Текущее время: Пн 05 дек 2016 17:35

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 68 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
#16  Сообщение Пн 01 окт 2012 7:48 
настоящий «невидимка»
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 02 мар 2010 20:03
На счету: 96.00 баллов

Сообщения: 1461
Благодарил (а): 4 раз.
Поблагодарили: 30 раз.
Имя: Виктория
Здорово)) Ты отлично передаешь сущность Бибопа и Рокстеди (особенно их коронное "босс"). Еще мне нравится, как ты выписываешь характеры черепашек. Про Эйприла и Шреддера уже и сказать нечего)
Не прочитать это просто невозможно. Я очень довольна :D

_________________
XXX: Я ужасная крёстная...
YYY: Не неси чушь. И вообще, будешь делать себе такую рекламу - не возьму тебя в крёстные своим детям.
YYY: Блин, мне нужно много детей...
YYY: У меня очень много сестёр...


За это сообщение автора ВиКа поблагодарил:
Даниэла Крис (Вт 02 окт 2012 6:19)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#17  Сообщение Пн 01 окт 2012 19:24 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Никогда не были интересны Бибоп и Рокстеди. Чтобы я ими заинтересовалась, должен был случиться конец света. И поди ж ты! Случился! Отдельное спасибо за конец света! :)

_________________
Изображение


За это сообщение автора бурая медведица поблагодарил:
Даниэла Крис (Вт 02 окт 2012 6:19)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#18  Сообщение Ср 03 окт 2012 0:23 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
***

Тепло. Тепло окружало Эйприл со всех сторон, давая приятное чувство защищенности. Солнечные лучи мягко щекотали щеку, тепло согревало ладони, плечи, спину.

- М-м-м...

Девушка поерзала во сне, пытаясь устроиться поудобнее. Что-то мешало. Одеяло слишком тяжелое, что ли... Веки Эйприл задрожали, постепенно впуская в сознание реальность. Подушки нет. Наверное, опять свалилась с дивана... Эйприл снова пошевелилась. Лоб щекотали волосы, выставленные вперед ладони упирались в нечто упругое и жесткое, слишком жесткое для спинки дивана. А еще диван пах не диваном, а чем-то знакомым, сладковато-соленым.

А еще диван мерно шевелился.

С трудом приподняв веки, Эйприл уткнулась сонным взглядом в нечто темно-серое. А через секунду широко распахнула глаза, едва успев подавить вскрик.

Это вообще не диван!

Она лежала на ковре, свернувшись калачиком на боку и прижавшись ладонями и лбом к широкой груди Шредера, а тот безмятежно посапывал во сне, расслабленно обнимая девушку за плечи. Отдернув одну руку, Эйприл в отчаянии прикусила пальцы.

Да как же так могло получиться?!!

Девушка лихорадочно прокручивала в голове события прошлого вечера. Поцелуй. Ссора, попытки Шредера уйти, потом он заснул. Потом - черепашки... Пришли, поделились энергией с раненым и ушли. А она сидела рядом, думая о своем. Сидела... сидела... и, выходит, просто заснула от переутомления! Прямо рядом с ним!

Снова упершись ладонями в грудь Шредера, Эйприл попыталась отодвинуться; недовольно заворчав во сне, самурай пошевелил рукой, наоборот, прижав журналистку ближе к себе. Девушка снова замерла, сердце бешено колотилось. Только собственные руки не давали ей вплотную прижаться к Шредеру, но лицо все равно уткнулось ему в грудь.

Эйприл опять замерла, успокаивая дыхание и стараясь мыслить хладнокровно.

Вырваться из хватки Шредера нечего было и думать. Не хватит сил, а если перестараться - можно снова довести его до болевого шока. Нужно разбудить японца, чтобы сам отпустил. А если не захочет? Если обнял не бессознательно? Что тогда? Эйприл вдруг почувствовала себя очень маленькой и бессильной. Да и сложно было чувствовать себя иначе, будучи прижатой к огромному тяжелому телу.

Журналистка сдавленно вздохнула. Шредер пах потом и кровью, но, как ни странно, это не отталкивало. Расслабив ладони, Эйприл уловила слева едва ощутимое биение.

Так удивительно.

Тонкие пальцы прижались плотнее, стараясь четче уловить мерный стук. Происходящее укладывалось в голове с трудом. Эйприл привыкла считать Шредера опасным, бесчеловечным противником, и чувствовать под пальцами биение его сердца было... более чем необычно. Нет, никакого скрытого смысла. Просто нечеловечески сильный злодей в маске всегда напоминал скорее робота, чем живого человека.

Японец вздохнул во сне и немного расслабил руку.

Эйприл отняла пальцы, провела ладонью чуть дальше, чтобы потормошить за бок. Только вот с какой стороны у него сломаны рёбра? Наверное, слева, иначе он не спал бы на правом боку. Передумав, девушка легонько толкнула самурая коленом в бедро.

- Эй. Шредер.

Еле слышно заворчал, но не проснулся. Эйприл толкнула сильнее.

- Шредер, проснись.

- Моу гофун, окаа-сама*, - хрипло пробормотал Шредер. Его грудная клетка так вибрировала от низкого голоса, что Эйприл вздрогнула от неожиданности. - Ох...

Самурай зашевелился; затем замер, ощупывая спину Эйприл. Немного отодвинувшись, Шредер с удивлением уставился на журналистку - впрочем, не убирая руки.

- Мисс О'Нил?

Девушка нахмурилась и дернула плечом, пытаясь освободиться.

- Надо же, узнал наконец, - буркнула Эйприл. - Пусти меня!

В сонных черных глазах отразилось непонимание.

- А как вы здесь оказались?

- Это тебя надо спросить... Шредер! - Эйприл буквально выплюнула имя. Ей никогда не приходило в голову метких прозвищ вроде тех, которыми награждали японца черепашки. Приходилось выражать недовольство интонациями. Журналистка сопроводила свои слова пинком в колено. - А ну отпусти меня!

Помолчав, Шредер все-таки убрал руку. Эйприл вскочила, отряхивая комбинезон; взгляд японца неотрывно следовал за ней.

В комнате было гораздо прохладнее, чем казалось. А вдруг она сама замерзла во сне и прижалась к очутившемуся рядом теплому предмету? Щеки Эйприл вспыхнули, и девушка с негодованием уставилась на гостя, зябко обхватив себя за плечи руками.

- Это все от переутомления, - буркнула Эйприл, оправдываясь. Шредер кивнул без тени улыбки в глазах.

- Я так и понял.

- Ах ты!.. - журналистка с трудом подавила желание швырнуть чем-нибудь в эту равнодушную рожу. Главным образом потому, что даже изо всех сил прислушавшись к собственным ощущениям, Эйприл не находила отвращения. Шредер восстановил достаточно энергии и был по-знакомому теплым, прикасаться к нему не было противно, и даже запах казался каким-то родным. Но если вдуматься! Заснуть в обнимку со злейшим врагом, опасным, коварным, да еще и грязным!

Эйприл хотелось провалиться сквозь землю или раствориться в воздухе, чтобы сбежать от чувства стыда. Как назло, Шредер продолжал смотреть так пристально, словно улавливал все мысли девушки и чуть ли не смеялся над ними.

"Чепуха, - одернула себя Эйприл. - Никто не умеет читать мысли. А ну успокойся!"

- Сесть сможешь? - проворчала она. Шредер кивнул и приподнялся, опираясь руками. - Тогда садись и снимай рубашку. Она вся в крови перемазана.

Брови в прорези маски удивленно поползли вверх; Шредер опустил голову, скосил глаза, разглядывая засохшие бурые дорожки на ткани. Конечно, с "вся перемазана" Эйприл преувеличила, но помыть или хотя бы обтереть Шредера однозначно следовало. Может, тогда будет не так стыдно за странное желание быть как можно ближе.

"Боже, помыть Шредера, - безнадежно подумала Эйприл, - и что я только делаю..."

Журналистка снова себя одернула. Вообще-то это элементы ухода за раненым. Наоборот, нужно стыдиться, что не сделала этого раньше, не оказала человеку помощь. А если бы раны начали гноиться? С такими благородными и серьезными мыслями Эйприл набрала в тазик теплой воды, захватила губку и полотенце и вернулась к Шредеру.

Он все так же сидел на ковре, опираясь локтем о диван и тяжело дыша, словно после пробежки. Эйприл моргнула, пытаясь понять, что изменилось. Шлем. Шлем стоял на диване, весело поблескивая в лучах утреннего солнца. Там же валялась маска и наплечники. Все это было Шредером, таким, каким его все привыкли видеть. Но человек, сидевший на полу, был Эйприл незнаком. Глаза Шредера, брови Шредера. Уже знакомые, но все еще непривычные мягкие губы, широкий, с округлыми контурами нос, острые края ямочки под ним, ложбинка на подбородке. Теперь к этому добавились уши и короткие, кое-где слипшиеся от крови черные волосы. Все по отдельности было узнаваемо, но в единый образ складываться не желало.

- Помоги мне снять рубашку, - произнес человек знакомым низким голосом, в котором перекатывались камешки хрипотцы.

Эйприл снова моргнула, все так же неподвижно стоя с тазиком в руках. Человек опустил глаза на тазик, невесело улыбнулся.

- Ищете Шредера, мисс О'Нил? - смуглая рука указала на сложенные в сторонке доспехи. - Вы не ошиблись, вот он. А я больше известен... был известен как Ороку Саки.

Эйприл выдохнула. Да, так понятнее. Как и рассказывал Сплинтер. Ороку Саки стал Шредером в тот момент, когда надел доспехи... Девушка приблизилась и опустила тазик на ковер. Саки не шевелился.

- Это так странно... Ороку Саки, - пробормотала Эйприл, развязывая пояс и подтягивая тунику японца вверх. Тот приподнял руки.

- Ну уж простите, через шлем снять рубашку проблематично, - буркнул он. - Я бы тоже предпочел оставаться Шредером. Но раз уж так вышло... называйте меня просто Саки.

Эйприл осторожно, стараясь не давить на ребра Шредера, тянула ткань вверх, попутно лихорадочно вспоминая все, что знала о японских именах. Кажется, сперва должна идти фамилия, потом имя. Значит, Саки - это имя...

- Эйприл.

- Что? - Самурай приподнял голову.

- Зови меня просто Эйприл, - повторила девушка. Освободить голову и руки раненого из одежды было уже делом плевым. - И прекрати мне "выкать", все равно все время на "ты" срываешься.

Саки со вздохом опустил руки. Эйприл уселась на ковер перед его лицом, обмакнула губку в тазик и нерешительно замерла. Не то чтобы она забыла курсы первой помощи, нет. Что-то другое мешало воспринимать происходящее отстраненно.

Осторожно сжав теплую ладонь японца, Эйприл принялась протирать губкой предплечье. Деловито насупилась, краем глаза уловив легкую улыбку на лице Саки. На щеках разгорался предательский румянец. Черт, ну почему все так складывается? Почему ее друзья - малолетние мутанты, способные наполнить жизнь приключениями, но не смыслом? И почему единственным, кто спас ее от одиночества, оказался заклятый враг? Почему он ей доверяет, почему позволил звать себя настоящим именем?.. Почти злобно швырнув губку в тазик (взметнувшиеся брызги сверкнули на солнце, как искры), Эйприл энергично растерла руку Саки полотенцем.

- Скажи лучше вот что, - пробурчала журналистка, удивляясь собственному тону. Губка заскользила по второй руке. - Зачем ты согласился отдать Крэнгу свою энергию?

- Я согласился? - Саки поднял брови. - Я разве такое говорил?

- Тогда что произошло?

Саки помолчал, глядя, как колышутся кончики волос Эйприл.

- У него был гениальный план: использовать мою энергию в качестве топлива для Технодрома. Кажется, я это уже говорил. - Японец вытянул руку чуть вперед, ближе к Эйприл. - Только он забыл спросить об этом меня. Поставил перед фактом и забрал энергию силой. И, в отличие от черепах, Крэнг не заморачивался сооружением аппликаторов, - Саки невесело усмехнулся. - Проще было воткнуть в меня иголки и откачивать энергию напрямую.

Эйприл вздрогнула.

- Так вот откуда твои раны, - пробормотала она, придвинувшись ближе. Мокрая губка осторожно коснулась ямки над ключицей самурая.

- Раны ерундовые, - Саки пожал плечами. - От твоей зеленки они уже считай что и зажили. Ребра тоже через пару дней срастутся окончательно. Дело не в этом... - Японец стиснул кулак. - Я многое прощал Крэнгу, потому что обязан ему жизнью... в некотором смысле. Но теперь ничто не мешает мне стереть этого мозгляка в порошок.

Саки внезапно улыбнулся, прикрыл глаза и глубоко вздохнул.

- М-м-м... Продолжай.

Девушка моргнула и перевела взгляд на собственную руку, которая механически скользила по груди Шредера. Румянец на щеках Эйприл вспыхнул ярче, взгляд уткнулся в пол, и вместо того, чтобы выполнить слова Саки, она побыстрее протерла живот, наспех просушила полотенцем и перебралась за спину.

- Ну вот, - разочарованно вздохнул японец. Эйприл нахмурилась.

На спину Шредера можно было смотреть не скрываясь и не смущаясь под пристальным заинтересованным взглядом; проведя пару раз губкой по широким плечам, девушка заметила неровный узор из шрамов.

- Отчего это? - тонкий пальчик дотронулся до округлого белесого пятна. Как звезда - круг, а от него лучики в разные стороны.

- Бластер, - отозвался Саки. - По-моему, Бибопа. Черепахи отразили его и потом долго радовались, что поджарили мне зад.

Эйприл вздрогнула. Она привыкла радоваться победам черепашек, смеяться над нелепыми поражениями Шредера. А вот она, цена таких поражений...

- А этот?

- Осколок бутылки со свалки. Гноилось будь здоров. Я тогда, кажется, неделю с лихорадкой валялся.

Журналистка прикрыла глаза, борясь с подступающей дурнотой. "Что-то давно Шредоголового не видно, небось боится высунуться?" Каждый раз, стоило Шредеру надолго пропасть, кто-нибудь произносил эту фразу - и все дружно над ней смеялись. И она тоже! Кто бы мог подумать? У черепах ведь прочная чешуя, им сложно нанести рану...

- А это? - Эйприл провела пальцем по длинной полосе, похожей на застежку-молнию. Словно кожу разрезали идеально отточенным скальпелем, а потом грубовато зашили. - Тоже черепахи?

"Неужели Леонардо катаной..."

- Нет.

Голос Саки изменился, стал еще ниже. Вместо рычащих ноток - непривычная глухота.

- Это неважно. Продолжай вытирать.

Эйприл сглотнула и послушно провела губкой по смуглой коже. Что же это за враг, о котором Саки не хочет говорить? Наверное, пострашнее черепашек. Может, Сплинтер? Ороку Саки и Хамато Йоши давние заклятые враги, у Шредера наверняка свои причины для ненависти... Но тон японца был настолько суровым, что журналистка не решилась спросить.

- Прости, - прошептала она. - Я не думала, что... что все настолько серьезно. Что черепахи...

- Да черт с ними, - вздохнул Саки и повернулся, глядя на Эйприл. В черных глазах отражалась бесконечная, бездонная тоска. - Сейчас главный мой враг - Крэнг. Сначала я разберусь с ним.

Журналистка дрожащей рукой дотронулась до щеки японца. Хотелось как-то помочь, успокоить его боль. Может, потому он и творил зло - искал избавления от собственных ран, не только внешних, но и внутренних? Может, если вылечить эти раны, Шредер больше не будет врагом?

Голос разума, постоянно нашептывавший, что все неправильно, все - ошибка, замолчал. Эйприл потянулась ближе, еще ближе, пока не коснулась губами губ Саки - чтобы забрать боль и вдохнуть надежду.


* (яп.) "еще пять минут, мамочка"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#19  Сообщение Ср 03 окт 2012 12:25 
элитный ниндзя
Аватар пользователя
В сети

Зарегистрирован: Вт 24 янв 2012 12:44
На счету: 1,340.60 баллов

Сообщения: 895
Откуда: Россия. Красноярск
Благодарил (а): 204 раз.
Поблагодарили: 217 раз.
Имя: Миято
Skype: coshca131
<3
ааах^^
Какая прелесть))))))

_________________
Тот, кто знает врага и знает себя, не окажется в опасности и в ста сражениях.
Тот, кто не знает врага, но знает себя, будет то побеждать, то проигрывать.
Тот, кто не знает ни врага, ни себя, неизбежно будет разбит в каждом сражении. (Сунь Цзы. "Искусство войны")


За это сообщение автора Миято поблагодарил:
Даниэла Крис (Пт 05 окт 2012 1:53)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#20  Сообщение Ср 24 окт 2012 15:13 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
***

Донателло хмуро наблюдал за серой рябью на экране комлинка. Гудок, еще гудок. Да что же такое...

Леонардо уже пытался связаться с Эйприл - почти сразу после стычки с Бибопом и Рокстеди. Девушка невнятно пробормотала что-то вроде "угу, я сплю" и положила трубку. Беспокоить снова черепашки не стали - Эйприл действительно нужно выспаться, пока Шредер не пришел в себя. Переутомление, нервы - представить только, опаснейший враг в доме! Но уже давно рассвело. Неужели до сих пор спит?

Черепашки сидели на полу в комнате учителя Сплинтера, расположившись полукругом. Донателло, взявший на себя работу радиста - чуть в стороне. Взоры братьев были устремлены на сенсея. Леонардо уже говорил с ним наедине - практически сразу по возвращении. Пару раз позвонил Эйприл, услышал сонный ответ и на всю ночь пропал в комнате Сплинтера. Теперь же настало время для общего совета.

- Бибоп и Рокстеди... - задумчиво произнес старый грызун, потирая щетинистый подбородок. - И вы говорите, к этому причастен Крэнг.

- Да, учитель, - кивнул Леонардо. Сплинтер покачал головой.

- Это все странно. Даже если Шредер сам согласился на донорство энергии... - Изо рта крысы вырвался вздох. - Что-то пошло не так. Крэнг не стал бы настолько ослаблять союзника. И раны...

- Думаете, поэтому он не пытается сбежать? - предположил Микеланджело. Даже на совете младший не мог удержаться - прихватил с собой кусочек пиццы и откусывал понемногу, стараясь не чавкать. Учитель то ли не возражал, то ли не замечал, то ли упорно делал вид, что не замечает.

- Скорее он не пытается сбежать потому, что не может ходить, - хохотнул Рафаэль.

- Он бы давно уже выдал свое местонахождение Бибопу и Рокстеди, - вмешался изобретатель, не отрывая недовольного взгляда от передатчика. - Хоть через любительский радиоприемник. А они понятия не имеют, где "босс".

- Донателло прав. - Грызун медленно опустил голову в знак согласия. - Я уже говорил, что Шредер сейчас не так зациклен на вражде со мной, как обычно. У него новый враг - как и у нас. Но даже если это не так, нельзя дать Крэнгу добраться до Шредера. Ты поступил правильно, Леонардо, попытавшись заманить Бибопа и Рокстеди в ловушку. Но теперь нужно быть настороже. Они обязательно придут за нами, считая, что мы держим Шредера в заложниках.

- Это не страшно, учитель. Главное, чтобы эти болваны не сунулись к Эйприл, - проговорил лидер. - Она очень устала и вряд ли сможет вовремя заметить неладное и сбежать. Или вызвать нас.

- Или ответить, - буркнул Рафаэль. Передатчик в руке Донателло бибикнул.

- Да, ребята? - искаженный радиопомехами голос Эйприл звучал несколько растерянно. - Что-то случилось?

- Эйприл!

Черепахи сгрудились вокруг передатчика. С виду все было в порядке, сон явно пошел журналистке на пользу - на щеках появился румянец, в глазах - воодушевленный блеск, порозовели губы. В последние дни Эйприл немного осунулась от бессонных ночей и переживаний. Сегодня же все как рукой сняло.

- Хорошо, что ты наконец отдохнула, Эйприл, - улыбнулся Донателло. - Помнишь, о чем мы говорили тебе ночью?

Девушка недоумевающе поморгала.

- На нас напали Бибоп и Рокстеди... - напомнил Микеланджело. Эйприл всплеснула руками; из передатчика раздалось невнятное приглушенное бурчание, явно не принадлежавшее журналистке. Как будто бурчал кто-то за ее спиной.

- Боже мой! Я так устала, что совсем не помню! - ахнула девушка. - Вы целы?

- Целы. Эйприл, нам нужно поговорить наедине, - с нажимом произнес Леонардо. На миниатюрном экранчике было видно, как Эйприл нахмурилась, обернулась. Фон качнулся, уплыл куда-то вниз - похоже, девушка встала и вышла из комнаты. Рафаэль, смотревший за спину Эйприл, резко сдвинул брови.

Изображение мелькнуло лишь на секунду, но этого было достаточно. Сложенные на диване доспехи - и полуобнаженный мужчина, неподвижно сидящий на полу. Шредер без брони и оружия - это хорошо. Не так опасен и хуже защищен. Но почему без одежды? И почему Эйприл так странно смущена? Вояка скрипнул зубами. Не хотелось допускать мысли о предательстве Эйприл, но разум, как назло, укладывал увиденное в один ряд со вчерашними событиями, когда журналистка забыла сообщить добытую информацию. Неужели черепах водят за нос?

Оглянувшись на братьев, Рафаэль застыл от удивления. Похоже, они тоже заметили полуголого Шредера, но отнеслись к этому далеко не так серьезно. Микеланджело откровенно хихикал в перемазанный соусом кулачок, Леонардо с трудом сдерживал улыбку. Изобретатель и вовсе не отреагировал - видимо, счел отсутствие одежды необходимым. Только вот Рафаэлю разделять такое отношение решительно не хотелось.

- Я одна. - Лицо Эйприл теперь было в тени, голос перешел в полушепот. - Что такое?

- Эйприл, тебе нужно быть осторожнее, - произнес лидер. - Мы намекнули Бибопу и Рокстеди, что держим Шредера в заложниках. Надеюсь, они будут искать наше логово, но могут прийти и к тебе. Будь начеку. Мы постараемся дежурить возле твоего дома по очереди, когда ты будешь спать.

Девушка растерянно сморщила брови, взгляд блуждал. Братья легко могли угадать ее мысли не спрашивая. Что делать, как успеть заметить врага, что, если Шредер придет в себя полностью и поможет своим приспешникам... Три пары круглых карих глаз сочувственно смотрели на миниатюрный экранчик. Только Рафаэль продолжал непроизвольно скалиться и сжимать кулаки.

Оглянувшись, Эйприл шепнула:

- Хорошо. Я кое-что выяснила. Шредер отдал энергию Крэнгу не добровольно. Крэнг напал на него и забрал энергию силой. Они больше не союзники!

"Конечно, это повод так с ним возиться", - мрачно подумал Рафаэль.

- Хм-м... - произнес Сплинтер. Черепахи дружно подняли головы. Мохнатые веки крысы были опущены, нос приподнят, словно учитель прислушивался к чему-то, известному ему одному. - Как я и предвидел. Ороку Саки больше нам не враг. - Подняв веки, грызун взглянул черными бусинками глаз на передатчик. - Эйприл, Саки тебе доверяет... Это стоит использовать. Попробуй убедить его забыть вражду и встать на нашу сторону. Это будет нелегко, но так мы сможем победить Крэнга.

- Шредер был рядом с ним много лет и хорошо знает слабые и сильные стороны, - задумчиво произнес Донателло. - Учитель, как всегда, прав. Эйприл, ты попробуешь?

Лицо журналистки посветлело. Словно ей самой хотелось примирить Шредера с черепашками.

- Конечно, ребята! - весело произнесла Эйприл. - Я постараюсь!

Мигнув, экран отключился. Микеланджело фыркнул, сдавленно хихикнул в кулак, а затем, не сдержавшись, расхохотался.

- Вы видели Шредоголового? - простонал он, опрокинувшись на панцирь. - Нет, ну вы видели?!

- Видел, - хихикнул Леонардо. Лидер изо всех сил старался быть серьезным, но Майки смеялся очень уж заразительно! Да и ситуации в любом случае требовалась разрядка. Можно с ума сойти, если воспринимать все серьезно. Чем нелепее и смешнее кажется Шредер, тем легче найти в себе силы победить его - это верное правило черепашки подметили еще давным-давно, во время первых поединков с шайкой Крэнга.

- Помыться ему не мешает, - безразлично заметил Донателло, откладывая передатчик. - У людей не такой крепкий иммунитет, если грязь попадет в рану, могут начаться осложнения.

- Да уж! Надеюсь, Эйприл не упала в обморок от газовой атаки, когда он снял рубашку, - прохохотал Микеланджело, не поднимаясь с пола. - А уж если ему ноги надо будет помыть... У-у, я ей не завидую!

Рафаэль резко выдохнул, пытаясь успокоиться и прогнать из головы противное, жгучее чувство. Да, пожалуй, братья правы. Это просто необходимость. Иначе действительно какая-нибудь гадость попадет в рану и Шредер заболеет - хотя, честное слово, вояка был бы этому только рад. Лишь бы только мерзкий тип с железной мордой не набрал силы и не повредил никому.

- Микеланджело! - строго одернул Сплинтер. Младший притих и приподнялся на локтях, виновато глядя на учителя; Леонардо тоже подавил улыбку. - Донателло прав. Мы не можем отправить Шредера в больницу - без него нам не справиться с Крэнгом. А значит, нужно позаботиться, чтобы его раны зажили хорошо.

Рафаэль опустил глаза, верхняя губа невольно поднялась в злобном оскале. Молчать дальше было невыносимо.

- Учитель, - произнес черепаха вполголоса. - Я не доверяю Шредеру. Здесь что-то не так. Эйприл заботится о нем больше, чем о нашем задании. Не сразу сообщает новости, не отвечает на вызовы, переживает, чтобы ему не повредили... Мне это не нравится!

- Думаешь, у нее синдром Флоренс Найтингейл? - задумчиво проговорил Донателло. Сплинтер вздохнул и покачал головой. - Когда сестры милосердия испытывают симпатию к раненым?

- Мне бы очень хотелось так не думать, - процедил Рафаэль.

Микеланджело смотрел на брата с нескрываемым страхом.

- Чувак, ты считаешь, они, э...

- Я не знаю! - воскликнул Рафаэль в отчаянии. - Я не хочу об этом думать. Я боюсь, что Шредер воспользуется этой... симпатией. Согласится сражаться на нашей стороне, а сам подставит и нас, и Эйприл! Что тогда?

Старый грызун положил жилистую лапу на плечо вояки. От ладони Сплинтера даже сквозь толстую черепашью кожу растекалось приятное, успокаивающее тепло. Напряженные мышцы сами собой расслабились и обмякли, позволяя ровнее дышать. И жгучие тиски на висках постепенно разжались.

- Всегда есть вероятность, что что-то пойдет не так, - примирительно произнес учитель. - Помни, что и ты сам можешь ошибиться. Шредер не причинит нам непоправимого вреда, как и раньше. Ему нет смысла нас убивать. А когда он сражается не насмерть, вы всегда побеждаете.

- Насмерть? - Леонардо потер подбородок. - Учитель, разве так бывает? По-моему, Шредер всегда бежит от драки и в крайнем случае оставляет своих врагов на верную гибель. Но не пытается убить сам.

Сплинтер вздохнул; в темных глазах грызуна отразилась необыкновенная грусть.

- Не пытается. Без веских причин.

***

Саки рассеянно слушал доносившиеся из ванной обрывки шепота. Неразборчивые, конечно, но и черт с ними - и так понятно, что расспрашивала про Крэнга Эйприл не из спортивного интереса. И не из крайней заботы... Вздохнув, японец прикрыл глаза. Какой же он все-таки доверчивый. Вырос, научился бить, калечить и убивать, хитрить и подставлять, пережил собственную смерть, но все еще верит в чудеса.

А чудес не бывает, Саки-тян. Может быть, Эйприл не сопротивляется, не вырывается, не пытается сбежать или прогнать его. Но на первом месте для нее были и остаются черепахи. И так всегда!

Густые черные брови резко сдвинулись к переносице, рот скривился в оскале.

"Нет, нет. Только не сейчас..."

В такие моменты побороть вспышки гнева решительно не получалось. Горячая волна ударяла в голову, течение крови бешено ускорялось, до дрожи в руках. Саки скрипнул зубами; с каждым доносившимся обрывком слова ярость толчками поднималась все выше и выше, сдавливая грудь и сбивая дыхание. Пальцы вцепились в ковер.

- Эти проклятые черепахи! - рыкнул Саки. Тяжелый кулак взметнулся вверх и обрушился на край тазика; тот с грохотом опрокинулся, Шредера, диван и ковер окатило водой, губка шлепнулась на лицо. В ярости схватив губку, Саки разорвал ее надвое и швырнул обрывки в разные стороны. - Грррр!

- Ты что делаешь?!

Тяжело дыша сквозь стиснутые зубы, Саки поднял глаза. Эйприл стояла в дверном проеме, руки прижаты к лицу, в широко распахнутых глазах - ужас. Японец судорожно выдохнул.

- С ума сошел, что ли?! - Девушка шагнула ближе. Саки вскинул руку.

- Не подходи!

Рычащие нотки в голосе самурая заставили Эйприл застыть. Смуглая рука медленно опустилась, пальцы вцепились в мокрый ковер. Саки тяжело, шумно дышал, грудь ходила ходуном, но все-таки понемногу ритм выравнивался. Японец прикрыл глаза.

- Эй, Шре... Саки. Ты в порядке?..

Гладкие веки медленно поднялись. Волна ярости прошла, оставив за собой усталость и безразличие. Саки расслабил плечи.

- Теперь да.

Покачав головой, Эйприл прошла к стене, противоположной той, где стоял диван, недовольно взглянула на мокрое пятно и нагнулась, поднимая кусок губки.

- Чем тебе губка-то не угодила?

Велико было желание огрызнуться, а то и покрыть матом. Будь рядом Бибоп, Рокстеди, Крэнг или черепахи, Шредер бы так и сделал - как делал обычно. Но наедине с Эйприл что-то его останавливало. Не то боязнь навредить, не то само ее присутствие... Самурай выдохнул.

- Неважно. Уже неважно. - Моргнув, Саки сфокусировал взгляд и уставился на мокрое пятно на ковре. Штаны и волосы на голове тоже промокли насквозь, капли воды стекали по плечам и груди, собираясь в струйки в ложбинках между мускулами.

- Давай так. - Выжав губку в таз, журналистка промакнула ею ковер. - Я рада, что к тебе возвращаются силы. Но это не значит, что можно крушить мой дом! Тебе понятно? - Зеленые глаза сердито взглянули на Саки.

- Понятно, - буркнул японец. Извиняться или объясняться желания не было. И так слишком много жалостливых взглядов, виноватых слов, показного сочувствия и участия - в то время как душой она предана черепахам. Но и сердиться на Эйприл тоже не выходило.

- Ну вот посмотри, что ты наделал, - приговаривала девушка. Саки рассеянно наблюдал, как, опустившись на четвереньки, Эйприл сосредоточенно пытается оттереть от ковра влагу, как колышутся в такт движениям рыжие волосы. - Не лежать же тебе на мокром ковре теперь? Да и сам весь мокрый! Ты сможешь встать? Я одна не смогу переложить тебя на сухое.

Саки оперся рукой о диван, развернулся спиной, чтобы подставить вторую руку, отодвинул в сторону доспехи. Перебраться на сиденье оказалось уже не так сложно. Правда, диван тут же промок; Саки приподнял ступню, в ботинках хлюпала вода.

- У тебя есть большой халат? - безнадежно спросил японец. Оставаться в мокрых штанах - не дело.

- Думаю, что-нибудь найду, - пробормотала Эйприл. Бросив губку в тазик, девушка направилась к платяному шкафу. - Не то... не то... ага, кажется, вот.

Журналистка извлекла из ящика на свет широкий махровый халат. Ярко-розовый. Глаза Саки округлились.

- Это мисс О'Нил до диеты?

Эйприл метнула на Шредера испепеляющий взгляд и швырнула халат на диван.

- Ты просто невыносим! - воскликнула она. - Нет, это моя тетушка забыла. Хотя если Микеланджело продолжит подбивать меня на пиццу теми же темпами, через пару лет он будет как раз мне впору.

Отбросив волосы со лба, девушка посмотрела на Саки; тот с усмешкой потеребил пояс халата.

- Кстати о пицце. Я бы не отказался от стейка, - проговорил японец и сгреб халат под мышку. Затем наклонился вперед и с трудом выпрямился на все еще непослушных ногах. - Так. Спасибо за протирания, мисс О'Нил, дальше я сам. Думаю, я дойду до ванной.

Выражение лица Эйприл изменилось за пару секунд несколько раз - округлившиеся от удивления глаза, затем негодование, сомнение и, наконец, что-то вроде облегчения. Неудивительно, наверняка ее не прельщала перспектива сменять Шредеру штаны. Да и самому Саки это отнюдь не улыбалось, напротив, казалось унизительным.

- Хорошо, давай попробуем. - Девушка поднырнула под руку японца и обхватила за пояс. Саки улыбнулся. Так бессмысленно. Если он упадет, хрупкой и тоненькой Эйприл ни за что не удержать сотню с лишним килограммов живого веса. Но вместе с тем прикосновения были приятны. И к обнаженной коже - еще приятнее...

Халат пришлось все-таки оставить. Держась рукой за стену, Саки сделал шаг. Еще шаг. Ноги дрожали и ощущались ватными, но по крайней мере уже не так норовили подкоситься, как раньше. Журналистка вцепилась изо всех сил, и, честно говоря, это скорее мешало, чем помогало, но Саки не произнес ни слова. Близость Эйприл успокаивала, помогала ярости улетучиться. Еще один осторожный шаг. Губы непроизвольно сложились в улыбку - ребра по-прежнему отзывались на движения болью, но уже далеко не такой сильной. Хорошо, по крайней мере, часть проблемы почти устранена.

Еще шаг. Эйприл забавно сопела рядом - видимо, всерьез считала, что держит на себе часть массы подопечного. Разуверять Саки не стал. Что ему, не хватит сил дотащиться десяток метров с виснущей на нем девчонкой?

- Уфф! - Саки грузно опустился в ванну, и Эйприл вытерла рукой лоб. Японец снова подавил улыбку. - Так, думаю, дальше ты справишься сам. Только халат и полотенце принесу. Скажи, когда закончишь, ладно?

- Хорошо.

Отсоединить поножи без помощи оказалось не так уж легко - сильно сгибать корпус по-прежнему было больно. Саки провозился порядочно, но все же справился. Остатки брони полетели на пол, туда же - ботинки и одежда. Японец пустил воду и откинулся на стенку ванны, прикрыв глаза.

... - Саки-тян! У меня сюрприз для тебя!..

Веки приподнялись - и опустились снова. Нет. Достаточно видений из прошлого. Клятва уже нарушена. Если не Танг Шен, то никто и никогда... Глупое детское обещание. Глупые бездушные связи, которые обрывались, не успев перерасти ни во что серьезное. Он всегда говорил себе, что это не предательство. Так просто, интерес. Или выгода. Или глупость... Саки усмехнулся, вспомнив лицо Ирмы и ее крик "Между нами все кончено! Это не тот роман, о котором я мечтала!" А ведь он до последнего момента не обращал внимания на ее прикосновения, объятия и тем более - слова.

Сколько бы он ни сопротивлялся, с Эйприл все совсем по-другому. И если бы у них был шанс... Саки забыл бы Танг Шен. А может быть, даже ту часть ненависти к Йоши, вина которой лежала на ней.

Прикрутив кран, Шредер снова закрыл глаза. Напряженные мышцы разогрелись, разомлели, расслабились. Ушла хмурая складка между бровей, дыхание окончательно выровнялось. Злость ушла бесследно и теперь казалась чем-то невозможным, невероятным. Если только какая-нибудь полочка на голову не свалится... На Технодроме непременно бы свалилась. По назначению ванную на станции использовал только Шредер - Крэнг вымачивал там реактивы, Бибоп и Рокстеди попадали туда чаще всего по ошибке. Но каждый раз обязательно что-то ломалось, а потом падало самураю на голову. Наверное, половину своего матерного лексикона тупоголовые мутанты выучили именно в такие моменты.

Но не ходить же в душ в шлеме, верно?

- Все в порядке? - раздался из-за двери голос. Черные глаза приоткрылись.

- Да, вполне. Подожди минуту.

Дотянувшись до полочки с шампунями, японец отыскал какое-то средство для ванны. В таком расслабленном состоянии поговорить с Эйприл было бы как раз хорошо, но представать перед прессой в чем мать родила - не лучший вариант для завоевателя вселенной.

- Можешь заходить.

Круглое личико осторожно заглянуло в дверной проем. Саки теперь лежал в мыльной пене, причем от старательного взбалтывания пена попала и на стены, и на голову японцу. Эйприл хихикнула.

- Видели бы это черепашки!..

Брови Саки резко сошлись к переносице, и девушка осеклась. Кашлянув, присела на коврик рядом с ванной.

- Шре... Саки. Мне нужно с тобой поговорить.

Самурай вздохнул, опустил взгляд на море белых пузырьков.

- О черепахах, не так ли.

Взгляд Эйприл стал жалобным.

- Да... о них.

- Я уже все рассказал. Не сомневаюсь, ты передала им насчет Крэнга. - Саки посмотрел в глаза журналистки. - Что еще?

Девушка прикусила губу и смахнула с мокрой макушки японца комок пены.

- Крэнг - их враг. А теперь и твой... Вместе вы бы нашли и победили его.

Саки скрипнул зубами.

- Я справлюсь один.

- Без их помощи ты бы уже умер. Признай это, - Эйприл посерьезнела. - Ваша глупая борьба с черепашками никогда не приводила к таким последствиям. Они никогда не пытались тебя убить. Вам стоит сражаться на одной стороне!

- Исключено.

Низкий голос Шредера звучал резко и безапелляционно. Глаза Эйприл жалобно округлились, губы растерянно разомкнулись.

Саки вздохнул.

- Сплинтер рассказывал тебе, с чего все началось?

- Да, - Эйприл кивнула и нахмурилась. - Ты решил занять его место в клане Ноги и подстроил все так, чтобы его заподозрили в покушении на сидоси. А потом пытался уничтожить с помощью мутагена.

Японец невесело усмехнулся. "Оби-Ван никогда не говорил тебе, что случилось с твоим отцом... - Он сказал достаточно. Он сказал, что ты убил его!" Видимо, ложь - это закон жизни. А добро и зло различаются только тем, что зло не боится признаться во лжи.

- Правильно. А он сказал, почему я так сделал?

Девушка отрицательно помотала головой.

- Я всегда считала, что просто из зависти.

- Женщины, - буркнул Саки. - Предпочтут верить слухам, чем спросить лично. Я не всегда хотел уничтожить черепах. Я предлагал им присоединиться ко мне... но они не захотели. - Черные глаза уставились на Эйприл, та вздрогнула и потупила взгляд. - Это был их выбор. А теперь я не присоединюсь к ним, пока они служат Хамато Йоши.

Эйприл пожевала губами, словно вопрос вот-вот готов был слететь с них - но что-то останавливало.

- Почему ты ненавидишь Хамато Йоши, Шредер... Саки?

***

...Саки и сам не знал, что способен рассказать все так подробно и последовательно. Что вообще способен кому-либо открыться. Клана эти дела не касались, Крэнга и мутантов - тоже. Почему он доверился Эйприл, даже зная, что все слова будут переданы черепахам? Шредер сам не знал. Наверное, в глубине души надеялся, что журналистка все же сохранит тайну. Или найдет ей мудрое применение.

- Мои предки из рода Ороку много десятилетий были сёгунами, - говорил Саки, отстраненно глядя на мыльную пену. - Они лишились своих владений еще до отмены сёгуната, но наш род всегда принадлежал к высшим сословиям.

Эйприл иронически улыбнулась. Ну, конечно - забавное заявление от человека, безуспешно претендующего на мировое господство.

- Мать ненавидела меня и считала, что я этого недостоин. - Шредер сглотнул непрошеный комок в горле. - Отказаться от меня она не могла, поэтому придумала унижение получше - отдать меня в обучение клану ниндзя.

- Разве это так плохо? - Эйприл изогнула тонкую бровь.

Саки посмотрел на девушку с горькой усмешкой. Конечно, не стоит ожидать от американки знания японской истории, но все же...

- Для самурая пойти в ниндзя - опозорить весь род. Для потомка сёгуна - тем более, - проговорил он. - Как бы там Йоши ни напирал на кодекс чести, ниндзя - это наемники, которых презирают даже наниматели. Куски дерьма, умеющие убивать. Самураи всегда использовали их для темных делишек, которые не хотели афишировать.

- Она хотела использовать тебя как наемника?

- Не знаю я, чего там она хотела, - буркнул Саки, - и знать не хочу. Я давно сдал ее в дом престарелых и надеюсь, что она проведет там остаток своих дней.

Глаза журналистки округлились, но Эйприл не решилась вставить слово.

- Итак, она отдала меня в обучение Хамато Йоши, и с этого момента мое сословие было закрыто для меня. Ее тоже начали сторониться, но она солгала, будто выбор был только мой. А сама требовала от меня невероятных успехов. Я учился быстрее программы, поднимался на две ступени в год, но ей все было мало... - Саки вздохнул. - Я пытался говорить с Йоши об этом, но он отмахивался, говорил "всему свое время".

- Как ты выдерживал такое давление? - в голосе Эйприл сквозило недоверие.

- В Клане Ноги была девушка. Танг Шен. Она всегда хорошо относилась ко мне, играла со мной в свободное время - так как с другими детьми играть я не мог. Даже родной брат меня боялся. - Откинувшись затылком на стену, японец прикрыл глаза. - Я думал, что вырасту и женюсь на ней... Но Йоши опередил меня. И я снова остался один.

Журналистка молчала.

- Мне не оставалось ничего, кроме как доказать матери, что я выше этого дерьма, именуемого ниндзя. Я целыми днями тренировался. Поднимался по рангам так быстро, как только мог - хотя ей, конечно же, было мало. Мне тоже уже было мало. Я решил, что лучшим доказательством будет, если я возглавлю клан. Прибытие сидоси через пару дней после моего совершеннолетия было идеальным моментом для решающего хода.

- При чем здесь Йоши к твоим отношениям с матерью? - тихо произнесла Эйприл. - Ты ведь мог просто уйти от нее и начать новую жизнь.

Саки скрипнул зубами.

- Это Хамато Йоши согласился меня учить, ничего не возразив матери - хотя знал, что я из благородного сословия! Это он не хотел давать мне новую ступень быстрее, даже когда я того заслуживал. Это он забрал у меня Танг Шен. Этого мало?

Шредер приоткрыл глаза; Эйприл молчала, опустив голову. Нетрудно было угадать, что за мысли и эмоции бьются у нее в голове, вихрем сменяя друг друга. Саки и самому было сложно унять бурю в душе, которую поднимали эти воспоминания. А у журналистки чувства от рассказа наверняка мешались с чудовищным недоверием.

Эйприл приоткрыла рот.

- Послушай, а...

- Достаточно. - Черные глаза сузились. - Так или иначе я отомстил Хамато Йоши - теперь он тоже изгой, каким был я. И если он не будет вставать на моем пути со своими черепахами, я их и пальцем не трону. Но присоединиться к ним - никогда.

Девушка подняла голову, встретившись с Саки взглядом.

- Даже если у вас появился общий смертельный враг?

- Даже так.

***

Крэнг задумчиво постукивал щупальцем по складке, которая служила слизню подбородком. На гигантском обзорном экране развернулась полная схема энергосистем Технодрома. Не в отличном состоянии, конечно, всю станцию на Землю не переместишь, да и некоторые отсеки пришлось отключить полностью - но очень и очень ничего.

Солнечные батареи, которыми теперь была вымощена верхушка Технодрома, давали гораздо больше энергии, чем способен был дать Шредер - даже при том, что кремния на астероиде хватило лишь на две с небольшим сотни квадратных метров. Так или иначе, портал работал - Бибоп и Рокстеди без проблем переместились на Землю и обратно и теперь сидели с виноватым видом в дальнем конце зала.

- Эти праклятые черепушки, - обиженно бурчал Рокстеди. - Падкрались и застали нас врасплох!

- Точняк! - хрюкнул Бибоп. - И это они схыватили боса и держат его в заложниках!

- Да понял я уже, понял! - взвизгнул Крэнг, взмахнув тентаклями. Пухлое андроидное тело тоже взмахнуло неуклюжими руками, и мутанты испуганно притихли. - И почему я не догадался вшить Шредеру в мозги жучок?..

Выразительно вздохнув, Крэнг потянул за рычаги, приказывая механоидным рукам перенаправить на портал питание от консоли видеоигр. К счастью, мутанты слишком тупы, чтобы заметить нововведение раньше, чем провозятся пару дней в попытках запустить эту самую консоль.

Черепашки держат Шредера в плену. Оно и неудивительно, наверняка зеленые твари не упустят такую возможность - расквитаться со своим врагом, пока он бессилен! Впрочем, что-то хорошее в этом тоже есть. По крайней мере, Саки не умер, как боялся Крэнг. Темпераментный японец всегда был слишком живуч для обычного человека, и мутагены тому только способствовали; но бессмертия невозможно достичь даже с помощью самых совершенных реактивов и технологий. А быстрая откачка большого количества жизненной энергии - и вовсе верный билет на ту сторону.

- Вы знаете, где логово черепашек?

- Нет, хру, Крэнг, - признался Бибоп. - Они жывут где-та в канализацыи. Но гыде именна, хру, мы не знаем.

Говорящий мозг нахмурился, клыкастый рот неодобрительно скривился. Канализационная сеть Нью-Йорка огромна, ее и за неделю не обойти. К тому же всегда есть шанс, что черепашки блефуют или хотят заманить тупоголовых мутантов в ловушку... С другой стороны, даже если Бибоп и Рокстеди потерпят неудачу, местоположение Шредера так или иначе станет известно - черепахи могли сорвать любую операцию захвата, но разведывательную - никогда.

А узнав, где Саки, можно придумать тысячу способов его достать. И поручать это задание кабану с носорогом вовсе не обязательно.

- Вот что! - повысив голос, Крэнг развернул андроида и сурово уставился на мутантов. Те поежились и вжались в спинку дивана, на котором сидели; Рокстеди поспешно спрятал за спину упаковку чипсов, словно боялся, что слизняк их отберет. - Сегодня ночью вы оставите черепашкам послание.

- Кыкое паслание? - Рокстеди почесал между ушами. Нижняя губа носорога удивленно отвисла.

Крэнг коварно улыбнулся.

- А какое вам будет по душе. Крушите, ломайте, главное, чтобы было больше шума и вас опознали. А потом постарайтесь сделать так, чтобы черепахи гонялись за вами. В тесный контакт не вступайте!

- Крэнг, но как жы мы найдем боса? - обеспокоенно спросил Бибоп.

- Найду я его и без вас, - проворчал слизень, разворачивая механическое тело обратно к приборной панели. - Ваша задача - отвлечь черепах.

- Это мы, хру, умеем! - довольно прищурился кабан. Крэнг уже не слушал. Неуклюжие толстые пальцы андроида стучали по кнопкам, передавая новую программу роботам-шпионам. Конечно, утащить Шредера в портал им не под силу. А вот отыскать логово черепах и просканировать его на предмет человеческих жизненных форм - элементарно.

Равно как и проследовать за черепахами туда, где в действительности может быть Шредер.

А остальное - дело техники. Уж что-что, а затащить Шредера в Измерение Икс мутанты смогут. Возможно, даже при помощи черепашек.


***

Поджав под себя ноги на дальнем краю дивана, Эйприл рассеянно смотрела на расслабленное лицо Саки. Он заснул сидя, откинувшись на мягкую спинку; розовый халат был узок в плечах и потому не сходился на груди, но с тем, чтобы прикрыть тело ниже пояса, справлялся. Одежда Шредера весело булькала в стиральной машине в ванной, доспехи заняли место на полу рядом с диваном.

"Наверное, у него дома всё выглядит так же", - мелькнула мысль.

Нагнувшись, Эйприл подобрала наладонник и принялась вертеть в руках. Осторожно дотронулась пальцем до кончика стального когтя.

Такой острый... Человек в ярко-розовом халате, безмятежно спящий рядом, совершенно не был похож на Шредера, вечно злобного, вечно погруженного в свои коварные планы. И дело не только в отсутствии брони на теле. Саки снял броню и с души, рассказав журналистке такое, чего, наверное, не стоило знать никому. И теперь Эйприл не знала, что с этим делать.

Она уже связалась со Сплинтером. Всего рассказывать не стала - лишь объяснила, что Шредер не хочет быть на одной стороне с давним врагом, что слишком глубока его обида на Хамато Йоши, чтобы забыть ее даже перед лицом смертельной опасности. Ведь Сплинтер наверняка помнит, в чем дело? Старый грызун слушал, кивал, тер пальцами мохнатый подбородок. А затем произнес именно то, что Эйприл ожидала услышать:

- Я поговорю с Ороку Саки сам.

Сообщить новость подопечному девушка не решилась. Вдруг опять выйдет из себя, а то и вовсе закроется? Или попытается уйти? В хрупкое перемирие и так не до конца верилось. Саки и Шредер настолько разные, словно две души в одном теле; после утренней вспышки гнева Эйприл начала бояться, что вместе с утраченными силами вернется и прежняя злобная личность.

Положив часть брони на место, Эйприл придвинулась чуть ближе. Обнаженная грудь Саки мерно вздымалась в такт спокойному дыханию. Тоже покрытая шрамами, хоть и не так, как спина. Журналистка вздрогнула, глядя на аккуратные круглые следы, словно от дробинок.

Мать тушила об него сигареты. Как... отвратительно.

И он все равно рассказал, стоило задать вопрос. Морщась и глядя в сторону, но рассказал. Спокойным, обыденным тоном. Облизнув губы, Эйприл невольно положила руку на закрытое махровой тканью плечо; Саки еле заметно улыбнулся во сне. Откуда такое доверие? Разве о подобных вещах рассказывают кому попало?

Кого попало и не целуют так, напомнил внутренний голос. Щеки Эйприл вспыхнули.

Черно-белый мир на глазах приобретал оттенки и полутона, и теперь вражда между Шредером и черепашками казалась совсем нелепой. Да, амбиции, жажда власти и мести. Но никогда раньше и в голову не приходило задуматься - откуда все это взялось. И можно ли остановить Шредера мирным путем, вернув к жизни Ороку Саки - такого, каким он был бы, если бы от жизни не пришлось прятаться в утыканную шипами броню.

Такого, как сейчас. Смешно ворчащего во сне. Перемазанного в мыльной пене и вполне довольного этим. Улыбающегося, теплого и уютного.


***

- Учитель, мы на месте.

Сплинтер кивнул, глядя на свое отражение в отключенном мониторе радара. Пятнадцать лет подряд одно и то же. Серо-коричневая шерсть вместо смуглой кожи и черных волос, когтистые лапы вместо рук, хвост, огромные желтоватые резцы, способные разрубить кирпич или толстую доску и не сломаться. И - запах. Настырный, приторный, сладковатый запах крысиного пота, от которого невозможно избавиться. Не будь Сплинтер все еще наполовину человеком, это не было бы проблемой.

Человек бы не прожил в канализации столько лет, усмехнулся Сплинтер и взмахнул розовым хвостом. И не смог бы так хорошо понимать собственных необычных учеников.

- Йоу, ребята! - воскликнул Микеланджело откуда-то снаружи. - Чур, я остаюсь на улице!

- Ни за что, - суровым тоном перебил Рафаэль. - Тупоголовых буду ждать я. И пусть только попробуют сунуться, - хищно усмехнувшись, черепашка прокрутил в руке сай.

- Спокойно, мои черепашки. - Грызун тяжело спрыгнул с трапа и сложил лапы на рукоятке трости. - Вы оба останетесь здесь. А Леонардо и Донателло пойдут со мной и последят за Эйприл, пока я буду беседовать со Шредером.

Рафаэль обернулся; глаза в прорезях красной маски смотрели недоумевающе.

- Но учитель, вам слишком опасно оставаться наедине со Шредером!

- Не волнуйся, - засмеялся Сплинтер. - Я побеждал его в полной силе, смогу удержать и теперь. Это дело только между ним и мной, Эйприл здесь не поможет. Даже напротив. Вот почему я прошу вас побыть с ней. Вы нужны ей, ученики мои.

Четыре головы в разноцветных повязках дружно склонились.

- Да, учитель.

Сумерки только начинали сгущаться, так что Микеланджело и Рафаэль отошли к палисаднику; шаг назад, под сень деревьев - и черепашек уже невозможно было заметить. Только поблескивали белки глаз при резких взглядах в сторону.

Определенно облик животного идеален для искусства скрытности.

Леонардо выглянул из-за фургона, вскинул раскрытую ладонь, затем кулак. Донателло и Сплинтер застыли. Под шаркающий шелест собственных шагов из тени выплыла грузная дама с крохотной белой болонкой на поводке. Собачонка вертелась, прыгала, завязанные яркими резиночками хвостики на лохматой макушке забавно тряслись. Потянув носом в сторону Сплинтера, болонка зашлась визгливым лаем.

- Успокойся, Мими, - произнесла дама размеренным грудным контральто. - Это всего лишь фургон. Он даже никуда не едет.

Обиженная непониманием, собачонка несколько раз подпрыгнула чуть ли не на фут, гавкая еще более неистово.

- Мими, веди себя прилично, - пробасила дама, потянув за поводок. Пышные формы колебались в такт походке. - Ты не будешь нюхать этот фургон. Мы идем домой.

Мими жалобно заскулила и поплелась за хозяйкой, понуро опустив вихрастую голову. Сплинтер усмехнулся в усы; Донателло с облегчением выдохнул.

- Я уже думал, эта шавка нас спалит.

- Даже в таком теле собака остается верной своим охотничьим инстинктам, - произнес грызун. - Никогда не забывай про истинную сущность того, кто стоит перед тобой, даже если внешность обманчива.

Высунув круглую голову из-за фургона и оглядевшись, Леонардо кивнул. Стараясь держаться стены дома, мутанты гуськом пробрались к знакомому подъезду. Сплинтер бросил взгляд на палисадник, туда, где притаились Рафаэль и Микеланджело. Темнота. Никого. Слабоватое зрение крысы не различало черепашек на таком расстоянии; значит, кабан с носорогом тоже не заметят.

Впрочем, от Бибопа и Рокстеди можно спрятаться и без ниндзютсу.

На счастье, в подъезде было пусто, так что до квартиры Эйприл удалось добраться без приключений. Журналистка открыла быстро, словно с минуты на минуту ждала гостей; мутанты шагнули внутрь, щурясь в полумраке после освещенной лестничной площадки.

- Заснул, - пояснила девушка шепотом. Сплинтер понимающе кивнул.

Донателло привычно скользнул к кладовке.

- Я откачаю немного энергии, чтобы он не смог никому повредить.

Эйприл жалобно приподняла брови, приоткрыла рот, чтобы что-то сказать; чешуйчатая трехпалая ладонь Леонардо легла журналистке на плечо.

- Спокойно, Эйприл. Мы не причиним Шредеру вреда, - вполголоса произнес лидер. - Это все для нашей общей безопасности. Мы не можем ему доверять.

Горестно скривив губы, Эйприл потупила взгляд. Черепаха нахмурился. Что-то не так. Возможно, Рафаэль не так уж и ошибался, настаивая на том, что попытки девушки защитить Шредера выглядят странно. Это уже не просто желание обезопасить свой дом от насилия. Нечто большее.

Зеленые пальцы сжались крепче.

- Эйприл, нам нужно поговорить.

Девушка испуганно подняла глаза.

- Наедине, - добавил лидер.

- Кухня подойдет?..

Леонардо бросил взгляд в полутемную гостиную. Донателло возился возле Шредера. Тот по-прежнему спал. Уже не на полу - на диване. В одном только банном халате, небрежно застегнутом, разметавшемся на груди. Брови под синей повязкой резко сдвинулись к переносице.

- Я сказал - наедине. Пойдем на крышу.

Сплинтер молча кивнул; блестящие темные глаза крысы проводили взглядом журналистку и черепаху. Хорошо, что Рафаэль остался внизу. Такое зрелище непременно вывело бы вояку из себя... Старый грызун покачал головой. Видимо, в каплю мутагена, доставшейся Рафаэлю, попала капля горячей, как расплавленный металл, крови Шредера.

Донателло вернулся из комнаты, толкая перед собой агрегат.

- Учитель, я закончил. Он сможет прийти в себя и говорить, но не будет способен ни драться, ни даже встать, - произнес изобретатель. - Где Леонардо и Эйприл?

- На крыше. - Пара неторопливых шагов - и Сплинтер остановился, опираясь на трость и с прищуром глядя в карие глаза Донателло. - Спасибо, мой ученик. Присоединись к ним. Есть разговоры, которые не терпят свидетелей. У меня и Саки - свой. У вас с Эйприл - свой.

Черепаха поклонился; смутный блик блеснул на отполированной спинной пластине.

- Да, учитель. Ганбатте кудасай!

***

Перед сомкнутыми веками плавали смутные тени. Кто-то знакомый снова и снова бил в спину, невидимые в черноте ночи бойцы Клана Ноги разлетались кровавыми брызгами, тут же растворяясь в абсолютном ничто. Снова и снова - ползком по влажной земле, сквозь тягучий дурман оглушения, нащупывая путь дрожащими руками.

- Саки.

Голос издалека, неразборчивый, приглушенный. Как бывает, когда находишься под водой. Нужно вынырнуть, но нет, слишком глубоко...

- Саки, очнись.

Сильные жесткие пальцы потормошили за плечо. Саки с трудом приоткрыл глаза.

- Эйприл?..

В полумраке комнаты не удавалось разобрать ничего, кроме нависающей тени.

- Нет. Ее здесь нет, Саки. Только я.

Приглушенный, хрипловатый голос с акающим акцентом. И запах... Черные глаза резко открылись - и тут же гневно сузились, щурясь на непривычно яркий свет включившейся настольной лампы.

- Ты!!!

Самурай дернулся, порываясь встать. Без толку. Руки и ноги налились знакомой свинцовой тяжестью, даже взгляд фокусировался с трудом. Словно энергия и не возвращалась, словно отдых и еда не только не пошли впрок, а напротив, отобрали с таким трудом накопленные силы.

- Мерзкая крыса, что ты со мной сделал? - прошипел Саки. Взгляд метнулся вниз и снова уперся в глаза грызуна. Никаких видимых повреждений, но брони по-прежнему нет. Одежды - тоже. Закрыться нечем. Даже рукой не заслониться - нет сил... Мир сузился до предела, до призрачной линии взгляда, которая, казалось, вот-вот вспыхнет ослепительными искрами. Ярость поднималась привычными горячими толчками, и на этот раз сопротивляться ей не было смысла.

- Успокойся, Саки. - Сидящий рядом на стуле грызун не шевелился, круглые темно-карие глаза спокойно выдерживали взгляд пылающих черных. - Я не хочу сражаться с тобой. Нам нужно поговорить.

- Мне не о чем говорить с тобой, проклятый старик. - Саки напряг руки, пытаясь хотя бы подтянуться и вжаться в спинку дивана, чтобы отодвинуться от крысы. - Где Эйприл?!

Вытянув когтистую лапу, Сплинтер снова положил ладонь на плечо бывшего ученика, видимо, пытаясь успокоить. Тот скрипнул зубами.

- Не прикасайся ко мне, тварь!

- Ты сделал меня тварью, если не помнишь, - спокойно произнес Сплинтер. - С Эйприл все в порядке. А теперь постарайся дышать ровно и глубоко. Гнев не поможет.

Саки стиснул челюсти еще крепче, плечи задрожали от напряжения - но дыхание действительно начало выравниваться. Ментальным техникам Хамато Йоши всегда было сложно противостоять. А тем более - сейчас. Сила воли и концентрация не имели никакого значения. Чудом спасенный после того рокового удара мозг мгновенно реагировал на любое внушение, и никакие химикаты не были в состоянии это исправить.

Мышцы непроизвольно расслабились, Саки судорожно выдохнул приоткрытым ртом; брови вздрогнули и болезненно изогнулись.

- Хорошо, - кивнул Сплинтер, не убирая ладони.

- Ты... все равно ничего не добьешься, - хрипло выговорил Саки. - Ты можешь внушить мне что угодно... хоть другую личность... но никогда не заставишь меня говорить.

- Информация мне не нужна. - Грызун сжал когтистые пальцы крепче, заставив Шредера вздрогнуть. - Мне нужна твоя помощь, а тебе - моя. Тебе не справиться с Крэнгом самому, а нам не победить его без тебя. Нужно объединить силы.

- Верни мне энергию, и я справлюсь и с Крэнгом, и с тобой, - прошипел самурай. Сплинтер покачал головой. - Ханасэ!

- Как скажешь.

Грызун убрал руку и глубоко вздохнул.

- Ты отдал свою энергию Крэнгу не добровольно. Очевидно, ты не можешь справиться с ним даже в полной силе.

Саки досадливо шикнул. Его застали врасплох. Солдаты с парализаторами, скрытые устройства... С самим Крэнгом справиться не составит труда, достаточно швырнуть розовый комок посильнее, и грозному повелителю Измерения Икс конец. Но прорваться к нему... Теперь, когда Шредер сбежал, Крэнг наверняка стал умнее и расставил еще больше ловушек. А значит, одолеть его снова не выйдет.

Старый мутант смотрел все так же спокойно-выжидающе. Длинные прозрачные усы в свете лампы казались сияющими изнутри.

- Значит, я буду пытаться снова и снова. - Голос Саки звучал приглушенно. - Пока не уничтожу его. Но твоя "помощь" мне не нужна.

- Ты чудом спасся в этот раз. Второго шанса может не быть. - Голова крысы склонилась набок, глаза прищурились - по-доброму, без хитрости. - Неужели вражда со мной для тебя важнее жизни? Ты превратил меня в животное, которое питается отбросами, переносит чуму и умирает, не увидев своей пятой весны. Но я все еще готов тебя принять.

- Оставь свои жалостливые речи, старик. Ты сам знаешь, что отнял у меня не меньше. Ты забрал мою жизнь - я твою. Я не раскаиваюсь.

Глаза постепенно привыкли к свету, веки расслабились. Только складка между бровей не спешила уходить даже несмотря на успокаивающее внушение.

- У тебя был шанс избежать мутации. Ты сам решил спасти своих черепах и попался. А как я мог избежать того, чтобы мою судьбу решили за меня?

Сплинтер опустил мохнатые веки и сокрушенно покачал головой.

- Моей задачей было обучить тебя рукопашному бою, а не превратить в наемника.

- Почему тогда мой род отказался от меня?

На улице приглушенно провыла полицейская сирена. Незашторенные окна казались черными по сравнению с тускло освещенной комнатой.

- Может, потому, что твоя мать этого хотела, Саки?

Самурай скрипнул зубами. Старая крыса говорила сочувствующим тоном, и это было отвратительнее всего. Что бы ни произошло, семья есть семья. Саки сдал мать в дом престарелых безо всякого сожаления, но никогда не желал ей смерти. Наоборот. Однажды он завоюет этот мир, покажет и себе, и ей, что на самом деле достоин... И тогда все наконец станет хорошо. Но это личное дело. Посторонним не следует совать нос в дела Ороку.

Кроме тех, кому они сами сочтут нужным открыться.

"Эйприл..."

- Не твое дело, чего она хотела, урод.

- Урод благодаря тебе, - согласился Сплинтер. - Дела твоей семьи меня действительно не касаются. Но ответь себе самому, Саки. Разве я лично обучал тебя скрытно убивать? Разве Клан Ноги был армией убийц и наемников, пока ты его не возглавил?

Саки оскалился, брови дрожали, злобно сходясь к переносице и тут же болезненно приподнимаясь. Старый мутант говорил правду. Хамато Йоши физически и ментально готовил воинов, но не убийц. Но этого было недостаточно. Всегда недостаточно. Саки-тян так хотел угодить своей семье, но даже самых отчаянных попыток никогда не было достаточно...

Сплинтер сидел неподвижно, только усы на морде шевелились, словно чувствительные телепатические антенны. В другом месте и в другое время ответом на слова грызуна мог быть только удар. Безмолвный и смертоносный. Шредер заставил бы Сплинтера молчать. Старой мерзкой крысе не удалось бы даже договорить.

В другом месте и в другое время.

Здесь и сейчас не было Шредера. Не было надежной стальной маски, отточенных клинков, прочных пластин брони. Ничего, чем можно закрыться, защититься и атаковать в ответ. Старенький потертый диван цвета сливы, темное окно, этажерка с книгами, нелепый розовый халат, непослушное тело. Можно не слушать. Можно не смотреть. Но Саки не привык отводить взгляд первым.

Черные раскосые глаза не мигая смотрели в выпуклые коричневые кругляшки.

- Я тоже потерял семью, Саки, - мягко проговорил Сплинтер, наконец нарушая тишину. - Когда я был изгнан из клана, Шен не позволили остаться со мной. Как ты и хотел. Даже если я виноват перед тобой - теперь мы квиты. Давай оставим эту бессмысленную опустошительную вражду. Хотя бы на время.

- Нет.

Голос Саки звучал хрипло.

- Я оставил тебя в покое, когда ты мутировал. Я никогда больше не вспомнил бы о тебе, если бы не твои проклятые черепахи, которые вечно лезут не в свое дело, - японец оскалил зубы. - Но ты продолжаешь разрушать все, что бы я ни создавал!

- Только когда ты пытаешься разрушить мир вокруг себя. Все как тогда... помнишь?

...Маленькие кулаки снова и снова бьют в деревянный щит на стене. Костяшки давно покрыты ссадинами, щит понемногу темнеет от капель крови, но Саки не обращает внимания. Этот щит - единственная отдушина, единственный объект, способный выслушать и принять обиду и злость целиком.

Другие ученики сторонятся мальчика в темно-синем кимоно, шепчутся по углам, крутят пальцем у виска. А он только более и более ожесточенно бьет в щит, как маленький неутомимый демон. Его учили молчать. Молчать, что грубая ткань кимоно раздирает свежие ожоги на груди, что синяк на скуле получен вовсе не на тренировке, что главный мотив сражений за следующую ступень - отнюдь не тщеславие. Молчать и только бить сильнее и сильнее, чтобы однажды избавиться от необходимости бороться.

С каждым ударом щит трещит все громче и громче, древесина прогибается, покрывается трещинами. Саки заносит руку для решающего удара - но вместо твердого дерева разбитый в кровь кулак встречает чужую ладонь, жесткую и шершавую.

- Ямэ!..


Саки помотал головой и снова сфокусировал взгляд на усатой морде мутанта, глаза злобно сузились. Йоши никогда не понимал, откуда берется ярость ученика. Но считал себя вправе гасить ее. Тогда это было позволено. Но сейчас...

В комнате повисла такая тишина, что можно было различить стук и голоса на верхних этажах. А может быть, и на крыше. Через закрытое окно доносились только интонации, без отдельных слов. Как озвучка приключенческого фильма - повышенные тона, вскрики, отрывистый свист...

- Где Эйприл, крыса?

Длинные прозрачные усы приподнялись, острые мохнатые уши напряглись, словно мутант прислушивался к тому же, к чему и Саки.

- Куда вы забрали Эйприл?

Не самый удачный кусок. Ну да ладно.( Не буду мучить его.
Дуэли один на один, где силы примерно равны, я описываю на раз. А два на два, где двое из участников ниндзя, а двое - кретины, никак не получаются. Хнык.


***

Исполинский обзорный экран Технодрома разгорался, наливаясь голубым, вспыхивая ослепительными переливистыми искрами. Рокстеди прищурил желтые глазки; Бибоп плотнее надвинул очки. Узкие прорези, закрытые черными стеклами, защищали от яркого света - хотя, конечно, ухудшали зрение еще больше, а вместе с ним и меткость.

- Вам все понятно, тупоголовые? - ехидно осведомился Крэнг, вбивая в панель управления координаты. В голосе говорящего мозга сквозило раздражение. Бибоп обиженно хрюкнул.

- Ломать - эта мы умеем, - отозвался Рокстеди, оскалив обломанные желтые зубы в глупой ухмылке.

- Отли-и-ично... - протянул Крэнг. - Я отправлю вас на крышу дома Эйприл О'Нил. Думаю, черепахи быстро объявятся, если вы начнете крушить жилище их подруги. К тому же можно захватить заложника, которого потом обменять на Шредера.

Мутанты переглянулись, на туповатых мордах загорелась радость.

- Тута черепушки точняк набигут! - прогнусавил Бибоп.

Перехватив поудобнее винтовки, кабан с носорогом привычно шагнули прямо в голубое сияние. Теперь - привычно. В первый раз это было страшно. Поверхность портала казалась раскаленной. Бибоп когда-то слышал краем уха, что самые горячие звезды - именно голубые, и потому крепко утвердился в убеждении, что портал должен быть горячее снятой с плиты сковородки. Шредер потратил минут десять на уговоры, час - на ор и мат, и в итоге вынужден был лично прогуляться с мутантами туда и обратно через портал, чтобы показать, что это не страшно. Оказалось и вправду не страшно. Даже незаметно. Портал слепит глаза только пару секунд - перед тем, как войдешь в него. Сразу за ним - другой мир.

Никакой мистики.

По ту сторону стояла ночь. После нескольких минут возле яркого света глаза оказались совсем бесполезны; мутанты быстро юркнули за невысокую квадратную надстройку и притаились там, прислушиваясь и принюхиваясь.

- Слышь, а на каком ытаже жывет Эйприл О'Нил? - задумчиво пробасил Рокстеди. Бибоп потянул пятачком.

- А гхыр его знает, хру. Можна начать ломать антенны на крыше. Кагда телик не будед работыть, она прибежыт.

- Эты харошая идея! - обрадовался напарник. Но стоило вскочить на ноги и схватить покрепче любимый бластер, как чувствительный слух носорога уловил какой-то шорох. Рокстеди рухнул обратно, дернув Бибопа за собой.

- Ты чиво, псих? - хрюкнул кабан возмущенно. Рокстеди приложил палец к толстой черной губе.

- Чшш! Кто-та идёт. Можыт, эта черепушки и ани будут обсуждать, гыде держут боса?

- Понял, - кивнул Бибоп и замер, навострив круглые уши. Шорох приближался, перерастал в шаги. Шло как минимум двое, а может, и больше - утаиться от чувствительного слуха противников черепахи не могли, но, обученные нападать бесшумно, рептилии ступали настолько легко, что никогда не удавалось определить, сколько же их. Да и звучание их шагов никак не врезалось в память.

Шорох затих, и вместо него раздались голоса. Хрипловатые мальчишеские и тонкий женский. Без сомнения, черепашки и Эйприл. Прислушавшись, Бибоп радостно поднял брови и повернул голову к Рокстеди; тот с хитрой ухмылкой кивнул. Черепах всего двое!

- Эйприл, я все понимаю, - серьезным голосом говорил один из черепах. - Тебе его жаль из-за его беспомощности. Но это не навсегда. Это не игрушки, Эйприл. Когда Шредер вернет силы, он нападет на нас!

- Говорят про боса, - шепнул Рокстеди.

- Я все понимаю... - голос журналистки звучал виновато. - Но он столько мне рассказал... У него свои причины ненавидеть вас и Сплинтера, пусть нелогичные, пусть непонятные, но они есть! Если бы вы только знали... Если бы только я могла рассказать!

- Так расскажи.

- Нет, нет... я не могу! - воскликнула Эйприл. Бибоп вздрогнул от внезапного высокого звука. - Это настолько личное... Я не знаю, почему он мне доверился, но я не вправе таким делиться!

- Все просто, Эйприл. Он рассказал тебе то, что могло склонить тебя на его сторону. И своей цели он добился, - черепаха говорил очень сурово. - Не нужно защищать Шредера от нас. Мы не нападаем на беззащитных. А он может. Как только ты утратишь бдительность, Шредер тут же...

"Пора!"

- Кстати о патере быдитильнасти! - рявкнул Рокстеди. Перемахнув выступ, за которым прятались, кабан и носорог оказались прямо перед черепашками. Дула винтовок смотрели в зеленые лица мутантов. Эйприл взвизгнула, отшатнулась, неловко закрывшись руками.

- Бибоп и Рокстеди! Как они-то здесь оказались?! - воскликнул черепашка в фиолетовой повязке, выхватывая из-за спины бо.

- Не зивай, хру! - всхрюкнул Бибоп, открывая огонь. Алые разряды засверкали в воздухе, разрывая тишину пронзительным свистом; Леонардо бешено вертел катанами, отражая выстрелы во все стороны и при этом стараясь не угодить в Эйприл. Журналистка застыла на несколько секунд в парализующем ошеломлении.

- Эйприл, прячься!

Девушка резко вздрогнула, приходя в себя, и метнулась к ближайшему укрытию. Донателло последовал ее примеру, однако выбрал выступ поближе к стрелкам. Взгляд из-под голубой повязки метнулся в сторону брата, чешуйчатый подбородок вздрогнул в еле заметном кивке; Леонардо шагнул ближе к укрытию Донателло, не переставая отражать выстрелы.

- Эй, тупоголовые, я здесь! - крикнул лидер, резким взмахом катаны направляя очередной бластерный заряд в ночное небо. Рокстеди с ревом бросился вперед - и растянулся на шифере, споткнувшись о ловко выставленное бо. Бибоп прикрыл ладонью морду, пальцами свободной руки продолжая давить на спусковой крючок.

"Харашо, шыто в нашей каманде есть хоть один моск", - подумал кабан. Правда, он сам не был уверен, кого имеет в виду - себя или Крэнга.

Взлетев в воздух с бо вместо шеста, Донателло с размаху плюхнулся на спину Рокстеди; тот заревел и застучал кулаками по полу, как проигрывающий боец в рестлинге. Бибоп перехватил винтовку поудобнее, отступил на пару шагов, ни на секунду не переставая поливать черепах огнем. Леонардо держал оборону, отражая выстрелы; Бибоп старательно размахивал ружьем, стреляя то в голову, то в ноги, чтобы черепашка не успевал отслеживать траекторию зарядов. Клинки мелькали в воздухе, как крылья стальной бабочки, сплетая замысловатый узор из алых, желтых и темно-синих отсветов.

- Дон, вызови наших! - крикнул лидер, не оборачиваясь.

- Слазь с миня, панцырное! - рявкнул Рокстеди и дернулся. Донателло полетел в одну сторону, черепаший передатчик из его руки - в другую. Оставив Леонардо в покое, Бибоп прицелился в упавшее устройство. Попасть не удавалось, но по крайней мере бьющие вокруг передатчика выстрелы не давали его достать.

- Черт! - Донателло рванулся было к комлинку, но на затылок черепахи обрушился кулак Рокстеди, и, потеряв равновесие, изобретатель рухнул ничком. Подхватив свой бластер, носорог пальнул в передатчик; тот наконец взорвался искрами и тонкой струйкой желтого дыма.

Леонардо не стал ждать, пока брат оклемается. С воинственным кличем лидер взмыл в воздух; обе катаны обрушились на ствол бластера Бибопа, разрубая на три аккуратные части; зеленая ступня врезалась кабану в живот, сбивая на землю. Взвизгнув, бывший панк все-таки успел выставить собственную ногу, и не успевший остановиться Леонардо затормозил пластроном в подошву армейских ботинок Бибопа.

- Приятного полета, черепушка! - хрюкнул тот, резко оттолкнув противника. Правда, край крыши оказался дальше, чем сообщало слабое зрение кабана, так что Леонардо все-таки приземлился панцирем на шифер, а не рухнул вниз с доброй полусотни метров. Бибоп за это время рванулся вперед, от души пнул поднимающегося Донателло под пластрон и по голове, заставляя снова рухнуть на землю, и вслед за Рокстеди помчался к выступу, за которым пряталась Эйприл.

- Эйприл, осторожно! - крикнул лидер, бросаясь вдогонку за панками. Растерявшись, девушка вскочила на оклик, обнаруживая себя; в несколько гигантских прыжков Рокстеди вырвался вперед и схватил ее за плечи. Бибоп на ходу активировал комлинк.

Эйприл завизжала.

- Крэнг, аткрывай портал, скарее хру!

Свободной рукой Бибоп подхватил бластер напарника и несколько раз пальнул в Леонардо, заставляя отпрыгнуть в сторону. За спинами нападающих разверзся сияющий голубой круг. И прежде, чем лидер черепашек успел что-либо сделать, похитители скрылись в портале вместе с Эйприл, под ее отчаянный крик:

- Саки!!!

***

Рафаэль нетерпеливо постукивал по земле двухпалой ступней. Честно говоря, он не понимал, почему Сплинтер и Леонардо не хотели приставлять к Эйприл охрану постоянно; в версию "Бибоп и Рокстеди в первую очередь будут охотиться за черепашками" верилось с трудом. Сколько раз тупоголовые пытались захватить в плен Эйприл, чтобы диктовать свои условия? А если они придумали, как обнаружить самого Шредера? Слишком много вопросов... Вояка сжал рукоять сая крепче, не снимая оружие с пояса. И слишком мало ответов. Пусть лучше нападут здесь и сейчас. Рафаэль встретит их во всеоружии.

Лицо черепахи исказилось в невидимой хищной улыбке.

Скосив глаза на брата, Рафаэль увидел, как мелькают белки Микеланджело, ослепительно-голубые в сгустившихся сумерках. Вверх и в сторону, в другую, вниз... губы младшего беззвучно шевелились, пальцы неуловимо подрагивали. Ну, понятно. Как всегда, когда нечем заняться, придумывает новые рецепты.

Рафаэль толкнул Микеланджело локтем.

- А, что, где? - встрепенулся младший. Рафаэль зашипел.

- Тссс! Не зевай.

- У меня все под контролем, - шепотом уверил Микеланджело. - Даже пицца с ананасами.

Рафаэль в отчаянии хлопнул себя по лбу.

- Ох... Просто следи за входом.

- Ага.

Вояка вполне понимал брата. Ожидание томительно, особенно когда не знаешь, стоит ли ждать. Невозможно все время концентрироваться, это выматывает... Но честное слово, лучше размышлять о том, как разделаешься с противником, чем отвлекаться на пиццу. Впрочем, в этом Майки точно неисправим.

Сморгнув и уставившись на окно Эйприл, Рафаэль снова задумался. О чем могут говорить Сплинтер и Шредер? Стремление учителя объединить силы ускользало от понимания вояки, но спорить с сенсеем было не только невежливо, но и бесполезно. Впрочем, в чем Рафаэль точно был уверен - так это в том, что Шредер ни за что не согласится сражаться на одной стороне с черепахами. Ороку Саки явно не из тех людей, кто предлагает дважды. Предложил один раз, получил жареных гвоздей - все, поезд уехал.

Время шло, минуты тянулись, как полузасохший сыр на пицце. Рафаэль начал отсчитывать про себя секунды. Раз, два, десять... шестьдесят. По новой. Раз, два, десять, шестьдесят. Сбился со счета, начал заново... Невыносимо. Пальцы непроизвольно поглаживали оплетенную коричневой кожей рукоять сая. Пусть только появятся. Нет... пусть наконец появятся. Вон с того входа. А можно и с этого, черепашки нарочно встали прямо посередине двора, чтобы в несколько прыжков добраться к любой точке.

Фьюить!

Небо над крышей прорезали алые вспышки. Почти как фейерверк, только фейерверки не сверкают одиночными разрядами. А значит...

- Черт!!! Майки, на крыше!

Младший встрепенулся, вскинул голову; глаза под оранжевой повязкой округлились.

- Вижу!

Не сговариваясь, братья сорвались с места, двумя прыжками преодолев расстояние до пожарной лестницы. Стальные трубки перекладин зазвенели под ладонями и ступнями мутантов; Рафаэль старался дышать ровнее, чтобы упорядочить мысли. На крыше что-то происходит. Они с Микеланджело не пролезли еще и половины высоты, но уже отчетливо слышались выстрелы и крики. Значит, на крыше есть кто-то из черепах... неужели мастер Сплинтер внутри один? Рафаэль чертыхнулся.

- Майки, давай на крышу, я посмотрю, что там в квартире Эйприл, - проговорил он. Горячая кровь просила битвы, но вместе с тем Рафаэль не мог положиться на легкомысленного и рассеянного Микеланджело, оставив со Сплинтером и Шредером. Кто знает, как быстро ведроголовый восстанавливает силы. А если ему помогут сообщники...

Микеланджело кивнул с коротким "хай". Рафаэль прыгнул, бесшумно приземлился на узкий подоконник; еще раз кивнув, младший брат полез вверх. Глаза из-под красной повязки проводили его молчаливым взглядом.

Выстрелы и крики на крыше не утихали. Рафаэль скрипнул зубами. Нет, все-таки иногда приходится жертвовать самым интересным.

Толстые зеленые пальцы с еле слышным шелестом подняли оконную раму.

- Саки, успокойся. Саки...

Рафаэль просунул голову в окно - и резко сузил глаза, верхняя губа приподнялась в злобном оскале. Нет, ожидания не оправдались - в комнате было только двое. Сплинтер, отшатнувшийся, закрывающийся рукой. И Шредер. Рафаэль отлично помнил, что Донателло собирался откачать энергию самурая, чтобы тот мог только разговаривать. И, судя по всему, изобретатель осуществил свои намерения.

Но тем не менее, вцепившись мертвой хваткой в подлокотник, на дрожащих ногах, с холодной испариной на лбу, Шредер поднимался.

- Учитель!

Взгляд японца метнулся в сторону окна. Втянув голову в плечи и глядя исподлобья, Шредер ответил оскалом на оскал, и Рафаэль счел это за вызов. Спрыгнув на пол, черепаха метнулся за спину японцу, обхватил за локти и дернул на себя, лишая возможности двигаться. Шредер зарычал, с хрустом выгнув позвоночник.

- Отпусти меня, идиот!

Вместо ответа Рафаэль пнул самурая коленом в спину, сбивая дыхание и заставляя упасть на колени. Отсутствие сил сказывалось - черепаха чувствовал, как дрожат руки Шредера при попытке освободиться; будь Саки в полной силе, в одиночку обездвижить обе его руки было бы невозможно. Но и сейчас назвать это легкой задачей не поворачивался язык. Шредер вырывался, едва не опрокидывая Рафаэля, и приходилось прикладывать чудовищные усилия, чтобы его удержать. Вояка уперся ногами в пол; ковер съежился, покоробился под подошвами, но пока выдерживал.

- Даже не думай, железная морда, - прошипел черепаха. Меньше всего хотелось церемониться с этим подонком. Да и удерживать Шредера было не самым приятным занятием. Японец оказался одет в один только несуразный ярко-розовый халат, и Рафаэлю казалось - еще чуть-чуть, и халат останется в руках, а Шредер голышом выскочит на улицу. Черепаха не был уверен, что переживет такое.

Словно прочитав мысли Рафаэля, Сплинтер шагнул ближе и дотронулся пальцами до шеи Шредера, передавливая сонную артерию. Саки вздрогнул всем телом, неловко мотнул головой.

- Нет, нет... стой!

Рафаэль мысленно отсчитывал секунды. Одна, две...

- Нет!!!

Такой смеси отчаяния и мольбы в голосе Шредера не слышал еще, пожалуй, никто и никогда. Три. Четыре. Черепаха дрогнул на секунду, но тут же сжал тиски крепче, почти прижимая локти Шредера друг к другу; от резкого движения японец дернулся и застонал, но уже как-то вяло. Семь. Восемь.

Темные глаза Сплинтера смотрели на лицо Саки с удивительным спокойствием.

Десять.

Голова Шредера бесшумно упала на грудь, тело обмякло, и Рафаэлю едва удалось удержать неожиданную тяжесть. Сплинтер отнял руку и с тяжелым вздохом сложил ладони на рукоятке трости.

Черепаха повернул голову к окну и прислушался. Доносившиеся с крыши звуки затихали.

- Рафаэль.

- Да, учитель? - встрепенулся вояка.

- Я помогу твоим братьям. Ты пока охраняй Шредера. Вряд ли он придет в себя, но все же... он слишком силен. Лучше, чтобы кто-то был рядом.

Карие глаза Рафаэля сузились.

- Я понял.

Подхватив трость, Сплинтер в мгновение ока смазанной тенью исчез в темноте коридора. Учитель мог казаться старым, немощным и одряхлевшим. Отживший свое старик с клюкой, не иначе. Но раз за разом черепахи убеждались - он просто бережет силы. Расслабляется до максимума, чтобы потом так же максимально сконцентрироваться.

Наверное, нужно дожить до его лет, чтобы так научиться.

Вдох, выдох. Глубже, еще глубже. Рафаэль прикрыл глаза и сосредоточился на дыхании. Успокоиться. Не думать о том, что происходит там, наверху. Ребята справятся и без него. Его задача - выполнять приказ учителя... сторожить Шредера.

Рафаэль подтащил пленника к дивану и без особых церемоний швырнул на сиденье. Голова японца безвольно мотнулась на шее, запрокинулась на потертую замшевую спинку. Черепаха повернул Шредера на бок, обмотал его руки от запястьев до локтей заботливо припасенной под панцирем веревкой. Из такой обвязки самому не освободиться. Особенно когда кисти развернуты костяшками друг к другу.

Отступив на шаг, вояка скрипнул зубами, вглядываясь в ненавистное лицо, больше не скрытое маской. Проклятая желтая морда. Проклятые глаза, маслянистые, как две капли мазута... Сейчас закрытые, но все равно выжженные в памяти вечно горящим взглядом.

Рафаэль стиснул рукоять сая в кулаке.

Можно покончить со Шредером здесь и сейчас. Он не будет сопротивляться. Один росчерк клинка, и с вечным злодеем, терроризирующим город, а иногда и весь мир, будет покончено... Черепаха наклонился ближе, поднеся сай к лицу Саки. Тот не прореагировал. Все такой же безучастный и расслабленный...

Кончик клинка уперся Шредеру под подбородок. Никакой реакции.

Всего чуть-чуть. Надавить и дернуть в сторону, и тогда идиотский розовый халат окрасится в красный. Все вокруг окрасится в красный. А главное, и друзья, и сенсей, и Эйприл будут наконец-то в безопасности...

Нет. Не здесь. Не в доме у Эйприл. Слишком много крови... Рафаэль провел острием по шее Шредера вниз, задумчиво остановился в ямке между ключицами, повел ниже, чертя невидимую линию на груди. Клинок замер напротив сердца. Да, так вернее. Легонько ткнуть и все. Крови почти не будет. Рану можно прикрыть халатом, чтобы Эйприл не увидела, не испугалась... Острие прикоснулось к смуглой коже, вдавилось. Недостаточно, чтобы порезать.

Он ведь никогда еще не убивал. Шредер станет первым. Идеально.

Рафаэль надавил чуть сильнее - и замер, чувствуя, как в рукоять отдаются мерные толчки. Тук. Тук. Тук. Жизнь Шредера билась прямо внутри стиснутого кулака черепахи. Нажать сильнее - и стук оборвется.

"Ну же. Я смогу. Я так давно хотел этого".

Тук. Тук.

Рука задрожала, и Рафаэль, чертыхнувшись, отдернул ее. На груди Шредера не осталось и следа.

Черепаха перевернул сай клинком к себе, стиснул рукоять между двумя пальцами. Да, так вернее. Снаружи никто и не заметит. Один точный удар в солнечное сплетение, и сердце Шредера остановится. Даже не нужно прилагать силу, ломая ребра. Только точность... Никаких следов. Можно соврать, что он умер сам. Внезапно. В конце концов, сколько там Шредеру лет? Тридцать пять? Сорок? Разве мало мужчин умирает в этом возрасте в полном расцвете сил?

Рафаэль занес руку. Один удар. И все.

Никаких больше угроз, шантажа, безумных планов. Город не будет страдать от погодных катаклизмов, взрывов и нейронного облучения. Эйприл сможет жить спокойно - без того, чтобы ее похищали каждый день. Самим черепахам больше не придется думать о том, что Шредер вернется. И учитель... Учитель будет отомщен.

И никто никогда не узнает, что всем этим мир обязан Рафаэлю. Это будет маленькая личная тайна. Вполне достаточно знать правду самому. Никто не поймет, откуда лихорадочный блеск в глазах, бешеная энергия, бесконечный запас сил и решимости. Никто.

Перед глазами проносились все более и более радужные образы. Цветущий Нью-Йорк, свободный от преступности - после смерти Шредера с мелкими преступниками черепахи разделались за год. Нет больше опасных районов, темных закоулков, бандитских гетто. Мир, порядок и процветание. И никто, никто не знает, чья это заслуга. Сам Рафаэль стоит в темноте и молча улыбается под маской, глядя в огромное окно на собственноручно созданный новый мир. Руки скрещены на груди; их украшают отполированные до блеска доспехи, покрытые острыми, как бритва, шипами...

Черепаха замер, тупо моргая.

Что-то не так.

Великолепные картины перед внутренним взором померкли, уступая место чему-то другому. Большому. Страшному. Смертельно опасному. Взмахи сверкающих лезвий, кровь, трупы. Испуганное лицо Эйприл. Разбитое зеркало, а в нем - залитая кровью железная маска, в ее прорези - карие глаза в обрамлении зеленой чешуи. Глаза горят безумием. Холодным, беспощадным, невиданным...

Пальцы Рафаэля разжались; сай глухо стукнулся о ковер. Отшатнувшись, черепаха рухнул на пол, закрыв лицо руками.

Уничтожить Шредера сейчас невозможно. Можно только убить Ороку Саки - и уничтожить Рафаэля.

Шредер - останется.

Еще большим злом, чем раньше.

***

Леонардо резко затормозил у самого края крыши. Не успел буквально на секунду - зияющий коридор между измерениями схлопнулся ровно в тот момент, когда черепаха уже летел в отчаянном прыжке прямо в голубой круг портала. Как и всегда.

Впрочем, сейчас есть проблема важнее.

Резко выдохнув, лидер забросил катаны за спину и помчался к брату. Донателло так и лежал на животе, уткнувшись лицом в пол; при звуке шагов он вздрогнул, приподнимая голову.

- Донателло? Дон, ты как? - присев на одно колено, Леонардо дотронулся до панциря изобретателя.

- У... ух, - пробубнил Донателло, снова опуская голову на шифер. - У Бибопа ноги что... железные?..

Лидер нахмурился.

- Дон, потерпи две минуты.

Ладони Леонардо легли на виски Донателло, пальцы заскользили по макушке, осторожно прощупывая кости. Изобретатель еле слышно застонал - как спящий, которого будят против воли.

- Тихо, тихо... - Леонардо продолжал ощупывать череп брата. - Все хорошо, кости целы. - Убрав руки, лидер склонился к полу и заглянул Донателло в лицо. - Встать сможешь?

- Наверное, но зачем... - пробормотал изобретатель. - Я бы тут поспал немного.

Брови под голубой повязкой вздрогнули. Леонардо потормошил брата за плечо.

- Не спи, Дон. Не спи! Эйприл похитили. Нужно вернуться к учителю. Вставай!

Донателло вздохнул почти обреченно.

- Ну, раз Эйприл...

Вяло, словно во сне, мутант выставил ладони, упираясь в шифер, сел. Карие глаза Донателло мутно блуждали, неспособные ни за что уцепиться взглядом. Нахмурившись еще больше, лидер подхватил брата под мышки и поднял, помогая встать на ноги.

- Спасибо, - пробубнил изобретатель, обнимая Леонардо за шею. Голова Донателло склонилась брату на плечо; лидер одной рукой сжал его запястье, второй обхватил за бок.

- Пойдем, пойдем... - приговаривал Леонардо, мягко подталкивая пострадавшего к люку, ведущему на верхние этажи. Донателло послушно переставлял неловкие, подгибающиеся ноги, даже не открывая глаз. Но это было неважно. Главное - не отключался полностью. Еще шаг. Еще. Изобретатель висел на брате почти всем весом - не то чтобы ноги совсем не держали его; просто он сам не слишком пытался устоять. Леонардо молчал. Слова сейчас не помогут.

- Ребята?

Леонардо оглянулся к пожарной лестнице - и увидел Микеланджело, который как раз перебирался через заграждение на краю крыши. На лице младшего застыла растерянность, взгляд скользил по полю недавней битвы. Не обнаружив Эйприл, Микеланджело наконец обратил внимание на раненого брата - глаза под оранжевой повязкой округлились, и мутант без слов бросился к остальным, подхватывая Донателло под свободную руку. Тот пробормотал что-то неразборчивое.

До спасительного люка оставалась всего пара метров, когда крышка приподнялась, и из темноты блеснули круглые глаза. В отблесках вечерних фонарей они отсвечивали красноватым.

- Учитель Сплинтер! - обрадовался Леонардо. Старый грызун мигнул и поднялся, откидывая крышку полностью.

- Где Эйприл, Леонардо? - ровный голос учителя звучал обеспокоенно. Лидер опустил голову.

- Должно быть, Бибоп и Рокстеди забрали ее на Технодром. Я опоздал буквально на секунду. Учитель, я...

- Не нужно оправданий, - мягко перебил Сплинтер, приподняв длинные тонкие усы. Донателло приоткрыл глаза и вяло улыбнулся учителю, не найдя в себе сил поздороваться вслух. - Даже мастеру не выстоять против толпы хулиганов. Вас застали врасплох и одолели грубой силой.

Леонардо потупил взгляд. В тоне Сплинтера упрека не было, но вечные слова учителя сами всплыли в мозгу: хладнокровие и хитрость побеждают любую силу. Раз черепах одолели грубой силой - значит, юным бойцам не хватило ни хладнокровия, ни хитрости... А кроме того, ниндзя позволили застать себя врасплох. Парочке необученных панков. Определенно, когда Эйприл будет спасена, всю боевую четверку ожидают очень жесткие тренировки. Невероятно жесткие.

Но это - потом.

Леонардо кивнул младшему, и тот спустился в люк, вытянул руки, придерживая лодыжки Донателло. Тот в руках братьев позволил себе полностью расслабиться и только периодически бормотал, давая понять, что все еще в сознании.

- Где Рафаэль? - спросил Леонардо, осторожно спуская пострадавшего вниз. Сплинтер не шевелясь наблюдал.

- В квартире Эйприл. Я лишил Саки сознания, но он может очнуться в любой момент. Лучше перестраховаться.

Снизу из люка икнуло.

- Чуваки! - донесся обеспокоенный голос Микеланджело. - То есть... учитель! Их опасно оставлять! Вы же знаете, как Рафаэль относится ко всей ситуации. А что, если он... не выдержит?

- Выдержит, - безмятежно ответил Сплинтер. - И изменит свое отношение.

- Лучше бы изменил, - пробормотал Микеланджело откуда-то снизу. - Я его прямо не узнаю, раньше Раф таким кровожадным не был.

Одной рукой обхватывая Донателло поперек груди и прижимая к себе, а свободной - цепляясь за перекладины нехитрой лестницы, Леонардо спустился в люк вслед за младшим; помедлив, Сплинтер последовал примеру учеников.

В освещенном подъезде укрыться было негде, но, к счастью, квартира Эйприл находилась недалеко от верхнего этажа. Дверь была не заперта; втаскивая бормочущего Донателло в квартиру, Леонардо увидел, как нервно сглотнул младший. Конечно. Эйприл всегда запирала входную дверь, будучи в безопасности. Незапертая дверь - верный знак беды.

Рафаэль выскочил навстречу братьям - безоружный, растерянный. Микеланджело мигнул, Сплинтер улыбнулся в усы. Леонардо даже не глянул на вояку - просто принял, что все в порядке, и снова сосредоточился на первоочередной задаче.

Глаза в прорезях красной маски округлились.

- Что с ним? Что с Эйприл?

- Бибоп и Рокстеди забрали ее. Думаю, чтобы потом обменять на Шредера, - будничным тоном проговорил Леонардо, вместе с младшим втаскивая Донателло в комнату и бережно укладывая на ковер. Валяющиеся на полу саи и связанные руки Шредера, неподвижно лежащего на диване, не ускользнули от взгляда лидера; лишние доказательства правоты учителя.

- Ах вы ж!.. - Рафаэль схватился за пояс - и поник, не нащупав оружия. Сплинтер успокаивающе положил руку ему на плечо.

- Спокойно, Рафаэль. Нашей подруге не причинят вреда.

- Даже если так, учитель, - вмешался Микеланджело, осторожно опуская ноги пострадавшего на пол, - мы не можем обменять ее на Шредера. Его нельзя отдавать Крэнгу, тем более в таком состоянии. Крэнг просто его убьет.

- А нам-то что? - огрызнулся Рафаэль. - Крэнг просто выполнит нашу работу. Это лучше, чем если мы сами убьем ведроголового и нарушим наш кодекс.

Сухие пальцы Сплинтера сжались крепче.

- Микеланджело прав, - сурово произнес грызун. - Отдавать Шредера Крэнгу нельзя ни в коем случае. Либо они снова объединят силы, либо Крэнг убьет Шредера. В качестве союзника Саки принесет нам гораздо больше пользы.

- Не похоже, чтобы он согласился, - буркнул Рафаэль. Убедившись, что ярость ученика сошла на нет, Сплинтер отнял руку и подобрался к изголовью Донателло. Мягко опустившись в медитативную позу на ковер, старый мутант положил ладони на виски сонно моргающего изобретателя.

- Все меняется... - нараспев проговорил Сплинтер. Мохнатые веки опустились, и черепашки умолкли. Пальцы грызуна окутало едва заметное голубое свечение. Донателло закрыл глаза, открыл снова, глядя в потолок. Мутный взгляд с каждой секундой прояснялся, фокусировался, лицо приобретало осмысленное выражение; спустя еще пару мгновений Донателло дернулся, порываясь сесть. Сплинтер удержал ученика, легко надавив на виски.

- Все будет хорошо, Дон, - еле слышно произнес Микеланджело, не выдержав.

Донателло улыбнулся - на этот раз вполне осознанно, глядя на брата в упор. По очереди обвел взглядом всех троих, благодарно взглянул на погруженного в транс учителя, хмуро - на бесчувственного Шредера. Наконец Сплинтер открыл глаза; ладони крысы медленно разошлись в стороны и опустились, свечение исчезло.

Изобретатель сел и склонил голову в знак признательности.

- Спасибо, учитель.

- Пожалуйста, Донателло. - Грызун улыбнулся, добродушно прищурив глаза. - Теперь, когда с тобой все в порядке, нужно спасать Эйприл. И для начала... не будешь ли ты так добр привести Ороку Саки в чувство?


***

- Отпустите, - пробормотала Эйприл. Нижняя челюсть дрожала. - Пожалуйста...

Впервые за очень долгое время журналистке было по-настоящему страшно. Похищения давно стали для Эйприл привычными, вот только на этот раз все было совсем иначе. На ее глазах черепах разбили - Эйприл успела заметить, как Бибоп пинал ногами уже лежащего Донателло, и неизвестно, остался ли тот жив после побоев. Сама она оказалась в Измерении Икс, на Технодроме, в надежной камере, обездвиженная на этот раз не веревками, а наручниками с инопланетной системой защиты. И самое главное...

Впервые похищение устроил не Шредер.

- Отпустите... - повторила девушка приглушенно.

- Ой-ой-ой-ой-ой! С чего бы это? - веселый писклявый голос принадлежал монстру, который стоял возле камеры. Вернее, сидел - внутри огромного неуклюжего андроидного тела, пухлого, с нелепо растопыренными руками. Круглые сиреневые глазки монстра, имевшего вид гигантского мозга с щупальцами, ехидно смотрели на Эйприл через решетку. - Ты же только пришла, ха-ха-ха!

Эйприл вздрогнула и сглотнула; андроид наклонился ближе, словно нарочно демонстрируя склизкую розовую массу, колеблющуюся в нише с рычагами управления. На боках слизня пульсировали фиолетовые вены.

- Крэнг, - пробормотала журналистка, неосознанно пошевелив скованными за спиной руками, - зачем я тебе нужна?

- Как же ты не понимаешь, лапочка, - Крэнг хихикнул и потер щупальца друг о друга, словно руки. - У черепах есть то, что нужно мне. А у меня то, что нужно им. Мы можем поменяться!

Эйприл прикусила губу. Заложника на заложника... как же она не догадалась! Чтобы она не пострадала, черепахи согласятся отдать Шредера. И тогда... Девушка зажмурилась. Невозможно даже представить, что тогда произойдет.

- Крэнг... - Приоткрыв глаза, Эйприл подняла на тирана жалобный взгляд. - Ты убьешь его?

- Кого? - Крэнг приподнял мягкие безволосые брови и смачно рыгнул, прикрыв рот щупальцем.

- Шредера. Ты хочешь его убить?

Говорящий мозг задумчиво уставился в потолок, потирая щупальцем складчатый подбородок.

- Может - да, может - нет. Зависит от его поведения, - Крэнг хихикнул. - Пока что он вел себя очень... очень плохо.

Неудача с плутонием... Эйприл болезненно скривилась, вспомнив рассказ Саки, его шрамы, спокойный голос, когда он рассказывал о своих поражениях. Случись разговор неделю назад, Крэнгу можно было бы ответить что-то вроде "ты ведешь себя не лучше" или "черепахи скоро спасут меня". Теперь же все стало отнюдь не так однозначно. И Шредер оказался не таким уж злом, и черепахи - не всесильными спасителями... Сейчас она одна, украдена прямо из-под носа у друзей, и похитители явно не собираются делать ее "своей королевой".

- Крэнг, он не виноват, - проговорила Эйприл. - Черепахи помешали ему...

- Даже слышать не хочу! - взвизгнул Крэнг, капризно дернув щупальцами. - Если бы Шредер не был таким идиотом, чтобы поручать всю работу Бибопу и Рокстеди, от черепах бы давно уже и следа не осталось! Именно его нежелание марать руки привело нас сюда, на этот проклятый астероид. И он должен заплатить за свои промахи!

Подавив беспомощный всхлип, журналистка уткнулась взглядом в исцарапанный пол. Мир бешено вращался вокруг, не давая подумать, не давая выбрать, что делать. Защищать Шредера? Черепах? Всех вместе? Никого? А может, вообще единственный, кто прав - это Крэнг? Эйприл зажмурилась.

- Так что сиди здесь, - буркнул Крэнг, воспользовавшись молчанием пленницы. - Утешу тебя сразу - даже если взломаешь наручники, решетка камеры под напряжением. Дотронешься - будет о-о-очень больно. - Говорящий мозг улыбнулся с садистским удовольствием, снова заставив Эйприл вздрогнуть.

А затем развернул андроида и ушел, тяжело бухая подошвами по металлической обшивке пола. Камера погрузилась во тьму.

Эйприл опустила голову, пытаясь разглядеть пол, на котором сидит, и собственные неловко подогнутые ноги. Темнота. Тишина, темнота и неизвестность. И решетка под напряжением.

- Шредер бы так не сделал, - прошептала девушка в темноту, - никогда.

В присутствии Шредера так страшно не бывало никогда. Он мог кричать, материть своих помощников, рвать и метать, крушить все вокруг, но никогда и пальцем не трогал Эйприл. Всегда оставлял шанс сбежать, если девушка сама его не провоцировала. И даже был готов защищать от своих же сторонников - своеобразно, изо всех сил показывая, что делает это только ради личной выгоды, но все же... Присутствие взбалмошного японца успокаивало, он казался сильным, надежным и... понятным. Даже когда планы Шредера должны были уничтожить чуть ли не весь мир, за свою жизнь и здоровье Эйприл не боялась. Сейчас же... два мутанта, способных убить просто по неосторожности, и сумасшедший инопланетянин-садист, который не погнушался даже препарировать своего союзника. И полная неизвестность впереди.

Губы болезненно скривились, на глаза навернулись предательские слезы.

- Саки... - прошептала Эйприл. - Приходи скорее.

***

Реальность медленно выплывала из абсолютной черноты, в которую погрузил Саки отключающий прием Сплинтера. Вернее, сама чернота никуда не девалась, но ее уже можно было осознать. Как и саднящие ребра, ноющие от неудобной позы плечи, голоса рядом. Что-то не так, что-то изменилось. Он уже привык приходить в себя в спокойной обстановке, рядом с уютной и готовой помочь Эйприл. Сейчас вместо покоя веяло опасностью...

Как же неприятно что-то пропускать.

- Просыпайся, консервная банка.

Скрипнув зубами, Саки приоткрыл глаза - и тут же прищурился от яркого света люстры. Секунду спустя люстру заслонила тень, и японец решился поднять веки снова.

Четыре широких бугристых силуэта. Брови Шредера резко сошлись к переносице.

- Черепахи!

Саки шевельнул руками. Связаны. Связаны за спиной очень крепкой и надежной обвязкой ходзё. Поморгав, японец понял, что лежит на боку, на уже привычном и обжитом диване Эйприл.

- Да-да, твои любимые черепахи, - почти выплюнул один из мутантов. На фоне черной тени блеснули оскаленные зубы. - Узнаешь?

- Рафаэль. - Мягкий голос из-за спины заставил черепаху осечься. Расступившись, ученики пропустили вперед Сплинтера; против света непривыкшими глазами Саки не видел лица старой крысы, но четко мог разглядеть мохнатые уши и жесткие волоски на макушке. - Прости моего ученика за резкость, Саки. Это неприятие уйдет, когда мы закончим прерванный разговор.

Саки непонимающе нахмурился. Неприятие? Разговор? В комнате зазвенела тишина. Ах, да. Сплинтер предлагал Шредеру присоединиться к черепахам, а затем... Затем Эйприл похитили, а самого Саки отключили. Черные глаза загорелись привычной яростью. Крутнувшись, японец умудрился вскинуть плечи и голову и сесть; голова закружилась от резкого движения, но это была такая мелочь. Черепахи вздрогнули, кто-то отшатнулся.

- Хочешь поговорить, крыса? Хорошо, - почти прорычал Шредер, сверля взглядом неподвижного Сплинтера. Грудь самурая вздымалась, пытаясь восстановить сбившееся дыхание - и резко опадала, неспособная вместить больше воздуха в неудобной позе. - Тогда отвечай, что с Эйприл?

- Тебе какое дело, жестянка? - не выдержал Рафаэль. - Ты всегда хотел только убить ее!

- Да не... - Саки осекся и скрипнул зубами. Нет, нет, нельзя такое говорить. Черепахи захотят использовать его. Уже хотят. Так же, как хотела использовать мать, как хотел использовать Йоши, как хотел использовать Крэнг... Каждый пытался отхватить свою долю, и теперь не осталось ничего. Только ярость и неокрепшие, непривычно теплые чувства к Эйприл - по крайней мере это нужно сохранить. Любой ценой. - Хотел бы убить - убил бы еще три года назад. Убил бы сейчас, пока мы были наедине!

- Саки, - мягко произнес Сплинтер, - я знаю, ты не желаешь Эйприл зла. Прими нашу помощь. Друг без друга нам не справиться с Крэнгом... и не освободить Эйприл.

- Да вы все заодно, - прошипел Саки. - Хороший шантаж. Только со мной не сработает. Верните мне энергию, и я разделаюсь с Крэнгом в одиночку!

- Думаешь, Крэнг сидит и ждет тебя сложа руки? - вмешался один из черепах. Глаза Шредера уже достаточно привыкли к свету, чтобы разглядеть голубую повязку. - Он наверняка хорошо подготовлен. Если ты проиграл ему один раз - сейчас тем более не справишься.

- Вернуть твою энергию может только Крэнг, - добавил Донателло, - но мы готовы поделиться своей. Если только ты будешь на нашей стороне. Мы тоже не хотим рисковать.

Пять пар глаз испытующе смотрели на Саки; его взгляд метался, зубы озлобленно скрежетали. Замкнутый круг. Черепахи придумали отличное средство шантажа... Разделаться с Крэнгом стало теперь для Шредера делом принципа. А от одной мысли, что Эйприл не в его руках, а в руках мерзкого слизняка, продирала дрожь. Саки привык держать все под контролем. В том числе и Эйприл. Сейчас же контроля не было. Совсем не было. Может быть, Крэнг пустит энергию журналистки на питание Технодрома. Может, продаст пленницу на шахты или в бордель. А может, использует как инструмент давления на всех врагов сразу... Японец выругался сквозь зубы. Самоуверенный комок должен получить по заслугам. Поводов все больше.

Саки здраво понимал: предложение черепах - единственный реальный шанс. Быть на одной стороне со Сплинтером... в глубине души Шредер был согласен со старым учителем в том, что к сломанной судьбе Ороку Саки больше приложила руку его собственная мать, чем Хамато Йоши. А остальное - то, что касалось Танг Шен, - забывалось рядом с Эйприл. Но после стольких лет вот так сдаться и согласиться? После всех унижений, пережитых благодаря черепахам?

Перед внутренним взором возникли огромные весы. На одной чаше - жизнь Эйприл и проступок Крэнга, едва не лишивший жизни самого Саки. На другой - верность давним обидам за падения в мусорный ящик, разрушенные приборы и сорванные планы по захвату мира.

Чаши колебались то в одну, то в другую сторону.

Если бы не черепахи, Шредер бы уже сидел на мировом троне. Возможно, даже избавившись от Крэнга. Эйприл была бы королевой, мать была бы наконец довольна сыном.

А еще - если бы не черепахи, он уже был бы мертв. И нет гарантии, что Крэнгу не пришло бы в голову использовать жизненную энергию чересчур зарвавшегося союзника раньше, не будь он занят черепахами.

Вздрогнув, чаша с жизнью Эйприл рухнула вниз.

- К'со... ладно, рептилии. - Голос Шредера зазвучал приглушенно, на октаву ниже, чем обычно. - Пожалуй, мы действительно можем... эффективно использовать друг друга. Пока что.


***

Микеланджело тихонько, как мышка, примостился на деревянном ящике в углу лаборатории и понемногу откусывал от ломтика пиццы. Взглянув со стороны, младший сам себя не узнал бы; вот только картинка, за которой он наблюдал, могла сподвигнуть и не на такое.

Донателло впервые работал над техникой не один. На пару с изобретателем вовсю гремел отвертками, звенел разводными ключами и напряженно пыхтел над заедающими деталями самый невероятный помощник, какого только можно было вообразить - Шредер.

- Нет, нет, нет, нет! - рявкнул японец. Донателло, сунувший было пальцы в разобранную панель управления порталом, непонимающе обернулся. - Ты не можешь замыкать эту схему без стабилизатора. Сколько раз в день твой портал ломается с такой сборкой?

- Каждый раз, как включаю, - усмехнулся черепашка, пожимая плечами. - Не забывай, мне никто не давал схем. И изучить ваш портал времени не было.

- Лучше бы ты анатомию Крэнга изучил. Путем вскрытия, - проворчал Шредер, подавая черепахе стабилизатор.

Микеланджело икнул и тут же испуганно прикрыл рот рукой. Нет, происходящее решительно не укладывалось в голове. Перед ними однозначно был даже не Ороку Саки, а сам Шредер - вернув силы, японец тут же без объяснений облачился в полный доспех. Может, стеснялся, что его лицо будет ассоциироваться с розовым халатом? Микеланджело едва удержался, чтобы не хихикнуть. Итак, Шредер, прямо в логове у черепах, и не пытается уничтожить их, а помогает!

Пальцы Шредера мелькали над проводами и микросхемами. Странно, Микеланджело был уверен, что шипы наладонников мешают свободно работать руками. Оказалось - нет. Правда, один раз японец все-таки чуть не проткнул плату, пытаясь залезть слишком глубоко, но вовремя остановился и, выматерившисть, все же перепоручил работу Донателло.

Чудо из чудес. Кто бы подумал, что Донателло и Шредера можно увидеть работающими вместе. И даже никаких воплей "проклятые рептилии"!

- Шредер, передай ключ на шестнадцать, пожалуйста, - проговорил Донателло. Микеланджело не сдержался и фыркнул; изобретатель подавил улыбку.

- Держи. - Шредер протянул ключ и выпрямился, скрестив руки на груди. - Как только портал будет исправен, я отправлюсь на Технодром и...

- Мы отправимся, - ненавязчиво напомнил изобретатель. - И я не думаю, что сразу бросаться в бой - лучший план. Тебе нужно столько энергии, что не хватило бы даже выпить двоих из нас полностью. И ты, и я, и ребята - все мы сейчас ослаблены. В экстремальных условиях это может сыграть злую шутку.

- Стимуляторы? - предположил японец.

- Стимуляторы, - кивнул Донателло. Гаечный ключ весело скрипел в зеленых руках мутанта. - У меня есть все необходимое. Но кто знает, насколько затянется предприятие? Вот почему лучше держаться вместе.

- У меня не затянется, - заверил Шредер, шикнув сквозь зубы. Микеланджело запоздало понял, что шипел Саки в адрес Крэнга, а не черепах. - Большая часть моей энергии ушла на мою же телепортацию, остальное наверняка уже растрачено, так что я выпью этого слизняка, как только доберусь до него!

Младший не сдержался и хихикнул.

- Смотри не подавись, Шредоголовый!

Японец даже не глянул в его сторону.

- Мне не хватит его энергии и на лишний шаг, куда там давиться. Это просто дело принципа. А потом я разработаю трансформатор...

- Электроэнергии в биоэнергию, - подхватил Донателло. - Да, я тоже над этим думал! Но на разработку уйдут месяцы, слишком разные частотные характеристики...

- С технологиями Измерения Икс может получиться и быстрее. К тому же... - Шредер задумчиво потер пальцами нижнюю часть маски. - Когда вы передавали мне свою энергию, я чувствовал ваши мысли. Чуть за пиццей не побежал, - глаза в прорези маски сузились почти добродушно, и Микеланджело с удивлением понял, что впервые видит улыбку Шредера. - Возможно, перекачав себе энергию Крэнга, я получу его технологические знания.

- Тогда я тоже хочу кусочек этих супермозгов! - усмехнулся Донателло. Ключ полетел на пол, чудом не ударившись в ботинок Шредера. - Так. Я ничего не забыл?

Согнувшись над панелью управления и прищурив один глаз, японец придирчиво оглядел внутреннее устройство.

- Ничего. Мы ничего не забыли, - Шредер сделал на "мы" такое же ударение, как Донателло минуту назад. - Включай.

- Эм, чуваки... вы же вроде не собирались отправляться сейчас? - вскочил Микеланджело, стряхивая с ладоней остатки пиццы.

- Мы и не собираемся, - пожал плечами изобретатель. - Просто небольшая проверка систем.

- Только и всего, - подтвердил Шредер.

Микеланджело забрался обратно на ящик, изо всех сил стараясь не таращить глаза. "Да эта парочка друг друга стоит! Сработались, как близнецы..." Вслед за этой мыслью пришла тоска. Что, если со Шредером Донателло интереснее, чем с братьями? Никто из черепах не разделял увлечений изобретателя. Конечно же, восхищались, хвалили, активно использовали, но обсудить технологические тонкости ему было не с кем...

"Это мой мутаген сделал вас теми, кто вы есть сейчас". Прямо как на кассете: "Люк, я твой отец". И ведь правда - каждый из черепашек что-то унаследовал от Шредера. Леонардо - боевые навыки, Рафаэль - ярость, Донателло - технический гений. Осталось только спросить, любит ли японец скейтборд и пиццу. В глубине души Микеланджело надеялся, что не любит.

- Отлично! - воскликнул Шредер. Микеланджело вздрогнул, отрываясь от мыслей; огромную раму портала, сконструированную Донателло еще несколько лет назад, наполняло вибрирующее голубое сияние. Отблески играли на кирпичных стенах. - Теперь посмотрим, как работают обзорные функции...

Изобретатель пробежался пальцами по кнопкам, и на экране портала отобразилась соседняя комната. Мастер Сплинтер в медитативной позе, перед ним точно в такой же - Леонардо, на диване - Рафаэль, с кислым лицом вертящий в пальцах сай.

- Прекрасно, все работает, - пробормотал Донателло, отключая портал. - Теперь за стимуляторы. Но сначала нужно перекусить. Пицца? - Изобретатель хитро скосил глаза на Шредера, тот посмотрел точно так же в ответ.

- Не рискну отбирать суши у крысы, поэтому... пицца!


За это сообщение автора Даниэла Крис поблагодарили (всего 2):
vombat (Ср 31 окт 2012 0:08) • Микоша (Вт 30 окт 2012 19:26)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#21  Сообщение Пн 29 окт 2012 14:52 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Пиши скорей дальше:) Я над твоим фиком то замираю в напряжении, то ржу в голос. На "Шредер, подай мне ключ, пожалуйста" меня просто не стало! Так же как и на финальном "пицца" :D :D И спасибо за описание поведения Дона, когда он, побитый, с пола подымался. Было стойкое ощущение, что Эйприл парня со своими проблемами уже просто измочалила, не дает спокойно поспать на крыше :D Жду продолжения!

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#22  Сообщение Пн 29 окт 2012 18:53 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
О, так это все-таки кто-то читает! Спасибо :) Пицца, хе... Дон просто в состоянии оглушения был после стольких ударов по голове.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#23  Сообщение Вт 30 окт 2012 0:55 
первая кровь
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 23 янв 2009 18:33
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 8
Благодарил (а): 5 раз.
Поблагодарили: 4 раз.
Очень увлекательный рассказ. Прочла на одном дыхании. Искрене надеюсь что вдохновение вас не покинет и продолжения не придется очень долго ждать.


За это сообщение автора Микоша поблагодарил:
Даниэла Крис (Вт 30 окт 2012 8:25)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#24  Сообщение Вс 11 ноя 2012 21:55 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Читать начало главы желательно под Arch Enemy - Revolution :)



***

Пухлый андроид неуклюже вышагивал перед обзорным экраном. Вправо-влево, вправо-влево. Крэнг нервно перебирал щупальцами. Крючок закинут. Сцена готова, роли расписаны... Но занавес по-прежнему не спешил подниматься. Роботы-шпионы докладывали всё. Шредер был в квартире у Эйприл О'Нил. Ему вернули силу, он своими ногами ушел. Ушел в канализацию... На этом доклады обрывались. Ни один из роботов не вернулся.

Впрочем, гигантский мозг мог сделать выводы и сам. Саки объединился с черепахами.

А если так, то надежды на дальнейшее сотрудничество можно отбросить.

Крэнг скрутил щупальца в тугие завитки. Нет, Шредер должен быть под контролем. Под его, Крэнга, контролем. Он слишком полезен. А еще - слишком силен, слишком хитер и в одиночку действует слишком эффективно. Мир Шредеру, конечно, не завоевать - даже если он восстановит свой клан ниндзя, это не ответ боевой сверхмашине и ордам каменных солдат. Но для самого Крэнга Саки представляет опасность. Лучше пусть соблазняется грандиозными планами и возможностями и раз за разом терпит неудачи. Или не терпит - пока он под контролем, это только к лучшему.

Но союз с черепахами... Должно быть, Крэнг совсем перегнул палку, если Саки на такое пошел.

Слизняк досадливо оскалился крохотными острыми зубками. Промыть Шредеру и без того убитые мозги... Рискованно. Слишком рискованно. Все эти годы Саки танцевал на грани, и стоит надавить чуть сильнее, как все рухнет... Впрочем, союзник-идиот не хуже союзника-мертвеца. И уж точно лучше, чем живой опасный враг.

В конце концов, Бибоп и Рокстеди отлично живут без мозгов. Шредер тоже сможет...

Но лучше не доводить до крайности. Обмануть, обхитрить, посулить золотые горы, напомнить обо всем, чего Саки натерпелся от Йоши и черепах... И только в последнюю очередь - ломать.

Остановив андроида, Крэнг скосил круглые сиреневые глазки на обзорный экран портала. Там вращалась трехмерная модель гигантского шара, полная схема Технодрома. Там и сям горели группки фиолетовых кружков - роботы клана Ноги. Почти незаметные белые крестики - роботы-шпионы. Пестрота разноцветных пометок в районе складов - боевые машины разных типов. Синие треугольники автоматических турелей, желтые клетки ловушек... Взгляд неудавшегося тирана пробежался по критическим точкам. Всё на месте.

- Где же ты, Саки... мой старый дружок...


***

Осторожно заглянув за угол, Шредер вскинул ладонь; следовавшие по пятам за японцем черепахи замерли. Быстро стрельнув взглядом по сторонам, Саки спрятался, вжался спиной в стену, сливаясь с тенью. Мерные шаги за поворотом обозначили строй механических патрульных.

Портативные глушители на поясах скрывали присутствие вторженцев от любых сканеров, даже от следящей системы портала, работающей за счет пространственных искривлений. Но это лишь до поры до времени, если не вступать в открытое противостояние... Боевые роботы глушителями не оборудованы, наоборот - повреждение каждого робота мгновенно отобразится на общей схеме. А в том, что Крэнг сейчас пристально наблюдает за схемой, Шредер не сомневался.

От бывшего повелителя Измерения Икс остался один мозг, зато он работает на двести процентов.

Шаркающие механические шаги смолкли; досчитав до десяти, Шредер снова заглянул за угол. Пусто. Японец выдохнул и махнул рукой, подзывая черепах.

- Этот коридор патрулируется каждые десять минут, - шепнул Саки, - но я бы рассчитывал не более чем на пять. Донателло, что у тебя?

- Никаких следов, - покачал головой изобретатель, вглядываясь в экранчик небольшого прибора, похожего на сканер уровня радиации. - То ли наводки от наших глушителей, то ли Крэнг глушит все сигналы жизненных форм. Или, что еще хуже - здесь Эйприл нет.

- Если они изменили режим патрулирования - главный компьютер тоже вряд ли на прежнем месте, - вполголоса проговорил Леонардо. Он зеленой тенью скользил вдоль стены за спиной Шредера. - Вернее, управление наверняка переключено на другой центр.

- Вполне возможно. - Шредер поднял голову; раскосые глаза холодно сузились при виде одиноко торчащей камеры наблюдения. Впрочем, турель рядом с камерой молчала. Глушители в порядке. - Более того, у старого главного компьютера наверняка засада. Но оттуда будет легче всего проникнуть в систему и узнать хотя бы примерное расположение нового.

- А может, даже отключить системы слежения... - добавил Донателло.

- Я бы не рассчитывал на это.

Десяток метров по пустынному коридору, среди тусклого мерцания белых светильников. Еще десяток. Еще. Рафаэль, Донателло и Микеланджело стискивали оружие, Леонардо и Шредер казались расслабленными. Они словно не прилагали усилий, чтобы неслышно красться - это получалось само собой.

- Пст!

С коротким шипением японец взмыл в воздух; прежде, чем сообразить, черепахи оказались рядом с ним, вцепившись в крепкие трубы под потолком. Внизу заскрипели колеса. Скосив глаза, непрошеные гости обнаружили двоих патрульных, похожих не то на мусорные урны, не то на гидранты. Когда-то такие роботы нападали даже чаще, чем фиолетовые пехотинцы... И уж точно представляли куда большую опасность со своими манипуляторами-жгутами невероятной длины. Им ничего не стоило бы протянуть щупы наверх и достать черепах даже на потолке. К счастью, глушители мешали учуять вторженцев.

Скрип и бибиканье затихли. Снова сосчитав до десяти, Шредер опустил голову, огляделся; затем расслабил ноги и повис на руках, не торопясь обратно.

- Что-то не так? - шепнул Леонардо.

Шредер коротко кивнул. Покачнувшись, массивное тело японца удивительно легко и бесшумно приземлилось на ноги, пурпурный плащ взметнулся в воздухе - и тут же слился с тенью в незаметной нише. Шипы доспехов тускло блеснули в отсветах ламп, обозначая приглашающий взмах рукой; мутанты один за другим спрыгнули вниз и метнулись к той же нише. Даже не будь камеры наблюдения обмануты глушителями, они бы засекли только смазанные зеленые тени.

Японец согнулся над небольшим решетчатым люком, разрезая прутья наладонными клинками, словно консервную банку.

- Буэ, ну и запах! - наклонившийся было к люку Рафаэль отпрянул, тряся перед ноздрями ладонью. - Это твоя комната, Шредоголовый?

- Скорее твоя, - отпарировал Саки, даже не глядя на мутанта. Клинок рассек последний металлический прут, смуглые пальцы ловко подхватили решетку и отодвинули в сторону. - Уплотнитель мусора. Крэнг выпустил со склада "страшилищ", а значит, по этому уровню к комнате управления незамеченными не подобраться.

Поморщившись от запаха, Леонардо заглянул в люк.

- Какой график у уплотнителя? - спросил Донателло. По-прежнему сидящий на корточках Шредер поднял голову, глядя в глаза изобретателя.

- Никакого. Он работает на датчиках. Если не прикасаться к стенам выше двух метров над полом, прессы не активируются.

- Раз плюнуть, чувак, - с облегчением улыбнулся Микеланджело. - На такой высоте у нас только твоя макушка, а ты вроде не любитель биться головой о стены.

- Ошибаешься, рептилия. - Глаза в прорези маски сощурились, обозначая нехорошую улыбку. - На полу всегда полтора метра мусора как минимум. К тому же мы будем прыгать сверху.

Младший икнул и испуганно прикрыл рот рукой. Шредер с прежней улыбкой похлопал Микеланджело по плечу - и сиганул в люк прежде, чем мутанты успели произнести хотя бы слово. Леонардо молча занес ногу, готовясь прыгнуть следом; Рафаэль оскалился и стиснул саи так, что побелела чешуя на костяшках пальцев.

- Лео, стой.

Лидер непонимающе обернулся.

- Он же ведет нас в ловушку. Сейчас нарочно активирует пресс и бросит нас там, - вояка говорил приглушенно, но в голосе все равно слышались рычащие нотки. - Нужно опередить его. Пускай сам остается в прессе и превратится в лепешку. Мы справимся и без него!

- Пока Крэнг жив, Шредер нас не тронет, - возразил Донателло. Леонардо, покачав головой, спустил в люк вторую ногу и уселся на краю. - Он уже спас нас от роботов-"страшилищ". И от солдат. Мы нужны ему как минимум чтобы отвлечь внимание Крэнга. А значит, пока мы в безопасности.

- Я ему не верю.

Голос Рафаэля был угрожающе низким.

- Никто не верит, - рассудительно произнес Леонардо. - Ни мы ему, ни он нам. Но держаться вместе - наш единственный шанс покончить с Крэнгом и спасти Эйприл. У тебя будет время выяснить со Шредером отношения, Раф. Но не сейчас.

Голова в голубой повязке исчезла в темноте люка. Следом нырнул Донателло; затем, виновато улыбнувшись брату, Микеланджело. Рафаэль стиснул кулаки еще крепче, скрипнул зубами. И прыгнул.


***

Черные глаза внимательно следили за каждым движением ловких зеленых тел. Один за другим мутанты спрыгивали из люка высоко под потолком - и приземлялись на выступающие из груды мусора обломки ящиков и приборов, идеально балансируя даже на острых гранях. Сам Шредер сидел на корточках, обхватив ступнями небольшой металлический цилиндр - остатки технической подпорки. Из-за тяжести плаща японцу приходилось наклоняться вперед.

- Долго, - заметил Саки, с прищуром глядя на Рафаэля. Мутант скрипнул зубами, но не произнес ни звука. - Теперь - осторожно.

Шредер указал на несколько массивных обломков, наклонившихся угрожающе близко к стене высоко над головой. И, не дожидаясь реакции спутников, прыгнул на криво вклинившийся между кусками отходов контейнер. Взметнулся в воздухе плащ, легкий звон сопроводил удар подошв о металл - и снова тишина. Голова в шлеме резко обернулась к спутникам.

- Ладно, парни... - шепотом выдохнул Леонардо. - Вы слышали. Осторожно.

Сжавшись, как пружина, лидер взмыл в воздух - и приземлился на угол торчащей снизу балки. Следом один за другим, бесшумно - остальные. Взгляд Шредера неотрывно следовал за безмолвными зелеными тенями, взлетающими и опускающимися без единого шороха и лишнего движения. Дождавшись, пока черепахи замрут, Саки снова прыгнул. Еще прыжок, еще шаг к выходу - небольшому, неприметному на первый взгляд овальному люку в стене. Еще. И еще.

Последним прыжком Шредер оказался на крохотной площадке возле люка и оглянулся на черепах; ладонь самурая замерла в миллиметрах над сенсором двери, готовая активировать замок. Леонардо достаточно удобно пристроился на корпусе старого монитора; Рафаэль скрипел зубами, балансируя на изогнутой ржавой трубе; Донателло упер бо в груду мусора, чтобы не свалиться с обломка переборки; Микеланджело облюбовал старый покореженный холодильник.

Саки вопросительно дернул подбородком; четыре зеленых головы кивнули в ответ. Смуглая ладонь легла на датчик, люк с шипением отъехал в сторону. Голова в шлеме высунулась в коридор, Шредер замер, прислушиваясь.

Рафаэль скрипнул зубами громче. Японцу ведь ничего не стоит сейчас сбежать и заблокировать дверь, оставив черепах в ловушке. Если бы только быть поближе к выходу...

Снова повернувшись к спутникам, Саки отодвинулся в сторону, освобождая проход. Выбираться из мусороуплотнителя он не спешил.

- Все чисто, - тихо проговорил он. - Но привлекать внимания не стоит. Быстро.

Леонардо кивнул.

- Понял.

Смазанным силуэтом лидер исчез в проеме люка - и растворился в тени. Не колеблясь ни секунды, Донателло оттолкнулся шестом от пола, как гимнаст, и прыгнул следом; за ним, с легкостью бабочки - Микеланджело. Рафаэль медлил, прикидывая лучшую траекторию для прыжка. Ему досталась не лучшая позиция - в опасной близости от стены, на ржавой шатающейся трубе, которая издали выглядела куда надежнее. И рядом с одной из балок, почти подпирающей стену под потолком. Миллиметровый промах грозил гибелью.

Карие глаза в прорезях красной повязки лихорадочно шарили взглядом по другим опорам. Можно прыгнуть на монитор, где только что был Леонардо. А выдержит ли труба? Рафаэль присел ниже, пружиня на ненадежной опоре; ржавый металл тихо заскрипел, и черепаха замер, невольно задержав дыхание.

На этой железке даже шевелиться опасно, не то что прыгать...

Подняв взгляд, Рафаэль уткнулся в те же внимательные черные глаза. Не сумев убить безоружного Шредера, вояка все же не проникся к нему симпатией и по-прежнему ждал любой подлости. Ждал, что Шредер бросит его здесь. Или активирует пресс и бросит. Но японец не шевелился, только наблюдал. Может, хочет лично увидеть гибель черепахи?

Труба скрипнула, словно напоминая о своей ненадежности, поторапливая. Надо скорее убираться отсюда.

Зубы Рафаэля заскрежетали. Вероятность не задеть стены почти нулевая. Значит, нужно быть не просто быстрым - молниеносным. И Шредер... чего же он ждет? Братья не показывались, очевидно, уверенные в безопасности Рафаэля или увлеченные новым противником. А может, и вовсе тихонько убитые наемниками Шредера. Все возможно.

Металл под ногами снова заскрипел; Рафаэль с усилием отогнал дурные мысли. Не сейчас. Всё - не сейчас. Попав под пресс, никого не спасешь. Нужно прыгать...

- Сейчас! - шепотом скомандовал Шредер, и Рафаэль бессознательно подчинился. Ступни оттолкнулись от трубы, крепко сложенное зеленое тело взмыло в воздух - и приземлилось на более удобном обломке. Со скрипом ржавая опора, с которой спрыгнул Рафаэль, развалилась надвое; половина просела вниз, вонзаясь глубже между кусками мусора, вторая со звоном рухнула на ближайшую балку. Помещение содрогнулось от низкого, вибрирующего скрежета.

Рафаэль вздрогнул, зрачки резко расширились. Нет, нет, не сейчас! Только не это!

- Пошел! - рявкнул Шредер, и вояка только сейчас осознал, что застыл в полуприсяде на широком куске обшивки, глупо тараща глаза на неумолимо приближающуюся стену, которая еще полминуты назад была неподвижна. Усилием воли Рафаэль прыгнул, не думая, наобум; словно в замедленной киносъемке, метры пустого пространства внизу проносились мимо, и внезапно времени оказалось достаточно, чтобы понять - до площадки возле выхода он просто не долетит.

Мусор внизу скрежетал в унисон со скрипом пресса.

Рафаэль рванулся в прыжке, отчаянно пытаясь достать до края, хотя бы уцепиться рукой, чтобы не коснуться обломков, не застрять между ними. Пальцы скользнули по острому углу вниз, черепаха зажмурился...

И ударился панцирем о стену, повиснув в воздухе. Что-то крепко сжимало ему запястье.

- Лезь вверх! - прорычало над головой.

Рафаэль приоткрыл один глаз, второй. Свесившись с площадки, Шредер держал черепаху за руку, брови сведены к переносице, глаза пылают яростью. От этого взгляда Рафаэля пронзило, словно электрическим током, и, оглянувшись и увидев все те же смыкающиеся стены, вояка подтянулся вверх, уцепился свободной рукой за край - и одним рывком вылетел в просвет люка, чиркнув панцирем по обеим стенам сразу. С лязгом пресс сомкнулся.

Черепаха приземлился в группировке, тяжело дыша и тупо глядя в воздух. Отблески технических светильников заслонила тень.

- Идем. До комнаты управления еще далеко, но здесь меньше вероятности, что нас заметят, - раздался рядом низкий спокойный голос, приглушенный маской.

- Я проверил, в коридоре чисто, - отозвался мягким полушепотом Леонардо. - Идем. Раф? Идем.

Рафаэль медленно выпрямился, уставившись на скрытую фиолетовым плащом спину.

Кажется, Шредер только что уплатил часть жизненного долга.


***

Тишина. Ничего. В какой-то момент следящая система портала уловила пространственное искривление, но этим и закончилось - ни камеры наблюдения, ни роботы нарушителей не обнаружили... Взгляд Крэнга нервно метался, стараясь уследить сразу за всеми метками на схеме, хотя говорящий мозг прекрасно знал - повреждение или уничтожение робота обозначится сигналом тревоги.

Ничего.

Крэнг начинал нервничать. Искривление было небольшим и быстро исчезло, но нельзя исключать возможности, что Шредер уже здесь. Что он придумал, как обмануть все следящие системы разом, как избежать стычки с роботами... Сам Крэнг зашел слишком далеко, чтобы допускать мысль о слабости противника.

На всякий случай он разблокировал один из складов и выпустил роботов-"страшилищ". Лучшие сенсоры, более совершенное оружие по сравнению с механическими солдатами... Сейчас все может пригодиться.

Мечась взглядом по экрану, Крэнг не сразу обратил внимание на зеленый огонек активации над мусороуплотнителем. Наткнувшись на сигнал, слизень озадачился. Нет, конечно, туда могли сбросить что-нибудь превышающее критический объем. Но не слишком ли подозрительное совпадение - активация уплотнителя вскоре после пространственных искажений?..

Уголки широкого безобразного рта дрогнули в нервном подобии улыбки.

- С возвращением... - прошептал Крэнг, набирая на панели управления новую команду, - ...Саки-тян.


За это сообщение автора Даниэла Крис поблагодарил:
Микоша (Вт 13 ноя 2012 11:25)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#25  Сообщение Вт 13 ноя 2012 11:32 
первая кровь
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 23 янв 2009 18:33
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 8
Благодарил (а): 5 раз.
Поблагодарили: 4 раз.
Уважаемый автар, рада что муза была благосклона к вам и продолжение появилось :reading: Глава как и предыдушие очень хороша . Жду с нетерпением следующей главы.


За это сообщение автора Микоша поблагодарил:
Даниэла Крис (Вт 13 ноя 2012 17:03)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#26  Сообщение Вт 20 ноя 2012 10:16 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Эй! На том конце интернета! Что за молчание?:) Мне очень интересно узнать продолжение истории, ибо от работающих вместе черепах и Шреддера просто ведет голову. Ты здорово описываешь Крэнга! Идеально работающий мозг, возможности которого намного превышают стандартные. То как он мыслит, как он действует. Благодаря твоему стилю я вижу его в реальности в мельчайших подробностях. И Шреддер, разумеется, просто шикарен. В твоем исполнении он настолько неоднозначен, интересен и многогранен, как будто я заново открыла для себя этого персонажа. Действуй! Пиши!

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#27  Сообщение Ср 21 ноя 2012 8:42 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Мне самой интересно узнать, но увы, реал такой реал. Экзамены и еще кой-какие проблемы, писать просто некогда. Вот потому я и старалась дописать летом - сейчас это сделать тяжко :(
Спасибо за теплые слова! Насчет Крэнга удивительно, последнее время он описан буквально урывками =)
Шредер просто сосредоточен на выполнении задания и его не отвлекает ни идиотизм Бибопа с Рокстеди, ни мысли о соперничестве с союзниками, ни неудачное оружие - в общем, всё, что ему всегда мешало, отсутствует. Видит цель, не видит препятствий и очень верит в себя. Ну, и старается эффективно использовать доставшуюся ему команду =)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#28  Сообщение Ср 21 ноя 2012 9:40 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Ты здорово объяснила поведение Шреддера. Мы ведь действительно впервые видим его в такой напряженной ситуации, где цель так ясна, где Шреддер оценивает происходящее с совсем непривычной ему стороны, плюс в такой довольно сильной и бесшумной команде. А Крэнга я оцениваю во всем произведении, а не только в последней части:)

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#29  Сообщение Вс 25 ноя 2012 19:01 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
***

Коридор на техническом уровне, казалось, был создан для того, чтобы прятаться. Тусклый грязновато-белый свет, выемки и ниши в стенах, трубы на потолке - более чем достаточно мест, куда можно убраться с пути патрульных роботов. Да и патрулировали коридор только солдаты Клана Ноги; более опасных машин здесь не было. Черепахи позволили себе немного расслабиться.

Шредер расслабляться не спешил. Легкость, с которой удавалось сейчас избегать внимания солдат, наталкивала на мысль, что у Крэнга есть еще пара запасных планов. Менее очевидных и потому более опасных, чем атака роботов, сколько бы этих роботов ни было. Например, скрытые ловушки вроде тех щупалец-манипуляторов в лаборатории. Саки никогда не интересовался, как работает Крэнг в одиночестве. Но, похоже, с таким союзником стоит изучать каждую мелочь.

"Жаль, шанс уже не представится".

Направо. Нырнуть в нишу, переждать патруль, дальше. Налево. Направо. Черепахам приходилось полностью полагаться на Шредера, нравилось им это или нет; сам же японец только надеялся, что Крэнг не успел кардинально перестроить Технодром за время отсутствия напарника. Снова налево, ползком по узкому лазу в трубопроводе. Шредер втянул живот и прижался к широкой трубе внизу, стараясь не касаться раскаленной ветки отопления над головой. Черепахи последовали его примеру.

Спустя добрую сотню метров Саки остановился, щурясь на тусклый свет лежащего впереди коридора; жар от трубы отопления плавил воздух перед глазами.

- Что там? - нетерпеливо шепнул Микеланджело откуда-то из хвоста колонны. Кто-то из черепах зашикал.

- Патруль, - коротко бросил Шредер. Впереди, за выходом из трубопровода, маячили фиолетовые маски - покачиваясь, парами. Четыре пары. Выждав минуту после того, как последняя маска скрылась из виду, Саки подтянулся на руках и спрыгнул на пол. Черепахи - следом.

- Уф, наша канализация как-то посвежее, - заявил Микеланджело, обмахиваясь ладонью. - Я чуть в черепаховый суп не превратился там!

Полуобернувшись, Саки взглянул на младшего с почти что демоническим блеском в глазах. Микеланджело испуганно притих.

- Я запомню рецепт, рептилия.

Микеланджело прижал обе руки ко рту и помотал головой, вытаращив глаза. Но Шредер уже не обращал внимания ни на страх младшего, ни на возмущение и недоумение братьев; скользнув к углу и прижавшись спиной к пыльной стене, японец заглянул за поворот.

- Чисто, - Саки махнул рукой и выпрямился, покидая укрытие.

В этом коридоре было еще темнее, чем в предыдущем - часть технических светильников перегорела, один на последнем издыхании мерцал и потрескивал, отчаянно пытаясь стабилизировать ток на полуразъеденных электродах. Вторженцы привычно крались вдоль стены, но уже не вплотную, больше для успокоения. Что там разглядят роботы в этой полутьме?

Коридор закончился ободранной дверью - когда-то хромированной, теперь тусклой, с пятнами ржавчины. На панели сбоку поблескивал красный огонек блокировки.

- Оу, закрыто, - разочарованно протянул Микеланджело. Леонардо взглянул на хмурое лицо Саки.

- Что-то не так?

Не отвечая, Шредер склонился над панелью; Донателло пристроился рядом. Пальцы японца пробежались по кнопкам, панель пронзительно пискнула.

- Крэнг знает, что мы здесь.

- Что? - глаза Рафаэля округлились. Шредер досадливо шикнул и сцепил зубы под маской.

- На этом уровне двери блокируют редко. А сейчас даже коды доступа сменили, - процедил Саки. - Нужно убираться отсюда.

Донателло проверил глушитель на поясе.

- Камеры не могли нас засечь, - обеспокоенно произнес он. - И роботы тоже!

- Нас - нет. Активацию пресса - легко.

Шредер взлетел на ноги и помчался в обратном направлении. Помедлив, мутанты бросились следом. Поворот, еще поворот. На очередном углу Саки притормозил, вскинув кулак; пропустив очередной патруль и отдышавшись, компания помчалась дальше. Очередная ветвь снова окончилась тупиком. И снова. И снова.

- К'со! - прошипел Шредер. Он стоял возле блокированной панели, упираясь ладонями в колени, и тяжело дышал, восстанавливаясь после пробежки.

- Весь уровень перекрыт, - пробормотал Рафаэль. Он выглядел необычайно подавленным - по мнению Шредера, отнюдь не зря.

- Может, я смогу взломать систему? - Донателло опустился на колени перед панелькой. Саки покачал головой.

- Незаметно?

- Постараюсь, - помедлив, изобретатель кивнул. - Отсюда есть какие-нибудь выходы, кроме этих?

- Мусоропровод здесь заканчивается. Вентиляция на другие уровни не ведет... - Шредер задумчиво постучал пальцем по нижней части маски. - Но может вывести нас за пределы блокированной зоны. Где наверняка все оцеплено.

- Но это все же шанс, - вмешался Леонардо. - Один из нас может пробраться через вентиляцию и разведать обстановку. Если есть возможность остаться незамеченными - полезем по вентиляции. Нет - попытаемся взломать дверь.

- И перебьем всех этих дебильных роботов, - глаза Рафаэля сверкнули, пальцы крепче стиснули оружие. Шредер сдвинул брови.

- Я не знаю всех ловушек Крэнга. Открытое противостояние опасно, - с нажимом произнес японец. - Вас он никогда не воспринимал всерьез. Вы были только занозой, помехой планам, но не более. Я - другое дело. Я собираюсь уничтожить Крэнга, и он это знает. А значит, постарается уничтожить меня.

- А выхода, в общем-то, и нет, - Леонардо пожал плечами. - Нас уже заметили, сражение только вопрос времени. Мой план позволит его оттянуть.

- Только не слишком долго, - напомнил изобретатель. - Стимуляторов хватит еще на пару часов, не больше.

- А нам больше и не надо. Майки?

Встрепенувшись и заметно повеселев, младший кивнул; зеленые пальцы ухватились за край вентиляционного отверстия, ловкое тело мутанта взлетело вверх - и скрылось, зашуршало в узком ходу. Шредер не мигая смотрел вслед; Донателло бормотал под нос, разглядывая и ощупывая кодовую панель двери.

- Тише, - произнес Саки. Черепахи замерли. - Слышите?

В вентиляции что-то шипело. Шорох движений Микеланджело затих.

- Ребята? - виновато раздался из хода приглушенный голос. - Кажется, через этот лаз мы не пройдем...

Шредер скрипнул зубами. Из вытяжного отверстия медленно выползали струйки зеленоватого дыма.

- Выбирайся оттуда! - рявкнул японец. - Все назад!

- Газ! - вскрикнул Донателло, отпрыгивая от двери и зажимая рукой ноздри. - Майки, как там Майки?

Шредер выхватил из-за пояса небольшой треугольный респиратор, приложил к маске - контакты с шипением соединились. Леонардо тем временем метнулся в сторону от вентиляции, набрал полную грудь воздуха - и прыгнул к отверстию. Схватился за край, подтянулся, до пояса скрывшись в темноте хода - и появился снова, таща обмякшее тело Микеланджело. Рафаэль понял брата без слов: последовав примеру лидера, задержал дыхание и подхватил младшего под панцирь, помогая уложить на пол.

Оказавшийся рядом Донателло притронулся к шее Микеланджело и показал большой палец - жив. Шредер сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, задержал дыхание и приложил респиратор к лицу пострадавшего.

Воздух в коридоре постепенно мутнел от зеленого дыма.

Подождав минуту, Шредер зажал Микеланджело ноздри и снова подышал через маску сам; вопросительно обвел взглядом черепах. Те помотали головами. Саки опять приложил маску к лицу Микеланджело. Тот приоткрыл глаза.

- Что случилось? - пробормотал младший. Зажав ему нос и рот ладонью, Шредер снова надел респиратор.

- Сейчас наберете воздуха и задержите дыхание. Маска у меня только одна, а дайверы из черепах лучше, - проговорил Саки. - Если вентиляция блокирована, смысла скрываться больше нет.

Мутанты молча кивнули. Подышав еще полминуты, Шредер пустил маску по кругу; надев респиратор снова, японец наотмашь ударил шипами по блокирующей панели, разрубая ее на части.

Зеленый от яда воздух вспыхнул красными огнями тревоги, завыли сирены. Вторженцы не стали задерживаться. Подхватив все еще нетвердо стоящего на ногах Микеланджело, они вырвались в свободный коридор.


***

Первая стычка с солдатами ознаменовала выход из ловушки - как и предполагал Шредер, блокированную зону оцепили, и огонь открыли сразу же, стоило незваным гостям показаться в проеме разбитой двери. К счастью, здесь был только взвод клановых солдат, три десятка безмозглых роботов в фиолетовом. Леонардо взял на себя защиту Микеланджело - осторожно посадил под стенкой и закрывал собственныым телом и клинками, отражая бластерные выстрелы. Рафаэль с яростным рыком крушил солдат направо и налево, посох Донателло казался смертоносным веером. Шредер превратился в пурпурно-стальной вихрь, отражая выстрелы наручами и умудряясь обезвреживать роботов одним ударом. Пара минут - и от взвода ничего не осталось.

- Осталось только вывести на стене "Шредер и мутанты были здесь", - со странным мрачным удовлетворением произнес Саки, восстановив дыхание. - Вдруг Крэнг еще этого не понял.

Леонардо взглянул на кашляющего Микеланджело, нахмурился при виде зеленых струек дыма.

- Надо идти дальше, - проговорил лидер. - И заблокировать дверь снова. Газ проникает сюда.

- Может, я смогу перепаять конта... - начал было Донателло. Шредер перебил.

- Нет времени.

Приблизившись, Саки ударил кулаком в одну створку, другим - во вторую. Могло показаться, что он просто в бессильной ярости крушит дверь, но это было не так - шипы наладонников воткнулись в металл и прочно засели там, образовав подобие якоря. Шредер рванул руками навстречу друг другу - тяжелые створки сдвинулись с места. Наладонники заскрипели, грозя развалиться на части, рельефные мышцы на руках и груди японца вздулись, и створки поползли навстречу друг другу, пока не сомкнулись с громким лязгом.

- Нужно зафиксировать... - почти прохрипел Шредер, с явным трудом удерживая створки закрытыми. - Откроется!

Взгляды черепах лихорадочно метались в поисках решения. Донателло опомнился первым; схватив обломок разбитого робота, изобретатель воткнул его как клин между створкой и рамой, стараясь загнать как можно глубже внутрь. Леонардо и Рафаэлю не пришлось объяснять. Спустя несколько секунд с каждой стороны двери торчал добрый десяток таких клиньев. Шредер расслабил руки. Створки скрипели, но держались.

Упершись подошвой в дверь, японец выдернул шипы; от усталости он не успел удержать равновесие и плюхнулся на пол, тяжело дыша. Лицо под маской и плечи блестели от пота.

- Добавочки? - почти заботливо осведомился Донателло. Дождавшись кивка, он приставил к плечу японца шприц и ввел стимулятор. - Напомни, чтобы дома я собрал тебе новую печень.

Саки отмахнулся.

- Не одни вы здесь ГМО.

Донателло поднял брови под маской; Рафаэль в стороне фыркнул.

- Теперь ты будешь примазываться к мутантам? - недоверчиво спросил вояка. Шредер поднял голову, глядя ему в глаза.

- А где ты видел японца моего телосложения в шесть с лишним футов ростом?

Рафаэль не нашел, что ответить.

- Идем, - отдышавшись, Саки поднялся. Донателло помог встать уже почти оклемавшемуся Микеланджело. - Сейчас прибудут новые солдаты. Нельзя оставаться на одном месте.

Шредера передернуло от собственных слов. Перед внутренним взором он почти явственно увидел, как где-то там, в центре управления, в довольной ухмылке расплывается слизкий клыкастый рот.


***

Прикусив губу и стараясь не шевелиться, Эйприл почти не мигая смотрела на две широких спины. Бибоп и Рокстеди, приставленные к журналистке для охраны, не обращали на нее никакого внимания; мутанты всецело были заняты игрой, ожесточенно ругаясь и вырывая друг у друга приставку. В любой другой обстановке можно было найти ситуацию забавной. Два громилы спорят из-за игры, как маленькие дети! Но сейчас почему-то Эйприл это не забавляло.

- Эй, шас мая очередь играть, а ты старажи рипартершу! - гнусавил Рокстеди, пихая Бибопа локтем и пытаясь добраться до управления. - Ты ужы играл толька что!

- Тиха! Маё время ищо ни вышла, хру! - визжал кабан, накрывая приставку своим телом. - Ты патом паиграишь!

- Нед, сичас я буду играть!

- Нед, я!

Рокстеди навалился на Бибопа, тот с визгом дернулся в сторону, натягивая провод - и экран потух.

- Дыбил! - хрюкнул Бибоп расстроенно. - Пасматри, што ты наделал хру.

- Нед, эта фсё ты!

Эйприл уставилась на экран почти умоляюще. Только бы он подключился к камерам наблюдения. Только бы показал, что Саки или черепахи здесь... Неизвестность пугала хуже всего. Со Шредером предсказать события было легко. Сейчас же - кто знает, не захочет ли Крэнг внезапно подать ток еще и на пол клетки? Или забрать у Эйприл жизненную энергию? Журналистка вздрогнула.

- Выпустите меня! - подала Эйприл голос впервые за долгое время. - Эй!

Бибоп и Рокстеди недоуменно обернулись.

- Я бы с радостью, хру, - пробубнил Бибоп, - но я нипомню, каг аткрываица эта ришотка.

- И я тожы, - закивал Рокстеди. - Такшта извини. Можыт, бос тибя освободит.

- Надеюсь... - прошептала Эйприл. - Надеюсь.

***

Вой сирен бил по ушам, от красных вспышек сигнализации болели глаза. Донателло жалел, что не позаботился хотя бы о защитных очках - и готов был поспорить, что Шредер думает как минимум о том же. Впрочем, никто из вторженцев не выдавал неудобства. Часто моргали, морщились, но бежали молча, вымещая весь негатив на попадающихся на пути клановых солдатах. А попадались те все чаще и чаще, существенно замедляя путь.

- Да сколько же их тут! - воскликнул Микеланджело, обрушив нунчаки на голову очередного фиолетового робота. Удар ноги отшвырнул механического солдата в дальний угол, где тот и взорвался. - У меня восемнадцать уже!

- Ха! - Рафаэль с ожесточением воткнул сай в затылок другого робота. - Тридцать два! - Взмыв в воздух, вояка голыми руками оторвал голову третьему. - Тридцать три! Просто признай, Майки, я быстрее, - Рафаэль приземлился в группировке, карие глаза довольно блеснули.

- Это нечестно, я был нездоров! - возмутился младший, добивая последнего робота. Леонардо и Донателло тихо посмеивались.

Шредер шагнул вперед, прислушиваясь; голова в шлеме повернулась в одну сторону, в другую. Подавив смех, лидер черепах выжидающе уставился на самурая. Здесь, на Технодроме, Саки явно чувствовал опасность лучше мутантов, так что Леонардо даже перестал задавать вопросы.

- Здесь ловушка, - произнес Шредер, не двигаясь с места.

- Какая? - испуганно икнул Микеланджело. Саки опустил взгляд, изучая рельеф пола.

- Не знаю. Датчики на стенах. - Шредер указал на ряд небольших круглых датчиков от пола до потолка. - Раньше их не было.

- Мы уже все равно выдали себя, какая опасность в датчиках? - удивился Леонардо.

Саки покачал головой.

- Оружие есть не только у роботов.

- Позвольте мне, - Донателло приблизился, разглядывая находку. - Кажется, я знаю, что это. Отойдите.

Дождавшись, пока братья посторонятся, изобретатель тоже шагнул назад, размахнулся и бросил на пол небольшое устройство. Стена дыма вырвалась вверх; на уровне датчиков ее пересекали ровные алые линии.

- Лазерные сенсоры, - скрипнул зубами Шредер. Пробраться между лучами не представлялось возможным - линии шли строго параллельно друг другу на расстоянии менее полуфута. - За угол.

Коротко кивнув, черепахи отступили еще дальше, скрываясь за поворотом. Шредер подхватил обломок робота, сделал несколько шагов назад. Размах, бросок - и Саки тоже скрылся за углом коридора, не дожидаясь, пока импровизированный снаряд поразит цель.

Бу-бу-бу-бу-бух!

Черепахи инстинктивно зажмурились и открыли рты, отчаянно прижимая ладони к ушным перепонкам. Шредер тоже умудрился зажать уши, просунув пальцы под шлем.

Дождавшись, пока стихнет гул отголосков последнего взрыва, Шредер выглянул из-за угла. Коридор наполнился густым, непроницаемым черным дымом. Японец кашлянул.

- Проклятый слизняк, - пробормотал Саки. - Я ничего не вижу.

- Сюда приближаются роботы, - проговорил приблизившийся Леонардо. - Не меньше, чем в прошлый раз. И, по-моему, немного другие.

- Откуда ты знаешь? - Шредер повернулся к лидеру, снова надевая респиратор. Глаза Леонардо по-доброму сузились.

- Черепахи чувствительны к низким звукам. Приготовиться, ребята!

- Кавабунга! Сейчас я сравняю счет, - глаза Микеланджело радостно загорелись - и тут же широко распахнулись от смеси испуга и удивления. - Что за?!

Рев сигнализации перекрыл оглушительный свист, длинное гибкое металлическое щупальце обрушилось из черноты, хлестнув по полу - мутантам чудом удалось отпрыгнуть в стороны. Шредер оскалился, присел, скрещивая предплечья в блоке.

- Сёкусю га кирай, - прошипел он себе под нос. - "Страшилища"!

Подтверждая его слова, из редеющего дыма выехал добрый десяток круглых одноколесных роботов, ощетинившихся парами длинных телескопических "щупалец". Щупальца стальными кнутами хлестали по стенам, полу, потолку, обвивались вокруг ног, норовили схватить или ткнуть куда-нибудь; стоило обрубить или оттолкнуть одно, как еще несколько атаковали с других сторон. Пришлось отступить в дальнюю часть коридора; щупальца извивались на одном уровне, безуспешно пытаясь достать противника.

- Репульсоры! - догадался Донателло. - Шредер, у них есть репульсоры?

- Нет, - рыкнул Саки, отбивая наручем все-таки дотянувшееся щупальце. - А что?

- Смотри!

Дым рассеялся окончательно, обнаруживая последствия взрыва - там, где раньше были датчики, коридор попросту прерывался. На протяжении двух метров не было ни пола, ни потолка, ни стен, только обломки обшивки и оскалившиеся ребра технических распорок. "Страшилища" замерли на другой стороне разлома, неспособные перелететь или перепрыгнуть через дыру в полу.

Черные глаза засияли.

- Встретьте свою гибель! - прорычал Шредер. Запустив обе руки за спину, он резко выбросил ладони вперед, швыряя в роботов сразу несколько сюрикенов. Секунда тишины, взрыв - и обломки "страшилищ" черным фейерверком посыпались в прореху. Саки довольно хмыкнул.

- Взрывающиеся сюрикены, - пробормотал Донателло. - Полезная штука. Надо взять на заметку.

- Надо, - согласился Саки. Нагнувшись, он подхватил винтовку из оторванной руки кланового солдата. - А еще нам явно не помешают бластеры.


***

Черепахи уже потеряли счет времени, коридорам, ловушкам и роботам. Если бы не два последних пункта, до комнаты управления уже давно можно было добраться, но Крэнг подготовился на удивление хорошо. И Шредер, и мутанты не раз воздали хвалу стимуляторам - стычки явно имели целью даже не столько уничтожить, сколько вымотать вторженцев.

- Мне кажется, Крэнг... готовит нам... грандиозный сюрприз в финале, - заметил Саки, переводя дыхание. Он стоял возле очередного угла, согнувшись и упершись ладонями в колени, как марафонец после жестокой тренировки.

- Например? - точно так же согнувшийся Рафаэль повернул к японцу голову.

- Например, заберет... остатки энергии. У всех нас.

- И у Эйприл тоже... - пробормотал Леонардо. Шредер скрипнул зубами.

- Да... и у нее.

Чуткий черепаший слух уловил шаги; высунувшись из-за угла, Рафаэль выпустил несколько зарядов в очередной клановый патруль.

- Донателло, сколько у тебя еще стимуляторов? - спросил Саки.

- Две порции, - покачал головой изобретатель. - Так продолжаться не может. Нам нужен другой план.

- Их слишком много, - с рычащими нотками бросил Рафаэль, снова отстреливаясь. - Бластеры экономят силы, но... получай, зараза! ...но мы все равно измотаны.

- До комнаты управления не так далеко, - возразил Шредер. - Там мы сможем заблокироваться и отдохнуть. Главное проникнуть в систему и узнать, где Крэнг и где он держит Эйприл, а дальше за мной не заржавеет.

- Ловлю на слове, железная морда, - Рафаэль отбросил разряженный бластер. - Ну что, парни, коридор чист.

- Погнали, - кивнул Леонардо.

Глубоко вдохнув и выдохнув, Шредер снова возглавил партию. Задержались только на полминуты - выбросить непригодное оружие и отобрать у разбитых роботов новое.

Коридоры технического уровня и так чистотой не отличались; позади вторженцев они покрывались новыми слоями пыли и копоти. Пол устилали обломки механических тел и бластеров. Прокладывание пути превратилось в отточенную схему: укрыться, открыть огонь, выбросить разряженное оружие, добить оставшихся противников вблизи, подобрать новые бластеры и двигаться дальше. Черепахи не раз мысленно поблагодарили Шредера за идею с бластерами, особенно во время стычек со "страшилищами". Последних, как назло, становилось все больше.

Саки уверенно вел команду вперед сквозь мешанину стрельбы и дыма; так уверенно, что завернув за очередной угол, черепахи оторопели. Тупик! В закутке, куда свернул Шредер, не было даже намека на двери или технические люки.

- Что за шутки, ведроголовый? - хмуро спросил Рафаэль. - Еще одна ловушка?

- Займи позицию и заткнись, - огрызнулся Шредер, ощупывая боковую стену в углу тупика. - Живо!

- Я не буду принимать приказы от... - вояка осекся и метнулся к металлическому контейнеру, одиноко примостившемуся под стеной за поворотом. Бластер наверх, сам - вниз, в укрытие; как раз вовремя - коридор снова наполнился алыми разрядами и пронзительным свистом выстрелов.

Смуглые ладони Шредера скользили по обшарпанному хромированному покрытию.

- Где-то здесь... - пробормотал Саки. Постучал по стене согнутым пальцем - та отозвалась долгим гулким звуком. - Должен быть здесь. Где же... Ага!

Пальцы надавили сильнее, часть стены поддалась, отъехала внутрь и в сторону.

- Сюда, - Шредер подзывающе махнул рукой. - Пойду первым. Чтобы люк закрылся, ударьте по стене изнутри.

- Эй, погоди, - вмешался Донателло. - Мы там не поджаримся? Это не выхлопная шахта?

- Это знак моего давнего недоверия Крэнгу, - ответил Шредер. - Не гарантирую, что он не нашел этот ход и не встроил туда горелки.

Хищно сузив глаза, Саки скользнул в открывшийся люк и скрылся внутри потайного хода. За ним - Леонардо, потом - Микеланджело, чтобы не наделал беды, следом Донателло. Выстрелив в последнего солдата, Рафаэль швырнул разряженный бластер, в два прыжка оказался возле хода - и тут же скрылся вслед за братьями. Мощный пинок по стене заставил люк закрыться. Наступила полная темнота.

В отличие от вентиляции, потайной ход вел косо и вверх. Недостаточно круто, чтобы соскользнуть вниз, но все равно приходилось осторожничать. В тишине тяжелое хриплое дыхание бойцов казалось оглушительным.

- Четыре черепашки пошли купаться в море, одна попалась на приманку... - пробормотал Микеланджело, - их осталось трое!

Раздался глухой удар.

- Ай!

- Раф, надеюсь, ничего, что я сделал это за тебя? - убийственно вежливым голосом поинтересовался Леонардо.

- Я потом добавлю, - буркнул Рафаэль из конца колонны.

- Тихо, рептилии. - Шредер говорил приглушенно, но рычащие нотки в голосе стали только ярче. - Мы почти на месте. Бластеры оставьте здесь. Глушители на полную. Повредим хоть что-нибудь - придется сразу лезть к Крэнгу и играть по его правилам.

- Дон, ты можешь заглушить визуальные сигналы роботов, как камеры? - спросил Леонардо.

- Нет, - отозвался изобретатель. - Иначе сделал бы это сразу же. Камеры универсальны, а у солдат странные сенсоры, которые я не изучал...

- Значит, вспомните что-нибудь из уроков ниндзюцу, - перебил Шредер. - И для начала заткнитесь. Мало толку в глушителях, если орать на весь Технодром. Мы почти на месте.

Еще несколько метров преодолели в полной тишине. Шредер замер; остальные - за ним.

- Здесь.

Саки надавил на сенсор в стене; люк отъехал в сторону, обнаруживая обвитый трубами и распорками потолок. Шредер схватился за ближайшую трубу, пролез дальше, словно по рукоходу, и взобрался на небольшой служебный балкончик. Черепахи не отставали.

В нескольких метрах внизу нелепыми фиолетовыми истуканами застыл десяток клановых солдат.

Пять пар глаз неотрывно наблюдали за охранниками. Выдавать себя - рискованно. Во-первых, солдаты неминуемо откроют огонь, а пальба повредит технику. Во-вторых, уничтожение или отключение робота отразится на схеме, и здешнее управление могут перекрыть окончательно... Повернувшись к Микеланджело, Шредер ткнул пальцем вниз, затем в сторону труб. Младший кивнул.

Зацепившись за сплетение труб ногами, Микеланджело достал из-за пояса "кошку", раскрутил и спустил вниз, как удочку. Крюк зацепился за робу одного из солдат.

Младший вопросительно взглянул на Саки. Дождавшись кивка, Микеланджело начал понемногу подтягивать трос; канат натянулся, фиолетовый робот приподнялся над полом, повис, медленно вращаясь. Стрелять солдат не спешил, видимо, не подозревая ничего необычного в новом способе перемещения; остальные стражники даже не пошелохнулись. Когда мутант подтянул робота поближе, Шредер вытянулся, нащупал на затылке солдата переключатель и щелкнул. Желтые глаза робота по-прежнему горели.

Микеланджело зацепил безвольное фиолетовое тело за ближайшие трубы и спустил "кошку" снова. Еще один робот взмыл под потолок; этого черепахи столкнули в потайной ход. Еще один. И еще. Младший заметно повеселел и улыбался во весь рот, стараясь не хихикать вслух.

Выудив и отправив в люк последних двух солдат, вторженцы спрыгнули на пол.

- Ты отключил им сенсоры? - спросил Донателло.

- Угу, - пробормотал Шредер, плюхнувшись в кресло за пультом управления. Смуглые пальцы забегали по клавишам. - Забаррикадируйте выходы. Нас в любой момент могут обнаружить.

Повторять дважды не пришлось - спустя минуту и главная, и запасная двери в центр были загромождены контейнерами и стульями. Черепахи сгрудились за спиной Саки.

- Сначала только посмотрю, потом попробую отключить охрану - это может активировать тревогу, - проговорил Шредер. - Запрашиваю информацию о задержанных...

На дисплее замелькали зеленые схематические обозначения.

- Она здесь! - голос Саки зазвучал так взволнованно, что черепахи переглянулись. - Пятый уровень, блок 23А...

Шредер скрипнул зубами под маской, правая рука сжалась в кулак так, что побелели костяшки.

- Что такое? - осторожно спросил Донателло.

- Это камеры строгого содержания. С возможностью ликвидации, - произнес Саки на октаву ниже, чем обычно. - И не только. Думаю, детонаторы с лазерными датчиками - не последняя ловушка.

- Эйприл может серьезно пострадать, - Леонардо озабоченно потер подбородок. Шредер не обращал внимания, он уже задавал системе следующую команду.

- Крэнг... конечно же, он отключил датчики андроида, - досадливо пробормотал Саки. - Но если я что-то понимаю в его манере ставить ловушки, он следит за камерой Эйприл издалека. А когда все будет кончено, обнаружит себя, чтобы позлорадствовать.

- В таком случае у меня есть план, - произнес Леонардо, хлопнув ладонью по кулаку. Шредер обернулся. - Разделимся на две команды. Ты, я и Раф отправимся в ловушку и отвлечем внимание на себя. Дон тем временем взломает систему и найдет Крэнга. А Майки останется с ним на случай, если их обнаружат при взломе. Хотя бы одной команде удастся. Как думаешь?

Черные глаза уставились в пол, между бровями пролегла задумчивая складка.

- Что ж, похоже, у нас нет выбора... - произнес Шредер. - Донателло?

Изобретатель с готовностью обернулся.

- Давай мне стимулятор.


За это сообщение автора Даниэла Крис поблагодарил:
Микоша (Пн 26 ноя 2012 14:25)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#30  Сообщение Пн 26 ноя 2012 14:25 
первая кровь
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 23 янв 2009 18:33
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 8
Благодарил (а): 5 раз.
Поблагодарили: 4 раз.
спасибо за проду. Жаль что опять на самом интересном моменте. :reading: С нетерпением буду ждать очередную главу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 68 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Почувствовать себя в теле брата

[ На страницу: 1, 2, 3, 4, 5 ]

в форуме Заброшенные Фан-Фики

Tomas

69

5494

Ср 16 дек 2015 19:49

Леанарда Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Найти себя

[ На страницу: 1, 2, 3, 4 ]

в форуме Заброшенные Фан-Фики

Надине

54

4341

Пт 21 сен 2012 11:53

Mariya M. Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Найти себя

в форуме Законченные Фан-Фики

Книгоманка

13

1431

Пн 11 апр 2011 18:50

Millen Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Поверить в себя...

в форуме Заброшенные Фан-Фики

Inyri

2

538

Вс 30 июн 2013 16:04

натали Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Воспоминания: забыть или сохранить?!

в форуме Письменное творчество

Миято

2

463

Вт 20 мар 2012 9:39

Миято Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: