Текущее время: Вс 11 дек 2016 3:09

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|

Правила форума


Если автор хочет закончить фан-фик, он должен написать сообщение модератору с просьбой перенести тему в подходящий форум.



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 16 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
#1  Сообщение Ср 19 фев 2014 14:47 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 31 дек 2013 2:33
На счету: 108.00 баллов

Сообщения: 25
Откуда: Владимирская область
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
Имя: Лу
От автора: возможно, многие уже читали этот рассказ, но я все же выложу его сюда) Для тех, кто не читал) Еще раз предупреждаю о насилии и неприятных для чтения моментах...
Итак, начнем.

Плач мертвых душ

Рейтинг: высокий.
Жанры: Ангст, Мистика, Даркфик, Ужасы, POV, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие



Пролог

Тьма... Тишина, нарушаемая лишь звуком падающих капель и писком пробегающей заблудившейся крысы... Лишь его прерывистое дыхание дает ему надежду на то, что он выберется, заставляет верить, что он все еще жив. А как хотелось бы, чтобы это все оказалось страшным сном, но он понимает, что это жестокая реальность. Затхлый спертый воздух давит на легкие, принося ноющую боль в груди, отбивая желание вдыхать новую порцию так нужного организму кислорода... Очередной судорожный вдох заставляет лицо искривиться от боли, добавляя солоноватый привкус собственной крови во рту. Какой-то первобытный страх окутывает своими липкими черными щупальцами все его естество, не давая сдвинуться с места. Но нужно встать.

Нужно подняться на ноги, и он это знает. Опускает свою трехпалую руку возле себя, ощупывая мокрый холодный пол под своим телом. Безумно кружится голова. Превозмогая боль, упираясь рукой о что-то твердое справа, ему удается встать, но левую ногу в области бедра тут же пронзает дикая боль, откликнувшись во всех уголках его ослабленного тела... Он терпит, сжав до боли зубы, ему нельзя кричать - иначе он проиграет, иначе эта тварь услышит его и придет раньше времени. У него нет права на ошибку - слишком высока цена. Через силу делает шаг вперед - резкая боль немного утихает, давая телу временную передышку. Ничего, он привык терпеть боль - всю жизнь приходится сталкиваться с этим, ведь вся его жизнь - борьба, а в борьбе без травм не обойтись. Второй шаг... Что-то липкое и теплое стекает по бедру, плавно двигаясь к колену. Тыльной стороной ладони он смахивает с лица проступивший от напряжения пот и, не обращая внимания на раненую кровоточащую конечность, шарит рукой по стене и неуверенной поступью двигается вперед...

Счет времени ниндзя уже потерял, ориентацию в пространстве тоже, кромешная тьма не давала даже намека на то, где именно он находился. Но продолжал идти... Внезапный порыв ветра заставил черепаху поежиться.

- А ты упрямый, - резкий голос вывел его из состояния оцепенения, заставив сердце биться в бешеном ритме, а мозг напряженно думать, какие приказы отдавать телу.

- Я думала ты раньше сдашься. А ты все не можешь принять свою судьбу.

Все чувства обострились до предела, глаза лихорадочно пытались разглядеть в этом непроницаемом мраке хоть что-то. Мышцы напряжены, руки инстинктивно легли на пояс, выхватывая оружие. Он не сдастся.

- Что ты сделала с ним? Что ты сделала с моим братом, поганая тварь?! - прорычал он сквозь зубы, еле сдерживая порыв ярости.

- Ух какой ранимый, а по тебе и не скажешь, - с явной издевкой ответило ему существо. - Но это все не важно. Ты знаешь, чего я от тебя хочу. Ты знаешь, ЧТО мне от тебя нужно. Отдай это! - насмешка сменилась угрозой. Он стоял, сжимая в руках оружие, ожидая удара. Пора дать этой твари бой. Силы на исходе, тело изранено, но он сможет. Продержится, сколько будет в его силах...

Сталь рассекла воздух, и воин с яростным криком сорвался вперед в густой мрак по направлению к ненавистному голосу... Удар... Звон металла, упавшего на твердый пол отразился вокруг гулким эхом... Трехпалые руки ослабли, из горла доносится лишь сдавленный хрип. Как ударной волной черепаху отшвырнуло назад и припечатало к стене, выбив из легких весь воздух. Он сжал кулаки от боли, от осознания собственной беспомощности глаза предательски защипало. Эта тварь совсем рядом, ее мертвенно-ледяное дыхание пронзает его щеку как острыми иглами. И перед его лицом внезапно появившееся тусклое свечение пустых глазниц существа, сопровождаемое голодным шипением:

- Отдай мне свою душу, Рафаэль...



Глава 1. Отголоски прошлого.

Резко распахнув глаза, Рафаэль одним рывком вскочил с кровати и встал в боевую стойку, готовясь отразить атаку. Кулаки сжаты так, что от напряжения побелели костяшки, тело трясет как в сильнейшей лихорадке, по лицу и шее градом стекают крупные капли пота. От резкого подъема владельца сай пошатнуло и он, не найдя опоры, рухнул назад, но боли падения не последовало.

Приняв сидячее положение, Раф наспех осмотрелся. Чуть облупившиеся стены светло-коричневого оттенка, щедро украшенные многочисленными плакатами полуголых девушек, конкурирующих в своем количестве лишь с глянцевыми постерами мощных мотоциклов. Небольшой деревянный стол с невзрачного вида лампой - единственным источником света в полутемном помещении, полураздолбанный электронный будильник, всем своим видом показывающий, что в этой жизни он уже многое повидал. Рядом под стать столу стоит деревянный стул, на спинке которого мирно покоится кроваво-красная бандана, а на сиденье грудой свалены все остальные элементы экипировки юного ниндзя. В правом углу, немного покачиваясь, висит старая боксерская груша, награжденная парой десятков сюрикенов. И возле двупалых ног на полу лежат кинжалы-саи, небрежно брошенные с прошлого вечера своим хозяином...

Это была его комната.

"Значит, я дома", - пронеслось в голове. - "Значит, мне опять это снилось. Когда же закончится этот кошмар?!"

Сегодня 18 ноября... Ровно три месяца назад произошло одно из самых ужасных событий его жизни, как впрочем, и жизни его братьев. И все эти три месяца он пытается как можно меньше спать, чтобы не видеть этот кошмар. Но стоит ему уснуть - все возвращается, один и тот же сон... Хотя это и не сон - скорее воспоминание, которое хочется запереть в металлический ящик и отправить путешествовать подальше отсюда без возможности обратного возврата. Но от него не избавиться - оно крепко запустило свои корни в мозг и не желает отцепляться. Такое не забывается... И каждый раз он просыпается с полным ощущением реальности происходящего, будто переживает этот момент жизни снова и снова... Взглянув на полураздолбанный будильник, показывающий полтретьего ночи, медленно приподнялся и стянул со стола за позолоченную цепочку маленькие карманные часы с выбитым на крышке изображением черной лилии с тремя лепестками, обрамленными ярко-алыми рваными краями. От ощущения живого тепла ранее не работающий механизм начал мерно отбивать каждую секунду, нарушив чуть слышным стуком угнетающую тишину. По каким-то неизвестным черепахе причинам, это казалось бы незамысловатое устройство начинало работать лишь в его руках и останавливало свой ход, как только ниндзя переставал его касаться. Будто оно само выбрало себе хозяина. Попробовал открыть - крышка все так же не поддается, как и раньше. С размаха швырнув декоративные часики в стену, Рафаэль согнулся, обессиленно прижав голову к коленям и обхватив ее руками. При мыслях о тех событиях к горлу подкатил неприятный комок... Пытаясь подавить подступившую тошноту, владелец сай непроизвольно провел рукой по рваному шраму на левом бедре. Все еще болит...

Из раздумий его вывел звонок черепахофона. Странно... Кто может звонить ему в такое время? Подняв взгляд янтарных глаз на источник звука, владелец сай взял аппарат в руки и посмотрел на экран - "Номер не определен". Недолго думая, бунтарь нажал на зеленую кнопку.

Из динамика доносился тихий детский плач, изредка прерываемый еле слышными всхлипами. Рафаэль недоуменно смотрел в одну точку перед собой, пытаясь понять, кто бы это мог быть. Но плачь резко оборвался, уступая место тишине.

- Соскучился? - от лица казалось отлила вся кровь, заставляя темно-зеленую кожу побледнеть на несколько оттенков. Зрачки расширились, непроизвольно затряслись руки, выдавая чувство, охватившее владельца сай. Паника. Он узнал этот голос, эхом отдавшийся в его сознании и ломающий все остатки самообладания юного ниндзя. Раф нервно вздохнул, не решаясь что-либо сказать.

- Ты обещал поиграть со мной. Думал, сможешь уйти и так легко от меня избавиться? - угрожающе прошипело существо.

- Что тебе от меня надо? - спросил владелец сай, взяв себя в руки, но голос предательски хрипел.

- Не задавай вопрос, на который давно знаешь ответ! - прокричали в трубку. И уже более спокойным тоном добавили: - Кстати, тут кое-кто хочет с тобой поговорить.
На пару секунд в черепахофоне не было слышно ни звука.

- Раф... Рафаэль... - дыхание ниндзя резко сбилось, сердце будто сжало в стальных тисках.

- К-Кейси? - он не мог поверить, что слышит своего лучшего друга. Нет, этого просто не может быть...

- Почему? Почему ты бросил меня, Рафаэль? Мне здесь плохо... Мы ведь друзья, да? Забери... Забери меня отсюда, Раф! - слова смешивались с какими-то булькающими звуками, видимо было трудно говорить.

- Кейси, ты же... как же... - по щеке скатилась скупая горячая слеза. - Кейси, я вытащу тебя, слышишь? Я обязательно тебя вытащу! Кейси!!! - но мститель в хоккейной маске больше не произнес ни слова.

- Ответь мне, кто еще должен умереть из-за твоего бессмысленного упрямства?

В дверь настойчиво постучали.

- Раф? У тебя все в порядке? - спросил обеспокоенный голос с той стороны двери.

- Ну давай, скажи ему правду, - донеслось из трубки, которую бунтарь так и сжимал в трехпалой руке. Нечто явно получало наслаждение от этой пытки.

- Да, Лео, все хорошо, - чуть хрипловатый голос ни капли не выдавал реального состояния своего обладателя.

- Братишка, ты уверен? Просто... просто ты кричал... Ты звал Кейси... - последние слова были сказаны шепотом. Майки переминался с ноги на ногу, вцепившись мертвой хваткой в плечо лидера, и нервно поглядывал на закрытую дверь комнаты темперамента. Даже через дверь Рафаэль чувствовал, что вечно веселый и бесшабашный младший чертовски напуган.

- Со мной правда все нормально, Майки. Иди спи.

- О, как это мило... Они действительно так тебе дороги? Ты же не хочешь, чтобы они страдали из-за тебя, правда? Твои братья могут пострадать из-за твоего непокорства, ты же знаешь это.

- Тебе нужен я, не смей их трогать! - средство связи подозрительно захрустело, не выдерживая давления мощных рук взбешенного мутанта.

- Я тебя жду. И ты сам ко мне придешь. А сейчас мы немножко поиграем, - связь оборвалась, пошли короткие гудки.

Ощутив шевеление в раненом бедре, Раф невольно опустил взгляд на еще не заживший до конца шрам и замер... Под кожей что-то явно ползало, причиняя жгучую боль. Отбросив уже не нужное средство связи в сторону, черепаха успел резко перекрыть рукой неизвестно от чего открывшуюся рану, из которой начала хлестать багровая кровь, и тут же почувствовал шевеление не только в ноге, но и в руке... Оторвав трехпалую конечность от окровавленной ноги, он не смог сдержать крик... Черви... Огромные белые черви выползали из раны, разъедая зеленую плоть своими острыми как лезвия зубами. Владелец сай в ужасе вырывал из ноги одну тварь за другой, с омерзением откидывая окровавленных червей подальше от себя, но их становилось все больше...

Внезапный стук в дверь заставил черепаху подпрыгнуть от неожиданности.

- Раф, открой дверь. Нам нужно поговорить, - на этот раз лидер решил не уходить. Он понимал, что с его братом что-то происходит, и твердо решил узнать что именно. Бунтарь переключил свой взгляд с двери обратно на покалеченную ногу - никаких червей и в помине не было, из открытой раны все еще шла кровь, продолжая нещадно заливать пол комнаты. Неужели ему все это мерещилось, и он сам своими руками разодрал себе ногу? Немного отдышавшись, ниндзя попытался расслабиться и откинулся на кровать. Эта тварь сведет его с ума... "Ты же не хочешь, чтобы они страдали из-за тебя, правда?" - эхом отдалось в его голове. Нет, он не может сейчас говорить с Лео, он не может подвергать его опасности. Но лидер так просто не уйдет.

- Звучит как приказ, о Бесстрашный. А что, если я сейчас тебя пошлю куда подальше? Как тебе такой план? - надо отвадить этого назойливого лидера. Разругаться в пух и прах было бы отличным поводом не разговаривать с братьями, и так он сможет попытаться их хоть как-то защитить. Но навязчивость старшего определенно выводила темперамента из себя. "Уйди Лео, просто уйди. Мне надо самому немного разобраться..."

- Брат, я понимаю - тебе сейчас нелегко. Я знаю, тебе трудно говорить о том дне...

- Не начинай... - сжав до боли кулаки, Рафаэль, мысленно послав к чертям весь мир, поднялся и, чуть хромая на левую ногу, решительно направился к выходу из комнаты. Ярость стремительно поглощала остатки самообладания, захватывая контроль над телом. Остановившись возле двери, владелец сай пытался успокоиться, с трудом сдерживая порыв сломать единственную преграду между ним и братом и впечатать пару раз обладателю катан кулаком по зеленой морде.

- Лео, дай ему побыть одному, раз он так хочет. После произошедших событий нам всем есть над чем подумать, - уставший сонный голос принадлежал Дону. Последние несколько месяцев он вообще не вылезал из лаборатории, пытаясь разобраться в случившемся и придать этому научное объяснение, но так и не пришел к логическому выводу. Лео был несказанно рад тому, что гений все же выбрался из лабораторного подполья и сейчас стоял позади лидера, держа в руках кружку горячего кофе.

- Нет, Донни, с Рафом что-то происходит, но он как всегда не считает нужным сказать братьям о своих проблемах, - недовольно констатировал владелец катан, на что гений лишь помотал головой и направился в покои своей лаборатории.

- Мы тоже там были, брат! Мы тоже пережили этот кошмар, но мы не запираемся в себе, как ты! - лидер продолжил свою тираду, обращаясь к Рафу и постепенно срываясь на крик.

- Лео, просто уйди, - сквозь зубы процедил бунтарь. - Если ты сейчас же не заткнешь свой фонтан - я за себя не ручаюсь.

- Что с тобой происходит? Я пытаюсь помочь тебе! Хватит думать только о своей гребаной гордости!

"Зря ты это сказал, Лео..." - последние слова лидера подействовали на Рафаэля, как красная тряпка на быка. Одним резким ударом ноги выломав дверь вместе с замком, он пулей вылетел из комнаты и с кулаками набросился на растерянного старшего брата...

Удар... Щеку обожгло внезапно пришедшей болью, но лидер, чуть пошатнувшись, принял оборонительную позицию, не собираясь отвечать на атаку темперамента.

- Раф, я... - он хотел что-то сказать, но, столкнувшись взглядом с бунтарем, так и не закончил фразу. Янтарные глаза его брата просто горели злобой и непонятной болью... И верно, если бы взглядом можно было убить, одной черепахой-мутантом на земле стало бы меньше. Задумавшись, Лео чуть не пропустил еще один удар своего вспыльчивого братца, но вовремя заметив атаку Рафа, смог отвести кулак темперамента в сторону и свалить последнего резкой подножкой. Шумно грохнувшись на панцирь, владелец сай быстро сгруппировался и с силой ударил лидера ногой под колено. Владелец катан упал рядом со сбитым подножкой братом. Уже на полу черепахи продолжили свою борьбу, метеля друг друга кулаками по чему придется.

- Парни, прекратите уже! Что вы творите?! - Дон выбежал из лаборатории в поисках источника этого дикого шума и увидел на полу брыкающийся комок из двух зеленых тел. С такой же целью из кухни пулей вылетел Майки и теперь ошалело смотрел на дерущихся братьев. Старшие же, казалось, их вообще не замечали.

- Донни, что делать-то? - младший вопросительно взглянул на гения.

- Сейчас нет смысла лезть... Просто подождем.

Спустя какое-то время Раф и Лео закончили свой бой и теперь молча сидели друг напротив друга, стараясь отдышаться... Первым тишину нарушил Дон.

- О боже, Раф, что с твоей ногой?! - бунтарь мрачно посмотрел на гения, но так и не удостоил того ответа.

- Надо обработать и перебинтовать, а то пойдет заражение, - владелец шеста бо уже направился за чистыми бинтами, но Раф, поднявшись на ноги, сам взял все нужное для перевязки и не дожидаясь помощи отправился в ванную. Наспех перемотав рану, бунтарь склонил голову над раковиной и окатил ее холодной водой, пытаясь успокоиться. Вытерев лицо полотенцем и посмотрев в зеркало, он дернулся назад... В отражении из-за его спины выглядывало ОНО... Владелец сай резко обернулся - сзади никого не было. В ужасе перевел взгляд на зеркало - в отражении эта тварь стояла уже впритык к нему, зияя пустыми глазницами и ухмыляясь беззубым ртом.

- Я жду тебя, Рафаэль... - произнесла она. Юный ниндзя сломя голову рванул из ванной, снося на своем пути все и вся. Увидев бегущего Рафа, остальные переглянулись и решительно направились за ним.

Забежав в свою комнату, черепаха натянул на себя всю экипировку, поднял с пола саи и закрепил их на ремне. Уже собираясь выходить из комнаты темперамент заметил, как на полу что-то блеснуло. Те самые карманные часы. Присев, он поднял их. Механизм вновь начал отбивать ритм, как будто чувствуя тепло рук своего избранного. Доверяя своему внутреннему чутью, черепаха привязал часы за цепочку к поясу и обессиленно сполз по стене, сдирая панцирем краску. Сидя на корточках и закрыв лицо руками, он думал... Он не хочет подвергать опасности братьев, но они должны знать...

- Раф, что это сейчас было? - лидер мельком взглянул на брата, и в его сознании все прояснилось... Отсутствующий взгляд, весь дрожит - таким лидер видел бунтаря лишь один раз. После того, как они вернулись. Ровно три месяца назад. Не решаясь произнести ни слова, лидер ждал, в душе искренне надеясь, что его страшная догадка не оправдается.

- Ты прав, Лео. Нам надо поговорить, - судорожно вздохнув, владелец сай продолжил: - ОНА нашла нас...

И Раф все им рассказал... Закончив, он поднял голову и окинул взглядом свою семью. Лео стоял скрестив руки на груди и пытался не поддаться панике. Донни о чем-то думал, бесцельно глядя куда-то в стену. Майки глазами полными ужаса смотрел на Рафа и, казалось, пытался вжаться в плечо лидера... И тогда владелец красной банданы решился сказать то, о чем думал весь сегодняшний день.

- У меня нет выбора. Я должен вернуться в Дарк Кастл...

_____________________________________________________

Это, так сказать на пробу. Сначала что-то может показаться непонятным, но все станет ясно по ходу всего рассказа. Обоснуй будет :D Написано еще пять глав) Если понравилось - буду выкладывать и их)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#2  Сообщение Ср 19 фев 2014 16:30 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Чт 26 сен 2013 12:36
На счету: 1,452.00 баллов

Сообщения: 458
Откуда: Готем сити
Благодарил (а): 63 раз.
Поблагодарили: 76 раз.
Имя: Неизвестно
:o :shock:
Круто!!! Я читал с удовольствием! Ты молодец!!! Успеха в будущем. Рассказ крут. Цепляет. Ты тоже крут. " Плачь мёртвых душ" рулит!!

_________________
Знаешь почему я использую нож? (С) Джокер

http://media1.fanparty.ru/fanclubs/joke ... _joker.jpg


За это сообщение автора Ороку Шреддер поблагодарил:
Dark_lotus (Ср 19 фев 2014 17:38)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#3  Сообщение Ср 19 фев 2014 19:16 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 31 дек 2013 2:33
На счету: 108.00 баллов

Сообщения: 25
Откуда: Владимирская область
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
Имя: Лу
Ороку Шреддер, спасибо)) Значит, продолжу выкладывать)
*только это... ну... как бы сказать... я - девушка ^_^ *

Глава 2. Около трех месяцев назад.

Часть первая. Утро добрым не бывает.

Тусклое пламя догорающей свечи освещало пространство маленькой комнатки с низким потолком, отбрасывая причудливые тени на покрытые плесенью стены. Даже такой небольшой лучик света искал выход из этого забытого всеми места, пытался пробиться сквозь пелену тьмы, но лишь отражался от огромного для такого крохотного помещения зеркала, разбрызгивая сияние угасающих искр, будто из последних сил не давая мраку одержать верх...

По воле случая став невольником этой отчаянной борьбы теней, в полутьме на холодном влажном полу лежал человек. Чуть содрогнувшись, он приоткрыл глаза и тут же прикрыл их рукой от казавшегося таким ярким света. Еще не полностью придя в себя, с трудом превозмогая головную боль мужчина присел и шумно выдохнул. Изо рта вырвалось небольшое облачко пара - он только заметил, что здесь очень холодно. Спустя пару минут он с опаской убрал руку от глаз, давая им привыкнуть к свету, поднял стоящую рядом свечу и, дрожа от пронизывающего холода, встал на ноги. Приподняв единственный источник света повыше над головой он осмотрелся, попутно пытаясь вспомнить, что произошло накануне вечером. И его взору предстала довольно унылая картина - комнатка, больше напоминающая чулан, без какой-либо мебели... Лишь всю противоположную от него стену занимало внушительных размеров зеркало, обрамленное массивной резной рамой. Человек нетвердой походкой направился к нему и с нескрываемым любопытством взглянул на свое отражение...

На него смотрел полноватый бледный мужчина, одетый в уже мокрый, покрытый грязными пятнами деловой костюм. Редкие белесые волосы, ранее аккуратно уложенные, теперь беспорядочно торчали в разные стороны. Небрежно смахнув растрепавшуюся челку с лица, он осмотрел еще кровоточащую ссадину на лбу и негромко выругался. Пошарив рукой в чуть надорванном кармане, достал оттуда клочок отсыревшего мятого картона. Придвинув свечу так, чтобы можно было разобрать надпись, мужчина с интересом осмотрел находку. Прямо под его же фотографией значилась подпись: "Скотт Райан, главный редактор журнала "Midnight News".

- Замечательно, хоть имя свое вспомнил, - усмехнувшись произнес он, запихивая уже ненужный бейджик туда же, откуда пару минут назад его и достал. Мужчина пытался заставить все еще не проснувшийся мозг разворошить так же крепко спящую память, чтобы последняя в свою очередь дала ответ на мучивший его вопрос - где он и какого хрена он тут делает... И память, поддавшись многочисленным усилиям своего владельца, начала проясняться. Вперив взгляд покрасневших глаз в потухающее, но непоколебимое пламя, он задумался, пытаясь разобраться в воспоминаниях...

"Так, и что же мы имеем? Вчера я собирался куда-то. Точно, я обещал своей помощнице Роуз съездить с ней за город на вечеринку по случаю выхода ее первой статьи. Как ее начальник я не смог ей отказать, очень миловидная девушка... Конечно же, у меня были на нее далеко идущие планы, не смотря на то, что она работает у меня чуть больше месяца... Что дальше... Всю дорогу до ее загородного домика, где соответственно и проходила вечеринка, она мне втирала про давно забытую деревушку, расположившуюся километрах в сорока от ее загородных владений, если ехать по западной трассе. Уже месяц жужжит о ней... Раньше там тюрьма какая-то была... Для чересчур буйных психов, опасных для нормального общества и не поддающихся лечению. Но кто-то из заключенных пытался сбежать и устроил пожар. Тюрьма вспыхнула как спичка, в считанные минуты пламя перекинулось и на всю деревню. Когда-то об этой деревне все газеты трещали, эвакуировать успели лишь кого-то из персонала, никого из заключенных и жителей деревни так и не нашли, не было даже трупов... Роуз давно пыталась в этом разобраться, просила меня поднять старые газеты и всевозможные документы о том деле, и весь вечер выносила мне мозги какими-то всевозможными заговорами, утверждала, что пожар не заключенные устроили, а кто-то из управляющих тюрьмой хотел скрыть что-то важное. Говорила, что есть там что-то зловещее, не поддающееся объяснению, что дорогой, проходящей через эту деревню больше никто не ездит - все едут в обход. А если кто и проезжает мимо этой дыры - до дома не добирается, просто исчезает и все. Бред какой-то... Роуз красивая, упрямая, но идиотка. Хотела, чтобы я в эту чушь поверил... Мы спорили, я утверждал, что если там что-то и было, то копы и журналисты давно все обыскали. Достала она меня конкретно. Я явно перебрал с алкоголем - на обратном пути она была за рулем. И судя по тому, что я не лежу в своей теплой кроватке, а торчу в каком-то замшелом подвале без окон и мебели, весь в грязи, крови, замерзший и почему-то без обуви, везла она меня явно не домой... И какого черта мне приспичило приставать к ней в машине? Надо меньше пить... Как же башка трещит..." - сморщившись от вновь подступившей боли, мужчина свободной рукой вытер кровь с виска и вновь осмотрел рану в отражении, продолжая размышлять. " Так, мои дальнейшие действия... Ну давай Скотт, напряги извилины... Она притормозила, видимо приехали к месту назначения... Железные ворота, высокий забор... Меня мутило, причем сильно. Ворота открылись, Роуз потянула меня внутрь, видимо во двор. За воротами никого не было, это я точно помню - не иначе как автоматически открываются. Судя по сильному грохоту сзади, донесшемуся как только мы вошли - и закрываются. Белый туман по земле... и ничего не помню. Наверное не дожидаясь пока я опять начну приставать, сама Роуз меня по башке и огрела. Как только выберусь - придушу эту с**у собственными руками!"

Заметив в отражении еле заметный блеск, Скотт прервал свои размышления и обернулся. Только сейчас обратив внимание на противоположную от зеркала стену, мужчина увидел небольшую узкую дверь, на круглой золоченой ручке которой поблескивая висели карманные часики с изображенной на них лилией. Осторожно ступая босыми ногами по влажному полу, Скотт подошел к двери и дернул ручку. Закрыто. Впрочем, ничего другого он и не ожидал. Мельком взглянул на мерно покачивающиеся на двери часики... Они буквально манили к себе и мужчина, поддавшись соблазну, взял их в руки. Попытался открыть - крышка не поддалась. Поднес их к уху - не работают. "Да Скотт, даже узнать время тебе не светит. Про встречу с партнерами можно забыть - неизвестно, сколько я был без сознания и как долго я здесь нахожусь" - подумал он, вешая часы на шею, но тут в его памяти что-то щелкнуло... Часы с изображением лилии... Где-то он уже это слышал. А точнее именно эти часы как-то упоминала Роуз, когда они говорили про...

- Дарк Кастл, - произнес он вслух свою догадку. До этого мерно горящее пламя свечи резко дернулось вбок, поток прохладного воздуха овеял босые ступни пленника. Почувствовав легкий толчок в спину, мужчина резко обернулся... Словно испугавшись света, чьи-то неясные тени поспешили спрятаться во мрак. Не ожидая такого, Скотт до боли в руках сжав единственный источник света, резко дернулся назад и попятился к зеркалу. Все органы чувств ясно давали ему понять, что за ним наблюдают. Уперевшись спиной в зеркало и поняв, что отступать уже некуда, собрав всю оставшуюся храбрость в кулак, он спросил:

- Кто здесь? - ответа не последовало. Бывшая еще пару минут назад закрытой дверь с противным скрипом приоткрылась, попутно впуская в комнату дорожку лунного света. Но Скотт продолжал стоять на месте, не решаясь отправиться в неизвестность. Ему показалось, или он слышит какие-то голоса? Хватаясь за эту мысль, как утопающий за соломинку, он прислушался...

Действительно, откуда-то сверху были слышны едва различимые голоса, но понять, о чем идет разговор было невозможно. Поразмыслив немного, мужчина пришел к выводу, что надо наконец-то куда-нибудь двигаться. Раз наверху кто-то разговаривает - значит по всем законам логики там должны быть люди, которые и объяснят что он тут делает и как отсюда выйти. Тусклое пламя в последний раз дернулось и навсегда погасло. Мужчина за пару шагов пересек комнату и остановился, недоверчиво поглядывая на дверь. Взяв себя в руки, он посильней приоткрыл ее и выглянул наружу. В нос тут же ударил противный запах гари, смешанный с еще каким-то... Запах гниения, словно что-то разлагалось совсем рядом... Его взору предстала небольшая лестница, ведущая наверх к довольно широкой арке, через которую сюда и попадал лунный свет. Прикрыв дверь, мужчина вышел из служившей ему местом заточения и одновременно укрытием каморки. Голоса, не встречающие более никаких преград, звучали более отчетливо, отдаваясь эхом от обгоревших стен. Видимо за аркой находится довольно большое помещение, и теперь Скотт мог с уверенностью сказать, что разговаривали двое. Все его естество отказывалось двигаться вперед, где-то в душе поселилось неясное чувство тревоги, постепенно перерастающее в страх, заставляя мужчину напрячься. Он явно ощущал, что идти вперед по каким-то неведомым причинам ему не хотелось. Но не стоять же здесь дальше?

Осторожно ступая замерзшими ступнями по ледяному бетону, редактор не торопясь начал подниматься по лестнице...

- Моя госпожа, мы снова ошиблись? Лилия не подает никаких признаков, это опять не он... - дрожащим шепелявым голосом говорил один из собеседников. Голос раздавался за пределами арки. Немного замедлив ход, Скотт прислушался...

- Сохраняй терпение, Аластор. Ты думал, что жалкая душонка алчного богача будет способна открыть Врата? Не смеши меня... Но я не собираюсь ждать еще пол века для очередной попытки найти подходящего человека. Мы уже итак достаточно ждали, и наше ожидание вознаграждено - Лилия чувствует его присутствие. Мы не можем упустить этот шанс... Неизвестно, когда еще нам представится такая возможность и представится ли вообще, - зло произнес второй собеседник. Вернее собеседница. Голос был явно женским, и в то же время каким-то детским, но казалось слишком злым и холодным, чтобы принадлежать ребенку. Снова ощутив на себе пристальный взгляд, Скотт нервно заозирался, но вокруг опять никого не было. Редактор неслышно шагнул к стене, пытаясь скрыться в тени и, стараясь двигаться как можно тише, быстро поднялся к арке и спрятался за ее основание, продолжая слушать непонятный ему разговор. Хоть голоса стало слышно прекрасно, их немного перекрывал внезапно появившийся шум, похожий на шарканье множества ног.

- Госпожа, но как же мы доберемся до него? Вы ведь лучше меня знаете, что мы не можем выйти за ворота... - шепелявый сильно нервничал. - Но и оставаться здесь становится все сложнее - вашим детям не хватает пищи, вы тоже голодны... Того, что удается добыть им не достаточно, они постепенно разлагаются...

Скотт замер, пытаясь понять смысл последних слов шепелявого. Разлагаются?! Ссылаясь на сильно ушибленную голову и слуховые галлюцинации, он осторожно выглянул из-за арки...

Как он и предполагал, это было довольно большое помещение, без единого угла. В центре залы, озаряемое лунным светом, струящимся через обширное отверстие в куполообразном потолке, возвышалось подобие пьедестала, на который от арки спускалась лестница. Что было ниже пьедестала мужчина не видел - все скрывала непроглядная тьма. Теперь он мог разглядеть силуэты говоривших. Посреди этого зала возвышался массивный трон из темного камня, на котором, скрывая свое лицо под капюшоном, восседала фигура в длинном черном одеянии-мантии, плотно закрывавшей все ее тело от чужих глаз. Рядом с троном, кряхтя и переминаясь с ноги на ногу, находился сутулый человек. Скотт прищурился, пытаясь рассмотреть его лицо, но безуспешно - слишком большое между ними расстояние...

- Нам кое-кто поможет, - продолжала фигура в черном. - Как ты говоришь зовут нашего пленника?

- Скотт, моя госпожа. Скотт Райан, - шепелявый наклонился еще ниже, кланяясь своей хозяйке. Редактор нервно сглотнул. Сердце, подгоняемое страхом, отчаянно билось о ребра, словно пытаясь их сломать. Мужчина не знал этих людей, но шестое чувство ясно давало ему понять, что ничего хорошего от них ждать не стоит и надо быстро сваливать. Но не смотря на все тревожные звонки своего организма, Скотт не переставал смотреть на говоривших.

- Думаю, он сможет быть для нас полезным... Не так ли, мистер Райан? - фигура в черном одеянии резко подняла скрытую капюшоном голову и вперилась взглядом в сторону арки. Внутри у редактора все похолодело... Страх стальными тисками вцепился во все его тело, не давая тому сделать хотя бы шаг в сторону, не позволял оторваться от светящихся голубоватым свечением глазниц...

Его заметили...

И это явно не люди...

У людей глаза не светятся...

Поперхнувшись воздухом, мужчина закашлялся и, подавив в себе единственную мысль "Бежать", так нещадно атакующую его мозг, полностью вышел из укрытия на свет.

- Я не понимаю, кто вы и что вам от меня нужно. Я не знаю как попал сюда, но я был бы вам очень благодарен, если бы вы показали мне выход, - мысленно обматерив себя за невнимательность и казавшиеся сейчас абсурдными сказанные слова, мужчина спустился на пару ступенек к пьедесталу. Зал тут же наполнился громким смехом, перекрываемым доносившимся откуда-то снизу шипением и глухими ударами о металл.

- Видите ли мистер Райан, как я и говорила ранее, мне очень нужна ваша помощь. Так что вам стоит спуститься... для разговора, - сидящая на троне кивнула в сторону шепелявого и тот хромая поплелся по направлению к лестнице. Обдумав безысходность своего положения и осознав, что иного выхода отсюда у него нет, Скотт продолжил спускаться ему навстречу...

Это оказалось не просто - ступени были довольно старые, и чтобы не обеспечить себе скоростной спуск, редактору пришлось внимательно смотреть под ноги. Добравшись наконец до основания лестницы и оказавшись на пьедестале, мужчина почувствовал, как его грубо схватили за руку и дернули вперед. Он медленно поднял глаза и, увидев кто его вел, заверещав не своим голосом от охватившего его ужаса со всей оставшейся силы выдернул свою руку и, больно приложившись спиной о ступеньки, начал отползать назад...

На него плотоядно скалясь желтыми остатками догнивающих зубов, испещренными кровавыми прожилками белками глаз пялилось одетое в грязно-зеленый свитер и ободранные джинсы существо, видимо некогда бывшее человеком... Синеватое, покрытое струпьями лицо повернулось к фигуре в черном. Через уже разложившуюся щеку было видно, как остервенело заклацали челюсти - их обладатель был очень голоден... Продолжая орать, Скотт бешено закрутил головой во все стороны, ища хоть какие-нибудь пути побега. Там, где раньше была тьма, теперь отчетливо проглядывалась решетка, простирающаяся чуть ниже пьедестала на всю площадь помещения. И под ней внизу, издавая приглушенные хрипы и стоны, что-то шевелилось... И это что-то видимо пыталось вырваться наружу...

- Прекрати нервировать моих детей, ничтожество! - с нескрываемой угрозой прошипело существо, вскакивая с трона. Шепелявый трусливо сжался, обхватив лысую голову руками, и торопливо отполз в сторону, опасаясь, что гнев хозяйки может затронуть и его. Скотт послушно заткнулся - орать не было смысла, кто знает какие будут последствия.

- К-кто вы? Что вам от меня нужно?! - охрипшим голосом спросил редактор.

- Так-то лучше. Думаю, теперь мы можем поговорить, - шипение сменилось притворно-любезным тоном. - Видишь ли Скотти, мы ищем одного человека. И именно здесь нам и нужна твоя помощь. У тебя на шее висит моя вещь.

Редактор инстинктивно схватил висевшие на нем позолоченные часы и снял их, протягивая фигуре в черном.

- Вам это нужно? Забирайте, мне они не нужны! Только отпустите меня!

- Нет, как раз-таки в этом ты нам и помо...

- Я не стану вам помогать! - не дав договорить фигуре в черном крикнул мужчина, поражаясь собственной смелости и глупости. Госпожа шепелявого громко зарычала, в очередной раз заставляя редактора замолчать. Шумно выдохнув, она повернулась к своему слуге.

- Аластор, наш пленник меня огорчил. А когда я огорчена - я хочу есть. Приведи ее. - Шепелявый покорно поклонился и похромал к краю пьедестала. Проследив за его движением, Скотт обнаружил то, что так силился найти. Лестница. Между закрытыми решетками был небольшой проем, и именно там проходил путь к его спасению, ведущий к двери. Редактор повернулся в противоположную сторону - и там то же самое. Два пути спасения... Видимо поддавшись панике, он не замечал их. Так близко... Надо лишь рассчитать удачный момент...

- Думаешь сбежать? - с насмешкой произнесло существо в черном одеянии. Слишком погрузившись в мысли о побеге редактор не заметил, как она оказалась в центре пьедестала. Подскочив от неожиданности, мужчина встал на ноги. Она была значительно ниже его, но чем ближе она была - тем сильнее Скотт ощущал исходившую от нее опасность. С наслаждением вдыхая воздух, словно принюхиваясь, госпожа шепелявого повернулась в сторону двери, за которым скрылся ее слуга. - А вот и еда...
Дверь глухо открылась, и в залу вошел Аластор, таща кого-то за руку. Волоком протащив обессиленного пленного по лестнице, шепелявый с размаху швырнул его под ноги своей хозяйке. Из последних сил пленник приподнялся на локтях и поднял голову, заплывшими от синяков глазами глядя на редактора... До боли знакомые черты лица... Он узнал, кто это.

- Роуз?! - девушка лишь лихорадочно шевелила губами, пытаясь что-то ответить, но не произнесла ни звука. И так объятое страхом тело редактора затрясло, заставляя колени подгибаться, но тот силясь вновь не поддаваться панике, посмотрел на обладательницу черных одежд. - Что... Что вы собираетесь с ней делать?!

Будто в ответ на заданный вопрос хозяйка шепелявого нагнулась и, схватив девушку за горло, словно пушинку подняла над полом. Роуз широко распахнула глаза, жадно хватая ртом воздух из последних сил вцепилась руками в костлявую конечность с остатками обожженной плоти, так нещадно вонзающей свои острые длинные когти в ее шею. Фигура в черной мантии злобно рассмеялась и сильнее надавила на кровоточащее горло девушке, заставляя ее повернуть голову в сторону Скотта.

- Нет! Прекратите! Вы же убьете ее! - захлебываясь собственной кровью, девушка стеклянными глазами пристально смотрела на редактора. И среди нарастающего шума Скотт отчетливо разобрал одно-единственное слово... "Беги"...

Резко наступила тишина... Из рукава показалась вторая костлявая рука. Свечение пустых глазниц стало ярче, острые когти вонзились в грудь девушке, разрывая плоть. Хруст ломаемой грудной клетки.... Кровь бордовым потоком хлынула на обгорелый бетонный пол, попутно смешиваясь с сажей. Сердце девушки навсегда остановилось...

Чтобы вновь не заорать, Скотт поспешно закрыл рот трясущейся рукой и в диком ужасе уставился на существо в черном. Госпожа, все еще держа уже мертвую девушку за горло, окровавленной конечностью вытягивало из ее груди что- то, мерцающее розоватым сиянием... Это что-то имело очертания Роуз. Шумно втянув воздух, хозяйка шепелявого приблизила колыхающееся розоватое свечение к лицу и с хрипом принялась его поглощать.

Так и не убрав руку ото рта, попутно пытаясь подавить подкатившую тошноту, репортер не смел двинуться с места. Насытившись, существо небрежно отбросило в сторону мертвое тело и кивнуло своему слуге.

- Выпускай деток...

Помещение наполнилось воем множества голосов. Аластор противно хихикая прохромал к трону и дернул металлический рычаг. Решетки с грохотом задвинулись, и на пьедестал начали выползать подобия шепелявого. Скотт пытался не шевелиться. Паника била по мозгам подобно кувалде, выбрасывая из головы все мысли. Совершенно голые тощие существа уставились на него белками глаз, жадно клацая челюстями.

- Его не трогать, - фигура в черном указала окровавленной рукой на мертвую девушку. Уродцы с протяжным воем набросились на труп, перелезая друг через друга, вгрызаясь зубами и разрывая на мелкие части еще не остывшую плоть...

Последние слова Роуз эхом отдались в сознании. Поняв, что другой возможности не будет, Скотт рванул к заветной лестнице. Шею пронзило болью. Лицо обдало ледяным дыханием, весь мир сжался до размера пустых светящихся глазниц.

- Я сказала - ты нам поможешь. У тебя нет выбора.

От недостатка кислорода стало темнеть в глазах.

- Но к...как?

- Ты отнесешь эти часы в ближайший большой город. Тот, кого выбрала Лилия находится там. Ты найдешь его.

От прилившей крови начало гореть лицо.

- Но как я... как я узнаю его? - голос редактора сорвался до шепота.

- Я дам тебе помощника. Когда ты найдешь избранника - они заработают, - госпожа вытащила часы из сжатой руки мужчины и повесила их ему на шею. Из- под капюшона выползло склизкое слизнеобразное существо с множеством лапок, и скользя по костлявой руке, сжимающей шею Скотта, забралось ему в рот. Горло словно разрывали - слизнеобразное шевеля лапками проталкивалось внутрь мужчины. Обладательница черной мантии разжала руку и Скотт упал на залитый кровью пол...

Мозг отказывался работать, кто-то подавлял его разум, заменял все его мысли на одну - НАЙТИ. Силы полностью иссякли и, проиграв этот бой, мужчина провалился во тьму...


Очнулся... Первые лучи восходящего солнца больно слепили опухшие глаза... Осмотрелся - он лежит на дороге возле открытых ворот. Губы растянулись в маниакальной ухмылке... Надо идти... Он должен найти избранника Лилии... И тогда ОНА его отпустит... Поднявшись на ноги, мужчина торопливо вышел за пределы Дарк Кастла. Громоздкие ворота с грохотом закрылись за его спиной. Он должен спешить... Скотт Райан повернулся в направлении Нью-Йорка и, сбивая в кровь ноги, побежал по дороге...

- Моя госпожа, когда они найдут избранника - как мы затащим его сюда?

- Не волнуйся, Аластор. Он сам к нам придет...


* * *

Пора вставать...

Резко распахнув глаза, Леонардо рывком сдернул с себя одеяло и поднялся с кровати. Его натренированные ежедневными занятиями и вставанием в одно и то же время внутренние часы никогда не подводили - на циферблате стоящего рядом с кроватью будильника красным огнем горели три цифры - 6:30. Сладко потянувшись, владелец катан повязал на глаза синюю бандану, не спеша нацепил налокотники и наколенники и, взяв свои верные мечи, вышел из комнаты.

Пора будить братьев на тренировку.

Два дня назад их сенсей уехал в Японию для встречи со Старейшим ради обсуждения какого-то важного вопроса. И соответственно как лидер и самый старший среди братьев, Лео на время его отсутствия остался за главного. А тренировки сами себя не проведут, и вряд ли кто из его младших сможет встать вовремя - в плане пунктуальности братишки особо не отличались успехом...

Разминая на ходу затекшие после сна мышцы, владелец катан направился прямиком в ванную. Еще не дойдя до места своего назначения, лидер услышал шум льющейся воды - видимо в такую рань бодрствует не он один. Дойдя до двери ванной комнаты, он тихонько постучался.

- Лео, это ты? Подожди пару сек, я уже выхожу, - донесся с той стороны веселый, но еще заспанный голос.

- Майки? Ты как это так рано встал? Обычно тебя еле добудишься... - владелец катан с удивлением уставился на дверь. Действительно, до тренировки оставалось еще чуть менее получаса, и подъемы Майку давались довольно сложно.

- А я вчера перед сном будильник на пораньше перевел. Хочу своими глазами увидеть пробуждение зверя. Не могу же я такое пропустить! - младший весело засмеялся. Вспомнив события вчерашнего вечера, Лео не смог сдержать улыбки.

- Кстати, наша жертва вселенского запоя еще не выходила из сумрака? - продолжал веселиться Майк.

- Нет, я его еще не будил, - подавив смешок, оповестил брата старший. - Дон тоже уже встал?

- Не уверен, что он вообще ложился. Когда я собирался спать наш гений пытался воскресить разнесенный Халком Всея Канализации какой-то там излучатель. Никогда бы не подумал, что Дон умеет ТАК материться, - Майки выразительно присвистнул и выключил воду.

Словно в подтверждение догадок младшего, еле передвигая конечностями по направлению к ванной медленно, но верно приближался злой как собака Донателло.

- Доброе утро, Донни, - Лео сочувствующе улыбнулся.

- Как же. Утро добрым не бывает, - обиженно буркнул гений и принялся активно растирать кулаками обрамленные темными кругами глаза. Дверь наконец-то открылась и из ванной комнаты показался довольный владелец нунчак.

- Санузел свободен. Следующий! - бодро улыбаясь, Майк пошлепал мокрыми ногами в направлении кухни. Посмотрев на не выспавшегося еле стоящего на ногах брата, Лео кивнул Дону в сторону ванной, пропуская того вперед. Гений благодарно улыбнулся и пошел принимать холодный душ. А лидер тем временем направился к комнате Рафаэля...

* * *

Темно... Что-то больно колет щеку. Хочется хотя бы отвернуться, но в голову словно свинца налили. Во рту стоит какой-то противный привкус, и от этого дико мутит. Тело отказывается двигаться, все мышцы гудят, и вообще ощущение, что по нему как минимум проехал каток... и не один раз. Мозг, переварив полученную от ощущений информацию, констатирует один-единственный факт - гребанное похмелье. Гребанный Джонс...

Накануне вечером Кейси позвонил Рафу и сообщил замечательную новость - у них с Эйприл будет малыш. Эйприл никому еще не успела сообщить о таком счастливом событии, и Джонс хотел, чтобы его лучший друг первым узнал, что мститель скоро станет папой. И на радостях (а так же пользуясь отсутствием Сплинтера) предложил это дело отметить. Владелец сай решил поддержать своего друга и после вечерней тренировки отправился в условленное место. Последнее, что он помнил - это то, как они напару пошли поздравлять Эйп...


Резкий хлопок дверью вырвал Рафа из воспоминаний. Боль подобно кувалде долбанула черепахе по вискам, заставляя того чуть приоткрыть глаза. И кого притащило в такую рань? И какого хрена этот кто-то приперся в его комнату? В конце концов, на кой черт так хлопать дверями?! Пересиливая головную боль и мысленно посылая весь мир, Рафаэль повернулся на бок, желая взглянуть на морду того, кто так бесцеремонно вломился в его покои. Что-то подозрительно звякнуло и сильнее врезалось в щеку, и владелец сай перевел на это все свое внимание...И тут же резко сел.

- Что это за хе**я?! - дрожащими то ли от злости, то ли от похмелья руками Раф поднял завязанные его же банданой на бантик саи.

- Это не хе**я братец, а твое оружие, - произнес спокойный голос. Нарушителем спокойствия оказался Лео... Ну а кто же еще... И он явно издевался.

- Я пока еще не дебил, Лео. Мне очень интересно, какая п**ла это сделала? - в ответ на заданный вопрос лидер, сдерживая смех, лишь неопределенно пожал плечами.

Но гнев владельца сай тут же сменился неясным ощущением опасности... Словно сегодня должно произойти что-то важное, несущее в себе эту самую опасность... Снова кануть в раздумья Рафаэлю не дал все тот же спокойный голос.

- Я жду тебя внизу, тренировку никто не отменял, - и владелец катан удалился, на последок как следует хлопнув дверью... Да, день определенно обещает быть интересным...

_______________________________________________________

Вот как-то так :oops: продолжение)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#4  Сообщение Чт 20 фев 2014 22:16 
Креведго марсеанзгое
Не в сети

Зарегистрирован: Чт 22 мар 2007 0:58
На счету: 3,162.40 баллов

Сообщения: 10018
Благодарил (а): 218 раз.
Поблагодарили: 411 раз.
Хорошее описание, все сцены живо представляются)
Выкладывай продолжение :wink:

Надеюсь, Раф всё-таки до них доберётся и набьёт этим тварям все места, которые только можно)
Спойлер/Оффтоп:

Над Доном издеваться не нужно, такими темпами он может умереть без посторонней помощи - от недосыпу.



За это сообщение автора Shredder поблагодарил:
Dark_lotus (Чт 20 фев 2014 22:25)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#5  Сообщение Пт 28 фев 2014 12:04 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 31 дек 2013 2:33
На счету: 108.00 баллов

Сообщения: 25
Откуда: Владимирская область
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
Имя: Лу
Master Shredder писал(а):
Хорошее описание, все сцены живо представляются)
Выкладывай продолжение :wink:


Спасибки за коммент :) Сейчас выложу продолжение)

Цитата:
Надеюсь, Раф всё-таки до них доберётся и набьёт этим тварям все места, которые только можно)


ох, если это и будет, то будет не скоро) Ибо все еще в процессе, а в рассказе будет "очень-многа-букафф", и пишу я со скоростью черепахи (не ниндзя :lol:)

Цитата:
Над Доном издеваться не нужно, такими темпами он может умереть без посторонней помощи - от недосыпу.


*многозначительно молчит :D *

Часть вторая. Неприятная встреча.

Пересилив вновь подкатившую тошноту и желание завалиться на бок и уснуть, Рафаэль встал с кровати. Не забыв захватить с собой многострадальные саи, бунтарь вышел из своей комнаты и пошел в ванную комнату, искренне надеясь, что холодный душ хотя бы немного улучшит его отвратительное состояние.
Проходя мимо гостиной, Раф не смог не заметить, что на него смотрят… да какой там смотрят – пялятся в упор два его брата. Для полной картины не хватало только Дона.

- Че вылупились? – прорычал владелец красной банданы, застыв в дверном проеме. Лео как-то слишком довольно улыбался, Майк же смеялся в голос, прикрыв глаза рукой.

- Доброе утро, брат, – произнес лидер. Раф многозначительно посмотрел на брата, размышляя, тот издевается или говорит серьезно. Лео еще шире улыбнулся, от чего темперамента передернуло.

- Засунь свое «доброе утро» знаешь куда… - процедил сквозь зубы бунтарь - На мне что, цветы за ночь выросли, что вы на меня так пялитесь?

- Нет, братишка. Тебя украшает кое-что другое, – звонко засмеялся Майк. Вспомнив про зверское надругательство над его оружием, Рафаэль переключил все свое внимание на младшего.

- Признавайся, маленький зас*анец, это твоя работа? – почувствовав вновь подступившую слабость, он прислонился к стене и продемонстрировал связанные саи.

- С чего ты взял? Ты же любишь свои вилки, вот наверное и решил их приукрасить, – ехидно ухмыляясь, произнес весельчак и сделав сальто назад, на всякий случай спрятался за диваном. При слове «вилки» у темперамента нервно задергался глаз. Сжав кулаки, он двинулся было в сторону дивана, но нещадно бьющая по вискам боль заставила его отложить планы по физическому вбиванию уважения к старшим в голову Майки на потом. Скрипя зубами и оторвав себя от стены, Рафаэль все же продолжил свой нелегкий путь к ванной комнате…

Из санузла, на ходу завязывая бандану, вышел Донателло. Заметив неровную походку и усталый вид изобретателя, Раф сразу понял, что тот снова не ложился спать.

- Опять всю ночь возился со своими изобретениями, гений? – услышав голос брата, Дон остановился и поменялся в лице.

- Да, Раф. Собирал межпространственный излучатель, – загробным голосом пояснил гений, с обидой глядя на брата.

- Так ты его вроде бы пару недель назад собрал, – искренне удивился владелец сай, вместе с тем размышляя, чем мог обидеть брата.

- Собрал. И он был в рабочем состоянии. Ты что же, вообще не помнишь, что вчера произошло?

По растерянному выражению лица Рафа не трудно было догадаться - то немногое, что он помнит, никаким боком не связано с разбитым в хлам изобретением Донателло… Страдальчески вздохнув, владелец шеста бо направился к остальным, оставив недоумевающего Рафа в гордом одиночестве.

Так и не поняв причины выражения всей мировой скорби в лице гения, темперамент зашел в ванную…


Поудобней развалившись на диване, Майки щелкал по кнопкам пульта в поисках хоть чего-то интересного, второй рукой лениво листая уже затертый до дыр комикс.

- Что смотришь? – поинтересовался подошедший Лео. Лидер присел возле дивана и, приняв позу лотоса, с наслаждением потягивал только что заваренный зеленый чай. Майк хотел было ответить, но его прервал голос гения.

- Раф ничего не помнит. – Дон прошел к дивану и устало опустился рядом с Лео. Лидер лишь усмехнулся.
Столь недолгую тишину убежища прорвал яростный крик. Братья синхронно посмотрели в сторону ванной.

- КАКОГО ЧЕРТА?!

- О, наш Рафи-бой увидел себя в зеркале. Такой рожи я бы тоже испугался, – констатировал Майк, быстро спрыгивая с дивана возвращаясь в свое недавнее укрытие. Громко матерясь и проклиная все, на чем свет стоит, в гостиную ворвался бешеный владелец сай. Яростно сжимая в руке свою бандану, он указал пальцем на впечатляющих размеров лиловый синяк, расположившийся под его правым глазом.

- Это кто меня вчера так отделал?!

- Что, Рафи-бой, не нравится новый имидж? За мордой следишь? Если хочешь, мы тебе ее подреставрируем, – не унимался владелец нунчак, изредка высовываясь из-за дивана. – Донни, у нас есть зеленка?

- Ну ты у меня сейчас получишь, зеленое недоразумение… - Раф кинулся в сторону младшего, но неожиданно путь ему преградил Донателло. – Лучше отойди, Дон.

Гений все так же стоял между братьями и, не смотря на грозный вид бунтаря, сдвигаться никуда не собирался. На виске запульсировала жилка, явно свидетельствуя о состоянии Дона. Владельцу бо этот скандал уже порядком надоел. Карие глаза метали молнии – гений был в бешенстве.

- Раф, ты уже достал! Вместо того чтобы колотить младшего по поводу и без, лучше на себя посмотри! – Дон грубо ткнул указательным пальцем в пластрон бунтаря, и тот медленно попятился назад.

- Но…

- Пол года. Пол года, слышишь, я собирал этот излучатель. Я не спал неделями, перерыл все свалки Нью-Йорка в поисках запчастей, и ради чего?! Чтобы ты напился и швырнул его в Лео? Ему повезло, что у него хорошая реакция. Но весь мой труд, все мои старания были раздолбаны тобой об стену! – гений перешел на крик, грозно нависая над отступающим темпераментом.

- Дон, я… ТВОЮ МА…!!! – не заметив лежащий на полу скейт, бунтарь, размахивая конечностями так, что ему дружно позавидовали бы все вентиляторы, с гулким грохотом и громким матом рухнул на панцирь.

- Страйк! – радостно воскликнул Майки, победно вскинув руки. Всегда сдержанный Лео громко засмеялся, но подняться брату все же помог. Проверив наличие всех зубов и поймав на себе укоряющий взгляд лидера (видимо за нецензурную брань в его присутствии), Раф злобно уставился на весельчака.

- Я все равно до тебя доберусь, придурок… Донни… Дон… ДОН! Хватит уже ржать! Лучше сделай доброе дело – дай таблетку от башки, а то я сейчас сдохну прямо здесь… - произнес Раф, замечая, что голова стала болеть еще сильней. Гений же, почувствовав отмщение за покинувший этот мир раньше времени излучатель злорадно смеялся, и с фразой «Так тебе и надо», удалился в свою лабораторию. Подозревая, что на этот раз он натворил дел больше, чем обычно, владелец красной банданы твердо решил узнать, что же именно вчера произошло.

- Лео, как я вчера пришел? – темперамент резко повернулся к Леонардо в надежде, что тот немного поможет воссоздать события прошлого вечера.

- Ну не скажу, что ты вчера пришел самостоятельно, – задумчиво ответил лидер. – Тебя Кейси привел. Хотя он был не трезвее тебя. Повеселились вы на славу. Мы весь вечер до тебя пытались дозвониться, но как оказалось, ты потерял свой черепахофон.

- А ты случайно не в курсе, откуда у меня фонарь под глазом? – поинтересовался Раф, потирая ушибленное место.

- Ты сказал Джонсу, что сам сможешь идти и послал его в … ну ты понял. Но когда Кейси тебя отпустил, ты не удержался на ногах и упал лицом об стол… - еле сдерживаясь, чтобы вновь не засмеяться в голос, ответил лидер.

- Но это еще цветочки по сравнению с тем, как ты Джонса разукрасил, – весело сказал Майки, в очередной раз спрыгивая с дивана.

- Я? Кейса? Да ладно… - Раф довольно ухмыльнулся, внимательно вслушиваясь в разговор. Одним из сохранившихся вчерашних воспоминаний был спор с Кейси по поводу того, кто из них сильнее. И по всей видимости, Раф все же надавал мстителю по роже… вот только вспомнить бы, за что именно… И словно читая немой вопрос бунтаря, Леонардо продолжил свой рассказ…

- Ну да. Ты подумал, что это он тебя толкнул. Мы пытались тебе объяснить, что ты сам упал, но это мало чем помогло… – пояснил владелец синей банданы.

- Вернее, это не то, что просто «не помогло» - это довольно усложнило ситуацию, – продолжил за брата Майк. Поняв, что младший и сам все расскажет, лидер стал вновь наслаждаться чаем.

- В каком смысле? – Раф все же решил поинтересоваться, хотя узнать ответ ему не особо хотелось. Всего рассказанного уже хватило.

- Лео попытался тебя увести спать, и ты разнес излучатель Дона, – весельчак указал в сторону лаборатории, за дверью которой скрылся обиженный гений. Раф кинул недоверчивый взгляд на лидера.

- Да, ты очень не хотел заканчивать веселье. До последнего держался, – заметив на себе взгляд брата, подтвердил лидер. Боль вновь саданула по вискам и, решив, что в связи с последними событиями Дон быстрее взорвет свою лабораторию и уйдет к Бишопу с предложением забрать его на опыты, чем принесет Рафу таблетку, владелец сай нарыл в аптечке аспирин и сам направился на кухню. Желудок призывно заурчал – бунтарь со вчерашнего дня ничего не ел. Выпив таблетку и мысленно молясь, чтобы она подействовала до того, как он от боли отбросит свои зеленые конечности, Рафаэль открыл холодильник и заглянул в него в поисках еды…

На полке одиноко покоился травяной салат, состав которого знал лишь его единственный синебанданный потребитель. Пиццы, которую Раф оставил еще вчера и надеялся найти сегодня, там явно не наблюдалось. Как впрочем и газировки. Других продуктов тоже не было в поле зрения. Обреченно хлопнув дверцей пустого холодильника, темперамент с надеждой взял со стола пачку с хлопьями. Но как он и ожидал, хлопья тоже пропали. Обреченно вздохнув, черепаха прикинул все возможные варианты…

Лео по утрам поглощает свою траву, Дон на завтрак обходится кружкой кофе. И раз Раф еще ничего не ел, остается лишь один прожорливый обитатель убежища…

- МАЙКИ!!! – истошный вопль из кухни заставил весельчака оторвать свой взгляд от телевизора и панцирь от дивана.

- Ну что опять?! – воскликнул младший, прошествовав в пищеблок и рухнув на ближайший стул.

- Ты съел мою пиццу. И все хлопья тоже съел ты. – Раф не спрашивал, он утверждал. – Как можно столько жрать?

- Не жрать, а кушать. Я вчера немного проголодался… и вообще, у меня растущий организм! – владелец нунчак демонстративно состроил обиженную мордашку.

- Если хочешь есть – возьми мой салат, – предложил темпераменту явившийся на кухню лидер. Раф посмотрел на него так, словно старший был неадекватен и бредил.

- Я хочу нормальную еду с белками, жирами и углеводами, – раздраженно сказал бунтарь и, злобно покосившись на младшего, вышел из кухни. Как бы его все не бесили, но роль главной занозы в вечно ищущей приключений заднице Рафаэля вне всякой конкуренции принадлежала Микеланджело. Сняв с вешалки длинный старый плащ и поношенную шляпу с широкими полями, темперамент направился к выходу.

- И куда ты собрался? У нас тренировка, не забыл? – удивленно спросил Лео.

- Пока нормально не поем – плевал я на тренировку, – ответил владелец сай, на ходу натягивая маскировку. Лидер проводил брата взглядом и пошел к остальным. Спорить с Рафаэлем – бесполезное занятие…



* * *

Нежные лучи утреннего солнца уже ласкали своим теплом крыши нью-йоркских высоток. Люди торопились по своим делам, изредка замедляя свой ход на светофорах. Лишь иногда кто-нибудь оглядывался на массивную фигуру в плаще и шляпе, но тут же отворачивался, возвращаясь к своим мыслям и переходя на бег в попытке компенсировать потраченные впустую драгоценные секунды. Раф шел знакомым маршрутом до ближайшей пиццерии, с наслаждением вдыхая прохладный утренний воздух. Головная боль отступила, бунтарь искренне радовался хоть небольшому, но все же улучшению своего состояния. Висевший над дверью колокольчик звонко зазвонил, и черепаха зашел в пиццерию…

Засунув коробку с ароматной пиццей подмышку, владелец сай вышел из здания и направился к узкому переулку, в котором находился самый короткий путь к их убежищу. Но дойти до крышки люка он не успел. Резкий толчок в панцирь сбил темперамента с ног, и он, ловя на лету только что купленную еду, прочертил пластроном по асфальту. Заметив позади себя сидящего на коленях мужчину, Рафаэль вскочил на ноги. Он быстро поправил шляпу, чтобы та как можно лучше скрыла его лицо, и поспешно спрятал руки в карманы.

- Ты вообще смотришь, куда прешь? – недовольно произнес бунтарь, из-под полей шляпы разглядывая виновника столкновения. Мужчину была сильная дрожь. Он прерывисто дышал, крепко сжимая в руках какую-то блестящую безделушку. На виске красовалась глубокая царапина, а вся одежда была заляпана грязно-бордовыми пятнами. Он, словно не слыша темперамента, продолжал сидеть на асфальте, так ни разу и не взглянув на того, кого сбил. Лишь подрагивали отливающие синевой губы – мужчина что-то невнятно бормотал, обращаясь к самому себе. Владельца сай вновь охватило нехорошее предчувствие.

- Мужик, ты в норме? Кажется тебе надо в больницу. – Раф осторожно зашагал в сторону мужчины. Блестящая безделушка выпала из рук раненного и, звонко ударяясь позолоченной цепочкой об асфальт, покатилась в сторону черепахи. Темперамент свободной рукой поднял небольшие карманные часы и ошарашенно на них уставился. Яркое красное свечение слепило глаза, но владелец сай не отрывал взгляда от выбитой на крышке черной лилии. Свечение погасло так же резко, как и появилось. Механизм начал мерно отбивать секунды, и Раф почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд…

- Работают… я нашел… вы обещали меня отпустить… - послышался хриплый шепот, и Рафаэль посмотрел в сторону раненного. Стало как-то не по себе. Мужчина, до этого не обращавший на него никакого внимания, сейчас не отрывал от черепахи безумного взгляда. Резко встав на ноги, он медленно направился в сторону бунтаря.

- Я нашел тебя… Твоя жизнь за мою… Время уже пошло. Скоро ты сдохнешь у ее ног, исполняя ее волю… - истерично хихикая, мужчина приближался к ошеломленному владельцу сай, ловя взглядом каждое его движение.

- Не подходи ко мне! – прошипел темперамент, так же медленно пятясь к люку. Если этот ненормальный решит напасть, придется наглядно ему объяснить правила приличного поведения в обществе…

Но внезапно мужчина остановился. Разрывающая боль в груди заставила его рухнуть на асфальт. Что-то хрипя и всхлипывая, раненный забился в агонии, жадно хватая ртом воздух…

- Пожалуйста, госпожа… вы же обещали… обещали отпустить меня…

Рафаэль замер на месте. Мужчина пронзительно закричал от боли, и из его груди, разрывая органы и ломая кости, вырвалось противное существо с множеством лапок.

- Да что за чертовщина здесь происходит… - с ужасом произнес Раф, глядя на частокол мелких острых зубов слизнеобразного существа. Оно противно завизжало и рассыпалось черной пылью, оставив после себя лишь окровавленное тело своего носителя…

Звук полицейской сирены вернул черепаху в реальность. И он, все так же сжимая в трехпалой руке маленькие часики, скрылся в тени коллектора…


Kaleo писал(а):
Делайте лучше жирный шрифт, легче для глаз читать..)


Именно об этом я попросила в ЛС ^_^ *и мы же вроде на "ты"?)

Часть третья. В чужой шкуре.

Проводив взглядом брата до двери, Леонардо вернулся в зал, где оккупировавший диван весельчак с восторженным выражением лица смотрел один из своих любимых мультиков про супергероев. Владелец катан за один глоток допил свой остывший чай и, отправив кружку в раковину, направился в лабораторию. Леонардо знал, сколько усилий гений прикладывает для создания своих изобретений, и как расстраивается, когда это никто не ценит или, что еще хуже, ломает. Боясь, что Донателло вновь окопается в своей обители на продолжительное время, лидер уверенно толкнул дверь лаборатории. И каково же было его удивление, когда та с легкостью открылась. Обычно Дон в свой храм никого не впускает, и данный факт дал владельцу катан окончательную уверенность, что в своих догадках об обиде обладателя фиолетовой банданы он прав. Немного помедлив, Леонардо вошел в лабораторию…

Донателло сидел за столом, подперев голову рукой, и устало щелкал по кнопкам клавиатуры. Все еще сгорая от обиды на младшего брата, умник пытался по памяти воссоздать разбитое Рафом устройство. Но не выспавшийся мозг напрочь отказывался работать, а веки гения то и дело закрывались, отчего владелец шеста «бо» постоянно клевал носом в опасной близости с поверхностью стола. В очередной раз протерев кулаками сонные глаза, он уже подумывал отправиться на кухню за еще одной порцией кофеина.

- Донни, - спокойный голос разрезал тишину лаборатории, и гений, не ожидавший в своей обители гостей, резко подпрыгнул на месте, попутно снеся покоившиеся на столе чертежи и таблицы.

- Черт возьми, Лео! – воскликнул Дон, глядя на стоящего столбом лидера. – Стучаться не учили?!

- Извини, брат. Было открыто, вот я и подумал… - владелец катан торопливо подошел к брату и начал собирать рассыпанные по всему полу бумаги.

- Оставь. Они мне уже не нужны, - устало произнес Донателло и обреченно плюхнулся на стул. – Все равно я не могу вспомнить, по какой формуле вычислял затраты энергосберегающей батареи и требуемой энергии именно для этого устройства…

- Но ты же у нас гений, - возразил лидер, все так же продолжая собирать изображенные на бумаге мысли Дона. – Ты обязательно вспомнишь и заново соберешь…

- Нет, - резко ответил владелец шеста «бо», но, заметив непонимающий взгляд брата, смягчился и пояснил: - Некоторые запчасти я месяцами искал. И я не уверен, что мне опять улыбнется удача. А просить Эйприл купить их у меня совести не хватит. В ее положении ей итак сейчас нужны деньги. К тому же, эти компоненты не такие уж и дешевые. Но ты ведь пришел не для того, чтобы выслушивать мои научные лекции. Так о чем ты хотел со мной поговорить?

От того, что гений так резко сменил тему, лидер немного замешкался, но все же быстро взял себя в руки.

- Эмм… Донни… я хотел поговорить с тобой по поводу Рафа, - но заметив на себе уничтожающий взгляд карих глаз, опять замолчал. Дон был самым спокойным и тихим из всей четверки, но все знали, что доводить его – себе дороже. И не факт, что после перепалки с взбешенным тихоней его оппонент выберется без синяков, ушибов и переломов. Но поговорить было нужно, поэтому Лео вздохнул и, мысленно пообещав надрать Рафу панцирь, продолжил: - Ты же сам знаешь, что у него тяжелый характер. Не думаю, что он специально разбил твое изобретение. И как бы он не скрывал свои искренние чувства, я уверен, что ему сейчас стыдно и…

Но договорить лидеру не дали. Донателло резко вскочил из-за стола и, яростно буравя взглядом пол, начал мерить лабораторию шагами.

- Рафаэль… Лео, неужели ты пришел его оправдывать? – голос Дона предательски дрожал от обиды и лидер почувствовал, как его начала пожирать его собственная совесть, - Ведь это уже не в первый раз! Его не волнует, что это был прорыв в науке, ему не важно, сколько это изобретение значило для меня! Да ему все мои идеи до лампочки, если они не связаны с его чертовым байком!!!

Лео лишь стоял и смотрел, как его брат мечется по лаборатории, пытаясь скрыть нахлынувшие от обиды слезы. Лидер понимал, что гению надо выговориться. И он никоим образом не собирался оправдывать темперамента – ведь тот действительно виноват. Владелец катан лишь хотел помирить братьев, поочередно поговорив с каждым. Ему не хотелось наблюдать за тем, как взбешенный Рафаэль срывается на всех и громит убежище, а Дон, и так редко вылезающий из своего храма науки, вообще перестал к ним выходить.

- Донни, хоть наш братец и упрямый, как осел, я уверен, что он сожалеет о том, что разбил важную тебе вещь, - успокаивающе произнес владелец синей банданы и, остановив метания гения, ободряюще положил руку ему на плечо.

- Не знаю, Лео… По его поведению этого не скажешь… - Донателло вымученно улыбнулся и, забрав у Лео собранные бумаги, вернулся на свое рабочее место. - Но на этот раз его «Забей, умник» не прокатит. Я не выйду отсюда до тех пор, пока Рафаэль не извинится.

Лео понимающе кивнул и, тяжело вздохнув, удалился из лаборатории. Если Дон что-то сказал, то он обязательно это сделает.

После разговора с умником лидер окончательно убедился в том, о чем начал задумываться после ухода Рафа – тренировки сегодня не будет. Рафаэль ушел на поверхность и неизвестно, когда вернется, Донателло заперся в своей лаборатории, а Майки неотрывно пялится в телевизор. Леонардо мог бы попытаться всех собрать, но решил не тратить свое время и нервы на бесполезные попытки и ругань, предпочтя им медитацию.


* * *

Микеланджело лежал на диване и досматривал вторую серию «Лиги Справедливости». Настроение владельца нунчак было просто прекрасным: Рафаэля не было в поле зрения, как и Дона, а Леонардо ушел в свою комнату уже полчаса назад и больше не появлялся, отчего Майки отметил про себя хорошую новость – тренировка отменяется. Весельчак был бы совсем не против братского спарринга, если бы тот не приходился на время показа его любимого мультфильма. Поэтому младший черепашка вовсю наслаждался властью над телевизором и диваном. И все было бы хорошо, если бы не резкий грохот из прихожей.

Весельчак выключил телевизор и побежал к источнику шума, ошарашенно глядя на выход из убежища, где опираясь панцирем на дверь, словно боясь, что ее кто-то откроет с той стороны, стоял Рафаэль. Вид у того был такой, словно темперамент убегал от стаи голодных псов – он тяжело дышал и испуганно озирался по сторонам.

- Хей, Раф, а ты быстро. А где пицца? До дома не дожила? - Майки уже приготовился удирать от темперамента, но тот так и стоял на месте, не обращая на него никакого внимания, словно и не слышал младшего. Улыбка спала с лица владельца нунчак, и он подошел к брату. - Бро, ты в норме?

- А?.. Что?.. – Рафаэль рассеяно посмотрел на брата, словно только что его увидел. – Я еще сам не пойму…

Вдруг внимание весельчака привлек слабый блеск. Микеланджело с интересом посмотрел на руку брата, с которой свисала небольшая золотая цепочка.

- Что тут за шум? Я вообще-то медитировать пытаюсь, - раздраженно произнес подошедший к братьям Леонардо. Но заметив нервное состояние владельца сай, тут же спросил: - Раф, с тобой все в порядке?

Услышав заданный лидером вопрос, бунтарь невольно вздрогнул. Он и сам не мог сказать, все ли с ним в порядке.

- Эй, а это что еще такое? – владелец нунчак не смог сдержать любопытства и вырвал небольшие часики из руки темперамента. Механизм перестал отбивать секунды, и часы резко заглохли. – Это еще что за фигня?

- Раф, откуда у тебя это? – Лео ловко перехватил часы у Майки, на что тот обиженно надул губы, бурча себе под нос что-то об ущемлении прав младших и черепашьей дедовщине.

Раф нервно шарил взглядом по убежищу, словно искал чего-то. Или кого-то…

- Ты ничего не слышишь, Лео? – спросил он спустя мгновение. Леонардо невольно прислушался, но кроме недовольного бормотания весельчака и тяжелого дыхания владельца сай ничего не услышал.

- Нет… А что я должен слышать?

- Плач… Как будто ребенок плачет… - Рафаэль с надеждой посмотрел на брата, но встретил лишь непонимающий взгляд…


POV Рафаэль.

С самого утра меня не покидало ощущение, что должно произойти что-то плохое. Обычно я прислушиваюсь к своей интуиции, не знаю, почему именно в этот раз я на нее благополучно забил… Наверное из-за того, что мне было хреново, как никогда. И я жалею о том, что был полным кретином и не прислушался к своему внутреннему чутью. Ведь оно меня еще ни разу не подводило…

Как только в моей в руке оказались эти часы, мне сразу стало как-то не по себе… Все тело обдало жаром, словно меня кипятком окатили. Но когда мне в лицо ударил красный свет – меня словно подменили. Я просто не мог оторвать от него взгляд, стоял и тупо пялился на него, хотя весь мой организм кричал, что надо валить оттуда подальше… Но я не мог. Не знаю, как объяснить это – наверное, в тот момент я был похож на тормознутого зомби. В этот мир меня вернул тот ненормальный тип. Начал плести какую-то чушь, от чего меня так и подмывало дать ему кулаком в рожу… Но я думал, что ему нужно в больницу. Весь его вид говорил о том, что он больной, а на больных ведь не обижаются, верно?..

Но очень скоро я понял, насколько ошибался… Когда из этого припадочного начала вырываться какая-то зубастая склизкая тварь, мне стало жутко… И именно в тот момент я понял, что конкретно влип…

Когда я с языком на плече добежал до убежища, то почувствовал, что чего-то не хватает. Коробки. Видимо я потерял пиццу где-то по дороге. Заметив сей факт, я даже не взбесился. И не жалел того, за чем вышел в это гребанное утро на улицу. Мне было плевать, ведь после увиденного аппетит куда-то пропал. Я уже потянулся к ручке, чтобы открыть дверь, но услышал какие-то странные звуки… Детский плач… Кто-то надрывно плакал. Ребенок в канализации? Я не мог его бросить. Неизвестно, как он попал в глубины коллектора, но не помочь ребенку я не мог. Поэтому, так и не зайдя домой, я рванул обшаривать все близлежащие туннели, но так никого и не нашел. Вновь подойдя к двери, я снова услышал этот плач… Словно рыдающий был в паре метров от меня… Обернувшись, я вновь никого не увидел… Но рыдания не прекращались и становились все громче… Меня прошиб пот, все тело покрылось мурашками, этот плач и отсутствие его обладателя… все это начало меня пугать. Отгоняя от себя подступающий страх, я пулей влетел в убежище и захлопнул за собой дверь…

Я видел, как на меня смотрели братья, слышал, что они меня о чем-то спрашивают, даже отвечал им, но плач в моей голове так и не утихал. Стало еще хуже – к нему прибавились мольбы о помощи. Я спросил у Лео, слышит ли он что-нибудь, но он не успел ответить – я все понял по его глазам. Неужели я схожу с ума?! Мне срочно нужен Дон…

Конец POV


Так и не получив ответа на заданный вопрос, Рафаэль выхватил у лидера часы и рванул к лаборатории. Дверь оказалась закрыта, и владелец сай начал со всего размаха долбить по ней ногой.

- Дон, открой! Мне нужно с тобой поговорить, СРОЧНО!!! – но ответа не последовало. Обладатель красной повязки знал, что гений сейчас находится именно там, и что просто так он дверь не откроет. Плач слышался громче, перекрывая остальные звуки, и все естество темперамента начала охватывать паника. Раф понимал, что обидел умника, и знал, что нужно было сделать, чтобы он открыл. Поэтому глубоко забив на свою гордость и решив, что его самолюбие как-нибудь переживет извинения, владелец сай искренне произнес:

- Донни, прости… Прости, что разбил твое изобретение, хоть я этого и не помню. Мне действительно нужна твоя помощь.

Не успел Рафаэль договорить последнее слово, как дверь лаборатории открылась. Донателло встревоженно смотрел на темперамента, небрежно поправляя сползающие на нос очки.

- Видимо произошло что-то совсем ужасное, раз ты так быстро извинился, - резко произнес гений. Обида все еще оставалась, но ее перекрывало беспокойство за брата. – Так что же случилось?

- Дон, кажется, я схожу с ума…


* * *

- С тобой все нормально, Раф. Ты здоров, - констатировал Донателло.

За последний час черепашка в фиолетовой бандане провел около десяти анализов и полный осмотр темперамента. А все потому, что его об этом попросил сам бунтарь.

– Теперь ты расскажешь, в чем дело?

Владелец красной банданы опасливо покосился на дверь лаборатории, которую владелец шеста «бо» предусмотрительно закрыл сразу после того, как Рафаэль ступил за порог. Иначе провести осмотр темперамента было бы трудной, если не сказать, что невыполнимой, задачей – если Лео и смог бы просидеть этот час в тишине не мешать умнику, то Майки доставал бы Дона вопросами за двоих, не давая тому сосредоточиться. Тяжело вздохнув, темперамент выложил Дону о случившемся на улице и замялся. Умник не стал торопить его: он знал, что как только Раф будет готов – сам все расскажет… И не ошибся.

- Я… я слышу голос, Дон… у себя в голове…

- Голос? И как давно это началось?

- После того, как я ушел оттуда, - голос Рафаэля дрогнул, и он начал шарить взглядом по лаборатории, - я и сейчас его слышу. Кто-то плачет…

Донателло задумался. Можно было бы списать слуховые галлюцинации Рафа на сильное переутомление и похмельный синдром, но анализы и осмотр опровергали эту идею. Гений опустил глаза в пол, и его взгляд наткнулся на круглые часики. Видимо, темперамент не заметил, как во время осмотра они выпали у него из рук.

- Раф, ты об этих часах говорил? – спросил умник, на что бунтарь утвердительно кивнул.

Дон поднял часы с пола и внимательно их осмотрел.

- Ну, что скажешь? – спросил Раф.

- Во-первых, они не работают, - ответил Донателло. – Выглядят как новые, но это только на первый взгляд… Я не нашел на них даты выпуска. Но что самое интересное – на них отсутствует заводной механизм…

- Значит, они не должны работать и завести их невозможно, так? – высказал свою догадку темперамент.

- Ну… да, - задумчиво ответил владелец шеста «бо» и заметил, что Раф заметно побледнел.

- Но, не смотря на это, они работают, Донни, - владелец сай выхватил часы и, положив их себе на ладонь, продемонстрировал умнику внезапно затикавшую вещь.

Но не успел Дон что-либо ответить, как часы замерцали красным свечением…

Рафаэль упал на колени, обхватив голову руками, и стиснул зубы от резкой боли. Глаза заволокло мутной пеленой, в ушах нарастал невообразимый гул, который постепенно превращался в обрывки слов. Темперамент не понимал, что происходит, но думать он не мог – боль вытесняла все мысли. Собрав в себе все остатки так внезапно покинувших его сил, бунтарь поднял затуманенный взгляд на Дона. Он чувствовал, как брат трясет его за плечи, видел, как он лихорадочно шевелит губами, а в его карих глазах плещется паника… Но Рафаэль не слышал его – голос Дона тонул в гуще наполненных страхом и мольбами о помощи криков. В глазах потемнело, и владелец сай потерял сознание…

- Раф! Что с тобой? Ответь, брат!.. Почему ты молчишь?.. Раф… Раф?!.. Лео, Майки, помогите мне! Раф не дышит!!!


* * *

Вокруг царил полный хаос…

Сладковатый запах горелой плоти нещадно бил в нос, крики подобно раскаленным иглам впивались в голову. Рафаэль судорожно вдохнул горячий воздух, на что легкие ответили болью, вырывая из груди раздирающий глотку кашель. Он попытался открыть глаза, но они так и остались закрытыми. Постарался пошевелить рукой – но ничего не произошло. Тело его не слушалось. Все его естество окутал необъяснимый страх. Но этот страх ему не принадлежал. Это не его чувства. И руки тоже не его… Словно темперамента засунули в чужое тело, заставили испытывать то, что чувствует кто-то другой, позволили только наблюдать, не имея возможности действовать.

Тяжелые веки все же открылись, и взгляд бунтаря уперся в выставленные вперед детские ручки. Испачканные в крови и саже, они сжимали небольшие золотые часики с выбитой черной лилией. Из груди вырвался болезненный хрип, и до Рафа наконец дошло, что же происходит… Он был в теле ребенка…

Кое-как поднявшись, он осмотрелся. Большой холл. Вокруг бушевало пламя разгорающегося пожара; люди, расталкивая горящую мебель, затаптывая упавших, в панике бежали к единственному выходу, над которым красовалась уже обгорелая табличка с резной надписью. «Дарк Кастл». Темперамент пытался сделать хоть шаг, но тело, объятое страхом, словно окаменело… Черепаха почувствовал, как ребенком начинала овладевать паника, но ничего не мог сделать… Ничем не мог помочь… Только наблюдать…

Никто не успел выйти. Там, где раньше было спасение, единственный выход, опустилась тяжелая решетка. И сквозь нее Раф увидел светловолосую женщину в нежно-голубом платье, которая глазами искала кого-то в толпе. Он не знал, кто она, но почувствовал, как гулко забилось его сердце, а в душе приятным теплом разлилась надежда. Быстро поднявшись на ноги, Раф рванул к закрытому выходу, расталкивая на своем пути сходящих с ума людей. Добравшись до решетки, он просунул тонкую ручку между стальными прутьями и схватил женщину за край подола. Любовь… Ребенок любит эту женщину…

- Мама… - он удивляется, как слабо и беззащитно звучит детский голос. Ощущает, как сзади больно давят охваченные паникой люди, прижимая детское тело к решетке. Чувствует, как ноют придавленные ребра, но все его внимание приковано лишь к женщине. – Ма… мамочка…

Она опустила взгляд и дрожащими руками схватила детские ручки.
Рафаэль заметил, что его взгляд застелила мутная пелена, ощутил, как стекают по щекам горячие ручейки слез. Женщина молчала и тоже плакала, глядя ему в глаза. Подошедший мужчина в военной форме схватил ее за руку, но она оттолкнула его, продолжая сжимать родные детские ручки.

- Миссис Эванс, нам нужно уходить. Их уже не спасти, - пробился сквозь крики и плач обреченных голос военного, и мужчина вновь попытался увести женщину.

- Но как же… как же… это же моя дочь… - ее голос тонул в слезах, она умоляюще смотрела на военного, но тот лишь отвел взгляд.

- Решетка не откроется, пока не закончится пожар. Мне очень жаль…

Она молчала. Но Рафаэль видел все в ее глазах. Ничего нельзя было сделать. Они обречены…

- Лилиана, прости… умоляю, прости меня, дочка… - из глаз женщины непрерывным потоком текли слезы, голос срывался на шепот. Рафаэль чувствовал, как сильно она сжимала его руки, и ощутил нежный поцелуй, оставленный на его щеке… - Прости, я не смогла защитить тебя…

Мужчина резко вырвал ее из детских рук. Женщина кричала, пыталась освободиться, вернуться к своему ребенку. Но все ее попытки оказались бесполезны – военный увел ее от решетки… Раф обессиленно упал на колени, так и не опустив протянутые к женщине руки.

Страх… Обреченность… Она бросила… Не спасла…

Чужая боль сжала сердце стальными тисками. Тот, в чьем теле он находился, осознал, что больше никто не придет на помощь. Растущая толпа давила все сильней, рискуя раздавить ребенка, но чьи-то крепкие руки схватили его за плечи, и неожиданный спаситель загородил его своим телом.

- Пойдемте, госпожа. Вы должны жить.

Топот множества ног, крики людей, плач женщин и детей – все слилось воедино. Они пробирались через обезумевшую толпу, стараясь выбраться из этой толчеи и как можно скорее найти укрытие. И сквозь весь этот гул Рафаэль узнал еле слышный шепот своего младшего брата… Шепот Микеланджело.

- Раф, прошу… вернись, братишка…



Часть четвертая. Двойная смерть.

Рафаэль осторожно втянул ртом воздух, силясь открыть, казалось, налитые свинцом веки. Головная боль ушла, уступая место всепоглощающей слабости, по телу медленно разливалось неясно откуда появившееся тепло. Чье-то судорожное дыхание жгло шею, и до владельца сай донеслось приглушенное бормотание его младшего брата, часто прерываемое громкими всхлипами. Он чувствовал, как Майки с силой прижимает его к себе, уткнувшись своим носом бунтарю в шею, продолжая звать его по имени.

- Раф… прошу… вернись, бро! Ты же… ты не можешь нас бросить… - шумно вздыхая и сбиваясь на шепот, повторял весельчак.

Вместе с расползающимся по всему телу теплом начали возвращаться и силы. Что-то сырое и теплое упало на незащищенную пластроном грудь темперамента и, чертя мокрую дорожку на темно-зеленой коже, стекло под пластины. Почувствовав улучшение своего состояния, Рафаэль рвано выдохнул и открыл глаза.

- Р… Раф?! – весельчак оторвался о темперамента и нервно улыбнулся, глядя на очнувшегося брата.

- А ты ожидал кого-то другого? – слабо ухмыльнулся в ответ Рафаэль, принимая сидячее положение и стараясь осторожно отпихнуть от себя Майки. – Завязывай эти телячьи нежности.

Поборов головокружение и подкатывающую тошноту, владелец сай обернулся… и только сейчас заметил двух других братьев.

Вид у них был, мягко говоря, не очень. Донателло заметно дрожал, сжимая в руках пустой шприц, и испуганно смотрел на очнувшегося черепашку. Леонардо нервно дергал себя за конец синей банданы, а рядом с ним покоились ампулы с какой-то жидкостью. Хоть пробуждение бунтаря и вызвало вымученные улыбки на их лицах, выглядели старшие совершенно разбитыми.

«Что это было, черт возьми?! Сон? Видение? И почему братья на меня смотрят, как на пришельца?» - размышлял темперамент, с недоумением глядя на хранивших молчание и каких-то дерганных братьев, но мысли начинали спутываться. Не смотря на прохладу в их убежище, черепашке становилось как-то жарко.

- Черт возьми, парни, да что с вами? У вас такой вид, будто я уже умер, и вы оплакиваете мой хладный труп, - усмехнулся владелец сай, но тут же пожалел о сказанном, заметив, как ребята заметно побледнели.

- Потому что ты умер, Раф, - гений отбросил в сторону уже ненужный шприц и начал торопливо осматривать Рафаэля.

- Что… Донни, какого хрена? Как это – «умер»? Я вроде как живой. Подумаешь, сознание потерял, - пробормотал черепашка, пытаясь хоть как-то разрядить обстановку. Он уже понимал, что то, что он видел, никак не может быть просто бредом или сном – он чувствовал то, что чувствовал ребенок. Словно темперамент сам там был.

- Ты не сознание потерял… а умер… Я… Я проверил… Ты не дышал. Пытался прощупать пульс, но его не было. Ты был мертв около восьми минут, - сбивчиво ответил гений, не прекращая свой осмотр.

Сказанное гением повергло владельца сай в шок. Он недоверчиво обвел взглядом старших братьев, продолжая попытки выбраться из цепких объятий младшего, и задержался на испуганно-отрешенном лице лидера. Но тот всем своим видом доказывал, что слова Донателло были истиной.

Стараясь унять неизвестно отчего участившееся дыхание, Рафаэль перевел все свое внимание на часы, лежащие на полу возле ноги лидера.

- Ты говорил, что слышишь голос… Раф, что произошло? – осторожно спросил Дон.

Убедившись в том, что, не считая слабости, никаких патологий клиническая смерть темперамента после себя не оставила, он закончил осматривать бунтаря и заметил, куда смотрит владелец сай.

Но Рафаэль не отрывал взгляда от лежащей на полу безделушки. То, что он видел, когда потерял сознание (а вернее, как оказалось, умер), было напрямую связано с этими часами – ведь там, в задымленном и наполненном криками горящих людей зале, тот, в чьем теле он находился, держал в руках именно эту вещь.

- Я почувствовал, что теряю сознание, - ответил он брату. Про адскую боль, которую ему пришлось вытерпеть, темперамент решил промолчать. Ни к чему их пугать еще больше. - В голове стоял невообразимый шум. Крики, плач… я перестал слышать твой голос и отключился.

- Это все? – Леонардо отложил упаковку лекарств в сторону и облокотился на стену, пронзительно смотря на не обращающего на него внимание Рафаэля.

Темперамент нервно сглотнул образовавшийся в горле колючий комок, продолжая сверлить взглядом черную лилию.

- Нет, не все. Я… знаю, это бредово звучит, но, кажется, я был в чужом теле.

Братья переглянулись. Рафаэль тяжело вздохнул и вкратце пересказал то, что видел.


- … Я услышал, что меня зовет Майки. И я вернулся, - закончил владелец сай.

Майки тихонько всхлипнул и сильнее сжал уже не сопротивляющегося Рафаэля в своих объятьях. Оранжевая повязка младшего черепашки была насквозь сырая от недавних слез.

Лео же о чем-то глубоко задумался, невидящим взглядом смотря на пол.

- Невероятно… - прошептал Дон, пораженно глядя на темперамента. – Ты говоришь, что видел табличку над дверью. Можешь вспомнить, что на ней было написано?

- Не могу… совсем из памяти вылетело. Такое ощущение, что в моих мозгах помойка… Но я точно помню, что эти чертовы часы были в руках того, в чьем теле я был, - и Рафаэль, резко отодвинув от себя Майки, потянулся к золотой цепочке.

- НЕТ!!! – крик младшего, больше похожий на визг перепуганной барышни, чуть не оглушил владельца сай на правое ухо.

Рафаэль уже почти дотянулся до своей цели, но его руку перехватила рука младшего, а возникший из ниоткуда шест «бо» отшвырнул безделушку к противоположной стене. Владелец красной банданы ошарашенно уставился на сомкнутую вокруг запястья руку весельчака.

- Не надо… Не трогай эту штуку… - дрожащим голосом пролепетал Майки, отцепляясь от брата.

- Думаю, надо осмотреть их еще раз. Пусть пока эта вещь побудет у меня, - сказал Дон.

Леонардо подцепил часы кончиком катаны и протянул их умнику. Рафаэль хотел было возразить, но вовремя поняв, что так действительно будет лучше и братья за него волнуются, передумал. Если эта штука так на него влияет – пусть лучше побудет где-нибудь на безопасном от него расстоянии.

Сердце владельца сай пропустило пару ударов и забилось с двойной силой, отчего темперамент часто задышал, пытаясь успокоиться. И только сейчас заметил, что ему не просто жарко, а он горит – в вены словно кипятка налили.

- Донни, что ты, мать твою, мне вколол?..

- Мы тебя оживить пытались… - тихо ответил гений, - через пластрон массаж сердца не сделаешь… оставался только эпинефрин, - поняв, что никто не понял, что означает это слово, умник пояснил: - искусственный адреналин. Но… я не знал, как это лекарство подействует на мутировавший организм… Да и выбора у нас не было.

- Тебе плохо? – встревоженно спросил Лео.

- Да нет, брат, мне хорошо – еще немного, и кровь из ушей пойдет, - с придыханием ответил темперамент. – Что делать?!

- Видимо, это последствия инъекции… А я думал, что оно не подействовало, ведь ты был уже мертв, а эффект должен был быть моментальный, а ты ожил только через…

- ДОН!

- Да-да, я слышу, - встрепенулся умник, - тебе просто нужно снять напряжение…

Раф сорвался с места и, не сказав никому ни слова, бегом рванул в додзе, чуть не снеся дверь.

- Раф, стой! – Дон побежал следом за братом, оставив Лео и Майки в лаборатории. В другой раз он бы ни за что не оставил свою обитель без присмотра, но сейчас были более веские причины для волнения. Клиническая, совершенно не обоснованная смерть брата и последующее его воскрешение не давали умнику покоя. Неизвестно, что было причиной, и нет никакой уверенности, что это не повторится вновь.

Но как только Донателло добежал до додзе, дверь перед его носом нахально захлопнулась.

- Даже не думай, Донни! Вот только няньки мне не надо. Я в порядке, - донеслось с той стороны двери. – Не думаю, что меня ждет смерть от боксерской груши.

Глубоко вздохнув, владельцу фиолетовой банданы не оставалось ничего другого, как оставить темперамента в покое.


* * *
Время уже перевалило за полдень. В убежище черепах царила редкостная тишина.

Рафаэль так и не выходил из додзе, и, проходя мимо тренировочного зала, можно было услышать глухие удары, наносимые по старому кожаному покрытию груши.

Майки, не желающий оставаться в одиночестве после пережитого стресса, сразу после того, как Дон выпроводил их из лаборатории, отправился вместе с Лео в комнату лидера, предварительно пообещав вести себя тихо. Да и после последних событий вечный оптимист черепашьей команды как-то приуныл. Хоть с Рафом все было в порядке, Майки не мог успокоиться и унять грызущее изнутри беспокойство за брата.

Развалившись на кровати, младший черепашка пытался хоть чем-то себя занять, но ничто не могло убрать ощущение того, что это еще не конец их злоключений. Забив на все свои попытки переключить свое внимание на что-либо, владелец оранжевой банданы откинул в сторону принесенный лидером комикс и стал следить за встревоженным лицом медитирующего Леонардо.

Почувствовав на себе взгляд младшего, владелец катан приоткрыл глаза.

- Лео… я тебе помешал? Прости, я не хотел… - Майки устало прикрыл глаза и откинулся на подушку.

- Нет, не помешал. Я все равно не могу сосредоточиться, - вздохнул Лео.

- Как ты думаешь, все закончилось? – с надеждой спросил младший черепашка. – Знаешь, а я ведь подумал, что у нас не получится его вернуть… но не хотел верить. Не хотел верить, что Раф умер.

Лидер изо всех сил пытался не отвести взгляд от устремленных на него ясных глаз Микеланджело. Он и сам не знал, все ли закончилось, и не мог понять, что вообще произошло. Но и врать младшему брату он не хотел.

- Я не знаю, что это было, Майки. Но мне кажется, что это еще не конец, - он тяжело вздохнул и сел возле младшего, ободряюще приобняв того за плечи. – Мы во всем разберемся… все будет хорошо.

- Я надеюсь, Лео… Надеюсь…

Внизу громко хлопнула входная дверь, и черепашки, переглянувшись, пошли встречать пришедших.
_________________________________________

- Да как же тебя открыть?! – воскликнул Донателло, швырнув маленькие часы в стену.

После того, как гений выпроводил братьев из лаборатории, он осмотрел эту безделушку со всех сторон, пытался открыть всеми возможными способами, даже бил молотком – но часам хоть бы что, ни одной царапины. Подвергал их разному химическому воздействию, лил на них серную кислоту, но никакого эффекта.
Поиски в интернете тоже не принесли никаких результатов – владелец шеста бо перерыл кучу сайтов, но, пересмотрев несколько тысяч карманных часов разных годов выпуска, не нашел ничего, хотя бы отдаленно напоминающего находку Рафа.

- Такое ощущение, что об этой штуке вообще ничего не известно. Словно их и не существует. Чертовщина какая-то… - недовольно пробормотал обладатель фиолетовой банданы и потер уставшие от долгого сидения у компьютера глаза.

В прихожей хлопнула дверь, и гений, оставив все свои мысли на потом, вышел из лаборатории.
_________________________________________

- Ребята, привет! – послышался звонкий голос. - Хоть Раф и Кейси вчера просадили почти всю мою зарплату, я купила пиццу! Ребята?..

Эйприл удивленно обвела взглядом пустующее убежище и прислушалась. Тишина. Для места проживания черепах это было как минимум очень странно, если не аномально. Насколько помнилось рыжей, такую тишину в убежище ее друзей девушка наблюдала всего один раз – когда ребята уехали на несколько дней в лес на отдых и забыли ее об этом предупредить.

- Странно…

- Успокойся, детка. Парни по любому сейчас дрыхнут, пользуясь тем, что Сплинтер свалил в незапланированный отпуск, - проворчал Кейси, перекладывая вверенные ему коробки с едой с одной руки на другую.

- Кейси, перестань! Мастер Сплинтер к Старейшему не отдыхать уехал, а по важному делу, - возразила О`Нил, осуждающе глядя на своего супруга.

- Ну, мы не можем знать этого наверняка, - ухмыльнулся Джонс.

Эйприл уже начала волноваться, что что-то случилось, но тут же расслабилась, когда заметила спешащего к ним Донателло, и одарила черепашку обворожительной улыбкой.

- Привет, Эйприл, - умник махнул девушке рукой и улыбнулся в ответ, - Кейси, - при взгляде на мстителя владелец «бо» не смог сдержать вырвавшийся смешок.

Действительно, на Джонса смотреть без смеха было невозможно. После вчерашней прогулки с Рафаэлем, мститель выглядел несчастным и опухшим. Оба глаза Джонса украшали внушительные фары в виде лиловых синяков, на щеке виднелся отпечаток двупалой ноги, и всю эту красоту дополнял выбитый зуб.

- Привет, Донни. Что-то у вас сегодня тишина… гробовая, - произнесла девушка, отчего появившаяся улыбка Дона сразу померкла.

- Почти угадала, - тихо произнес гений.

Эйприл хотела было что-то спросить, но ее прервал Кейси:

- Хей, а где остальные?

- Мда… сегодня хуже чем вчера, - донеслось со второго яруса, и в поле зрения влюбленных появились Леонардо и Микеланджело. – Кейси, тебе лучше не улыбаться – ты становишься похож на деревенского алкаша, - улыбнулся весельчак.

- Ну спасибо, Майки, - процедил Джонс, и оглядевшись, заметил, что кого-то не хватает, - Ну и? Где этот гад, который меня так разукрасил?

Черепахи нервно переглянулись и замолчали. Решив, что нужно объяснить друзьям все произошедшее, лидер решил взять ситуацию в свои руки:

- Ребята, у нас проблемы…


Решив не стоять в прихожей, все прошли в гостиную, и черепашки рассказали друзьям о последних событиях. Эйприл пребывала в глубоком шоке. Кейси же, услышав, что его друг умирал, так и не дослушав историю, рванул в додзе.

- Эйприл, что ты думаешь? Ты ведь разбираешься в старинных вещах, есть какие-нибудь идеи? – спросил Лео, с надеждой глядя на подругу.

Выйдя из состояния оцепенения, девушка попросила Дона принести ей часы.

Взяв их в руки, она внимательно осмотрела их, а в это время владелец шеста «бо» рассказал ей о своих неудавшихся попытках узнать хоть что-то об этой вещи.

- Возможно… это артефакт. Древний артефакт, способный выбирать себе того, кто будет вправе им пользоваться, - произнесла рыжая спустя время.

- Артефакт? Но я перерыл все сайты по магии и мистике, но ничего не нашел, - возразил Дон, на что Эйприл смерила его недовольным взглядом.

- Я не знаю, Донни… Но, возможно, я знаю того, кто может нам помочь, - девушка достала телефон и, сфотографировав часы, отправила сообщение. – Джек Саммерс.

- Джек Саммерс? – удивленно спросил лидер. – Кто это?

- Мой знакомый, вместе учились в школе. Он историк, увлекается старинными вещами, наделенными какой-то силой. Если кто и знает об этой вещи что-нибудь, то это он.

Проштудировав записную книжку и найдя нужный номер, Эйприл отошла от черепах, чтобы те не мешали ей разговаривать.
_________________________________________

- Ну… спасибо… Донни… - пыхтел темперамент, уже третий час остервенело молотя несчастную грушу, - удружил, братец…

Все тело Рафаэля, еще до конца не отошедшее от своей недавней смерти, гудело от немалой физической нагрузки, мышцы неимоверно ныли от каждого удара. По незащищенным панцирем участкам кожи стекали крупные капли пота. Действие введенного Доном лекарства уже ослабело, но сердце темперамента продолжало биться раза в два быстрее, чем было должно.

Знакомый женский голос и недовольное мужское ворчание заставили владельца сай прекратить истязание его излюбленного инвентаря. Не узнать эти голоса было просто невозможно - Кейси и Эйприл.

Черепашка снял с крепления на стене полотенце и, стирая с лица выступившую влагу, устало опустился на пол, стараясь унять слишком частое дыхание.

Более менее отойдя от такой изнуряющей тренировки, Рафаэль ухмыльнулся и поднялся на ноги с твердым намерением выйти к пришедшим возлюбленным и посмотреть на рожу Джонса.

- Рафаэль… - владелец сай встал, как вкопанный, так и не дойдя до двери. Только что успокоенное дыхание вновь начало сбиваться, и черепашка развернулся, осматривая тренировочный зал. Как и в прошлый раз, когда он слышал этот голос, рядом с ним никого не было. В додзе он был один.

- Кто ты? Что тебе от меня нужно? – произнес владелец сай в пустоту и судорожно вздохнул.

- Раф! – дверь тренировочного зала резко распахнулась, и во временное пристанище Рафаэля влетел обеспокоенный мститель.

Вздрогнув от неожиданности, темперамент взял себя в руки и нацепил на морду самое что ни на есть безразличное и спокойное выражение. Но заметив обновленную им накануне физиономию Кейси, не смог сдержать ухмылки.

- Теперь ты хоть как-то можешь быть полезен Эйприл. Будешь ей дорогу в темноте освещать и своей голливудской улыбкой всю уличную шпану распугивать.

- Очень смешно, придурок. На свою рожу посмотри, - недовольно ответил мститель, сложив руки на груди.

- Да уж… Хорошо вчера погуляли, да, Джонс? – усмехнулся владелец сай, но Кейси его проигнорировал.

- Ты в норме? – обеспокоенно спросил Джонс.

- Если тебе станет легче, то скажу, что утром башка трещала неимоверно.

- Я не об этом, - заметив, как его друг напрягся, Кейси немного замялся. – Ребята нам все рассказали.

- Все нормально, - резко ответил темперамент. Пусть он не знает, что с ним происходит, но высказывать свои опасения и изливать душу Джонсу Рафаэль не собирался.

- Раф, ты же понимаешь, что…

Дослушать друга до конца черепахе было не суждено. Нестерпимая боль вновь пронзила голову, нарастающие крики, казалось, рвали барабанные перепонки, и силы стремительно покидали тело.

- Раф, с тобой все нормально? – обеспокоенно спросил мститель, заметив, что собеседник его совсем не слушает.

- Опять… только не это… - Рафаэль хрипло вздохнул и ничком упал на пол.


Легкие словно разрывает на части, от недостатка кислорода и обилия угарного газа сознание медленно уходит куда-то, пресекая попытки о чем-то думать, понимать происходящее вокруг. Нечем дышать… Он пытается вздохнуть, горло обжигает горячей струей воздуха, во рту стоит привкус железа вперемешку с сажей. Глаза слезятся от черного дыма, заполнившего все вокруг, он куда-то бежит, не разбирая дороги, удаляясь от бьющихся в агонии и кричащих от страха людей. Ноги сводит судорогой, вскрикнув, он падает на обожженный пол, разбивая в кровь колени.

Огонь словно следует за ним по пятам, сжирая все на своем пути. Больно лижет своими языками его нежную, детскую кожу, вырывая болезненные хрипы и оставляя за собой ужасающие ожоги. Он не слышит ничего, кроме своих криков и бешено бьющегося сердца, стук которого отдается дрожью по всему телу. Он обречен…

Но, как и тогда, чья-то рука хватает его за тонкое запястье и резко дергает вверх, поднимая детское тельце на хрупкие ножки, и тянет за собой, не давая возможности остановиться, заставляя бежать из последних сил.

Перед лицом возникает большая, металлическая дверь, и ведущий, распахнув ее, осторожно подталкивает Рафаэля внутрь и плотно закрывает ее за собой. Бережно обхватив его хрупкое тельце обеими руками, он усаживает ребенка к себе на колени, стараясь не причинять еще большего вреда. По бледному лицу седоволосого мужчины текут слезы, и Рафаэль обнимает его в ответ, прижимаясь к груди, словно ища защиты.

В маленькой комнатке с единственным зеркалом невыносимо жарко – беснующееся вокруг пламя нагревает каменные стены, смог пробирается и сюда, убивая всякую надежду на спасение. Они оба понимают, что это их последнее убежище, в котором они найдут свою смерть.

- Аластор, мы ведь умрем, да? – каждое слово дается болью в груди, детский охрипший голос сильно дрожит, и тот, в чьем теле оказался Раф, крепче прижимается к груди седовласого. Дикая боль ожогов жжет тело, скользящие по обгоревшему лицу ручейки причиняют еще больше страданий, касаясь своей солью свежих ран. Мужчина молчит, и Раф видит, что он не хочет пугать ребенка, но и выхода никакого нет.

- Мы умрем… - детский голос срывается на шепот, но в нем столько уверенности… - Мы не выберемся из Дарк Кастла.

- Скажите, Лилиана, - мужчина сильно шепелявит, но в его голосе проскальзывают еле уловимые нотки так нужной им сейчас надежды, - чего вы хотите больше всего на свете?

Ребенок громко всхлипнул, из глаз вновь хлынули горячие слезы, причиняя больше боли, больше страданий.

- Жить…

Какая-то неизвестная сила вырвала черепашку из чужого тела. Звуки паники вокруг полностью заглохли, уступая место звенящей тишине, нарушаемой лишь всхлипами маленькой девочки. И Рафаэль увидел ее… ту, чье тело дало ему приют, позволяя разделить с собой все перенесенные муки.
Возле огромного зеркала сидела светловолосая девочка лет девяти в рваном нежно-розовом платье. Все тело девчушки было покрыто страшными ожогами, она сидела на разбитых коленях, опустив голову, и как бы темперамент не пытался рассмотреть ее лицо – ничего не вышло, его закрывала белесая челка. В руках девочки что-то блеснуло, и владелец сай увидел уже знакомую черную лилию.

- Эй, - Рафаэль, поборов себя, двинулся к ребенку, но приглушенный голос брата, словно прорывающийся сквозь эту плотную, неестественную тишину, заставил его остановиться.

- Донни… сделай же что-нибудь!

- Майки?!! – Рафаэль осмотрелся по сторонам, но никого не увидел. Кроме сидячей девочки. И что удивило владельца сай, ее спаситель тоже куда-то пропал.

- Я… пытаюсь… Делаю все, что в моих силах! – обычно спокойный голос умника теперь был наполнен страхом.

Плач стих. Ошарашенный владелец сай вновь перевел все свое внимание на ребенка… и начал отступать назад.

Десятки… Сотни черных теней обступали девочку со всех сторон, кутая ее своим естеством, словно темным покрывалом.

- Помоги мне, Рафаэль… - ребенок поднял голову, и внутри Рафа все похолодело. У девочки не было глаз, а из пустых черных глазниц подобно слезам вытекали кровавые ручейки.

_______________________________________

- Парни, у меня часы светятся! – раздался встревоженный голос О’Нил.

Весельчак побледнел на несколько оттенков, его затрясло, а в глазах отразился нескрываемый страх.

- Раф… - младший черепашка подскочил с места и, ничего не сказав растерявшимся братьям, рванул к тренировочному залу. И только он успел подбежать к дверям, как из додзе раздался испуганный крик Кейси:

- Помогите! РАФ!!!

Оставшиеся в гостиной черепашки тревожно переглянулись и сорвались со своих мест.

- Дон! Адреналин! БЫСТРО! – на бегу крикнул Лео, стараясь, чтобы его голос не выдал охватывающую лидера панику.

- Донни, что происходит? – взволнованная Эйприл непонимающе смотрела на владельца фиолетовой банданы, который пронесся мимо нее, как на пожар.

Ни секунды не думая и даже не оглянувшись на ошарашенную девушку, гений влетел в лабораторию и, дрожащими руками схватив ампулу эпинефрина и шприц, побежал к братьям.

На душе у девушки стало неспокойно, и она быстро отправилась за убегающим гением. Проследив за тем, как Дон скрылся в додзе, девушка зашла следом.


- Я не знаю, что произошло, Лео, - Кейси сидел на полу и сбивчиво объяснял лидеру, что произошло, пока они с Рафом разговаривали, - он просто упал и перестал дышать… Сердце остановилось и все…

Лео обнимал впавшего в истерику Майки, пытаясь его успокоить, и попутно слушал то, что ему рассказывал мститель, но по отсутствующему взгляду лидера было видно, что его мысли далеки от реальности, и половины всего он вообще не слышит.

Дон сидел панцирем к двери, загораживая девушке обзор, но Эйприл заметила валяющуюся возле его ног упаковку от шприца.

- Донни… сделай же что-нибудь, - произнес Майки сквозь слезы, с надеждой глядя на умника.

Эйприл за пару секунд пересекла разделяющее их с парнями расстояние и, заглянув через плечо Донателло, прижала руку ко рту, опускаясь на колени рядом с черепашкой.

- Я… я пытаюсь! Делаю все, что в моих силах, - полушепотом ответил владелец шеста бо, стараясь набрать в шприц лекарство. Но от охватившего страха за брата у умника сильно тряслись руки, то и дело подвергая содержимое ампулы оказаться на полу.

Глубоко вдохнув и взяв себя в руки, владелец фиолетовой банданы наконец набрал шприц для инъекции. Осторожно перетянув плечо бунтаря, он нашел вену и уже собрался было вводить иглу… как его остановила приготовленная для укола рука владельца сай.

- Если ты еще раз вколешь мне эту дрянь, Донни, я лично сдам тебя Бишопу на опыты… - прозвучал слабый, хриплый голос.

Рафаэль открыл глаза и вымученно улыбнулся облепившим его со всех сторон братьям и друзьям.

Находившиеся в додзе облегченно вздохнули.

Все, кроме Лео.

Владелец катан прикрыл глаза рукой и отвернулся, чтобы присутствующие не видели его слабости. Не сейчас. Он – лидер. И сейчас не время давать волю своим эмоциям – всем итак тяжело. Неизвестно, что происходит с его темпераментным братом. Умер два раза за день… и воскрес. Причем второй раз сам, без помощи медикаментов. Два раза они теряли брата, и оба раза он вернулся к ним. Но неизвестно, что будет дальше. И если это повторится… вернется ли Рафаэль в следующий раз к жизни.

Из тяжких мыслей лидера вывела трехпалая рука, опустившаяся ему на плечо. Лео утер проступившие сквозь повязку слезы тыльной стороной ладони и, повернувшись, столкнулся с ободряющим взглядом золотистых глаз бунтаря.

- Дарк Кастл, - повернувшись к Дону, сказал владелец сай. – То место, где я был, называется Дарк Кастл. И там была девочка… Лилиана. Она просила помощи.

- Лилиана Эванс… - на выдохе произнесла Эйприл, с удивлением глядя на темперамента.

Взоры всех присутствующих обратились на рыжеволосую.

- Эйприл, тебе что-то известно? – спросил лидер, и в всегда спокойных карих глазах засветилась надежда. Девушка смущенно кивнула. – Рассказывай… все, что знаешь.


Часть пятая.Черная Лилия или "Добро пожаловать в Дарк Кастл".

Четыре пары глаз буквально сверлили Эйприл взглядами, и от этого девушке стало как-то не по себе. В каждом вдохе, жесте, движении ребят чувствовалось сильное напряжение, и на секунду девушке показалось, что в повисшей тишине она отчетливо слышит, как громко бьются их сердца, изнывая от желания узнать то, что она может им поведать, и что, возможно, поможет понять, что происходит с их темпераментным братом. И лишь один из братьев не смотрел на нее, будто и не ждал ответа. Рафаэль отсутствующим взглядом уставился куда-то в пол, погрузившись в свои мысли и выражая полное безразличие к происходящему, и девушка никак не могла понять, что сейчас творится в душе у темперамента.

- Эйприл? - голос лидера отвлек девушку от созерцания Рафаэля, и она, дернувшись от неожиданности, обвела взглядом окружавших ее ребят. - Расскажи нам все, что знаешь, - повторил Лео, пронзительно глядя рыжеволосой в глаза. - Мы должны знать все. Возможно то, что тебе известно, хоть чем-то поможет Рафу.

Девушка опустила взгляд в пол и откашлялась, собираясь заговорить... и тут же снова замялась, не зная, с чего ей начать свой рассказ. О Дарк Кастле она узнала совсем недавно, но от одной только мысли об этом месте у рыжей по всему телу пробегал противный липкий холодок, заставляющий всю кожу покрываться мурашками. Некоторые известные ей сведения не поддавались никакому логическому объяснению, и их можно было приписать разве что к разделу мистики. Но, если учитывать все произошедшие за сегодняшний день события, мистика все бы здесь и объяснила. Начать все же было нужно, ведь, возможно, именно от этого зависит жизнь Рафаэля.

- Донни, принеси, пожалуйста, ноутбук, - попросила девушка, и гений, опешивший от такой внезапной и не совсем понятной просьбы, моментально сорвался с места.

- Ноутбук? - удивленно протянул Майки. - Это еще зачем?

- Хочу вам кое-что показать, - пояснила девушка и о чем-то задумалась.

Все недоуменно посмотрели на подругу, но та все так же прибывала в молчании, ожидая прихода умника. Как только Дон вернулся и вновь присоединился к братьям и Кейси, Эйприл взяла ноутбук и, не отрывая взгляда от экрана, начала свой рассказ:

- Несколько месяцев назад мне позвонила моя давняя подруга. Она предложила мне встретиться, сказала, что ей срочно нужна моя помощь как знатока древних вещей. Я согласилась, и через несколько дней после звонка мы встретились... Меня очень удивило и заинтересовало то, о чем она хотела со мной поговорить. Роуз Уайт - начинающая журналистка, пыталась найти сенсационный материал, и она его нашла. Именно от Роуз я узнала о событиях далекого прошлого и про Лилиану Эванс. Но в истории, которую она мне рассказала, все очень непонятно и запутанно и... в нее сложно поверить. - В последний раз кликнув по клавиатуре, Эйприл развернула ноутбук к ребятам, и те дружно уставились в экран. - Это - Дарк Кастл.

На небольшом экране переносного компьютера виднелся старый черно-белый снимок. Массивная, просто огромных размеров, черная крепость с множеством остроконечных башен непоколебимо стояла в окружении полуразвалившихся обгорелых домиков, разрезая своим центральным, таким же черным, как и она сама, куполом, серое небо. Даже на старом снимке было заметно множество трещин, подобно шрамам испещряющих старый фасад этого здания. Бессчетное количество крохотных окон, огражденных ржавыми металлическими решетками, безжизненно смотрело своими полуразбитыми стеклами на окружающее крепость пространство. Все это поселение окружал высокий металлический забор с огромными воротами, служащими единственным входом.

- Вот это махина... - владелец нунчак удивленно присвистнул, тыча пальцем в черно-белый снимок.

Рафаэль, до этого мирно разглядывающий свои ноги, резко сорвался с места и, оттеснив Майки от ноутбука, уставился на экран. Младший, не ожидавший в отношении себя такой наглости, влез между Рафом и Лео, попутно пихнув бунтаря локтем в бок.

Но темперамент даже не обратил на это внимания, продолжая как-то отстраненно пялиться в экран. Даже с простого снимка от этого места веяло злом, затаенной в глубинах этой махины опасностью. А исходящий от этого безжизненного пережитка прошлого холод, казалось, пробирал до костей, острыми иглами впиваясь в измученный мозг владельца сай.

- Долгое время эта крепость пустовала, пока в 1812 году ее не выкупил Эдгар Эванс, один из самых знаменитых и почетных судей того времени, - продолжила рыжая. - Как только Эванс взял крепость под свое руководство и ответственность, здание было отреставрировано. Вокруг замка были отстроены дома, возвели высокий забор. До последнего момента никто не знал, для чего ведутся все эти работы, пока Эванс не объявил, что эта крепость будет использоваться как тюрьма для умалишенных преступников. Насколько известно, Эдгар был ярым противником смертной казни и считал, что каждый имеет право на жизнь. Он, как и весь набранный персонал тюрьмы, переселился вместе со своей семьей в построенную на территории крепости деревню. В конце 1813 года здание было полностью оснащено всем необходимым и начало свою работу. Той же зимой в Дарк Кастле появился первый заключенный. Тюрьма исправно работала около сорока лет, но потом Эдгар умер, и должность управляющего тюрьмой занял его сын - Виктор Эванс. И, спустя примерно девять лет его правления, в тюрьме начали пропадать заключенные...

- Как это - пропадать? - нарушил тишину Донателло, с непониманием глядя на рыжую.

- Просто пропадать. Многие считали, что Виктор дал разрешение на проведение опытов на заключенных, и на эти предположения были причины, - девушка глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. Почему-то говорить от этих давно минувших событиях ей было непросто. - Считали, что он искал лекарство от какой-то неизлечимой болезни... Что он просто помешался на этих поисках. Ему приписывали поистине... кошмарные вещи. А все потому, что Виктор безумно любил свою дочь, которая была смертельно больна. Лилиана Эванс была дочерью управляющего Дарк Кастла.

Черепашки нервно переглянулись, не зная, что и думать. То, что к Рафаэлю приходит жившая полтора века назад, смертельно больная девочка, просто выходило за все рамки понимания. Но знать о ней темперамент просто не мог, да и все происходящие с Рафаэлем события более чем доказывали то, что он не врет.

- Однажды охранники заметили маленькую испуганную девочку, бродящую по темным коридорам этой тюрьмы, - Эйприл вновь нарушила затянувшееся молчание. - И, ясное дело, они сразу же узнали дочь управляющего, неизвестно как попавшую на территорию тюрьмы. Они вернули девочку отцу... но с тех пор в этом ребенке что-то изменилось. Она начала чахнуть не по дням, а по часам. Говорила о каких-то страшных голосах, сидящих в ее голове. Люди начали избегать ее, бояться, считали эту малышку ведьмой. Все газеты пестрили заголовками о Черной Лилии, проживающей в Дарк Кастле. И Виктор, желая защитить свою дочь, начал ее прятать от людей. Но примерно через три месяца стало известно, что девочка неизлечимо больна и ей осталось совсем немного. Совершенно здоровый ребенок по неизвестным причинам превратился в обтянутый кожей скелет. Эта фотография была сделана незадолго до ужасного случая, унесшего сотни человеческих жизней, в числе которых была и маленькая Лилия.

Рыжая протиснулась между своими друзьями и открыла следующую фотографию. Неестественно худая девочка сжимала в руках плюшевого медвежонка и грустно улыбалась. Даже на черно-белом снимке было заметно, что ее кожа была мертвенно-бледной и тонкой; казалось, что сквозь нее были видны кости. Длинные светлые волосы, путаясь в бретельках платья, спадали на маленькие плечики. Но все внимание ребят было приковано к глазам... Слишком серьезный, совершенно не детский взгляд темных, обрамленных болезненными кругами глаз словно смотрел каждому в душу, и от этого парням стало не по себе, и они непроизвольно отодвинулись от изображения. Казалось, что эта маленькая девочка понимала, что умрет. Но было в этом взгляде что-то еще. Отталкивающее, пугающее, заставляющее невольно прятать взгляд и отворачиваться.

- Лилиана Эванс не прожила и того времени, которое ей было предназначено. В 1862 году в Дарк Кастле произошел пожар. Никто не знает, как так вышло. И никому не известно, как маленькая десятилетняя девочка прошла через охрану и вновь оказалась в закрытой тюрьме для умалишенных преступников. Но в день пожара она была в закрытой крепости... Огонь перекинулся и на все поселение вокруг тюрьмы. Те немногие, кто успел выбраться за ворота, спаслись... Остальные - оставшиеся в деревне люди, заключенные тюрьмы, персонал и больная, ни в чем не повинная девочка - просто бесследно пропали. Исчезли... Ни трупов, ни живых - никого. Когда ворота тюрьмы открылись, огонь уже погас. Пожар закончился так же быстро, как и начался. Лишь свидетели рассказывали, что видели яркое синее свечение, на пару мгновений охватившее всю деревню. После пожара все документы, хоть как-то относящиеся к тюрьме, необъяснимым образом пропали, как и люди. Скорее всего, их засекретили. Даже не представляю, как Роуз удалось достать все эту информацию... Но на этом странности, связанные с этим местом, не закончились. Роуз мне рассказала, что, заинтересовавшись историей этой деревни, она создала сайт, где все, обладающие хоть какой-нибудь информацией об этой тюрьме и всех связанных с ней событиях, могли анонимно рассказать все, что знают. И оттуда она узнала, что спустя примерно пятьдесят лет после пожара в окружающей Дарк Кастл местности начали пропадать люди. Иногда жители близлежащих деревень и проезжающие неподалеку водители видели, как открываются главные ворота, а по ночам нередко слышали душераздирающий вой множества голосов. Плач мертвых душ, так они его называют... Я не знаю, как объяснить все это, но я могу точно сказать: Дарк Кастл - очень странное и темное место. Когда вы показали мне эти часы, я не обратила особого внимания на одну очень знакомую мне особенность. Но как только Рафаэль упомянул Дарк Кастл, я вспомнила, по какому поводу Роуз просила моей помощи: она хотела узнать, что означает один символ, - Эйприл отодвинула черепашек и парня в сторону и щелкнула по клавише.

Фотография девочки сменилась черно-белым изображением огромного зала без единого угла, с множеством решеток и парой лестниц, спускающихся вниз этого помещения и ведущих к нескольким небольшим дверям внизу. Зал был сфотографирован сверху, и почти весь снимок занимал широкий полукруглый пьедестал.

- Посмотрите, парни, - девушка указала на пьедестал. - Ничего вам знакомым не кажется?

Ребята вновь устремили свои взгляды на экран и удивленно охнули. На полукруглом, покрытом сажей полу отчетливо прорисовывался выбитый силуэт лилии с рваными краями... Точно такой же, как и на позолоченных часах.

- Выходит, это место и найденные Рафом часы как-то связаны, - произнес Донателло. Эйприл утвердительно кивнула и отложила ноутбук в сторону. - Не зря же и там, и там один и тот же рисунок.

- И Лилиана, - все удивленно обернулись и уставились на Леонардо. Во время всего рассказа девушки лидер покорно молчал, жадно впитывая каждое слово, запоминая нужную информацию. - То, что происходило с ней, похоже на то, что сейчас творится с Рафом. Необъяснимо откуда взявшиеся голоса, внезапная болезнь... Сомневаюсь, что девочка просто так заболела. А из видений Рафа мы знаем, что у нее были эти чертовы часы.
______________________

Рафаэль уже не слушал того, о чем разговаривали его братья и друзья. Как бы черепашка ни пытался сосредоточиться - у него это никак не получалось. Эта девочка с пронзительными глазами вытесняла все его мысли. И буквально на секунду владельцу сай показалось, что он почувствовал ее присутствие здесь, совсем рядом...

- Посмотри на меня, - вновь уже знакомый голос резанул слух, заставляя владельца сай нервно дернуться. Все тело темперамента покрылось мурашками, от волнения начало подташнивать. Но руки сами тянулись к злосчастному переносному компьютеру. Еще раз взглянуть…

- Черт, на кой хрен я это делаю? - прошептал темперамент сам себе. С трудом проглотив образовавшийся в горле противный комок, Рафаэль подвинул к себе ноутбук и перещелкнул изображение зала на фотографию светловолосой девчушки.

Изображение чуть заметно дернулось, тонкие детские губы растянулись в вымученной улыбке, детские глаза покрылись тьмой, и на их месте образовались пустые глазницы, из которых лились кровавые слезы.

Легкие черепашки словно сжались до крохотных размеров, пресекая попытки вдохнуть, стало катастрофически не хватать воздуха. Он с ужасом смотрел на бардовые ручейки, стекающие по детским щекам.

- Помоги! - закричала девчушка с фотографии и, словно бы с той стороны экрана, уперлась рукой в стекло...

Еле подавив в себе дикий испуганный вопль, владелец сай швырнул ноутбук подальше от себя и начал отползать назад.

Все находившиеся в додзе резко обернулись на грохот.

- Раф, что случилось? - встревоженно спросил Дон, не обращая внимания на разбитую технику.

- Я... там... она, - прошептал бунтарь, дрожащей рукой указывая на разбитую вещь Дона.

- Лилиана? - испуганно спросила Эйприл и подбежала к темпераменту.

Но он ей не ответил.

Тело бунтаря словно свело судорогой. Все вокруг плыло, таяло в заполнявшем додзе дыме. Все мысли расползались, словно тараканы, а перед глазами стоял детский череп, обтянутый полупрозрачной кожей, и пустые глазницы. Он чувствовал привкус гари во рту, уже знакомый запах паленой плоти... и боль.

- Раф! Очнись! - Донателло первым оказался возле брата и начал остервенело трясти того за плечи, пытаясь привести бунтаря в нормальное состояние, но Рафаэль лишь жадно вдыхал воздух. Янтарные глаза то хаотично шарили по пространству, то закатывались - темперамент все еще был в сознании, но казалось, еще немного, и он упадет в обморок.

Он слышит своего брата, но жгучая боль охватывает его целиком, медленно распространяясь от кончиков пальцев по всему телу, сосредотачиваясь где-то в груди. Ему кажется, что он горит заживо. Как же он устал от постоянной боли... Он хочет, чтобы она закончилась.

- Донни... - тихий хрип срывается с зеленых губ, сквозь красную повязку просачиваются слезы. Но он не скажет, что ему больно. Не станет их волновать.

- Нет... так не должно быть... - дрожащим голосом прошептал Майки, беспомощно обхватывая голову руками и с надеждой глядя на Лео.

Но лидер лишь потерянно смотрел на бьющегося в агонии брата. Он не может помочь. Он просто не знает, что делать.

- Я горю, Донни, - чуть слышно прохрипел владелец сай, но такое малейшее действие дало ребятам уверенность в том, что Рафаэль их слышит. И он еще жив.

Гений проверил пульс, сдерживая трясущегося темперамента; прислонил ладонь ко лбу брата, проверяя температуру. Но, не смотря на явно не нормальное состояние Рафа, пульс бунтаря был в норме, и никакого намека на жар не было.

- Нет, ты не горишь, брат, - голос гения дрожал от напряжения. "Раз физические показатели Рафа в норме, то все, что с ним сейчас происходит - только в его голове", - подумал Донателло и, влепив бунтарю пощечину, дабы привести того в чувства, продолжил: - Раф, послушай меня - это все не по-настоящему. Все, что ты сейчас видишь и чувствуешь - не реально; это все происходит лишь в твоей голове, слышишь?

Он слышит. Она его обманывает. Заставляет чувствовать все это, заставляет его мучиться, как мучилась она. Но теперь он знает об этом. Он не даст ей свести себя с ума. Ей не удастся запугать его.

- Слышу... - собравшись с силами, выдохнул владелец сай.

Боль медленно отступила, освобождая от своих оков тело темперамента, зрение прояснилось, и владелец сай, с трудом перевернувшись с панциря на пластрон, уткнулся лицом в пол. Он чувствовал, что его повязка была мокрой, знал, что братья не могли не заметить этого. Они видели его слезы...

- Уйдите... - сквозь зубы процедил Рафаэль, так и не отрывая лицо от пола. Он не хотел, чтобы братья видели, что ему страшно. Как он боится того, что с ним происходит. Того, что его преследует и пытается свести с ума. Он хотел просто хотя бы на время остаться один. - Вы все. Вон.

- Раф, мы во всем разберемся, просто... - Леонардо осторожно положил руку на плечо брата, но тот ее скинул, так и не дав лидеру договорить.

- Иди к черту, Бесстрашный. Просто оставь меня в покое! - владелец сай собрал все оставшиеся силы и толкнул Лео в пластрон. И владелец катан не мог не заметить, что Рафаэль сильно ослаб.

Остальные братья и друзья растерянно смотрели на этих двоих, не зная, что им говорить и делать.

Леонардо резко поднялся со своего места и пошел на выход. Что бы там себе не напридумывал его темпераментный брат, лидер черепашьей команды не собирался ждать, когда Раф пожертвует своей гордостью и сам обратится за помощью... если вообще обратится, и если еще не будет слишком поздно. Все проводили лидера недоуменными взглядами, не понимая, почему Леонардо так просто собирается уйти.

- Лео... - жалобно позвал старшего Микеланджело, глядя на панцирь брата. - Не уходи. Мы же... мы не можем его просто так здесь оставить.

Рафаэль, все еще лежавший на полу, хотел было подняться, чтобы за эту ненужную и неуместную жалость как следует съездить младшему по роже, но у него ничего не вышло. Из него будто высосали все силы, и бунтаря просто адски клонило в сон. Сказать хотя бы слово оказалось невыполнимой задачей, поэтому Рафаэль просто старался не отключиться.

Услышав слова младшего и уже дойдя до двери, Леонардо на секунду остановился, но, так и не повернувшись ко всем присутствующим в додзе, вышел из тренировочного зала.

Но не успело пройти и минуты, как лидер вернулся, сжимая в руках какой-то небольшой бутылек, и недовольно осмотрел всех присутствующих.

- Так и будете дальше сидеть или все же займетесь чем-нибудь дельным? - резко произнес лидер, с вызовом глядя на братьев.

Ребята, в отличие от недоумевающей молодой пары, все поняли без слов.

- Нам нужно собираться, - решительно сказал обладатель синей банданы, и братья утвердительно кивнули. - Мы едем в Дарк Кастл. Раз между этой тюрьмой и часами есть какая-то связь, возможно именно там мы поймем, что происходит с Рафом.

Поняв, о чем идет речь, Эйприл вскочила на ноги и подошла к лидеру. От одной только мысли о том, что ее друзья поедут в это ужасное место, рыжую охватывало сильное беспокойство. Но девушка знала, что если Лео что-то решил, то отговорить его от этого просто невозможно. Особенно, если это касалось его семьи.

- Ты не знаешь, что может вас там ждать, - рыжая испуганно посмотрела в карие глаза черепашки.

- Посмотри на него, Эйприл... - Леонардо дрожащей рукой указал на лежащего на полу брата. Рафаэль тяжело дышал, продолжая сражаться с наступающим сном. Лидер пытался держать себя в руках, но как бы он ни старался, его голос предательски дрожал и то и дело срывался от беспомощности. - Сколько он так сможет? Что будет дальше? Я просто не имею представления, чем мы можем ему помочь. В своей жизни мы с чем только не сталкивались. Но сегодня... сегодня мы дважды чуть не потеряли брата. И сейчас с ним что-то происходит. Из него словно все силы вытягивают. Если есть хоть какая- то надежда на то, что мы сможем хоть что-то узнать - мы ей воспользуемся. Что, если он снова умрет, и мы не сможем ему ничем помочь? Я не могу ждать, пока это произойдет, и надеяться, что все опять обойдется. Не могу смотреть на то, как он мучается. Я... мы не можем его потерять. И у нас нет выбора.

Рыжая виновато опустила голову и почувствовала, как ее, подбадривая, обнял Кейси.

- Я соберу все необходимые нам вещи. Рации, фонари, передатчики. Не думаю, что там есть свет, - грустно усмехнулся умник и побрел к выходу.

- Донни, - окликнул гения лидер, - захвати аптечку и запасное оружие. Что бы там ни было - мы должны быть готовы ко всему. Мы с Майки пока приведем Рафа в чувства. Собираемся через час возле нашего фургона, - умник, утвердительно кивнув, вышел из тренировочного зала и отправился собирать все нужное.

- Мы поедем с вами, - владелец катан обернулся и встретился взглядом с мстителем. Кейси Джонс был настроен серьезно и отступаться от своего не собирался.

- Мы не можем и вас подвергать опасности, - спокойно ответил Леонардо, откупоривая принесенный бутылек с нашатырным спиртом.

- Вы - наши друзья, - решительно произнесла Эйприл, подтверждая слова мужа. - И мы не собираемся спрашивать у вас разрешения. Мы едем с вами.

Леонардо тяжело вздохнул. Спорить с Эйприл, как и в случае с Рафом, просто бесполезно. Их подруга была хоть и доброй, но упрямой и всегда стояла на своем. Про Кейси вообще говорить было нечего - не зря же они с Рафаэлем были лучшими друзьями. И лидер был более чем уверен, что если они не возьмут их с собой, то друзья все равно последуют за ними.

- Хорошо... - немного поразмыслив, ответил владелец катан. - Раз уж вы едете с нами, помогите Дону собрать все необходимое.

Как только молодая пара вышла из додзе, лидер присел возле темперамента и сунул ему под нос бутылек с нашатырем. Громко фыркнув и невнятно матерясь, Рафаэль разлепил глаза.

- Майки, помоги мне перетащить Рафа в ванную, - обратился к младшему лидер.
______________________

Спустя чуть меньше часа двое из братьев, таща на себе третьего, спешили к фургону. Рафаэль, благодаря помощи старшего и младшего, более-менее пришел в себя, но выглядел осунувшимся и потерянным. Казалось, что владелец сай был чем-то болен: он был слишком бледен, глаза полузакрыты, и стоять на ногах он мог, только опираясь на что-либо. Дойдя до машины, черепашки осторожно уложили брата на заднее сидение и с нетерпением стали ждать остальных.

- Ну, где же они... - лепетал Майки, с беспокойством поглядывая на лежащего в машине темперамента. - Ему с каждой минутой становится все хуже...

- Не волнуйся, Майки. Все будет хорошо, - лидер натянуто улыбнулся и ободряюще похлопал брата по плечу.

Через пару минут из убежища вышли Донателло, Эйприл и Кейси. Молодая пара о чем-то громко спорила, а гений пытался на ходу застегнуть молнию на забитой всем необходимым сумке, старательно запихивая что-то, явно не влезающее в несчастную тару.

- Донни, что вы так долго? - не скрывая раздражения, спросил лидер у гения, как только опоздавшие подошли к машине.

- Успокойся, Лео, - немного устало ответил Донателло, загружая сумку в фургон и мельком окидывая взглядом лежащего на заднем сидении брата. Дон понимал, что нервы Лео уже на пределе, поэтому не обращал внимания на слишком резкий тон всегда спокойного владельца катан. - Я просто возвращался за ними, - умник продемонстрировал лидеру небольшие часики, которые они чуть не забыли в убежище.

- Ладно. Вперед, - скомандовал лидер, и, рассевшись в машине по своим местам, ребята отправились в путь...

* * *

Уже с самого начала пути Леонардо понял, что они правильно поступили, взяв с собой друзей. Единственной личностью, кто знал дорогу до этой злосчастной деревни, была Эйприл. Более того, она знала все обходные и самые короткие пути проезда, что очень экономило такое драгоценное для черепах время - на нью-йоркских дорогах то и дело возникали пробки, но благодаря знаниям рыжей подруги, всеми закоулками объезжая автомобильные заторы на дорогах, эта довольно странная компания в скором времени выехала за город.

И хоть всю дорогу парни провели в молчании, каждый отметил про себя одну особенность: чем ближе они к Дарк Кастлу, тем лучше чувствовал себя Рафаэль. Когда фургон выехал на пустую, давно неезженую дорогу, владелец сай уже принял сидячее положение и, если не брать в расчет недовольную физиономию и уставший взгляд, выглядел довольно бодро, что не могло не радовать как его самого, так и волновавшихся за него братьев и друзей.

Проехав еще пару километров по совершенно пустой дороге, Эйприл попросила лидера повернуть направо.

- Мы приехали, - в скором времени оповестила всех рыжая, и парни буквально прилипли к окнам машины.

Миновав еще один поворот, ребята выехали к кованному металлическому забору. Леонардо заглушил двигатель фургона, и все вышли из машины, рассматривая огромную черную крепость, рассекающую своими многочисленными шпилями голубое небо.

И только массивная железная дверь отделяла их от деревни, скрипя потертой, выцветшей от времени вывеской:

"Добро пожаловать в Дарк Кастл."


____________________________________________________________________________________
На сегодняшний день это все, что написано) Спасибо за внимание :D

В этой главе стишок моего авторства... Я, конечно, не поэт - но он оказался как нельзя к месту))

Часть шестая. За воротами.

Высокий металлический забор, щедро обвитый давно проржавевшей колючей проволокой, не мог скрыть огромную черную крепость. Черепашки и их друзья стояли у главных ворот Дарк Кастла, завороженно глядя на мрачное пристанище умалишенных преступников. И каждый из присутствующих старался не поддаться внезапно накатившей тревоге и ужасу, чуть ли не кожей ощущая надвигающуюся опасность.
Это место внушало страх и всем своим видом демонстрировало свою враждебность. Казалось, что даже воздух вокруг давно заброшенной деревушки был не таким; спертый и почти лишенный кислорода, при каждом вздохе давил на легкие, отдаваясь ноющей болью в груди. Казалось, что уже на подходе к этому селению смерть взяла над пришедшими контроль; сцепила свои костлявые руки на их шеях, готовясь в подходящий момент уничтожить и собрать свою кровавую дань. И тишина... Неестественная, мертвая тишина, густой субстанцией опутывающая все живое, сжирающая все звуки, пугающая не меньше, чем бывший оплот преступников, подобно голодному зверю наблюдавший за стоящими перед воротами незнакомцами, хищно зияя провалами своих разбитых глаз-окон. Но, не смотря на все неприятные ощущения, вызывающие дрожь в коленях и толпы противных мурашек, братья отступать не собирались.
- Парни, - от охрипшего, словно чужого голоса Эйприл, так внезапно разрезавшего мертвую тишину вокруг, черепашки невольно вздрогнули и повернулись к подруге. Рыжая была белее мела и, опираясь на плечо непривычно серьезного мужа, того и гляди собиралась упасть в обморок. - Не ходите туда... Не надо.
Сердце девушки разрывалось на части от страха за друзей. Плохое предчувствие, преследовавшее ее еще из черепашьего убежища, набрало просто невероятную силу. Она не хотела их отпускать. Какое-то внутреннее чутье ей явно подсказывало, что все будет очень плохо. Будто здесь царили смерть и мрак, и места живым тут не было. Черепашки лишь опустили взгляды на пожухлую траву, не решаясь смотреть подруге в глаза. Они и сами прекрасно чувствовали, что ничего хорошего их там не ждет.
- Лео... пожалуйста... - голос рыжей перешел на шепот. Лидер, взяв себя в руки и отогнав от себя тревожное предчувствие, встретился с рыжей взглядом и, собрав всю волю в кулак, отрицательно помотал головой.
- Эйприл, у нас нет выбора. Мы должны. И мы обязательно разберемся в том, что происходит.
Девушка судорожно вдохнула спертый воздух и обвела взглядом друзей. Майки, хоть и был встревожен не менее других, старался этого не показывать и фальшиво улыбался. Раф, уже оправившийся от недавних событий, сосредоточенно смотрел на полного решимости лидера. Донателло, избегая смотреть перепуганной Эйприл в глаза, отвернулся от всех и внимательно осматривал ворота Дарк Кастла. Они уже все решили, и девушка поняла, что как бы она их не уговаривала, какие бы доводы им не приводила - сворачивать с намеченного пути они не намерены.
- Так, ладно. Нам пора чем-то заняться, - дабы не растягивать вновь образовавшуюся тишину и начать хоть что-то делать, сказал Леонардо. - Кейси, Майки - достаньте все, что собрал Дон, из багажника - нужно разобраться со связью.
- А мне что делать? - недовольно спросил Рафаэль, глядя на то, как его лучший друг и младший брат достают сумку Дона и запасное оружие из фургона.
- Отдохни пока, мы сами справимся, - добродушно ответил владелец катан и, стараясь не слушать резкие возмущения и маты брата, обратился к умнику: - Донни, что там с воротами?

В ответ брату гений, тихо выругавшись, с размаха врезал ногой по металлическим дверям, от чего оставленная возле фургона в одиночестве Эйприл испуганно вскрикнула.
- Посиди пока в машине, - лидер мягко улыбнулся подруге и та, последовав его совету, медленно забралась на заднее сидение вездехода, оставив дверь открытой.
- Они закрыты, - обреченно вздохнул гений, разглядывая старинный навесной замок. - Я таких замков сроду не видел. Я даже не могу сказать, в каком году он изготовлен.
- Так сломай его к чертям! - раздраженно воскликнул обделенный вниманием и делами Раф. Одолжив у занятого Джонса одну из его самых крепких металлических клюшек, владелец сай подошел к воротам и небрежно отодвинул гения в сторону. - Отойди, умник, сейчас я с этой хренью разберусь, - и темперамент со всей дури треснул оружием Кейси по замку. Противный звук столкновения металла о металл гулко разнесся по всей округе, но кроме этого эффекта от удара не было никакого.
Рафаэль, бормоча себе под нос что-то вроде "Да какого хрена", смотрел на так и висящий на своем месте, даже не помятый замок и, перехватив клюшку поудобнее, повторил свое недавнее действие.
- Раф, я... - начал было Дон, но заметив, что бунтарь не обращает на него никакого внимания и с нарастающей яростью продолжает безрезультатно долбить по замку, лишь вздохнул и замолчал.
Спустя минут десять бесполезных действий и мата Рафаэль выдохся и, отбросив клюшку в сторону, присел на траву.
- Я уже пытался, - продолжил Донателло, - Не помогло, как видишь. Без ключа мы не войдем.
- Круто, - выдохнул Раф, закатив глаза, - здесь ворота сами открываются, люди пропадают... Да что-то не заметно нихрена! Вот мы, стоим тут, зайти пытаемся, и?!
- Ну, как успехи? - прервал словесный монолог брата подошедший к ним лидер.
- Никаких. Все еще закрыто, - Дон устало всплеснул руками. Спать хотелось просто ужасно: сказывалась не одна бессонная ночь, и была бы воля Донателло - он бы, игнорируя напряженную, гнетущую атмосферу вокруг, увалился на траву и уснул. Но, исходя из последних событий, спать было некогда. И кофе, которое стояло в мечтах Дона на втором месте после сна, тоже не было. Растерев глаза кулаками, гений опустился на траву возле Рафа.
- А если попробовать не ломать его, а вскрыть? - сделав акцент на слове "ломать" и осуждающе посмотрев на Рафа, предложил Леонардо.
- Старался. Ни одна отмычка эту древность не берет. Можно попробовать перелезть через ограждение, но тут столько колючей проволоки, что если за нее зацепимся - все мясо до костей обдерем, да еще и неизвестно, какую заразу подцепим.
- Я так понимаю, продвижений никаких? - усмехнулся объявившийся Кейси и, раздав всем рации, принялся тоже созерцать ворота.
- Какой ты догадливый, Кейс! Прям сама проницательность, - съязвил Рафаэль.
- Хей, да ладно тебе. Уже и спросить нельзя? - недовольно ответил мститель. - Кстати, мы настроили рации на одну частоту. Так что со связью все в полном порядке.
Поблагодарив Кейси, Лео забрал у подтянувшегося ко всей процессии Майки сумку с нужными им вещами. Быстро проверив, ничего ли они не забыли, владелец катан отложил вещи в сторону и тоже присел к братьям. Нужно было подумать. Действительно, было странно, что ворота закрыты. Если на них висит замок, то сами они открываться не могут - кто-то обязательно должен был в определенное время приходить и отпирать их и, раз никто и никогда не видел, чтобы этим кто-то занимался, делать это незаметно.
- И на что вы тут пялитесь? - наигранно весело спросил владелец нунчак, прокладывая себе путь к замку. - Открывать-то будем? - но делать это ему совсем не хотелось.
- Если бы могли - давно бы уже открыли, Майки, - устало ответил гений. - Кажется, все же придется перелезать через забор.
Весельчак, протиснувшись между старшими, ощупал замок и удивленно присвистнул:
- Офигеть, эту штуку что, динозавры делали? - но как только черепашка провел пальцами по задней стороне злосчастного хранителя ворот - наткнулся на неглубокую выемку. - А сзади тоже дырка для ключа должна быть?
Старшие черепахи переглянулись и поняли, что никакого второго отверстия они не замечали. Приподняв замок, Майки продемонстрировал братьям небольшую выемку округлой формы.
- Вот. Жаль, что ключей-то у нас все равно нет.
Но Дон так не думал. Удивленно посмотрев на младшего брата и сказав: "Ты гений", владелец бо рванул к машине. Когда же умник вернулся, в руках он сжимал карманные часы.
- Возможно, ключ у нас все же есть, - слабо улыбнувшись, гений отодвинул младшего от замка и попробовал вставить часики в отверстие.
Часы подошли по размеру и, как влитые, уместились в выемке. Что-то громко щелкнуло, и замок растворился в воздухе, оставив за собой только серую дымку. Золотая безделушка, послужившая ключом, тихо звякнула тонкой цепочкой и упала в руки гения.
- Что только что прои... - начал было лидер, но договорить он не успел.
Тяжелые металлические ворота резко распахнулись, являя взорам черепах деревню Дарк Кастл.
Полное, угнетающее запустение... Невысокие, деревянные домики с облупившейся краской, покосившиеся от времени, до сих пор хранили воспоминания о событиях давно минувших лет, отпечатавшихся черными обгорелыми пятнами на гнилых досках. Противно поскрипывая ржавыми петлями еле державшихся на них дверей и окон они, совершенно похожие друг на друга, ровными рядами располагались по обе стороны уже заросшей немощеной дороги, ведущей к главной крепости этого поселения. Словно провожали заблудившихся путников к главной цели, темной нерушимой цитаделью возвышающейся над этими ветхими строениями; вели его, не давая шанса отступить и повернуть назад.
Кроме гуляющего по пустой деревне сквозняка и скрипа досок и старых петель - ни одного звука. Не слышно даже пения птиц. Лишь мертвые деревья, напоминающие своим видом уродливых монстров из второсортных ужастиков, безжизненно устремляют свои обгорелые голые ветви к небу, словно пытаясь дотянуться до так нужного им солнца, играющего бликами на острых темных шпилях, лишивших их света и тепла. И мрак... От того, что тюрьма накрывала своей тенью все поселение, казалось, что эта Богом забытая деревушка существует отдельно от всего мира, прячется от всех, окутываясь тьмой от любопытных глаз.
Только отступившее беспокойство и страх вновь охватили созерцавших это безжизненное запустение черепах и они, посмотрев друг на друга, повернулись в сторону машины. Еще раз проверив рации, братья уже собрались отправиться в путь, как их остановил голос Джонса.
- Я иду с вами, - сказал мститель и, на ходу хватая первую попавшую под руку бейсбольную биту и рацию, направился к братьям.
- Нет, - резко ответил Рафаэль, и черепашки понимающе посмотрели на брата.
- Ты думаешь, я вот так просто отпущу своих друзей в это мрачное, Богом забытое место, где их может поджидать что угодно? - грозно прошипел мститель, с вызовом глядя темпераменту в глаза, но тот лишь скрестил руки на груди, уставившись куда-то за плечо Джонса.
- Нет, я знаю, что ты готов рискнуть всем ради нас, как мы ради тебя, - со всей серьезностью ответил Рафаэль, отчего у мстителя чуть не отвалилась челюсть. - Но сейчас ты должен остаться с ней.
Проследив за взглядом лучшего друга, Кейси обернулся. Возле машины стояла бледная Эйприл.
- Ты ей нужен, Кейс, - продолжил темперамент. - Если нам понадобится твоя помощь - у нас есть рации.
- Ладно... - поняв, о чем говорит Рафаэль, мститель по-дружески хлопнул того по плечу и пошел к беременной жене. - Но если что - я рядом, зовите, не раздумывая.
Эйприл крепко обхватила любимого руками и, прижавшись к его сильному телу, испуганно посмотрела на друзей, словно видела их в последний раз. Сдерживая слезы, рыжая грустно улыбнулась и прошептала: "Удачи..."
Стоять дальше на одном месте было бессмысленно. Все как один, ободряюще улыбнувшись девушке в ответ, черепашки переглянулись и вошли в деревню...

* * *

- Вот гадство! - прошептал Микеланджело, на всякий случай достав из-за пояса нунчаки. - Мне вся эта фигня напоминает ужастик, где главным героям говорят: "Не ходи туда! Там тебя убьют!", а они как последние идиоты, именно туда и прутся! Только в роли идиотов сейчас находимся мы!
- Единственный идиот, который сейчас куда-то прется - это ты, Майки, - проворчал Рафаэль, оглядываясь вокруг и по привычке отвешивая младшему звонкий подзатыльник.
- Ау!
- Может, вы уже перестанете? - раздраженно прошипел Леонардо, осторожно отодвигая катаной прелую занавеску одного из домов.
- Как дети малые, - покачав головой, прошептал умник и перевесил захваченную с собой сумку с одного плеча на другое. - Заткнитесь уже оба.
Братья медленно шли по пустынной деревне, осматривая все вокруг. От нагнетающей, неестественной тишины черепахи чувствовали себя, мягко говоря, не по себе, но старались не нарушать это фальшивое затишье. И тому были причины: всех братьев не покидало ощущение, что за ними кто-то пристально следит. Но сколько бы они не оглядывались - вокруг не было ни души. Ни единого звука, выдававшего следившего, ни шороха - ничего. Но черепашки остро ощущали на себе чужие взгляды, подобно иглам впивающиеся им в затылки.
Заглянув в окно старого дома, лидер бегло осмотрел помещение: небольшая комнатка с кроватью, застеленной выцветшим покрывалом с изображением плюшевых мишек, старым шкафом и столом с парой стоящих возле него табуреток. Ничего особенного.
- Так, с чего-то все же надо начинать, - Леонардо глубоко вздохнул и, повернувшись к ребятам, продолжил: - Для начала обыщем все дома в округе - может, найдем чего-нибудь, что сможет нам помочь.
- Да, но... что искать, Лео? - Донателло задумался.
- Не знаю... Все, что может показаться необычным. Или то, где будет изображен такой же цветок, как и на часах - здесь что-то должно быть, - ответил лидер. Хоть он и не знал, чего они ищут, но Леонардо чувствовал, что разгадка всего происходящего с Рафаэлем скрыта именно в этой деревне.
Сзади послышался обреченный вздох, означающий, что младший черепашка далеко не в восторге от того, что им придется обыскивать множество хлипких строений, которые свой вес-то выдерживают с натяжкой и не разваливаются только благодаря чуду.
- Будьте на связи, - проигнорировав недовольство младшего черепашки, произнес лидер.
Проверив, на месте ли рации, черепашки разбрелись по ближайшим домам.
Через десять минут из рации донеслось недовольное бормотание темперамента:
- Да, ну и вкус у хозяев.
- Раф, что там у тебя? - тихо спросил владелец катан и, окинув комнату дома, в который он только что вошел, взглядом, застыл в недоумении. Кровать, покрывало с медведями, шкаф, стол и несколько табуреток - точь в точь, как и в том доме, в который он заглядывал совсем недавно.
- Да ничего. Вообще ничего. Простейшая мебель. Но эти чертовы медведи... терпеть их не могу, - ответил владелец сай брату, переходя из одной комнаты в другую.
- Медведи? - переспросил Донателло братьев, убирая от окна свой бо. - И у меня медведи. На покрывале.
- Та же фигня. Покрывалки с мишками, - раздался приглушенный голос Майки. - Мать моя черепаха, сколько же здесь паутины!
Осмотрев большую часть деревни и не найдя совсем ничего, черепашки вновь встретились на том месте, где и разошлись.
- Они одинаковые, - прошептал Леонардо, как только братья вновь собрались на улице. За минуту осмотрев все ближайшие дома, владелец катан убедился в своих догадках: все эти полусгнившие хижины были идентичны друг другу. Даже темные обгорелые пятна, украшающие фасады домиков, располагались на одних и тех же местах.
- Парни, присмотритесь. Ничего в этих домах странного не замечаете? - пытаясь не выдать своего нервного состояния, спросил лидер.
Черепашки непонимающе переглянулись... и поняли, о чем говорит владелец катан: дома были копией друг друга и по виду, и по содержанию; даже покосившиеся двери и разбитые окна висели под одним углом и качались в такт.
- Как макет, - ошарашенно сказал умник. - Как будто все сделано по одной модели, словно все не настоящее.
- Да что же это за место такое... - процедил сквозь зубы темперамент. - Кстати, кто-нибудь заметил во время осмотра хоть какую-нибудь личную вещь? Зубную щетку там, часы, да что угодно? По словам Эйприл, здесь все вспыхнуло как спичка - значит не нужно быть гением, чтобы понять, что вещей жители никаких брать бы не стали, когда от пожара спасали. И уж точно не стали бы наводить порядок перед тем, как унести отсюда ноги.
Братья, вспомнив все, что видели, отрицательно покачали головами: если не считать паутины, пыли и внешнего вида хижин, внутри все было убрано. Идеальный порядок. Кровать застелена, никакой грязной посуды или мусора - ничего. Эти "погорельцы" были пустышками.
- Итак, что мы имеем. Совершенно одинаковые дома... - начал было Леонардо, но его прервал Донателло:
- Не все, - гений указывал на такой же домик, как и остальные, расположившийся в самой близи от крепости. - Смотрите, у всех этих домов на рамах остатки коричневой краски.
- Продолжай, - произнес лидер, и все уставились на умника.
- А на окнах того дома краска розовая.
- Стоит проверить, - Лео махнул братьям рукой, и черепашки направились в сторону указанного сооружения. Как только они добрались до домика, то осторожно заглянули в окно...
Донателло оказался прав: это был единственный дом, совершенно отличающийся от остальных. Осторожно обойдя еле держащуюся дверь, черепашки вошли внутрь. Медленно ступая по прогнившим доскам, братья миновали прихожую и вышли в самую просторную комнату.
В помещении царил полный хаос. Обугленные останки перевернутой вверх дном кровати валялись посередине комнаты с черными, покрытыми сажей стенами. Письменный стол, заваленный обгорелыми клочками детских рисунков и остатками цветных карандашей, был воткнут углом в соседнюю стену. Повсюду валялись оплавленные детские игрушки и испорченные огнем тряпки и мебель. И лишь несколько вещей не вписывалось в этот бардак: черно-белая фотография в деревянной лакированной рамке и нежно-голубое платье с тонкими бретельками, аккуратно уложенное на покрытый сажей комод.
Леонардо осторожно пересек комнату и поднял с пола деревянную рамку со вставленным стеклом... И с удивлением заметил, что эту фотографию он уже видел...
- Парни, кажется, мы нашли... - начал было лидер, но заметив, как Рафаэль загнанно смотрит на платье и пятится назад, замер. С владельцем сай определенно что-то происходило. Судя по тому, как темперамент медленно пятится к стене, он что-то видит... Или кого-то. - Раф, что ты видишь?
- Она здесь, - хрипло ответил владелец сай, чувствуя, как сердце пропустило пару ударов, и затряслись руки, - это ее комната.
Там, где братья видели лишь платье, перед Рафаэлем стояла маленькая девочка. Мертвенно бледное лицо, не выдающее никаких эмоций, тело, больше похожее на скелет, на котором мешком висело обгорелое грязно-голубое платье, щедро украшенное засохшими кровавыми разводами. Небрежно убрав с лица прядь редких светлых волос и склонив на бок голову, она смотрела на темперамента черными провалами глаз. Будто изучала его. Громко стукнувшись панцирем о стену и поняв, что отступать уже некуда, Рафаэль нервно сглотнул и сжал кулаки, стараясь не выдать охватившего его страха. Так близко...
- Мы... мы никого не видим, - шепотом произнес Донателло, испуганно глядя на быстро бледнеющего темперамента. Проследив за взглядом Рафаэля, он постарался хоть что-нибудь увидеть в полумраке комнаты, но, не смотря на все свои попытки, так никого и не обнаружил. Но умник мог с уверенностью сказать, что они в этом доме не одни - он чувствовал чужое присутствие.
- Лилиана, - прошептал владелец сай, не решаясь тронуться с места.
Дом сильно тряхнуло.
Стекло, укрывающее черно-белый снимок, который все еще держал Лео, треснуло и, вылетев тысячами острых осколков из рамы, впилось лидеру в руку. Ярко-алая кровь брызнула на обгорелый пол, смешиваясь с сажей и превращаясь в противно-коричневое месиво. Невольно вскрикнув от неожиданной резкой боли, владелец катан откинул фотографию и отскочил к стене. Руку словно жгли огнем; осколки разбитого стекла приносили боли не меньше, чем раскаленные иглы. Лидер хотел встать, но не мог оторвать себя от пола. Нестерпимо-жгучая боль меньше чем за секунду расползлась от запястья до локтя и начинала охватывать все тело, и Леонардо скорчился на полу, до скрипа сжав зубы и стараясь не закричать. С силой распахнув глаза, владелец катан посмотрел на брата... и на мгновение увидел то, как Рафаэль вжался панцирем в стенку, глядя на медленно подходившую к нему мертвую девочку с фотографии.
- Р-Раф, - задыхаясь от накатившего ужаса, прошептал Лео. Девочка повернулась к лидеру, и время остановилось. Вся комната куда-то исчезла, и Леонардо охватил свет.

Он думал, что ослеп. Боль, охватившая уже все тело, не проходила и жгла еще сильнее. К ней прибавилась слабость. Леонардо попытался поднять руку, чтобы стащить с себя бандану и перетянуть плечо, но сил на это не хватило. Скорчившись на полу, чувствуя, как его теплая кровь затекает под налокотники, лидер заметил, что зрение начинает к нему возвращаться... И он не знает, где находится.
- Так, приготовься, малышка: сейчас мы тебя сфотографируем. Твоя первая фотография в жизни - это нужно будет отметить! - послышался мужской голос где-то совсем рядом, и Лео, стараясь проморгаться, повернулся на звук.
В центре помещения стояла худенькая девочка. Сжав в руках плюшевого медвежонка, она переминалась с ноги на ногу, то и дело поправляя непослушные светлые волосы и спадающую лямку платья, которое было ей явно не по размеру.
- Конечно же отметим, милый, - молодая женщина мило улыбнулась мужчине и, поцеловав того в щеку, подошла к девочке.
- Лилиана, доченька, ну улыбнись, - ласково прошептала женщина. - Это же останется твоей памятью. Памятью на всю жизнь.
- Мне больно, мама... - чуть слышно прошептала девчушка, покрепче прижав к себе медвежонка.
Женщина поспешно отвернулась, стараясь скрыть слезы. Справившись с эмоциями, она нежно обняла дочку и, прижав к своему лицу тоненькие ручки, прошептала:
- Я знаю. Но все будет хорошо... Все обязательно наладится. Просто верь мне.
- Я тебе верю, - прошептала в ответ девочка и улыбнулась.


Вновь яркий свет... и Леонардо, не поняв, что это было, вернулся в реальность. С каждым вдохом было труднее держать глаза открытыми, но лидер не собирался вот так просто умирать.
- Лео! - уже не заботясь, что их услышат, закричал Донателло и, скинув свою сумку возле порога, рванул к лидеру...
Пол хлипкого строения под ногами гения задрожал и оглушительно захрустел прогнившими досками.
- Донни, осторожно! - заверещал еще не до конца отошедший от шока Майки, но было поздно...
Так и не добравшись до лидера, Донателло почувствовал, как твердая поверхность у него под ногами рассыпается на части и тянет его за собой куда-то вниз. Ощущение свободного падения, и черепашка, громко ойкнув, упал во что-то липкое и вязкое. Темнота... И только сверху зияло своим светом отверстие, проломленное весом гения. Хоть эта вязкая жижа, оказавшаяся грязью, и смягчила падение, Дону все же было больно. Осторожно встав на ноги, гений посмотрел наверх: да, провалился не особо глубоко, но покатые влажные края этой ямы не дадут ему вылезти самому без посторонней помощи.
- Дон, ты в порядке? - свет загородила испуганная моська самого младшего черепашки. - Хватай меня за руку! Раф, что ты стоишь, как пень? Помоги, Лео ранен!
Но Рафаэль не двигался с места, продолжая смотреть на медленно идущую к нему девочку.
- Ты не сможешь их спасти, - прошептала Лилиана, в мгновение ока оказавшись прямо перед побледневшим лицом владельца сай. - Не сможешь спрятать их от нее...
Но не успели ребята что-либо заметить, как старый комод, завалившись на бок, проехал по полу пару метров и, с силой отшвырнув Майки к стене, закрыл собой единственный выход для Дона.
- Майки, - прошептал лидер, с ужасом глядя, как стена, не выдержав такого напора, с громким хрустом проламывается и весельчак вылетает на улицу.
До того, что так внезапно перекрыло ему выход, оставив умника в непроглядной темноте, владелец бо дотянуться руками не мог, поэтому, зарывшись ногами в то, что по предположению Донателло было грязью, обладатель фиолетовой банданы пытался отодвинуть преграду шестом. Но та не поддавалась. Стараясь не обращать внимания на шевеление под ногами, гений продолжал свои попытки. Но внезапно до его слуха донеслось отвратительное шипение, от которого Дону стало не по себе. Что-то липкое поползло по двупалой ноге, обволакивая конечность Донателло, сантиметр за сантиметром пробираясь все выше, словно пыталось опутать черепашку склизким коконом. Замуровать здесь... И это непонятное нечто тянуло умника вниз, под землю. В панике пытаясь отделаться от этой липкой дряни, Дон начал долбить по преграде, закрывшей ему свет.
- Лео! Майки! Раф! Да хоть кто-нибудь, ответьте мне! - завопил гений, когда эта склизкая субстанция уже перебиралась с пластрона к шее.
И Рафаэль его услышал. С трудом выйдя из оцепенения и оторвав свой взгляд от стоящей впритык Лилианы, он подскочил к комоду и попытался его сдвинуть, но тот как приклеенный оставался на месте. Продолжая свои попытки, стараясь не обращать внимания на наблюдавшую за ним девочку, он продолжал свои попытки. До тех пор, пока не почувствовал чье-то холодное дыхание на своей шее. Осторожно повернув голову, владелец сай вновь столкнулся с невидящим взглядом малышки. Стараясь всеми силами подавить в себе нарастающий страх, темперамент рвано выдохнул, но глаз не отвел. Лишь еле заметно дернулся, когда кровавые слезы девчушки закапали на его мощное плечо, стекая вниз по зеленой коже, причиняя небольшое жжение. Лилиана неощутимо провела обожженной ручкой по лицу черепашки и, придвинувшись еще ближе, медленно прошептала ему на ухо:

- Их сотни, но она - одна.
Твоя судьба предрешена:
Опустошит добро души,
Оставив в теле зла гроши.

Ни жить не будешь, не умрешь -
В прислуги к дьяволу пойдешь.
Но если тьму прогонишь прочь -
Всех смертных и ее спасешь.


И девчушка исчезла. Взяв себя в руки, темперамент еще раз толкнул загораживающий дыру комод. И тот на удивление легко поддался и отъехал в сторону, заставив перепачканного в грязи и перепуганного умника, стоящего внизу, зажмуриться от яркого света.

___________________________________________________


Пропахав панцирем по земле метров двадцать, владелец нунчак перевернулся на пластрон. После неприятного столкновения с комодом и последующего полета через улицу все тело "рыжика" ныло и ломило. Но он не думал о боли - все его мысли занимали братья, оставшиеся с хрен знает чем наедине. Майки только собрался подняться... и всеми своими инстинктами почувствовал, что что-то не так. Движение... незаметное мимолетное и легкое где-то справа. Медленно подняв голову, чтобы осмотреться, черепашка потерял дар речи. Большая черная тень, имеющая очертания человека, стояла над ним и указывала своей темной рукой в сторону главных ворот. Пытаясь справиться с накатившей паникой, весельчак стал быстро отползать назад... и его взору предстала ужасающая картина: еще десятки темных силуэтов, выстроившись вдоль немощеной дороги, указывали на выход из Дарк-Кастла.
- Бегиииии... - прошипела тень.
Большего было не нужно. Перепуганный весельчак, громко завопив, на всех парах рванул к братьям. В момент оказавшись возле злосчастного дома он все же решил обернуться, но не увидел там ничего. Тени исчезли так же быстро, как и появились. Буквально влетев в домик, где находились его братья, владелец оранжевой банданы осел на пол, жадно хватая ртом воздух.
- Р-Раф, там... там... - испуганно лепетал весельчак и хлопал глазами, указывая дрожащей рукой назад. Он хотел объяснить все увиденное и выдавить из себя хоть слово - но голос от страха куда-то пропал. - Н-нужно ух-уходить. Достанем Дона и валим отсюда, пож-пожалуйста...
Коротко кивнув, Рафаэль посмотрел на скорчившегося на полу бледного Лео, еще каким-то чудом не потерявшего сознание. Как бы он ни хотел помочь Лео - оказать первую помощь лидеру и не навредить ему мог только Дон. Оставив старшего брата на попечение младшему, темперамент склонился над дырой в полу и протянул руку умнику, но тот словно и не собирался вылезать из места своего заточения.
- Дон, ну что ты там, застрял? Лео срочно нужна помощь!
Снизу послышалось сдавленное, невнятное бормотание. Донателло уже хотел вылезти, как почувствовал, что наступил на что-то мягкое. - Сейчас, - спустя несколько секунд ответил гений. Нагнувшись и порывшись в грязи под ногами, он достал старого потрепанного плюшевого медведя. - Кажется, я что-то нашел.
Все-таки выбравшись из ямы, гений продемонстрировал присутствующим найденную игрушку.
- Это же тот медведь, который был на фотографии, - удивленно сказал Майки и взял мишку... В котором было что-то еще.
- Лео, твоя рука...- заметив, что состояние Лео сильно ухудшилось, а трехпалая конечность лидера до локтя в крови и осколках, Донни охнул и, подхватив ранее брошенную сумку, принялся искать в ней аптечку. - Раны нужно срочно обработать.
- Ничего страшного. Это не серьез... - начал слабо протестовать владелец катан, но заметив непривычно-грозный взгляд Дона, замолчал и позволил гению оказать ему помощь.
- Осколки вошли глубоко, - безрадостно предупредил Донателло. - Будет очень больно.
- Ничего. Все хорошо, - горько усмехнулся Леонардо, глядя на еще больше испугавшегося Майки. Но как только Донателло, подцепив пинцетом один из самых крупных осколков, вытащил его из руки лидера, лицо синебанданного черепашки исказилось от боли. Но жар, жгущий Леонардо изнутри, начал утихать.
- Может, мы просто отсюда уйдем, и уже в фургоне подлатаем Лео? - с надеждой прошептал Майки, нервно озираясь на проем в стене.
- Нужно остановить кровотечение. И чем быстрее мы обработаем раны, тем больше вероятность, что Лео не подцепит инфекцию, - просветил младшего брата Дон, продолжая выуживать из руки старшего куски стекла. - Мало ли, какой только дряни на них нет. Это много времени не займет.
Забрав у владельца нунчак старую игрушку, Рафаэль достал из-за пояса один из своих саев и, полоснув им по плюшевому брюху медвежонка, вытащил из ватного наполнителя небольшую книжицу в кожаном переплете.
- А вот это уже интересно, - произнес темперамент, и все присутствующие повернулись к нему. Открыв книжицу на первой странице, Рафаэль прочитал вслух оставленную на ней надпись: - Это - мой личный дневник. Меня зовут Лилиана.
И только владелец сай хотел перевернуть страницу, как вновь наступившую тишину нарушили резкие, щелкающие звуки. Майки испуганно взвизгнул, отчего рука сидевшего рядом гения дернулась, задев рану, и лидер взвыл от боли.
- Черт, зачем так пугать?! - воскликнул Донателло, достав из-за пояса небольшое, щелкающее устройство. - Это всего лишь рация.
- Я... просто... Я здесь скоро с ума сойду, - пролепетал Майки, виновато опустив глаза.
Передав рацию Рафаэлю, Дон продолжил заниматься ранами Лео. Нажав на кнопку приема вызова, бунтарь прислушался. И из динамика донесся встревоженный голос Джонса:
- Эй, ну как вы там?
Владелец сай невольно усмехнулся, представив побитую физиономию встревоженного Кейси.
- Лео ранен, Майки скоро в обморок грохнется, и это место пугает до усрачки, - ответил черепашка, и на том конце послышалось копошение, сопровождаемое недовольными высказываниями мстителя.
- Лео ранен? - взволнованный голос принадлежал Эйприл, по всей видимости, с боем вырвавшей у Кейси рацию.
- Да, у нас тут произошли... некоторые события, - уклончиво ответил Раф. Сидеть в этом мрачном месте и рассказывать Эйприл обо всем, что с ними случилось, темпераменту не хотелось. - Им уже занимается Дон. И мы нашли кое-что интересное. Как только наш умник закончит, мы возвращаемся.
- Рафаэль, поторопитесь, - встревоженно ответили на том конце. - Уже темнеет. Не стоит здесь оставаться.
- Я уже закончил, - произнес Донателло, вытаскивая последний осколок и достав бинты.
Темперамент промолчал, разглядывая коричневатую потертую обложку найденного дневника. И вспомнил, что забыл узнать у рыжей.
- Эйприл, а ты знаешь что-нибудь об Аласторе? - этот вопрос интересовал Рафаэля еще с тех пор, как они находились в убежище. Но тогда спросить случая как-то не представилось - не до этого было, а бунтарю казалось, что этот старик тоже имеет свое место в их странной истории и не должен оставаться без внимания. - Когда я был в теле Лилианы, рядом с ней был Аластор.
На той стороне связи наступила тишина. Но спустя пару минут рыжая ответила:
- Нет, про Аластора Роуз мне ничего не рассказывала. Но я сейчас ей позвоню и все узнаю. Подожди немного.
Рация вновь замолчала. Донателло, поплотнее перемотав раненную руку Лео, сложил все инструменты в сумку. Как только последний осколок был вытащен из конечности, лидер почувствовал, что жар полностью спал и силы к нему быстро возвращаются.
- Странно... Она не берет трубку, - раздалось из динамика. Все это время сидевший почти без движения Микеланджело подскочил на ноги и прислушался: где-то недалеко раздавались чуть слышные звуки какой-то попсовой песенки.
- Вы слышите? - тихо спросил весельчак, с опаской выглядывая в проломленную дыру в стене.
Донателло подхватил с пола свою сумку, предварительно запихав в нее найденный дневник, и, выставив перед собой бо, вышел из домика. Остальные приготовили оружие и последовали за ним...
- Ребята, ответьте! Раф? - прошипела рация и, последний раз проскрипев помехами, затихла.
____________________________________________________________

Черепашки стояли перед раскрытыми дверями черной крепости, откуда и доносились звуки. Мелодия, стоявшая на звонке, закончилась и началась заново; компактный розовый мобильник подергивался от вибрации, озаряя голубым свечением маленького дисплея темный коридор.
- Мне одному кажется, что это ловушка? - прошептал Майки, глядя, как старшие братья поднимаются по полуразваленным ступенькам. Немного потоптавшись на месте, владелец нунчак следом за братьями вошел в крепость. Резкий порыв ветра, побравший ребят до костей, заставил черепашек повернуться к главным воротам. Но они уже не видели, как последний луч закатного солнца блеснул на черных шпилях, и солнце скрылось за массивной башней. Громко скрипнув ржавыми петлями, дубовые двери закрылись, заперев черепах в тюрьме.


За это сообщение автора Dark_lotus поблагодарил:
Nice_Leo (Ср 26 фев 2014 2:18)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#6  Сообщение Пт 28 фев 2014 12:33 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 07 янв 2014 20:15
На счету: 436.00 баллов

Сообщения: 144
Откуда: Самара
Благодарил (а): 23 раз.
Поблагодарили: 24 раз.
Имя: настя
Класс,и откуда у тебя есть время чтобы писать такие огромные рассказы? Просто я не успеваю, вот и удивляюсь. (Потому что я хожу:в бассейн,в школу,и в музыкальную школу,поэтому не успеваю.)

_________________
Друзья, как звёзды...Они не всегда заметны, но ты всегда знаешь, что они есть.


За это сообщение автора хрустальный человек поблагодарил:
Dark_lotus (Пт 28 фев 2014 14:01)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#7  Сообщение Пт 28 фев 2014 14:04 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 31 дек 2013 2:33
На счету: 108.00 баллов

Сообщения: 25
Откуда: Владимирская область
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
Имя: Лу
хрустальный человек
спасибки) Ну, на самом деле я пишу ночью, ибо днем тоже нет времени - работа, муж, маленький ребенок и домашние дела) Когда вся семья ложится спать - я пишу) *а потом ползаю, как зомби, напиваясь кофе и мечтая о сне ^_^ *


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#8  Сообщение Вс 02 мар 2014 15:40 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 07 янв 2014 20:15
На счету: 436.00 баллов

Сообщения: 144
Откуда: Самара
Благодарил (а): 23 раз.
Поблагодарили: 24 раз.
Имя: настя
Ночью? Просто я хожу в школу, и мне не разрешают ночью или вечером долго находиться в компьютере.

_________________
Друзья, как звёзды...Они не всегда заметны, но ты всегда знаешь, что они есть.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#9  Сообщение Ср 09 апр 2014 12:38 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 31 дек 2013 2:33
На счету: 108.00 баллов

Сообщения: 25
Откуда: Владимирская область
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
Имя: Лу
хрустальный человек
Ну, мне иногда удается найти время) *ибо в школу я давно уже не хожу... :) *

Для всех тех, кто все же ждал продолжения) *написано еще в марте, просто не выкладывалось из-за одной сцены... но с этим мы разобрались)*

Глава 3. Узники Дарк Кастла.

Часть первая. Все начинается после заката.

"Хоть бы все было хорошо..."

Эйприл молча сидела на переднем сидении черепашьего вездехода и неслышно постукивала ноготком по сжатой в руке рации, невольно позволяя угнетающей тишине поглотить ее, облепить противным притворно-спокойным коконом. Девушка словно пыталась слиться с окружающей средой, стараясь ничем не выдать своего присутствия в машине. Будто от этого что-то зависело - что бы ни было в этой тюрьме, оно уже знало об их присутствии. От внезапно пришедшей мысли о том, что, возможно, это неизвестное "что-то" не только знает, что они стоят у ворот, но и давно их ждет, притаившись где-то поблизости, Эйприл невольно поежилась, но, не решаясь нагнетать и так тяжелую обстановку до критического уровня, продолжала молчать о своих опасениях, вслушиваясь в тяжелое дыхание сидящего рядом с ней мужа, попутно отсчитывая в уме каждый удар своего разрывающегося от беспокойства сердца. Не сказать, что это помогло ей хоть немного успокоиться - скорее, наоборот: с каждой секундой, которую друзья проводили в этой чертовой деревне, девушке все сильнее начинало казаться, что она их больше не увидит, а страшные картины, нарисованные испуганным воображением, нещадно атаковали мозг рыжей, с каждым ударом пульса приобретая все более жуткие подробности.
Кейси тоже на разговоре не настаивал. Мститель упорно продолжал ждать хоть какого-то сигнала, означающего, что с ребятами все нормально, внимательно рассматривая из открытого окна машины расположившееся за воротами поселение, изучая и запоминая все, что попадало в поле зрения, с такой жадностью, будто боялся упустить что-то очень важное.

Мрачное, безжизненное место...

- Все будет в порядке, милая, - неожиданно произнес Кейси, не зная, кого он хотел больше успокоить - жену или себя. Но это мучительное ожидание вкупе с мертвой атмосферой вокруг начинало давить на него со всех сторон, заставляя всегда решительно настроенного и готового метелить кого угодно мстителя вжиматься спиной в потрепанное сидение вездехода.

Эйприл, уже свыкшаяся с этой звенящей тишиной, вышла из оцепенения и, испуганно дернувшись от голоса мужа, выронила из рук оставленную ребятами рацию. Прибор громко затрещал помехами, и рыжая, искренне надеясь, что это ребята вышли на связь, резко нагнулась за рацией, с размаха ударившись головой о руль машины. Лоб тут же пронзило болью, зрение смазалось от проступивших слез, но девушка даже не обратила на это внимания. Лишь подняв дрожащими руками хрипевшее средство связи, с надеждой смотрела на прибор.
- Черт, Эйприл! - обеспокоенно воскликнул Джонс, осторожно отцепляя руки рыжей от рации и осматривая новоприобретенную ссадину любимой. - Будь поосторожней...
Девушка вымученно улыбнулась мужу и, невольно скривившись от пульсирующей головной боли, нажала на кнопку приема вызова. Но ничего не произошло - рация несколько секунд проскрипела помехами и затихла.
- Я... я просто испугалась, что она разобьется, и если вдруг ребятам понадобится помощь - мы об этом не узнаем... - девушка судорожно вздохнула и, вытирая мокрые глаза тыльной стороной ладони, в очередной раз посмотрела на свои наручные часы. - Я волнуюсь, Кейси. Мне страшно...
Семь минут. Всего семь чертовых минут прошло с того момента, как она в последний раз смотрела на циферблат.
Солнце уже клонилось к закату, пряча свои теплые лучи за линией горизонта, а оставаться здесь ночью Эйприл совсем не хотелось. Все чувства буквально кричали девушке, что они должны убраться отсюда если не прямо сейчас, то до темноты - обязательно.
- Все будет хорошо, - повторил Джонс, с несвойственной ему нежностью обняв рыжую, прижимая к себе, и молодые, не сговариваясь, направили свои тревожные взоры на селение.

С тех пор, как черепашки вошли в деревню, прошло чуть более полутора часов, но молодой семье казалось, что этот небольшой отрезок времени длился целую вечность. Это место угнетало, морально истощало, и находиться даже рядом с воротами с каждой минутой становилось все тяжелее. Но больше всего и так не радостную обстановку омрачал тот факт, что в последний раз молодые видели черепах перед тем, как те разбрелись по всей деревне... и с тех пор зеленые парни словно пропали. Хоть поселение и было небольшим, а к тюрьме вела лишь одна дорога - братья в поле зрения друзей больше не оказывались, и это было более, чем странным. Словно черепашки растворились в воздухе, не было слышно даже их голосов. Все эти полтора часа друзья ни разу не вышли на связь, а трезвонить ребятам по рации молодая пара не решалась - неизвестно, что там у них происходило, и вызывать братьев могло быть просто-напросто опасно. Но от этого всеобщего затишья Кейси начинало казаться, что из живых в этом месте остались только они с Эйприл. Отогнав от себя негативные мысли, парень взял себя в руки - Джонс доверял Рафаэлю, как самому себе, а тот пообещал, что в случае чего черепахи с ними свяжутся. Через сколько бы передряг им с Рафом не доводилось проходить, мститель четко усвоил то, что что бы ни случилось, в какое бы дерьмо они не влипли - темперамент никогда и ни при каких условиях не нарушит своих обещаний.
Но спустя еще около часа и самообладание мстителя дало сбой. Зеленые парни так и не давали о себе знать, и липкое неприятное чувство нарастающего отчаяния, за многие годы борьбы запиханное мстителем в самый темный угол его подсознания, настойчиво карабкалось по позвоночнику на свободу, охватывая весь организм.
- Кейси... - Эйприл уже не пыталась сдерживаться и громко всхлипывала, умоляюще глядя на мужа. - Пожалуйста, давай попробуем связаться с ребятами. Их слишком долго нет.
Не колеблясь более ни секунды, Джонс забрал у жены рацию и нажал на кнопку вызова. Долго ждать не пришлось: спустя пару мгновений его сигнал был принят, и парень облегченно выдохнул.

- Эй, ну как вы там?
________________________

- ... Эйприл, а ты знаешь что-нибудь об Аласторе? Когда я был в теле Лилианы, рядом с ней был Аластор, - раздался из динамика голос Рафаэля.
Рыжая недоуменно нахмурила брови, вспоминая всю информацию, которой щедро поделилась молодая репортерша, но про человека с таким именем ее подруга не упоминала.
- Нет, про Аластора Роуз мне ничего не рассказывала. Но я сейчас ей позвоню и все узнаю. Подожди немного.
Эйприл достала все еще дрожащими руками свой телефон и торопливо набрала номер подруги. Девушка не сомневалась, что Роуз ей ответит: репортерша всегда брала телефон и везде таскала его с собой, утверждая, что без него она как без рук. И что бы ни случилось - будь то чрезмерная занятость или глобальная катастрофа - всегда отвечала на звонки, не пропуская ни одного вызова... но не в этот раз. Рыжая заметно занервничала. Неужели с Роуз что-то произошло?! Еще раз перезвонив, девушка так и не получила ответа: монотонные гудки продолжали подтверждать, что подруга ей не ответит.
- Странно... - пробормотала рыжая, вновь нервно тыкая по кнопкам телефона. - Она не берет трубку.
Голоса ребят, доносящиеся из рации, заметно отдалились, на том конце послышалось какое-то копошение, после чего связь начала прерываться. Разобрать, о чем говорили друзья, теперь было невозможно - треск помех становился все громче, неприятно чертя по слуху.
- Ребята, вы меня слышите? - страх за друзей сносил все барьеры и проникал под кожу, рассыпаясь противными мурашками по всему телу, заставляя девушку терять самообладание. - Раф?!
Еще момент - и связь оборвалась окончательно, оставив молодую пару в тишине.
- Кейси, связь, - только успокоившуюся Эйприл затрясло, как в лихорадке. - Связь прервалась... Что-то не так. Я чувствую, что-то произошло!
И не успел Джонс что-либо ответить, как только образовавшуюся тишину нарушил противный металлический скрежет. Главные ворота Дарк Кастла раскачивались из стороны в сторону, скрипя проржавевшими петлями, и, казалось, приглашали войти внутрь, заманивали в деревню... И там, за высоким забором, явно что-то происходило.

* * *

В этом месте все начиналось после заката. Когда день, сдав свои позиции, уступал место ночи.
Как только последний луч солнца растворялся в наступающем всепоглощающем мраке, забирая с собой последние проблески надежды на свет, эти твари выбирались из своих затхлых, покрытых плесенью убежищ. Они все уже давно мертвы, но по известным лишь им причинам продолжали свое существование. И каждую ночь они жадно искали, чем утолить свой постоянный голод, все чаще вынуждавший их вгрызаться в стены. Не ощущая боли, ломать прогнившие зубы о старые кирпичи в попытках хоть чем-то забить уже не функционирующий желудок, унять эту раздирающую изнутри потребность. И каждый раз, очутившись за пределами металлических решеток, они все, как один, жадно принюхивались, выискивая еду.

Пока не появлялась она.

Единственная, кого они не трогали, которой слепо поклонялись - их госпожа. Темная мать, когда-то случайно обрекшая их на вечный голод, но предоставившая тем самым им шанс избежать уничтожения; госпожа, которая позволила таким тварям существовать и приняла их, как своих детей. И, услышав ее голодное шипение, они забывали о своих инстинктах, нетерпеливо сдирая остатки плоти со своих пальцев о шершавые серые стены, разлагаясь от желания поскорее выбраться из тюрьмы в принадлежавшую только им деревню, к созданной ими же кормушке, и притащить еще трясущуюся в судорогах, еле дышащую жертву, по воле случая попавшую в ловушку, своей госпоже.
Чтобы утолить свой голод, им достаточно лишь чужой, истекающей кровью плоти.
Ей же нужны жизни, съеживающиеся от ужаса, но еще не до конца угасшие. Она любила ощущать их последний страх, впитывать в себя их панику, расползающуюся вибрирующими волнами вокруг обреченного тела. Чувствовать, как по ее уже мертвой коже стекала еще не остывшая кровь, омывая выбеленные временем кости, на которых отсутствует плоть. Как последний судорожный вздох с хрипом вырывался из сдавленного горла, когда она безжалостно вонзала в него свои острые когти, после чего, вдоволь насладившись последней агонией несчастного, госпожа с шипящим удовольствием принималась за еду, оставив пустую оболочку своим детям.

Но сегодняшняя ночь была особенной. Госпожа слишком долго ее ждала.

Молочно-белый неестественный туман ровно растекся по полу обширной залы с полукруглым пьедесталом, застилая своим покрывалом выбитую в бетоне лилию с тремя лепестками, и, незаметно просачиваясь сквозь металлические прутья окружавших пьедестал решеток, замер в ожидании. Тишину этой мрачной комнаты пронзило противное шипение, и от одной из обшарпанных стен, яростно чертя по кирпичам острыми когтями и оставляя за собой глубокие шрамы на теле тюрьмы, медленно отделилась темная фигура в балахоне, из-под капюшона которого мерцало тусклое голубое свечение.
Дарк Кастл чувствовал ее появление: туман, словно ожидавший ее пробуждения, быстро заклубился и втянулся в стены, просачиваясь в деревню, и серое пространство залы стало преображаться. Угольно-черные пятна охватили бесцветную комнату и, с каждой секундой становясь все больше, подобно заразе расползлись по всему, до чего могли дотянуться, отравляя все вокруг.
Хрипло вдохнув ненужный ей воздух, госпожа прошествовала к трону и, приняв сидячее положение, невидящим взглядом окинула обрамляющие пьедестал решетки. Пора будить детей...
Громкий утробный рокот разорвал мертвую тишину вокруг и, отразившись от стен огромного зала, разносясь по темным коридорам, откликнулся гулким эхом в каждом уголке тюрьмы, знаменуя явление хозяйки. И они услышали ее зов.
Из бетонной поверхности под решетками пробились сотни рук. Разгребая остатки бетона и наполняя воздух смрадом гниющих тел, из разбитого пола, перелезая друг через друга, выбирались разбуженные "дети" госпожи. Темная фигура в балахоне потянула располагавшийся возле трона рычаг, выпуская этих тварей на волю, и они, противно рыча и клацая челюстями, выползали на пьедестал и подобно смиренным рабам припадали к ее ногам, скрытым черной тканью балахона, заполняя все помещение своими разлагающимися телами.
Они ждали ее приказа; жадно ожидали, пока она заговорит с ними, и она это знала. Но что-то было не так. В окружающем госпожу воздухе кроме смрада, испускаемого ее детьми, витало что-то еще. Приторно-сладкое, когда-то испытываемое ею, такое знакомое и одновременно ненавистное... Хозяйка быстро ощупала языком воздух и ощутила отголоски того чувства, которое она душила в других, которого здесь не должно быть. Надежда?! Но как? Это невыносимо светлое чувство, оставившее после себя почти незаметный след в этом зале, могло принадлежать только той, кого госпожа ненавидела больше всего в этом поганом мире. Той, чье произнесенное вслух имя заставляло все внутри вскипать и пениться злобой, и кого бы она с превеликим удовольствием уничтожила, если бы не ее нужность и разделяющий их барьер, из-за которого пробраться к этому ничтожеству было просто невозможно. Эту девчонку, в отличие от других обитателей деревни, забрала себе не госпожа, а более великая сила, некогда давшая темной матери возможность остаться в этом месте и наделившая ее властью над Дарк Кастлом.
В груди тут же зародилось глухое рычание, длинные когти с громким скрежетом вошли в каменное основание трона, и существо в балахоне, остервенело выискивая что-то невидящим взглядом, вскочило с места.

- Аластор!!! - взревела фигура в черном, и гниющие уродцы, жалобно шипя, бросились от ее ног врассыпную, стремясь поскорее забиться в самую тьму залы и спрятаться от гнева своей госпожи. Она была в ярости, и в такие моменты ее боялись даже мертвые.
Названное существо в грязно-зеленом свитере трусливо выползло на пьедестал, не решаясь поднимать глаз на взбешенную хозяйку.
- Ответь, Аластор, ты ничего странного не ощущаешь? - притворно-спокойным тоном прошипела фигура в черном, отчего прислужник съежился и зашарил взглядом по сторонам. Он знал, зачем она его позвала.
- Скажи мне, как... - не дожидаясь ответа, продолжила госпожа. - КАК это ничтожество... эта поганая, слабая тварь смогла обойти все барьеры и вырваться в деревню до заката?! Это невозможно... ЭТО ВЕДЬ НЕВОЗМОЖНО!!! - существо яростно зарычало и, вцепившись когтями в горло перепуганного прислужника, подняло его не сопротивляющееся тело над полом.
Хоть Аластор был мертв и уже не испытывал боли, но видеть госпожу в таком состоянии было крайне неприятно, как и собирать после ее гнева оторванные конечности, в очередной раз придумывая, как их пристроить на предназначенное им место.
- Она... - хрипло прошептал уродец, - она смогла обмануть стража... Ей помогла ее мать.
Темная фигура удивленно замолчала и, опустив прислужника на пол, спросила уже более спокойно:
- Мать? Но ведь я заперла ее вместе с остальными душами вдалеке от зеркала. Все, что находится в окружении забора, на МОЕЙ стороне. Я - неотъемлемая частица Дарк Кастла, основная часть этого мира. Так как же какая-то жалкая душонка смогла обойти мою силу, да еще и помочь этому ничтожеству обмануть более великую мощь?
- Вы слабы, моя госпожа. И вы сами знаете, что днем ваша сила ослабевает. Воспользовавшись этим, несколько пленных смогли выбраться, и среди них была мать Лилианы... - шепелявый осекся и, чувствуя исходящие от темной фигуры волны леденящей ярости, низко склонился под мерцающим взглядом своей госпожи, стараясь уменьшиться в размерах.
- Никогда не смей при мне произносить это имя, - прорычало существо в балахоне и, немного успокоившись, жестом указало продолжать.
- Ее матери больше нет - она пожертвовала собой, без остатка отдав свою энергию, на короткое время заменив ее. Барьер не распознал подмены... и принял похожую живую силу; впитал ее, предоставив Лил... ей временный выход, - отрапортовал шепелявый и замолчал.
- Ее матери больше нет, - довольно произнесла госпожа. - А это ничтожество... оно сейчас на должном месте?
Аластор нервно заскрежетал зубами, ведь ответа на вопрос хозяйки у него не было. Он не хотел ее разочаровывать.
- Скорее всего, да - пролепетал прислужник.
- Но ты не уверен, - хищно прошептала фигура в черном, и шепелявый громко сглотнул. - Так чего ты ждешь? Проверь!
Два раза повторять не пришлось: Аластор резко сорвался с места и рванул вверх по находящейся в зале лестнице. Быстро миновав высокую арку и узкий коридор, он спустился к небольшой металлической двери и вошел в крохотную комнатку с единственным зеркалом.

Он не был здесь с тех самых пор, как впервые почувствовал непреодолимый голод. А ведь именно тут закончилась его жизнь, дав начало новому существованию.
- Лилиана, - тихо позвал Аластор, нежно проведя костлявой рукой по отражающей поверхности зеркала. - Лилиана, ты здесь?
Зеркальная гладь слабо заискрилась и пошла волнами, и по ту сторону стекла образовался неясный светлый силуэт, с каждым мгновением приобретающий все более четкие очертания, пока перед Аластором не оказалась маленькая безглазая девочка в грязно-голубом платье. Лилиана медленно подошла ближе и, прислонившись рукой к стеклу, невидяще уставилась на прислужника госпожи.
- Ты... - прошептала Лилия, и на мгновение Аластору показалось, что мертвенно бледное лицо девчушки исказилось от боли и злобы. Но ее черты тут же разгладились, а голос стал более ровным и громким. - Убирайся отсюда.
В двух последних словах сквозило столько презрения, что прислужник инстинктивно оскалился и, не произнося больше ни слова, вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Она не понимает, какой великой цели ей приходится служить, ежедневно угасая, отдавая свою живительную энергию. Она, как и его госпожа, уже слаба, но все равно упрямо не хочет принимать предназначенную ей судьбу - ведь только этим можно объяснить ее просто невероятный побег. Но зачем ей нужно было жертвовать своей матерью? Куда она выходила, ведь за пределы Дарк Кастла ей, как и всем им, дороги нет?
Вернувшись в зал, Аластор смиренно сообщил своей госпоже о том, что Лилиана находится там, где и должна быть, и хозяйка, заметно успокоившись, опустилась на трон и нежно погладила прислужника по голове. Но гулкий, равномерный стук карманных часиков, внезапно раздавшийся у нее в голове, заставил существо жадно принюхаться. И ощутив это приятное долгожданное чувство, знаменующее приход избранного, темная мать удовлетворенно улыбнулась беззубым ртом.

Он здесь.

Тот, кого она так ждала. Кто, добровольно принеся себя в жертву, откроет им Врата и подарит свободу, явился к ней. И она его не отпустит.
Хрипло втянув ртом воздух, госпожа почувствовала исходящую от пришедшего силу. И четко ощущала, что кем бы ни был избранный - он точно не человек. Но все мысли о том, кем был пришедший, моментально угасли, как только она уловила его страх... У тех, кем она постоянно питалась, это чувство было горьковатым; его же страх разительно отличался от всего, чего ей когда-либо доводилось пробовать - более вкусный и приятно будоражащий давно остывшие остатки крови в ее венах; особенный, как и его обладатель. Существо, выбранное Лилией, не боялось за свою жизнь - этот страх был обращен на троих его спутников, близких избранному по духу. Они были ему дороги, он боялся за их ничего не стоящие, по ее мнению, жизни, которые она с удовольствием отдаст на съедение своим детям. Как и тех двоих, по ощущениям - людей, которые посмели в такую важную ночь зайти за ворота.

Голые тощие твари, до этого мирно прятавшиеся в тени, тоже почувствовали изменения на своей территории и, выползая к хозяйке, голодно зашипели. Один из пришедших был ранен - дети госпожи, заливая желтоватой слюной пол, ощущали железистый запах его теплой крови, изредка капающей на бетон, и нетерпеливо ждали, когда фигура в черном разрешит им начать охоту.
- Он здесь? - с благоговейным трепетом спросил Аластор. - Он в Дарк Кастле?
- Более того... он уже в тюрьме, - кровожадно ответила госпожа.
- Мы приведем его...
- Живым, Аластор. Он нужен мне живым. Делайте с ним все, что хотите, но когда вы приведете его ко мне, он должен дышать, - угрожающе прошипела хозяйка.
- Конечно же, моя госпожа, - прислужник оскалился и поклонился фигуре в черном. - А что делать с остальными?
- Они ваши. Убить... Убить их всех...
Госпожа одобрительно кивнула, заметив, как плотоядно блеснули глаза ее верного слуги, и дала знак своим детям. Голые твари, ведомые Аластором, громко взвыли и выбежали из зала, оставив хозяйку в одиночестве. Дождавшись, пока последний из ее "детей" скроется за дверью, фигура в черных одеждах направилась к находящейся в зале арке. Она присоединится к охоте чуть позже...

* * *

Нервно сглотнув и подавив подкатившую тошноту, мститель медленно открыл дверь вездехода и вышел из машины.
- Это уже ни в какие ворота не лезет, - глядя, как металлические двери остановились, будто ожидали его дальнейших действий, пробормотал Джонс. - Детка, я за парнями. Задницей чувствую, им сейчас охренеть как нужна моя помощь.
Эйприл хотела было что-то возразить, но слова будто застряли в глотке, перекрывая собой доступ почти мертвому, но такому нужному воздуху в легкие. Волнение за ребят разъедало рыжую изнутри, а только появившаяся новость о том, что Леонардо ранен, только усугубляла ситуацию. Девушка не хотела отпускать своего парня, как до этого не хотела отпускать и ребят, да и одиноко сидеть в машине ее тоже не прельщало. Но отговорить этого твердолобого барана от того, что он давно уже решил, не выходило ни у кого. К тому же, если черепахам нужна помощь - Кейси сможет хоть чем-то им помочь и привести их назад, к машине.
- Милый, будь осторожен, - прошептала девушка.
- Не волнуйся, - улыбаясь, ответил ей мститель.
Глубоко вздохнув, Кейси подхватил любимую стальную клюшку для гольфа, недавно использованную Рафом для открывания замка, и, более не оглядываясь на свою жену, зашел в деревушку, несколько часов назад проглотившую их друзей...

Медленно шагая и прислушиваясь, мститель осторожно ступал по немощеной дороге в сторону тюрьмы, приближаясь к обгорелым домикам. Но не пройдя и дальше первого дома, Кейси внимательно присмотрелся к темному, испещренному трещинами, фасаду оплота преступников... и остолбенел, заметив, как сквозь старые стены просачивается молочно-белый туман и, достигая основания черной крепости, растекается по земле, забрав с фасада глубокие, расчерченные временем борозды с собой, оставляя лишь гладкие, без единой царапины, стены.
Внутри мстителя все похолодело, но он не собирался отступать. Где-то там его друзья, и возможно, именно в этот момент он нужен им, как никогда.
"Спокойно, Кейс... Это всего лишь туман. Странный, вылезший из стен тюрьмы для ненормальных, хрен знает почему и как появившийся туман. И не такое видали, - думал мститель, делая один шаг в сторону черной башни. - Давай, вперед..."
Отогнав от себя подступивший страх, Кейси медленно продолжил идти вперед, неотрывно наблюдая, как молочная субстанция вспенивается и поднимается, быстро окутывая своими плотными клубами все, что попадалось ей на пути, метр за метром приближаясь к мстителю. Как белый туман, добираясь до ветхих строений, опутывает их собой, словно паутиной, преображая погорелые развалюхи до неузнаваемости, превращая эту древность в благоустроенные домики.
- Охренеть... - прошептал мститель и инстинктивно попятился назад.

Туман подобрался уже совсем близко, и, заметив еще одно ненормальное явление, Кейси в ужасе остановился. В окнах принявших новый вид домиков загорался голубоватый свет... Такой манящий, притягивающий... По спине пробежал противный липкий холодок, и все инстинкты парня мгновенно закричали о смертельной опасности; страх въедался острыми иглами в кожу, добираясь до сердца и сжимая его в тиски. Джонс ошарашенно моргнул и постарался отвернуться, но попытки сделать такое элементарное движение обернулись полным крахом - мститель не смог оторвать своего взгляда от небольших светящихся окон, с каждой секундой все сильнее ощущая неестественное, словно не ему принадлежащее, желание зайти хотя бы в один из этих домов. И это желание, вытеснив из Джонса все страхи, заняло их место и, став основным, заставило мстителя сделать шаг вперед.
- Здравссссствуй, Кейссссси Джонсссс, - шипящий, но такой мелодичный и соблазнительный голос раздался совсем близко с парнем, поднимая изнутри все самые низменные желания, каким-то неизвестным образом заставляя Джонса моментально забыть о том, кто он и где находится.
- Ахххх, как же долго я тебя ждала... - густой молочный туман добрался до мстителя и, разбиваясь о ноги, вмиг окружил его, охватив все тело Джонса своей белой субстанцией.
Что-то мягкое скользнуло по щеке Кейси, запуская свои полупрозрачные влажные щупальца мстителю в рот, и одурманенный Джонс, на мгновение ощутив накрывшую его волну наслаждения, судорожно вздохнул и облизнул пересохшие от возрастающего возбуждения губы. Но задерживаться во рту у мстителя это нечто не собиралось. Молочная субстанция скользнула вниз, покрывая темно-красными капельками шею парня и, оставляя за собой влажную кровавую дорожку, спустилась ниже, заставляя его покрываться мурашками, вынуждая медленно сгорать от предвкушения и возбуждения, принося все больше непередаваемого наслаждения. Белые, плотные вихры накрывали Джонса с головой, ошеломляюще приятно растекаясь по его телу, запускали свои влажные мягкие отростки под одежду; лизали своими языками мускулистую грудь, и спускаясь на землю, мучительно медленно поднимались по бедрам выше, заставляя сердце парня сбиваться с ритма; и как только они добирались до своей цели, мститель, полностью теряя все крохотные остатки своего самообладания, запрокидывал голову назад и жадно хватал ртом воздух, задыхаясь от наслаждения. Он не знал, что с ним происходило, не мог думать о том, что сводило его с ума. Он не мог пошевелиться, не чувствовал своего тела - лишь ни с чем не сравнимые, будоражащие кровь чувства, вынуждающие выгибаться и стонать, пытаясь продлить эти непередаваемые ощущения, желая получить еще больше.
Так сладко... Шипящий голос звал его по имени, шептал на ухо сладострастные речи. Молочная субстанция полностью овладела им, лаская каждый сантиметр тела, и Кейси одержимо желал полностью раствориться в ней. Все, кроме тумана, потеряло смысл, не имело значения; было ничем по сравнению с этими притягательными сверхъестественными ощущениями. И Джонс не хотел, чтобы это прекращалось.
- Ссссюда... - белая субстанция заклубилась и двинулась вперед, легко подталкивая остолбеневшего Кейси, и мститель не заметил, как оказался возле открытой двери одного из домиков.
- Кейси!!! - пронзительный женский голос на мгновение прорвал сплетенный белым веществом кокон, и Джонсу показалось, что он о чем-то забыл, но догадки, так и не доходя до мозга, растворялись в пространстве. Но этот голос, до боли знакомый, родной... Кейси попытался вспомнить, кому он принадлежал, но окутавший его туман вновь взял власть в свои полупрозрачные руки.
- Кейси! Это ловушка! Не входи в дом! КЕЙСИ!!! - кричала девушка, но было уже поздно: дверь в домик захлопнулась, скрыв за собой ее мужа.
Доведя мстителя до кровати, белое вещество мягко толкнуло Кейси на кровать, оплетая его собой, и мститель послушно лег, готовясь зарыться в наслаждение с головой... до тех пор, пока не почувствовал, как нечто холодное, царапая и вонзаясь острыми колючками в кожу, обмотало все его тело, приковав парня к кровати, и что-то вонючее и склизкое заполнило его рот, не давая дышать...

* * *

Оглушительный грохот, раздавшийся позади черепах, болезненно прочертил по слуху и, не встречая более преград, унесся вглубь тюрьмы. Братья, и так пребывающие в напряжении, одновременно подскочили на месте и вскрикнули от неожиданности. Дружно повернувшись на звук, черепахи с ужасом осознали, что они оказались в ловушке. Как только двери главной крепости Дарк Кастла закрылись, заперев зеленых парней в тюрьме, в коридоре, где находились черепашки, воцарилась полная тьма.

- ААААААА!!!!

Осознав, что только что произошло, Микеланджело истошно завопил и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, на всех парах рванул к предполагаемому месторасположению двери, по дороге снеся оказавшегося на пути Донателло. Громко ругнувшись, не ожидавший такого поворота гений выронил зажатую в руках сумку, и ощутимо приложившись панцирем о стену, сполз по ней на холодный пол. Пронзительный звук бьющегося стекла возвестил всех о потере части их собранного имущества, но младшего черепаху это не особо волновало: с разбега врезавшись в дубовую дверь, перепуганный Майки начал молотить по ней руками и ногами, искренне надеясь, что та откроется, но преграда продолжала непоколебимо стоять на месте и даже не собиралась поддаваться.
- АААААА!!! Она закрыта! ЗАКРЫТА!!! - в панике кричал владелец нунчак.
- Майки, прошу тебя, успокойся... - стараясь, чтобы его голос звучал как можно тверже и уверенней, произнес Леонардо. Но его слабая просьба потонула в перепуганных воплях младшего брата. Еще не до конца отойдя от увиденного в доме Лилианы, лидер попытался собраться и взять выходившую из-под контроля ситуацию в свои руки. Майки был прав - они заперты в ловушке. Но что бы ни случилось - нельзя поддаваться панике.
- Я говорил! Я говорил вам, что это ловушка! А вы меня не послушали! Вы никогда не слушаете меня! Нужно было убираться отсюда, пока была возможность, а теперь нам конец!
- Да заткнись же ты наконец, придурок! - громко рявкнул на весельчака Рафаэль и, нащупав рядом с собой стену, направился к младшему. - Твою мать, темно, как у негра в ж...
- Раф! - возмущенно воскликнул владелец катан, шаря рукой по полу. Телефон... где-то здесь должен быть телефон...
- Что "Раф"? Не видно нихрена! - огрызнулся темперамент.
Добравшись до места стенаний Микеланджело, Рафаэль сгреб бьющегося в панике и истошно орущего брата в охапку и, нащупав ногой стену, по которой он добирался до младшего, потащил его к остальным.
- Если ты сейчас же не успокоишься - я тебе вдарю. Возьми себя в руки, Майки! Ведешь себя, как баба! - прорычал владелец сай, и младший черепашка немного притих. - Б**, где вы тут?! - обратился он к остальным. Эта тьма вкупе с последними событиями пугала и начинала его конкретно бесить.
- Здесь... - совсем рядом ответил Донателло и, нашарив свою сумку, принялся бережно вываливать ее содержимое на пол, нащупывая среди прихваченного нужного барахла фонарики.
Справа что-то слабо загорелось, освещая голубоватым светом вымученное лицо Лео, и Рафаэль, добравшись до раненого брата, опустил весельчака рядом с ним.
- Хей, ты как? - тихо спросил владелец сай, с беспокойством всматриваясь в мерцающие глаза брата, под которыми отчетливо были видны темные круги. Лидер выглядел измученным и слабым.
- Бывало и хуже, - Леонардо слабо улыбнулся: не каждый день Рафаэль так явно показывал свою заботу. Но вспомнив то, что ему пришлось пережить в ветхом домике, лидер вновь помрачнел. Его брат должен знать, что он не один, что Лео тоже ее видел. - Раф, я хотел сказать...
- Нашел! - воскликнул Донателло, и темный коридор посветлел, заставив почти привыкших к тьме ребят зажмуриться. - Теперь у нас есть свет. Держите.
Побледневший на несколько оттенков Майки счастливо улыбнулся и, забрав у Дона предназначенный ему фонарик, окинул взглядом старших братьев. Рафаэль и Донателло выглядели более-менее сносно... что нельзя было сказать о Леонардо.
- Дополнительные батарейки, - оповестил всех владелец бо, указывая на лежащую рядом с ним пару блестящих упаковок. Удостоверившись, что все его услышали, гений выбрал из валяющихся на полу вещей все, что осталось целым, и принялся торопливо запихивать нужные вещи в сумку. - Чувствую, они нам понадобятся.
Как только Дон закончил сборы, черепашки поднялись с пола и, разгоняя искусственным светом царивший вокруг мрак, осмотрели коридор, в котором находились.
- Странно... - гений подошел к стене, внимательно разглядывая неровную серую поверхность. - Не похоже на то, что здесь был грандиозный пожар... Посмотрите на стены - на них нет следов.
Братья удивленно переглянулись и, освещая стены фонариками, осмотрели их поверхность. Серые, обшарпанные, в некоторых местах покрытые глубоко въевшейся в них плесенью, но без черных следов, свидетельствующих о бушующем здесь когда-то огне.
- Да, странно, - нервно пробормотал весельчак, пристально вглядываясь в плотную тьму впереди. - Здесь вообще все странное, так что давайте лучше подумаем, как нам выбраться отсюда. Есть идеи?
- Одна, - произнес владелец бо, отрывая взгляд от стены. - Эта крепость просто огромна, поэтому здесь обязательно должен быть как минимум один запасной выход. Но найти его будет не так-то просто. Нужно связаться с Эйприл - пусть попробует найти план здания.
- Что-то не особо этот запасной выход помог людям во время пожара, - недовольно пробормотал Рафаэль. - Что же они тогда не воспользовались им?
- Это не просто крепость, Раф. Это, если ты не забыл, тюрьма. Жители могли просто не знать о существовании еще одного пути спасения, про заключенных я вообще молчу, - в тон ему ответил Донателло.
- А что, если в этой чертовой дыре его нет? - прошипел темперамент, скрестив руки на груди. - Леонардо ранен, и пока он мучается, мы будем носиться по этой тюрьме и искать не существующий выход?
Гений нервно закусил губу, глядя на бледного лидера, устало привалившегося к стене. От осознания того, что он не может помочь брату, неприятно заныло в груди, но он уже сделал все, что было в его силах.
- И что ТЫ предлагаешь? Сидеть и ждать, пока тюрьма сама откроется? Или безрезультатно пытаться выбить толстенную дубовую дверь? Майки уже пытался - как видишь, не вы...
- Перестаньте, - слабый голос Лео перебил Дона, не дав тому договорить. - Хватит. Лучше не будем терять времени - свяжитесь с Эйприл и Кейси.
- Уже... - грустно произнес Майки, отодвигая от себя четыре черных прибора. - Рации не работают. Ни одна.
Леонардо обреченно прислонился головой к стене, но почувствовав, как вместо холодной поверхности его лоб опустился во что-то липкое, тут же отпрянул.
- Ребята... что-то происходит... - прошептал Майки, мертвой хваткой вцепившись в руку стоящего рядом Рафаэля.
- Это еще что за чертовщина... - сдавленно произнес темперамент.
Что-то темное ползло по стенам, превращая все окружающее их пространство в жуткое черно-серое месиво. Противный запах гнили, исходящий из глубины темного коридора, нещадно бил в нос, вызывая рвотные позывы, а сочащаяся из бетонного пола кровь сливалась в тонкие ручейки и стекала к их двупалым ногам. И что-то происходило с Леонардо...
Раненую руку лидера вновь пронзило невыносимой болью, и владелец катан, не удержавшись на ногах, рухнул на заляпанный пол, обхватив больную конечность здоровой. Бывшие почти белыми бинты, недавно наложенные Доном, моментально пропитались изнутри красной жидкостью, которая быстро закапала на бетон, смешиваясь с другими кровавыми лужицами.
- Лео! - заметив то, что лидер упал, а его забинтованная рука истекает кровью, Рафаэль подскочил к брату и, осторожно приподняв его, уложил к себе на колени. - Дон, у Лео опять кровотечение... ДОН, ОТОМРИ НАКОНЕЦ, И ПОМОГИ!
Гений, выйдя из оцепенения, подбежал к братьям, и судорожно вороша содержимое сумки, достал аптечку.
- Сейчас... - шептал себе под нос Дон, дрожащими руками разматывая окровавленные бинты. По всем законам анатомии, кровотечение должно было остановиться, а не начаться заново, да еще сильнее, чем раньше. - Сейчас еще обработаем и перевяжем...
Но как только Донателло снял мокрую красную ткань, парни ужаснулись от того, что увидели. Рука Лео, до этого скрытая бинтами, покрылась обширными черными пятнами, а раны, оставшиеся от стекол, выделяли вязкую желтую слизь, смешанную с обильно вытекающей кровью.
- Этого не может быть... Заражение не развивается так быстро, - голос гения дрожал от нахлынувших слез, ведь если зараза будет распространяться с такой скоростью, то Лео придется выбирать: лишиться руки или жизни.
Злобный рокот, донесшийся откуда-то из глубин тюрьмы, резанул по слуху. Этот леденящий душу зов беспощадно вгрызался в мозг, заставив черепах мгновенно забыть обо всем и напряженно прислушаться.
- Кажется, мы здесь не одни, - прошептал Рафаэль, свободной рукой достав из-за пояса сай. - Дон, поторопись. Нужно срочно валить отсюда.
Владельцу бо два раза повторять не пришлось. Как следует обработав загнившие раны лидера и на время перевязав их новыми бинтами, Донателло закинул сумку на плечо. Младшие братья поставили владельца катан на ноги и, придерживая слабого Лео, собрались двинуться в неизвестность. Но не успели черепахи сделать и шага, как с улицы донесся душераздирающий женский крик. Они знали, кому он принадлежал. Опираясь на плечи братьев и еле передвигая ногами, Леонардо собрал последние силы и, обернувшись назад, слабо прошептал:
- Эйприл...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#10  Сообщение Сб 03 май 2014 21:41 
элитный ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 18 авг 2006 16:33
На счету: 192.00 баллов

Сообщения: 1126
Откуда: Солнечный Эскадрон ХЪ
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 34 раз.
Dark_lotus
Вам определенно удалось создать интригу - очень интересно увидеть события, которые приведут нас к увиденному к прологе и не менее сильно хочется узнать, чем же всё закончится (машет помпоном и скандирует "Ра-фа-эль! Ра-фа-эль! Ра-фа-эль!"). Семейные взаимоотношения прописаны отлично, черепашки узнаваемы, за пунктик с массажем сердца вообще готова подкидывать на руках и кричать "Гип-гип, ура!".

В плане страшностей атмосфера ужастика порой действительно становится пугающей. В частности, с совершенно одинаковыми домами. От такого психодела хоррор только выигрывает.

Однако, что пока хотелось бы отметить - ребята порой уж слишком пугаются. Они же воины, ниндзя. В конце-концов, они бывали в переделках и похлеще - они спускались в мертвый город и в логово здоровенной твари, которая создаёт кошмары. Пока что не верится, что происходящее на территории психбольницы может их ужаснуть до потери пульса и способности конструктивно мыслить. Эйприл и Кейси это тоже касается - они вместе с черепахами тоже пережили достаточно разных ситуаций, чтобы держать себя в руках при проявлении потусторонней фигни. По крайней мере, пока они боятся так, будто в жизни у них до этого ничего не случалось. А вспомнить хотя бы, как они ждали ребят из здания T.C.R.I.
Вот это то, что больше всего бросается в глаза при прочтении. Остальные аспекты хотелось бы высказать после того, как прочту весь рассказ :wink:

_________________
Just get yourself high...
Alex: да ничего страшного. мозги были пришельцем и звали их кренгом. а какой у вас любимый персонаж? мне всегда микельанджело нравился
Anchella: : ) а мне леонардо больше всего
Anchella: короче так
Anchлella: приезжайте за гонораром завтра часам к трем, ок? (с)


За это сообщение автора One mysterian ninja поблагодарил:
Dark_lotus (Сб 14 июн 2014 22:56)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#11  Сообщение Пн 07 июл 2014 12:06 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 31 дек 2013 2:33
На счету: 108.00 баллов

Сообщения: 25
Откуда: Владимирская область
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
Имя: Лу
One mysterian ninja
Ох, огромное спасибо за такой пазвернутый комментарий, выявляющий как хорошие стороны, так и некоторые недостатки этого рассказа, которые по своей беспечности я и не заметила)

Цитата:
Однако, что пока хотелось бы отметить - ребята порой уж
слишком пугаются


*перечитала все написанное, посмотрела на сей фик с иного ракурса.. * А ведь Вы правы, есть в некоторых моментах такой косяк... Проглядела) Видимо, я немного увлеклась с созданием обстановки... Постараюсь далее это исправить, а как уж у меня получится - решать Вам)

Еще раз огромнейшее Вам спасибо за столь развернутый комментарий, из которого я что-то для себя уяснила, что поможет мне самосовершенствоваться и становиться лучше) Извиняюсь, что долго нет продолжения, и что долго не отвечала - личные проблемы-такие проблемы... Но я стараюсь все же найти время на написание)

Часть вторая. Ощути привкус боли.

Проследив взглядом за тем, как Кейси заходит в деревню, Эйприл плотно захлопнула дверь машины и включила в салоне освещение, не забыв и про фары.

Теплый желтоватый свет озарил все пространство перед черепашьим вездеходом, протягиваясь ровной дорожкой за ворота и являя взору девушки редкие, почти голые кустарники, несуразно подпирающие своими корявыми ветвями обмотанный проволокой забор. Поежившись от неизвестно откуда взявшегося сквозняка, Эйприл отложила рацию, которую почему-то все еще сжимала в руках, и покрутила ручку установленного в машине радиоприемника в надежде на то, что тот поймает в этой дыре хоть какую-то волну. Оставаться одной в этой тишине не просто не хотелось – казалось, что как только Кейси полностью скроется из виду, это лживое затишье вмиг преобразится, материализуясь в ужасного мерзкого монстра с огромной пастью, усеянной частоколом острых клыков, и если девушке не удастся сейчас же разрушить царящую вокруг нее мертвую атмосферу – сожрет ее, мучительно медленно отрывая куски мяса и противно хрустя ее костями, заставляя глушить собственные крики в заполняющей горло крови.

- И откуда только такие мысли? – рыжую невольно передернуло от отвращения. Резко помотав головой, она в очередной раз посмотрела в сторону ушедшего мужа: Кейси осторожно шагал по немощеной дороге к главной крепости Дарк Кастла.

- Ладно… Нужно разобраться с этой штукой, - Эйприл вернула все свое внимание радиоприемнику, продолжая мучить по неизвестным причинам молчавшее устройство, но то не подавало никаких признаков работоспособности.

- Да включайся же ты! – воскликнула девушка, раздраженно ударив по приемнику кулаком.

И, прерываясь противным скрипом радиопомех, тишина на время отступила.

- Ребята… Что-то происходит…

Тихий и такой знакомый голос заставил Эйприл застыть на месте и прилипнуть взглядом к устройству, говорившему голосом младшего из черепах. Рыжая непроизвольно вцепилась руками в сидение и приникла к динамику, прислушиваясь. Она не знала, как может слышать голос Майки здесь, в машине, ведь рации у всех ребят по неизвестным причинам отказались связывать их с друзьями. К тому же, черное устройство, лежащее на соседнем сидении, было еще включено и настроено на их волну, но продолжало упорно молчать.

- Это еще что за чертовщина… - второй голос, более хриплый и принадлежащий никому иному, как Рафаэлю, звучал как-то сдавленно, и от этого и так взволнованной девушке стало не по себе. Но хотя рыжая и не понимала, как ей удалось связаться с парнями, Эйприл искренне понадеялась, что эта связь могла оказаться двухсторонней.

- Парни? Где вы? – тихо спросила подруга черепах.

Но вместо ответа из динамика раздался омерзительный скрежет, приближающийся и нарастающий, с каждой секундой заглушающий собой голоса друзей… и еще чего-то…

Девушка еще сильнее прижалась к радиоприемнику, стараясь лучше расслышать черепах сквозь нарастающий с той стороны гул, но голоса друзей неумолимо глохли, доносясь до рыжей будто через толщу воды. Скрежет стих вслед за ними, сменяясь топотом… Именно топотом множества босых ног, беспорядочно быстро ступающих по твердой поверхности, смешивающихся с рваными, хрипящими вдохами и утробным рычанием… Кто-то бежал, и их было много. Очень много… И все инстинкты Эйприл просто кричали о том, что это не предвещало ничего хорошего.

- Ребята… - боясь, что ее может услышать тот, кому не следовало, прошептала девушка. – Где бы вы ни были… если вы меня слышите… уходите оттуда.

- Лео!

Вскрикнув от неожиданности, Эйприл резко отскочила от скрипящего устройства, основание которого треснуло и, выплюнув сноп ярко-красных искр, задымилось, моментально заполняя салон вездехода едким темным смогом.

Глаза нестерпимо защипало, и, с силой зажмурившись, Эйприл метнулась к двери, шаря рукой по ее поверхности в поисках ручки, но та словно исчезла, лишая девушку возможности выбраться из задымленной машины.

Темный смог проникал везде, сжигая собой кислород, перекатывался едкой сладостью на языке, охватывая рот. Рыжая упорно пыталась вдохнуть, но воздуха просто не было. Кашель разрывал болью легкие, и шею словно обвили плотным кольцом, которое быстро сужалось, с силой сдавливая горло.

Другая дверь…

Эйприл перегнулась через пассажирское сидение рядом, исследуя руками ее поверхность, но и в этот раз поиски не дали никаких результатов. Заставив себя открыть глаза, которые тут же заволокло туманом от выступивших слез, она постаралась рассмотреть сквозь черноту хотя бы намеки на очертания нужного ей предмета, но ничего не увидела – ручка у двери просто отсутствовала.

Жгучая боль полоснула по сдавленной шее девушки, вырвав из рыжей полузадушенный вскрик. Теплая жидкость защекотала кожу, быстро стекая вниз алыми ручейками по нежной коже. Эйприл резко вскинула руки к горлу, пытаясь отцепить от себя то, что явно пыталось ее задушить, и, ничего не нащупывая, лишь судорожно царапала горящую шею ногтями.

Не сдаваться…

Кое-как утерев застилавшие глаза слезы, девушка кинула взгляд на лобовое стекло. Множество бесплотных, сотканных из дыма рук мелькали в бледном свете ламп вездехода, оставляя темные отпечатки на стекле. И Эйприл чувствовала: что бы это ни было – оно пришло за ней, и если она не придумает, как выбраться из машины – через несколько минут оно получит то, что хочет…

Ключ…

Угнетенное дымом сознание словно прояснилось от созревшего плана, и рыжая пошарила ногой под сидением водителя, выкатывая оттуда разводной ключ, оставленный Донни «на всякий случай». Девушка подняла средство своего возможного спасения и со всей силы ударила им по лобовому стеклу, но то так и осталось целым. Что ни скажи, а Донателло подходил к обустройству вездехода со всей серьезностью, и в данный момент Эйприл возненавидела эту его черту.

Еще удар, и по стеклу побежали тонкие трещины.

Лицо нестерпимо горело от прилившей к голове крови, от недостатка кислорода сознание куда-то плыло, норовя отключиться полностью и забрать в забытье свою хозяйку. Вся едкая сладость дыма испарилась, превратив его в плотное горькое месиво, связавшее дыхательные пути. Но если она сейчас опустит руки – она умрет, и не только она. Ребенок... Она беременна, в ней растет еще одна новая, ничего не познавшая жизнь, за которую Эйприл в ответе, которую должна защищать. И она не может позволить своему ребенку умереть. И никакие твари, кем бы они ни были, не смогут уничтожить ее и такое дорогое ей, хоть еще не появившееся на свет, существо.

Собрав последние силы в кулак, девушка со всей дури ударила по треснутому стеклу, и оно острыми брызгами разлетелось в стороны, засыпая осколками капот вездехода и покрытую пожухлой травой землю поблизости. Дымовая завеса рассеялась так же внезапно, как и появилась, и Эйприл тяжело вздохнула. Удушающие тиски отпустили ее горло, оставив после себя неприятное, но терпимое жжение, и девушка, рвано вдыхая сквозь кашель, вылезла из машины. Не выпуская из рук спасительного ключа, она облокотилась на ограждающий деревню забор, как откуда-то сверху послышался еле слышный металлический скрежет. Эйприл подняла голову, но, как она и думала, там ничего необычного не происходило - ей просто показалось. Но любящее сердце неприятно щемило от плохого предчувствия, и, решив проверить мужа и удостовериться, что с ним все хорошо, Эйприл подошла к воротам.

Казалось, что она попала в совершенно другое место. Всю деревню заливал тусклый голубоватый свет, исходивший из небольших окон аккуратных одинаковых домиков, которые, когда рыжая видела их в последний раз, были сгнившими полуразрушенными хижинами. И там, среди этих преобразовавшихся развалин, клубился молочно-белый туман. Бегло окинув взглядом мерцающую голубыми огнями деревню и не обнаружив своего мужа, девушка всмотрелась в полупрозрачную субстанцию, подобно кокону обвивающую собой до боли знакомую фигуру.

Уже знакомый металлический скрежет, донесшийся где-то совсем рядом, неприятно резанул по слуху, отчего Эйприл поежилась и, оторвав взгляд от клубящейся субстанции, нервно осмотрелась. Второй раз ей показаться не могло, и, словно в подтверждение ее мыслей, забор зашевелился, а с темных решеток, противно скрипя по металлу ржавыми иглами, спускались ожившие плети колющей проволоки. Скручиваясь друг с другом и соединяясь воедино, они зазмеились по земле, направляясь к оплетенному туманом силуэту.

Внутри Эйприл все оборвалось. Все скрытое ранее беспокойство нахлынуло с новой силой, заставив сердце биться в бешеном ритме от беспокойства. Стальные колючие змеи, шипя и извиваясь, ползли в сторону белого кокона, неизбежно приближаясь к ее возлюбленному.

- Кейси! - не жалея саднящего горла, крикнула Эйприл, но мститель продолжал стоять на месте, ни на что не обращая внимания, будто бы и не слышал ее.

Молочная субстанция завибрировала, выпуская в воздух бледные щупальца и, уволакивая за собой Джонса, поплыла к одному из домиков.

Нужно было действовать, пока не поздно...

Словно услышав мысли девушки, ворота призывно заскрипели, и, отбросив все сомнения, Эйприл рванула в деревню. На бегу наблюдая, как белая субстанция просачивалась сквозь стены строения, заполняя собой домик и приглушая голубое свечение, рыжая с ужасом заметила, как в одном из окон замаячил чей-то неясный силуэт. Стальные змеи, уже вьющиеся у ног замершего на крыльце мстителя, скрылись за деревянной дверью. Эйприл не могла знать, что именно происходило с Кейси, когда она сражалась за свою жизнь в задымленном вездеходе. Но глядя на такого послушного кому-то, словно кем-то ведомого мстителя, девушке начало казаться, что он не в себе...Будто с ним что-то сделали, и он не в силах управлять своим же телом - это было видно по его неестественно скованным движениям, и, пользуясь этим, кто-то тянет его за ниточки, управляет как куклой, затаскивая в дом… в ловушку…

- Кейси! Не входи в дом! Это ловушка!!! – в панике закричала рыжая, и на секунду ей показалось, что Джонс услышал… Но, спустя пару мгновений, отец ее будущего ребенка сделал шаг за порог, и дверь за ним с грохотом закрылась.

- Нет! – девушка взлетела на крыльцо и с силой толкнула вставшую между ней и мужем преграду, но та не поддалась.

Страх, который не отпускал рыжую все то время, что она провела рядом с этим местом, ушел на задний план и притупился под волной всеохватывающей ярости, кипящей рекой разгоняющей кровь по ее венам. Эйприл всегда была целеустремленной и упертой девушкой. И она не собиралась отдавать своего любимого кому бы то ни было, и уж тем более, никакая гребанная дверь не могла помешать ей быть рядом с Кейси. Девушка яростно саданула ногой по деревянной преграде, и та, не выдержав такого напора, с громким треском распахнулась, глухо ударившись ручкой о стену.

Молочное вещество резко расступилось, испаряясь и оседая белыми капельками на стенах и потолке, являя взору Эйприл небольшую ухоженную комнатку. Не теряя времени даром, рыжая влетела в домик и наспех осмотрелась: посреди комнаты, на кровати, лежал полуобнаженный Джонс, все тело которого было обмотано колючей проволокой, не позволяющей ему подняться, насильно приковавшей его к кровати и нещадно впивающей свои шипы в его кожу, по которой тонкими линиями стекали ручейки его собственной крови, в голубом свете казавшиеся почти черными. Над ее окровавленным и неестественно дергающимся мужем, вцепившись ему в плечи четырьмя когтистыми тощими лапами, нависла костлявая тварь, по синей коже которой, пенясь и вздуваясь пузырями, скользила темная слизь. И из клыкастой пасти этого тощего существа в рот Кейси, соединяя их, тянулся толстый отросток, по которому что-то двигалось, неумолимо приближаясь ко рту мстителя.

Кейси катастрофически не хватало воздуха. Все тело трясло и жгло от впивающихся в него ржавых игл, а в животе поселилось чувство болезненной наполненности. Мерзкий тошнотворный привкус слизи, заполняющей его рот, расползался по телу, продвигающееся по горлу щупальце словно вгрызалось в его внутренности. Джонс старался освободиться от сковывающих его стальных пут, но чем больше он сопротивлялся, тем сильнее и глубже они входили в его плоть, пиявками высасывая из него кровь. Он ничего не видел, в глазах все расплывалось и двоилось от выбитых болью слез, но он ничего не мог сделать. Он не мог выбраться…

Порыв ветра охладил разгоряченную кожу, рассыпав по всему телу мурашки. Шершавое щупальце резко вырвалось из его тела, прочертив болью по горлу и освобождая его рот, и мститель повернул голову на бок. Не обращая внимания на привкус собственной крови во рту, струйками стекающей по подбородку, Кейси жадно задышал, попутно стараясь разглядеть расплывающийся и такой знакомый силуэт, маячивший напротив.

- Лапы прочь от моего мужа, мразь поганая, - с ненавистью прошипела Эйприл, крепче сжимая разводной ключ и готовясь ко второму удару.

Существо противно завизжало, отплевывая черную жижу, брызгами вырывавшуюся из получившего удар отростка, и отползло на пару метров назад. Не теряя времени, Эйприл подбежала к Кейси и схватилась за набухшую от крови проволоку. Стараясь не замечать пронзившую руки боль, девушка пыталась отцепить ее от мстителя, но ее отвлек скрипучий голос, донесшийся с той стороны, в которой корчилось четырехрукое костлявое подобие человека.

- Ррребеноккк, - рыжая замерла и, медленно подняв голову, посмотрела на тощую тварь: та с шумом втягивала в себя воздух, сверля девушку белыми глазами. – Такккой маленькккий, сссладкккий малышшш…

Бушующая внутри ярость мгновенно испарилась, по спине Эйприл пробежал липкий холодок вернувшегося страха, и девушка инстинктивно прижала руки к животу, с опаской глядя на скалившуюся тварь.

- Тттеплый… жжживой… вкккусссный, - кровожадно проскрипело существо, медленно подступая к рыжей, непроизвольно попятилась назад.

- Я тебе его не отдам, - дрожащим, но уверенным голосом ответила Эйприл, - ты его не получишь…

Существо быстро рвануло вперед, и девушка ловко откатилась в бок. Промахнувшись, тварь врезалась в окно, засыпая осколками все вокруг. Тут же поднявшись на все свои конечности, существо опять кинулось на рыжую, которая не собиралась добровольно идти на ужин и уже была готова сражаться до последнего. С размаха ударив нападавшее на нее существо по выпирающим из-под кожи ребрам, Эйприл быстро перескочила через стол, пытаясь оказаться между ним и дверью, но костлявая рука схватила ее за ногу, не позволяя занять более удобную для обороны позицию, хотя отступать девушке все равно было некуда. Потеряв равновесие, Эйприл с силой ударилась головой об стол. Лоб пронзило режущей болью, к горлу подступила тошнота, рыжая пыталась встать, но ее грубо перевернули на спину и прижали к полу, обдавая лицо зловонным запахом.

- Оннн будеттт моиммм… - прохрипели совсем близко, проникая в ее рот, чертя по языку шершавым отростком и мучительно продвигаясь все глубже в тело девушки, и та с ужасом почувствовала, как из нее пытаются высосать самое дорогое ей существо. Стараясь справиться с охватившей ее паникой, ледяной волной окутавшей ее сознание, Эйприл отчаянно вырывалась.

Сильный удар по лицу, и глаза засыпало яркими огнями. По вискам предательски побежали слезы, но она с силой сжала зубы, продолжая терпеть отвратительную вонь и привкус наполняющей рот жижи и не давая этому существу пробраться дальше. Тварь яростно завизжала и замахнулась для очередного удара, но что-то оттащило ее назад. Эйприл не понимала, что происходило - зрение восстанавливалось слишком медленно, а на уши словно надели вакуумные наушники, убрав все звуки и оставив лишь оглушительный звон… но она чувствует, как пропитанный отчаянием крик разрывает ее легкие и горло:

- Кейси!!!

Крик любимой, ударивший по барабанным перепонкам, мгновенно вернул ослабевшего, но живого мстителя в реальность, и Кейси с удивлением понял, что уже не лежит на кровати, а его тело не обвито металлом. Широко распахнув глаза, Джонс осмотрелся: стальные змеи, пару мгновений назад высасывающие из него все жидкости, обматывали костлявую тварь, оттаскивая ее от съежившейся на полу Эйприл. Визги склизкого существа смешивались со скрежетом ржавого металла, повязавшего костлявое нечто по рукам и ногам и тянущего за конечности в разные стороны, грохот разлетающейся во все стороны немногочисленной мебели – все переросло в невообразимый хаос, из которого, пользуясь случаем, надо было как можно скорее валить. Ведь в отличие от полусознательной Эйприл Джонс понимал, что происходило. Эти твари дрались за еду.
Кое-как поднявшись на ноги, пытаясь не думать о тянущем вниз, будто набитом камнями, животе и о горящем теле, мститель пробрался к беременной жене и оттащил ее от двери, в которую тут же врезался моток колючих железяк.

- Эттто мммоя добыччча! – заверещала тварь, чуть втягивая в себя отросток, который медленно делился на два более тонких. И на концах разделенного щупальца, разрезая синюю плоть, пробились массивные жвала…

- Вылезай, быстро! – пытаясь переорать весь творящийся вокруг хаос, кричал Кейси, второпях вытаскивая самые крупные куски стекла из разбитого окна. Чудом успев уклониться от просвистевшего в опасной близости от его лица острого металла, мститель схватил еще не опомнившуюся Эйприл на руки и, перевесившись через раму на улицу, осторожно опустил ее на землю, собираясь выпрыгнуть следом. Но не успел он выбраться из дома, как острая боль пронзила левую ногу, и Джонс, сдерживая крик боли, обернулся.

Эта тварь не собиралась его просто так отпускать: острые жвала вцепились в лодыжку мстителя мертвой хваткой, затягивая мужчину обратно в дом. Но мститель тоже не собирался сдаваться. Вцепившись руками в деревянную раму, Кейси здоровой ногой пытался отцепить мерзкое существо от себя, но то извивалось, сильнее вгрызаясь в ногу мужчины.

- Да отцепись же ты! – зарычал мститель, врезав ногой существу по костлявой пасти. Хруст ломаемых костей заглушился диким воем, жвала ослабили захват, и Кейси неуклюже вывалился из окна на улицу.

- Бежим! – изо всех сил пытаясь не обращать внимания на ужасно болевшую ногу, из которой хлестала кровь, мститель схватил оцепеневшую девушку за руку и потащил ее в сторону ворот.

Громкий, пронзительный скрип давно проржавевших петель эхом разнесся в воздухе. Ворота Дарк Кастла, так гостеприимно впустившие посетителей в деревню, пришли в движение, сокращая спасительную дорожку света от фар вездехода, медленно перекрывая ребятам выход. Блеск еще не заржавевшего от времени металла, обступающего их со всех сторон, струился по земле, мерцая голубыми бликами в свете многочисленных окон.

Время словно остановило свой бег, превращая свои секунды в судорожные вдохи и выдохи, перемежающиеся с бешеными ударами пульса двух живых сердец. Они понимали, что не успевают выбраться, что как только ворота закроются, их ждет смерть, ведь единственным известным ключом были карманные часы, которые ребята взяли с собой.

Как ни пытался Кейси не придавать значения ране, нога сразу дала о себе знать, с каждым движением простреливая болью все тело, с каждым шагом ослабляя его и так измученное тело все больше. И Джонс понимал, что до ворот добежать он не сможет просто физически, и максимум, на что они смогут рассчитывать, так это на то, что увидят последний блик искусственного света, исчезающий перед их лицами. Он тормозил Эйприл… Металлические прутья подобрались уже слишком близко, мелькая под ногами и норовя воткнуть свои колючки в кожу. И он не мог допустить, что эти твари добрались до любимой, еще здоровой, живой, его Эйприл, которая носит под сердцем его ребенка.

Мягкий толчок в спину… Её рука выскальзывает из его, и девушка, не прекращая бег, оборачивается, испуганно глядя на мужа. Но силы Кейси просто на исходе, он больше не может бежать, но задержать этих тварей до того, как Эйприл выберется за ворота, он в состоянии. Ему кажется, что он никогда не забудет этот взгляд, не простит себе то, что оставил ее одну. Но так будет лучше, она поймет. Пусть пройдет время, пусть его не будет рядом, но она будет жить. Нет, он не сдался. Он просто дал ей шанс на спасение.

- Беги! – кричит мститель, но Эйприл остановилась, собираясь бежать к нему. Холодная сталь обвила больную ногу, втыкая свои колючки в окровавленную плоть, и, не удержав тело в горизонтальном положении, мститель упал на землю. Схватив один из шипастых прутьев рукой, не давая тому впиться в ногу еще глубже, второй рукой отшвыривая остальных ползучих тварей, он окинул взглядом деревню. И там, возле раздолбанного домика, мелькнула пара уже знакомых острых жвал.

* * *
Приглушенное рычание и топот множества ног совсем стихли, возвращая в темную залу полную тишину. Спокойствие и притворное умиротворение пусть и ненадолго, но вернули свои бразды правления, незримо повиснув в воздухе, и все вокруг замерло в ожидании. Лишь мерные, чуть слышные шаги и тихое шуршание ткани давали понять, что в зале кто-то был. Темная фигура медленно поднялась к арке и, на мгновение замерев между колоннами, спустилась по побитой временем лестнице к железной двери.

Проведя костлявой рукой по стене возле двери, госпожа достала из маленького проема тонкую свечку, которая тут же вспыхнула, заливая тусклым светом окружающее госпожу пространство.

Лилиана любит этот свет… вернее, исходящее от свечи тепло, хоть немного согревающее ледяной воздух вокруг. Глупая девчонка… Видимо, именно для нее Аластор и не выкинул эти ничтожные куски воска, оставив их покрываться паутиной на долгие годы. Хоть сам прислужник никогда в эту каморку не заходил. Темной матери же этот свет был ни к чему - его энергетика раздражала, будила временами затихающий внутри голод, заставляя с яростью вдавливать небольшой огонек в бетон, гасить его подобно тому, как она гасила жизнь и надежду в своих жертвах.

Тяжелая дверь со скрипом отошла в сторону, позволяя Темной матери пройти в пустую комнату. Затхлый воздух рвано лизнул госпожу по лицу, вырываясь из каморки на волю. Бледный свет свечи отразился от старинного зеркала в деревянной оправе, и пришедшее существо небрежно сдернуло с головы капюшон. И так тусклый огонек померк в освобожденном от ткани ярко-голубом свечении, вырывающемся из двух пустых глазниц, и госпожа криво улыбнулась.

В отличие от Аластора, Темная мать бывала здесь не так редко, и иногда называла этот неприглядный чулан своей «колыбелью жизни», питая к этой комнатушке особые ощущения, важные воспоминания… Если бы не этот проклятый, так ненавистный ей кусок стекла, нагло занимающий одну из покрытых плесенью стен и портящий все ее существование.

Медленно ступая по влажному бетону, госпожа подошла к зеркалу, невидящим взглядом окинув отражающую гладь без единой царапины. Такую спокойную, мертвую, не излучающую ни единой капли энергии, но в то же время вызывающую шипящую и неуемную ярость внутри, утробным рокотом вырывающуюся из груди.

Но она пришла сюда не просто так. Она должна знать, что это ничтожество, так трусливо прятавшееся в глубинах отражения, успело рассказать пришедшим.

- Лилиана, - пропела госпожа, подойдя к стеклу вплотную. Но ей никто не ответил.

- Неужели ты не хочешь меня видеть? – раздраженно прошипела пришедшая, ощупывая языком воздух и ловя им появившийся приторно-сладкий привкус, особенный, принадлежавший только одному существу в этом мире. – А ведь раньше ты любила со мной разговаривать. Помнишь, Лилия?

Бледный огонек свечи ярко вспыхнул, опалив ледяные, украшенные когтями пальцы госпожи, и там, за стеклянным барьером, образовалась маленькая фигура. Госпожа не могла видеть застывшего детского лица напротив, не выражающего ни одной эмоции, но она с удовольствием ощущала исходившую теперь от зеркала энергию. Та, которую она так ненавидела, была совсем близко, и в эти редкие моменты барьер не мог полностью скрыть за своими пределами угасающий приторно-сладкий вкус, противно прилипающий к ее длинному языку. С самого своего появления, еще не зная, кто она есть, Темная мать чувствовала, что они с этим ничтожеством не просто близки: даже разделяющий их барьер не мог укрыть от них обеих нерушимую, крепкую связь. И как бы эта строптивая девчонка не пыталась что-то от нее укрыть – госпожа все равно сможет узнать, что ей нужно. Она всегда добивается своего…

- Помню, - прошептала Лилиана, подходя к разделяющей их стеклянной преграде. – Пока ты не предала меня. Пока не перешла черту.

Госпожа глухо засмеялась, с силой чертя когтями по стеклу, вслушиваясь в казавшийся музыкой душераздирающий скрип, и, добираясь до деревянной рамы, оставляла переходящие на стену рубцы, рассекающие глубокие, более старые царапины. Следы, оставленные ею же.

- Мы обе знаем, что не могло быть иначе, - прошипело существо, злобно сверкнув глазницами. – Мою природу, мое предназначение нельзя изменить, как и твое. Тьма дала мне право существовать за счет жизней других. Но тебе ли не знать об этом? Ведь это ТЫ создала меня…

Лилиана дернулась, словно от пощечины, устремив невидящий взгляд куда-то в пол, а госпожа с предвкушением почувствовала расползающуюся по телу горечь чужой боли. В отличие от нее, Лилиана могла чувствовать боль. И темная мать ощущала, как она зарождается в стоящем напротив детском теле, щемяще сковывая его грудную клетку.

- Если бы я знала… если бы я только знала, что из-за меня появится такое чудовище… я бы выбрала другую участь, - прошептала Лилия.

Госпожа глухо засмеялась, жадно впитывая в себя разрастающуюся боль.

- Чудовище? – сквозь смех спросило существо. – Странно слышать это от тебя. В этом мы с тобой похожи, не так ли?

Лилиана отрицательно замотала головой, теребя обожженными тонкими пальчиками край рваного платья. Она не такая… просто не может быть такой, как эта тварь…

- Ответь, каково это, приносить в жертву того, кто тебе даже после смерти дорог? – продолжала госпожа.

- Нет…

- Каково это, отдавать душу родной матери взамен на пару бесполезных минут? Она ведь не бросила тебя тогда…

- Не надо… - бледное детское личико исказилось от бушующей внутри боли, тихие всхлипы вырывались из груди.

- Несмотря на все преграды, на пожар, она вернулась к тебе. Она не могла потерять такое ничтожество, не могла жить без тебя и умерла за тебя же. А ты променяла ее душу на никчемные мгновения свободы…

- Не правда… это был ее выбор!

- Мы с тобой похожи, Лилия. Интересно, когда она исчезала, ей было больнее, чем тебе сейчас?

- Хватит!!! Замолчи! – срывающимся голосом закричала девочка и, заливая пол стекающими по впалым щекам кровавыми ручейками, упала на колени.

Вся боль от услышанного, задевающего и так покалеченную израненную душу ребенка, все отчаяние и безысходность сокрушительной волной вырвались из-за стекла, заставляя барьер мерцать и расходиться волнами, заполняя своей энергетикой все небольшое пространство. Госпожа удовлетворенно рассмеялась, и, раскинув в стороны костлявы руки, с наслаждением купалась в этих чувствах, позволяя им просачиваться в каждую клеточку всего ее естества и расползаться по мертвым венам.
Она добилась своего…

Перед невидящими глазницами замерцали чужие воспоминания, ослепительными вспышками рождаясь в сознании.

Один…

Темный женский силуэт, отливающий серебром в темноте, замаячивший перед зеркалом, теряет свои очертания, сливаясь с царящей вокруг тьмой. Торопливые шаги босых детских ног, переходящие на бег…

Вверх, по оббитой лестнице…

Вниз, на пьедестал, освещенный пролитыми на него лучами закатного солнца, нагло проникающего в эту обитель тьмы. Солнца, которого она не видит, но чувствует его мягкие прикосновения к неестественно белой коже, болезненно жгущего многочисленные ожоги, но такого необходимого, долгожданного, хоть и почти забытого.

Два…

Скрип ржавых петель, пронзительно режущий слух и скребущий сталью по замученной душе, и бьющий в лицо свежий ветер, живущий за дубовыми дверьми.

Три…

Полуразваленный домик, хранивший ее воспоминания, ее жизнь, но такой же безжизненный, мертвый, как и она сама. В ее руках то самое платье, ее любимое, и рамка с фотографией, где она совсем слаба, как и сейчас, но еще живая, дышит, чувствует биение своего сердца, которое давно не разгоняет жизнь по телу…

Четыре…

Мощная, сокрушительная и такая долгожданная энергия совсем рядом, за дверью… Она чувствует живое тепло рядом, так близко; слышит, как разбиваются о его кожу ее слезы. Она бы рассказала ему все, но ее язык связан, а силы и время на исходе, но она должна успеть, хоть как-то предупредить…


- Значит, вот как, - процедила госпожа. – Предупредить решила.

Лилиана громко всхлипнула и, поджав отдающие синевой губы, невидяще уставилась на собеседницу.

- Все еще пытаешься со мной бороться. Неужели за столько лет ты так и не поняла, что это бесполезно? Ты слабая. Ничтожество, не достойное существования.

- Ты – тоже, - твердо ответила Лилиана, вновь поднимаясь на ноги.

- Я всегда была сильнее тебя, и ты это знаешь, - госпожа злобно прочертила когтями по стеклу, придвигаясь к барьеру впритык. – Скоро твоя энергия иссякнет, и ты исчезнешь, как и твоя мамаша, не оставив после себя и крохотного следа, а я и мои дети получим свободу. Никакие предупреждения и твои загадки не помогут. Рафаэль отдаст мне все, что я от него потребую.

- Ты его недооцениваешь, - тихо произнесла девочка. – Он не такой слабый, как ты считаешь. Он – особенный, и тебе его не сломать. Он ни за что не отдаст такой твари, как ты, свою душу по доброй воле.

- У всех есть свои слабости, Лилиана. И он – не исключение. Не волнуйся, тварь, я найду способ его убедить, - насмешливо ответила госпожа и, отвернувшись от девочки, медленно направилась к выходу. – Проверим, насколько сильно он любит своих братьев?

Услышав это, Лилиана с силой вцепилась в оправу своего места заточения, и существо в балахоне мерзко ухмыльнулось, ощущая на языке горький вкус ее отчаяния.

- Удачно тебе исчезнуть, ничтожество, - презрительно произнесла темная мать и вышла из каморки, оставив Лилиану в покое.

Судорожно вздохнув, девочка опустилась на колени, прильнув холодным лбом к стеклу. С каждым годом, неделей, днем она ощущала, как из нее вытягивают силы, и времени на то, чтобы остановить это порождение тьмы, оставалось совсем немного. Что бы ни случилось, Рафаэль не должен попасть к темной матери. Лилиана знала, что с того момента, как черепашка дотронулся до артефакта, он стал неотрывной частью их истории. Даже если пришедшим удастся выбраться из тюрьмы, Дарк Кастл Рафаэля не отпустит. Он обречен, но еще может многое исправить, дать успокоение и мертвым, и живым… Лилиана должна его увидеть здесь, в тюрьме, напротив – она все объяснит, ведь не зря она просила помощи. Но от тварей, обитающих в тюрьме, невозможно спрятаться, и она ничем не может помочь избранному, хоть как-то… Или же…

- Да, ты сильнее меня, - прошептала Лилиана в пустоту, - но ты кое-что забыла…

Кроваво-красное свечение, зародившееся в детской груди, объяло все вокруг и, вспыхнув напоследок, растеклось по стенам, уносясь вглубь тюрьмы.

- … я тоже часть этого мира, и это Я питаю тюрьму. Мне немного осталось, я исчезну… но я постараюсь утащить тебя за собой…

Она понимала, что могла сделать только хуже. Но она дала избранному время, пожертвовав половиной отведенного ей, дала ему шанс… подарила им обоим возможность встретиться. И, обессиленно распластавшись на полу, Лилиана улыбнулась.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#12  Сообщение Пн 21 июл 2014 21:28 
элитный ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 18 авг 2006 16:33
На счету: 192.00 баллов

Сообщения: 1126
Откуда: Солнечный Эскадрон ХЪ
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 34 раз.
Надо же, а мне до этого казалось, что Кейси утонет - по крайней мере, такими мне виделись намеки в прологе. Или автор ещё не закончил мучать беднягу? О_о
Эйприл молодец - в тот момент, когда я начала думать "Расколоти стекло! Расколоти это долбаное стекло!", это свершилась. И удар гаечным ключом был прекрасен.
Вот только монстры несколько смутили - по крайней мере, у меня больше возникла ассоциация с инопланетными тварями, чем с демоническими. За исключением этого момента:

Dark_lotus писал(а):
- Ррребеноккк, - рыжая замерла и, медленно подняв голову, посмотрела на тощую тварь: та с шумом втягивала в себя воздух, сверля девушку белыми глазами. – Такккой маленькккий, сссладкккий малышшш…


Это было по-настоящему страшно, до мурашек.

Dark_lotus писал(а):
Он не такой слабый, как ты считаешь. Он – особенный, и тебе его не сломать.

Да уж, когда речь идет о Рафе, то тут, скорее всего, ломать будет он. В очень прозаическом и болезненном смысле XD
Не знаю, почему я так надеюсь на то, что он набьет этой костлявой морду, когда в начале было показано несколько обратное, но мечтать не вредно :D

_________________
Just get yourself high...
Alex: да ничего страшного. мозги были пришельцем и звали их кренгом. а какой у вас любимый персонаж? мне всегда микельанджело нравился
Anchella: : ) а мне леонардо больше всего
Anchella: короче так
Anchлella: приезжайте за гонораром завтра часам к трем, ок? (с)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#13  Сообщение Сб 09 авг 2014 15:21 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 21 июн 2008 13:38
На счету: 135.00 баллов

Сообщения: 402
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 26 раз.
Цитата:
Рейтинг: высокий.
Жанры: Ангст, Мистика, Даркфик, Ужасы, POV, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие

Вау как завлекательно звучит. *садиться, достает ведро попкорма*

Эпилог классичненьки, но неплохо выдержано в хороших проверенных тонах фильма ужасов.
Пожалуй основная проблема всего произведения в обилии штампов: дарт касл, подсветка замогильным светом, туман и т.п и т.д. Если злобные сущности вообще, то говорят то Злобным голосом и с Пафосом на каждой фразе, и предсказуемы как злодеи из театрального представления. По отдельности все норм, но места где повествование увы, предсказуемо и слегка банальненько. На самом деле все не так плохо. Читать интересно. Так как не люблю пустословие когда кому-то говорят про ошибку, не объясняя где и в чем, ниже буду подробней. Только не обижайся автор, я старый злобный и ЛЕНИВЫЙ циник, в моих устах это высокая оценка. Тем более что рассказ заинтересовал настолько, что я его коменчу не дождавшись пока он кончиться, и я буду критиковать его уже по призванию. И так первое: фанф интересный. У него есть сюжет за которым любопытно наблюдать. Захватывает. Местами, даже страшненько.
А теперь подробнее:
Цитата:
Скотт Райан, главный редактор журнала "Midnight News".


Хорошо познакомила с персонажем описала через отражение в зеркале и документы интересно. Но увы.

Цитата:
- Кто здесь? - ответа не последовало. Бывшая еще пару минут назад закрытой дверь с противным скрипом приоткрылась, попутно впуская в комнату дорожку лунного света.

Мужик ты сдохнешь. Серьезно, не в одном ужастике персонаж в подобной ситуации не выживал и всегда совершал одни и те же глупости.

И сейчас он сделает первую.
Цитата:
Раз наверху кто-то разговаривает - значит по всем законам логики там должны быть люди, которые и объяснят что он тут делает и как отсюда выйти.

Ну вот пожалуйста он пошел туда. Парень, ты очнулся в какой-то ж***, куда тебя вполне вероятно притащили предварительно оглушив, и бросили валяться в запертой комнате на полу. Даже не предполагая какой-то мистической ереси, это как минимум статья 126 умышленное злонамеренное похищение человека. Можно подумать что те кто это сделал не хотят тебе ничего хорошего и глупо идти на голоса. Раз они уже такие тупые что у тебя дверь сама открылась попробуй найти выход. Что значит в целом замке 1 выход, (как там указывалось далее)? Да хоть десять раз психушка такое большое здание с только 1 входом выходом построить не могли - проект не прошел бы по закону о пожарной безопасности. Ради бога, когда он еще был обитаем прислуга мусор выносила тоже через парадные двери? Ладно, предположим выход не нашел.. Иди на первый этаж выбей стулом или любым предметом мебели окно и вали оттуда. Эти люди тебя похитили, ты имеешь право портить их имущество. Нет он прется на голоса, у видев их не прозревает что теперь то точно надо валить, ждет пока они наболтаются и конечно же гибнет. Я не говорю что надо было сделать так что бы он сбежал, понимаю закон жанра, но хоть как-то боролся за жизнь или вел себя более адекватно. Или если хочешь чтоб он сам пришел на голоса пускай будет более самоотверженным. Может он искал Роуз, мало ли. Не так шаблонно бы вышло, и читатель больше сопереживал бы персонажу, а то лично мне его было не жалко. Тупые должны гибнуть. Это очищает генотип нашего вида.
Это по первой главе. В остальном все весело и неплохо. Показаны семейные моменты, ничего особо не предвещает грядущий мрак и ужас и это правильно, тогда контраст с ним будет более очевидным. А значит кошмар выйдет более кошмарным.

Цитата:
Рафаэль замер на месте. Мужчина пронзительно закричал от боли, и из его груди, разрывая органы и ломая кости, вырвалось противное существо с множеством лапок.

"Да ну нахрен!" Сказал критик и ушел курить, чтоб успокоить нервы. Кажись страшно здесь тоже будет. =))
Продолжение (комента) следует..
Пиши дальше успехов и жирных муз))
:reading:

_________________
Люблю сарказм, ведь пинать людей ногами по почкам не вежливо.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#14  Сообщение Вс 10 авг 2014 19:33 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 окт 2013 13:04
На счету: 369.00 баллов

Сообщения: 126
Откуда: из Йошкар-Олы!
Благодарил (а): 4 раз.
Поблагодарили: 18 раз.
А-а, боже... куда только бессовестные авторы не закидывали ребят, но это... Итак, черепахи наши попали в психуш... в тюрьму для умалишенных, в которой живет злая Темная мать и тысячи голодных мертвецов. Не знаю почему, но в процессе прочтения постоянно вспоминала такую нарушающую психику и разъедающую мозг компьютерную игрушку, как Outlast, хотя почти ничего похожего тут нет... но я предвкушаю.
Описано все замечательно и реально страшно, я теперь после прочтения долго буду с включенным светом спать и бояться свесить с кровати ноги или руки, серьезно. По поводу Эйприл и Кейси правда заставили серьезно понервничать. Может, все было бы и по-другому, но, блин, автор... Эйприл беременна!!! А беременные персонажи всегда вызывают у меня излишнее беспокойство, особливо в таком-то жанре. Вот не дай Бог с Эйприл что-то случится, не придумайте убивать ее!
И еще когда читаешь, реально веришь в любовь Кейси и Эйприл. Просто в некоторых рассказах этого почти нет, а тут я прям даже начала любить эту пару. И да...
Dark_lotus писал(а):
- Ррребеноккк, - рыжая замерла и, медленно подняв голову, посмотрела на тощую тварь: та с шумом втягивала в себя воздух, сверля девушку белыми глазами. – Такккой маленькккий, сссладкккий малышшш…

Бушующая внутри ярость мгновенно испарилась, по спине Эйприл пробежал липкий холодок вернувшегося страха, и девушка инстинктивно прижала руки к животу, с опаской глядя на скалившуюся тварь.

- Тттеплый… жжживой… вкккусссный, - кровожадно проскрипело существо, медленно подступая к рыжей, непроизвольно попятилась назад.

Не делайте так больше, я боюсь. Пока читала, чуть ли не в голос повторяла монитору следующего содержания мантру:
"Не-не-не-не... Нет! НЕТ! НЕТ!!! НЕЕЕТ!!! Беги-беги-беги! Беги, дура! Ну!"
В общем, классно. Давно ужастиков не читала, а тут взялась и не пожалела. Все здоровски, выкладывайте продолжение как можно скорее!

_________________
Лишь возможность осуществить мечту делает нашу жизнь достойной продолжения.
Пауло Коэльо


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#15  Сообщение Вс 10 авг 2014 19:45 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 21 июн 2008 13:38
На счету: 135.00 баллов

Сообщения: 402
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 26 раз.
Цитата:
Все здоровски, выкладывайте продолжение как можно скорее!

Нет, пускай лучше не торопиться, качество важнее скорости. Но в целом, соглашусь: ждем
очень ждем..

_________________
Люблю сарказм, ведь пинать людей ногами по почкам не вежливо.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 16 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: