за­пясть­ях и ма­ло-по­малу на­чав­шие не­меть ру­ки. Лад­но, хоть не за спи­ной, хо­тя и так - да­леко не по­дарок. Впро­чем, че­го еще ждать осуж­денной, ожи­да­ющей су­да, пы­ток и, ско­рее все­го, жес­то­кой рас­пра­вы.

Эй­прил глу­боко вздох­ну­ла и, не­лов­ко под­няв к ли­цу свя­зан­ные ру­ки, вы­тер­ла сле­зы. С мо­мен­та за­точе­ния прош­ло уже ча­са два, не мень­ше, и горь­кая оби­да на судь­бу и от­ча­яние ма­ло-по­малу сме­нились ог­лу­ша­ющим рав­но­души­ем. Взгляд бес­цель­но сколь­зил по сте­нам тем­ни­цы, уже не в по­ис­ках че­го-ни­будь об­на­дежи­ва­юще­го, а прос­то так, по инер­ции. Ще­ка все еще го­рела в мес­те уда­ра. По­вер­нувшись и по­шарив в жид­кой куч­ке ста­рой со­ломы (жал­кое по­добие ло­жа, ко­торое, без сом­не­ния, счи­талось ве­ликой ми­лостью для об­ре­чен­но­го смер­тни­ка), де­вуш­ка наш­ла не­боль­шой за­купо­рен­ный гли­няный кув­шин с хо­лод­ной во­дой – не­ожи­дан­ная ми­лость од­но­го из страж­ни­ков, пе­редан­ная тай­ком от по­дель­ни­ков. Она при­ложи­ла по­суди­ну к ще­ке, вздрог­нув от неп­ри­ят­но­го при­кос­но­вения. Все рав­но ос­та­нет­ся си­няк. Бла­город­ная ры­цар­ская эпо­ха дос­той­но под­твержда­ла свое наз­ва­ние! Но и эта мысль уже не вы­зыва­ла ни­каких эмо­ций. Ка­кая раз­ни­ца, ес­ли суж­де­но уме­реть в этих сте­нах, ни за что, ни про что, в оди­ночес­тве…

Пос­ледняя мысль вновь про­буди­ла ос­трую боль в сер­дце, а за­тем вспыш­ку бес­силь­но­го гне­ва: на из­менни­ка-нин­дзя и – глав­ное – на на­ив­ную се­бя. Ду­ра, как она мог­ла по­верить это­му под­ле­цу! Ведь уже име­ла опыт «при­ят­но­го» об­ще­ния с ним и зна­ла, что он всег­да сма­тыва­ет­ся, сто­ит в воз­ду­хе за­пах­нуть жа­реным. Сколь­ко раз она бы­ла на гра­ни ги­бели, и спа­сало ее лишь сво­ев­ре­мен­ное по­яв­ле­ние дру­зей. Сей­час ей не по­может ник­то. Мес­тные жи­тели слиш­ком за­пуга­ны и су­евер­ны, а единс­твен­ный че­ловек, ко­му она до­веря­ла, под­ло пре­дал это до­верие.

А ведь она поч­ти по­вери­ла ему, по­вери­ла, что и в нем есть что-то, дос­той­ное ува­жения и люб­ви. На­де­ялась на не­го, пе­режи­вала за не­го… «Мой бог, ка­кой стыд! – да­же поч­ти по­люби­ла». Эй­прил ус­та­ло опус­ти­ла на пол кув­шин и от­ки­нулась к сте­не. Все нап­расно, все зря. Он под­ста­вил ее и сно­ва сбе­жал… как обыч­но. По­чему судь­ба так нес­пра­вед­ли­ва?

Не­ожи­дан­но мыс­ли плен­ни­цы пе­реш­ли в дру­гое рус­ло. Мер­за­вец Кей, все же не об­де­лен­ный ра­зумом, от­пра­вил по­гоню за сво­им вра­гом прак­ти­чес­ки сра­зу же. И, мо­жет быть, спра­вед­ли­вость все же свер­шится…

Но при од­ной мыс­ли о том, ка­кова мо­жет быть эта спра­вед­ли­вость, сер­дце вновь зас­ты­ло. О том, что­бы Шре­дер доб­ро­воль­но сдал­ся тем, ко­го за­ведо­мо счи­та­ет ни­же се­бя, не сто­ило и ду­мать – а зна­чит, не обой­дет­ся без жертв. А ес­ли его все же ок­ру­жат и сом­нут чис­лом, нев­зи­рая на по­тери, то зах­ва­тить смо­гут толь­ко в од­ном слу­чае… Эй­прил заж­му­рилась и по­мота­ла го­ловой. Нет, толь­ко не это. Это слиш­ком не­выно­симо. Тем бо­лее, по­раз­мыслив в «под­хо­дящей» об­ста­нов­ке, она усом­ни­лась в ре­аль­нос­ти то­го зло­получ­но­го по­куше­ния. В нем прос­то не бы­ло смыс­ла. И пус­кай Шре­дер сно­ва бро­сил ее в без­вы­ход­ном по­ложе­нии, она не ста­нет же­лать ему ги­бели. На гла­зах сно­ва по­каза­лись сле­зы, Эй­прил не­лов­ко утер­ла их, но мыс­ленно пов­то­рила, слов­но зак­лятье: пусть вы­живет. Пусть спа­сет­ся. Хо­тя бы он…

* * *

Вдруг за дверью пос­лы­шал­ся стран­ный шум. По­хоже на… го­лоса и скре­жет отод­ви­га­емо­го за­сова. Скрип­ну­ла, от­кры­ва­ясь, дав­но не сма­зан­ная дверь, и уже при­вык­шие к по­лум­ра­ку гла­за ос­ле­пил свет фа­келов. Де­вуш­ка не­воль­но съ­ежи­лась, слов­но пы­та­ясь слить­ся со сте­ной. Неж­данный ви­зит ни­чего хо­роше­го ей не су­лил, но… вро­де бы все де­ла здесь при­нято на­чинать на рас­све­те. По­чему же сей­час?..

Дол­го га­дать не приш­лось.

- Та­щи его сю­да, ре­бята, - до­нес­ся до ее слу­ха нез­на­комый го­лос. – Это и есть тем­ни­ца ведь­мы, о ко­торой го­ворил гос­по­дин вол­шебник. И на ко­торую на­ложил осо­бые ча­ры. От­сю­да-то ни­куда не де­нет­ся.

Зна­комое имя неп­ри­ят­но ца­рап­ну­ло слух. Эй­прил счи­тала ста­рого вол­шебни­ка ес­ли не доб­ро­жела­телем, то хо­тя бы ней­траль­но нас­тро­ен­ным. Впро­чем, ко­му здесь мож­но ве­рить? И, преж­де чем она ус­пе­ла за­дать се­бе воп­рос, ко­го к ней хо­тят «под­се­лить», как от­вет на не­го был по­лучен. В ка­меру вош­ли нес­коль­ко во­ору­жен­ных страж­ни­ков и, не об­ра­щая вни­мания на плен­ни­цу, про­шес­тво­вали к про­тиво­полож­ной сте­не, на ко­торой Эй­прил еще ра­нее за­мети­ла тол­стые ко­ваные це­пи, во­лоча за со­бой не­под­вижное те­ло че­лове­ка, при од­ном взгля­де на ко­торо­го сер­дце де­вуш­ки ос­та­нови­лось. Не­уже­ли?.. Но страж­ни­ки, прис­ло­нив бес­чувс­твен­но­го плен­ни­ка в по­луси­дячем по­ложе­нии к сте­не, при­кова­ли его це­пями, а зна­чит, он ско­рее все­го еще жив. Но ка­ким же об­ра­зом тог­да им уда­лось его зах­ва­тить?

Дол­го по­раз­мыслить над этим воп­ро­сом не уда­лось – в ка­меру во­шел сэр Кей, с яв­ным удо­воль­стви­ем оки­нул взгля­дом пле­нен­но­го вра­га, за­тем ос­та­новил­ся пе­ред Эй­прил.

- Нап­расно вы бы­ли столь гру­бы, ле­ди, - ле­ниво про­тянул он. – Те­перь ва­ша судь­ба бу­дет столь же пе­чаль­на, как у это­го вар­ва­ра-из­менни­ка. А ведь все мог­ло бы быть ина­че.

Нак­ло­нив­шись, ры­царь взял де­вуш­ку за пле­чо, но та, рез­ко от­дернув­шись, плю­нула в его сто­рону.

- Иди­те к дь­яво­лу, сэр! – про­шипе­ла она. – Вы еще по­жале­ете о сво­ем пре­датель­стве.

Вып­ря­мив­шись, Кей с со­жале­ни­ем ос­мотрел ис­пачкан­ный кам­зол, за­тем сно­ва по­вер­нулся к Эй­прил.

- Он то­же так го­ворил, - през­ри­тель­ный ки­вок в сто­рону ско­ван­но­го плен­ни­ка. – А вот вы за свою дер­зость зап­ла­тите до­рого. Оба!

Он сде­лал уг­ро­жа­ющее дви­жение…

- Про­шу про­щения, сэр, - вме­шал­ся один из ос­тавших­ся в ко­ридо­ре ох­ранни­ков (всех не­боль­шая ка­мера прос­то не вмес­ти­ла бы), то­же ры­цар­ско­го зва­ния, но нез­на­комый Эй­прил. – Судь­бу из­менни­ка и ведь­мы дол­жен ре­шить суд с учас­ти­ем всех вов­ле­чен­ных лиц.

- Вклю­чая прок­ля­того ста­рика, - про­цедил Кей се­бе под нос поч­ти нес­лышно, за­тем по­вер­нулся к неп­ро­шен­но­му за­щит­ни­ку зак­лю­чен­ных и уже гром­че за­явил. – Со­вер­шенно вер­но. И спра­вед­ли­вость, я уве­рен, вос­торжес­тву­ет. Да свер­шится во­ля Божья! Ник­то не из­бегнет рас­пла­ты, - пос­ледние сло­ва ора­тор про­из­нес, ог­ля­нув­шись на Эй­прил, но та не удос­то­ила его да­же взгля­дом и лишь мыс­ленно по­жела­ла, что­бы тот на­конец зат­кнул­ся и уб­рался вос­во­яси.

Свет фа­келов не дос­ти­гал про­тиво­полож­ной от вхо­да сте­ны, от­то­го ник­то не за­метил смут­но­го чер­но­го си­лу­эта, мель­кнув­ше­го в за­реше­чен­ном окош­ке. Тот же, нап­ро­тив, ка­кое-то вре­мя наб­лю­дал за про­ис­хо­дящим в ка­мере и, дож­давшись пос­ледних слов Кея, так же без­звуч­но ис­чез в тем­но­те.

* * *

На­конец дверь за тю­рем­щи­ками зак­ры­лась. Выж­дав, по­ка стих­нут ша­ги, Эй­прил под­ня­лась на но­ги и по­дош­ла к не­дав­не­му со­рат­ни­ку, по кап­ри­зу судь­бы став­ше­му со­камер­ни­ком. С пер­во­го же взгля­да ста­ло яс­но, что без сра­жения дей­стви­тель­но не обош­лось, но серь­ез­ных ра­нений за­мет­но не бы­ло. Ра­зор­ванная одеж­да и ко­жа на гру­ди, тор­чавшая в не­защи­щен­ной час­ти ру­ки стре­ла… Все­го это­го не­дос­та­точ­но, что­бы вы­вес­ти из строя бой­ца. От­че­го же он до сих пор не при­ходит в се­бя?

Мо­жет быть, его ог­лу­шили чем-то тя­желым по го­лове? Эй­прил при­села на кор­точки и с за­мет­ным тру­дом от­со­еди­нила ме­тал­ли­чес­кую мас­ку, но вот снять с пос­тра­дав­ше­го шлем и про­верить, вер­на ли ее до­гад­ка, со свя­зан­ны­ми ру­ками не уда­лось. Эй­прил ос­то­рож­но кос­ну­лась паль­ца­ми опе­рения стре­лы, но пы­тать­ся вы­тащить ее не рис­кну­ла. Про­мель­кнув­шая в го­лове мысль зас­та­вила ее вер­нуть­ся на преж­нее мес­то и взять прип­ря­тан­ный кув­шинчик. Мо­жет быть, хо­лод­ная во­да при­ведет Шре­дера в соз­на­ние?

Но от­крыть креп­ко за­купо­рен­ный кув­шинчик ока­залось де­лом неп­ростым. В кон­це кон­цов де­вуш­ка сно­ва се­ла на кор­точки, за­жав по­суди­ну ко­леня­ми, а ла­доня­ми стис­ну­ла с обе­их сто­рон не­подат­ли­вую крыш­ку. И с уси­ли­ем по­тяну­ла на се­бя. От рез­ко­го дви­жения проб­ка вы­лете­ла, а Эй­прил по инер­ции шлеп­ну­лась на пя­тую точ­ку, рас­плес­кав по край­ней ме­ре по­лови­ну во­ды из кув­шинчи­ка се­бе на по­дол – и в ли­цо нин­дзя.

Как на­де­ялась Эй­прил, во­да ока­зала на ее спут­ни­ка бод­ря­щее воз­дей­ствие – да­же боль­ше, чем она ожи­дала. С поч­ти зве­риным ры­ком тот рез­ко рва­нул­ся впе­ред, взмах­нув пе­ред со­бой сжа­той в ку­лак ле­вой ру­кой, и ос­трое на­ладон­ное лез­вие мель­кну­ло в ка­ких-ни­будь нес­коль­ких дюй­мах от ли­ца де­вуш­ки. Ко­неч­но же, его тут же ос­та­нови­ла цепь, но Эй­прил, ис­пу­ган­но ой­кнув, от­пря­нула прочь. Бро­сив ис­пе­пеля­ющий взгляд на не­ожи­дан­ную по­меху дви­жени­ям, нин­дзя ос­мотрел по­меще­ние, ос­та­новив взгляд на ли­це не­воль­ной со­камер­ни­цы.

- Так ты все-та­ки здесь? – с удив­ле­ни­ем про­бор­мо­тал он. – Кто же был там?..

- Где же мне еще быть? – не­доволь­но бур­кну­ла Эй­прил, по­нем­но­гу от­хо­дя от стра­ха и не­лов­ко под­ползая бли­же. Рас­смот­рев, что ей ме­шало, Шре­дер не без тру­да до­тянул­ся до ее ру­ки (вер­нее, обе­их рук) и пе­рере­зал так на­пугав­шим ее лез­ви­ем ве­рев­ку. Де­вуш­ка на­чала рас­ти­рать за­тек­шие ру­ки.

- Ты-то ка­кими судь­ба­ми тут ока­зал­ся? – не­весе­ло по­ин­те­ресо­валась она. – Я ду­мала, хоть те­бе уда­лось по­кинуть этот прок­ля­тый го­род…

- Те­бя-то сю­да за что? – пе­ребил ее нин­дзя, про­иг­но­риро­вав воп­рос. – Ты же к это­му… «по­куше­нию» во­об­ще ни­како­го ка­сатель­ства не име­ешь?

Тя­жело вздох­нув, Эй­прил ко­рот­ко пе­рес­ка­зала ис­то­рию собс­твен­но­го пле­нения.

- Не­уже­ли толь­ко за во­лосы? – не­довер­чи­во пе­рес­про­сил Шре­дер. – Вот при­дур­ки!

- Не толь­ко, - Эй­прил вспом­ни­ла, что за­была упо­мянуть об уте­ре «кол­дов­ско­го зер­каль­ца» и его ро­ковой ро­ли во всей этой ис­то­рии. Как и сле­дова­ло ожи­дать, нин­дзя тут же вспом­нил про свой собс­твен­ный пе­редат­чик. И то­же не су­мел его най­ти.

- Все-та­ки по­терял! – Шре­дер с до­садой уда­рил ку­лаком по сте­не. – Как и ты. За­то эта хре­нови­на це­ла, чтоб ее… за­щита и пок­ро­витель­ство. И кто толь­ко при­думал эту ерун­ду!

С тру­дом до­тянув­шись, он зло сор­вал с шеи де­ревян­ный крес­тик и бро­сил об пол под но­гами. Что-то с ме­тал­ли­чес­ким зво­ном от­ле­тело в сто­рону. Плен­ни­ки с удив­ле­ни­ем пе­рег­ля­нулись: оба хо­рошо пом­ни­ли, что ве­щица бы­ла сде­лана из де­рева. За­тем Эй­прил с не­кото­рой опас­кой нап­ра­вилась в угол, ку­да от­ле­тел зве­нящий пред­мет, и с ра­дос­тным воз­гла­сом под­ня­ла с по­ла ключ.

- Вот и ре­шение проб­ле­мы… хо­тя бы од­ной! – тор­жес­тву­юще про­воз­гла­сила она. – А кто-то еще не ве­рил в за­щиту и пок­ро­витель­ство!

Она тут же про­вери­ла ключ на зам­ке кан­да­лов – и он по­дошел. Чу­деса про­дол­жа­лись.

- Ну ко­неч­но, ска­жи еще, что этот ду­рац­кий та­лис­ман прев­ра­тил­ся в ключ. Или вол­шебс­твом сот­во­рил его из воз­ду­ха, - про­вор­чал Шре­дер, под­ни­мая с по­ла крес­тик, од­на­ко спо­рить не стал и спря­тал под­веску за па­зуху. Кто зна­ет, мо­жет, от нее и вправ­ду есть ка­кой-то толк? Скеп­ти­чес­ки нас­тро­ен­ное соз­на­ние не ве­рило в воз­можность та­кого чу­да – но объ­яс­нить по­яв­ле­ние столь нуж­ной ве­щицы не уда­валось ни­как.

Ну и черт с ней! Шре­дер за­метил, что Эй­прил во­зит­ся с по­долом платья, за­чем-то пы­та­ясь отор­вать от не­го лос­кут. Он по­жал пле­чами, от­кром­сал от и без то­го ис­терзан­но­го пла­ща край и мол­ча про­тянул ей. За­тем вы­дер­нул из пос­тра­дав­шей ру­ки стре­лу и от­бро­сил в сто­рону. Эй­прил бла­годар­но кив­ну­ла, по­дош­ла поб­ли­же и нем­но­го не­лов­ко (не до кон­ца ото­шед­шие паль­цы еще пло­хо слу­шались) пе­ревя­зала ему ру­ку.

- Мо­жет, все-та­ки рас­ска­жешь, что про­изош­ло? – пов­то­рила она свой воп­рос. – Как ты по­пал сю­да? Раз уж я здесь по тво­ей ми­лос­ти, я имею пра­во знать.

Шре­дер не­доволь­но скри­вил­ся – «по тво­ей ми­лос­ти», и она ту­да же! Од­на­ко воз­ра­зить бы­ло не­чего.

- Там, во дво­ре бы­ла жен­щи­на, по­хожая на те­бя. Свя­зан­ная и при­готов­ленная к каз­ни. Я ду­мал, что это ты… - даль­ше про­дол­жать он не стал. Так глу­по по­пасть­ся!..

- Так ты… вер­нулся за мной? – не­довер­чи­во пе­рес­про­сила Эй­прил, под­няв гла­за. – Вер­нулся пос­ле все­го…

Шре­дер уг­рю­мо кив­нул, ста­ра­ясь не смот­реть на нее. Ес­ли она сно­ва нач­нет нас­ме­хать­ся… Но де­вуш­ка по­вела се­бя со­вер­шенно не­ожи­дан­но: всплес­нув ру­ками, она бро­силась к не­му и по­рывис­то об­ня­ла, спря­тав ли­цо у не­го на гру­ди. А по­том… зап­ла­кала.

- Эй… ты что? – Шре­дер да­же вздрог­нул от не­ожи­дан­ности. – Сей­час-то что слу­чилось?

Он по­пытал­ся заг­ля­нуть де­вуш­ке в гла­за, но та пос­пешно от­верну­лась.

- Прос­ти ме­ня… по­жалуй­ста, прос­ти, - за­пина­ясь, про­из­несла она дро­жащим го­лосом. – Я сом­не­валась в те­бе. Я ду­мала, ты сбе­жал и бро­сил ме­ня, как обыч­но. Как я оши­балась… Прос­ти.

Она зак­ры­ла ли­цо ру­ками, не ре­ша­ясь встре­тить­ся с ним взгля­дом. Шре­дер об­легчен­но вы­дох­нул. Все­го-то нав­се­го! Неп­ри­ят­но, ко­неч­но, но впол­не пред­ска­зу­емо.

- Ну лад­но, лад­но. Мо­жешь счи­тать, что из­ви­нения при­няты, - бур­кнул он, не зная, что еще ска­зать.

- Прав­да? – Эй­прил с роб­кой на­деж­дой пос­мотре­ла на не­го. – Ты прав­да не сер­дишь­ся?

- Ко­неч­но, глу­пая, - нин­дзя здо­ровой ру­кой об­нял ее за пле­чи, прив­ле­кая к се­бе, про­вел ла­донью по ще­ке. – Зря, что ли, я воз­вра­щал­ся?

- А все-та­ки зря, - не­ожи­дан­но про­из­несла Эй­прил, по­том по­яс­ни­ла, не до­жида­ясь на­чала гро­зы. – Я на­де­ялась, что хо­тя бы те­бе уда­лось спас­тись. Что хо­тя бы те­бе по­вез­ло… А те­перь… что с на­ми бу­дет?

- Не дрей­фь, прор­вемся, - за­верил ее Шре­дер, хлоп­нув по пле­чу. – Где на­ша не про­пада­ла… Для на­чала гля­нем, что мы име­ем.

Он под­нялся на но­ги, за­тем здо­ровой ру­кой ос­то­рож­но раз­мял пос­тра­дав­шую. Та ма­ло-по­малу об­ре­тала чувс­тви­тель­ность и под­вижность – что ж, это уже хо­рошо.

Но на этом хо­рошие но­вос­ти за­кон­чи­лись. Нин­дзя обо­шел ка­меру, по край­ней ме­ре, дваж­ды, но воз­можнос­ти для по­бега най­ти так и не смог. Да­же ес­ли бы уда­лось вы­ломать ре­шет­ку в этом мел­ком по­добии ок­на, проб­рать­ся че­рез не­го не смог­ла бы да­же бо­лее хруп­кая Эй­прил, не го­воря уж о нем са­мом. Дверь же, ско­лочен­ную из тол­стых ду­бовых пла­шек, вы­садить не по­лучит­ся по при­чине от­кры­тия вов­нутрь и от­сутс­твия со сто­рону ка­меры ка­кого-ли­бо на­мека на руч­ку.

- Лад­но, по­дож­дем, - обод­ря­юще кив­нул он воп­ро­ситель­но смот­ря­щей на не­го Эй­прил и опус­тился ря­дом с ней на пол. – Дол­жны же ког­да-ни­будь за на­ми прий­ти. Вот тог­да и по­весе­лим­ся! – он мно­гоз­на­читель­но раз­мял паль­цы, за­тем сно­ва ог­ля­нул­ся на Эй­прил, что-то вспом­нив:

- Ты за­пом­ни­ла, ка­ким пу­тем те­бя ве­ли сю­да? Мне-то с этим по­вез­ло мень­ше.

Де­вуш­ка рас­те­рян­но по­мота­ла го­ловой.

- Это ху­же, - нах­му­рив­шись, нин­дзя за­думал­ся, за­тем стук­нул ку­лаком по ко­лену. – Лад­но, не­важ­но. Мож­но зах­ва­тить од­но­го из этих не­до­ум­ков живь­ем и зас­та­вить его вы­вес­ти нас от­сю­да.

Эй­прил бла­гора­зум­но не ста­ла спра­шивать, удас­тся ли зас­та­вить, и что бу­дет с «про­вод­ни­ком» по­том. Она уже не сом­не­валась, что Шре­дер про­думал и это – ли­бо при­дума­ет что-ни­будь по хо­ду. Слу­шая его рас­сужде­ния, де­вуш­ка с удив­ле­ни­ем по­няла, что сов­сем его не зна­ет. Хлад­нокров­ный, рас­су­дитель­ный и ре­шитель­ный во­ин очень ма­ло по­ходил на хо­рошо из­вес­тно­го ей не­выдер­жанно­го, не­дале­кого и по­рой чу­дако­вато­го за­во­ева­теля (хо­тя и в том, и в дру­гом бы­ло что-то прив­ле­катель­ное). Хо­рошо из­вес­тно­го?.. Сей­час она силь­но в этом сом­не­валась. Что же бы­ло мас­кой? Ка­кой он на са­мом де­ле?

- Что ты на ме­ня так смот­ришь? – с ус­мешкой по­вер­нулся к ней Шре­дер, за­метив что-то не­лад­ное. – На мне узо­ров вро­де не на­рисо­вано.

- Да так… Прос­то я не уз­наю те­бя, - Эй­прил по­мялась. – В Нью-Й­ор­ке ты был дру­гим… ка­ким-то не­серь­ез­ным, что ли? Ка­кой же ты нас­то­ящий?..

- Я мо­гу быть вся­ким – ког­да мне это на­до, - не­ожи­дан­но серь­ез­но от­ве­тил тот. – Но ты то­же из­ме­нилась. Я что-то не за­мечаю сво­ен­равной взбал­мошной карь­ерис­тки, го­товой на все ра­ди сла­вы, - Шре­дер ог­ля­дел­ся как бы в по­ис­ках вы­ше­упо­мяну­той осо­бы. - На­вер­но она по­теря­лась где-то по пу­ти к Ка­мело­ту. И ме­ня не слиш­ком огор­ча­ет эта по­теря.

- А я люб­лю те­бя вся­ким, - нем­но­го оби­жен­но за­яви­ла Эй­прил. Хо­тя за про­шед­шие ме­сяцы, ко­неч­но, и не вспо­мина­ла о ра­боте. Но не ду­ма­ет же он, что так бу­дет и по воз­вра­щении… ес­ли оно сос­то­ит­ся, ко­неч­но. – Хо­тя та­ким, как здесь, ко­неч­но, боль­ше.

- Лю­бишь? – Шре­дер не­довер­чи­во пов­то­рил неп­ри­выч­ное сло­во, слов­но про­буя на вкус. – Ты уве­рена?

Эй­прил се­кун­ду по­мол­ча­ла.

- Да, те­перь уве­рена, - на­конец от­ве­тила она. – Ты не по­веришь, но я дей­стви­тель­но на­де­ялась, что, да­же ес­ли я по­гиб­ну, ты ос­та­нешь­ся. А те­перь…

- Ни­чего не бой­ся, - уве­рен­но пов­то­рил нин­дзя. – По­ка я жив, ни один из этих уб­людков, на­зыва­ющих се­бя ры­царя­ми, те­бя и паль­цем тро­нуть не пос­ме­ет.

- Не го­вори так, - Эй­прил ис­пу­ган­но вздрог­ну­ла. – Я бо­юсь за те­бя. Что, ес­ли те­бя по­кале­чат, или… - пос­леднее сло­во она не ста­ла да­же про­из­но­сить вслух, бо­ясь нак­ли­кать бе­ду. Но не ду­мать об этом она не мог­ла. Страш­но ос­та­вать­ся од­ной в этом чу­жом жес­то­ком ми­ре, но еще страш­нее да­же пред­ста­вить се­бе, что она боль­ше ни­ког­да не уви­дит, не об­ни­мет, как сей­час. Ко­неч­но, Шре­дер ни­ког­да не приз­на­ет это­го, но его си­лы все же не без­гра­нич­ны. И ес­ли вдруг… что тог­да? Как жить даль­ше?

- А вот это ты зря. Уми­рать пря­мо сей­час я не со­бира­юсь. Тем бо­лее те­перь, ког­да у ме­ня есть при­чины за­дер­жать­ся здесь по­доль­ше. Раз­ве не так?.. – улыб­нувшись, Шре­дер по­вер­нулся к ней, при­выч­ным жес­том взял за под­бо­родок, вы­нуж­дая пос­мотреть в гла­за. Та­кое зна­комое при­кос­но­вение – но чуть бо­лее ос­то­рож­ное, бе­реж­ное. Увер­нуть­ся лег­ко, но сов­сем не хо­чет­ся. Ока­зыва­ет­ся, бы­ва­ет и так…

- Так, - рез­кий тон мгно­вен­но вер­нул де­вуш­ку с не­бес на зем­лю, и она с ис­пу­гом от­ме­тила, как из­ме­нилось вы­раже­ние ли­ца ее со­бесед­ни­ка. Плот­но сжа­тые в тон­кую нит­ку гу­бы, ле­дяной взгляд… так, слов­но на ее мес­те кто-то из его вра­гов. – Кто. Пос­мел. Это. Сде­лать?

Эй­прил удив­ленно за­мор­га­ла, не по­нимая, о чем речь.

- Пос­мел – что? – пе­рес­про­сила она.

Вмес­то от­ве­та Шре­дер ука­зал на ее ще­ку. Эй­прил кос­ну­лась ее, и бо­лез­ненное ощу­щение тут же про­буди­ло ее па­мять. Зна­чит, «лю­без­ность» Лан­се­лота все же ос­та­вила свой след.

- Я спро­сил: кто пос­мел? – пов­то­рил он еще бо­лее неп­ри­мири­мо, за­метив, что она не то­ропит­ся с от­ве­том.

- Лан­се­лот, - не­охот­но отоз­ва­лась она, по­нимая, что ина­че он не от­вя­жет­ся. И опять по­дума­ет бог зна­ет что…

- Яс­но, - ле­дяным то­ном от­ве­тил Шре­дер и на­конец от­пустил ее. Он ни­чего бо­лее не до­бавил, но в этом ко­рот­ком сло­ве бе­зоши­боч­но уга­дыва­лась смер­тель­ная уг­ро­за, го­раз­до боль­шая, чем в обыч­ных мно­гос­ловных прок­лять­ях.

- Но ты же не ста­нешь воз­вра­щать­ся, что­бы отом­стить ему? – не­уве­рен­но спро­сила Эй­прил, ло­вя его за ру­ку и пы­та­ясь заг­ля­нуть в гла­за. Шре­дер ни­чего не от­ве­тил.

- Мы же хо­тели выб­рать­ся от­сю­да, - с на­рас­та­ющим от­ча­яни­ем нас­та­ива­ла де­вуш­ка. – А так мы опять по­падем в ло­вуш­ку. Не на­до боль­ше под­став­лять­ся по­нап­расну. По­жалуй­ста.

Шре­дер уг­рю­мо кив­нул, про се­бя по­думав, что при удоб­ном слу­чае не грех и поп­ро­бовать. Но знать об этом Эй­прил не обя­затель­но.

- На­до от­дохнуть, - под­нявшись, он сгреб всю со­лому, что смог най­ти, в куч­ку, соз­да­вая хо­тя бы ил­лю­зию ком­форта. – Ночь на ис­хо­де, а день обе­ща­ет быть еще ве­селее…

Эй­прил по­кор­но кив­ну­ла.

- Пос­ледний воп­рос, - она нем­но­го по­мялась, но на­конец ре­шилась. – Джи­нев­ра…

Нин­дзя ус­та­ло вздох­нул. Че­го и сле­дова­ло ожи­дать! Глу­по бы­ло на­де­ять­ся, что рев­ни­вая жен­щи­на за­будет об этом спро­сить.

- Под­ста­вила ме­ня, - ко­рот­ко от­ве­тил он, не же­лая вда­вать­ся в под­робнос­ти. – Но сна­чала пы­талась с мо­ей по­мощью уб­рать сво­его му­жа. А ког­да я от­ка­зал­ся, пор­ва­ла одеж­ду и бро­силась на ме­ня, как ди­кая кош­ка…

Эй­прил хи­хик­ну­ла, пред­ста­вив се­бе эту сце­ну, но быс­тро по­серь­ез­не­ла.

- Но сле­ды уда­ров… - она не до­гово­рила.

- На­под­дал ма­лость, бы­ло де­ло, - не­охот­но под­твер­дил Шре­дер. – Кста­ти, бы­ло за что. Ос­корби­ла не­хило…

- Ме­ня ты не тро­нул, - за­дум­чи­во про­гово­рила Эй­прил.

- На­до бы­ло, - не­ожи­дан­но сог­ла­сил­ся нин­дзя. И, нас­мешли­во ско­сив гла­за в сто­рону ос­толбе­нев­шей Эй­прил, до­бавил. – Лад­но, кто-то рас­пла­тил­ся луч­ше. И, очень на­де­юсь, что зап­ла­тит еще не раз…

Не до­гово­рив, он лов­ким дви­жени­ем сца­пал рас­те­ряв­шу­юся де­вуш­ку за ру­ку и при­тянул к се­бе, под­созна­тель­но ожи­дая оче­ред­но­го воз­ра­жения. Но Эй­прил, быс­тро чмок­нув его в ще­ку, лишь ус­мехну­лась: «Для на­чала хва­тит», - и удоб­но, нас­коль­ко это бы­ло воз­можно ус­тро­илась ря­дом.

Шре­дер улыб­нулся. То ли вре­мен­ное за­точе­ние и про­чие «пре­лес­ти жиз­ни» ко­му-то яв­но по­лез­ны, то ли… Не­важ­но. Ра­ди это­го сто­ило ока­зать­ся здесь и пе­режить все «пре­лес­ти», что уже про­изош­ли. И те, что на­вер­ня­ка еще бу­дут.

Глава 12. Последняя надежда

Ми­нуты не­замет­но бе­жали од­на за дру­гой, пос­те­пен­но сли­ва­ясь в ча­сы, но до рас­све­та бы­ло еще да­леко. Пас­мурное, сов­сем уже осен­нее не­бо да­же еще не на­чало се­реть, а на­обо­рот, ка­жет­ся, нах­му­рилось еще боль­ше. Са­мый тем­ный час пе­ред рас­све­том.

Плен­ни­ки зас­тенка со всем воз­можным удобс­твом рас­по­ложи­лись воз­ле сте­ны, к ко­торой бы­ли при­кова­ны це­пи, что­бы они хо­тя бы на пер­вый взгляд, с по­рога не бро­сались в гла­за те­переш­ней сво­ей пус­то­той и не­нуж­ностью. А за­од­но и по­даль­ше от за­реше­чен­но­го окош­ка, из ко­торо­го силь­но скво­зило. Эй­прил, из­му­чен­ная пе­режи­вани­ями и злок­лю­чени­ями это­го бо­гато­го на со­бытия ве­чера и не ме­нее бес­по­кой­ной но­чи, зад­ре­мала, при­жав­шись к пле­чу Шре­дера, так что ра­неная ру­ка, уже на­чав­шая по­нем­но­гу от­хо­дить, сно­ва за­тек­ла. Но он не ше­велил­ся, что­бы не тре­вожить ус­та­лую спут­ни­цу (пусть от­дохнет нем­но­го, кто зна­ет, что им пред­сто­ит зав­тра… или уже се­год­ня?) Но не толь­ко по­это­му. Ока­залось, очень при­ят­но чувс­тво­вать теп­ло ее те­ла, при­жав­ше­гося к его бо­ку, ще­кочу­щее ощу­щение ее во­лос на сво­ей шее. А глав­ное – об­ни­мать де­вуш­ку за пле­чо ру­кой, слов­но за­щищая от все­го ми­ра и в то же вре­мя за­яв­ляя о сво­ем пра­ве на нее. Нес­коль­ко неп­ри­выч­ное, но та­кое теп­лое, ус­по­ка­ива­ющее чувс­тво, при­да­ющее уве­рен­ности в сво­их си­лах. Ему есть, за что бо­роть­ся, чем до­рожить – и пусть по­бере­гут­ся те, кто пос­ме­ет это ос­по­рить.

Пос­ле не­дол­гих ко­леба­ний нин­дзя то­же ре­шил поз­во­лить се­бе нем­но­го от­дохнуть пе­ред пред­сто­ящи­ми ис­пы­тани­ями. Нет, не зас­нуть, как это сде­лала де­вуш­ка – это бы­ло бы ве­личай­шей глу­постью и не­ос­то­рож­ностью. Во­ин все­го лишь зак­рыл гла­за и мыс­ленным уси­ли­ем рас­сла­бил мыш­цы, од­новре­мен­но ос­во­бож­дая ра­зум от тре­вожа­щих мыс­лей о бу­дущем. Но это не ме­шало ему на слух ощу­щать ды­хание про­ходя­щей но­чи. Лег­кий ше­лест лис­твы под по­рыва­ми вет­ра, ти­хий ше­пот на­чав­ше­гося дож­дя в по­жух­лой тра­ве у окош­ка, вре­мя от вре­мени – шо­рох и по­пис­ки­вание в даль­нем уг­лу, вы­да­ющие мы­шиную воз­ню. При­выч­ные и зна­комые зву­ки, при­сущие но­чи.

На­чав­ший­ся бы­ло дождь быс­тро за­кон­чился. И в нас­ту­пив­шей неж­данно ти­шине чут­кий слух нин­дзя вы­делил пос­то­рон­ний звук, вы­бива­ющий­ся из об­ще­го рит­ма. Поч­ти не­раз­ли­чимые зву­ки ос­то­рож­ных ша­гов, сли­ва­ющи­еся с ше­лес­том влаж­ной тра­вы.

Шре­дер тут же от­крыл гла­за, нас­то­рожен­но вгля­дыва­ясь в тем­но­ту, но до по­ры до вре­мени с мес­та не дви­гал­ся. Он не знал, ко­го это не­лег­кая при­нес­ла сю­да сре­ди но­чи, но силь­но сом­не­вал­ся, что при­шелец – их тай­ный со­юз­ник. Да и есть ли они, со­юз­ни­ки у них здесь, в этом враж­дебном ми­ре?

Ша­ги стих­ли воз­ле ре­шет­ки, но рас­смот­реть что-ли­бо за ми­зер­ным окош­ком бы­ло не­воз­можно. За­тем, про­тис­нувшись сквозь прутья, на пол ка­меры с глу­хим сту­ком упал не­боль­шой про­дол­го­ватый пред­мет, от ко­торо­го тут же от­ле­тела и за­кати­лась в тем­ный угол его час­ти­ца. Пос­ле это­го ша­ги быс­тро уда­лились.

Не­ожи­дан­ный звук, в ноч­ной ти­шине проз­ву­чав­ший до­воль­но гром­ко, раз­бу­дил Эй­прил. Про­тирая гла­за, она при­под­ня­лась и, сон­но щу­рясь, ог­ля­делась.

- Что случ… - де­вуш­ка не до­гово­рила, так как нин­дзя пос­пешно за­жал ей рот ла­донью.

- Т-ш-ш-ш, ни зву­ка! – ше­потом при­казал он. – Здесь кто-то есть. Вер­нее, был…

Де­вуш­ка тут же за­вер­те­ла го­ловой, но, ра­зуме­ет­ся, ни­чего не уви­дела. Взгляд же Шре­дера был при­кован к стран­но­му пред­ме­ту. К со­жале­нию, он ока­зал­ся в те­ни сте­ны, и рас­смот­реть, что это, с мес­та бы­ло не­воз­можно. Нин­дзя жес­том ука­зал Эй­прил на на­ход­ку.

- Это под­бро­сили в ок­но, - ко­рот­ко по­яс­нил он. – Пой­ду про­верю. Ос­та­вай­ся на мес­те.

- Мо­жет, это что-то нам в по­мощь? – с роб­кой на­деж­дой пред­по­ложи­ла Эй­прил. – Что-то вро­де то­го клю­ча?

- Мо­жет, - Шре­дер не стал ее ра­зубеж­дать, тем бо­лее, что та­кая ве­ро­ят­ность дей­стви­тель­но бы­ла. – Но все рав­но дер­жись по­даль­ше.

Он од­ним дви­жени­ем под­нялся на но­ги, слег­ка по­мор­щившись: пов­режден­ная щи­колот­ка за про­шед­шее вре­мя опух­ла и не­щад­но ны­ла. Слег­ка прих­ра­мывая, нин­дзя мед­ленным кра­дущим­ся ша­гом приб­ли­зил­ся к на­ход­ке, вре­мя от вре­мени нас­то­рожен­но ог­ля­дыва­ясь по сто­ронам. Не­осоз­нанная тре­вога не про­ходи­ла, вдо­бавок ему по­каза­лось, что нев­да­леке от пред­ме­та за­метил смут­ные ше­веля­щи­еся те­ни. Эй­прил нап­ря­жен­но наб­лю­дала за ним.

- Ос­то­рож­но, сэр Шре­дер! – гром­кий ше­пот из за­реше­чен­но­го окош­ка, ос­тавше­гося сза­ди, зас­та­вил нин­дзя рез­ко за­мереть на мес­те. – Это ло­вуш­ка!

Шре­дер тут же ог­ля­нул­ся на го­лос, но смог раз­гля­деть лишь тем­ный раз­мы­тый си­лу­эт за ре­шет­кой. Нин­дзя вы­ругал­ся про се­бя: сос­ре­дото­чив все вни­мание на по­доз­ри­тель­ном пред­ме­те, он не рас­слы­шал приб­ли­жение нез­на­ком­ца. Впро­чем, го­лос вы­давал в нем че­лове­ка еще юно­го, сов­сем маль­чиш­ку. Га­рет? Нет, еще млад­ше. Кто же этот чер­те­нок? Впро­чем, ка­кая раз­ни­ца?

- Ос­то­рож­но, гос­по­дин, - пов­то­рил тот, - Эта вещь та­ит в се­бе опас­ность. Ее под­бро­сил че­ловек Лан­се­лота.

Не то, что­бы Шре­дер был го­тов ему по­верить, но ос­то­рож­ность не по­меша­ет. Нин­дзя за­мер на мес­те, в па­ре ша­гов от не­из­вес­тно­го пред­ме­та. С это­го рас­сто­яния он бо­лее все­го по­ходил на стран­ную вы­тяну­тую кор­зи­ну. Поч­ти неп­ри­мет­ное дви­жение зас­та­вило во­ина приг­ля­деть­ся – и с приг­лу­шен­ным ру­гатель­ством по­лос­нуть на­ладон­ным лез­ви­ем тень на по­лу.

- Что там? – Эй­прил встре­вожен­но при­под­ня­лась.

- Змеи! – рык­нул Шре­дер, не обо­рачи­ва­ясь. – Не дви­гай­ся.

Чуть сог­нув ко­лени, он нак­ло­нил­ся, что­бы луч­ше рас­смот­реть рас­пол­зших­ся по по­лу из упав­шей по­суди­ны га­дин. Их ока­залось боль­ше, чем ожи­далось от та­кого не­боль­шо­го со­суда. Пять, семь, де­сять?.. Не­боль­шие, дли­ной все­го в ло­коть, вдо­бавок бла­года­ря се­рому цве­ту те­ла поч­ти не­раз­ли­чимые в тем­но­те, и от­то­го еще бо­лее опас­ные, ка­залось, они бы­ли пов­сю­ду. Дос­той­ный по­дарок от ко­ролев­ско­го лю­бим­чи­ка, впол­не под­хо­дящий для его сколь­зкой на­туры.

Это бы­ла пос­ледняя осоз­нанная мысль, даль­ше ду­мать о пос­то­рон­них ве­щах ока­залось поп­росту не­ког­да. Нап­ря­гая слух и зре­ние до пре­дела, да­бы уло­вить ма­лей­шее дви­жение или шо­рох, во­ин стре­митель­но на­носил ко­лющие и ру­бящие уда­ры в за­мечен­ные тем­ные си­лу­эты единс­твен­ным дос­тупным ору­жи­ем – на­ладон­ны­ми ког­тя­ми, ста­ра­ясь дер­жать ру­ку за­щищен­ной сто­роной к опас­ности. Лишь мгно­вен­ная ре­ак­ция и мол­ни­енос­ность дви­жений поз­во­ляли ему по­ка что из­бе­жать ядо­витых зу­бов тва­рей, но как дол­го прод­лится это ве­зение?.. Нин­дзя не знал, и от­то­го ста­рал­ся не за­думы­вать­ся.

Эй­прил, при­жав ла­донь к гу­бам, за­воро­жено наб­лю­дала за не­обыч­ным сра­жени­ем. Ее взгляд ме­тал­ся от тем­но­го си­лу­эта ее за­щит­ни­ка к еле за­мет­ным на по­лу ше­веля­щим­ся тва­рям. Не­кото­рым из них уда­лось ми­новать смер­то­нос­но­го уда­ра и от­пол­зти в сто­рону, а кое-ка­ким – да­же приб­ли­зить­ся к де­вуш­ке. Нег­ромким воз­гла­сом она прив­лекла к се­бе вни­мания, ука­зывая на них. Са­ма же не­осоз­нанно по­шари­ла ру­кой воз­ле се­бя в по­ис­ках хоть ка­кого-то ору­дия для за­щиты. Но ла­донь ощу­тила лишь прох­ладный гли­няный бок кув­шинчи­ка, ко­торый она по при­выч­ке дер­жа­ла не­пода­леку.

Тем вре­менем, уво­рачи­ва­ясь от смер­то­нос­ных атак прес­мы­ка­ющих­ся и об­хо­дя по­лук­ру­гом ка­меру, да­бы не про­пус­тить ни од­ной опас­ной тва­ри, нин­дзя шаг за ша­гом пос­те­пен­но приб­ли­зил­ся к мес­ту, где ос­та­вил Эй­прил. Еще один шаг на­зад… И тут де­вуш­ка за­мети­ла воз­ле но­ги сво­его за­щит­ни­ка не­заме­чен­ную им ше­веля­щу­юся тень, го­товую ужа­лить. И па­ничес­кий страх, при­ковав­ший ее к мес­ту, как ру­кой сня­ло. Что-то ярос­тно вык­рикнув, де­вуш­ка вско­чила на но­ги, сжа­ла в ла­дони гор­лышко кув­ши­на и, приб­ли­зив­шись, швыр­ну­ла его в змею. По­суди­на раз­ле­телась на мно­жес­тво че­реп­ков. Нин­дзя тут же от­шатнул­ся от опас­но­го мес­та, оша­раше­но гля­дя на не­ожи­дан­ную уг­ро­зу. Эй­прил, ви­нова­то и чуть нер­вно улыб­нувшись, нак­ло­нилась и жес­том ука­зала на гру­ду че­реп­ков, по­хоро­нив­шую под со­бой опас­ную тварь… из ко­торой тут же в ее сто­рону мет­ну­лась тем­ная плос­кая го­лова, впив­шись де­вуш­ке в за­пястье. Нег­ромко ой­кнув, Эй­прил ин­стинктив­но за­жала пос­тра­дав­шую ру­ку и от­сту­пила на шаг.

- Ка­кого… - мгно­вен­но по­рав­нявшись с ней, нин­дзя од­ним дви­жени­ем снес го­лову змее, за­тем быс­тро ог­ля­нув­шись – нет ли поб­ли­зос­ти еще ши­пящей уг­ро­зы, по­вер­нулся к де­вуш­ке.

- Эй­прил, ду­роч­ка, что ты на­дела­ла? – со смесью гне­ва и вол­не­ния вос­клик­нул он, схва­тив де­вуш­ку за ру­ку и рыв­ком раз­во­рачи­вая пос­тра­дав­шим мес­том к се­бе. – Ка­кого хре­на ты во­об­ще здесь де­ла­ешь? Я же ска­зал: ос­та­вать­ся на мес­те…

- Она… она хо­тела ужа­лить те­бя, - не­уве­рен­ным за­пина­ющим­ся го­лосом про­лепе­тала де­вуш­ка, слов­но за­чаро­ван­ная, гля­дя на пос­тра­дав­шую ру­ку, ко­торая на гла­зах на­чала опу­хать.

Ни­чего не от­ве­тив (да и что бы­ло от­ве­чать?), нин­дзя зас­та­вил де­вуш­ку опус­тить­ся на пол пря­мо на этом же мес­те, сел ря­дом, при­пав гу­бами к мес­ту уку­са. Он хо­рошо пом­нил, что нуж­но как мож­но быс­трее уда­лить из ра­ны яд вмес­те с за­ражен­ной кровью. Но че­рез ми­нуту-дру­гую по­нял, что все ста­рания бе­зус­пешны. Прок­ля­тая тварь ужа­лила свою жер­тву в точ­ку, где ве­ны вплот­ную под­хо­дят к ко­же, и те­перь ток кро­ви быс­тро раз­но­сил по те­лу от­ра­ву. Единс­твен­ное, что мо­жет ее спас­ти – про­тиво­ядие, но где его взять ночью… да еще в тюрь­ме?

Пос­лы­шав­ши­еся за дверью стук и скре­жет тут же на­пом­ни­ли ему о дру­гой, не ме­нее на­сущ­ной опас­ности. Стре­митель­но под­нявшись на но­ги, он от­сту­пил, скры­ва­ясь в те­ни две­ри, го­товый бро­сить­ся на нез­ва­ного гос­тя.

- Сэр Шре­дер! – из-за чуть-чуть от­кры­той две­ри до­нес­ся уже зна­комый маль­чи­шес­кий го­лос, за­тем его об­ла­датель по­казал­ся в про­еме. Не­высо­кая ху­доща­вая фи­гура на фо­не ос­ве­щен­но­го ко­ридо­ра ка­залась вы­резан­ным из бу­маги чер­ным си­лу­этом.

Все­го один! Ка­кая уда­ча! Од­ним мол­ни­енос­ным дви­жени­ем нин­дзя по­казал­ся из ук­ры­тия и сгреб нез­на­ком­ца за ши­ворот, под­таски­вая бли­же к се­бе.

- Ты-то мне и ну­жен, соп­ляк! – чуть хрип­ло­вато вы­дох­нул он в ли­цо плен­ни­ку, до­пол­нив уг­ро­зу при­жатым к шее ос­трым лез­ви­ем. – Ты вы­ведешь нас из этой мы­шелов­ки… ес­ли хо­чешь жить, ко­неч­но.

- За этим я при­шел, - отоз­вался тот, вздрог­нув от при­кос­но­вения хо­лод­ной ста­ли к ко­же, но бо­лее ни­чем не вы­давая стра­ха. – Я вы­веду вас… и ле­ди Эй­прил.

- От­ку­да ты зна­ешь на­ши име­на? – нин­дзя встрях­нул маль­чиш­ку. – Шпи­онишь за на­ми?

- Шре­дер… - не­уве­рен­ным го­лосом поз­ва­ла Эй­прил. Тот, чер­тыхнув­шись, по­дошел бли­же, не от­пуская плен­ни­ка.

- Я… те­перь ум­ру? – спро­сила она, с дет­ской не­уве­рен­ностью под­ни­мая на не­го гла­за. – Ум­ру, да?

- Нет, ко­неч­но, - тут же от­ве­тил тот с уве­рен­ностью, ко­торой вов­се не ощу­щал, за­тем до­бавил с мрач­ной ус­мешкой, ста­ратель­но пря­ча за ней рас­те­рян­ность. – Вот еще вы­дума­ла! Я не для то­го те­бя спа­сал, что­бы ка­кие-то гряз­ные уб­людки…

Он не до­гово­рил, поз­во­лив се­бе рос­кошь пред­ста­вить, ЧТО имен­но он сде­ла­ет с эти­ми не­годя­ями, ког­да на­конец до них до­берет­ся. Но лишь на нес­коль­ко се­кунд, по­тому что вре­мя не­умо­лимо ухо­дило, уте­кало сквозь паль­цы, а ре­шения так и не на­ходи­лось. Дав­но он не чувс­тво­вал се­бя та­ким бес­по­мощ­ным, ведь да­же ес­ли удас­тся выр­вать­ся от­сю­да с бо­ем, за­лив кровью этот прок­ля­тый го­род и не ме­нее прок­ля­тую стра­ну – чем это по­может Эй­прил? Но го­ворить ей это­го, ко­неч­но же, не стал. Он – муж­чи­на, она ве­рит в не­го, и он дол­жен най­ти вы­ход.

- Смот­ри, кто у ме­ня, - отог­нав не­весе­лые мыс­ли, нин­дзя под­тол­кнул маль­чиш­ку поб­ли­же, что­бы Эй­прил то­же мог­ла его раз­гля­деть. – Этот соп­ляк от­ку­да-то зна­ет нас… и обе­щал вы­вес­ти из этой ду­шегуб­ки. Так? – сно­ва обер­нулся он к плен­ни­ку.

- Ашот? От­ку­да ты здесь? – при­под­нявшись, с удив­ле­ни­ем вос­клик­ну­ла де­вуш­ка. - Да, он мо­жет нам по­мочь. Это Ашот, уче­ник Мер­ли­на. От­пусти его, Шре­дер. Это наш друг.

- От­родье кол­ду­на – наш друг? От­пустить? – с ед­ким сар­казмом пе­рес­про­сил нин­дзя. – С ка­ких это пор? Его дву­лич­ный хо­зя­ин за­дол­жал мне, и не­мало. Упус­тить та­кую прек­расную воз­можность рас­пла­тить­ся? - нет, я еще не со­шел с ума.

- Толь­ко я мо­гу вы­вес­ти вас от­сю­да, - на­пом­нил Ашот, нем­но­го отс­тра­ня­ясь от ца­рапа­юще­го ко­жу лез­вия, за­тем до­бавил уве­рен­но. – И толь­ко гос­по­дин Мер­лин мо­жет по­мочь ва­шей ле­ди, - он вы­рази­тель­но взгля­нул на ру­ку де­вуш­ки.

Шре­дер ни­чего не от­ве­тил, му­читель­но ре­шая, что же де­лать. До­верить­ся кол­ду­ну? Да­же во спа­сение собс­твен­ной жиз­ни он не сде­лал бы та­кой глу­пос­ти – осо­бен­но пос­ле то­го, как под­лый ста­рикаш­ка по­мог его вра­гам. Но Эй­прил… ей дей­стви­тель­но мо­жет по­мочь толь­ко Мер­лин. Да­же ес­ли они ус­пешно вы­берут­ся из ло­вуш­ки, он не ус­пе­ет най­ти ни­кого ино­го… Да и спо­соб­ны ли здеш­ние зна­хари ока­зать хоть ма­ло-маль­ски тол­ко­вую по­мощь? Да­же ес­ли раз­нести этот прок­ля­тый го­род по ка­меш­ку, это ни­чего не из­ме­нит. Ни­чего…

А вре­мя идет… Нин­дзя по­косил­ся на на­чав­шее свет­леть не­бо, за­тем на ожи­дав­ше­го его ре­шения Ашо­та. Зна­чит, ос­та­ет­ся толь­ко од­но, как бы от­вра­титель­но это ни бы­ло. Ра­ди нее он дол­жен по­пытать­ся.

- Бу­дем счи­тать, что я те­бе по­верил, - с ви­димым тру­дом про­гово­рил он, оки­нув маль­чиш­ку не­довер­чи­вым взгля­дом. – Ве­ди. Но за­пом­ни, - нин­дзя нак­ло­нил­ся бли­же и пос­ледние сло­ва про­из­нес поч­ти ше­потом, - ес­ли ты ме­ня об­ма­нешь – или твой хо­зя­ин, не­важ­но – я вер­нусь за то­бой хоть из са­мого ада. Я те­бя из-под зем­ли дос­та­ну, ра­зор­ву на ку­соч­ки и скор­млю со­бакам. Ты ме­ня по­нял?

- Да, гос­по­дин, - не­ожи­дан­но серь­ез­но от­ве­тил маль­чиш­ка. Нем­но­го удив­ленный вы­дер­жкой ма­лолет­ки, нин­дзя не­довер­чи­во пе­рес­про­сил:

- По­нял? Что-то не­похо­же. Те­бе что, сов­сем не до­рога твоя ник­чемная жизнь? Или ты так глуп, что не бо­ишь­ся смер­ти?

- Нет, гос­по­дин, - нем­но­го грус­тно от­ве­тил Ашот. Его тем­ные гла­за ка­зались при­над­ле­жащи­ми че­лове­ку нам­но­го стар­ше. – Прос­то вы – не пер­вый, кто гро­зит мне смертью. Мой на­род – и­уде­ев – не­нави­дят и при­тес­ня­ют в этой стра­не. Нас го­нят и уби­ва­ют пов­сю­ду, счи­тая ви­нов­ны­ми за все, что слу­ча­ет­ся дур­но­го. Во вре­мя оче­ред­но­го пог­ро­ма уби­ли всю мою семью, а ме­ня спас гос­по­дин вол­шебник. И толь­ко бла­года­ря ему я еще жив. По­это­му я ни­ког­да не под­ве­ду его… и вас, гос­по­дин.

- Лад­но, до­воль­но бол­тать, - прер­вал его нин­дзя. Не­ожи­дан­ное от­кро­вение маль­чиш­ки нес­коль­ко сму­тило его и да­же до­бави­ло ува­жения, но соп­ля­ку точ­но не­зачем это знать. Рав­но как и о том, как он, Шре­дер, на­мерен обе­зопа­сить се­бя и Эй­прил при не­из­бежном ви­зите к кол­ду­ну. Ибо, что ни го­вори о не­об­хо­димос­ти до­верия, по­верить Мер­ли­ну он не смо­жет ни­ког­да. Од­но­го ра­за бо­лее, чем дос­та­точ­но.

Он сно­ва нак­ло­нил­ся к Эй­прил, отор­вал от пла­ща еще две по­лос­ки, од­ной из ко­торых ту­го пе­ревя­зал ей ру­ку, вто­рой – при­мотал к те­лу. За­тем по­мог под­нять­ся и вслед за ней вы­шел в сла­бо ос­ве­щен­ный фа­кела­ми ко­ридор, но пос­ле тем­ной ка­меры он по­казал­ся очень свет­лым. Ашот не­види­мой тенью сколь­знул к две­ри и с уси­ли­ем за­пер ее. Нин­дзя нас­то­рожен­но ог­ля­дел­ся, но ко­ридор на всем про­тяже­нии был пус­тынным. Лишь вда­леке, воз­ле по­воро­та он за­метил на ка­мен­ном по­лу тем­ную фи­гуру, по всей ви­димос­ти, ох­ранни­ка, в по­луси­дячем по­ложе­нии. Фи­гура бы­ла не­под­вижна, а фа­кел над ней мер­цал неп­ри­выч­ны­ми си­нева­тыми языч­ка­ми пла­мени и, как по­каза­лось нин­дзя, да­же дым, ис­хо­див­ший от не­го, ка­зал­ся си­нева­тым.

- Нам не на­до ту­да хо­дить, - Ашот пре­дос­те­рега­юще пе­рего­родил ему путь. – Вы­ход – там.

Он ука­зал в про­тиво­полож­ный ко­нец ко­ридо­ра и по­бежал в ту сто­рону. Бег­ле­цы пос­ле­дова­ли за ним.

* * *

Еще один пе­реход. Ко­торый по сче­ту? Он уже не пом­нит. Мно­жес­тво по­воро­тов окон­ча­тель­но сби­ли ори­ен­та­цию, и те­перь Шре­дер сов­сем не уве­рен, что смо­жет выб­рать­ся из это­го ла­бирин­та, ес­ли опа­сения оп­равда­ют­ся, и ма­лень­кий про­ходи­мец на­дума­ет сбе­жать. Он не знал, в ка­кую сто­рону они те­перь нап­равля­ют­ся, дви­га­ясь с каж­дым ша­гом все мед­леннее. По­тому что нес­мотря на все пре­дос­то­рож­ности яд все боль­ше рас­простра­ня­ет­ся по те­лу де­вуш­ки. Она спо­тыка­ет­ся чуть ли не на каж­дом ша­гу, а по­рой те­ря­ет рав­но­весие, ед­ва не па­дая, тя­жело ды­шит. Дви­жение толь­ко ухуд­ша­ет ее сос­то­яние, от­то­го где-то на се­реди­не пу­ти нин­дзя ос­та­нав­ли­ва­ет­ся и, не об­ра­щая вни­мания на сла­бый про­тест, под­ни­ма­ет ее на ру­ки и не­сет, креп­ко при­жимая к се­бе.

Ко­неч­но, те­перь их пе­ред­ви­жение за­мед­ля­ет­ся еще боль­ше. Тя­нущая боль в трав­ми­рован­ной ступ­не не да­ет при­бавить ша­гу, а ра­неная ру­ка пре­датель­ски но­ровит от­нять­ся, при­ходит­ся при­дер­жи­вать ее здо­ровой. Ко­ридор ка­жет­ся бес­ко­неч­ным. Из-за по­воро­та по­яв­ля­ет­ся прок­ля­тый маль­чиш­ка, мол­ча ука­зыва­ет нуж­ное нап­равле­ние, по­том так же бес­шумно ис­че­за­ет. В по­луть­ме это­го ла­бирин­та он все боль­ше на­поми­на­ет бес­плот­но­го приз­ра­ка, а сум­рачные сте­ны и крас­но­ватые от­блес­ки ог­ня на сте­нах при­да­ют из­ви­лис­то­му пу­ти сходс­тво с пре­ис­подней. Нин­дзя не­доволь­но хму­рит­ся, мо­та­ет го­ловой, от­го­няя на­важ­де­ние. Его не на­пугать ни де­мона­ми, ни чу­дови­щами. Единс­твен­ное, что его по-нас­то­яще­му стра­шит – не ус­петь доб­рать­ся до ка­мор­ки кол­ду­на.

С губ де­вуш­ки сры­ва­ет­ся хрип­лый стон. Вот уже с пол­ча­са, а мо­жет, боль­ше, она по­теря­ла соз­на­ние и лишь мо­мен­та­ми не­надол­го при­ходит в се­бя. Что ж, так луч­ше, в та­ком сос­то­янии она не чувс­тву­ет бо­ли, стра­ха, от­ча­яния. За­мед­лив шаг, нин­дзя всмат­ри­ва­ет­ся в ли­цо сво­ей жи­вой но­ши, и уви­ден­ное его не ра­ду­ет. Блед­ная ко­жа, пе­ресох­шие пот­рескав­ши­еся гу­бы, ли­хора­доч­но блес­тя­щие гла­за. Их бес­смыс­ленно-не­под­вижный взгляд нем­но­го пу­га­ет, зат­руднен­ное ды­хание – единс­твен­ный приз­нак, что она еще жи­ва. И Шре­дер сно­ва ус­ко­ря­ет шаг, уси­ли­ем во­ли зас­тавляя се­бя не ду­мать о воз­можной не­уда­че. Нет, толь­ко не сей­час. Он спра­вит­ся. Ус­пе­ет, че­го бы это ни сто­ило. Ра­ди нее. Ра­ди них обо­их.

* * *

Под­нявшись по длин­ной вин­то­вой лес­тни­це пер­вым, Ашот тол­кнул не­боль­шую двер­цу со сло­вами:

- Они приш­ли, гос­по­дин, - пос­ле че­го пос­то­ронил­ся, да­вая до­рогу сво­им спут­ни­кам.

Ос­та­новив­шись у по­рога, Шре­дер оки­нул взгля­дом ком­на­туш­ку и, за­метив по пра­вую ру­ку от се­бя ло­же, ос­то­рож­но опус­тил на не­го Эй­прил. Та что-то про­бор­мо­тала, не при­ходя в се­бя. За­тем вып­ря­мил­ся, прис­таль­но гля­дя на хо­зя­ина. Мер­лин на удив­ле­ние спо­кой­но вы­дер­жал го­рящий не­навистью взгляд не­ожи­дан­но­го по­сети­теля. Нин­дзя да­же по­каза­лось, что тот ус­мехнул­ся в бо­роду. Это уди­витель­ное са­мо­об­ла­дание и уве­рен­ность в се­бе и сво­их си­лах по­каза­лись ему неп­ри­ят­но зна­комы­ми. Нах­му­рив­шись, он пос­пешно отог­нал неп­ри­ят­ное тре­вожа­щее чувс­тво де­жавю. Не хва­тало еще ис­пу­гать­ся дрях­ло­го ста­рика.

- Итак, вы приш­ли, - на­конец об­ра­тил­ся к не­му Мер­лин, за­тем взгля­нул на не­под­вижную де­вуш­ку. – Что с ней слу­чилось?

- Ее ужа­лила змея, гос­по­дин, - вме­шал­ся Ашот. – Вы же по­може­те ле­ди?


- Ко­неч­но, по­может, - пе­ребил его Шре­дер, рыв­ком под­тя­гивая к се­бе маль­чиш­ку. – Ес­ли толь­ко ему до­рога твоя ник­чемная жизнь. – он под­нял гла­за на Мер­ли­на. – Ну?

- Я бы сде­лал это да­же без уг­ро­зы жиз­ни маль­чи­ку. От­пусти его, - спо­кой­но от­ве­тил ста­рый вол­шебник. Он пос­та­рал­ся, что­бы го­лос его зву­чал как мож­но бо­лее доб­ро­жела­тель­но и убе­дитель­но. Мер­лин ви­дел не­дове­рие и зло­бу, плес­кавши­еся во взгля­де при­шель­ца, и прек­расно по­нимал, что их выз­ва­ло, но объ­яс­нить­ся не пы­тал­ся. Что тол­ку в сло­вах, раз этот уп­ря­мец не ве­рит да­же собс­твен­ным гла­зам.

- От­пустить? Еще че­го! – не­доб­ро ус­мехнул­ся нин­дзя. – По­верить те­бе? Да я ско­рее по­верю од­ной из этих ядо­витых га­дин.

- Хо­рошо, - вздох­нул Мер­лин. – Тог­да отой­ди­те в сто­рону и не ме­шай­те. – он де­монс­тра­тив­но под­вернул длин­ные ру­кава. – Я зай­мусь ле­чени­ем ле­ди.

Он по­дошел к ду­бово­му шка­фу воз­ле вхо­да, от­крыл рез­ные двер­ки и на­чал пе­реби­рать раз­но­об­разные склян­ки и ме­шоч­ки со сна­добь­ями. Кра­ем гла­за Шре­дер да­же за­метил на од­ной из по­лок боль­шой хрус­таль­ный шар. Не упус­кая из ви­да Мер­ли­на, он ото­шел к даль­ней сте­не и ос­то­рож­но опус­тился на скамью, зас­та­вив за­лож­ни­ка пос­ле­довать за со­бой. Нас­то­рожен­ным взгля­дом он наб­лю­дал за дей­стви­ями вол­шебни­ка, го­товый в лю­бой мо­мент вме­шать­ся.

Тот же, не об­ра­щая вни­мания на по­сети­телей, по­дошел к не­под­вижной де­вуш­ке, ос­мотрел ее ра­ну, заг­ля­нул в гла­за, прос­лу­шал пульс и, оза­бочен­но по­качав го­ловой, вер­нулся к сто­лу, где уже при­гото­вил все не­об­хо­димое для из­го­тов­ле­ния про­тиво­ядия. По од­но­му он до­бав­лял по­рош­ки и нас­той­ки в де­ревян­ную ча­шу.

Про­дол­жа­лось это до­воль­но дол­го. Не раз Шре­дер по­рывал­ся гру­бо по­торо­пить мед­ли­тель­но­го ку­дес­ни­ка – все же вре­мя до­рого – но каж­дый раз не ре­шал­ся вме­шать­ся. Для кол­довс­тва на­вер­ня­ка тре­бу­ет­ся не мень­шее сос­ре­дото­чение, чем для ме­дита­ции. Кто зна­ет, чем обер­нется неп­ро­шен­ное вме­шатель­ство.

Прер­вав при­готов­ле­ния, Мер­лин ото­шел к оча­гу, над ко­торым ви­сел боль­шой ко­тел, под­бро­сить дров. На мгно­вение зас­ло­нив его сво­им те­лом, он быс­тро вста­вил в ноз­дри шер­стя­ные ка­тыши, про­питан­ные од­ним из нас­то­ев, за­тем бро­сил в огонь горсть тем­но-зе­лено­го по­рош­ка из ме­шоч­ка на по­ясе, от ко­торо­го пла­мя на миг вспых­ну­ло тем­но-баг­ро­выми языч­ка­ми, а в воз­ду­хе по­явил­ся от­четли­вый тра­вяной за­пах. Пос­ле за­тем вер­нулся к при­готов­ле­нию ле­карс­тва.

Мо­нотон­ное бор­мо­тание Мер­ли­на и нес­пешные дви­жения дей­ство­вали уба­юки­ва­юще. Маль­чиш­ка Ашот зев­нул и по­тер ку­лаком гла­за. Шре­дер хму­ро по­косил­ся на не­го, пре­одо­левая же­лание про­делать то же. Бес­сонная ночь и ра­нение по­нем­но­гу да­вали о се­бе знать. Глу­боко вдох­нув и вы­дох­нув нес­коль­ко раз, он вып­ря­мил­ся, с по­доз­ре­ни­ем ог­ля­нул­ся на кол­ду­на, но тот про­дол­жал за­нимать­ся сво­им де­лом.

Ед­кий дым, на­пол­нивший ком­на­ту и по­нем­но­гу про­сачи­ва­ющий­ся че­рез прик­ры­тые ок­на, не­щад­но щи­пал гла­за, вы­зывая сле­зы. Нин­дзя по­думы­вал да­же под­нять­ся и от­крыть ок­но уже как сле­ду­ет – а за­од­но и ра­зуз­нать, что де­ла­ет­ся во дво­ре… но мыс­ленно мах­нул ру­кой и ос­тался на мес­те. Под­ни­мать­ся от­че­го-то бы­ло лень, тем бо­лее та­щить за со­бой маль­чиш­ку (не от­пускать же его). Не ум­рет же он от это­го ды­ма, в кон­це кон­цов. Ук­радкой про­терев гла­за, нин­дзя тол­кнул в бок кле­вав­ше­го но­сом Ашо­та, за­тем прис­ло­нил­ся к сте­не, да­вая от­дых за­тек­шей спи­не.

Еще раз раз­ме­шав в ча­ше про­тиво­ядие, Мер­лин ог­ля­нул­ся на гос­тей. Он улыб­нулся про се­бя, от­ме­тив, что дым сож­женной тра­вы, наз­ва­ние ко­торой за­памя­товал он сам, ока­зало на них как раз та­кое дей­ствие, как и ожи­далось. Вре­мени при­готов­ле­ния сна­добья как раз хва­тит, что­бы все трое ус­ну­ли креп­ким здо­ровым сном. Кро­ме не­го са­мого, ра­зуме­ет­ся – вви­ду то­го, что сво­ев­ре­мен­но при­нял ме­ры пре­дос­то­рож­ности, да и во­об­ще был не слиш­ком вос­при­им­чив к это­му зелью.

За­кон­чив, Мер­лин от­лил нуж­ное ко­личес­тво ле­карс­тва в ку­бок и по­дошел к не­под­вижной де­вуш­ке. При­под­няв ее го­лову, он зас­та­вил ее прог­ло­тить его со­дер­жи­мое. Та за­каш­ля­лась, по­пер­хнув­шись, но ка­кое-то ко­личес­тво все же по­пало по наз­на­чению. Пов­то­рив про­цеду­ру, ста­рик удов­летво­рен­но кив­нул, за­тем нап­ра­вил­ся в дру­гой ко­нец ком­на­ты.

Пред­став­шее его гла­зам зре­лище зас­та­вило его улыб­нуть­ся, ибо гроз­ный зах­ватчик спо­кой­но спал, прис­ло­нив­шись к сте­не и при­дер­жи­вая за пле­чо сво­его плен­ни­ка, ко­торый так­же мир­но по­сапы­вал, при­жав­шись к не­му, как к близ­ко­му и род­но­му че­лове­ку. Приб­ли­зив­шись, Мер­лин ос­то­рож­но кос­нулся тон­кой лу­чин­кой не­защи­щен­но­го учас­тка ру­ки во­ина, пре­дус­мотри­тель­но дер­жась на рас­сто­янии и чуть-чуть в сто­роне. Не по­лучив ни­какой ре­ак­ции, он ос­то­рож­но ос­во­бодил Ашо­та из рук зах­ватчи­ка и пе­ренес на его тю­фяк у вхо­да в ком­на­ту. Пос­ле че­го по­гасил огонь и вы­шел, ти­хо зак­рыв за со­бой дверь.

Глава 13. Радостная встреча

Оп­ти­мис­тичное чи­риканье во­робь­ев где-то под кры­шей, теп­лый сол­нечный лу­чик, у­ют­но прис­тро­ив­ший­ся на ще­ке… При­ят­ное нес­пешное на­чало дня. Эй­прил улыб­ну­лась, не от­кры­вая глаз, и ле­ниво по­тяну­лась. Под­ни­мать­ся не хо­телось, и де­вуш­ка поз­во­лила се­бе не­час­тую рос­кошь еще нем­но­го по­нежить­ся в пос­те­ли. До­ма нап­ря­жен­ный гра­фик ра­боты очень и очень ред­ко поз­во­лял вот так рас­сла­бить­ся, здесь же без осо­бой не­об­хо­димос­ти вов­се не обя­затель­но под­ни­мать­ся чуть свет. Од­но из нем­но­гих пре­иму­ществ по­ложе­ния.

Как на­роч­но, при­ят­ную гар­мо­нию нес­пешно­го про­буж­де­ния на­руши­ло пос­то­рон­нее вме­шатель­ство. Кто-то нас­той­чи­во пот­ряс де­вуш­ку за ру­ку, за­тем не­силь­но пох­ло­пал по ще­кам. Гре­та? Дол­жно быть, Эй­прил сно­ва прос­па­ла зав­трак, и юная гор­ничная яви­лась на­пом­нить об этом. Но нет, слу­жан­ка не поз­во­лила бы се­бе та­кую воль­ность по от­но­шению к гос­по­же.

Эй­прил от­кры­ла гла­за и встре­тилась взгля­дом с вни­матель­ны­ми свет­ло-се­рыми гла­зами Мер­ли­на. Вот уж ко­го она в пос­леднюю оче­редь ожи­дала уви­деть! От­ку­да? Как?.. Удив­ленно зах­ло­пав рес­ни­цами, де­вуш­ка при­под­ня­лась, и рез­кий укол в пра­вой ру­ке на­пом­нил ей обо всем. Под­ста­ва, зак­лю­чение в ка­мере, ло­вуш­ка со зме­ями… Но как она по­пала сю­да (за­литая сол­нцем не­боль­шая ком­натка ка­залась со­вер­шенно нез­на­комой), Эй­прил не зна­ла.

- Не то­ропи­тесь вста­вать, ле­ди, - на за­пястье лег­ла су­хая мор­щи­нис­тая ру­ка. - Как вы се­бя чувс­тву­ете?

Нем­но­го рас­те­рян­но де­вуш­ка прис­лу­шалась к ощу­щени­ям в те­ле. Вро­де бы ни­чего осо­бен­но­го, раз­ве что лег­кое го­ловок­ру­жение от рез­кой сме­ны по­зы, по­чему-то не спе­шащее про­ходить, да пер­ше­ние в но­су и гор­ле, слов­но от прос­ту­ды или ед­ко­го ды­ма, хо­тя и не наб­лю­да­ет­ся ни то­го, ни дру­гого.

- Неп­ло­хо, - де­вуш­ка ос­то­рож­но при­под­ня­лась на лок­тях и се­ла. За­тем нап­ря­жен­но нах­му­рилась, при­поми­ная. - Но как я по­пала сю­да? Ме­ня ужа­лила змея, а даль­ше… я ни­чего не пом­ню.

- Вас при­нес сю­да ваш спут­ник, - Мер­лин кив­нул ку­да-то в сто­рону. - А я, в свою оче­редь, по­мог вам одо­леть не­дуг. С божь­ей по­мощью это уда­лось.

- Бла­года­рю вас… - про­шеп­та­ла Эй­прил, на гла­за ее на­вер­ну­лись сле­зы. За­тем, что-то при­поми­ная, ог­ля­делась. Спут­ник… Мер­лин на­вер­ня­ка го­ворил о Шре­дере. Она прек­расно пом­ни­ла, что нин­дзя не до­верял ста­рому вол­шебни­ку, а в пос­леднее вре­мя по не­понят­ным при­чинам и вов­се за­та­ил на не­го зло­бу. Од­на­ко же смог пре­одо­леть свои по­доз­ре­ния, что­бы спас­ти ее. Где же он?

Взгляд сколь­зил по сте­нам, не за­дер­жи­ва­ясь на нез­на­комых пред­ме­тах об­ста­нов­ки. На гла­за по­пал­ся маль­чиш­ка Ашот, ви­димо, пот­ре­вожен­ный раз­го­вором и про­тира­ющий гла­за, но Эй­прил не об­ра­тила на не­го ни­како­го вни­мания. Мер­лин прос­ле­дил нап­равле­ние ее взгля­да и мол­ча ука­зал в сто­рону даль­ней сте­ны.

В пер­вый мо­мент Эй­прил не по­вери­ла сво­им гла­зам. Что­бы не­довер­чи­вый нин­дзя не­ос­то­рож­но зас­нул в до­ме че­лове­ка, ко­торо­го счи­тал вра­гом? Та­кого прос­то не мо­жет быть! Или же… это не сон?

- С ним все в по­ряд­ке, ле­ди, - пос­пе­шил ус­по­ко­ить ее Мер­лин, за­метив, как рез­ко из­ме­нилось вы­раже­ние ее ли­ца. – Я вы­нуж­ден был усы­пить его, да­бы обе­зопа­сить маль­чи­ка. Ваш спут­ник был край­не враж­дебно нас­тро­ен и вряд ли бы прис­лу­шал­ся к го­лосу рас­судка, – при этих сло­вах Эй­прил сог­ласно кив­ну­ла. – К то­му же, - Мер­лин ус­мехнул­ся, - вам всем не по­мешал хо­роший от­дых пос­ле тре­вож­ной но­чи.

Тем вре­менем, пот­ре­вожен­ный раз­го­вором, спя­щий по­шеве­лил­ся и не­лов­ко по­пытал­ся про­тереть гла­за, ед­ва не рас­ца­рапав ли­цо лез­ви­ем на­ладон­ни­ка. Пос­пешно от­дернув ру­ку, нин­дзя рез­ко сел, оша­раше­но ог­ля­дыва­ясь, ви­димо, то­же не уз­на­вая об­ста­нов­ки. Один взгляд на Мер­ли­на, од­на­ко, про­яс­нил все.

- Ка­кого чер­та?.. Прок­ля­тый ста­рик, ты сно­ва об­ма­нул ме­ня… – не до­гово­рив, Шре­дер вско­чил с лав­ки и вып­ря­мил­ся, слег­ка по­кач­нувшись (дей­ствие снот­ворно­го зелья еще не до кон­ца прош­ло), за­тем быс­трым ша­гом, ста­ра­ясь не хро­мать, нап­ра­вил­ся в сто­рону обид­чи­ка. На­мере­ния в от­но­шении пос­ледне­го сом­не­ний не вы­зыва­ли.

- Шре­дер, по­дож­ди, - ок­ликну­ла его Эй­прил, но тот да­же не ог­ля­нул­ся, не от­во­дя взгля­да от Мер­ли­на. Тог­да де­вуш­ка то­роп­ли­во под­ня­лась и шаг­ну­ла ему навс­тре­чу, в по­пыт­ке пре­дот­вра­тить ссо­ру, хо­тя и без осо­бой на­деж­ды – она-то хо­рошо зна­ла, нас­коль­ко уп­ря­мым мо­жет быть нин­дзя.

От рез­ко­го дви­жения ком­на­та поп­лы­ла пе­ред гла­зами – де­вуш­ку шат­ну­ло. По­рав­нявшись с ней, Шре­дер поч­ти не гля­дя пе­рех­ва­тил ее ру­ку чуть вы­ше лок­тя, по­могая удер­жать рав­но­весие. И ос­та­новил­ся, свер­ля злоб­ным взгля­дом ста­рого вол­шебни­ка, ко­торый, поль­зу­ясь за­мин­кой, пре­дус­мотри­тель­но от­сту­пил на нес­коль­ко ша­гов на­зад.

- Что ты с ней сде­лал? – гнев­но спро­сил он, нас­то­рожен­но ко­сясь на Эй­прил, уце­пив­шу­юся за его ру­ку.

- Вы­пол­нил ус­ло­вия на­шего до­гово­ра и спас ей жизнь, ес­ли вы не за­мети­ли, - Мер­лин чуть нас­мешли­во улыб­нулся.

- А по­чему на но­гах не дер­жится? – нин­дзя пред­по­чел умол­чать, что по­нача­лу ощу­щал неч­то по­доб­ное – на­вер­ня­ка пос­ледс­твия то­го мер­зо­пакос­тно­го ды­ма. – Дей­ствие тво­ей от­ра­вы?

- Она со­вер­шенно без­вред­на, и эта вре­мен­ная сла­бость ско­ро прой­дет, - воз­ра­зил Мер­лин. – В про­тив­ном слу­чае она мог­ла нав­ре­дить мо­ему маль­чи­ку, - он пот­ре­пал по во­лосам по­дошед­ше­го Ашо­та.

- И то лад­но, - бур­кнул нин­дзя. Ар­гу­мент по­казал­ся ему убе­дитель­ным, вот толь­ко бла­года­рить ста­рого прох­воста за по­мощь не хо­телось со­вер­шенно – хо­тя вро­де бы и сле­дова­ло. Про­вел его, как маль­чиш­ку, - и в ко­торый раз! Пусть бу­дет до­волен, что спас свою шку­ру… и па­цанен­ка то­же. По­дав­ляя ми­нут­ную не­лов­кость, он ото­шел к ок­ну, ти­па раз­ве­дать, что про­ис­хо­дит на ули­це. Эй­прил же, не об­ре­менен­ная по­доб­ны­ми пе­режи­вани­ями, еще раз го­рячо поб­ла­года­рила ста­рого вол­шебни­ка за по­мощь. Тот лишь кив­нул в от­вет.

- Возь­му на се­бя дер­зость по­ин­те­ресо­вать­ся, что вы те­перь на­мере­ва­етесь де­лать, сэр Шре­дер? – об­ра­тил­ся он к нин­дзя.

- Те­бе-то что за де­ло? – с по­доз­ре­ни­ем со­щурил­ся тот, обо­рачи­ва­ясь к со­бесед­ни­ку.

- Шре­дер, пе­рес­тань, - сер­ди­то пе­реби­ла его Эй­прил. – Вов­се не обя­затель­но быть неб­ла­годар­ным… Мы хо­тели бы по­кинуть го­род, - об­ра­тилась она уже к Мер­ли­ну, - но как это сде­лать? Нас на­вер­ня­ка уже ищут.

Де­вуш­ка с сом­не­ни­ем ог­ля­нулась на ок­но. Бы­ло уже свет­ло, но по­ка что по­доз­ри­тель­ных зву­ков с ули­цы не до­носи­лось. Впро­чем, это ни о чем не го­ворит. Их по­бег не мог ос­тать­ся не­заме­чен­ным.

- Вы оши­ба­етесь, ле­ди, - обод­ря­юще улыб­нулся вол­шебник. – Не­объ­яс­ни­мое ис­чезно­вение из за­пер­той ка­меры до смер­ти на­пуга­ло стра­жу и окон­ча­тель­но уве­рило всех в ва­ших кол­дов­ских спо­соб­ностях.

Шре­дер лишь през­ри­тель­но фыр­кнул.

- А как же змеи? – не удер­жался он от яз­ви­тель­ной реп­ли­ки. – Они – то­же ре­зуль­тат на­шего кол­довс­тва. Ну ко­неч­но… Один воп­рос: на фи­га?

- Че­ловек Лан­се­лота уб­рал их из ка­меры поз­днее, за­метая сле­ды, - спо­кой­но от­ве­тил Мер­лин. – Ва­ша ги­бель дол­жна бы­ла стать не­объ­яс­ни­мой – свер­ше­ни­ем во­ли Гос­подней. Чу­дом. И оно свер­ши­лось, - ста­рик до­воль­но улыб­нулся. – Прав­да, не так, как они рас­счи­тыва­ли. Во­ис­ти­ну не­ис­по­веди­мы пу­ти Гос­подни!

- Од­на­ко в го­роде вам по­яв­лять­ся нель­зя – по край­ней ме­ре, в ва­шем при­выч­ном ви­де, - про­дол­жал он. – Страх по­рой тол­ка­ет лю­дей на без­рассуд­ные и жес­то­кие пос­тупки. Бо­юсь, вам вновь не обой­тись без по­мощи, - он хит­ро по­косил­ся на Шре­дера, но тот не под­дался на про­вока­цию.

- Да, да, вы пра­вы, - ожи­вилась Эй­прил. – Мы дей­стви­тель­но хо­тели бы по­кинуть го­род, но пу­тешес­твие пред­сто­ит дол­гое…

Она зап­ну­лась, не зная, сто­ит ли про­дол­жать, но ре­шила рис­кнуть. Кро­ме Мер­ли­на, им прос­то не­кому по­мочь.

- Мы хо­тели бы вер­нуть­ся в наш мир, - на­конец ре­шилась она. – Он на­ходит­ся очень да­леко от­сю­да, и без ва­шей по­мощи мы не смо­жем доб­рать­ся ту­да.

Шре­дер в не­до­уме­нии ог­ля­нул­ся на де­вуш­ку. Она что, сош­ла с ума? – до­верять ста­рому мер­завцу их тай­ну? Он уже со­бирал­ся бы­ло оп­ро­вер­гнуть ее сло­ва, сос­лавшись на по­мут­не­ние соз­на­ния, но Мер­ли­на по­чему-то сов­сем не сму­тила не­ожи­дан­ная но­вость.

- Так зна­чит, вы при­над­ле­жите дру­гому ми­ру, - за­дум­чи­во пов­то­рил он сло­ва Эй­прил. – Я чувс­тво­вал это. Тог­да вам тем бо­лее на­до как мож­но ско­рее по­кинуть наш мир. Вы – чу­жие здесь и гу­битель­но на не­го дей­ству­ете.

- Имен­но это и пы­тались сде­лать ва­ши трус­ли­вые уб­людки, по ошиб­ке име­ну­емые во­ина­ми, - гру­бо пе­ребил ста­рика Шре­дер. – Ви­жу, вы со­бира­етесь ему в этом по­мочь…

Он уг­ро­жа­юще нап­рягся, го­товый на­пасть или от­ра­зить на­паде­ние. Эй­прил по­ложи­ла ему ру­ку на пле­чо, пы­та­ясь ус­по­ко­ить, но тщет­но – во­ин да­же не за­метил это­го жес­та. Мер­лин же снис­хо­дитель­но улыб­нулся.

- О нет, вы оши­ба­етесь, сэр Шре­дер, - воз­ра­зил он. – Ес­ли бы я хо­тел из­ба­вить­ся от вас, я бы сде­лал это ра­нее, ког­да вы по­пали в ло­вуш­ку.

- Ко­торую вы и подс­тро­или, вмес­те с этим под­ле­цом Ке­ем, - сно­ва гру­бо пе­ребил его нин­дзя. – Ведь ты же по­мог ему схва­тить ме­ня, ска­жешь, нет?..

Эй­прил удив­ленно под­ня­ла бро­ви – это она слы­шала впер­вые. Она воп­ро­ситель­но пос­мотре­ла на вол­шебни­ка.

- Да, вер­но, по­мог, - не­воз­му­тимо кив­нул тот, за­тем прис­таль­но пос­мотрел в гла­за нин­дзя. – Ра­ди ва­шего же бла­га… Раз­ве вы сда­лись бы Кею с прис­пешни­ками без боя?

Шре­дер да­же не стал от­ве­чать на та­кой не­лепый воп­рос.

- И они на­вер­ня­ка уби­ли или по­кале­чили бы вас, - про­дол­жил Мер­лин с той же не­поко­леби­мой уве­рен­ностью. – Кто бы по­забо­тил­ся тог­да о ва­шей ле­ди?

Нин­дзя скеп­ти­чес­ки ус­мехнул­ся, всем ви­дом вы­ражая не­верие в та­кую воз­можность, но ни­чего не ска­зал.

- Ключ, - не­ожи­дан­но вспом­ни­ла Эй­прил. – Это ведь вы пе­реда­ли нам ключ от кан­да­лов?

Вол­шебник сог­ласно кив­нул.

- Да­леко не всег­да при­говор су­да бы­ва­ет оп­равдан, - до­бавил он, по­мол­чав. – Ко­неч­но, ве­ликий грех – усом­нить­ся в во­ле по­вели­теля, но иног­да сто­ит взять его на се­бя, да­бы не дать свер­шить­ся нес­пра­вед­ли­вос­ти и при­ум­но­жить­ся злу.

- Вот ви­дишь, - де­вуш­ка тор­жес­тву­юще взгля­нула на не­го. – Я же го­вори­ла те­бе, что он не враг нам. Мо­жет, вы по­може­те нам вер­нуть­ся? – с роб­кой на­деж­дой об­ра­тилась она к Мер­ли­ну, за­тем, схва­тив его ру­ку, опус­ти­лась на ко­лени. – По­жалуй­ста…

При ви­де этой сце­ны нин­дзя скри­вил­ся, слов­но от зуб­ной бо­ли, и от­вернул­ся, но вме­шивать­ся не стал. Вдруг и вправ­ду по­может. В край­нем слу­чае, ес­ли вол­шба ста­рика не по­может (а в сверхъ­ес­тес­твен­ное он не ве­рил ни­ког­да), жизнь ко­ролев­ско­го ку­дес­ни­ка дол­жна иметь ка­кую-то це­ну для его гос­по­дина. И, зах­ва­тив в плен ста­рика, мож­но бу­дет вы­тор­го­вать что-то су­щес­твен­ное, нап­ри­мер, сво­бод­ный про­езд до гра­ницы ко­ролевс­тва. А мо­жет, и еще что. Нин­дзя пос­пешно отог­нал неп­ри­ят­ное вос­по­мина­ние о прош­лой не­уда­че. Те­перь-то он бу­дет на­чеку.

- К со­жале­нию, я не все­могущ, - вздох­нул Мер­лин. – Но по­пытать­ся мо­гу. Воз­можно, мне удас­тся ус­та­новить связь с ва­шим ми­ром. Дай­те мне ру­ку, ле­ди. Мне пот­ре­бу­ет­ся кап­ля ва­шей кро­ви для уп­рочне­ния этой свя­зи.

Эй­прил по­кор­но про­тяну­ла ему ла­донь. Вол­шебник из­влек тол­стую иг­лу из од­но­го из мно­гочис­ленных ящич­ков тя­жело­го шка­фа, быс­тро уко­лол ей па­лец, соб­рал в стек­лянную кол­бу нес­коль­ко ка­пель кро­ви. За­тем про­тянул де­вуш­ке чис­тую тря­пицу и ото­шел к сто­лу, по­пут­но прих­ва­тив из пос­тавца нес­коль­ко про­бирок с жид­костя­ми раз­ных цве­тов. Нин­дзя хму­ро наб­лю­дал за этой сце­ной, про­ис­хо­дящее ему все боль­ше не нра­вилось, но вме­шивать­ся не спе­шил.

- Что­бы ус­пешно вос­ста­новить гра­ницу ми­ров, не­об­хо­димо, что­бы ни один пред­мет из на­шего ми­ра не по­пал в ваш и на­обо­рот, - не­ожи­дан­но обер­нулся вол­шебник к Эй­прил. – При­пом­ни­те, по­жалуй­ста, ле­ди, бы­ло ли при вас что-ли­бо, по­мимо вот это­го, - он про­тянул де­вуш­ке узе­лок. Раз­вя­зав его, она уви­дела в нем средс­тва свя­зи – свое и спут­ни­ка (пер­вое в весь­ма по­коцан­ном ви­де).

- Моя одеж­да, - вспом­ни­ла Эй­прил. – Но она ос­та­лась в по­ко­ях, где мы жи­ли…

Она рас­те­рян­но за­мол­ча­ла. Ежу по­нят­но, что до­быть ком­би­незон из ох­ра­ня­емых (те­перь уж на­вер­ня­ка) ком­нат не­воз­можно. И что те­перь?..

- В та­ком слу­чае вам не сто­ит бес­по­ко­ить­ся, - уве­рил ее Мер­лин. – Все ва­ши лич­ные ве­щи бы­ли кон­фиско­ваны и пре­даны очис­ти­тель­но­му ог­ню.

Эй­прил эта но­вость вов­се не по­каза­лась ус­по­ка­ива­ющей. Что же по­луча­ет­ся, со­вер­шать пу­тешес­твие во вре­мени в ниж­нем белье, да­бы это прок­ля­тое платье не по­меша­ло пе­реме­щению? Кто-то (она бро­сила сер­ди­тый взгляд на нин­дзя) на­вер­ня­ка бу­дет толь­ко рад.

- Вам сле­ду­ет про­делать то же са­мое по при­бытии как мож­но ско­рее, - про­дол­жил вол­шебник. – В те­чении бли­жай­ших су­ток.

Де­вуш­ка об­легчен­но вы­дох­ну­ла. И толь­ко-то? Что же он не ска­зал сра­зу? Ох уж, эти ку­дес­ни­ки и про­чие па­фос­ные лич­ности, соз­да­ют проб­ле­му на ров­ном мес­те!

Тем вре­менем Мер­лин ус­та­новил на вы­соком тре­нож­ни­ке боль­шой хрус­таль­ный шар та­ким об­ра­зом, что­бы сол­нечные лу­чи, про­ника­ющие в про­тиво­полож­ные ок­на, пе­ресе­кались в нем, а пе­ред ша­ром, ку­да па­дал от­ра­жен­ный свет, ус­та­новил кол­бу с ре­зуль­та­том сво­их «эк­спе­римен­тов». За­тем дос­тал с вер­хней пол­ки тя­желую кни­гу в де­ревян­ном пе­реп­ле­те с же­лез­ны­ми угол­ка­ми, ус­та­новил на спе­ци­аль­ной ви­той под­став­ке и на­чал нес­пешно пе­релис­ты­вать стра­ницы.

- По­дой­ди­те поб­ли­же, - ве­лел он, на­конец най­дя нуж­ное мес­то. – Я не мо­гу ру­чать­ся, что су­мею ус­та­новить связь с ва­шим ми­ром на дли­тель­ное вре­мя. Но, - ста­рик хит­ро улыб­нулся и под­мигнул Эй­прил (тут-то она по­няла, ко­го он ей на­поми­нал. Мас­те­ра Сплин­те­ра! Де­лить­ся этим от­кры­ти­ем со Шре­дером, она, ес­тес­твен­но, не ста­ла) – мне по­могут ва­ши друзья, ко­торые на­вер­ня­ка вас ищут… и на­конец смо­гут най­ти.

Он на­рас­пев про­читал нес­коль­ко стро­чек зак­ли­нания на не­из­вес­тном ни­кому язы­ке, и по его сиг­на­лу Ашот под­бро­сил в пла­мя ще­поть тем­но-бу­рого по­рош­ка из лар­ца. Нин­дзя неп­ро­из­воль­но за­дер­жал ды­хание, ожи­дая под­во­ха, по­доб­но­го не­дав­не­му. Но на этот раз ни­чего по­доз­ри­тель­но­го не про­изош­ло, лишь в пе­рек­рестии сол­нечных лу­чей, от­ра­жен­ных в кол­бе, ро­дил­ся при­чуд­ли­вой фор­мы «сол­нечный зай­чик». Края его дро­жали и слов­но пла­вились, а че­рез нес­коль­ко се­кунд он по­менял цвет, уве­личил­ся в раз­ме­рах и прев­ра­тил­ся в хо­рошо зна­комое го­лубое фос­фо­рес­ци­ру­ющее ок­но пе­ремес­ти­теля…


***


- Поп­ро­бую еще раз, - вздох­нул До­нател­ло, в оче­ред­ной раз ак­ти­визи­руя нез­на­комую ему ма­шину. Из-за по­лицей­ско­го оцеп­ле­ния, спро­воци­рован­но­го не­дав­ней схват­кой в этом са­мом за­ле, изу­чить ма­шину на до­суге не уда­лось. Ко­неч­но, сво­бод­ное вре­мя бы­ло ис­поль­зо­вано, что­бы изу­чить при­чуд­ли­вый код вре­мени и мес­та наз­на­чения, но и в их точ­ности изоб­ре­татель не был уве­рен.

Да и в чем мож­но быть уве­рен­ным с эти­ми прок­ля­тыми иноп­ла­нет­ны­ми тех­но­логи­ями и ма­тери­ала­ми, ес­ли да­же пос­тро­ен­ная по об­разцу име­юще­гося на Тех­нодро­ме пе­ремес­ти­теля своя гру­бая ко­пия ра­бота­ла лишь на чес­тном сло­ве. А по­мочь в ис­сле­дова­ни­ях не­кому. Из всех оби­тате­лей Зем­ли (по­мимо ка­нув­ше­го в Ле­ту вре­мен) раз­ве что Кренг мог бы ра­зоб­рать­ся в этой чер­товщи­не, но не его же, в са­мом де­ле, про­сить? Ре­бята счи­та­ют его ге­ни­ем, и зва­ние на­до оп­равды­вать. Кто бы знал, как это неп­росто…

- Ты дол­го еще? – заг­ля­нул че­рез пле­чо не­тер­пе­ливый Ми­келан­дже­ло. – Нас в лю­бой мо­мент мо­гу за­сечь.

Изоб­ре­татель мед­ленно вы­дох­нул, ус­по­ка­ивая нер­вы. Ко­неч­но же, брат прав, и ос­ве­щен­ные ок­на му­зея в ве­чер­нее вре­мя в лю­бой мо­мент мо­гут прив­лечь чу­жое праз­дное вни­мание, чре­ватое оче­ред­ным вы­зовом по­лиции. Что бы­ло бы сов­сем нек­ста­ти. Но и спе­шить в та­ком де­ликат­ном де­ле нель­зя.

- Не го­вори под ру­ку, - бур­кнул он, вни­матель­но всмат­ри­ва­ясь в таб­ло и по од­но­му вво­дя сим­во­лы. – Ма­лей­шая ошиб­ка – и все при­дет­ся на­чинать сна­чала. А мы и так по­теря­ли не­мало вре­мени. Да­же слиш­ком мно­го. Ос­та­ет­ся лишь на­де­ять­ся, что они еще жи­вы…

- ОНИ? – нах­му­рил­ся Ра­фа­эль. – Толь­ко не го­вори мне, что пе­режи­ва­ешь за эту жес­тянку. Я-то точ­но мо­гу ска­зать: ту­да и до­рога!

Изоб­ре­татель тя­жело вздох­нул. Как объ­яс­нить го­ряче­му и не­тер­пе­ливо­му бра­ту его заб­лужде­ние? (от ко­торо­го и сам лишь не­дав­но и с тру­дом ос­во­бодил­ся). Но все же ре­шил поп­ро­бовать. Раз уж он сам по­нял, то и брат не без­на­дежен… мо­жет быть.

- Лю­ди в это вре­мя бы­ли очень су­евер­ны и враж­дебно нас­тро­ены к не­похо­жим на се­бя… - на­чал он.

- Уди­вил! – тут же от­ре­аги­ровал Раф. – Они и сей­час не слиш­ком из­ме­нились.

- По от­но­шению к му­тан­там – да. А я го­ворю о та­ких же лю­дях – но толь­ко, нап­ри­мер, с дру­гим цве­том ко­жи , - тер­пе­ливо по­яс­нил До­нател­ло. – Эй­прил бу­дет очень не­лег­ко за­терять­ся сре­ди них, и это очень опас­но. Есть ми­зер­ная на­деж­да, что Шре­дер сох­ра­нил в се­бе хоть что-то че­лове­чес­кое и по­может ей – все же там они то­вари­щи по нес­частью. Од­ной ей там прос­то не вы­жить.

Ра­фа­эль през­ри­тель­но фыр­кнул, всем ви­дом вы­ражая не­дове­рие к та­кой бре­довой вер­сии.

- Сог­ла­сен, на­деж­да сла­бая, - сог­ла­сил­ся изоб­ре­татель. – Но луч­ше что-то, чем ни­чего. И я хо­чу ве­рить в это. Ра­ди Эй­прил.

Тем­пе­рамен­тный брат сер­ди­то нах­му­рил­ся, но про­мол­чал. Ес­ли толь­ко ра­ди Эй­прил…

- А те­перь не сби­вай­те ме­ня, - че­репаш­ка сно­ва по­вер­нулся к таб­ло. – Шан­сы и так ми­нималь­ные. Без точ­ных ко­ор­ди­нат мы мо­жем ис­кать их це­лую вечн…

Он не до­гово­рил, пос­пешно от­дернув ру­ку от кла­ви­ату­ры. Не­ожи­дан­ный удар ста­тичес­ко­го элек­три­чес­тва сбил его с мыс­ли. Пе­ремес­ти­тель с гу­дени­ем вклю­чил­ся, хо­тя бы­ли вве­дены еще не все дан­ные. Изоб­ре­татель да­же не ус­пел пред­по­ложить, чем все это обер­нется, как из све­тяще­гося ок­на по­яви­лись двое – как раз те, ко­го они уже поч­ти от­ча­ялись най­ти. На вид утом­ленные и пот­ре­пан­ные, в ди­ковин­ной одеж­де (пос­леднее, прав­да, боль­ше ка­салось Эй­прил), но, к счастью, впол­не жи­вые и поч­ти что нев­ре­димые. Впро­чем, от­но­ситель­но вто­рого при­шель­ца это за­меча­ние бы­ло ма­лоп­ри­ем­ле­мо.

- Вот-те раз, ко­го не жда­ли, - ус­мехнул­ся Раф, вых­ва­тив из-за по­яса саи и при­нимая бо­евую стой­ку. – Ты-то, при­ятель, ну­жен здесь мень­ше все­го. Вер­нулся бы, что ли, по-хо­роше­му?

Тем вре­менем Ле­онар­до оки­нул взгля­дом Эй­прил, и ли­цо его пом­рачне­ло, а трех­па­лые ла­дони креп­че стис­ну­ли ру­ко­яти ка­тан. По­мятое пыль­ное, а мес­та­ми и прос­то пор­ванное платье, рас­тре­пан­ные во­лосы, а глав­ное – за­бин­то­ван­ная ру­ка и след уда­ра на ще­ке. Нет, он не ожи­дал от вра­га джентль­мен­ско­го по­веде­ния, но под­ни­мать ру­ку на жен­щи­ну… Это слиш­ком низ­ко да­же для не­го.

- Нап­ро­тив, он очень да­же вов­ре­мя, - уг­рю­мо про­гово­рил он, де­лая шаг впе­ред. – По­ра пла­тить за свои прес­тупле­нию по ко­дек­су Бу­сидо. А ну-ка, от­пусти е…

И тут че­репаш­ка зап­нулся, не ве­ря сво­им гла­зам и ис­крен­не на­де­ясь, что ему при­виде­лось. По­нача­лу ли­деру зе­леной чет­верки по­каза­лось (а вер­нее все­го, так и бы­ло), что Шре­дер удер­жи­ва­ет Эй­прил си­лой, в ка­чес­тве жи­вого щи­та, как в прош­лый раз, как в пре­дыду­щие, не от­ва­жива­ясь всту­пить в чес­тный бой. Но толь­ко сей­час он рас­смот­рел, что все бы­ло сов­сем ина­че: Эй­прил дер­жа­ла за ру­ку Шре­дера, дер­жа­ла са­ма, не то­ропясь от­пускать и от­хо­дить в сто­рону.

- Где ему? – ух­мыль­нул­ся Ми­келан­дже­ло, по­удоб­нее пе­рех­ва­тывая нун­ча­ки и за­ходя с дру­гой сто­роны. В от­ли­чие от бра­та, к под­ру­ге он осо­бо не приг­ля­дывал­ся – не до это­го! – Раз­ве Кон­сер­вная бан­ка уме­ет драть­ся чес­тно? Толь­ко за жен­скую юб­ку пря­тать­ся!

Не об­ра­щая вни­мания на сло­ва бра­та, Ле­онар­до да­же смор­гнул, на­де­ясь, что ви­дение ис­чезнет. Это по­мог­ло – спус­тя мгно­вение кар­тинка из­ме­нилась. Че­репаш­ка не ви­дел, как нин­дзя, раз­до­садо­ван­ный под­колкой нас­мешни­ка, сам рез­ко от­тол­кнул Эй­прил в сто­рону и слег­ка нак­ло­нил­ся, го­товый бро­сить­ся на про­тив­ни­ка.

- Пос­то­ронись, - бро­сил он, не ог­ля­дыва­ясь и об­во­дя нап­ря­жен­ным взгля­дом че­репа­шек. – Кто-то здесь нап­ра­шива­ет­ся на хо­рошую треп­ку… и сей­час нап­ро­сит­ся.

Нин­дзя шаг­нул впе­ред, слег­ка по­мор­щившись: не­дав­няя трав­ма, рас­тре­вожен­ная не­ос­то­рож­ным прыж­ком, да­вала о се­бе знать, да и зелье прок­ля­того ста­рика нес­коль­ко на­руша­ло ко­ор­ди­нацию. Но это ме­лочи. Он об­вел взгля­дом про­тив­ни­ков, брав­ших его в коль­цо, и по-волчьи още­рил­ся под мас­кой. Все на од­но­го… поч­ти как тог­да. Ра­дос­тная встре­ча, что и го­ворить. И чер­тов­ски сво­ев­ре­мен­ная. Кто-то дол­жен за все от­ве­тить.

- Стой­те, - Эй­прил пос­пешно по­рав­ня­лась с ним и выс­ту­пила впе­ред, в на­деж­де ос­та­новить не­из­бежную схват­ку. – Не на­до!

- В сто­рону, Эй­прил, - крик­нул Ле­онар­до, пре­дос­те­рега­юще мах­нув ру­кой с за­жатой в ней ка­таной. – Дер­жись по­даль­ше, по­ка этот не­годяй сно­ва не схва­тил те­бя.

- Этот не­годяй спас мне жизнь! – воз­ра­зила Эй­прил. - Ос­тавь­те его в по­кое.

- Да уж за­мет­но, - хмык­нул пре­неб­ре­житель­но Ра­фа­эль. – Сле­ды этой… по­мощи на­лицо.

- Это не он! – гром­ко вос­клик­ну­ла де­вуш­ка, воз­му­щен­ная та­кой нес­пра­вед­ли­востью. – Как ты не по­нима­ешь?

Вмес­то от­ве­та че­репаш­ка по­жал пле­чами и не тро­нул­ся с мес­та, не сво­дя глаз с точ­но так же за­мер­ше­го не­под­вижно про­тив­ни­ка. Дол­гие дис­куссии не бы­ли его сти­хи­ей – не то, что хо­рошая дра­ка. По­хоже, что и Шре­дера это то­же ка­салось – пос­чи­тав зас­тупни­чес­тво Эй­прил уни­зитель­ным, он, креп­ко схва­тив ее за ру­ку, под­та­щил бли­же и, про­шипев что-то сквозь зу­бы (на­вер­ня­ка, ка­кую-то уг­ро­зу), сно­ва от­тол­кнул на­зад, на этот раз рез­че и гру­бее. Ну и пра­виль­но! Не­чего жен­щи­не вме­шивать­ся в спор нас­то­ящих муж­чин… ес­ли, ко­неч­но, враг зас­лу­жива­ет это­го лес­тно­го на­име­нова­ния.

С тру­дом удер­жавшись на но­гах, Эй­прил вып­ря­милась, с вол­не­ни­ем гля­дя на схо­дящих­ся про­тив­ни­ков. Ко­неч­но же, она по­нима­ла сво­их дру­зей и тре­вогу за нее, и ка­ких-ни­будь па­ру ме­сяцев на­зад пос­ле­дова­ла бы ра­зум­но­му со­вету, но сей­час… сей­час она с тре­вогой смот­ре­ла в спи­ну сво­его неп­ро­шен­но­го за­щит­ни­ка, злясь на его упер­тость и од­новре­мен­но вол­ну­ясь за не­го. Нем­но­го не­уве­рен­ные дви­жения его, не­замет­ные пос­то­рон­ним, не ос­та­лись не­заме­чен­ны­ми для нее – все же ра­нение и не­дав­няя сла­бость не мог­ли не ска­зать­ся. Но это не ос­та­новит Шре­дера, и он при­мет бой да­же в та­ких не­выгод­ных ус­ло­ви­ях. При­мет, чем бы это для не­го не обер­ну­лось… Эй­прил с неп­ри­язнью ог­ля­нулась на дру­зей, раз­дра­жен­ная их нес­по­соб­ностью мыс­лить ши­ре. Не­уже­ли обя­затель­но за­кан­чи­вать каж­дую встре­чу дра­кой?

Тем вре­менем нин­дзя за­метил, что его ок­ру­жа­ют все­го лишь трое вра­гов. Он ог­ля­нул­ся в по­ис­ках ос­тавше­гося и об­на­ружил пос­ледне­го воз­ле сис­те­мы уп­равле­ния пе­ремес­ти­телем. Ви­димо, до­моро­щен­ный изоб­ре­татель за­меш­кался, от­клю­чая сис­те­му, и вряд ли пос­пе­ет вов­ре­мя. Что ж, тем луч­ше: мень­ше на­рода – боль­ше кис­ло­рода.

С тре­вогой при­жав ла­донь к гу­бам Эй­прил сле­дила за схват­кой, не зная, за ко­го пе­режи­вать боль­ше. Впро­чем, она от­ме­тила, как нин­дзя до­воль­но лов­ко рас­швы­рял в сто­роны на­падав­ших на не­го Лео и Май­ка, вос­поль­зо­вав­шись за­меша­тель­ством пос­ледне­го, ухит­рившись при этом из­бе­жать серь­ез­ных ра­нений. Как ни стран­но, ни один из его про­тив­ни­ков то­же серь­ез­но не пос­тра­дал.

Но раз­мышлять об этом бы­ло не­ког­да. Кра­ем гла­за Эй­прил за­мети­ла дви­жение за спи­ной и обер­ну­лась. Как раз вов­ре­мя, что­бы за­метить, как До­нател­ло, за­меш­кавшись за па­нелью уп­равле­ния, вска­раб­кался на нее – и, от­тол­кнув­шись, прыг­нул, на хо­ду из­вле­кая из-за пан­ци­ря по­сох и за­махи­ва­ясь, что­бы сза­ди ог­лу­шить про­тив­ни­ка по го­лове или спи­не. Без раз­мышле­ний Эй­прил кач­ну­лась впе­ред, на­пере­рез. Че­репаш­ка что-то пре­дос­те­рега­юще крик­нул, пы­та­ясь из­ме­нить тра­ек­то­рию уда­ра или хо­тя бы смяг­чить его. Но инер­ция дви­жения ока­залась слиш­ком силь­ной, и де­вуш­ка, вскрик­нув, рух­ну­ла на пол, ин­стинктив­но схва­тив­шись за ушиб­ленное пле­чо. Ря­дом с ней не­лов­ко при­зем­лился ее не­воль­ный обид­чик. Ос­таль­ные, прив­ле­чен­ные не­ожи­дан­ным шу­мом, ог­ля­нулись.

Эй­прил с до­садой за­мети­ла, что Шре­дер не то­ропит­ся вос­поль­зо­вать­ся за­мин­кой и не­замет­но ус­коль­знуть. Прок­лятье! На­шел вре­мя вы­казы­вать бла­городс­тво. Де­вуш­ка мах­ну­ла ру­кой, при­зывая его ис­чезнуть, и поч­ти без­звуч­но, од­ни­ми гу­бами про­гово­рила: «Бе­ги, глу­пый!» И об­легчен­но вздох­ну­ла, уви­дев, как тем­ный си­лу­эт мет­нулся в сто­рону от­кры­того вен­ти­ляци­он­но­го лю­ка под по­тол­ком. Не по­вез­ло лишь ока­зав­ше­муся на пу­ти к спа­сению Ра­фа­элю: нин­дзя под­сечкой сбил его с ног и, пе­реку­выр­кнув­шись че­рез про­тив­ни­ка, воз­врат­ным дви­жени­ем от­швыр­нул в сто­рону па­нели уп­равле­ния. Этот ма­невр до­бавил шу­ма и от­влек вни­мание; ког­да же че­репаш­ки на­конец вспом­ни­ли про сво­его не­уло­вимо­го про­тив­ни­ка, его и след прос­тыл.

- Что на те­бя наш­ло, Эй­прил? – сер­ди­то про­вор­чал Ле­онар­до, по­давая Эй­прил ру­ку и по­могая де­вуш­ке под­нять­ся. – С че­го ты вдруг взду­мала зас­ту­пать­ся за это­го бан­ди­та, пос­ле все­го…

- Вот имен­но – пос­ле все­го, - Эй­прил сде­лала ак­цент на пос­ледних сло­вах. – Я же го­вори­ла, что он спас мне жизнь. И не еди­нож­ды. Од­но это уже сто­ит, что­бы хо­тя бы ува­жать его… а не наб­ра­сывать­ся всем ско­пом.

-Что-то не ве­рит­ся, - про­бор­мо­тал впол­го­лоса Ра­фа­эль, под­ни­ма­ясь и раз­ми­ная ушиб­ленное пле­чо. Он и преж­де не от­ли­чал­ся осо­бой тер­пи­мостью, и не­дав­нее па­дение (не без по­мощи прок­ля­того нин­дзя) не при­бави­ло хо­роше­го нас­тро­ения. – Та­кого прос­то не мо­жет быть. Шре­дого­ловый и бла­городс­тво – по­нятия не­сов­мести­мые.

- Ты мне не ве­ришь? – вски­нула на не­го гла­за Эй­прил, прон­зив прис­таль­ным взгля­дом. Не вы­дер­жав, тот от­вел гла­за, что-то бур­кнув про се­бя и от­хо­дя в сто­рону – по­ис­кать по­терян­ные при па­дении саи.

- Но как объ­яс­нить это? – Ле­онар­до ука­зал на за­бин­то­ван­ную ру­ку Эй­прил.

- Ра­бота та­мош­них ры­царей, - не­доволь­но отоз­ва­лась де­вуш­ка. Од­но сло­во «ры­царь» с не­кото­рых пор вы­зыва­ло неп­ри­ят­ные ас­со­ци­ации и зву­чало поч­ти как ру­гатель­ство.

- Ры­цари? – удив­ленно рас­ши­рил гла­за Майк. – Это те ры­цари, что сра­жа­ют­ся во имя Прек­расной Да­мы.

- Те са­мые, - с иро­ни­ей под­твер­ди­ла де­вуш­ка. – Ви­дел бы ты… На их фо­не да­же Шре­дер по­казал­ся бы те­бе ге­ро­ем. А вы на не­го…

- Мы хо­тели по­мочь те­бе, - нем­но­го сму­щен­но отоз­вался Дон, пря­ча по­сох за спи­ну. – Хо­тели те­бя спас­ти…

- Счи­тай­те, что уже спас­ли, - Эй­прил ус­та­ло вы­дох­ну­ла. – Мо­жет, за­кон­чим на этом?

Ко­неч­но, воп­ро­сы ос­та­вались, и не один, но Дон ре­шил не нас­та­ивать. Ос­таль­ные мол­ча сог­ла­сились – тем бо­лее, что на под­ня­тый шум вско­ре мог­ла сно­ва наг­ря­нуть по­лиция. Братья нап­ра­вились к вен­ти­ляции, где не так дав­но скрыл­ся из ви­ду их про­тив­ник. Дон под­са­дил Эй­прил, а Ле­онар­до по­мог ей вска­раб­кать­ся.

- И все-та­ки ты зря вме­шалась, - про­вор­чал Ра­фа­эль, зак­ры­вая за со­бой крыш­ку и де­лая лаз не­види­мым. – В ко­торый раз про­ходи­мец ухо­дит от рас­пла­ты.

- У вас еще бу­дет воз­можность вы­яс­нить с ним от­но­шения, - при­миря­юще отоз­ва­лась Эй­прил – а про се­бя с тре­вогой по­дума­ла, что воз­можность эта мо­жет пред­ста­вить­ся ско­рее, чем ожи­далось.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#10  Сообщение Чт 14 авг 2014 14:33 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 02 июл 2014 20:23
На счету: 530.00 баллов

Сообщения: 153
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 37 раз.
Просто замечательный рассказ (или роман, или повесть???). Достойное литературное произведение. Признаюсь, думал, что в конце между Шреддером и Эйприл случится если не свадьба, то как минимум совместное проживание под одной крышей). Думаю, вы нашли свой писательский стиль- нечто большее, чем просто описание приключений. Хочется назвать ваше произведение как Роман, распечатать его на бумаге, и поставить книгу на полку. А лет так через тридцать, ваше произведение будут читать дети в школе, вместо Войны и Мира).


За это сообщение автора Зритель поблагодарил:
Anny Shredder (Чт 14 авг 2014 14:34)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#11  Сообщение Чт 14 авг 2014 18:19 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Ну да, отношения будут... точнее, уже в наличии. И даже друзья Эйприл не в силах помешать этому.

Про "Войну и мир" позабавило, конечно :) но если где-то на равных, то будет очень приятно и лестно

Послесловие. Все только начинается...

Сме­на ча­совых по­ясов - од­на из ко­вар­ных ме­лочей, спо­соб­ных вы­бить ор­га­низм из рит­ма не ху­же лю­бого ви­руса. Эй­прил ус­пе­ла убе­дить­ся в этом во вре­мя не­час­тых во­яжей за гра­ницу и вот сно­ва стол­кну­лась с этой проб­ле­мой. Ес­ли в ры­цар­ской эпо­хе, от­ку­да ей на­конец пос­час­тли­вилось вер­нуть­ся, бы­ло ран­нее ут­ро, то на Нью-Й­орк над­ви­галась ночь. Вре­мя, са­мой при­родой пред­назна­чен­ное для от­ды­ха. Вот толь­ко те­ло, ус­певшее нас­тро­ить­ся на сов­сем иной ритм, в от­ды­хе этом сов­сем не нуж­да­лось; и уго­ворить се­бя ес­ли не ус­нуть, то хо­тя бы при­лечь (на­зав­тра пред­сто­ял труд­ный день и объ­яс­не­ния с на­чаль­ством – от­сутс­тво­вала ведь она, как ока­залось, це­лых две не­дели) ни­как не по­луча­лось. Ко­неч­но, зав­тра это не за­мед­лит ска­зать­ся… но толь­ко зав­тра. А сей­час…

Сей­час же де­вуш­ка, пе­ре­одев­шись в до­маш­нее и ак­ку­рат­но раз­ло­жив на сту­ле платье (из­рядно по­мятое и мес­та­ми пор­ванное, но все еще та­кое кра­сивое) по­любо­вать­ся в пос­ледний раз с клят­венным обе­щани­ем зав­тра же от не­го из­ба­вить­ся, как и обе­щала Мер­ли­ну, об­хо­дила квар­ти­ру из кон­ца в ко­нец, за­ново при­выкая к ней. Из-за дли­тель­но­го от­сутс­твия она ка­залась нез­на­комой и чу­жой, ма­лень­кой и в то же вре­мя пус­то­ватой. При дво­ре де­вуш­ка се­това­ла про се­бя по­тихонь­ку на не­воз­можность у­еди­нения, но сей­час, на­конец об­ре­тя, по­чему-то не об­ра­дова­лась ему.

С ви­димым тру­дом (вре­мени-то прош­ло сов­сем не­мало) Эй­прил при­пом­ни­ла, что Ир­ма, на па­ру с ко­торой они сни­мали квар­ти­ру, как раз на­кану­не пе­реме­щения съ­еха­ла в от­дель­ную, не ина­че как пы­та­ясь на­ладить весь­ма нес­та­биль­ную лич­ную жизнь. Под­ру­га да­же рас­ска­зыва­ла ей о сво­ем но­вом из­бран­ни­ке, но вспом­нить ни ли­ца, ни име­ни не уда­лось. Да это и не так важ­но. Есть на­деж­да, что это не оче­ред­ное по­добие Аль­фре­до, у ко­торо­го, по сло­вам са­мой же Ир­мы, «усы за­меня­ют моз­ги», - но на­деж­да сла­бая. Под­ру­га та еще мас­те­рица вы­бирать. Так же как и дей­ство­вать на нер­вы пос­то­ян­ной бол­товней.

Эй­прил вздох­ну­ла и зяб­ко об­хва­тила се­бя за пле­чи, слов­но пы­та­ясь сог­реть­ся, за­дум­чи­во гля­дя на лю­бимую кар­ти­ну с изоб­ра­жени­ем кош­ки. Ко­го она пы­та­ет­ся об­ма­нуть? Вов­се не бол­тушки Ир­мы ей не хва­та­ет сей­час. И да­же не при­яте­лей-че­репа­шек, с ко­торы­ми она пос­пе­шила рас­про­щать­ся сра­зу же по при­ходу до­мой. При­ят­но, ко­неч­но, ког­да о те­бе за­ботят­ся и бес­по­ко­ят­ся, но сей­час это по­чему-то раз­дра­жало. Ей не хва­тало ее не­воль­но­го по­пут­чи­ка во вре­мени, во­лей су­деб став­ше­го близ­ким. Не­воз­можно­го уп­рямца, су­мев­ше­го-та­ки по­корить ее сер­дце. Шре­дера… точ­нее, Са­ки (не­задол­го до от­бы­тия по нас­то­янию нин­дзя де­вуш­ка пы­талась при­вык­нуть на­зывать его нас­то­ящим име­нем. По­ка без ви­димо­го ус­пе­ха).

Ин­те­рес­но, где он сей­час? На­вер­ное, вер­нулся на Тех­нодром и сей­час ре­ша­ет за­дачу, пред­сто­ящую ей толь­ко на­ут­ро – объ­яс­ня­ет по­дель­ни­кам, где он про­падал все это вре­мя. Впро­чем, вряд ли это ста­нет для не­го проб­ле­мой. Ког­да они те­перь уви­дят­ся? И уви­дят­ся ли?..

Тут вни­мание де­вуш­ки прив­лек зна­комый зе­лено­ватый фур­гончик. И не­высо­кие при­земис­тые фи­гуры воз­ле не­го, так­же ка­жущи­еся по­доз­ри­тель­но зна­комы­ми и яв­но не спе­шащие ухо­дить. Прис­мотрев­шись, Эй­прил впол­го­лоса вы­руга­лась. Они что, тут но­чевать со­бира­ют­ся? Не­уже­ли этот ба­ламут Раф все-та­ки уго­ворил ос­таль­ных ох­ра­нять ее по­кой? Как не­доб­рой па­мяти ры­цари - свою ко­роле­ву. У нее есть свой ры­царь – нас­то­ящий, не­похо­жий на дву­лич­ных крес­то­нос­цев. И имен­но от не­го ее хо­тят ог­ра­дить? Ну, зав­тра она с ни­ми по­гово­рит…


***


Эй­прил не ошиб­лась – ав­то­ром идеи, по­казав­шей­ся бре­довой да­же его брать­ям, дей­стви­тель­но был Ра­фа­эль. Весь­ма у­яз­влен­ный оче­ред­ной не­уда­чей в схват­ке с не­уло­вимым про­тив­ни­ком, он объ­яс­нял свою нас­той­чи­вость бес­по­кой­ством за под­ру­гу: она же по­теря­ла пе­редат­чик при пе­реме­щении, и те­перь в слу­чае неп­ри­ят­ной не­ожи­дан­ности не смо­жет вов­ре­мя поз­вать их на по­мощь. Вот толь­ко, что имен­но мо­жет слу­чить­ся с Эй­прил, он по­яс­нить так и не смог. Ле­онар­до до­гады­вал­ся, ка­кая имен­но ве­ро­ят­ность не да­ет по­коя не­тер­пе­ливо­му бра­ту, но пос­вя­щать ос­таль­ных в свои до­гад­ки не стал. В кон­це кон­цов, Эй­прил впра­ве са­ма ре­шать, с кем ей дру­жить, с кем… встре­чать­ся.

- И что ты пред­ла­га­ешь? – не вы­дер­жал на­конец он. – Ка­ра­улить каж­дый ве­чер у ее подъ­ез­да? Ло­вить лю­бов­ни­ков, как рев­ни­вый муж? – Лео пос­та­рал­ся, что­бы эти сло­ва проз­ву­чали мак­си­маль­но смеш­но и не­лепо. Мо­жет, хоть так удас­тся дос­ту­чать­ся до уп­ря­мого бра­та? – Эй­прил бу­дет очень ра­да…

Ра­фа­эль нах­му­рил­ся, но ни­чего не от­ве­тил. Что-то по­доб­ное при­ходи­ло ему в го­лову, но те­перь, не пос­та­вив се­бя в смеш­ное по­ложе­ние, оз­ву­чить это не­воз­можно.

- Я толь­ко хо­тел как луч­ше, - уг­рю­мо бро­сил он, зак­ла­дывая паль­цы за по­яс­ной ре­мень и вып­рямля­ясь. – Хо­тел по­мочь… спас­ти, ес­ли по­надо­бит­ся.

- Мол­чал бы уж луч­ше, ве­ликий спа­сатель, - пе­ребил его Дон. – Мне страш­но пред­ста­вить, что бу­дет, ес­ли ты каж­дый раз бу­дешь ее ТАК спа­сать!

Ли­цо че­репаш­ки рез­ко по­тем­не­ло: не то от сты­да, не то от гне­ва. Ка­залось, он сей­час бро­сит­ся на бра­та с ку­лака­ми…

- Мож­но по­думать, ты луч­ше, - пе­ребил изоб­ре­тате­ля Лео, ос­та­нав­ли­вая ссо­ру. – Уже взрос­лые му­тан­ты, а ве­дете се­бя, как де­ти ма­лые.

- И что бу­дем де­лать? – хму­ро по­ин­те­ресо­вал­ся Ра­фа­эль. Прис­ты­жен­ный Дон про­мол­чал.

- Пе­реку­сим, - впол­не ожи­да­емо пред­ло­жил Майк. За­би­яка бро­сил на не­го унич­то­жа­ющий взгляд, но воз­ра­зить не ус­пел…

- А в кои-то ве­ки Майк прав, - не­ожи­дан­но под­держал млад­ше­го ли­дер. – Вре­мя уже поз­днее, и луч­ше все­го от­пра­вить­ся до­мой и хо­рошень­ко от­дохнуть. Да и Эй­прил это не по­меша­ет. Вряд ли что-то слу­чит­ся за од­ну ночь, а зав­тра Дон смас­те­рит ей но­вый пе­редат­чик.

- Лад­но, убе­дил, - не­хотя сог­ла­сил­ся Ра­фа­эль. – На­де­юсь, мы не по­жале­ем об этом.

- Будь спок, - ли­дер хлоп­нул бра­та по пле­чу и от­крыл двер­цу фур­го­на. – Эй­прил не ма­лень­кая де­воч­ка и зна­ет, что де­ла­ет. Да и… - он не­ожи­дан­но улыб­нулся, - мы ей все-та­ки друзья, а не нянь­ки.

Ког­да фур­гон отъ­ехал, из те­ни меж­ду ма­газин­чи­ками нес­лышно ма­тери­али­зова­лась рос­лая тем­ная фи­гура. Пос­мотрев вслед отъ­ехав­ше­му ав­то­моби­лю, наш­ла взгля­дом зна­комое ок­но и, удов­летво­рен­но кив­нув, сно­ва ис­чезла в тем­но­те меж мно­го­эта­жек.


***


По­наб­лю­дав ка­кое-то вре­мя за спо­ром дру­зей, Эй­прил до­сад­ли­во фыр­кну­ла и прош­ла на кух­ню пос­та­вить чай­ник. Да и пе­реку­сить не по­меша­ет. Вот толь­ко вряд ли пос­ле дли­тель­но­го от­сутс­твия в хо­лодиль­ни­ке най­дет­ся что-то съ­едоб­ное.

За­дум­чи­во прос­матри­вая поч­ти пус­тые пол­ки, де­вуш­ка не­весе­ло раз­мышля­ла о бу­дущем. Нет, не свя­зан­ном с ра­ботой: Берн, как обыч­но, по­вор­чит, по­руга­ет­ся, да тем все и за­кон­чится. Уви­ден­ная кар­ти­на про­буди­ла ус­нувшие бы­ло сом­не­ния и опа­сения. Как сло­жат­ся ее от­но­шения с нин­дзя-из­гнан­ни­ком те­перь, пос­ле воз­вра­щения? Его вра­ги – ее друзья, не раз спа­сав­шие ей жизнь. Их стрем­ле­ние ог­ра­дить го­род от прес­тупнос­ти и иноп­ла­нет­ных зах­ватчи­ков так по­нят­но… хоть и ка­жет­ся те­перь нем­но­го ре­бячес­ким. Как и же­лание Шре­дера этот го­род зах­ва­тить. Они всег­да бу­дут по раз­ные сто­роны бар­ри­кад, а она… что де­лать ей? Ко­го выб­рать? И смо­жет ли она выб­рать?..

От не­весе­лых мыс­лей ее от­влек нег­ромкий хло­пок из ком­на­ты, так, слов­но зак­ры­лась дверь… или ок­но. Вряд ли сто­ит опа­сать­ся до­муш­ни­ков – на пя­том-то эта­же, но все же…

Эй­прил шаг­ну­ла в двер­ной про­ем и зас­ты­ла на мес­те при ви­де тем­ной фи­гуры, зас­ло­нив­шей со­бой ок­но. И лишь че­рез се­кун­ду вы­дох­ну­ла, уз­нав поз­дне­го ви­зите­ра. Де­вуш­ка при­дир­чи­во оки­нула его взгля­дом и слег­ка по­мор­щи­лась при ви­де пор­ванной на гру­ди ту­ники и за­сох­ших бу­рова­тых пя­тен на ней – це­ны, зап­ла­чен­ной за ее спа­сение. Что-то не­похо­же, что­бы нин­дзя ус­пел на­ведать­ся в кре­пость. Где же тог­да его но­сило?..

- Ты? – удив­ленно вы­дох­ну­ла она, под­хо­дя бли­же и не­лов­ким дви­жени­ем поп­равляя сбив­ший­ся сза­ди ха­латик. – Но как?.. От­ку­да?

- От­ту­да, - нин­дзя кив­нул в сто­рону зак­ры­той створ­ки ок­на. За­тем до­бавил с ус­мешкой. – А те­бя сто­рожат, как нас­то­ящую прин­цессу. Уж не от ме­ня ли?

- Имен­но… - Эй­прил не­ожи­дан­но зап­ну­лась. – Но… ес­ли ты здесь, зна­чит…

Ее сер­дце на се­кун­ду ос­та­нови­лось при мыс­ли о том, что неп­ростой вы­бор, о ко­тором она раз­мышля­ла на­мед­ни, уже сде­лан за нее.

- Ни­чего не зна­чит, - пе­ребил ее Шре­дер, сра­зу до­гадав­шись по блед­но­му ви­ду де­вуш­ки, что ее тре­вожит, и сер­ди­то нах­му­рив­шись. Прок­ля­тые реп­ти­лии, да­же здесь нет от них по­коя! – Це­лы они. Вов­ре­мя со­об­ра­зили смо­тать­ся и не ис­пы­тывать мо­его тер­пе­ния. И да­же не за­мети­ли мо­его при­сутс­твия. Ку­да им до нас­то­яще­го мас­те­ра?

- Ви­жу, ты мне не ве­ришь, - не­уло­вимым дви­жени­ем нин­дзя из­влек от­ку­да-то из-за па­зухи из­рядно по­цара­пан­ный пе­редат­чик (тот са­мый). И на не­мой воп­рос яз­ви­тель­но по­ин­те­ресо­вал­ся: - Мне их сю­да поз­вать, что­бы ты убе­дилась? За­од­но и объ­яс­нишь им, что к че­му…

- Нет. Не на­до, - Эй­прил сму­щен­но от­ве­ла взгляд. – Прос­ти. Я до сих пор не мо­гу при­вык­нуть.

- А уж я тем бо­лее, - про­вор­чал Шре­дер, сно­ва уби­рая пе­редат­чик и уса­жива­ясь у сто­ла. – На­де­юсь, и не при­дет­ся. Лад­но, пусть жи­вут по­ка – се­год­ня я доб­рый.

При­выч­ным дви­жени­ем он снял с се­бя шлем и от­ста­вил на край сто­ла. Как там. Как до­ма…

- Толь­ко се­год­ня? – под­драз­ни­ла его Эй­прил, за­воро­жено наб­лю­дая за лов­ки­ми уве­рен­ны­ми дви­жени­ями из­бран­ни­ка.

- Ну… мо­жет, и зав­тра, - Шре­дер по­жал пле­чами. – Пос­мотрим.

- Ты не­ис­пра­вим, - улыб­нувшись, Эй­прил нак­ло­нилась и по­цело­вала его. – Но та­ким я те­бя и люб­лю. Прав­да.

- А это мы сей­час про­верим, - стре­митель­но раз­вернув­шись к ней, нин­дзя лов­ким дви­жени­ем пой­мал де­вуш­ку за за­пястья и уса­дил к се­бе на ко­лени. Ла­дони, креп­ко удер­жи­ва­ющие ее за по­яс­ни­цу, ка­залось, об­жи­гали сквозь тон­кую ткань ха­лати­ка. Взгляд вы­рази­тель­но сколь­знул по соб­лазни­тель­ным ок­руглос­тям фи­гуры, под­чер­кну­тым одеж­дой, за­тем ос­та­новил­ся на ли­це. В тем­ных гла­зах чи­тал­ся впол­не ожи­да­емый воп­рос. Ще­ки Эй­прил чуть за­мет­но по­розо­вели и, не в си­лах про­из­нести ни сло­ва, она лишь мол­ча кив­ну­ла, не от­во­дя глаз. Да, она сог­ласна. Все толь­ко на­чина­ет­ся. Здесь. Сей­час. Не­мед­ленно…

- По­годи ми­нут­ку, - она под­ня­лась и, по­дой­дя к ок­ну, за­дер­ну­ла за­навес­ки. Лег­кие, поч­ти не­весо­мые, они сох­ра­нят их тай­ну. За­тем по­вер­ну­лась и так же оце­нива­юще оки­нула взгля­дом его, не упус­кая из ви­ду ни од­ной де­тали.

- А те­бя не хва­тят­ся твои обал­дуи-со­об­щни­ки? – в го­лосе зву­чала лег­кая иро­ния.

- Пе­режи­вут, - нин­дзя под­нялся ей навс­тре­чу, по­пут­но от­цепляя и скла­дывая на стол на­ладон­ни­ки и на­ручи. – А те­бя – твои?

Эй­прил по­жала пле­чами и за­гадоч­но улыб­ну­лась. Ко­неч­но, она зна­ла, что се­год­ня ее ник­то не по­бес­по­ко­ит, но го­ворить об этом и до­бав­лять ему са­мо­уве­рен­ности не хо­телось.

- Зна­чит, я зря не на­чис­тил им их зе­леные фи­зи­оно­мии, - прит­ворно-не­доволь­но бур­кнул нин­дзя, от­ки­нув­шись на ди­ван­чик и при­тяги­вая де­вуш­ку к се­бе. – Что­бы не­повад­но бы­ло со­вать нос не в свое де­ло.

- На­де­юсь, у те­бя дол­го не бу­дет вре­мени ими за­нять­ся, - впол­го­лоса шеп­ну­ла Эй­прил. Гла­за ее в по­лум­ра­ке блес­те­ли нез­на­комым све­том.

- А это уже за­висит от те­бя, - ус­мехнул­ся нин­дзя и впил­ся в гу­бы де­вуш­ки уве­рен­ным ре­шитель­ным по­целу­ем. И не ос­та­лось ни­чего: ни гран­ди­оз­ных за­во­ева­тель­ных пла­нов, ни со­юз­ни­ков, ни вра­гов. Все они прек­расно мо­гут по­дож­дать до зав­тра. А на се­год­ня у по­вели­теля ми­ра дру­гие, бо­лее важ­ные пла­ны.

Конец.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#12  Сообщение Чт 14 авг 2014 18:56 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 02 июл 2014 20:23
На счету: 530.00 баллов

Сообщения: 153
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 37 раз.
Браво! Шампанское в студию, господа писатели).


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#13  Сообщение Пн 29 сен 2014 20:11 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
Браво, шедевр! Нет, честно, пока читала, даже ни разу и не вспомнила, что это фан-фикшен, а не исторический полноценный роман, читала как полноценную книгу. Настолько уверенно и грамотно преподнесено, со всеми историческими реалиями, любовному вниманию к деталям, отличным, не скучным сюжетом и ненадуманностью действия. Идет абсолютное погружение, вам бы и впрямь книги писать.
Тема Эйприл и Шреддера доставила, так интересно было за ними наблюдать, ведь по большому счету, это еще и отличный любовный роман. Правда четко не переступающего порог +18, но может это и правильно. К тому же финал призрачно так намекнул, что все-таки они люди взрослые и будет все по взрослому, но уже за кадром, так что ладно, таки и быть.
И пусть Шреддера странно видеть таким рыцарем, пусть и невольным, ну и пофиг, любовь и не такое с людьми делает..)
Действительно профессионально написанная вещь, мое почтение. :thumbsup:

_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Anny Shredder (Пн 29 сен 2014 21:18)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 13 ] 
   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Кто умнее Донателло (2003) или Донателло (2012)

в форуме Зал состязаний

Len

14

1247

Вт 20 окт 2015 10:05

снайпер Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Кто сильнее - Рафаэль (2003) или Рафаэль (2012)

[ На страницу: 1, 2 ]

в форуме Зал состязаний

Blade

17

1804

Вс 18 окт 2015 21:25

снайпер Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Кто страшнее: Шреддер 2012 или Шреддер 2003?

в форуме Зал состязаний

Ангел навсегда

14

776

Пн 19 окт 2015 21:42

снайпер Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Музыка и игры, или "Когда от музыки из игр уже тошнит"

[ На страницу: 1, 2 ]

в форуме Игры

Sinner

24

4167

Пн 28 апр 2014 7:48

Dr. Шалтай Перейти к последнему сообщению

Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней. "C праздником, товарещи!", или отчёт о первом TMNT

в форуме Архив

K1M0

2

6128

Вт 08 май 2007 21:46

Sarnat Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: