Текущее время: Сб 10 дек 2016 19:29

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|

Правила форума


Если автор хочет закончить фан-фик, он должен написать сообщение модератору с просьбой перенести тему в подходящий форум.



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
#1  Сообщение Пн 02 мар 2009 19:14 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Ну, что ж я вернулась :D Прошу не грозить тапками, саями, катанами и тому подобному, ими я уже сама себе погрозила. Короче, жду ваших комментариев, чтобы знать, в те ли степи еду :wink:
_______________

Шум тишины.

Ложь постоянно окружала меня, жизнь без неё мне уже начинала казаться адом. Она словно бронежилет защищала меня от напастей, которые постоянно липли ко мне. Я лгала всегда, но хотя бы у моей лжи были веские причины – спасти мою жизнь, которую я уже ненавидела всей своей сущностью, но бросить на полпути не могла. Я миллионы раз спрашивала себя: зачем я лгу? Зачем я, пытаясь что-то скрыть, каждый божий день рву на части свою душу? Я всё чаще задумываюсь над смыслом жизни… Зачем она нам дана? Зачем мы, встречая рассветы и закаты, проживаем каждый день, оставляя мелкие отпечатки, совершенно не заметные глазу, в истории? Зачем, делая шаги в сторону, стараясь улизнуть из лап судьбы, мы перечёркиваем чужие судьбы? Зачем? Этот вопрос возникает у меня постоянно, мне начинает казаться, что я живу им, что ради того, чтобы задаться им вновь, я просыпаюсь. Звёзды постоянно освещают нам путь, но знают ли о наших грехах? Знают ли, что нет на свете совершенства, идеала? Конечно, не знаю… У каждого свои пороки, у каждого свои ошибки, и каждый совершает хоть одну каждый день, а потом с болью в глазах, едва ли не разрывая душу пополам, старается в мыслях загладить их, придумать, что было бы если бы… Но история не терпит условного наклонения. В полном отчаянии , словно изгои, люди бегут от своих судеб. Их глупость состоит в том, что, совершив одну ошибку, они, пытаясь уйти от последствий, стараясь замести следы натыкаются на новую… Это как заколдованный круг. Я тоже совершаю ошибки, а отказавшись от этого утверждения, я могу вновь совершить ошибку. Тайное всегда становиться явным, это неизбежно, как и то, что солнце появляется на небосклоне. Порой я сама себя ненавижу, понимая, сколько печали, горя, несчастья я уже успела принести. Я пыталась не попасть на те же самые бугры судьбы, но на их место приходят другие. Препятствия, ошибки неизбежны на дороге под названием Жизнь. Если ты веришь, что где-то там, в вышине, светится твоя счастливая звезда, то так оно и будет, и твоя звездочка никогда не покинет тебя. Если верить в счастье, то оно обязательно придёт, просто нужно время. Время, чтобы осознать своё место в жизни, понять, что даже один человек способен изменить весь мир и сделать его хотя бы чуточку ярче, счастливее. Всё, что не делается – к лучшему, в это трудно поверить, но стоит попробовать. Я часто вспоминаю тот злосчастный день, который мог решить и оборвать мою жизнь, но не сделал, видимо, решив помучить меня. Навсегда я запомнила его взгляд: потухший, потерянный, как будто он уже знал, что жизнь его почти ничего не стоит для них… Я лгу, и мне не важно, насколько жестока моя ложь, но именно с ней я могу быть уверена в следующем дне. Неужели, из-за того, что я спасаю свою шкуру ложью, меня стоит судить? Конечно, стоит, но не сейчас. Сейчас мой путь иной, сейчас и только сейчас я могу всё исправить, оправдать все свои ошибки, но только вновь, презрительно взглянув в жгучие очи моей судьбы и жизни, солгав, хотя бы, чтобы не разрушить все планы, чтобы не лишиться последней надежды. Ложь – это моё единственное спасенье…

Глава 1.

Тень леса медленно наступала на меня. Холодные оковы странного безмолвия схватили за душу и сжимают, сжимают сильнее. Где-то промелькнула тень, и страшнее идти туда, в самое сердце чащи. Но иначе нельзя. Выбора нет. Я иду, а ноги упорно скользят по снегу. На глаза попадаются кресты, словно я иду по кладбищу. Жуть… Хоть смерть – это естественно, но как потом трудно смериться с ней, как трудно, сохраняя остатки воспоминаний в душе, понимать, что умершего уже не вернуть, что надо жить дальше, пусть и проливая заслуженные слезы, пусть рыдая в подушку, думая, что виноват именно ты… Грусть, тоска охватывает сердце, голубя его новыми переживаниями… Луна осветила какое-то существо, услышав шаги, оно развернулось ко мне. Едва подавив крик, я вглядываюсь в лицо. Лимонно-жёлтая морда, глаза узкие, словно щёлки, острые клыки почти достают до подбородка и во рту играет усмешка. И эта голова водружена на красивое тело женщины.
- Молчишь?
Голос прозвучал, будто из-под какой-то материи, преграды.
- А тебе осталось не так много времени…
Мой голос словно исчез. Я ничего не могла ответить, хотя на языке вертелось тысяча слов.
- Поторопись, Иллирия! Тебе есть чем заняться…
- Кто ты?.. – голос дрожит.
- Не бойся меня, я здесь, чтобы помочь тебе…
Полуженщина-полумонстр стала медленно подходить ко мне. Я отступала по шагу, пока не запнулась о корень и не свалилась в противную коричневую жижу. Всё моё тело покрылось то ли бурой водой, то ли какой-то слизью. Руки, в поисках хоть какой-то защиты, исследуют ближайшие кусты и травы, но ничего не найти. На глазах монстра появились маленькие капельки похожие на росу. Я не поверю ей! Никогда…
- Ты не хочешь мне верить?.. – она едва не плачет.
- Откуда… Откуда ты… Это… Знаешь… - слова даются с трудом, словно на грудь поставили колено, и просто не реально вздохнуть.
- Я всё знаю…
- Всё, - я повторила её слова, будто в трансе.
- Я знаю, как тебе трудно… Я тебя понимаю, ты лжёшь всем, чтобы сохранить тонкую грань между всеми своими жизнями. Но знай, что не всё может быть так просто, как тебе кажется, за всё придётся когда-нибудь расплачиваться… Просто сейчас ещё не пришло это время, но оно обязательно придёт!..
Существо крутанулось на месте и исчезло в появившейся дымке.

***

Глаза резко открылись, и взгляд не сразу сфокусировался на окне. Иллирия привстала и уселась на кровати. Голова ужасно раскалывалась. Липкое противное чувство всё ещё не слезло с неё. Как картинки перед ней пронеслись сны, но всё какая-то дребедень, только один запомнился: со странной женщиной, которая знала её имя. Она уже несколько дней снилась ей…
Иллирия сжала голову руками, пытаясь вспомнить. Она не знала, что с ней твориться. Не знала, как противостоять этому. Или же надо наоборот? Надо отдать душу сну, чтобы, наконец, узнать, что происходит? Девушка не знала, что ей делать. Она опустила ноги на пол и, попытавшись подняться на шатающихся ногах, не удержавшись, пытаясь схватиться за что-нибудь, поскользнулась. Распластавшись на полу, она стала вспоминать, почему она видит не привычные стены своей комнаты, а больничный потолок, выкрашенный в блекло-синий цвет.
Веки прикрыли глаза… Она начала вспоминать: машина; свет фар, слепящий и неистово горевший, звук тормозов, а потом темнота… Её задержали в институте, что-то попросили сделать, она не отказала. Ушла около семи, темно, хоть глаз выколи, она не видела куда идёт, только чисто интуитивно делала повороты. Видимо, свернув не туда, не там, она вышла на проезжую часть. Удар, и её тело, как тряпица, отлетело на несколько метров…
- Вам не хорошо? – над ней склонилась медсестра. – Вы плохо видите, не так ли?
Иллирия кивнула. Ей подали очки. Она несколько секунд смотрела на выпуклые стёклышки в прямоугольной оправе, будто опять припоминала прошлое. Медсестра подала ей руку.
- Поднимайтесь, вам нельзя валяться на полу, - проговорила она. – Меня зовут Диана, для друзей просто Ди, - улыбнулась, помогла сесть.
- Меня… Моё имя… - девушка прикрыла веки, и кто-то словно шепнул ей на ухо. – Меня зовут Иллирия.
- У вас красивое имя, оно очень подходит вам.
Иллирия взглянула на зеркало, стоящее напротив. Из него на неё смотрела симпатичная девушка возраста около девятнадцати, не больше. Кончики её черных волос были окрашены в красный цвет, золотисто-карие почти цвета яшмы глаза смотрели через стёкла очков немного напугано, её тонким чертам лица могли бы позавидовать, пухленькие губки ещё носили девственный вкус.
- Что я здесь делаю? Когда я здесь оказалась? Я ничего не помню, - она обратилась к женщине.
- Вы прибыли к нам в тот вторник, вам вкололи снотворное, но, видимо, лишком много, раз вы пробыли около недели в коме, - пожала плечами Диана. – У вас были многочисленные раны, синяки. Поэтому вас поселили в палату, рассчитанную на одного.
- Почему? Я, что заразная?!
- Нет, что вы! – рассмеялась та. – Просто врач решил, что вам будет лучше находиться одной. Вдруг, кто-нибудь вас увидит?
- То есть? – до Иллирии не доходил смысл слов, которые произнесла Диана.
- Чтобы вы не винили клинику в том, что на ваши плечи лёг позор вашего вида в ранах, - медсестра скрестила руки.
Иллирия удовлетворённо вздохнула. Она вновь вспомнила сон. Диана собралась уходить, но её окликнули:
- Диана! Когда я могу идти?
- Когда? А это уж не ко мне, спросите главного врача…
Диана скрылась за дверью, а Иллирия, переодевшись, поднялась с кровати и пошла искать главного в этой клинике.

***

- Мистер Браун! Вас к телефону!
- Кто?
- Мадам Долишь…
- Скажите ей, что меня нет! Она опять начнёт мне рассказывать о своих несуществующих болячках и отнимет слишком много времени, которое и так для меня дороже золота, - вздохнул тот.
Саймон Браун: молодой человек с копной каштановых волос, добрыми нежно-голубыми глазами и нежеланием помочь надоедливой мадам Долишь, сидел за своим столом. Вот уже несколько часов он заполнял бумаги о недавней пациентке – некой Иллирии. Она поступила столь недавно. По крайне мере для такого человека как Саймон, проводившего кучу времени около больных, буквально живущих в клинике, срок в неделю казался незначительным.
Он услышал шаги за дверью и устало поднял глаза. Перед ним стояла красивая девушка. Усталость с лица врача как рукой сняло. Девушка опёрлась руками о стол и нагнула голову ближе к доктору.
- Вы главный врач? – с её глазах блеснуло что-то неимоверное, пытающиеся вырваться наружу.
- Да. Вы что-то хотели? – Саймон попытался сказать это как можно дружелюбней.
- Меня зовут Иллирия. Я требую своего ухода, - проговорила она.
Мистер Браун нервно сглотнул. Как он мог не доверить своей интуиции? Тогда, когда её привезли в больницу, он заметил, что те, кто её привез, как-то спешно скрылись, и вид у них был испуганный. Неожиданно Иллирия схватила мужчину за руку. Её мысли стали путаться, появилось ощущение, словно она считывает информации с руки.
- Вам не стоит уходить сегодня слишком рано, мадам Долишь действительно себя плохо чувствует… Так вы меня не держите? – она лукаво улыбнулась.
- Нет, что вы! – он выдернул свою руку.
- Отлично…
Иллирия вышла из кабинета. Саймон схватил трубку и набрал номер:
- Охрана?

***

- Эй! Так и убить не сложно! – крикнула Иллирия, сидя в сугробе.
- Извините, вы налетели неожиданно, из-за угла. Я не смог среагировать, - проговорил тот, помогая подняться.
Иллирия только что вышла из ворот больницы, но стоило ей выйти, как неизвестный налетел на неё, отчего девушка свалилась в снег.
- Да, ладно! Я не в обиде, сама виновата. Мне ещё трудно действовать своим телом…
- Вам помочь? – спросил незнакомец.
- Я не прошу помощи у тех, кого не знаю, - пробормотала Иллирия, убирая волосы за ухо.
- Меня зовут Леонардо. Теперь вам известно моё имя, но как зовут вас?
- Иллирия.
Парень открыл было рот, но его прервал чей-то крик и он обернулся.
- Эй! Хватай её! Она сбежала из психушки! – крикнул ему один из громил, которые спешили к ним от крыльца клиники.
- Прости, но мне пора спешить! – она с неожиданной ловкостью перебежала дорогу и помчалась дворами к какой-то заветной цели.
Леонардо заметил, что громилы явно настроены скептически, а скорость девушки, как бы она ловко не передвигалась, всё равно была меньше, и расстояние между девушкой и её преследователями уменьшалось.
- Ох, пожалею я потом об этом! – вздохнул Лео и побежал наперерез.
Иллирия пробежала примерно метров тридцать и обернулась. Она увидела, как юноша, помогавший ей, с лёгкость отражает атаки. Сей факт её слегка обескуражил, она помчалась обратно и с размаху врезала ногой в спину противника, быстро перепрыгнув поверженного врага и встав в боевую стойку, девушка повернула голову ко второму охраннику. Её взгляд не предвещал ничего хорошего, светло-карие глаза превратились в какие-то вишнёво-чёрные щелки. Иллирия изменилась в лице, словно что-то стало управлять ею. Мужчина бросился на неё, намериваясь навалиться на беззащитную девушку своим весом и прижать её к земле, но Иллирия остановила выпад его руки верхним блоком и, схватив его за локоть, крутанув, отбросила к стене. Лео, посмотрев на неё, пропустил удар, но вскоре вновь установил своё первенство. Иллирия схватилась за виски, что-то словно вонзилось в голову. Сзади её ударили локтём прямо под рёбра. Она лишилась всех сил и ярости, на удержание своего тела в пространстве остатка энергии просто не хватило. Девушка ударилась бы об асфальт затылком, если бы Леонардо вовремя не среагировал и не поймал её в нескольких сантиметрах от твёрдой поверхности дороги.

Глава 2.

Несколько дней назад…

Караи почти засыпала в ванной. Её тело, всё окутанное пеной, погрузилось в розоватую воду с лепестками каких-то цветов. Все проблемы будто слезли с неё вместе с кожей, стираемой жёлтой щеткой. Глаза её прикрылись веками, ничто, казалось, не могло нарушить возникшую идиллию. В комнату ворвался фут, Караи вскрикнула и, схватив с небольшого кофейного столика халат, накинулась на слугу, словно коршун на еду.
- Простите, госпожа Караи, - тот уныло выслушал все её нотации. – Но вам звонят из Нью-Йорка…
- Что?! – Караи вырвала телефон из его рук.
Сколько дней она ждала звонка, но всё безрезультатно, а теперь, когда она даже не надеялась, всё-таки она позвонила. На душе даже как-то спокойней стало, хотя…
- Моя госпожа? - из трубки послышался мягкий женский голос.
- Ну, наконец-то! Как там дела обстают?
- О, всё просто замечательно! – даже по голосу было слышно, что его обладательница в данный момент улыбается. – Хан даже не пытался нападать на склады с оружием…
- Может, это ты так действуешь на него? – Караи рассмеялась.
- Не надо переходить на личности…
- Ой, да ладно тебе! Это всего лишь шутка… Ты же знаешь, как я отношусь к тебе и к твоей службе.
- Знаю, конечно, знаю…
- Вот и отлично!
- Когда вы прилетаете?
- У меня тут есть ещё кое-какие дела… Дня через два встречай меня в аэропорту.
- Хорошо. Наконец-то, скоро вы покинете Японию и вернётесь домой…
- Скорее именно Японию можно считать моим домом.
- Простите, но у меня звонок по второй линии…
- Конечно! Но только ради нашей дружбы, - Караи подождала, пока в трубке не послышаться противные гудки, и нажала на кнопку «отмена».
Девушка не глядя бросила телефон, который, звонко ударившись о стену, рухнул на пол, обнажив свои внутренности, которые теперь вывалились на кафель. Караи сняла с себя халат, который шёлковой тряпкой скатился по талии и упал к её ногам, и залезла вновь в ванную. Вода уже похолодела, и кожа, привыкшая к почти обжигающей, тут же покрылась мерзкими мурашками. Караи вытащила одну руку из пены и взяла со столика маленький флакончик, рассмотрев его и удовлетворённо вздохнув, она бросила его, точно рассчитав, в дверь. Флакончик вдребезги разбился, пролив всё своё содержимое на пол. Ужасный грохот заставил одного из футов заглянуть к хозяйке: та нежилась в воде и, похоже, вовсе не собиралась кричать. Фут, чуть ли не вжавшись в стену, медленно прошёл в комнату.
- Госпожа?..
- Чую я, что что-то не ладно…
Караи, совершенно не стесняясь, вылезла из ванной. Фут, беспокойно согнувшись в три погибели, закрыл глаза руками. Девушка усмехнулась и, накинув халат, завязала пояс на талии. Мокрые волосы прилипли к щекам и оставляли мутно-мыльные полосочки воды. Девушка взяла гребешок из небольшого стакана и начала раздирать путаницу из волос, которая упорно не хотела меняться. После пятнадцати минут, которые Караи провела в упорной схватке с волосами, а фут, согнув голову, рассматривал остатки хрусталя, разбросанного по кафельной плитке, девушка, наконец, вновь обратилась к члену клана Фут.
- Готовь вертолёт. Я не уверена, что в Нью-Йорке всё хорошо…
- Но как же ваши дела?
- Тебя это не касается, - Караи подобрала брошенное полотенце и села на краешек джакузи.
- Хорошо, моя Госпожа… - Фут поклонился и покинул комнату.

***

- Ну, что ж… - Хан сложил пальцы домиком. – Ты отлично сработала…
Девушка, стоявшая перед столом, за которым он сидел, слегка склонила голову в знак согласия. Глава Пурпурных драконов положил на стол коричневый почти чёрный с разводами тёмно-оранжевых пятен мешочек и, пошарившись в нём, вытащил два маленьких игральных кубика. На кубы упали несколько лучей, робко пробивающиеся сквозь огромные портьеры. Хан несколько раз повертел кубики в руках, как будто собираясь с мыслями. Девушка, склонив голову набок, поглядывала на него, едва заметно вспыхивали её глаза некой ненавистью, которую никак нельзя было скрыть на её хорошеньком личике. Двое «драконов» охраняли её, вертя в руках биты, она, замечая их взгляды полные страшной злобы, что слава досталась какой-то девчонке, а не им, старалась находиться на некотором расстоянии от них. Хан бросил кубики на стол.
- Ты знаешь, что делать.
- Знаю. Но не кажется ли тебе, что это слишком жестоко?
- Нет, конечно.
Девушка подобрала кубики и разложила их на ладони. Они были сделаны из слоновой кости с выщербленными краями и маленькими, похожие на капельки, ямочками-точками. Она каждый раз проделывала одни и те же действия, после удачной «охоты», каждый раз надеясь, что хоть в это раз выпадет 6:6, но каждый раз она ошибалась, каждый раз выходили не нужные ей цифры. Девушка сжала ладонь с кубиками, сквозь кожу проступили жилки вен, и белые костяшки пальцев сильнее выступили. Ногти её пару раз царапнули кожу, когда рука, дрожа, мешала кубики для броска. Ладонь разжалась, и кости, звонко ударившись о столешницу, остановились прямо перед Ханом.
- Какая жалость, - произнёс он без всякого сожаления, подбирая кубики. – Тебе опять не повезло. На этот раз…
- Выпало два и три, - прервала она его и оперлась о стол, нависнув над ним. – Но это ничего не меняет! Не смей меня обмануть как в тот раз…
- Ты ведь всё равно будешь работать на меня, - усмехнулся. – Как бы ты не хотела…
- Ты просто не представляешь, НАСКОЛЬКО я не хочу…
- Но придётся, девочка, придётся…

***

Бишоп что-то ожесточённо искал на полках. Уже несколько папок и книг вперемешку с ручками и карандашами, осколками каких-то статуэток и нескольких медальонов, которые уже не смогут закрыться, валялись на полу в отвратительной куче. В его кабинет вошли.
- Я же сказал, что не желаю никого видеть! – рявкнул он, даже не оборачиваясь.
- Даже меня?
Бишоп развернулся, задев краем плаща ещё какой-то жутко старинный антиквариат, и вазы как не бывало. К его столу прошла девушка в длинном бежево-кремовом платье с кокетливым разрезом почти до талии, она села в кресло и закинула ногу на ногу. Её светло-карие глаза ласково сверкнули, когда она посмотрела на него. Бишоп, придвинув стул к креслу гостьи, сел рядышком и откинулся на спинку.
- Как ты сработала?
- Всё как обычно: тихо, быстро и качественно…
- Отлично, - усмехнулся. – Надеюсь, никаких проблем не возникло?
- Я же тебе сказала, может, ты не слышал? Или уже глуховат стал на старости лет? – девушка потрепала его за ухо.
- В свои годы я в отличной форме!
- Верю… Кстати, маленькая усложненность всё-таки есть…
- Какая?
- Караи возвращается через два дня, так что я не сумею до этого времени уладить все дела…
- Не волнуйся, всё будет хорошо, - он взял её за руку.
- Ты думаешь?
- Я уверен.
- Тогда, мне нет надобности сомневаться, - она улыбнулась уголками губ.
- Что бы я делал без тебя?
- Ты бы изворчался бы на всех своих подчинённых, а потом, когда они все уволились бы, ты бы сам себя отчитал за все проделка. Например, - она подняла осколок вазы. – За то, что ты разбил вазочку, которую, купив за бешеные деньги, подарила тебе я.
- Ой, да ладно! Ты ещё таких себе кучу можешь прикупить на всех этих идиотских аукционах! – он вскочил со стула и, размахивая руками, забегал по кабинету.
- Упокойся, ты должен прекрасно выглядеть, когда пойдёшь на приём, - девушка поднялась и, поймав его за кончик плаща, развернув к себе лицом, начала поправлять галстук на его шее.
Бишоп, заметив, как быстро и ловко её руки завязывали галстук, с которым он мучается, по обыкновению, с четверть часа, ухмыльнулся. Девушка разгладила галстук на его груди и похлопала по плечу.
- Ну, вот! Другое дело!
Он поймал её за руку.
- Может, всё-таки пойдёшь со мной? – он умоляюще взглянул на неё.
- Нет, даже не пытайся меня уговорить, - она скрестила руки на груди.
- Но ты как раз так шикарно выглядишь!
- Мой шик потерпит до других времён.
- Ты всегда была такой упёртой…
- Я пошла в папочку, - она прервала его.
- Кто бы сомневался! – Бишоп нагнул её голову и поцеловал в лоб. – Я рад, что ты на моей стороне…
Бишоп вышел из кабинета, тихо прикрыв дверь. Девушка, сев за стол, включила ноутбук, который стоял на столе, даже на спрятанный в ящик, хотя хранил ценную информацию. Она ввела код и включила какую-то программу.
- Ты просто не представляешь, сколько раз мне это говорили…

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Последний раз редактировалось Шейла Сб 21 мар 2009 12:38, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#2  Сообщение Вт 03 мар 2009 8:46 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 19 ноя 2008 11:35
На счету: 60.00 баллов

Сообщения: 344
Откуда: Мир сошедших с ума)))
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Интрииииига *медленно отходит от прочитанного* Ху из Иллирия, имечко то какое и конечно готовый спасать всех и вся Лео, не сомневаюсь что он пожалеет и себя пожалеет и ее пожалеет. Ну ты Шейла вообще... супер.
Лео как всегда галантен и незаменим.
В общем с нетерпением жду продолжения сия знаменательного творения!!!! :oops:

_________________
TMNT Навсегда!
И да пребудет со мной Рафаэль!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#3  Сообщение Вс 08 мар 2009 12:26 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 06 май 2008 21:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 3049
Откуда: Alps
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
а дамочка действительно просто ассс во лже и во всех её проявлениях :lol: или это были разные дамочки? :twisted: в любом случае с Бишопом ты меня точно заинтриговала и название красивое у фика :D

_________________

It could be wrong, could be wrong, but it could've been right
It could be wrong, could be....
Love is our resistance
They'll keep us apart and they won't stop breaking us down
Hold me
Our lips must always be sealed.

банан Господу! (с)
Let's get drunk!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#4  Сообщение Пн 09 мар 2009 19:15 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Надине, Dew, прода перед вами! Правда теперь только одна глава... :?
_________________

Глава 3.

На этот раз перед глазами появился водопад. Капли воды звонко падали на камни и разлетались тысячами брызгов. Маленькая радуга появилась в нескольких метрах от земли над водой, которая, казалось, летела прямо с неба. Раскидистая ива почти касалась ветками воды. Я, мелкими шашками пройдя по ветке, уселась на её край и нагнула голову к воде. Как ни странно, но ветка удерживала мой вес. В воде отразилось небо, несколько птичек, которые, громко чирикая, пролетели над головой, комья облаков, похожих на сладкую вату, и она… Она сидела в нескольких метрах от меня в вертикальном направлении. Лицо всё так же было жёлтое, но клыки уже стали меньше, будто она спилила их. Тело было закутано в какую-то тунику, красивые ноги, в отличие от лица они были обычного цвета, ласкали лучи солнца, которое нещадно палило, пытаясь, наверно, привлечь внимание странной женщины.
- Как тебе здесь? – спросила она, указав рукой на поляну.
- Зачем ты сюда привела меня? – я понимала, что это сон, но всё-таки была обязана знать.
- В прошлый раз, как мне показалось, ты была несколько напугана пейзажем…
- В прошлый раз, как ты выразилась, я была на кладбище, - я скрестила руки на груди, уже не боясь упасть, так как всё равно никаких «ран» у меня не будет. Это же всего лишь сон!
- Не думай, что ничего с тобой не будет, ты, конечно, не будешь себя чувствовать физически раненой, но твоя душа будет повреждена…
- Откуда?.. – начала было я. – Конечно, ты же умеешь читать мысли, как я могла забыть, - развернувшись, я стала медленно двигаться к берегу.
Стоило мне добраться до земли, как глаза упёрлись в светло-зелёную тряпку. Я подняла на неё голову и села пятой точкой прямо на землю. Женщина присела рядом.
- Неужели, тебе удобно? – она вскинула брови.
- Конечно! Разве может здесь быть неудобно? Птички поют, рыбки плавают, лес шуршит листвой, водичка переливается…
- И всё-таки? – прервала на полуслове. Ну, не нахальство ли?!
- Как я понимаю, я в обмороке?
- Можно сказать и так, - улыбнулась.
«А зубки-то ровные! Не то, что в тот раз…»
- Это маска…
- Маска? – пришла моя очередь удивляться.
- Ага, - кивнула она. – С каждым новым твоим шагом к цели, часть маски растворяется…
«Так вот почему мне в тот раз казалось, что она говорила из-за какой-то преграды! Просто у этой маски нет никаких прорезей…»
- Именно, ты правильно меня поняла.
- Зачем эти встречи?
- Понимаешь, - она скрестила пальцы. – Я, по крайне мере сейчас, не могу тебе сейчас рассказать всю суть…
- Значит, никакого смысла в этих встречах нет!
- Есть! Я должна направить твои действия в нужное русло…
- Я сама знаю куда, как и зачем я что-то делаю, - хмуро произнесла я.
- Я понимаю, насколько тебе сложно… Ты хочешь, чтобы они не поняли, что каждый день ты их обманываешь. Но зачем? Скажи мне, зачем ты это делаешь?..
Ответить я не успела. Вокруг женщины появился то ли туман, то ли какой-то дымок. Я хотела схватить её за руку, но не могла. Всё тело стало каким-то неимоверно тяжёлым.

***

Иллирия медленно открыла глаза. Всё тело будто было сковано, ни руки, ни ноги не хотели шевелиться. Опять блеклые стены, опять больничный потолок… Что она здесь делает? Она же сбежала… Или всё-таки нет? Что-то хотела сказать, но только булькающие звуки вырвались, которые никоим образом не могли привлечь внимание Дианы. Медсестра сидела в кресле и листала какую-то книгу, её глаза быстро пробегали по строчкам. Наконец, Иллирия смогла выдавить из себя хоть какие-то членораздельные слова:
- Леонардо… Где Леонардо?
Диана отбросила книгу и села рядом с девушкой.
- Иллирия, успокойтесь… Всё хорошо, всё в порядке…
- Леонардо, где он? Я хочу поговорить с ним… - девушка стала вырываться из цепких рук медсестры.
- Успокойтесь!
Диана вколола ей успокоительное, и голова девушки устало упала на подушку. Волосы растрепались по ткани, но девушка всё равно не желала засыпать.
- Где Леонардо? Найдите его, Диана! Умоляю, найдите…
- Я найду его, а вы давайте спите…
Она поправила одеяло, подоткнув его под ноги пациентки. Больная ещё несколько секунд трепыхалась, но вскоре, видимо, устав, она успокоилась. Глаза её прикрылись веками. Диана, устало вздохнув, вышла из палаты.

***
Глаза открылись, уже не было прежнего беспокойства, которое, казалось, заполнило всё тело и не давало ни думать, ни говорить. Иллирия огляделась: Диана уже исчезла, но на тумбочке возле кровати толпились несколько бутылочек и упаковок с таблетками. В палату зашла Диана, она не заметила Иллирию, которая старательно скрывала своё пробуждение, и, пройдя к тумбочке, положила на неё красивый букет из нескольких розочек, покрытых тонкой корочкой инея и несколькими снежинками. Медсестра прошла в кресло и только там заметила, как внимательно пациентка разглядывает нежно-розовые цветочки.
- Вам их просили передать, - улыбнулась Диана. – Сказали, что там для вас записка.
Иллирия схватила букет и извлекла из прозрачной упаковки слегка влажную бумажку. Её глаза жадно вчитывались в несколько строк, которые едва уместились на клочке бумаги. «Выздоравливай поскорей! Скоро будет 8 марта, жаль будет, если ты проведёшь его в больничном отсеке, ведь тебя, наверняка, где-то ждут и беспокоятся о тебе! Я, конечно, не философ и вообще я тебе никто, но всё-таки молчать я не могу, неужели, жизнь для тебя – это игра?.. Леонардо». Девушка не могла оторваться от написанного, как же он был прав, какой же идиоткой она была! Всю свою жизнь она не ведали ничего, кроме жесткой расчётливости, которая вела её к цели; она никогда не знала жалости, если того требовал долг. Но кому она платила этот долг? И за что? Всё её уже достало, хотелось простой жизни! Но она не могла отвернуться от всего и дать волю слабости, которая так и душила её… Девушка устало упала на подушку.
- Когда придёт врач?
- Он пока что занят, но обещал часа через два прийти.
- Отлично!..
Она отвернулась к стене и уснула.

***

Разбрасывая липкие комья снега вперемешку с мелкой крошкой сосулек, вертолёт опустился на площадку. Лопасти ещё какое-то время разрезали воздух, но вскоре и они решили остановить своё бешеное кручение. На крышу выбежал фут, открыл люк и согнулся, чуть ли не в три погибели, пока из вертолёта не вылезла Караи. Её тёмно-коричневый плащ развивался на ветру, поднимая несколько снежинок с каждым шагом, который она проделывала к лестнице. За ней, не отставая ни на шаг, следовал фут. Девушка вызвала лифт, и тот, скрепя не совсем новым механизмом, медленно поднялся и раскрыл свои стальные дверцы. Караи зашла в лифт и едва не нажала на кнопку, как за ней, подобно тени, проскользнул слуга. Лифт помчался вниз, сердце главы клана Фут ухнуло в пятки, когда пол слегка задрожал под ногами. Наконец, дверцы раскрылись, и Караи выскочила на этаж, кончик плаща слегка придавился закрывающимися дверцами, но успел вовремя выскочить, дёрнутый своей хозяйкой. Девушка, шурша плащом и выстукивая какой-то ритм каблучками, промчалась в кабинет. Она ожидала увидеть там своего заместителя, но никого там не было. Села за стол, что-то ввела в ноутбук, который стоял на столе, и неожиданно отбросила технику к стене. Ноутбук грудой уже ненужного металла упал на пол.
- Ева! – крикнула она.
Эхо звонко отскочило от стен и вернулось к Караи. Девушка нажала какую-то кнопку. Тут же в кабинет вошли двое футов. Она что-то коротко сказала им, и те, не ответив ей даже едва заметным кивком, быстро удалились. Девушка упала в кресло.
- Я не ошиблась…

***

Около часа назад…

- Куда направился?
- Туда, куда тебе следовать за мной не желательно!
- Ты думаешь, что я тебя так прям и послушаю?
- Нет, конечно! Ты на это не способен…
Лео убрал только что вычищенные катаны за спину и направился к выходу, но путь ему преградил Раф. На его лице не было никаких эмоций, только желание всё узнать, не потеряв при этом своего достоинства. Леонардо усмехнулся, как давно он не видел брата таким, наверно, около нескольких месяцев тот копил в себе всё, чтобы излить на брата, когда надо будет вытащить из него нужную информацию.
- Прошу, Раф, хотя бы сегодня послушай меня…
- А, может, это ты меня послушаешь хоть раз в жизни?
- Хорошо, братишка…
Рафаэля аж всего перекосило.
- Зачем ты постоянно уходишь каждый вечер в парк? Любуешься на ночной город? Это на тебя совсем не похоже… Неужели, ты влюбился?.. Мама родная, что ты сделал с бедняжкой, она же не переживёт этого! Ты совсем того, да? – Раф покрутил у виска.
- Хорош парится, брат! – усмехнулся Лео.
- Последний раз я тебя отпускаю…
- Боже! Неужели, мне придётся у тебя ещё разрешения просить?
- А как же ещё! Я всё-таки твой брат! – Раф толкнул Леонардо и прошествовал в гостиную.
- Раф, Раф, как же ты изменился, - вздохнул тот, покачав головой.
Он ещё несколько минут смотрел на удаляющуюся фигуру Рафаэля, но потом, словно очнувшись ото сна, побрёл на поверхность. Несколько поворотов, которые он чётко запомнил ещё в детстве, Лео прошёл ещё в каком-то приподнятом настроении. По мере того, как в воздухе стали витать ароматы улиц: бензин вперемешку с духами, запахами пищи из ближайших пиццерий и цветов, которые несли самые чудесные воспоминания о весне – Леонардо неожиданно всё больше и больше хотел попасть на одну из улиц. Он выпрыгнул из канализации и, поправив шарф на лице, натянул шапку почти на самые глаза. Дойдя до ближайшего прилавка в цветами, расстояние до которого он прошёл почти бегом, он пощарился в кармане и, найдя несколько мятых доллара, подал зелёные хрустящие бумажки продавщице. Вскоре в его руках оказался прелестный букетик из семи розочек, которые пряно пахли чьими-то духами. Леонардо, положив какой-то листочек внутрь букетика, направился к городской больнице.

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Последний раз редактировалось Шейла Пт 13 мар 2009 18:22, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#5  Сообщение Вт 10 мар 2009 9:27 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 19 ноя 2008 11:35
На счету: 60.00 баллов

Сообщения: 344
Откуда: Мир сошедших с ума)))
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
:shock: :shock: :shock: Лео влюбился????? Мама моя..... *медленно отходит от прочитанного* в который раз уже интригуешь... мняф, а чего так мало??? А Раф-то Раф от блин заботливый какой, прям опекает бедненького влюбленного Лео.)))
Цитата:
Ты совсем того, да? – Раф покрутил у виска.
- Хорош парится, брат! – усмехнулся Лео.
- Последний раз я тебя отпускаю…
- Боже! Неужели, мне придётся у тебя ещё разрешения просить?
- А как же ещё! Я всё-таки твой брат! – Раф толкнул Леонардо и прошествовал в гостиную.
- Раф, Раф, как же ты изменился, - вздохнул тот, покачав головой.

От мане антиресно таварищ афтор.... как ты заставила Рафа произнести данное, стопудняк на диктофон писала, шо ты ему пообщеала за это, ась? *приготовила ручку и бумагу*
В обчем так *притащила термос и закусь* буду сидеть и ждать догадываешься чего ??? Именно ...проды!

_________________
TMNT Навсегда!
И да пребудет со мной Рафаэль!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#6  Сообщение Вс 15 мар 2009 16:51 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Надине, салютик! :D
Цитата:
Лео влюбился????? Мама моя..... *медленно отходит от прочитанного* в который раз уже интригуешь...

Да мы такие)) :twisted:
Цитата:
От мане антиресно таварищ афтор.... как ты заставила Рафа произнести данное, стопудняк на диктофон писала, шо ты ему пообщеала за это, ась? *приготовила ручку и бумагу*

А это наша маленькая тайна :lol:
Цитата:
В обчем так *притащила термос и закусь* буду сидеть и ждать догадываешься чего ??? Именно ...проды!

Милости просим :wink:
_________________________

Глава 4.

Дня через два…

Бишоп вернулся несколько минут назад и, постукивая пальцами по столешнице, сидел за столом, словно ожидал чьего-то визита. Переносица уже ныла и стала медленно опухать от перемычки очков, которая упиралась в нос; он снял очки, и мир стал ужасающе мутным… Какое-то чёрное пятно зашло в кабинет и заговорило человеческим голосом:
- Мы нигде не можем её найти…
- Ищите! Я не могу её потерять, не могу! Она слишком дорога для меня! – Бишоп резким движением бухнул и прижал очки к носу.
- А это правда, что она ваша единственная…
Но договорить молодой человек не успел: Бишоп вихрем поднялся с кресла и подлетел к нему. Его рука плотно сжала рот, будто страшась услышать, что тот может произнести. Парень смотрел прямо в глаза своего хозяина: никакой пощады, холодность чётко читалась в его глазах.
- Молчи! – зашипел он. – И у стен есть уши…
Бишоп убрал руку с его рта. Натянув валяющийся плащ, он выскочил из комнаты. Прошёл несколько поворотов, куда-то свернул, вверх или вниз, голова может уже запросто лопнуть от всей информации… Стальная дверь, ни единого лучика не коснулось её блестящей поверхности. Бишоп приложил руку к выдвинутой панели, и дверцы разъехались. Он бросил на стол какой-то медальон.
- Ищи!

***

Хан что-то строчил в одном из многочисленных компьютеров, которые толпились на его столе. Пальцы уже устали, голова почти не варила, но что-то мешало резко закончить начатое; он хрустнул шеей и вновь уставился в монитор. В комнату зашёл «дракон», он, поклонившись, прошёл к своему хозяину. Тот, поставив точку, повернулся к нему.
- Ну?
- Мы искали везде: её нигде нет…
-Что?! – вскричал тот.
Он схватил парня за воротник и начал трясти.
- Найдите её! Найдите! Обыщите чердак, подвал, комнаты… Ищите везде, но найдите девчонку! Она не могла далеко убежать!..
Хан отпустил его, но после секундного размышления вновь схватил парня и бросил его в сервант. Парень ударился спиной о полки и упал животом на пол, сервант упал прямо на него. Осколки стекла, слегка окровавленные, книги и сам несчастный валялось на полу; он стал медленно выползать из-под упавшего шкафа, всё лицо его было в царапинах, из которых маленькими капельками выступала алая жидкость. Парень поднялся и, едва не упав, навалился на стену. Зная жестокий характер хозяина, он не решал что-либо сказать ему; а тот, тяжело дыша, буравил его взглядом. Наконец, «дракон», отлепившись от стены, выдавил из себя:
- Её комната заперта изнутри, - он стёр со лба капельки крови.
- Идиоты!
Хан помчался по лестницам. Его сердце бешено стучало, словно он боялся потерять какую-то драгоценность. Её комната находилась почти в самом сокровенном уголке штаба Пурпурных Драконов. Соблюдая хоть какие-то приличия, он постучался в дверь, но никто не собирался ему открывать. Дверь слетела с петель с громким треском. Комната выглядела безупречно: односпальная кровать без единой полосочки на пледе, несколько катан висят на стене, пара книг лежит ровной стопкой на столе рядом с закрытым ноутбуком, на стуле висел белый плащ. Неожиданно запищал телефон в сумочке обладательницы комнаты, которая одиноко висела на вешалке.
- Не хочешь по-хорошему, будем по-плохому…

***

- Здравствуйте, - улыбнулась Диана, заметив знакомую фигуру. – Вам придётся подождать…
- У неё врач?
- Нет, она ещё спит, - медсестра улыбнулась и вошла в поликлинику.
Леонардо уселся на ступеньки и положил рядом книгу. Он уже второй или третий раз приходил сюда, вчера Диана сказала, что её пациентке ужасно скучно, и было бы неплохо, если бы он принёс ей какую-нибудь книгу. Он выставил руку вперёд, и на неё незамедлительно упала снежинка. На крыльцо вышла Диана, на ней был короткая курточка, которая едва закрывала спину.
- Простите, Леонардо, вы не могли бы присмотреть за Иллирией?
- Конечно, - Лео поднялся со ступенек и поднял книгу.
- Спасибо большое, - поблагодарила его девушка. – А то у меня племянница опять ключи дома оставила, а квартира закрыта…
- Не беспокойтесь, я посижу с ней, - ответил он.
Девушка, ещё раз поблагодарив его, помчалась по заснеженной тропинке, а Лео, отряхнув ботинки, зашел в больницу. Мимо проехалась на роликах молодая медсестра, кокетливо подмигнув ему. Леонардо посмотрел на листок, подложенный под стекло на вахте, и побрёл, повторяя номер палаты, по коридору. Клиника было просто-таки в идеальном порядке: мягкие диванчики стоят возле стенок без единых дырочек в кожаной обивке, на полу ни соринки, чуть ли не на каждом повороте мусорка, где сиротливо валяются упаковки из-под аспирина или несколько баночек с остатками перекиси. На втором этаже Леонардо затормозил возле белой двери с золотистой табличкой «58», он ещё раз осмотрел ботинки и вошёл внутрь. Иллирия спала, уткнувшись носом в край подушки, её рука покоилась на спутанных волосах, и, казалось, что она начнёт перебирать волосок за волоском. Он присел в кресло и положил рядом книгу. Девушка что-то пробурчала во сне и перевернулась на бок, оказавшись повернутой к нему. Лео улыбнулся чему-то и откинулся на спинку кресла, взглянув на сопящую Иллирию, он закрыл глаза.

***

Мрак покрывал стены комнаты и явно не собирался покидать своё пристанище. Голые, выкрашенные в тёмные оттенки чёрного, хотя куда ещё темней, пол и стены «чудесно» заканчивали картинку. С труб вода капельками падала на кафель. Разбитая раковина и валяющиеся в углу рубище были единственными вещами здесь. Молодой человек, сидя прямо на полу, что-то соскребал с плитки. В комнату вошли, чьи-то руки грубо подняли парня и потащили к выходу. Он пытался вырваться, но кто-то ударил его прямо в лицо, из носа пошла кровь и её капельки добавились к всеобщему «концерту». Его толкнули в белоснежную комнату, глаза не сразу привыкли к слепящему свету, и несколько секунд он просто стоял и тупо моргал глазами. Его толкнули в спину, и он упал на пол, ударившись о ножку стола и выбив себе зуб. Несчастного пнули в живот, парень медленно поднялся и выплюнул выбитый зуб. Кровь запеклась в уголке губ. Его усадили на стул и наручниками пристегнули левую ногу к стулу. В комнату зашли.
- Оставьте нас наедине, - проговорил вошедший слегка гнусавым голосом.
Из комнаты вышли. Они сидели так несколько минут, буравя друг друга взглядами полных ненависти, какой-то зависти и полной неконтролируемой ярости. Хан положил руки на стол.
- Ну? И что же ты мне скажешь?
- Не я же решил устроить это встречу… - ответил парень.
- Твоя сестра опять сбежала. Ты знаешь, чем это может стоить тебе, Джек? – ответил Хан, наслаждаясь этой секундой. – Ты знаешь что-нибудь о её побеге?
Неожиданно Джек расхохотался.
- Боже! мы уже не первый день знакомы, а ты всё ещё думаешь, что я выдам сестру, - ухмылка, словно у кота, который только что успел стащить со стола приготовленные для гостей сливки. – Может, сыграем в карты? – спросил он, показывая веер из карт.
- Ты шулер, каких свет ещё и не видывал, так что я пожалуй откажусь, - ответил тот.
- Ладно, проехали. Но закурить ты мне всё равно дашь, - Джек достал красивую упаковку и вытащил из неё одну сигарету.
- Как? Каким образом ты сумел достать их из моего кармана?
- Ты же сам сказал: я – шулер, - Джек выпустил дым прямо ему в лицо. – И лжец тоже неплохой…
- Где твоя сестра?! – взревел Хан, схватив его за шкирку. – ГДЕ?!
- Я не знаю, она мне не докладывалась, - тот вновь усмехнулся. – Может, спросишь это у неё?
Хан бросил его на стул, тот закинул ногу на ногу и как ни в чём не бывало вновь закурил. Глава Пурпурных Драконов сел напротив и схватился за голову.
- Ты мне скажешь сейчас, а не захочешь, так заставим, - медленно проговорил он. – Где Селин?
Молчание.
- Отвечай!
Тишина.
- ГДЕ?!
- Может, ты будешь ещё сильней орать, и тогда меня отведут обратно?
- Молчи! – Хан ударил его в челюсть.
- Боже, Лира, когда же ты совершишь обещанное… - тихо прошептал Джек.
- Что ты сказал? – он уже хватился за каждую соломинку.
- Я ничего не говорил! – крикнул парень, пытаясь куском проволоки расковырять замок на наручниках.
- Ты сказал чьё-то имя!
- Я ничего тебе не скажу! Клянусь своей жизнью, что ты ничего не узнаешь о них! Ни о моей сестре, не об отце!
- Да, неужели?
- Знаешь, а во мне ещё есть остатки чести, пусть я и просидел два года в тюрьме…
- Но хочет ли тебя видеть твой "отец"? – Хан усмехнулся, стараясь подколоть Джека.
- Я верю в правду, пусть и вечно лгу. Я знаю, что такое честь, но вряд ли ты поймешь меня! Ты даже не знаешь простого благородства! – Джек плюнул ему прямо в лицо.
- Увести его!
Хан вышел из комнаты. Джека опять повели в «темницу», толкнув его в спину. Его слегка шатало от полученных ударов и он плюхнулся на какую-то тряпку. Всё тело ныло, будто по нему пробежалась толпа людей; ни одна мышца не желала больше двигаться. Глаза слипались, но в них словно насыпали песку, всё веко защипало, и несколько солёных слезинок звонко ударились о разбитую плитку. Челюсть болела, весь подбородок был в крови, и та, старательно раздражая кожу, медленно запекалась. Джек достал платок и, плюнув на него несколько раз, стал оттирать кровь. Покончив с этим делом, он упёрся затылком в стену.
- Боже… Ты же мне обещала, почему же не хочешь помочь? Может, ты уже действительно стала на его сторону? А отец? Ты столько рассказывала о нём, а теперь забыла? Я никогда не просил тебя, но теперь прошу: спаси меня, Иллирия… Сестра, спаси…

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#7  Сообщение Пн 16 мар 2009 10:11 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 19 ноя 2008 11:35
На счету: 60.00 баллов

Сообщения: 344
Откуда: Мир сошедших с ума)))
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Так, *вдох-выдох* Лео влип причем походу по концы повязки, так о чем это я а да, *истерически* хочу дальше!!!
Цитата:
Лео улыбнулся чему-то и откинулся на спинку кресла, взглянув на сопящую Иллирию, он закрыл глаза.

Улыбнулся он *закатила глаза и себе под нос* знаем мы все по его улыбоны...
Слушай а вот антиресно тама никто не умрет а? *жалостиво и большими глазами* Ну успокой меня! :lol:

_________________
TMNT Навсегда!
И да пребудет со мной Рафаэль!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#8  Сообщение Вс 22 мар 2009 16:40 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
Так-с..Вообще прочла несколько дней назад, но кое-кто ленился, поэтому извиняюсь.. :roll:
Ну в целом рассказ оставляет хорошее впечатление - интересный сюжет, добротные описания. Правда их маловато на мой взгляд, чего-то не хватает.. "подумав" может полноты описания действий..Не знаю..Ну да ладно, возможно меня просто заносит)
Пока на данный момент 4 главы, но сюжет не проясняется ни на йоту - кто эта девушка..Есть пара мыслей, но правильны они или нет - это уж я узнаю с продой :wink: В общем интрига без боя сдаваться не хочет..Гут :wink:
Цитата:
Зачем она нам дана? Зачем мы, встречая рассветы и закаты, проживаем каждый день, оставляя мелкие отпечатки, совершенно не заметные глазу, в истории? Зачем, делая шаги в сторону, стараясь улизнуть из лап судьбы, мы перечёркиваем чужие судьбы?

Вообще начало получилось крайне философским и сложным.. (Калео честно задумалась над своим поведением после прочитанного.. :wink: )
Цитата:
Конечно, не знаю…

Наверное, "не знают".. :wink:
Цитата:
Если верить в счастье, то оно обязательно придёт, просто нужно время.

В качестве жизненного девиза - идеально)
Цитата:
Лимонно-жёлтая морда, глаза узкие, словно щёлки, острые клыки почти достают до подбородка и во рту играет усмешка. И эта голова водружена на красивое тело женщины.

Я честно пыталась представить..Фтрафно))
Цитата:
а больничный потолок, выкрашенный в блекло-синий цвет.

Не в белый? :o
Цитата:
Кончики её черных волос были окрашены в красный цвет, золотисто-карие почти цвета яшмы глаза смотрели через стёкла очков немного напугано, её тонким чертам лица могли бы позавидовать, пухленькие губки ещё носили девственный вкус.

Респект)) Кое-чего стащила в свой архив памяти))
Цитата:
Перед ним стояла красивая девушка. Усталость с лица врача как рукой сняло.

Хех, им только покажи красивую девушку - проснуться/выздоровлеют/воскреснут сразу :lol:
Цитата:
- Меня зовут Леонардо. Теперь вам известно моё имя, но как зовут вас?

Незнакомым тетям свое имя говорить нельзя :wink:
Цитата:
- Эй! Хватай её! Она сбежала из психушки! – крикнул ему один из громил, которые спешили к ним от крыльца клиники.

Обычно после этой фразы народ разбегается сразу))

Глава с Караи порадовала необычайно))
Цитата:
В комнату ворвался фут,

Даже на запирает..Тц-тц-тц))
Цитата:
Ужасный грохот заставил одного из футов заглянуть к хозяйке: та нежилась в воде и, похоже, вовсе не собиралась кричать. Фут, чуть ли не вжавшись в стену, медленно прошёл в комнату.

Цитата:
Караи, совершенно не стесняясь, вылезла из ванной.
Это не ванна, это проходной двор. Вообще, я над Караи поражаюсь - мужики в ванной - это нормально :lol:
Цитата:
Фут, беспокойно согнувшись в три погибели, закрыл глаза руками.

"обумилялось" :D
Цитата:
- Я пошла в папочку, - она прервала его.
- Кто бы сомневался! – Бишоп нагнул её голову и поцеловал в лоб. – Я рад, что ты на моей стороне…

Бишоп - папаня?..О_О :D
В общем, интригу навела, поэтому, как говорится, некуда бежать с подлодки - проду :wink:

_________________
Just do it.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#9  Сообщение Пн 23 мар 2009 9:45 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Надин, не обижайся! :wink: Раньше времени никак не было ответить))
Цитата:
Слушай а вот антиресно тама никто не умрет а? *жалостиво и большими глазами* Ну успокой меня!

А вот это пока останется в секрете :P
Боже, Калео, это самый большой комент)) :D
Цитата:
Правда их маловато на мой взгляд, чего-то не хватает.. "подумав" может полноты описания действий..

Знаю, знаю.. Хотелось здесь больше описаний местности сделать, потому и действия плохова-то развиваются. :(
Цитата:
Пока на данный момент 4 главы, но сюжет не проясняется ни на йоту - кто эта девушка..Есть пара мыслей, но правильны они или нет - это уж я узнаю с продой В общем интрига без боя сдаваться не хочет..Гут

Можно так сказать: весь сюжет постороен на интриге :lol:
Цитата:
Вообще начало получилось крайне философским и сложным.. (Калео честно задумалась над своим поведением после прочитанного.. )

Спасиб) Мы с музами старались как могли
Цитата:
Я честно пыталась представить..Фтрафно))

А музам-то как страшно было, когда они мне это шептали 8)
Цитата:
Это не ванна, это проходной двор. Вообще, я над Караи поражаюсь - мужики в ванной - это нормально

Вот такая вот Караи)
Цитата:
Бишоп - папаня?..О_О

Папаня, папаня :D Только вот чей?..
Цитата:
В общем, интригу навела, поэтому, как говорится, некуда бежать с подлодки - проду

Ждите, ждите и мы придём :wink:

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Последний раз редактировалось Шейла Вс 05 апр 2009 15:31, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#10  Сообщение Вс 05 апр 2009 15:25 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Тапки мне точно обеспечены... :|
_________________________________

Глава 5.

Снежинки водили хороводы за окном, словно пытаясь заглянуть внутрь, застывали в неведомых позах на стекле. Ветки вишни, росшей под окном, барабанили по окну, не без помощи ветра, который гулял по небольшой аллеи перед клиникой. Кто-то торопливо шёл по тропочке и, несколько раз запнувшись, ещё быстрее помчался к входу в здание. Диана оставила на вахте папки с бумаги, отчётами и несколькими справками и направилась в палату «58». Она приоткрыла дверь: фигурка девушки, словно застывшая статуя, покоилась на кровати, рядом на фоне светлого окна виднелся силуэт молодого человека, который сидел возле кровати прямо на полу и рассматривал локон волос, упавший на его руку. Медсестра торопливо начала закрывать дверь, но парень, проявив удивительную ловкость, не дал ей сделать этого, поймав её за руку и вставив ногу в проём двери. После минутной «борьбы» он втащил её в палату. Их лица оказались совсем близко, Диана почувствовала его запах, такой манящий, тягучий. Он с силой усадил её в кресло рядом с кроватью и, положив на тумбочку какой-то конвертик, вышел. Диана ещё несколько минут сидело в немом шоке. Проснулась Иллирия.
- Диана? А я думала, что ты ушла…
- Я уже вернулась.
- Я была одна?
- Нет, с тобой был Леонардо.
Девушка вскочила с кровати.
- Леонардо?! Почему ты меня не предупредила?
Она схватила брошенную курточку Дианы и выскочила в коридор.
Лео медленно брёл по аллеи, как услышал торопливый топот ног. Он повернулся: за ним бежала Иллирия. Розовые тапочки со смешными помпончиками заскользили по льду, и девушка поехала по направлению к нему, уже не способная остановить бешеное катание. Он поймал её, а тапочки ещё несколько метров проехались без хозяйки и остановились, сиротливо бросаясь в глаза. Девушка взглянула на него: никаких эмоций, хотя сложно рассматривать лицо, когда тень от капюшона падает на его глаза. Лео хотел было опустить её на землю, но едва её голые ноги коснулись снежного покрывала, как она вся затрепетала и съёжилась. Он усмехнулся и, взяв её на руки, побрёл обратно в больницу. Покачиваясь на руках, Иллирия прижалась к его груди, которая, казалось, была покрыта стальными пластинами. Невероятное тепло промчалось по телу, и ей захотелось так и сидеть на его руках, хитро прикинувшись безнадежно больной. По какой-то странной привычке она пощупала плечо, которое, к её огромнейшему удивлению, было толщиной больше её ноги. Уголки её губ слегка приподнялись, едва обнажив белую эмаль зубов. Лео опустил её на крыльцо, пальцы ног медленно забродили по каменным плиткам. Диана поймала её за руку и повела внутрь, Иллирия протянула Лео маленькую записку. Тот развернул листочек и прочитал слова, написанные быстрым и слегка робким почерком.
«Я уговорю Диану, жди меня в 19:00 у качелей»
Он свернул пополам бумажку, положил её во внутренний карман куртки и побрёл по тропинке. Иллирия ещё какое-то время смотрела на него из окна, которое точно выходило на аллею, на глазах появились несколько капелек. Она понимала, знала, что всё это время с ней был он… Но кто он? Она знала лишь его имя, его походку, голос и больше ничего. Может… Нет, это глупо! Но может именно он сумеет ей помочь? Но как же ему всё сказать? Как? Мысли стали путаться, и всё будто потеряло смысл. В палату вошла Диана, она поставила на тумбочку графин с водой и рядом положила блистер с несколькими таблетками.
- Выпей, - коротко сказала она и вышла.
Но девушка не смотрела на неё и, похоже, даже не слышала или же не хотела слушать? Она ничего не хотела видеть, сейчас существовал только его силуэт, который медленно, но верно уходил вдаль, исчезая из её жизни. Он больше не придёт… Почему-то она было в этом уверена. Зачем она ему? Наверное, у него есть сотни поклонниц, которые трепещут при одном его слове, произносимым таким голосом, который так и манил в глубины неведомой интриги, где властвовала страсть, непокоримая ничем, жгучая, невыносимая. Неожиданно он повернулся и буквально посмотрел ей прямо в глаза…

***

- Мастер Сплинтер, он уже несколько дней пропадает незнамо где! Приходит за полночь, уходит, едва солнце встанет… Он вообще отбился от рук! Вы помните, когда была последняя тренировка? Я – нет…
- Успокойся, сын мой. Ты когда-то тоже был таким, ему тоже на быть хоть на несколько дней не идеальным лидером, а кем-то другим. Просто тебе это непривычно, что не ты бродишь целыми днями по улицам города, а он. Дай ему время, и он осознает свою ошибку…
- Ошибку? Но вы ведь только что сами…
- Я сказал, но не все сказанные слова являются правдой, порой из уст вырывается не нужное, никчемное. Пойми, все проходят сквозь это. Просто… - он остановился на полуслове.
- Что просто? Прошу, учитель, договорите!
- Просто у него вся жизнь зациклилась на вашей сохранности, и он забыл о чувствах. Теперь твой брат пытается всё наверстать.
- Он сможет? – ниндзя присел на ковёр.
- Он верит в свои силы, так же как и ты – в свои, - Сплинтер налил в маленькие чашечки чай и протянул одну сыну.
- Раньше я думал, что понимаю его, а теперь… - руки грелись о чашку.
- У него, так же как и у тебя, не все качества на ладони. Он пытается всё зарыть, сокрыть где-то внутри себя, чтобы никто не понял его. Неужели, ты сам никогда так не поступал? – крыса посмотрела прямо в глаза собеседнику,
Тот отвел взгляд.
- Конечно, иногда я был слишком взбалмошным, но я ведь изменился!
- Почему?
- Потому что так хотел он…
- Вот видишь, ты решил измениться, что бы угодить ему, но оценил ли он это?
- Я не знаю, - керамическая чашечка, слегка звякнув, опустилась на столик. – Он последнее время вообще не обращает внимания на мои слова, действия, решения… Учитель, скажите: почему?
- Потерпи, потерпи, сын мой, - Сплинтер сжал его руку. – Ответ придёт, когда от него будет зависеть всё. Ты поймёшь, когда придёт это время, поймёшь… Но не спеши с решениями: быстрый, слепленный наспех ответ может причинить достаточный вред и урон, в то время как решение, над которым думал долго и тщательно, спасёт.
Сплинтер налил ещё себе чаю, запах вишни, малины, боярышника, берёзы и ещё каких-то трав завитал под потолком. Крыса вдыхала эти запахи, словно они были последними в его жизни. Мутант, сидевший напротив него, поправил повязку и вздохнул. Идеи, слова, сказанные учителем, мысли, подозрения, догадки, мимолётные решения, какие-то образы, кусочки воспоминаний – всё это толпилось в голове, заполняло его, не давало успокоиться сердцу, заставляло душе бежать, мчаться, искать; кровь прильнула к вискам, заставляла думать быстрее, тщательнее. Он уже не чувствовал боль, всё уже будто исчезло, прекратило существовать; было только сейчас, мимолётная секунда, быстро промчавшееся мгновение, едва заметный миг; нет и будущего, ни прошлого. Он уже забыл об всём, тело едва держалось в пространстве, мозг был переполнен всем, боль… Какая к чёрту боль?! Сейчас его она не интересует, она пройдет, а вот страх, боязнь за брата… Он надеялся, мечтал, желал и жаждал, что всё вернётся на круги своя, всё будет как раньше: брат будет внимателен, придирчив, осторожен, подозрителен, добр, справедлив, благороден. Именно в таком, каким он был раньше, он нуждался; тот как бы дополнял его до единого целого или же он его, они были настолько разные, что инь и янь отдыхают; но именно в нём он порой так нуждался, что всё другое теряло смысл, растворялось и превращалось в пустоту, которую не почувствовать, не поймать, не вдохнуть, не найти, не написать, не прочесть… Ему хотелось закричать, порвать все нити, что связывают их, бежать, лететь, мчаться вдаль туда, где солнце медленно выходит из-за небосклона, едва прикасаясь золотом лучей к телу, лаская его, давая понять, что он не один, что он кому-то нужен. В глазах читался испуг, который так был ему не свойственен, жажда какой-то неведомой доселе силы, страсти, мести, власти, кары; он готов был прямо сейчас погнаться за неведомыми противниками, чтобы хоть как-то успокоить сердце, чтобы понять, почему он каждый раз поступает одинаково: бежит, уходит, мчится вдаль, каждый раз, как только чувствует, что показал слабость, что раскрыл все карты, показал все свои эмоции, чувства на ладони. Почему каждый его поступок в точности совпадает с предыдущим? Почему он не может контролировать себя, свои жалкие желания?.. Он - глупец, идиот, сволочь, которой нет места на земле, полная противоположность идеальному брату. Его мерзкие мечты – ничто, по сравнению с возвышенными, прекрасными, настоящими мечтами брата, которые он хочет осуществить. Почему мир так несправедлив? Почему он вновь пешка в чьей-то шахматной игре? Все эти порывы промчались за несколько секунд, он прочувствовал свои ошибки всеми фибрами души, он уже каялся за мимолётную слабость, которая едва не сломила его дух, которая почти что достигла цели – раздавить навсегда в нём мечтателя, который так и рвался наружу, но каждый раз останавливался, ударяясь в стальную преграду – его же мысли, идеи, которые всякий раз казались ему пошлыми, не нужными, корыстными, мерзкими, пустыми, лживыми. Он уже ненавидел сам себя, свои действия, решения, ответы, вопросы, желания…
Он схватился за голову, всё это слишком давило на психику, хотя он уже привык. Мастер хотел что-то сделать, но тот остановил его жестом, как бы прося, умоляя остановиться, чтобы дать потоку мыслей мчаться дальше, оставив его. Он уже потерял счёт времени, просто тупо сидел возле стены, словно поддерживая её плечами и панцирем, и глядел куда-то вдаль, уходя, исчезая, испаряясь, растворяясь в равнодушии, которое так и показывал ему мир. Глаза уже ничего не замечали, ни на что не реагировали; он ничего не хотел больше знать, чувствовать, понимать, решать, хотел только покоя, чтобы просто сидеть, не замечая ничего вокруг, просто ждать, когда, наконец, он продёт это путь, полный идиотских встреч, столкновений, разочарований. С каждой секундой он осознавал свою беспомощность перед чужими мнениями… Когда-то они были схожи, почти одинаковыми: глаз за глаз, честь за честь, брат за брата, жизнь за жизнь; они словно тянули друг друга, помогая подняться, решиться сделать очередной шаг, пойти наперекор судьбе, чтобы на лезвии меча дать отпор насмешнице. Но с тех дней прошло слишком много времени, они изменились, почти ничего их не соединяет, только кровь. Или же он опять ошибается?.. Сплинтер сел рядом, поймал руку сына и сжал, зашептал что-то; голос так полон любви к своему сыну, словно он его единственная надежда, лучик солнца, пробивающийся сквозь тучи. Мастер понимал всё: слишком много переживаний, упрёков, обид, разочарований, ответственности пало на плечи мутанта; они словно шокировали, лишили всяких сил, мыслей, действий. Крыса вложила в его отчего-то дрожащую руку кружку, чай стал расплескиваться, капельки пряного напитка упали на ногу и скатились по мышцам, оставив слабый, едва заметный коричневый след. Чашка дрогнула в его руке, тихий хруст, по ладони течёт кровь и нога вся в блестящих осколках керамики. Сплинтер оторвал кусок от своего кимоно и приложил его к порезу, тот даже не сопротивляется, только как-то по-зверски, чуть ли ни с радостью, смотрит, как алые капельки проступают на ткань и образовывают мерзкие тёмные пятна крови. Тёмно-карие глаза ликующе смотрят на тщётные попытки учителя остановить кровь. Мастер поднялся с пола и выскочил из комнаты, не прошло и нескольких минут, как он вновь вбежал в комнату, а за ним, сосредоточенно роясь в аптечке, брёл Донателло. Он присел рядом с братом и начал обрабатывать рану, зелёная жидкость заливала рваные кончики пореза. Сплинтер что-то тихо прошептал ему и вышел из комнаты, опираясь о трость. Дон перевязал бинтом руку брата, и та стала походить на засохшую кисть мумии.
- Ты – эгоист, - проговорил Дони, сев рядом с братом.
- Знаю, - горестно вздохнул тот.
- Видел, до чего мастера Сплинтера довёл!
- Я же не хотел, это вышло случайно… Я задумался, а он мне чай дал, кружка-то хрупкая, я её своими лапищами и того… Раздавил. Надеюсь, учитель не сильно сердится, что я лишил его одной чашки из сервиза, который подарила Эйприл?
- Он за тебя беспокоился, идиот! – Дон заехал ему по плечу.
- Да знаю я, что я – гад, который не стоит ничего! Не надо мне напоминать это каждую секунду! Оставьте меня в покое. Никто из вас меня не может понять! Никто! Вы никогда не пытались, потому что я всегда всем только мешал… Так не отвалите ли и сейчас от меня? Неужели, вы только и хотите мне насолить, тыкнуть меня в мои ошибки и показать себя в лучше виде?! А не пойдёте ли вы куда подальше?..
- Успокойся!
- Я сотни раз успокаивался! И что же получил взамен? Ничего! Каждый из вас, слышишь, каждый был для меня по-своему идеалом, я стремился быть хоть на малую долю быть похожим на вас… А вы, - маленькая слезинка выкатилась и стремительно помчалась по щеке. – Как вы мне ответили? Боже, почему именно я? Почему? Ответь мне, Дон. Ответь! – он схватил брата за плечи и стал трясти.
Донателло вырвался из цепких рук брата, конечно, он понимал, что поступает не так, как следовало бы ответить братишке, но другого выхода не было. Дон взглянул как-то странно на брата, что тому ужасно захотелось уйти из комнаты, и он направился к выходу, но по пути попался на подножку, которую гений расчётливо ему подставил. Распластавшись на полу, он обдумывал план своих действий, несколько секунд он провалялся на полу, но после поднялся. Увидев, что Дон вытаскивает из-за спины бо, он хрустнул шеей и собрался было ударить брата прямо в лицо, как почувствовал, будто кто-то укусил его в плечо; он повернулся, чтобы раздавить назойливую букашку, и увидел шприц, торчащий из мышцы. Перед глазами поплыли круги, но всё-таки сознание не покинуло его, и он, оперившись о стену руками и тяжело дыша, смотрел в одну точку, удерживая сознание в мозгу. Дон вытащил шприц и взглянул в глаза брату.
- Ты пьян, - его всего скривило.
- Неужели это заметили, - усмехнулся тот.
В желудке забурлило, и он отвернулся. Его стошнило прямо на пол. Он плюхнулся вниз, задев рукой чайный столик и едва не разбив оставшиеся кружки. Дон сел рядом и приложил руку ко лбу.
- У тебя жар, - констатировал мутант факт.
- Отвали от меня, - его грубо оттолкнули.
- Тебе надо спать…
- Вали отсюда сам!
- Хватит так разговаривать! Думаешь, что только одному тебе плохо?! Да ты уже несколько дней почти не выползал из комнаты! Хотя нет, ты же где-то успел напиться… Из-за тебя у мастера последнее время постоянно головные боли, ты даже не знаешь каково нам! Это ты нас даже не пытался понять! Только из-за тебя не раз проваливались сотни операций!
- Не надо во всём винить только меня! Будто ты никогда не совершал ошибки, всезнайка! Ты только и знаешь, что разбираешь и собираешь какие-то приборчики! Ты никогда не думал он нас… Боже, да что я тут тебе толдычу, ты ведь всё равно меня не поймёшь!
- Нет-нет, что ты! Продолжай, раз уж начал! Вини во всём нас, вини, если от этого тебе будет легче! Конечно, намного проще обвинять других, чем самому сознаться, что ты виноват! Теперь уж я выскажу всё! Это я слишком долго терпел, а не ты… Ты всегда выбрасывал всю агрессию, но не я, не я… Я всегда её сдерживал, не давал вырваться гневу, негодованию…
Неожиданно Дон прервался: брат поднялся и, медленно развернувшись к стене, несколько раз смачно и звучно ударился о стену. Он повернулся к брату, тот ошалевшими глазами смотрел на него и судорожно сжимал почти пустую баночку из-под зелёнки, и ещё раз долбанулся головой. По виску потекла слабая струйка крови, Дон тут же подскочил и приложил ко лбу бинт.
- Идиот… - вздохнул он.
- Можешь и не помогать, сам разберусь…
- Я – твой брат и мне плевать, что ты не идеал. Если бы все были идеалами, то жизнь на земле стала бы настоящей рутиной: все бы думали, судили, решали, действовали, мечтали, желали, искали, хотели бы одинаково; всё было бы не так, как надо, может, было бы и лучше, но… Но мне нужен ты, брат мой, только таким, каким ты есть: немного псих, слегка эгоист, вечно жаждущий отмщения и драки, решительный, резкий, дерзкий, мстительный, вспыльчивый, но всё это – ты и только ты, другого мне и не нужно…

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#11  Сообщение Пн 06 апр 2009 9:57 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 19 ноя 2008 11:35
На счету: 60.00 баллов

Сообщения: 344
Откуда: Мир сошедших с ума)))
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Шейла ммм, как бы тебе сказать... слов то таких у мну в словаре нет, значит буде тырить. Ты нечто, фанатастика потрясающе описания *валяюсь под столом от восхищения*
Цитата:
Лео хотел было опустить её на землю, но едва её голые ноги коснулись снежного покрывала, как она вся затрепетала и съёжилась. Он усмехнулся и, взяв её на руки, побрёл обратно в больницу. Покачиваясь на руках, Иллирия прижалась к его груди, которая, казалось, была покрыта стальными пластинами. Невероятное тепло промчалось по телу, и ей захотелось так и сидеть на его руках, хитро прикинувшись безнадежно больной. По какой-то странной привычке она пощупала плечо, которое, к её огромнейшему удивлению, было толщиной больше её ноги. Уголки её губ слегка приподнялись, едва обнажив белую эмаль зубов

Ндаааа* помолчав* влюбленный Лео это нечто.... :oops:

Метания Рафаэля это вообще нечто *подозрительно* а откуда ты столько про него знаешь? :twisted:
Цитата:
Я – твой брат и мне плевать, что ты не идеал. Если бы все были идеалами, то жизнь на земле стала бы настоящей рутиной: все бы думали, судили, решали, действовали, мечтали, желали, искали, хотели бы одинаково; всё было бы не так, как надо, может, было бы и лучше, но… Но мне нужен ты, брат мой, только таким, каким ты есть: немного псих, слегка эгоист, вечно жаждущий отмщения и драки, решительный, резкий, дерзкий, мстительный, вспыльчивый, но всё это – ты и только ты, другого мне и не нужно…

Донни психотерапевт??? Мда, в общем я тут навеки поселюсь *напевает* Ждем! :oops:

_________________
TMNT Навсегда!
И да пребудет со мной Рафаэль!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#12  Сообщение Вс 03 май 2009 15:49 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Цитата:
Ндаааа* помолчав* влюбленный Лео это нечто....

Надин, это ещё цветочки! :lol: :wink:
________________________________

Глава 6.

Иллирия сидела на кровати и рисовала чьи-то портреты, выходили какие-то уроды, но она упорно стирала нарисованное и начинала заново. За окном гуляла вьюга, окно, звякнув, распахнулось, и холодный, зимний ветер влетел в палату. Девушка отбросила бумагу и поднялась закрыть окно, прохладный воздух проник под одежду, взъерошил волосы, заставляя кожу покрыться мурашками. Ночная мгла медленно опускалась на город; блестящие звёзды, появляясь на небе, зажигались всё ярче и ярче, но прерывались, словно биение чьего-то сердца; тысяча снежинок неслись вниз, создавая плотную белою стену. Где-то со стороны улицы слышно было, как хрустит снег под ногами, как машины, которые почти бесшумно несутся по асфальту, заносит на поворотах. Она вдыхала свежий воздух, он проникал в лёгкие, мчался к сердцу, наполняя его новой силой; каждый вздох, выдох, словно он последний, с невероятным наслаждением. Мысли свежеют, желания обновляются, хочется жить, мечтать, быть, решать, любить… Любить… Любила ли она кого-то? Хотела ли видеть каждый день, час, минуту, секунду? Боялась ли лишний раз вздохнуть без него, чтобы не разочароваться в его отсутствии? Какова сейчас её жизнь? Кто она? Тысячи вопросов будто живут своими судьбами и не дают ей покоя, власти над телом, разумом, мыслями, идеями. Она никто в этом мире, но всё-таки для кого-то она что-то значит. Отец… Девушка задрожала всем телом, почему-то от этого слова всё в груди затрепетало, очнулось, сердце взлетело к горлу, но тут же ухнуло в пятки. Что она для него значит? Если бы он любил её, то уже был бы тут, но его нет… Несколько слезинок робко скатились по щеке и упали на ворот блузки. Она рассмеялась… Столько лет она не могла плакать, вечно держа все свои переживания, эмоции, чувства за стеной равнодушия, которая сама по себе медленно строилась. Сколько раз она себя убеждала, что всё устроиться, всё будет в порядке, но всё было не так, как хотело её воображение. Она лжёт всем, спасая себя…
- Почему я так корыстна? – тихо задалась девушка вопросом. – Почему я везде ищу выгоду? Где же моя честь? Честь, с которой я поклялась служить… Она сейчас почти ничего не значит для людей. Она мимолётный звук, который можно услышать и тут же забыть навсегда, навеки, не вспоминать его никогда, чтобы сердце не разрывалось от приступов ненависть к самому себе… Боже! Укажи мне на мои ошибки! Укажи на них, чтобы я сумела их исправить, пусть и ценой своей крови!..
Слёзы уже вовсю текли по её щекам. Она даже не пыталась их остановить, только несколько раз поймала их пальцами и размазала по лицу. Голова уже начала болеть, назойливые идеи о самоубийстве закрадывались в сознание, но она их всякий раз отгоняла, понимая, что таким образом не исправить ошибок, не решить всех проблем, не помочь никому. Сейчас Леонардо стал её последней надеждой, которая угасала с каждой секундой, так как она не имела понятия, каким образом сбежать. Девушка выглянула в коридор: прохаживали доктора, тут и там сновали медсёстры, уборщицы, таща за собой вёдра, брели из палаты в палату. Хитро улыбнувшись, она вернулась в комнату и начала сворачивать покрывало. Работа заняла у неё около получаса, приходилось привязывать неведомыми способами к покрывалу простыню, к простыне – одеяло, к одеялу… Уже хватит. Иллирия несколько раз обернула вокруг шеи шарф, надела куртку Дианы, которую та опять «забыла» в палате. Окно уже было открыто, надо было лишь привязать свободный конец получившейся верёвки к ручке. Надеясь, что ручка не сломается, а ткань не сорвётся, девушка завязала морской узел. Медленно, словно профессиональный альпинист, она стала спускаться вниз, благо этаж был только второй. Сапоги звонко ударились о каменную плитку, она пригнулась под окном и простояла там несколько минут; подёргала верёвку, убедившись, что та всё ещё привязана. Где-то у самых ворот появился чей-то силуэт, подозревая кому он принадлежит, она пошла к качелям.
Леонардо, что-то разглядывая под ногами, почти не смотрел куда идёт. Свет из окон светил прямо на снег, заставляя его сверкать. Он огляделся: никого вокруг не было, ни души, ни звука, ни шороха, ни вздоха, ни крика… Тишина… Он так давно не слышал эту тишину. Она была прекрасна. Он закрыл глаза, время перестало существовать… Он один, один в этом мире, он един с Вселенной, и ничто не может разорвать это хрупкую, но в тоже время надёжную связь его, простого смертного, и Вселенной… Лео даже забыл, для чего, собственно говоря, он пришёл сюда? Неожиданно из раздумий его вывел тихий скрип, доносящийся с детской площадки. Медленно он встал со скамьи, на которой незнамо как оказался, и тихо, бесшумно, почти не касаясь земли, не издавая ни шороха, ни скрипа пошёл по звуку. Она сидела на качелях, слегка раскачивая их ногой взад-вперёд, он подошёл к ней сзади и, притянув к себе, оттолкнул. Качели с силой помчались вперёд, ненадолго застыли в нескольких метрах от земли и потом с шумом помчались назад. Вновь толчёк… Вновь полёт, во время которого чувствуешься себя каким-то пёрышком: невесомым, лёгким, несущимся туда, в вышину… Снег попадает в глаза, щеки, рот, но ничуть не мешает, только дарит ещё больше адреналина. Вдруг Леонардо поймал сидение качелей и остановил полёт.
- Что ты хотела мне сказать, Иллирия?
- Леонардо, не надо так уж церемонно звать меня, зови меня просто – Лира…
- Что ж… Тогда и ты меня зови просто - Лео
- Договорились!
Опять молчание. Словно в молчании весь успех, весь смысл, будто в нём сокрыты все тайные желания, которые никому не расскажешь, не раскроешь. Она смотрела куда-то вдаль, словно пытаясь предугадать следующий свой шаг, чтобы не наделать ошибок, которые всё равно были бы неизбежны. Девушка хотела сказать ему всё… Но понимала, что так она может причинить вред многим, она была ещё не готова к такой цене. Она вздохнула, он почувствовал её напряжение и, подхватив на руки, усадил её на скамейку. Девушка подобрала по себя ноги и медленно заговорила:
- Ты часто гуляешь по городу?
Вопрос был настолько тупым, что ей захотелось вернуться на несколько секунд назад и заткнуть самой себе рот кляпом. Леонардо не знал что ответить, так как понимал, что вопрос был сказан лишь для того, чтобы просто не сидеть в полном молчании.
- Лира, скажи мне, зачем я здесь? Зачем?
- Может… Может потому, что ты хочешь мне помочь?
- В чём? Скажи, лично я этого не знаю…
- Придёт время, и ты всё узнаешь. Сейчас я просто не могу сказать тебе всего, что ты должен знать… Просто не могу…
- Тогда зачем? – он посмотрел на неё.
- Что зачем?
- Зачем эта встреча? Зачем я пришёл сюда, уходя от братьев, отца? Чтобы просто услышать вопрос «зачем»? Боже, Иллирия, ты не понимаешь смысла жизни… Неужели, у тебя никогда не было семьи?
- У меня есть отец, но он, наверное, меня уже забыл… Это как закон подлости…
Он не ответил.
- Ты мне друг? – спросила она неожиданно.
- Я тебе не враг, - он лаконично ушёл от ответа.
- Твои ответы-загадки начинают пугать меня, нельзя ли всё сказать просто и чётко: да или же нет…
- Нельзя…
- Почему?
- Для тебя жизнь – это лишь игра, шахматная партия, в которой есть проигравшие и выигравшие, и ты постоянно на стороне победителя, кем бы он не был: враг твой или же друг. Так зачем я буду раскрывать своё отношение к тебе, если выиграв, я получи твою поддержку? Ты ведь всё равно поступишь так, как подсказывает тебе твоя интуиция… Не правда ли?
- Ты был бы в праве осуждать мои поступки, если бы был мои другом… Так скажи мне это! И я буду прислушиваться к твоему мнению, как к велению своего сердца!
- Я не в праве тебе указывать!
- Я и не прошу от тебя этого…
- Конечно, ты этого требуешь.
- Смотри, - она указала на качели, пытаясь сменить тему разговора.
- Что на этот раз, Лира? – он посмотрел туда.
Возле столба лежала гитара. Вся её поверхность, сделанная из тёмного дерева, была покрыта лаком, от чего снежинки на ней не задерживались, а плавно скользили вниз; в свете заходящего солнца гитара блестела, манила, и так хотелось взять её. Лео встал и, взяв гитару, вернулся на скамейку. Пальцы машинально задели струны, на волю вырвались несколько нот. Она посмотрела на него: в глазах нетерпеливость, смешанная с какой-то радостью, и… нежность. Нежность, с которой девушка обычно смотрит на возлюбленного…
- Сыграй…
- Я очень давно не прикасался к гитаре…
- Прошу, сыграй, - Лира заглянула ему прямо в глаза.
Лео не моргнул, не отвернулся, он смотрел в её глаза и медленно тонул… Таких глаз он раньше не встречал. Казалось, что солнечные лучи подарили такое золото, блеск её глазам, чтобы, взглянув на них, сразу становилось тепло на душе. Он притянул гитару к себе и провёл рукой по струнам, словно проверял, не надо ли настраивать находку. Несколько раз прокашлявшись, Лео закрыл глаза и запел, сопровождаемый звуками, вырывающимися из гитары. Голос его звучал с некой хрипотцой, что придавало ему красоты. Чистый тенор, рвущийся наружу, словно манил куда-то, хотелось слушать и слушать его. Все мысли забывались, рушились все стены сознания, которые чётко предохраняли мозг от внешнего воздействия на душу. Девушка закрыла глаза и положила голову ему на плечо, волосы упали на куртку, которой он старательно закрывал панцирь.

Умоляю, ты меня прости!
Ошибался сотни раз!
Понимаю, всё не так уж просто,
Понимаю, опять пропал.
В глазах твоих тону,
Не знаю почему,
Но мир уже не тот,
Каким он был вчера.
Я сотни раз солгал,
Я сотни раз предал,
Вернуться бы назад –
Исправить всё я рад.
Но ты уже не примешь,
Тебя мне не вернуть.
И тают все надежды,
И в сердце вновь испуг…
Испуг, что потерял,
Я сотни лет назад.
Но вот тебя я встретил,
И сердце вновь зажглось,
Но вот тебя я встретил –
Помчалась гнусно ложь.
Хотел помчаться вдаль,
Чтоб позабыть упрёк,
Но сердце вновь со мной,
А значит и порок…
Боже, прости меня – солгал,
Прости меня – соврал.
Я – лжец, я – льстец,
Лгун и врун…


Леонардо напоследок ещё несколько раз задел струны, мелодия ещё какое-то время витала в воздухе. Иллирия смотрела не него уже несколько поражённо, будто не ожидала от него такого… Он молча отложил гитару, но, после малого раздумья, положил её к себе на колени, вспоминая о похожей красавице… Братья и даже учитель не знают, что там, в его комнате, под кроватью, тщательно спрятанной в чехле «живёт» гитара. Никто не знает, что он втайне научился на ней играть, что тихо, под прикрытием ходил учиться петь, что утром он сбегает, чтобы встретить солнце новой мелодией. Семья не знает, что он давно мечтал достать гитару из-под кровати и, выскочив в гостиную, наткнувшись на удивлённый взгляд мастера и ошарашенные лица братьев, начать петь. В каких-то своих мечтаниях Лео ходил с гитарой на перевес, забыв обо всем, просто наслаждаясь жизнью, кому-то пел серенады, мчался к кому-то на свидание, признавался в любви, раздаривал всем комплементы… Но тут же мечты рушились, лопались как мыльные пузыри… Лира сидела тихо, едва заметно вздымалась её грудь.
- Ты не должен скрывать свой талант, - почти прошептала она.
- Я должен и обязан, - ответил Леонардо сурово.
- Почему? – брови удивлённо изогнулись.
Лео встал и, бережно положив гитару на скамейку, повернулся к девушке лицом. Руки его поднялись к капюшону, и он медленно снял ткань с головы. Иллирия несколько минут смотрела на него, зрачки глаз её расширились, рот чуть приоткрылся, а губы задрожали. Она будто хотела что-то сказать ему, но не решалась, страшась, возможно, его суровости, которая легко читалась на его лице. Девушка, словно в каком-то трансе, поднялась и подошла к нему, одна рука её скользнула по щеке Лео, вторая, будто проверяя, что всё это не сон, бродила по его плечу, всякий раз натыкаясь на твёрдую плоть мышц. Он усмехнулся, впервые увидев такую реакцию, но с места не сдвинулся. Иллирия проглотила комок в горле, который мешал говорить, и робко начала:
- И давно ты… такой, - тихо, едва слышно.
- Давно. Каким себя помню, всегда был таким, - почти грубо, с равнодушием.
Она села на скамью.
- Я знал, что именно так и будет, потому не раскрывал тебе свою сущность. Теперь ты знаешь: я – монстр… - Леонардо развернулся и молча побрёл по дороге.
Иллирия взяла в руки гитару, которую пару мгновений назад держал Лео, и прижала её к груди. Теперь она уже понимала всё, понимала, что не ей хуже всего… Теперь она просто обязана рассказать ему и свой секрет. Но как? Как она его найдёт?
- Маскарад… Он мне всегда помогал, - она улыбнулась уголками губ.

***

На следующий день…

Утром Лео почувствовал невероятную боль где-то в области сердца, он понимал, что вчера слишком жестоко поступил с Иллирией, которая так трепетно относилась к их отношениям. Он даже начал подозревать, что у той никогда не было друзей… Не выдержав столь быстро нахлынувших чувств, Лео набросил на плечи куртку и вновь побрёл в больницу. Он шёл по знакомым улицам уже который раз, но постоянно рассматривал витрины магазинов, будто искал там себя. Под ноги попала пустая консервная банка, нога машинально пнула её; на него кто-то обернулся, но он словно и не заметил этих назойливых взглядов. Лео стал заворачивать за угол, как чья-то фигура наткнулась на него и с шумом шмякнулась прямо на горемычного Ромео. Дама устало села на бордюр и взглянула на него, Лео приметил её белоснежно-серебристые волосы и просто-таки не реально длинные ресницы, которыми она поминутно взмахивала, будто пытаясь пококетничать с ним. Он вздохнул и начал собирать рассыпанные вещи в сумочку, девушка опомнилась и тоже принялась за дело. Как-то хищно взглянув на него, она положила ему небольшую записочку в карман, побросав оставшиеся вещи, поднялась и настолько быстро, насколько позволяли её дрожащие шпильки, скрылась за поворотом. Ничего не понимая, Леонардо пошёл дальше. Дорожку к больнице кто-то заботливо посыпал солью, и ноги совсем не скользили по насыпи. Если бы это сделали вчера… Но не стоит заглядывать в прошлое, оно уже прошло, и изменить его уже нельзя. На вахте кто-то сидел, Лео подошёл и прокашлялся. Женщина подняла голову и посмотрела на него испытывающим взглядом: лет ей было около пятидесяти, но она упорно желала выглядеть на тридцать, что ей явно не удавалось.
- Простите, где Диана?
- Хто? – удивилась женщина.
- Диана. Медсестра, которая присматривала за девушкой из палаты 58, - он уже начал жалеть, что спросил.
- А! Так тебе Дианка что ли нужна?
Лео, пытаясь сдержать себя, лишь согласно кивнул.
- Она тама… - вахтёрша неопределённо махнула рукой на лестницу. – Чаёвничает. Работать надо! А она… Плоха девка! Ох, плоха… Ты лучше не связывайся, добра не наживёшь с ней! Дианка всем несчастье приносит…
- Я вас не спрашиваю о том, о чём вы тут сплетничаете. Я просто хочу найти её, вот и всё, - он буквально говорил по слогам, словно пытаясь втолковать суть своего прихода.
Бабёнка вылупила не него напомаженные глазища.
- Так где она?
- Где, где… Вот заладил! Я тебе не справочное бюро! Надо Дианку – ищи сам! Я тебе в помощников не навязывалась…
- Я вас и не звал, - мило улыбнулся он.
Развернувшись, Лео быстрым шагом пошёл к лестнице. Едва ли не прыжками он шёл по ступенькам, перепрыгивая одну за другой. Диану он нашёл в палате: она складывала простыни и собирала в небольшой чемоданчик баночки и тюбики, которые толпились на тумбочке. Он схватил её за запястье и развернул лицом к себе. Девушка невинно взмахнула ресницами.
- Ну?
- Вы слишком поздно пришли, Леонардо, - она гордо выдержала его нахальный взгляд. – Её выписали вчера вечером…
- Что? – он слегка ослабил хватку, но руку её не отпускал.
- Да, да! Вы не ослышались! Её выписали в восемь вечера и предложили остаться в клинике на ночь, но она отказалась. Иллирия спешно собрала вещи и скрылась. Даже вот это оставила…
Девушка неведомым образом вытащила свою руку и, подняв с пола книгу, бухнула её прямо перед Лео, который под властью какой-то силы безвольно упал в кресло.
- Прошу покинуть помещение!
Он взял книгу и без лишних вопросов направился к двери.
- И ещё, - он обернулся на голос. – Больше не приходите сюда и не надейтесь, что она придёт. Она решила вычеркнуть вас из своей жизни, раз оставила книгу, с которой едва ли не спала…
- Хорошо! Я больше вас своим присутствием не побеспокою.
Молчание. Ни он, ни она не сдвинулись с места.
- Надеюсь, что больше мы не увидимся…
- А я надеюсь в обратном…
С гордо поднятой головой, с прямой спиной он покинул палату. Девушка забралась на подоконник и открыла окно. Порыв ветра сдул с неё шапочку, и на плечи красивыми завитками упали несколько локонов.

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#13  Сообщение Пн 04 май 2009 11:31 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 19 ноя 2008 11:35
На счету: 60.00 баллов

Сообщения: 344
Откуда: Мир сошедших с ума)))
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Мф хем хем тааааааааааааааааааак кое что начинаю понимать... или наоборот больше запутываться.... немое ????
Цитата:
Братья и даже учитель не знают, что там, в его комнате, под кроватью, тщательно спрятанной в чехле «живёт» гитара. Никто не знает, что он втайне научился на ней играть, что тихо, под прикрытием ходил учиться петь, что утром он сбегает, чтобы встретить солнце новой мелодией.

:shock: :shock: :shock: Лео??? На гитаре ??? ААааааа *убежала за автографом* Крутоооо!!!
Мня мня *проглотила очередную порцию фика* Исчо хачччу!

_________________
TMNT Навсегда!
И да пребудет со мной Рафаэль!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#14  Сообщение Вс 17 май 2009 14:47 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 12 июл 2008 11:50
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 290
Откуда: Планета Дождя
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Алексия
Спасиб, Надин))
Цитата:
Мф хем хем тааааааааааааааааааак кое что начинаю понимать... или наоборот больше запутываться.... немое ????

Интрига знает своё дело :twisted:
Цитата:
Мня мня *проглотила очередную порцию фика* Исчо хачччу!

А вот с этим проблемка :( У меня сейчас соврешенно нет времени, а за час не состряпаешь и 1/6 главы, так что придётся ждать лета((

_________________
Ищу смысл жизни... Найду и перепрячу!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 
#15  Сообщение Ср 03 июн 2009 13:53 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 19 апр 2009 12:12
На счету: 63.00 баллов

Сообщения: 548
Откуда: Планета "Земля"
Благодарил (а): 8 раз.
Поблагодарили: 17 раз.
Так всё красиво описала .МОЛОДЕЦ!!!!!!!
Надо же ЛЕО :leo:играет на гитаре это просто ЗДОРОВО!
Жаль,что мы не слышим как он поёт.
Хочется продолжения. ПОЖАЛУЙСТА напиши поскорей.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Серия 3. Сыновья эры Тишины (Sons of the Silent Age)

в форуме Четвёртый сезон

orlyana

1

1413

Ср 23 янв 2013 18:00

Агент Джон Бишоп Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: