Текущее время: Чт 08 дек 2016 23:04

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|

Правила форума


Запрещено выкладывать фанфикшены, рисунки, комиксы - любые творения с тематикой однополых романтических отношений/порнографической тематикой. Авторы-нарушители будут наказаны. Работы с запрещенной тематикой - немедленно удалены. Не нравится - не пишите здесь.



Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
#1  Сообщение Пт 15 окт 2010 14:04 
Чемпион Битвы Нексус
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
На счету: 472.80 баллов

Сообщения: 8572
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 19 раз.
Поблагодарили: 86 раз.
В данной теме, я выкладываю статьи, посвящённые улучшению писательских навыков. Тема будет закрытой, но обсудить статьи или ещё что-то по теме, вы можете здесь: Объявления, жалобы, предложения, вопросы
Если у Вас есть какие-то ещё статьи по данной теме, присылайте мне их по ЛС, я их выложу. Каждая статья будет отдельным постом, чтобы не запутаться.

Винегрет для начинающих

Автор: Алексей КОРЕПАНОВ

“Очень важна в литературном произведении первая фраза”, - говорил нам на семинаре молодых писателей-фантастов в Дубултах (а было это лет 15 назад) родоначальник советской “космической оперы” Сергей Снегов. Долго я думал над первой фразой этих заметок – и решил начать именно с нее. А дальше должно уже само пойти-покатиться…

Но спешу оговориться: никакое это не литературное произведение, а именно заметки, не весьма систематизированные, винегрет, сварганенный как из собственных, так и позаимствованных мыслей; возможно, кому-то из начинающих писателей-фантастов он действительно будет хоть чем-то полезен. Все-таки уже одиннадцатый год имею возможность знакомиться с рукописями начинающих авторов. По собственным прикидкам, прочитал их тыщ пять, не меньше. Так что о чем-то судить, наверное, могу.

Однако, пора и закругляться с вступительной частью – уж больно затянулась. Вот, кстати, и первый совет-пожелание: не усыпляйте читателя занудными длиннющими вступлениями. Лучше сразу – быка за рога! Начните с интересного эпизода, подденьте читателя на крючок, зацепите его внимание – а уж потом, по ходу повествования, растолковывайте, что к чему, и зачем, собственно, герой мочил из бластера этих зеленых чудиков…

Такой вот совет… нет, все-таки, не совет (как пишет один небезызвестный московский фантаст: “Вздумал, скотина, учить писать. Да мы сами умеем исчо лучше!!!”) – я просто высказываю свое мнение, а уж дело начинающего автора – прислушаться к этому мнению или нет.

Неплохо бы, по-моему (и не только по-моему!), прежде чем приступать к работе над текстом, определиться, ЧТО вы, собственно, хотите сказать своим произведением. Зачем пишете? Чтобы поставить проблему? Указать путь ее решения? Привлечь внимание к чему-то, о чем-то предупредить? Просто развлечь?

Замечательный советский фантаст Дмитрий Биленкин говорил о четырех метатемах литературы: духовный мир человека; деловые и межличностные отношения; человек и общество, природа; человек – и то, что лежит за горизонтом прогресса, но, может быть, когда-либо и реализуемое… Четвертая метатема – это именно метатема фантастики. Хотя невооруженным глазом заметно, что сегодня это определение годится, скорее, только для той ветви фантастики, которая именуется “научной” и ныне не в фаворе. Может быть – “человек – и все необычное”? Ну да бог с ними, с определениями. О чем писать – вы знаете. Вперед! За мной, так сказать, начинающий писатель!

Только рванули со старта, а на пути – первый столб. Бац! Вот послушайте, что говорит “матерый человечище”, он же Лев Толстой: “Художественное впечатление, то есть заражение получается только тогда, когда автор сам по-своему испытал какое-либо чувство и передает его, а не тогда, когда он передает чужое, переданное ему чувство. Этого рода поэзия от поэзии не может заражать людей, а только дает подобие произведения искусства”. А Голсуорси, словно они сговорились, вторит Льву: “Если человек не составил себе какого-то представления о жизни на основании собственной жизни, чувств и опыта, то ему нечего сказать такого, что другим стоило бы слушать”.

А если автору всего лишь восемнадцать-двадцать, и опыта жизненного, сами понимаете…

Конечно, аргументировать что-либо с помощью цитат – метод не весьма корректный, ведь на каждую цитату может найтись “противоцитата”. (Помнится, в 80-х годах прошлого тысячелетия киевское издательство “Молодь” отвергло мою повесть, аргументировав свою отповедь одной-единственной цитатой из какого-то выступления большого знатока фантастики летчика-космонавта СССР В. Севастьянова. Советским, мол, фантастам негоже писать о возможной гибели человечества. Так я им в ответ столько “противоцитат” поприводил! Правда, мне это тогда не помогло…).

Ага, вот и Буало тут же объявился: “…если замысел у вас в уме готов, / Все нужные слова придут на первый зов”.

И притом, скажет начинающий, это же о художественной литературе вообще, о реальной, так сказать, жизни, а не о фантастике. В фантастике можно и без опыта – была бы интересная идея да лихо закрученный сюжет, а опыт тут и вовсе ни при чем. И вообще, что нам все эти толстовы с голсуорсями!

Спорить не буду. Пишут ведь молодые, неопытные, и пишут интересно – убеждался не раз и не два! И чудесно. Значит, это от Бога. И, в конце концов, и опыт, и техника письма – дело наживное. Только течет ко мне целый поток рукописей, которые я называю для себя “студенческой литературой”. И не потому что авторы обязательно студенты (хотя таких большинство). Просто манера изложения, изображение персонажей этакие… м-м… несколько наивные, ученические, и в главном герое, протагонисте, всегда виден сам автор. “Красивостей”, рассуждений пруд пруди – человек душу свою изливает, и это, в общем-то, понятно. Но изливаться уместнее, наверное, за пределами произведения – в личном дневнике, письме к другу или же в разговоре с ним за бутылкой пива… Опять же, не совет, а мое мнение: не тонуть в личном, не плодить из рассказа в рассказ собственные отражения… Хотя тут можно и поспорить.

Повторю: и опыт, и техника – дело наживное, и если тянется рука к перу, перо к бумаге – не придерживай руку: пиши! Как же еще научиться писать, если не писать?

Так, пойдем дальше. Выскажу сейчас мысль весьма банальную, общеизвестную, но от этого не ставшую менее верной: любой писатель должен обладать высокой общей культурой, образованностью, эрудированностью – называйте как хотите, но вы меня, надеюсь, поняли. А писатель-фантаст, к тому же, должен быть еще и дилетантом-многостаночником, то есть иметь представление, пусть даже поверхностное, о самых разных вещах.

“Мы – таксы, выросшие под книжным шкафом”, - сказал как-то в тех же Дубултах тогдашний “семинарист” Алан Кубатиев. (Ау, Алан! Читаешь ли нашу “Интересную газету” в своем Кыргыз… или Казах… в общем, где-то там?). Он сказал - а я, умник, в тот же день и записал. И сейчас вот раскопал эту фразочку в одном из своих дневников – пригодилась-таки! (Кстати, народ, никому, случайно, не попадала в руки общая тетрадь салатного такого цвета, оставленная в 2001 году либо в харьковской гостинице “Мир” после “Звездного моста”, либо в поезде “Харьков-Одесса” – там несколько лет моей жизни! Отблагодарю, как положено…).

Так, о чем это я? А, о таксах. Таксы – это, конечно, не орлы, взмывающие ввысь, но – выросшие под КНИЖНЫМ шкафом! К сожалению, от произведений многих начинающих, которые мне приходится читать, создается впечатление, что авторы росли где угодно, но не то что книжного шкафа – букваря рядом не было… Особенно удручает, что не знают русского языка российские авторы (писателям из Украины еще хоть какую-то скидку сделать можно; я и сам, прожив здесь достаточно долго, нет-нет да и начинаю сомневаться, как правильно то или иное слово звучит по-русски – и лезу в орфографический словарь. Но ведь лезу же! Коль взялся писать на русском языке – пиши грамотно). Братцы, честное слово, зло берет! Неграмотно написанную рукопись не то что публиковать – читать не хочется. И, думаю, не один я такой капризный из редакторского племени.

Да что рукописи – подавляющее большинство произведений приходит по электронной почте, написаны они в “ворде”, который ошибки распознает (правда, не все) – так и “вордовский” текст на экране моего компьютера аж красный весь от подчеркиваний… Начинающие, не пожалейте денег на словарь!
Еще одна банальность (и уж такая банальная, что дальше некуда): книжки-то все-таки почитывайте, и не только фантастику, а “классиков”, Пушкина, там, Чехова и так далее. Не творите произведения-кальки с компьютерных игр и “видиков”. А такое мне попадается довольно часто, вплоть до этих набивших оскомину фраз: “Надеюсь, ты знаешь, что делаешь?”, “Ты в порядке?” и т. д.

Приношу извинения тем, кого этими своими пассажами невольно обижаю, кто и образован, и грамотен, и со штатовских боевиков ничего не срисовывает. Но ведь не выдумал же я все это… Кое-кто, как говорится, Бабеля с Бебелем путает, а “дефиницию” с “дефекацией”.

Да, принимаю возражения насчет того, нужна ли писателю-фантасту такая уж эрудированность, Мол, если необходимо что-то уточнить по ходу сюжета – можно и специальную литературу полистать, и вообще сначала изучить тему, а потом писать. Безусловно. Согласен. Сформулирую рекомендацию так: автор обязательно должен хорошо знать то, о чем пишет. Не знаешь – узнай, в наши дни нужную информацию раздобыть не так сложно. Все должно быть достоверно, без “развесистой клюквы”. На этот счет хорошо сказал Андрей Валентинов (Шмалько) в докладе на харьковском “ЗМ-2002”. Доклад опубликован в российском “Питерbook”, новом харьковском альманахе “Созвездие Эдем” и в октябрьском номере “Порога”. Для тех, кто не слышал и не читал, процитирую (Андрей, надеюсь, ты не возражаешь?). Говоря о произведениях русскоязычных фантастов, А. Валентинов отмечает: “С достоверностью вообще беда. Именно тут дилетантизм достигает прямо-таки Эвереста. Скажем, ныне как никогда популярна историческая фантастика. И что же? В одной книге, где действие происходит в XI-XII веках, славным городом Багдадом правит не халиф, а эмир, который лопает помидоры, привезенные из еще не открытой Америки, а его подданные подсчитывают загадочные “таньга”, которые в Багдаде хождения не имели. В другой книге небо России терроризирует загадочная эскадрилья СС, в третьей, тоже про мировую войну, в германской армии вовсю функционируют партячейки НСДАП, которых до 1944 года там в помине не было. Интересно, что, по крайней мере в одном случае, автору было указано на несоответствие, причем еще до выхода книги в свет. И что же? А ничего, автор преспокойно ответствовал, что, во-первых, читатели и так слопают, а во-вторых, он, автор, “так видит”. Это, мол, параллельная реальность.

Вы скажете, мелочи? Кому в самом деле интересно, существовали в действительности эскадрильи СС или их в помине не было? Но ведь лиха беда начало. Сначала этакая “параллельная реальность”, затем – параллельный язык, в результате же – параллельная литература, то есть паралитература, та самая, глянцевая. А потенциальный читатель, открыв обложку и прочитав про багдадского эмира, лишь пожмет плечами, плюнет – и утвердится во мнении, что слухи о маразме того, что сейчас называют фантастикой, не так уж далеки от истины.

Это только пример. Желающие могут подойти к книжному лотку, не глядя цапнуть первую же попавшуюся книгу с драконом или звездолетом на обложке и перелистать, дабы убедиться, что подобные “эмиры” гнездятся всюду – и в авторской речи, и в диалогах, и в том, что авторы считают сюжетом”.

Каково, а? Я подписываюсь под этим всеми руками и ногами.

Уф-ф… Переведем дух и двинемся дальше. Перечитал все написанное и вижу: какой-то “ругательный” у меня винегрет получается. Собирался тихо-мирно высказать свое мнение, а сам… Ладно, сбавим обороты, а то эк занесло!

Маленькая пометочка для начинающих. Рекомендую прочитать хотя бы “Введение в литературоведение” (для тех, конечно же, кто не читал) – там изложены азы, основы искусства создания литературного произведения. И как минимум ничего не потеряете, если несколько вечеров проведете за чтением книг Яна Парандовского “Алхимия слова”, Жана-Поля Сартра “Слова”, Виктора Шкловского “О теории прозы”…

Несколько слов о функции фантастики, ее назначении. Лет этак пятьдесят назад все у нас было предельно ясно: наша (в смысле, советская) фантастика – это ликбез для тех, кто не в курсе новых веяний в области науки и техники, кто не знает, как будут устроены электромобили, управляемые по радио трактора и фотонные звездолеты. Потом (или тогда же?) наша фантастика стала рупором нашей же идеологии, вовсю клеймила черные силы, загнивающие по ту сторону “железного занавеса", и рисовала пасторальные картины светлого коммунистического завтра. Воспитывала. Но и готовила человека к встрече с неведомым.

А теперь? Еще раз вопрошу: с какой целью начинающий автор принимается ваять произведение? Чтобы сеять разумное, доброе, вечное? Поделиться с миром какой-то оригинальной идеей? Или просто развлечь народ?

При чтении современной фантастики создается впечатление, что во главу угла сейчас поставлена функция именно развлекательная. Это же относится ко многим рукописям, поступающим в “Порог”. К концу рабочего дня мне начинает мерещиться, что в углу моего кабинета притаилась армия черных магов, а на шкафу устроилось целое полчище драконов. “Когда я слышу слово “культура”, я хватаюсь за пистолет”, – кажется, так говорил министр пропаганды Третьего рейха. Когда я начинаю читать новое присланное произведение и натыкаюсь на слова “маг”, “дракон”, “артефакт”, “рыцарь”, “дьявол”… ладно, не будем о грустном. И о когорте эпигонов Профессора тоже не будем. И о всяких-разных конанах. Писания в стиле “в крови и сперме по колено” – как говорил Кир Булычев. Пожелаю начинающим не зацикливаться на этих темах.

Писатель-фантаст Георгий Гуревич еще лет двадцать назад отмечал: “Есть ли отличительная черта у этого поколения [тогдашних “молодых”. – А. К.]. Есть, пожалуй: полное безразличие, даже пренебрежение к научности, использование фольклорных образов – ведьм, леших, драконов, смешение сказки с роботами, со сверхсовременной техникой. Не о серьезном и не всерьез!”

Плохо это или хорошо? Если это не перепев, не подражание – то почему бы и нет? Но с перепевами мне приходится встречаться гораздо чаще, чем с действительно оригинальными, самобытными произведениями. Наверное, подражательность почти неизбежна в начале творческого пути – как почти неизбежна в детстве корь. Но начинающим нужно искать свой стиль, свои темы – хотя задача эта и не из самых легких.

Думаю, не открою начинающим Америку, если скажу, что художественное (в том числе и фантастическое) произведение – это своего рода триада, единство трех составляющих: идеи, сюжета и языка (возможно, сюда нужно добавить и стиль?). Идея – что хотел сказать автор своим произведением. Сюжет – в какой форме он это делает. Язык – средство реализации сюжета, который (в смысле сюжет) реализует идею. Убери любой из этих элементов – и произведения не будет (хотя многие уродцы от рождения ухищряются воплотиться в виде книг – ну, это уже на совести издателей). Тут у меня припасена небольшая обоймочка очередных цитат. Сразу всю ее и выпущу (за абсолютную точность не ручаюсь, поскольку воспроизвожу по памяти):

“Нужно, чтобы было что сказать, и нужно умение сказать это интересно” (Ф. Фицджеральд).

“Надо писать или о том, о чем никто не писал, или о том, о чем уже писали, но лучше” (Э. Хемингуэй).

“Все виды литературы хороши, кроме скучной” (Вольтер).

А теперь вновь предоставлю слово А. Валентинову. Все тот же доклад на харьковском “ЗМ-2002”:

“Медвежью услугу новому поколению фантастов оказали, сами того не желая, те, кто десять лет назад боролся за само существование русскоязычной фантастики. Они победили, появилась возможность печататься, открылись книжные серии, выросли новые читатели. Нынешние авторы пришли по сути на готовое. Не надо бороться, не надо доказывать свое право на существование. Конечно, и сейчас требуется и помощь, и везение, и какой-никакой талант, но все же дорога молодежи уже расчищена. Более того, эта дорога снабжена метками и указателями. Можно уже не бороться за само право быть фантастом. Более того, можно не напрягаться, не выдумывать новое: вот вам космический боевик, вот – славянская фэнтези. Можно не изобретать велосипед, а, взяв чужой напрокат, ехать по глубокой колее. Так даже безопаснее, ибо новое – это всегда риск. Вот и едут – чужой колеей на чужом велосипеде. Отсюда и затянувшийся период ученичества. Зачем выдумывать свое, когда можно писать под Лукьяненко, под Олди, под Головачева. Конечно, это второй сорт, но… Но ведь печатают, а от добра добра, как известно, не ищут. В результате же… В результате же: вторичность идей и сюжетов, ежели таковые вообще присутствуют. В лучшем случае берется уже готовая схема (скажем, едет барон, видит – дракон), а остальное – по уже имеющимся лекалам; пугающая небрежность, ежели сильнее не сказать, к языку, образам, речи персонажей, структуре текста, одним словом, литературный дилетантизм в худшем виде…”

По-моему, не в бровь, а в глаз.
Сюжеты… Что ж, в отличие от идей, их можно насочинять море разливанное – если действительно есть в душе искра Божья и творческий зуд. Только сразу скажу начинающим: повествование о том, как пресловутый Вася Пупкин добывает желанный артефакт, сражаясь со злобными блямблямчиками – это вовсе не фантастика. И, вероятно, не литература. Эх, насчет подобных сюжетов много мог бы я привести примеров из своей редакторской практики – только места не хватит. Поэтому – всего один. Sapienti sat. Некий герой, вооружившись лазерным мечом, ушел из отчего дома и отправился “квестовать” по разным мирам. Одного злодея прибил, от второго ушел, а третий его взял… и съел. Потому что был круче. Тут и сказочке конец. Хотя на деле неизмеримо больше таких текстов (произведениями их назвать как-то язык не поворачивается), где герой и третьего героя победил и что-то там такое добыл. Потому как читатель любит счастливые… м-м… энды. А еще – продолжения. Но суть от этого не меняется.

Откровенно говоря, я берусь опубликовать в “Пороге” (и публикую) даже такие произведения, где и идея не нова, и сюжет достаточно шаблонен, но где присутствует то, что можно назвать художественностью. Где имеешь дело именно с литературным произведением, а не текстом. Хороший, сочный язык, образность, своеобычность, ассоциативность, мыслеемкость и всякое прочее – ну, вы, надеюсь, меня понимаете, - а не на уровне “он пошел”, “он ударил”, “утвердительно кивнул своей головой” и т. д. С этим делом у многих начинающих проблема (еще раз подчеркну: сужу, в основном, по текстам, поступающим в “Порог”, хотя как член жюри конкурса, который дважды в год проводит московский КЛФ, читаю и другие тексты).

Просто убивает обилие штампов. Ребята, старайтесь писать по-своему, избегайте этих бесконечных “звонко щебечущих птиц”, “побелевших костяшек пальцев”, “потемнения в глазах” и прочая.

Повторяю банальный совет: больше читайте “классиков”, перечитывайте, не столько уже следя за развитием сюжета, сколько изучая технику письма; не ЧТО написано, а КАК написано. И пробуйте писать образно, в своем стиле – и просто (но не в смысле “примитивно”!), без излишней вычурности, украшательства. Напомню карамзинистов: “Пестрые толпы сельских ореад сретаются со смуглыми ватагами пресмыкающихся фараонид”. А проще написать: “Деревенским девкам навстречу идут цыганки”. Или из Марлинского: “Ощипанные гуси, забыв капитолийскую гордость, словно выглядывают из возов, ожидая покупщика, чтобы у него погреться на вертеле”. То есть: “продаются гуси”… Но простоты типа “он пошел и пришел”, конечно же, тоже следует избегать.

О! Пока искал эти цитаты, наткнулся на кое-что еще. По воспоминаниям В. Катаева, Бунин сказал, что настоящий литератор испытывает отвращение, положив перед собой чистый лист. Если вы испытываете нечто подобное – значит не сомневайтесь: вы обязательно будете настоящим фантастом! :-)

Теперь два слова о стиле, причем не свои два слова, а С. Наровчатова (думаю, начинающие фантасты тоже знают такого): “Выработка стиля заполняет первые годы писательской деятельности, работа над стилем продолжается всю жизнь. И это при непременном условии природной художественной одаренности. Без нее самые отшлифованные произведения – мертворожденные дети”.

Что, кое-кто приуныл? Но я же говорил где-то в начале этого “винегрета”, что на каждую цитату найдется “противоцитата”. По мнению небезызвестного московского “корчмаря”, “научить писать можно любого. Каждого! Как каждого можно сделать мастером спорта, научить играть на скрипке или рояле”. Так что выбирайте сами, чье мнение вам более по вкусу. (Замечу в скобках, что каждый, кто взялся писать, естественно, считает, что эта самая “природная художественная одаренность” у него наличествует…).

Пойдем дальше. Избегайте однотипности, одноликости персонажей, картонности непременных красавцев-героев и уродов-злодеев. Да, возможно, в фантастике главное – сюжет, но все-таки трудно удерживать в памяти кто есть кто в толстенном романе, если положительные герои отличаются друг от друга только именами, так же как антигерои. Кочуют из романа в роман – причем совершенно разных авторов! – одни и те же плоские серые тени, разве что одеты по-разному: один облачен в средневековые латы, другой – в комбинезон звездопроходца-покорителя галактических империй, да оружие у каждого свое (хотя и тут особого разнообразия нет: меч или бластер-импульсатор-аннигилятор).

Создать новый, запоминающийся образ – задача нелегкая (а кто сказал, что писательский труд легок?), но выполнимая. Ведь создал же Гомер Одиссея, Сервантес Дон Кихота, Гоголь Хлестакова. Почему бы и вам не попробовать? Даже если не получится дотянуться до уровня Отелло (пока?), все-таки, может быть, получится выше все того же одномерного безликого Васи Пупкина с бластером наперевес.

Итак, не герой-схема, а герой-личность, в динамике, с характером сложным, многоплановым, герой цветной, а не черно-белый. Образ нужно показывать в развитии, раскрывать в действии, с персонажем постоянно должно что-то происходить, он должен меняться… (пардон, забылся и сбился на этакий менторский тон).

Героям многих произведений молодых авторов, которые мне довелось читать, не хватает психологической убедительности, их поступки зачастую необоснованны, а порой вообще противоречат здравому смыслу. Автор заставляет своего героя поступать так, как ему, автору, нужно в рамках придуманного сюжета – и поэтому герои выглядят совершенно неправдоподобно. Таким образом, герой тут является простой марионеткой автора, а ведь он должен действовать самостоятельно. Примеров здесь можно привести тьму-тьмущую, но ведь не трактат же литературоведческий сочиняю, а набрасываю схематичные (или схематические?) заметки – поэтому ограничусь парочкой примеров, из совсем недавних. (Кстати, прямо эпидемия какая-то на слово “пара”; то и дело попадаются “пара минут”, “пара метров”, “пара сигарет” – но ведь все это понятия-то непарные! Другое дело, “пара ботинок”…). Прислал мне автор из Питера рассказ из серии “страшилок”. Герой намерен купить остров с ну просто жуткой репутацией: в давние времена случилась там не одна ужасная смерть, прежние владельцы тоже сгинули. Страшные вещи рассказывает про этот остров экстрасенс – друг героя, ему вторит паромщик, везущий упрямого героя на остров. А герой таки поселяется в этом инфернальном месте. Может, он экстремал или вынужден поступить именно так? Нет, вполне обычный человек, и ужасается, услышав всю эту жуть. Просто он, как поясняет автор, хотел после смерти жены уехать куда-нибудь подальше от людей… Только и всего. Интересно, а сам автор поселился бы в таком месте, если бы узнал все эти страшные подробности?

Ясное дело, если бы герой не попал на остров, не было бы и “страшного” рассказа. Но тогда героя нужно сделать или действительно экстремалом, или не дать ему другого выбора, или еще как-то УБЕДИТЕЛЬНО обосновать этот его сумасбродный поступок (может быть даже временным помутнением рассудка или атрофией чувств, вызванной смертью любимой супруги – когда все по фигу…)

Повесть одного подмосковного автора рассказывает о том, как злодеи-кочевники стараются изжить с лица планеты хороших людей. Как только эти кочевники не изощряются: и лжеколдуна засылают, и мальчика-“ясновидца”, и малолетнюю княжну со свету сживают при помощи отравы (которую пьет и лжеколдун, жертвуя собой ради торжества злого дела)… Но не прошли кочевники, дали им отлуп хорошие люди. А через какое-то время собрали кочевники войско и без всяких ухищрений раздолбали хороших людей. Вопрос: а чего ж они раньше-то так не сделали? Ответ: тогда бы не было повести… (Впрочем, написана она хорошо, и я все-таки включил ее в план публикаций – потому что автор действительно ПИСАТЕЛЬ).

Отсюда – рекомендация начинающим: ставьте себя на место героя и прикидывайте, смогли бы вы, находясь в полном уме и здравии, поступить так же (если, конечно, ваш герой – нормальный человек, а не сверхкрутой супермен из “космических опер” – в худшем смысле этого термина, - где о психологичности говорить как-то даже смешно).

Написал: “космические оперы” – и вновь вспомнил С, А. Снегова, которого в начале этих винегретных заметок назвал родоначальником советской “космической оперы”. Так ведь это была действительно опера! “Кармен”! (Ну как не вспомнить достопочтенного Паниковского). Опера, а не ярмарочный балаган. “Очень важна в произведении первая фраза”, - вновь и вновь повторял он и всегда ссылался на “Саламбо” Флобера. “Послушайте, как звучит начало, - почти благоговейно говорил Сергей Александрович. – Это было в Мегаре, предместье Карфагена, в садах Гамилькара…”

Помню, как он сокрушался по поводу того, что ни в одном произведении “семинаристов” (Дубулты, Всесоюзный семинар молодых писателей-фантастов) он не обнаружил “второго слоя” – все произведения были плоскими, а не объемными. “Мы ломовики и лобовики”, - говорил он и приводил в пример знакомую с детства (во всяком случае, моему поколению) “Голубую чашку” А. Гайдара. Потом я перечитал этот рассказ: массаракш, а ведь точно! В детстве-то этого не замечаешь, а взрослые не читают “Голубую чашку”. Речь идет не об иносказании, не о “Эзоповом языке”, а именно о втором слое, идущем параллельно с первым, переплетающемся с ним. Задача, конечно же, сложная для начинающих – но пусть она станет вершиной (или одной из вершин), к которой нужно стремиться.

А вот дидактичность, напротив, - это не вершина, а яма, в которую лучше не падать. Не стоит поучать читателя, не стоит считать его глупее автора. Известный писатель С. Антонов говорил, что художественную идею он, еще будучи литкружковцем, представлял себе “как нравоучение, как мораль басни”. А идею-то надо показывать посредством художественного образа, через героя, а не давать в конце, как в оригинале “Сандрильоны” (более известной как “Золушка”. Кстати, в дальнейшем мораль из окончания сказки исчезла).
Еще один “методический совет”, который можно принимать или “послать на хрен”: не злоупотребляйте диалогами (хотя есть ли тут мера, и кто ее, эту меру, знает?). А вот более конкретно (С. Снегов): не объясняйте в диалогах то, что нужно знать читателю, но что хорошо известно самим беседующим персонажам; не делайте диалог источником информации – это дешевый прием, признак провинциальности литературы.

Добавлю: читайте сочиненные вами диалоги вслух. Смогли бы вы так изъясняться в реальной жизни? Диалоги, между прочим, - одно из самых слабых мест поступающих в “Порог” произведений.

При всем разнообразии мнений встречается подчас и удивительное единодушие. Разные писатели высказывались по этому поводу разными словами, но суть одна. “Прочитай фразу и посмотри, что можно из нее выкинуть, чтобы фраза не рассыпалась”, - советует И. Бабель (тот, которого путают с Бебелем). “Сокращай беспощадно!” – предлагает С. Снегов. “Молодому писателю нужно испытывать если не радость, то хотя бы чувство удовлетворения, когда он находит лишнюю строчку и зачеркивает ее”, - говорит С. Антонов, призывая не лить “водичку”. “Вычеркивай к такой матери те слова из уже написанной фразы, без которых можно обойтись”, - без обиняков рубит Ю. Никитин.

Отмечу, что подавляющая часть моей редакторской работы заключается именно в этом занятии. И произведения от этого не только не страдают, но и выигрывают – это не только мое мнение, но и мнение самих авторов, прошедших “обрезание”. Путин, вон, говорил, что в Москве есть специалисты по этому делу. Ан не только в Москве! В Кировограде тоже! :-) (Эх, а сам-то я из Твери, поэтому с удовольствием публикую произведения земляков – даже если они не очень мастерски написаны).

Довольно интересную, на мой взгляд, “Шпаргалку писателя” составил Василий Купцов. Приведу ее практически полностью (почти без редактирования) и надеюсь, что составитель не будет в претензии за перепечатку. (Василий, как там Мытищи? Чаек, небось, попиваешь “близ Москвы”?).

Однажды “Юрий Александрович Никитин, в попытках передать какую-то часть опыта начинающим фантастам в моем лице, рассказал, как записал крупными буквами на бумажке и повесил прямо над рабочим столом кое-какие напоминания. В частности: “не забыть упоминать цвета”, “указать, какое время года, суток”, “погода, осадки”, “помни об употреблении сравнений”. Методика работы выглядела крайне просто – пишешь какой-нибудь там роман или эпопею, ненароком поднял глаза – и замечаешь, что набил уже целую страницу, а все описания на ней – черно-белые, и ни одной метафоры! Поработаешь так годик с напоминалкой у носа – и начинаешь уже автоматически вставлять и цвета, и запахи, и о солнцепеке с дождем не забудешь, а уж литературные сравнения сами через каждые десяток-другой строк выскакивать будут”.

Вот какая “шпаргалка” висела у В. Купцова в 1999 году:

1. Время года (1 раз). 2. Время суток (1 раз в эпизод). 3. Погода, осадки (1 раз в эпизод). 4. Цвета (по всему тексту). 5. Запахи (по всему тексту). 6. Вкус. (Не указано. – А. К.). 7.Тактильные ощущения – необязательно. 8. Температура (воздух, вода, металл) – необязательно. 9. Болевые ощущения – необязательно.

“Вероятно, стоит подумать и о том, чтобы не забыть описать внешность героев”, - замечает В. Купцов.

10. Убрать глупые “свой, своя, свои…” 11.Убрать лишние “был, были…”

“Пункты 10-11 указывают на те слова-паразиты, употреблением которых грешат практически все начинающие. (…) Не стоит лазить “своей рукой в свой карман”. Что же до обилия “был-были”, то не стоит употреблять [вероятно, имелось в виду “уподоблять”. – А. К.] текст русского автора машинному переводу с английского”.

12. Исправить предложения, где на одно подлежащее приходится несколько сказуемых (“гусеницы”). 13. Проверить, одинаковы ли времена у глаголов в одном абзаце. 14. Проверить, в одном ли стиле написан текст.

15.Убрать “видимо”. 16. Убрать “действительно”. 17. Убрать “однако”. 18. Убрать “впрочем”.

“Пункты 15-18 – список слов, которых следует всячески избегать в речи от автора, - поясняет В. Купцов, - в диалогах героев – пожалуйста! Скорее всего, список стоит дополнить”.

Однако, я не согласен с Василием. Впрочем, сколько людей, столько мнений. Видимо, каждому – свое… Действительно, эти слова могут быть неотъемлемыми элементами стиля – я, например, очень люблю слово “впрочем” и частенько им пользуюсь именно в авторской речи.

19.Проверить, использованы ли сравнения.

В. Купцов: “Для некоторых начинающих авторов мысль о том, что употребление метафор является едва ли не первейшим признаком литературного произведения, может оказаться новой…”. (А вот здесь – полностью согласен).

20. Обработать программой “Свежий взгляд”.

“Это тоже – на мой вкус, - замечает В. Купцов. – Программа выделяет одинаковые кустки слов, находящихся в “опасной близости”. Например, одно и то же слово, повторенное дважды в одном предложении. Программа очень помогает при авторской правке текста. Но кому-то употребление компьютерных программ против шерсти. Нет проблем – выкидывайте этот пункт!”

Да, хотя я кое в чем с Василием не согласен, но в целом “шпаргалка” действительно может принести какую-то пользу. Возможно…

…И вот произведение написано. Что делать дальше? Сразу бомбардировать издательства?

Вновь обратимся к Льву Толстому. А он советует написать в первый раз, затем переписать, чтобы расставить мысли, затем еще раз – чтобы расставить слова… Что, в лом? А-а, вот потому-то мы и имеем те книги, которые имеем.

Если нет желания переписывать вещь два-три раза, целесообразно хотя бы отложить ее на некоторое время и заниматься чем-то другим (писать что-то другое). А потом ее перечитать – и устранить пропущенные ранее погрешности.

Можно дать прочитать рукопись сведущим людям, знающим толк в русском языке, литературе вообще и фантастике в частности. Если эти люди – друзья автора, лучше не говорить им, кто это написал: друзья по-настоящему покритиковать не смогут. Впрочем (Василий, привет!), смотря какие друзья.

И последние крохи винегрета, которым я вас, поди, уже вконец задолбал. Это уже не пожелание, а самый недвусмысленный и категорический совет: если вознамеритесь присылать свою нетленку в “Порог”, обязательно хоть немного расскажите о том, кто вы и откуда. То бишь снабдите текст сопроводиловкой. Не знаю, как другим редакторам, а лично мне гораздо приятнее, что ли, работать с авторами, о которых я знаю хоть что-то кроме имени или псевдонима. А вот когда приходит текст (по почте или “мылом”), где значится только “И. Иванов” – и все, ни “здравствуйте” тебе, ни “до свидания”, то меня, знаете ли, несколько коробит.

…Ну что ж, вот и весь винегрет. Теперь слово за вами, молодые-начинающие. Только не надо спешить – места на Олимпе всем хватит…

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
#2  Сообщение Пт 15 окт 2010 14:06 
Чемпион Битвы Нексус
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
На счету: 472.80 баллов

Сообщения: 8572
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 19 раз.
Поблагодарили: 86 раз.
Как научиться хорошо писать. Советы начинающим писателям.

Автор: Hige

В данной темке я попытаюсь представить в наиболее понятном свете общие правила написания текстов в основном художественного стиля. Однако, некоторыми правилами можно воспользоваться и при написании текстов других стилей.

Как большинство на форуме знает, я уже год пишу роман. Сейчас он насчитывает 320+ рукописных страниц и вмещает в себя огромное количество мыслей. Основываясь в большинстве своём именно на опыте своего романа, я постараюсь выделить кое-какие правила для написания любых видов произведений.

С чего же начать?
Это первый вопрос, когда берёшь в руки ручку с намерением что-либо написать. Мой ответ – не стоит кидаться сломя голову на бумагу. Она вас испугается и в итоге ничего дельного не напишется. Сперва нужно тщательно выверить и взвесить главную мысль, которую вы бы хотели донести до читателя. Это не обязательно, как учили на уроках литературы, должен быть вопрос: а что хотел сказать автор? Это может быть вольно сформулированный тезис, понятный только вам на первых парах. Однако не стоит забывать, что этот тезис нужно будет тщательно и предельно понятно раскрыть в своём произведении. Чтобы у читателя осталось как можно меньше вопросов после прочтения.
Итак, вы определились. Сформулировали мысль, которую хотите донести до читателя. Мой вам совет, не спешите. Желательно подождать день-другой, пока мысль окончательно не сформулируется. Возможно, за это время вы придумаете что-то более конкретное, чем сейчас, может, добавите кое-какие мысли, которые вам пришли именно сейчас, а может, вычеркните половину задуманного со словами: «это бред…» Текст должен выдержать проверку временем, а чтобы меньше было переписывать, стоит сначала остановиться именно на мысли, которую хочется донести. Если произведение небольшое, то и времени на формулировку потратится меньше, а когда вы задумали роман или повесть, то тут уже неделю или две придётся попотеть. К слову, я, редактируя главную мысль к своему роману, потратил больше месяца, а может и полгода вообще.

Мысль сформулирована, проверку временем прошла, можно садиться писать.
Да, но опять же сейчас речь пойдёт о масштабном произведении или же малогабаритном. В малом произведении нет такого большого количества сцен и действий, которые можно было бы потерять, поэтому смело переходить к следующему пункту, а если это далеко не маленький опус, то следует ещё подумать и над основными сценами, которые будут присутствовать в вашем произведении. Не стоит выделять всё и составлять подробнейший план, возможно, вы ещё на протяжении написания кучу всего поменяете. Закрепить стоит лишь основу, то, что ни за что не потерпит изменений. Скорее всего, лучше записать данные сцены и вложить в конец блокнота.
Почему блокнота? Можно использовать не только блокнот. Можно сложить листочки А4 в стопку и скрепить (так более будет походить на рукопись), можно печатать сразу на компьютере (не советую). Как хотите, так и поступайте, но главные сцены стоит записать и положить туда, где они не потеряются.
Речь зашла о компьютере. Почему я не советую начинать печатать на компьютере. Вполне возможно, что это моя личная прихоть, но мне не нравится печатать сразу. Мысли начинают теряться, путаться, потом ещё читать с экрана, исправлять… Я считаю, что лучше сначала написать на бумаге, потом уже перепечатывать на компьютер. Таким образом, произойдёт лишняя проверка – вы ещё раз перечитаете свой текст и, возможно, убедитесь в некоторых его «острых углах».

Итак, сцены записаны, мысли сформулированы, можно начинать…
Теперь, да. Но у неопытного писателя всё время возникает одна и та же проблема – а с чего начать? Вы начинаете ломать голову, с чего бы такого поинтереснее начать… В итоге мысли теряются, вы нервничаете, ломаете ручку и бросаете то, что начали. Я дам вот какой совет: обратитесь к сформулированный мысли, и что вам первое приходит в голову при осмыслении своего тезиса, с того и начинайте. Возможно, прологом послужит самый конец вашего произведения (например, когда смерть героя описывается в самом начале).
Самое главное, не бойтесь. Не бойтесь экспериментировать, ведь прямо сейчас вас никто не читает и вы вольны написать всё, что душе угодно. Руки будут трястись потом, когда вы будете получать Нобелевскую премию по литературе за значительный вклад в искусство повествования.
Если в вас живёт писатель, вы закончите писать только тогда, когда за окном будет уже очень темно, а пальцы будут жалобно хрустеть, когда вы их решить размять. Потому что искусство повествования, как наркотик – остановиться очень сложно. Когда увлечён собственным произведением, забываешь обо всём на свете, поэтому лучше всего начинать писать, естественно, в свободное время и без посторонних отвлекающих событий.

Читать или не читать?
Вот вы написали три страницы. Стоит ли это перечитывать? Вообще, это уже на ваше собственное усмотрение. Если слишком поздно - уже глубокая ночь на дворе - то можно и отложить до следующего раза. А если завтра не рано вставать, то будет не лишним прочитать то, что вы понаписали. Сперва может показаться, что написана полнейшая чушь, и автору следует руки оторвать, но на это есть такой пункт как «редактирование», который будет описан ниже. Прежде, чем перейти к нему задайтесь вопросом: а оно мне надо? Если вы начали писать, отступать уже некуда, нужно редактировать до самого конца, чтобы получилось как можно лучше. Чтобы читатель, прочитав, сказал – «да, автор потрудился на славу, почитаем дальше». Если же вы не готовы к тщательному редактированию, то лучше отступите и лягте спать и больше никогда не прикасайтесь к ручке с бумагой. Ведь истинный человек искусства всегда готов довести своё творение до совершенства, даже путём неимоверных усилий. Ни один из известных писателей не написал свои гениальные произведения с первого раза – задумайтесь над этим. Вы же пытаетесь подражать им, и возможно у вас получится также, а может даже лучше, нужно лишь приложить некоторые усилия. Талант приходит со временем – увы, это неопровержимый факт.

Редактирование. Что же я там написал?..
Что ж, приступим к самому сложному этапу – редактированию того, что вы написали. Для начала глянем на объём. О, да вы превзошли самого себя, жалко будет расставаться с половиной написанного. Сперва так и будет, пока вы не «набьёте руку» и не будете клёпать хорошие предложения как на конвейере. Запаситесь ручкой и терпением. Кстати, что бы я ещё рекомендовал, пока вы не приступили к редактированию – пишите карандашом. Так будет удобнее – написал – стёр, чем чирикать страницу, а потом никак не разобраться в собственных каракулях.
Смотрим. Первое предложение. Что-то вроде: «Стоял морозный зимний вечер». Хорошо, очень хорошо, вы начали издалека. Теперь нужно постепенно пододвигаться к сути. «Она села на стул перед окном и посмотрела на звёзды». Плохо! Читается как констатирование событий. Необходимо разнообразить.
Лучшие друзья писателя – это эпитеты и причастные обороты. Не бойтесь ими пользоваться. Давайте добавим немного красок в наше предложение.
«ОНА подошла и присела на старый стул. Он как обычно скрипнул под её казалось бы невесомым, воздушным телом. Луна выкатилась из-за облака, а за ней на небе стали проявляться маленькие точечки, которые люди называют просто – звёзды. ОНА облокотилась на подоконник и немного приподняла голову, чтобы увидеть это чудо природы…»
Как теперь читается? По-моему гораздо интереснее. А мы всего-то добавили несколько эпитетов и причастных\деепричастных оборотов. Теперь это не простое констатирование фактов, а более или менее художественное предложение. Вот как-то так должны выглядеть все ваши мысли, которые вы хотите выложить на бумагу. Естественно, не запрещается использование коротких предложений, которые бы подчеркнули напряжённости или наоборот расслабленность ситуации. Всё зависит от вас.

Теперь разберём типичные ошибки, которые допускаются начинающими писателями.
1. Переусердствование.
Не нагружайте предложение сильно. Оно должно словно плыть по течению, а не тянуть трёхтонный груз за собой. Если конечно, вы не хотите подчеркнуть комичность произведения, если вы пишете комедию. Тогда можно написать что-нибудь вида: «А это - старушка седая и строгая, которая доит корову безрогую, лягнувшую старого пса без хвоста, который за шиворот треплет кота, который пугает и ловит синицу, которая часто ворует пшеницу, которая в тёмном чулане хранится, в доме, который построил Джек…»
2. Недостаточно красок
Об этом уже упоминалось ранее. Эпитеты и причастные/деепричастные обороты - лучшие друзья писателя. Если их разумно использовать, то получается именно образ, а не тупое констатирование фактов. Не просто «стул», а «старый, скрипучий, обшарпанный, грязный, маленький, стул», не просто «вошёл», а «вошёл, окинув взглядом всю комнату; помявшись у порога, он вошёл; сделав неосторожное движение рукой, он задел вазу на столе, когда входил…» и т.п. Больше красок, они помогут читателю представить у себя в голове всё то, что задумал автор.
3. Эмоциональность
Читателю важно понять, чьи же взгляды разделяет автор. Поэтому на сцену ступает такое понятие, как «эмоциональность». Покажите, как вы относитесь к герою только через описания, не используя конкретного обращения к нему. Вот, например, позитивное отношение к герою:

а) «Она увидела на стене солнечного зайчика и радостно улыбнулась. Кто бы мог подумать, что обыкновенный блик в окне, отражённый на стену, сможет так развеселить её. Уже никто и не надеялся, что она когда-нибудь улыбнётся. Все уже потеряли надежду, а тут произошло самое настоящее чудо…»

А теперь негативное отношение к той же самой героине.

б) «В окне что-то неясно блеснуло, и на стене появился маленький, скукоженый белый блик, на который она сперва не обратила внимание. Но потом она подняла глаза и совсем незаметно улыбнулась, как бы приветствуя нежданного гостя в доме. Эта мимолётная улыбка была первой за многие годы. Все так надеялись, что этот момент наступит раньше, однако прошло целых три года, пока маленький огонёк не сорвал с угрюмого лица почти незаметную гримасу…»

Если присмотреться и вчитаться, то можно найти массу отличий между этими двумя предложениями. В отрывке а) настроение текста приподнято. Героиня пусть и не улыбалась долгие годы, момент всё-таки пришёл – она улыбнулась. Радость. И прочитайте ещё раз, как описан солнечный зайчик: «обыкновенный блик в окне». Очень просто, не так ли? Предложение не нагружено, поэтому читается легко и на мозг не капают сложные обороты, как в отрывке б). В конце даже написано, что все потеряли надежду (в душе возникает тревога), а тут произошло настоящее чудо… Чудо характеризуется у каждого человека с необъяснимым, но радостным событием, и употребление этого слова здесь влияет и на все предыдущие предложения, создавая настроение всему отрывку.
Посмотрим на отрывок б). «В окне что-то блеснуло (тревога)… маленький, скукоженный белый блик (согласитесь, некрасивое описание солнечного зайчика)… она не обратила внимания (значит она занята чем-то поважнее, чем смотреть на красоту «скукоженного белого блика»). Потом «она незаметно улыбнулась» (тут вроде парадокс: вроде и «незаметно», что означает, что героиня скромна, а вроде бы и поздно она глаза подняла), но дальше «как бы приветствуя нежданного гостя» (вот тут всё понятно; не ждёт она гостей, не интересен ей зайчик сейчас). «Мимолётная улыбка» - значит героине всё равно зайчик ли, не зайчик… «Все так надеялись, что этот момент наступит раньше…» - здесь «все» представлены, как положительные герои, которые ждут, что она улыбнётся, в противовес самой героине, которая улыбается, но мимолётно. «Целых три года…» - важный факт, который заставляет задуматься об этой ситуации, как о тяжёлом переживании героини. «Три года» буквально давят на читателя своим весом, создавая не сильно приятное впечатление о героине. Вообще конкретика не всегда уместна, но поговорим об этом позже. «Угрюмого лица…» - сразу представляется старая дева, сидящая за столом и перечитывающая старые письма мужа с фронта. Отталкивает… Однозначно отталкивает. «незаметную гримасу…» - улыбка сравнивается с гримасой. Здесь уже апогей того, как автор относится к описываемой героине.

Вот два разных отрывка об одной героине, к которой в гости заглянул солнечный зайчик. Первый отрывок подойдёт для светлого и позитивного описания, второй – для мрачного и негативного. Необходимо овладеть каждым из этих приёмов, потому что нельзя в одном произведении использовать только позитивные или только негативные описания. Должен быть симбиоз и взаимное дополнение одних другими, чтобы в итоге получался абсолютный ноль или нужный перевес в ту или иную сторону. Это уже определяется самим автором для конкретного произведения.
4. Конкретизация
Я сам лично не очень люблю конкретизировать. Если вы пишете небольшое произведение, то даже героя можно никак не называть, всё равно мало кому запомнится. В большом же - имя героям нужно для того, чтобы их не перепутать, это и так понятно. Что касается точных дат, когда произошло событие, то советую использовать их для исторической точности, чтобы не было фактических ошибок, и когда нужно обозначить при необходимости день, месяц, когда происходит действие. Год не надо указывать потому, что мы не архивные записи делаем и потому, что по описаниям примерный год должен просто быть угадываемым (если вы не пишете фантастику). Конкретика – вообще вещь странная в литературе, на мой взгляд. Вроде бы иногда и хочется обозначить, когда происходило событие, а потом думаешь: «а может лучше в другое время?» И тут начинается путаница. Хорошо, если вы обозначите все даты сразу и не будете фантазировать, но тогда произведение получится статичным и вам неинтересно будет его писать (на мой взгляд). Написание прозы – это всегда динамика. Направили одного героя туда, второго сюда, третьего убили, четвёртого вообще заживо закапали, а потом передумали и закапали первого вместе с четвёртым. По-моему так и рождаются великие произведения. Всё благодаря динамике и хаосу в голове автора. Вообще писатель – человек немного не от мира сего, мозг у него устроен несколько по-другому. Хаос в голове вполне упорядочен, нужно только выбрать верно точку отсчёта и всё получится. Вот сейчас я всё это написал не имея вообще никакого плана. Всё стихийно, из головы, сразу.
Я посоветую вот что: используйте конкретику только тогда, когда избежать этого нельзя.

Я не могу ничего писать…
Такой вопрос возникает часто. Это проблема вдохновения. Не стоит сидеть и вымучивать из себя текст, ничего хорошего не получится. Лучше всего будет отложить работу на неопределённый срок, а когда уже определённо начнётся ломка, достаньте с пыльной полки свой опус и продолжайте. Уверяю, вы напишите гораздо лучше после небольшого перерыва.
Отсутствие вдохновения также зачастую связано с делами, которые образуются благодаря учёбе, работе и т.п. Не стоит отчаиваться. Чем больше перерыв, тем с более свежей головой, а значит и идеями, вы снова засядете за творчество. Главное, не забыть, что было на предыдущих страницах.

О чём же мне написать?..
Вымучивание идей – это самое последнее дело. Этим нужно заниматься только в школе, когда задали сочинение на какую-нибудь дурацкую тему а ля «Образ Чацкого в поэме «Горе от ума». Вот тогда выдумывайте всякую охинею, чтобы удовлетворить скупой ум преподавателя по литературе. Если же вы пишете для себя, то нужно просто подождать момента. И в один прекрасный день идея к вам свалится буквально с потолка. К примеру: я однажды проснулся и слышу, как бабушка разговаривает по телефону. Заслышав совсем банальную фразу, у меня в голове родилась отличная идея для эссе. Фраза была «А ты на улицу-то выходишь?..» Всё. Образ героя в голове уже нарисовался. Его поведение тоже вполне понятно. Хотя, если вы подумали, что я буду писать об отшельнике, который не вылезает из дома, то ошиблись. Писатель видит в простых вещах то, что не видит обычный человек. Я поведаю тайну своего следующего эссе. После услышанной фразы, которая породила у меня в голове сюжет, я представил человека, который на крыше ловит голубей. «И причём тут улица?» - спросите вы. А вот не знаю. У меня в голове родился именно такой образ: человека, который, чтобы поесть, на крыше ловит голубей. Нестандартное мышление, согласитесь.
Если вы научитесь видеть в банальных вещах что-то совершенно необычное, то сюжет вам всегда будет обеспечен. Вы даже не будете успевать записывать всё, что вам приходит в голову.
Написание от души – вот наша главная цель. Добиться именно духовного просветления, чтобы автор не стряпал идею, как башню из кубиков, а чтобы идея была целостным строением. Чтобы её приходилось именно раскладывать на кубики – отдельные ответвления от сюжета.
Кстати, насчёт ответвлений…

Как далеко можно уходить от сюжета?
Опять же всё зависит именно от размера вашего произведения. Если оно большое, то можно позволить себе отступления подальше, нежели в более мелком. Хотя иногда и малом опусе следует уйти от сюжета довольно далеко. Если, например, необходимо показать, что делает в данный момент другой главный герой. Здесь отступления в сторону, увы, неизбежны. Но их нужно делать как можно более сглаженными и переходящими друг в друга. Т.е. нужно завязать эти два сюжета. Иногда бывает достаточно простого их знакомства. В самом конце одного из сюжетов. Опять же, всё на ваше усмотрение, как подскажет интуиция. Здесь универсальной формулы нет. К примеру, у меня в книге практически в каждом из сюжетов (а их там предостаточно) фигурирует один человек – доктор Д.Лин. К нему попал на приём и самый главный герой и второстепенный, которому посвящена целая пятая глава. Этот персонаж (доктор Лин) служит как будто связкой между мирами одного сюжета и другого, и не даёт этим мирам запутаться и забыть читателю, что же происходило 50 страниц назад. Такие персонажи иногда очень бывают полезны. Только использовать их нужно грамотно.

Чем закончить своё произведение?
Словом «конец». И это не шутка. Рекомендую в конце произведения обязательно написать посередине листа большими буквами «Конец». Это поставит окончательную жирную точку в вашем произведении, как морально, так и физически.
Что касается другого понимания вопроса, то заканчивать можно по-разному. И речь идёт не о хороших\плохих концовках, а именно о том, как это всё описать. И смерть героя и его счастливую жизнь следует преподнести как завершение, подытоживание всего ранее написанного. Чтобы читатель понял, что же вы хотели сказать, и зачем вообще это было написано. Всё в ваших руках.

И в заключение
Хочется пожелать, чтобы любой из вас, взявшись за перо не чувствовал себя дилетантом и неумехой, а напротив стремился к великим. Чтобы в вашей душе проснулись отголоски таких известных личностей, как Толстой, Достоевский, Тургенев и т.д. И взяв в руки карандаш, вы бы превзошли эти великие умы и написали бы что-то такое, что бы перевернуло представление о литературе. Каждый уважающий себя человек, считал бы необходимым прочесть именно вашу книгу, потому что там были бы раскрыты все секреты мастерства. Всё в мире принадлежало бы вам и вашей книге.
Стремитесь к совершенству, преодолевая все преграды, и когда-нибудь вам откроется великая тайна… Тайна искусства.

Примечание от автора: возможно, материал будет дополняться по мере появления вопросов. Ведь я и сам-то только учусь.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
#3  Сообщение Пт 05 ноя 2010 11:59 
Чемпион Битвы Нексус
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
На счету: 472.80 баллов

Сообщения: 8572
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 19 раз.
Поблагодарили: 86 раз.
Я часто встречаю в темах, обсуждающих образцы творчества слово "КАРТИНКА".
Основная претензия в рецензиях - "нет картинки", верно? И стараются бедные литераторы, описывают весну и багровые облака над зеленой лощиной...
Это - не картинка!
Я много разговаривала с читателями, и практически все в один голос говорят - абзацы, состоящие из описаний, они просто пропускают! Это - неинтересно.
В теме "Оцените набросок" я сделала попытку показать это на примере.

Но раз уж тут у нас - Мастер класс, давайте разберем подробно.
Цитата:
Небо покрылось багровым закатом. Редкие, красные облака медленно проплывали над зеленой долиной. Неподалеку послышался рык какого-то животного, упустившего свою добычу, своим ревом, он насторожил гномов


В прошлом я работала моделью и разумеется посещала курсы актерского мастерства - и это теперь здорово помогает мне в писательской работе.
Итак - смотрим на эту цитату с точки зрения театральной сцены.
Такое ощущение что на глазах зрителей рабочие начинают расставлять декорации. Вот выносят стулья, вот монтируют замок...
Реакция зрителей - сбежать в буфет, пока это не пончится или покурить под лестницей. Это - неинтересно, верно? Хотя - декорации необходимы!

Так - сцены не ставят. Внимание все - идет на актеров, а декорации воспринимаются в непосредственной связи с ними, верно?
То есть - я решаю это так:
Как там у автора? Он описывает декорации, справедливо желая обозначить орену действий. Так вот - у меня декорации увидит кто - то из актеров/героев.

вот смотрите что получилось:
Трое гномов, волоча за собой доверху набитые мешки, вылезли из рудника.
Старший, с седой бородой по пояс зыркнул на затянутое багровыми тучами небо, что-то прикинул и рявкнул прямо в шахту:
- Ну где ты там? Долго тебя еще ждать???
- Иду! - послышался тоненький голосок, и на поверхность, отдуваясь, вылез молодой безбородый гном.
- Как за смертью тебя посылать, - злобно выговаривал ему старший. - Тащищься позади всех, одни неприятности от тебя. Гроза скоро, пошевеликайся!
- Мешок застрял на повороте, - хмуро оправдывался молодой.
- Сам бы лучше застрял, - желчно пожелал ему седобородый.
- Да хватит вам, - лениво отозвался гном в синем кафтане. - Домой надо бегом, небо больно нехорошее.
Все как по команде подняли лица к небу, всматриваясь в медленно проплывающие облака. Цвета крови, они накрывали сумрачной тенью зеленую долину, и гномы непроизвольно поежились. Было в этих облаказ... нечто странно - тревожное...
Опасное...
Жуткое...
Неподалеку яростно рявкнул какой - то зверь, и гномы, вздрогнув, отвели глаза от облаков.

Видите разницу? Мы тут увидели зеленую долину и багровые облака ( глазами героев! ), услышали рык зверя (реакция героев!).
Понятно, что скорей всего эти гномы больше и не встретятся в повествовании - однако это описание читатель уж точно не пропустит, верно?
Далее.
Отрывок с драконом. Как там у автора?

Цитата:
Гномы шли, не спеша, о чем-то переговариваясь, как вдруг один из них испугано закричал: - Драгор проснулся! Все гномы тут же посмотрели на небо. Там словно огромный самолет, раскрыв свои перепончатые крылья, летел черный гигантский дракон. Он с высоты своего полета, обозревал окрестности с видом собственника, ни на чем, особо не заостряя внимания. Гномы в страхе прижались друг к другу и с ужасом в глазах наблюдали за фантастическим полетом этого крылатого чудовища. Дракон внимательно оглядел кучку гномов и, покружив над ними, так и не спустившись ниже, полетел дальше, к темной горе, на вершине которой высился мрачный замок. Сделав вокруг него круг, он полетел дальше, превращаясь в маленькую точку, пока совсем не скрылся из виду


Тут - да, попытка связки дракон - герои была предпринята. Дракона увидели гномы. Но тут что мы видим? Мы видим что автор предпринял нарисовать картинку психологическую.. То есть - гномы испугались. Но тут явно просто недостаточно написать - "испугались". Следует прописать эмоции!
итак - вот то что получилось у меня:

Старший, который шел впереди всех, нет - нет да оглядывался назад - какое-то неясное тревожное чувство давило ему на грудь. Впрочем, рассуждал он, что может случиться? До грозы они вполне успеют побраться до теплых уютных домов, о чем печалиться?
В небе, словно возражая его мыслям, с оглушительным грохотом столкнулись две тучи. Сильный порыв ветра чуть не сбил с ног. Седобороный вздрогнул, непроизвольно вжал голову в плечи и осторожно оглянулся назад.
Так и есть! Молодой, выронив мешок и открыв рот, уставился вверх.
- Что, руки отсохли?! - перекрикивая свист ветра, рявкнул старший. - А ну хватай мешок, дармоед, навязался ж на мою голову!
Молодой отвел взгляд от неба, посмотрел на старшего, и тот наконец увидел в его глазах смертельный ужас.
- Что, молний не видел, малец? - злобно крикнул седобородый. - Хватай мешок, я тебе говорю - а нет, так оставайся, ждать тебя никто не будет!
Молодой снова взглянул куда - то вверх, седобородый обернулся, следя за его взглядом, и внезапно желчные слова застряли у него в горле.
Прямо над нами, раскинув гигантские кожистые крылья, неторопливо летел черный дракон. Гном отчетливо видел мощные когти на поджатых к телу лапах, видел каждую складочку на безобразной морде, острейшие клыки, выступавшие из- под верхней губы. И внезапно гном и дракон встретились взглядом.
- Ма-ама! - тоненько завопил седобородый в соверщенном ужасе, падая на колени, но не в силах отвести глаз от желтых зрачков.
Дракон слегко скривил губу в подобии злобной ухмылки, удовлетворенно прикрыл на миг глаза и сильно взмахнул крылом, закладывая крутой вираж. Стайку гномов просто смело воздушной волной, бросило на землю и протащило по ней, царапая кожу и разрывая одежду.
А дракон величественно улетал вдаль - что ему какие - то гномы?
Первым опомнился молодой. Вскочив, он подбежал к седобородому, который сидя на земле смотрел вслед дракону, и залепетал:
- Деда, деда, что это было?
Старый гном молчал, трясущимися руками теребя веревку на поясе.
- Ну деда! - не отставал молодой. - Деда!
- Драгор проснулся, - мертвым, лишенным эмоций голосом ответил наконец гном.
- И что теперь, деда?
- Что теперь? - горько усмехнулся седобородый.
- Пошлите домой, а? - тоскиво предложил гном в синем кафтане.
- И правда, - жалостливо косясь на внука, торопливо согласился седобородый. - Пошли домой внучок. Там разберемся.

Пример ясен?
Заметьте - нигде в написанном мной нет блоков - абзацев с описаниями. Нет даже двух соседствующих фраз, содержащих это. Облака - видят гномы. Рык зверя - слышат гномы. За каждым действием - их реакция.

Автор статьи Стрельцова М.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 3 ] 
   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Правила и помощь по разделу "Фан-Фики".

[ На страницу: 1, 2 ]

в форуме Фан-Фики

FEST

26

2537

Сб 07 фев 2015 21:38

Anny Shredder Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. С помощь какой программы можно вырезать из музыки отрывки?

в форуме Музыка

Donny

14

3000

Ср 15 сен 2010 12:59

orlyana Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Одной левой, или Лучшая братская помощь

в форуме Законченные Фан-Фики

Anny Shredder

1

312

Чт 23 июл 2015 21:17

Kaleo Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Помощь по поиску фильмов

в форуме Фильмы

Kaleo

8

629

Сб 07 мар 2015 23:33

Kaleo Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Правила и помощь по разделу

в форуме Фан-Арт

FEST

1

1377

Сб 22 фев 2014 21:09

Kaleo Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме:
cron