Текущее время: Сб 03 дек 2016 5:28

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 68 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
#1  Сообщение Чт 23 авг 2012 17:01 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
f5e74fd90045.gif
Эта работа награждена "Золотым панцирем" в победе в номинациях "Лучший сюжет", "Лучший экшн", "Лучший дебют", "Лучшая работа" Итог 2012 года.


Персонажи: пейринг Шредер/Эйприл и остальные
Жанр: AU, гет, ангст, Hurt/comfort
Рейтинг: G
Дисклеймер: Ничего своего)
Краткое содержание: Когда все вокруг хотят тебя использовать в своих целях и только твоя вечная жертва готова помочь... Кому остается верить?
Эйприл О'Нил не раз попадалась в лапы коварному Шредеру и хорошо знает, что значит, когда ее жизнь зависит от него... И оказывается совершенно не готовой, когда, напротив, ей приходится взять на себя ответственность за жизнь Шредера.

Рецензии критиков: Есть


***

Тусклый белый светильник на стене жалобно мигал, сияние дрожало, припадочные тени метались в конвульсиях. Сложно было что-либо разглядеть, и еще сложнее - работать. Но ничего ярче этой лампочки сейчас неудачливые тираны позволить себе не могли: все жалкие остатки энергии Технодрома питали межпространственный портал в отчаянной попытке открыть выход на Землю, где можно раздобыть хоть какой-нибудь источник питания. Если Крэнг все рассчитал верно, мощности хватит на два раза: отбытие и прибытие. Не больше. Главное, чтобы не меньше... Говорящий мозг нервничал, с трудом вглядываясь в кнопки приборной панели, но по крайней мере пытался держать себя в руках. Стоящий рядом Шредер себя такими заботами не утруждал и время от времени злобно матерился.

- Эта дрянь никогда не заработает! - рыкнул темпераментный японец после очередной активации красной лампочки, извещавшей о низком уровне мощности. Крэнг метнул на компаньона испепеляющий взгляд.

- Надо было раньше думать, когда ты упустил плутоний! - злобно взвизгнул правитель измерения Икс. Мягкое щупальце еле заметно прикоснулось к рычажку управления, и андроид, внутри которого сидел Крэнг, взмахнул кулаками. - Теперь заткнись, Шредер, иначе сглазишь - и будем тут сидеть до скончания века!

- Грррр! - от возмущения и вместе с тем осознания правоты Крэнга у самурая перехватило дух; Шредер обхватил шлем руками, драматично запрокинув голову, и бросился прочь от портала. За спиной розового слизня послышался грохот: в порыве ярости Шредер крушил все, что под руку подвернется, опрокидывая столы, стулья, помойные ведра и прочую дребедень, какая только могла двигаться.

- Твою бы энергию - да в мирное русло, - проворчал Крэнг, осторожно опуская рычаг за рычагом. Одна за другой на приборной панели загорались индикаторные лампочки. Уровень казарм - обесточен, питание перенаправлено на портал. Уплотнитель мусора - обесточен, питание перенаправлено. Грохот за спиной не утихал. Неуклюжая андроидная рука потянула очередной рычаг вниз. Кухня - обесточена, питание перенаправлено...

Стоп.

Крэнг застыл. Неуклюжая красная ладонь робота зависла над рукояткой.

"Твою бы энергию". Э-нер-ги-ю.

Андроидное тело медленно развернулось, Крэнг с опаской выглянул из своей ниши. Шредер с громкими ругательствами топтал сапогом останки деревянного ящика. В полумраке зала он казался скорее древним демоном, чем человеком - бушующая тень, ощетинившаяся десятками шипов.

Клыкастый рот слизня расплылся в нехорошей улыбке. Японец продолжал самозабвенно крушить ящик, не замечая пристального взгляда круглых фиолетовых глаз.

Не глядя, Крэнг потянул за следующий рычаг. Потрясающе. Шредер даже не запыхался... Нечеловеческая сила и выносливость были одними из главных качеств, за которые Ороку Саки удостоился чести быть союзником правителя Измерения Икс. Ум и техническая изобретательность, конечно, тоже... Но сила Шредера однозначно впечатляла больше. Крэнг зажмурился и втянул щупальца, затем развернул андроида, возвращаясь к панели управления питанием. Чем раньше Шредер и эти придурки-мутанты, Бибоп и Рокстеди, отправятся на Землю и перехватят партию аккумуляторов, тем раньше можно будет заняться новым изобретением. Говорящий мозг хихикнул себе под складку, заменявшую нос.

- Шредер, - пропищал Крэнг почти заботливо, - не трать силы. Иди сюда, я смогу открыть портал только на пару секунд.

Грохот, как ни странно, прекратился.

- Бибоп! Рокстеди! - судя по ровному голосу, Шредер даже сейчас не сбился с дыхания.

- Да, шыто такое, бос?

- Подойдите к порталу и приготовьтесь, полудурки. - От низкого голоса Шредера вибрировали панели. - Бластеры зарядили?

- Канешна, бос! Вы нас, хру, обижаете, - засопел Бибоп. Вслед за "боссом" мутанты прошествовали к порталу и застыли с винтовками наперевес; Шредер развернулся к напарнику, пурпурный плащ взметнулся в воздухе зловещей тенью.

- Долго еще?

- Сейчас, сейчас... - неуклюжие толстые пальцы андроида плавали над кнопками. - Терпение, Шредер, терпение! Я выставляю портал на минимальную мощность, чтобы хватило энергии. Помни, ее хватит только на два перемещения, так что без аккумуляторов даже не пробуй возвращаться! Надеюсь, ты все понял?

Самурай возвел глаза к потолку.

- Крэнг, ты действуешь мне на нервы. Кто я тебе - мутант?

- Просто хотел убедиться-а! - пропел Крэнг, с хитрым прищуром уставившись на Шредера. - Ну что, ты готов?

Смуглые руки стиснулись в кулаки; Шредер кивнул.

Нажатие пары кнопок - и ослепительное голубое сияние поглотило сперва самурая, а затем двух его незадачливых приспешников. И тут же погасло, оставив повелителя Измерения Икс одного в полумраке.

Медленно, неуклюже Крэнг отвернулся от портала; безобразные колени робота слегка спружинили. Сиреневые глаза задумчиво уставились на то, что оставил Саки от крепких толстых досок ящика. Щепки. Просто щепки. Сколько же в нем сил!

"Твою бы энергию - да в мирное русло..."

А что. Пожалуй, это идея.


***

На двери лаборатории Крэнга поблескивал красный огонек блокировки, комлинк покоился на подставке в дальнем углу - так, чтобы если вдруг Шредер осмелится нарушить приказ не трогать компаньона, ему не попалась на глаза последняя разработка инопланетянина. Сам же повелитель Измерения Икс, мурлыкая себе под дыхательную складку, орудовал зажатыми в щупальцах инструментами. Для удобства он перебрался из громоздкого андроидного тела в аквариум-шагатель и теперь свободно и ловко перемещался вокруг лабораторного стола.

Крэнг скривился, вспоминая, как долго упрашивал Шредера собрать тело. Несколько месяцев, не меньше! Унизительное бездействие, сидение на крохотном передвижном стульчике, бессмысленное ожидание... И как он это терпел? Должно быть, слишком привык ничего не делать сам, а только получать требуемое от слуг... Крэнг усмехнулся. Да, это было его промахом, оплошностью. Но больше это не повторится... Инопланетянин взмахнул зажатой в щупальце отверткой, словно сам себе подтверждая, что способен работать в одиночку. Не повторится!

- Та-а-ак... преобразователь... м-м... ага, инерционный усилитель... - бормотал Крэнг, соединяя детали. Там, где розовые тентакли не могли достать, помогал сборочный робот. Роботу досталась порядочная часть добытых Шредером аккумуляторов, хотя большинство, конечно, предназначалось для новой машины. Инопланетянин задумчиво приложил щуп ко рту. - Может, добавить еще один стабилизатор?.. хм-м...

Высунув кончик темно-коричневого языка, Крэнг почти любовно закрутил скобу на стабилизаторе и отодвинулся, размышляя над установкой следующей детали.

- Проверь изоляцию приемного кабеля, - пискляво приказал инопланетянин роботу, - я не хочу, чтобы хоть капля энергии Шредера потерялась!

Энергии Шредера, повторил про себя Крэнг. Надо же. Еще вчера столь безумная идея даже не пришла бы ему в голову. Такой мощный, бездонный источник энергии все время был под рукой - а он, Крэнг, повелитель Измерения Икс, величайший гений всех времен, ни разу не подумал об этом! Шредер - не обычный человек, он сильнее, выносливее, он практически никогда не устает, а значит, его жизненной энергии может хватить, чтобы сдвинуть Технодром с места! Крэнг довольно потер тентакли. Наконец-то Шредер принесет пользу!

Протянув склизкий щуп, повелитель Измерения Икс снова взял отвертку, подтянул к себе - и замер. До гигантского мозга вдруг дошел один серьезный момент.

Впервые за последние дни Крэнг подумал: а согласится ли Шредер?

Японец мог возмущаться, материться, проклинать Крэнга и даже затыкать ему рот, закрывая нишу в теле андроида листом железа (самая унизительная проделка!), но так или иначе всегда соглашался на самые безумные задания. Задания могли нести потенциальную угрозу. Всегда был риск получить травму или даже погибнуть. Но только риск. Никогда еще Крэнг не предлагал Шредеру ничего, что однозначно принесло бы человеку вред.

Недовольно скривившись, слизень потер свободным щупальцем складку, служившую подбородком.

Саки может быть невероятно упрям и опасен. Когда Крэнг попытался подстегнуть напарника, наняв более ловкую и искусную, чем Шредер, женщину-ниндзя по имени Лотос, японец просто ушел, громко хлопнув дверью. Так же может случиться и в этот раз, а терять ни выгодного компаньона, ни источник энергии не хотелось...

Стоп. Выгодного?

- Да какой он, к черту, выгодный!!! - завизжал Крэнг. Размахнувшись, он отправил отвертку в долгий полет до противоположной стены; раздался стук удара, затем звон. А суставчатые металлические ноги аквариума уже со скрипом меряли лабораторию. - Он только и делал, что подводил меня! Хоть раз, хоть раз Шредер сделал как надо? Нет! - Розовый мозг в ярости размахивал коротенькими щупальцами. - Либо его придурки-мутанты дел натворят, либо он сам!

Крэнг остановился, тяжело дыша; взгляд уперся в недостроенную энергетическую помпу. Нет, нельзя так громко орать, Шредер может услышать - и заподозрить неладное. Он и так чересчур подозрительно смотрел на напарника, когда тот посоветовал меньше тренироваться и вообще беречь силы. Тогда Крэнг умудрился отмазаться: мол, ты достаточно проигрывал черепахам, я не хочу, чтобы ты опять вступил в бой с ними измотанным. Саки со скрипом, но поверил. И то ладно. Вздумай Крэнг изобразить искреннюю заботу о товарище (какой, к черту, из Шредера товарищ?), это бы точно звучало неправдоподобно. А вот желание разобраться с черепахами - для Шредера закон. Или что-то вроде того. Крэнг не очень хорошо разбирался в тонкостях японской вендетты.

- Дай отвертку, - потребовал слизень. Сборочный робот, неодобрительно прогудев, плавно перелетел в другой конец комнаты, затем вернулся и бережно вложил отвертку в щупальце Крэнга. Придерживая вторым щупальцем аппликатор, инопланетный гений принялся прикручивать его к приемному кабелю. Еще немного, всего чуть-чуть. Работа над собственными изобретениями всегда приносила Крэнгу удовольствие.

Пусть и чуть меньшее, чем эйфория бесконечной власти.

Отвертка еле слышно скрипела, врезаясь в шляпку очередного винтика. Душа Крэнга ликовала. Скоро, скоро Технодром будет двигаться! Достаточно лишь чуть-чуть, как раз столько, чтобы хватило выбраться из ямы, сдвинуться с места. Дальше уже станет проще. Только бы энергии Шредера хватило. Только бы...

Крэнг опять замер. И снова оплошность. Он не учел еще одну вещь.

Если вытянуть слишком много жизненной силы, Шредер просто отдаст концы.

Энергия при этом не потеряется, но потеряется союзник. Не столь ценный, напомнил себе Крэнг, не столь ценный. Последний год - сплошные провалы. Миссия с аккумуляторами была успешной, но об этом смешно и говорить! Похитить партию источников бесперебойного питания на отдаленном складе с минимальной охраной - плевое дело. Это - не успех. Это идиотизм владельцев склада и удачно открытый перед прибытием полиции портал. Не более.

Не будь Шредера, Крэнг нашел бы себе нового союзника, которому бы ничто не угрожало - как Лотос, которую Шредер старался устранить. И тогда - никаких больше провалов. Только победоносное шествие к абсолютной власти! Оскалив крошечные острые зубки, розовый мозг крепче завернул болт. Да. Черт с ним, со Шредером! Да пусть хоть под землю провалится, хоть сдохнет, но по крайней мере один раз в своей никчемной жизни он принесет какую-то пользу!

Уголок рта дернулся в зловещей ухмылке.

- Скоро, мой дорогой Саки. Скоро...


***

Шредер не любил сюрпризы. Неожиданный приятный подарок - всегда радость, но чаще в жизни Ороку Саки сюрпризы случались неприятные. В последние годы сюрпризы окрасились в зеленый цвет и обзавелись панцирем, но возненавидеть их самурай успел задолго до этого.

- ...У меня для тебя сюрприз, Саки-тян! - лицо Танг Шен светится от радости. Она совсем взрослая и кажется семилетнему Ороку Саки безумно красивой. Даже красивее, чем мама. - Скоро мы с Йоши-сан поженимся!

Она сияет от счастья, подхватывает мальчика на руки и кружит по комнате, но Саки даже не может выдавить из себя улыбку. Шен и Йоши взрослые, им можно жениться. Но это значит, что Шен больше не будет играть с Саки. И что он не женится на ней, когда вырастет. А когда у них будут свои дети, до него вообще не будет дела...

Шредер сморгнул, уставившись в одну точку. Если не Шен, то никто и никогда, - поклялся себе Саки в семилетнем возрасте, и до сих пор успешно сдерживал обещание. Подстегиваемые пренебрежительным отношением матери, давние обиды и задавленные желания вылились в покрытые лезвиями доспехи, смертоносное имя Шредер и то, чем он жил сейчас - стремление к абсолютной власти. Все и везде будет происходить так, как захочет он. Сюрпризов больше не будет.

Особенно неприятных.

Почти до хруста стиснув правую руку в кулак, Шредер переступил порог лаборатории Крэнга.

- Чего тебе, слизняк? - раздраженно спросил японец. Ну вот. Стоит лишь вспомнить, и куда только самоконтроль девается... А Крэнг, дубина, сейчас наверняка начнет подкалывать насчет того, что гнев без причины - признак не самого большого ума. - Что за сюрприз ты мне хотел показать?

Говорящий мозг в кибераквариуме колдовал над каким-то внушительным агрегатом на колесиках. Подкрутив последнюю скобу, Крэнг придирчиво оглядел свое творение, со скрипом обошел кругом и велел сборочному роботу откатить аппарат на исходную позицию. Круглые сиреневые глазки уставились на Шредера.

- Ну? - нетерпеливо произнес самурай.

- Шредер, я хочу показать тебе свое новое изобретение! - приподнято пропищал Крэнг. Комок сегодня явно был в хорошем настроении, даже розовая слизистая кожа немного посвежела. Подведя аквариум-шагатель ближе, инопланетянин уставился на напарника снизу вверх. - И попробуй только не признать во мне гения инженерной мысли!

Шредер не сдержался и громко фыркнул, невольно прикрыв рот кулаком, хотя из-за маски нужды в этом не было.

- Опять очередное супероружие или мегапроизводитель энергии, который развалится от первого же нажатия кнопки? - со смехом произнес Саки. Мягкое тело мозга на миг потемнело, но тут же вернулось в прежний вид, так и не достигнув столь любимого Шредером фиолетового оттенка.

- Ошибаешься, мой дорогой Шредер! - раздраженно проговорил Крэнг, распрямив и снова втянув щупальца. Развернувшись к компаньону спиной, слизень зашагал к установке, которая теперь заняла место в углу лаборатории. Шредер проследовал за ним.

Обычно Крэнг работал в другой лаборатории, куда более скромной. Да и этот агрегат комок мозгов собирал не здесь, а в своем любимом помещении. Зал, куда Шредеру пришлось чуть ли не бежать, бросив тренировку, очевидно, представлял собой полигон для испытаний. Высокий потолок, широко раздвинувшиеся стены, на полированных плитах пола - ни пылинки. В каждой стене - по две дополнительные двери, и только одна сторона была глухой - та, у которой приютилось изобретение Крэнга. У той же стены красовался операционный стол с прочными ремнями-фиксаторами. Шредер хмыкнул.

- Неужели модификатор разума? Хочешь наконец вшить Бибопу и Рокстеди мозги? - Шредер расхохотался, представив своих тупоголовых мутантов с академическими шапочками-конфедератками на голове, цитирующих "Макбет". "Нам надлежит, хру, прикрыв нагую бренность..."

Крэнг полуобернулся и бросил на компаньона неодобрительный взгляд.

- Мимо, Шредер!

Отсмеявшись, самурай с иронией уставился в глаза розового слизня.

- Что бы это ни было, Крэнг, оно не будет работать, пока у нас нет энергии.

- А вот теперь почти в точку! - радостно пропел Крэнг, вытянув щупальца, и не спеша развернул аквариум так, чтобы стоять лицом к Шредеру. Складчатая морда говорящего мозга стала серьезной. - Видишь ли, Шредер, я обнаружил мощный источник энергии. Такой мощный, что его хватит, чтобы вытащить Технодром из этой дыры, а тогда поиск других источников станет куда легче. И что самое интересное - он всегда был у меня под носом, а вспомнил про него я только сейчас.

Взгляд фиолетовых глаз уперся в глаза японца, и Шредер неожиданно почувствовал, как неприятная волна окатила позвоночник. Что-то было в словах Крэнга зловещее, нехорошее. Японец потряс головой. Ерунда. Что может сделать несчастный розовый слизняк?

- Ну, и что же это за источник? - самурай развел руками, стараясь выглядеть по-прежнему насмешливо. Крэнг бросил взгляд за спину Шредера, затем - снова в глаза. Самурай сглотнул и с недоумением уставился на инопланетянина, подавляя желание обернуться.

- Что такое, Шредер? - участливо осведомился Крэнг. Ухмылка на роже изгнанного тирана не предвещала ничего хорошего.

- Крэнг, мне это не нравится. Говори.

Крэнг хихикнул.

- Не бойся, Шредер. Больно не будет...

Резко отшатнувшись, японец уперся спиной сразу в несколько бластерных дул. Раскосые глаза округлились, затем гневно сузились.

- О чем ты, мозгляк? - прошипел Саки. Он не сомневался, что освободится в считанные секунды, так что сначала стоило выяснить, чем он заслужил такое чудесное обращение.

- Ну-у, если ты так настаиваешь! - протянул Крэнг, взмахнув тентаклями, и сделал пару шагов в сторону. - Видишь ли, Шредер, уровень твоей жизненной энергия крайне высок. А ты растрачиваешь ее на бессмысленную погоню за черепахами и постоянные провалы. - Клыкастый рот осклабился, розовые щупальца потерлись друг о друга в явном предвкушении. - Помнишь, я советовал тебе беречь силы? Это потому, что сейчас наше сотрудничество станет действительно выгодным.

Пока Крэнг произносил речь торжествующим тоном, брови Шредера сдвигались все ближе и ближе к переносице, а огонь ярости в черных глазах разгорался все сильнее и сильнее. Вот, значит, как. Нет, Саки никогда не питал радужных иллюзий и хорошо понимал, что Крэнг его использует. Но раньше в этом была какая-то выгода и для самого Шредера. То, что задумал Крэнг сейчас, было...

Шредер даже не стал раздумывать, как назвать такую подлость со стороны союзника. Ловкое тело человека, словно пружина, сжалось и тут же распрямилось, взлетая вверх. Смуглые пальцы прочно обхватили трубу под потолком. Солдаты принялись палить, и вместо ожидаемых красных бластерных зарядов японец увидел голубые концентрические круги. К горлу подкатила липкая дурнота.

- Не трать силы понапрасну, мой друг! - писк Крэнга весело звенел в воздухе лаборатории, наводненной роботами Клана Ноги. - Тебе не сбежать от парализаторов, я же не хочу, чтобы тебе причинили вред. Ты слишком ценен для меня, Шре-еде-ер!

Впервые в жизни Саки не был рад слышать последнюю фразу. Раскачавшись на руках, боец прыгнул к ближайшей двери, обрушившись на головы солдат раньше, чем те успели выстрелить; не выдержав доброго центнера мышц и костей, хрупкие роботы развалились на части. Шредер перекатился в сторону, уворачиваясь от парализующих лучей, но из-за этого оказался дальше от выхода, чем нужно было. Солдаты тотчас же сомкнулись в плотный заслон, отрезая пути к отступлению.

Шредер резко обернулся к Крэнгу; черные глаза в ярости сверлили аквариум. Побледнев, повелитель Измерения Икс отшатнулся. Подтверждая все опасения компаньона, японец перекатился в низкий присед, а затем с рыком бросился в сторону Крэнга. Тот икнул и сделал еще шаг назад; а Шредер со всего маху врезался в плотный заслон из механических щупалец, очень вовремя выросших из пола, потолка и ближайшей стены.

Что-то хрустнуло, и Саки был уверен, что не щупальца.

- Все бесполезно, - пискляво заметил Крэнг из-за металлической преграды, - ты только тратишь время и силы!

Шредер отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от очередного залпа парализующих лучей - приземление отдалось резкой болью в боку и чуть менее резкой - в плече, заставив крепко зажмуриться. Ну, по крайней мере понятно, что повредил... Еще один прыжок, в другую сторону - солдаты неуклюже развернулись, врезаясь друг в друга. Губы под маской дрогнули в улыбке. Ну, хоть так...

Оказавшись снова возле щупалец, самурай что было сил взмахнул здоровой рукой, рассекая шипами металл; несколько манипуляторов с жалобным звоном рухнули на землю. Остальные же атаковали в ответ, и Шредеру осталось только надеяться, что солдаты будут настолько тупы, чтобы стрелять туда же, куда бьют технотентакли. Уворачиваться от всего сразу не способен даже мастер.

Стиснув зубы, Саки рубанул по очередному щупальцу поврежденной рукой. Обрубок тентакли отлетел в сторону. В тот же момент в незащищенный бок Шредера прилетело сразу несколько щупалец, отбрасывая к стене. Шлем гулко ударился о стену, но с головы не слетел. Возможно, именно он спас Шредеру жизнь, однако удар оглушил самурая, и тот сполз на пол между установкой и операционным столом, вяло моргая и изо всех сил стараясь не терять сознания. Из рассеченной брови по лицу струилась кровь.

Жужжание выстрелов прекратилось; по полу залязгали металлические ноги. Когда в глазах прояснилось, Шредер обнаружил над собой добрый десяток солдат. Четверо как раз наклонялись, чтобы поднять его.

Зарычав, японец взмахнул рукой. Металлические шипы вспороли ткань и металл на лицевой панели робота и проткнули материнскую плату; с шипением солдат свалился куда-то в сторону. В доли секунды та же участь постигла и второго робота, а Шредер уперся руками в пол, пытаясь подняться.

В воздухе неприятно зажужжало, перед глазами вспыхнуло голубое сияние, и Шредер со стоном рухнул навзничь.

- Ты сам себе вредишь, Шредер! - солдаты расступились, пропуская вперед Крэнга. Розовый комок смотрел на поверженного самурая почти сочувствующе; правое щупальце сжимало дымящийся парализатор. - Если бы ты берег силы, ты бы восстановился, но теперь, скорее всего, после откачивания энергии ты умрешь. Скажи сам себе спасибо!

Бранчливо взвизгнув на последней фразе, Крэнг капризно дернул щупальцем, швыряя бластер на пол, и зашагал прочь. Шарниры механического аквариума немилосердно скрипели.

- На стол его.

Шредер скрипнул зубами. Намерения Крэнга не оставляли сомнений, и японца теперь подмывало спросить, чем же он заслужил такую честь, но, хотя челюсти и парализовало в меньшей степени, чем все тело, язык ворочаться не хотел. Да и стоит ли теперь самодовольный комок того, чтобы с ним вообще заговаривать?..

Четверо солдат разом подняли массивное тело Шредера и водрузили на стол. Прочные ремни стянули лодыжки, бедра и пояс самурая, прижимая руки к телу; еще один ремень робот затянул поперек груди, выдавив из жертвы непроизвольный стон. Неспособный произносить осмысленные звуки, Шредер мысленно выматерился. Кажется, он все-таки сломал больше одного ребра.

Если бы Крэнг умел читать мысли, то мог бы сейчас услышать от Шредера полную альтернативную версию собственной родословной, включая такие расы, с которыми даже в Измерении Икс столкнуться не хотелось бы.

- Та-а-ак... - ворковал слизень, с упоением тыкая тентаклями в кнопки агрегата. Сборочный робот парил в воздухе рядом, ожидая приказов. - Активация проходит успешно... подключай его!

Раскосые глаза Шредера злобно сузились. Прихватив в каждый из восьми манипуляторов по кабелю, робот подлетел ближе. По шлему что-то глухо стукнуло - машина присоединяла кабели. Шредер снова выругался про себя. Сколько раз собирался сделать шлем устойчивым против нейронного и электромагнитного излучения? Почему не сделал? Кретин...

Стукнув по шлему четыре раза, робот отлетел от головы Шредера; чудовищно скосив глаза (шея по-прежнему не двигалась), самурай увидел, как из оставшихся кабелей выдвигаются короткие, но сравнительно толстые иглы. Не особо церемонясь, помощник Крэнга прямо сквозь ткань воткнул два кабеля жертве под ключицы и еще два - по бокам между ребрами. До ребер, конечно, иглы не достали благодаря слою развитых мышц, но приятного все равно было мало - даже несмотря на парализатор Шредер вздрогнул и вслух зашипел.

- Извини, Шредер, - без малейшего сожаления бросил Крэнг, подкручивая какой-то регулятор на установке, - ты все равно не дашь себя раздеть, так что терпи так. Мгм, синхронизация завершена... чудесно!

Скосив прищуренные от боли глаза в сторону установки, японец разглядел небольшой экранчик, на котором отображалось две гистограммы. Графики каждую секунду менялись, показатели колебались то в большую, то в меньшую сторону; на одной гистограмме столбцы были маленькими и красными, на другой - гораздо выше и ярко-зелеными.

- Интересно? - хихикнул Крэнг, проследив молчаливый взгляд компаньона. Склизкое щупальце ткнулось в экранчик с красным графиком. - Это - энергетический уровень систем Технодрома. Не нулевой благодаря твоим аккумуляторам, но весьма низкий. Он был бы выше, если бы ты добыл плутоний, - голос Крэнга стал скучающим, - но что есть, то есть.

Щупальце переместилось на второй график.

- А это - уровень твоей жизненной энергии. Я бы сказал, что он зашкаливает! - Крэнг хихикнул и радостно всплеснул тентаклями. - Я боялся, что он упадет после сражения, но ты не какая-нибудь жалкая черепашка. Ты можешь собой по праву гордиться.

- Ххээ... да уж, - хрипло выдавил Шредер. О, язык двигается? Значит, парализатор был выставлен на минимальную мощность. Самурай украдкой бросил взгляд на фиксаторы. С него не сняли доспехи, а значит, получится разрезать ремни. Как только действие нейронного заряда пройдет совсем.

- Вот и горди-ись, - напел Крэнг, потянув щупальцем за рычажок. - Теперь не дергайся, я попробую трансформировать часть твоей энергии.

Темно-красные столбцы вздрогнули и поползли вверх, постепенно светлея. Ярко-зеленые же, напротив, слегка уменьшились, впрочем, не теряя своего цвета.

- Есть! - радостно взвизгнул инопланетянин, всплеснув тентаклями. - Получилось! Шредер, я бы тебя обнял, если бы не знал, что ты тут же меня раздавишь, - хихикнул Крэнг. Фиолетовые глаза смотрели на жертву с полоумным восторгом. - А теперь мы отправимся к порталу, я хочу убедиться, что ты способен заставить его работать!

А раньше это означало всего лишь "починить", в бешенстве подумал Шредер. Стол качнуло - несколько солдат сдвинули его с места и покатили прочь. Отсоединять "донора" от адской машины Крэнг, конечно же, и не подумал. Шредер поймал себя на мысли, что поступил бы точно так же.

Впрочем, пока проклятый комок даже не пытался откачивать энергию, а значит, было время восстановиться и подумать. В общем-то, больше ничего Шредеру не оставалось - тело отходило от парализующего заряда достаточно медленно. Самурай не сомневался, что даже со сломанными ребрами перебьет еще достаточно собственных роботов и даже сможет расправиться с розовым комком слизкой органики по имени Крэнг... Если бы только не парализаторы! Сейчас он спокойно восстанавливается во время перевозки, но там, на месте, времени не будет. За время бездействия Крэнг выкачает порядочно энергии, и Шредер это понимал. А значит, будет только один-единственный шанс сбежать. Тогда первым делом следует разрушить установку, а уже потом...

Качнувшись в последний раз, стол остановился; Шредер наблюдал, как сборочный робот с Крэнгом колдуют над агрегатом. Очередной щелчок щупальца по клавише, и вокруг установки появилось розоватое сияние.

- Ч-чи, - прошипел самурай сквозь зубы. Силовое поле. Ну, чудесно, последний пункт отпадает...

- Ита-ак, мой дорогой Шредер! - в писклявом голосе Крэнга было столько самодовольства, что хватило бы на целую армию. Механический аквариум развернулся, фиолетовые глаза уставились в болезненно сузившиеся черные. Скользкое щупальце лежало на рубильнике. - Расслабься и получай удовольствие!

Крэнг хихикнул; оскалившись под маской, Шредер сдвинул брови к переносице, но боль, усталость и, что там уже говорить, страх давали о себе знать. Что-то во взгляде жертвы заставило слизняка замереть, задумчиво моргая и не отрывая взора от глаз Шредера.

Шредер не произносил ни слова, но в разуме гигантского мозга явно металось сомнение. Еще можно остановиться. Найти другие источники. Сохранить сотрудничество, сохранить Шредеру жизнь... Еще можно, еще не поздно! Складки на лбу, заменявшие Крэнгу брови, дрогнули, и в сиреневых кругляшках отразилось... сочувствие? Понимание? Невозможно сказать. Через секунду инопланетянин оскалился, показывая крошечные, но острые клыки. Щупальце резко дернуло за рубильник.

Японец с хрипом втянул в себя воздух, черные глаза округлились, упершись взглядом в потолок.

По всему телу бегали невидимые, но ощутимые разряды, напряжение усиливалось ближе к аппликаторам кабелей. Шредер мог дышать ровно, но все равно казалось, будто из груди вытягивают воздух насосом; кожа на голове немного саднила, как будто съеживалась от холода или адреналина.

В Измерении Икс довольно жарко, но с каждой секундой Шредеру становилось все холоднее.

- Работает! - торжествующе воспищал Крэнг. Тусклая лампочка возле приборной панели портала разгоралась все ярче. - Работает! Я гений!

Один за другим загорались и другие светильники. Шредер больше не смотрел на графики, но нарастающие усталость и озноб давали понять, что Крэнг не ошибся. Изобретение действительно работает.

- Выключите свет! Выключите! - верещал Крэнг, размахивая щупальцами. Роботы заметались по помещению. - Перенаправить всю энергию на портал! Я хочу открыть портал!

Мысли становились вязкими и тягучими. "Должен... выбраться..." Веки начали опускаться - Шредера неумолимо клонило в сон, сил на поддержание ясного сознания оставалось все меньше. "Не спать... Не спать, Саки, сукин ты сын!" Челюсти стиснулись, глаза распахнулись снова, злобно сверля потолок. "Вот так! Теперь режь ремни... режь, мать твою!"

Усилием воли Шредер заставил здоровую руку елозить под ремнем, потихоньку перепиливая толстую дубленую кожу лезвиями наручей. Освободить хотя бы одну руку, всего одну... а разрезать кабели не составит труда. А то и вырвать, если понадобится.

В помещении снова потемнело, но тут же посветлело снова - огромный обзорный экран засветился голубовато-белым сиянием просыпающегося портала. Шредер прикусил губу. Ремень сдавался под напором лезвия. Совсем чуть-чуть, а потом... Взгляд самурая упал на портал. Да, точно. Вот ключ к спасению. Нужно добраться до портала и уйти. Без энергии Крэнг не сможет последовать за своей жертвой, а значит, хоть на какое-то время Шредер будет в безопасности.

С еле слышным хлопком ремень развалился надвое. Шредер согнул руку и подцепил длинными лезвиями на кистях ремень, стянувший грудь; никто даже не повернулся. Роботы-солдаты были слишком увлечены перенаправлением энергии, а сам Крэнг в ликовании метался возле пульта управления порталом, очевидно, настраивая его на нужное измерение.

"Интересно, куда я попаду", - отрешенно подумал Шредер. Заскрипев, ремень лопнул, правда, на какой-то миг так сдавив сломанные ребра, что у японца потемнело в глазах. Смуглая рука беспомощно расслабилась, но тут же сжалась в кулак. Нет, он не имеет права терять сознание сейчас! Только не сейчас!

Схватив торчащий под ключицей кабель, Саки с усилием вытащил приемную иглу. По тунике потекла тонкая струйка крови, но это сейчас не волновало Шредера. Раскосые глаза с опаской взглянули на Крэнга - нет, не заметил, видимо, на каждый кабель индикаторов нет. Японец позволил себе избавиться от иглы под второй ключицей - они больше всего мешали. Пожалуй, и хватит. Как бы то ни было, у Шредера нет шансов попасть в портал, кроме как питая его своей энергией.

Выход в другое измерение разгорался все ярче и ярче, из тускло-белого становясь ярко-голубым. Самурай резко сел - и тут же был наказан головокружением от смены позы. Саки стиснул зубы. Нет, долго он так не продержится. Пожалуй, действительно не стоило так активно сопротивляться... Отточенные лезвия прошлись по ремням на ногах, и Шредер, окончательно освободившись, как можно тише слез со стола. Стоять было слишком тяжело, самурай понимал, что не дойдет своими ногами; опустившись на четвереньки, он осторожно пополз к порталу, стараясь держаться у стенки и оставаться незаметным.

Крэнг бормотал себе под нос что-то весьма довольное, розовые щупальца танцевали над приборной панелью. Шредер почти физически ощутил вспыхнувшую ярость - теплый и резкий импульс в центре груди и в голове, прояснивший сознание. А может, это энергетическая помпа сработала в обратную сторону? Так или иначе, этого хватило, чтобы несколько секунд японец полз гораздо быстрее. Но потом потеря сил снова дала о себе знать. Переставить руку или ногу было не легче, чем в обычном состоянии - поднять стокилограммовую штангу. Смуглые пальцы впились в пол.

"Я не могу остановиться!"

Еле слышно выматерившись, Шредер подтянул непослушное тело ближе к порталу. По голубой поверхности шла рябь - выход почти открыт. Он успеет. Обязательно успеет!

- Шредер, куда ты собрался? - раздался за спиной недоумевающий, почти обиженный визг. Адреналин ударил изнутри головы миллионами шипов, в последний раз проясняя разум, и нечеловеческим усилием Шредер прыгнул.

Голубое сияние поглотило его, ослепительно вспыхнуло - и Технодром погрузился во тьму. Только искрили сиротливо валяющиеся на полу аппликаторы энергетической помпы да поблескивали экранчики с графиками. Один - с желтыми, невысокими столбиками. Второй - без признаков активности.

***

- Пока, Эйприл!

- Пока, ребята! - Эйприл весело махала рукой, глядя, как один за другим темно-коричневые панцири и зеленые головы исчезают в провале канализационного люка.

- Завтра в то же время? - только было скрывшаяся оранжевая повязка высунулась на поверхность снова. Девушка прыснула от смеха. Сложно было удержаться и не засмеяться, глядя на перемазанную едой хитрую зеленую мордаху, торчащую из люка. Наклонившись, журналистка аккуратно вытерла пятнышко соуса с лица Микеланджело.

- Если на меня не свалится репортаж века, - хихикнула Эйприл, глядя, как зеленая кожа на щеках черепашки темнеет - явный признак смущенного румянца. Стоявший рядом с люком Рафаэль, устав топать ногой в нетерпении, наклонился и толкнул ладонями голову брата. Из-под земли послышался возмущенный вопль.

- Какого панциря, Ра-а-аф!

Журналистка снова прыснула от смеха, напоследок пожала руку Рафаэлю и зашагала прочь. В свете вечерних оранжевых фонарей переулок казался особенно теплым и уютным. Да и ночь выдалась приятная - даже не пришлось набрасывать куртку поверх вечного желтого комбинезона.

Прикрыв глаза и подставив лицо необычайно теплому ночному ветерку, Эйприл улыбнулась.

У нее никогда не было младшего брата. А теперь - целых четыре. Могучие мутанты, которых полгорода считает невероятно опасными - и которые, чего уж говорить, действительно опасны, но для преступников, а не для обычных людей, - на самом деле все-таки остаются подростками. Детьми. Замурзанная в пицце мордашка Микеладжело снова встала перед глазами журналистки, и та опять хихикнула. Ну точно младший братишка.

"Но я-то уже не ребенок", - с неожиданной грустью подумала Эйприл. С черепашками - как и с любыми детьми - невероятно весело. Она водит их в парки развлечений, покупает подарки, кормит пиццей, выбрасывая столько денег, сколько не каждый родитель потратит на развлечения собственных детей. Ребята радуются. А потом... потом Эйприл остается одна. У них своя жизнь, у нее своя.

Жизнь черепашек - тренировки, борьба со злом, у Донателло - еще и наука... А что же она сама? Эйприл остановилась, опустив голову; ветер лениво шевелил рыжие пряди на макушке, длинная тень среди оранжевых бликов на тротуаре казалась бесконечной. Поиски сенсации, поиски лучшего репортажа... о тех же черепашках. Журналистская карьера застыла на месте, когда Эйприл стала самым известным репортером Шестого Канала.

Неужели это - все, чего возможно добиться? Конец?

Эйприл непроизвольно прикусила губу, приподняла руку, глядя на отсвет оранжевого сияния на ладони.

Или же ей не хватает чего-то еще?

Усилием воли девушка заставила себя сделать шаг, еще один. Нужно скорее добраться до квартиры, гулять по безлюдным районам в одиночку небезопасно, как бы ярко ни светили фонари.

Эйприл вздрогнула, ускоряя шаг.

Вот в чем дело. В одиночку.

Черепашки уходят с радостным смехом, а она остается одна. Идет домой одна, ужинает одна, ложится одна и встает одна. Все, чем можно занять свое время - это погружение с головой в работу или беготня за черепашками. А если это не оставляет долгой радости... значит, это не настоящее, не то, что нужно.

Невольно Эйприл обхватила плечи ладонями и зябко потерла, хотя на улице по-прежнему веяло теплом. Нет, не стоит и думать. Неудач уже было более чем достаточно. Журналистка всегда удивлялась стойкости своей подруги Ирмы - как легко та переживает расставания! Впрочем, учитывая, что большинство романов Ирмы длились всего пару часов, это не так уж странно. Эйприл хотелось чего-то большего, а большее сложно получить, не обжегшись. Эйприл уже достаточно обжигалась.

Из темноты выпорхнул мотылек, метнулся в лицо, заставив девушку отшатнуться от неожиданности. Открыв глаза снова, Эйприл увидела, что насекомое кружит среди оранжевых лучей, не желая покидать источник света и в то же время боясь подлететь ближе.

Журналистка затаила дыхание и протянула руку. Белая ладонь, казавшаяся в вечернем свете оранжевой, привлекла мотылька; не дожидаясь, пока тонкие крылышки унесут непрошеного гостя прочь, Эйприл накрыла его второй рукой и поднесла к лицу.

Повинуясь внезапному порыву, девушка чуть развела пальцы и прошептала, обдавая замершее насекомое дыханием:

- Пусть мне на голову свалится чудо...

Помедлив и прислушавшись к биению крыльев мотылька в ладонях, Эйприл развела руки, выпуская своего минутного пленника на свободу. Насекомое унеслось вверх, ближе к фонарю, навстречу собственной гибели... Девушка вздохнула.

Глупо. Очень глупо.

Но за несбывшиеся желания не нужно отвечать, и в этом их прелесть.


***

Ключи звякнули в замке, с непривычки ударив лязгом по ушам; поморщившись, Эйприл переступила порог и пошарила рукой по стене, нащупывая выключатель. В воздухе съемной квартиры не было и следа вечерней свежести, и девушка на мгновение пожалела, что не погуляла дольше; однако перед внутренним взором тут же всплыло строгое лицо Леонардо. "Эйприл, не задерживайся на улице, уже очень поздно". Розовые губы дрогнули в улыбке. Если Лео и младший брат для нее, то определенно самый старший из четырех.

Стянув ботинки и небрежно бросив сумку на диван, Эйприл отправилась в ванную и с удовольствием подставила руки под горячую воду. Нет, теплая ночь не давала замерзнуть; согреться требовало что-то другое. Что-то, в чем девушка боялась признаться даже себе самой.

Задуматься, что это за чувство, Эйприл не успела.

Из комнаты раздался треск, в проеме двери ванной что-то сверкнуло, отразившись в зеркале и заставив Эйприл зажмуриться. Наспех вслепую закрутив кран и обтерев руки о комбинезон, девушка бросилась в коридор, щурясь и прикрывая глаза от света. И замерла.

Прямо над диваном висел огромный сияющий круг. Изначально белый, круг темнел, приобретал голубой оттенок, по поверхности шла рябь. Оконная рама хлопала, со стола слетели бумаги, понеслись в коридор, под ноги Эйприл; та не шевелилась. Круг выглядел знакомо и ничего хорошего не предвещал.

Межпространственных порталов за последние три года Эйприл видела предостаточно.

В следующий миг, подтверждая все опасения девушки, из портала выпрыгнула огромная темная фигура; длинный пурпурный плащ и сверкающие доспехи не заставили гадать, кто это может быть. С громким визгом Эйприл отпрыгнула и вжалась в дальнюю стену коридора; светящийся круг резко сузился и через пару мгновений пропал совсем.

Округлившиеся зеленые глаза журналистки неподвижно смотрели на незваного гостя. А тот, вопреки всем ожиданиям Эйприл, не только не атаковал, а даже не поднялся на ноги. Просто свалился из портала на пол и упал ничком, уткнувшись маской в пол и не шевелясь.

Ловушка?

Сглотнув, Эйприл позволила себе отделиться от стены и сделать неуверенный шаг в сторону комнаты. Шредер - у девушки не было сомнений, что это именно он, - по-прежнему не двигался. До журналистки донесся неразборчивый стон.

"Эйприл, не подходи к нему! Запри его и звони нам!" - представился девушке строгий голос черепашьего лидера. Помотав головой, Эйприл сделала еще шаг. Теперь она могла видеть, как часто и неровно вздымаются широкие плечи Шредера.

"А вдруг ему действительно нужна помощь? - подумала Эйприл, отчаянно кусая губу. - Господи! А если он бросится на меня и утащит?" Девушка нащупала в кармане черепаший передатчик. Так, на всякий случай... Шредер никогда не отбирал его нарочно, позволяя черепашкам прийти в очередную ловушку, а значит, главное не потерять передатчик самой.

Еще шаг, еще. Эйприл приблизилась достаточно, чтобы разглядеть голову и руки Шредера; левая неловко поджата под туловище, впиваясь шипами брони в живот, правая вытянута над головой, словно самурай пытался смягчить падение. Еще шаг. Девушка замерла. Пальцы правой руки Шредера, вцепившись в пол, дрожали в очевидном бессильном напряжении. Потом резко обмякли.

Часы на стене тикали издевательски медленно; Эйприл досчитала до десяти. Вечный противник черепашек не вскакивал и не нападал. Частое хриплое дыхание Шредера било по ушам.

Эйприл прикусила губу почти до крови, мысленно чертыхнулась и осторожно присела рядом с непрошеным гостем.

- Шредер? - позвала она. Тишина. Даже не пошевелился, не вздрогнул. Эйприл с опаской дотронулась до незащищенного участка руки между наплечником и наручем. - Ты слышишь меня?

Тишина. Прижав ладонь чуть плотнее, девушка ощутила едва заметную дрожь.

- Шре...

Осторожно проскользнув под железными шипами, Эйприл сжала пальцы Шредера - и замерла. Она хорошо знала эти руки. Жесткие, сильные, они бесцеремонно хватали журналистку, тащили, связывали, жестко сжимали подбородок, заставляя смотреть в глаза... и всегда были одинаковыми на ощупь. Шершавыми и горячими.

Пальцы, которые Эйприл сжимала сейчас, были чуть влажными и холодными, как лед.

Зеленые глаза округлились, тонкие брови изогнулись в жалобную арку. Стараясь не задеть шипы, девушка разжала пальцы и убрала руку. Осторожно дотронулась до блестящего купола шлема.

- Шредер?

Бесполезно. Эйприл потрясла головой. Если это и ловушка, то очень хитро продуманная... Настолько хитро, что в голову не приходил ни один вариант разрешения событий.

Плюнув на все предостережения, девушка подобралась к Шредеру с другой стороны и осторожно потянула бесчувственного воина за руку, пытаясь перевернуть на спину. То ли из-за доспехов, то ли сам по себе японец оказался куда тяжелее, чем Эйприл ожидала; пришлось одной рукой схватиться за подвернувшуюся батарею, а второй тянуть.

С глухим стуком массивное тело повалилось на спину, голова чуть заметно мотнулась; Эйприл отпрыгнула, закрыв руками лицо. Прислушавшись к тишине и осознав, что ничего не происходит, журналистка осмелилась приоткрыть один глаз - и застыла.

Смуглое лицо японца заметно побледнело и теперь отдавало не загаром, а нездоровой желтизной. На виске между краями маски и шлема запеклась кровь, потеки крови блестели на тунике - по бокам, на груди, под ключицами, и в верхней части живота, где кожу разодрали собственные шипы Шредера. Широкая грудь самурая вздрагивала в такт частому поверхностному дыханию. Эйприл опустила руки.

Черепашки определенно не могли этого сделать.

Яростно кусая губы, девушка снова опустилась на колени рядом с раненым. Если он такой холодный, значит, потерял много крови. Значит, может умереть... Эйприл опустила взгляд на руку Шредера, теперь лежащую приоткрытой ладонью кверху - такая беззащитная и доверчивая поза. Каким бы самурай ни был врагом, нельзя, чтобы он просто умер. Она не сможет сидеть, ждать и смотреть... Эйприл зажмурилась.

Не сможет.

Тонкие пальцы, согретые горячей водой, легли на бессильную холодную руку Шредера, неосознанно пытаясь передать тепло. Что же делать? Звонить 911? Эйприл потрясла головой. Даже если полиция не верит в порталы, инопланетян, Измерение Икс и прочее, Ороку Саки - опасный лидер японской мафии, и его наверняка посадят под стражу уже в госпитале. Нет, так нельзя...

"Почему я так не хочу, чтобы полиция забрала его?"

Эйприл всмотрелась в прорезь металлической маски. Желтое лицо Шредера расслабилось, принимая совершенно необычное, не виданное раньше выражение. Такое спокойствие и умиротворение - даже несмотря на раны... Или же у умирающих всегда такое лицо?

Девушка зажмурилась. "О чем ты думаешь?! Шредер - опасный и коварный враг, он может использовать даже такое положение!" Выпустив руку японца, Эйприл медленно поднялась и выудила из кармана черепаший комлинк.

На всякий случай отойдя в дальний конец коридора, девушка нажала кнопку вызова. Сердце бешено колотилось. Что, если черепашки не поймут? Что, если Шредер придет в себя и окажется способен напасть?

Что, если они просто не возьмут трубку?

На крошечном дисплее замаячило зеленое лицо Леонардо.

- Да, Эйприл? Что-то случилось?

- Ребята... - полушепотом проговорила девушка, поднеся передатчик ближе к лицу и прикрыв рукой - на всякий случай. - У меня здесь... Шредер!

Вот так просто. Без лишних объяснений. Лицо Леонардо резко потемнело.

- Эйприл, ты цела? Мы сейчас будем. Он что-нибудь с тобой сделал? Ты в порядке?

Журналистка судорожно кивнула.

- Стой, стой... Я в порядке. А вот он... - Зеленые глаза метнулись на неподвижное тело посреди гостиной. - Он без сознания, кажется, серьезно ранен. Приезжайте скорее! - в голосе Эйприл прорезалось отчаяние. - Я не знаю, что делать!

Больше всего на свете она боялась услышать слова "звони в полицию".

- Спокойно, Эйприл, - твердо произнес Леонардо, - свяжи его покрепче и жди нас. Скоро будем.

- У-у-угу, - кивнула Эйприл, закрывая комлинк, и сдавленно выдохнула. Она боялась более тяжелого разговора, но даже хотя все обошлось парой фраз, самое страшное еще впереди... Что будет, когда черепашки сами все увидят? Может, они вообще захотят добить своего вечного недруга?

Что, если это их зеленых рук дело?

Стараясь ступать бесшумно, Эйприл вернулась в комнату и опустилась на колени рядом со Шредером. Тот так и лежал неподвижно, часто и хрипло дыша и не открывая глаз. Девушка напряженно посмотрела на металлическую маску. А что, если маска мешает ему дышать? Тонкие пальцы дотронулись до холодного металла - и тут же отдернулись, словно от кипятка. А если маска скрывает более страшные раны? Или он придет в себя и разозлится? Или... Эйприл опустила глаза. Она с трудом представляла, как может выглядеть лицо под маской, и почему-то не решалась увидеть его.

Поколебавшись немного, девушка дотронулась до пышных складок плаща, пытаясь ослабить воротник. Если маска и мешает, то пусть хотя бы шею ничто не стискивает... Эйприл потянула за плащ в сторону, затем в другую, просунула руку между шеей и тканью, убеждаясь, что теперь воротник точно ничего не сдавливает - и отдернула руку снова.

Прикасаться к злейшему врагу было страшно. Но еще страшнее для Эйприл было другое.

Ее действительно тянуло прикоснуться.

***

Пыль летела из-под колес черепашьего фургона, зеленая пасть на радиаторе скалилась в темноту. Донателло включил фары на самую маленькую мощность и молча сжимал руль.

- Донни, а еще медленнее нельзя? - раздался за спиной изобретателя раздраженный голос. Донателло промолчал. Ему хотелось скорее добраться до Эйприл не меньше, чем братьям, и их раздражение было вполне понятно - но чем наговариваться, лучше давить на газ изо всех сил, молясь только об одном - успеть.

Остальные сидели на полу в салоне, на лицах - мрачное равнодушие, глаза угрюмо опущены. Рафаэль вертел двумя пальцами сай, раскручивая все быстрее и быстрее.

- Успокойся, - произнес Леонардо.

- Успокойся? - крутнувшись последний раз, сай остановился; зеленые пальцы крепко стиснули оружие. - Зачем ты позволил ей отключиться? Нужно было держаться на связи! Кто знает, в какой она теперь беде?!

- А если бы Шредоголовый очнулся? - предположил Микеланджело. - Может, он ее и не тронет, если она не позовет нас. Давайте по-честному, сколько раз Эйприл попадала в беду именно из-за нас?

С водительского места донесся красноречивый вздох; Леонардо покачал головой и опустил подбородок на поджатые колени.

- А с чего ты взял, что он действительно в отключке? - не унимался Рафаэль. Скрипнув зубами, вояка засунул сай за пояс и стиснул одну руку другой. - Это же ловушка! Железная башка заставил Эйприл сказать все это, он держит ее в заложниках!

Вытянув руку, лидер умиротворяюще положил ладонь Рафаэлю на плечо.

- Даже если так, он ничего ей не сделает. Ему нужны мы, а без Эйприл он нас не получит.

- И вообще, - подал голос Донателло, не отрывая взгляда от дороги, - вы хоть раз видели, чтобы Шредер признавал свои слабости?

- В самом деле, чуваки, - подхватил Микеланджело, - с чего бы ему разыгрывать умирающего лебедя перед кем бы то ни было? В его духе было бы что-нибудь вроде... - черепашка прокашлялся, выпучил глаза и прорычал, копируя интонации Шредера: - "Проклятые рептилии! Ваша подружка у меня, и если вы не дадите мне захватить мир, я ее убью! Бва-ха-ха!"

Леонардо не сдержался и фыркнул в кулак; даже угрюмый Рафаэль улыбнулся уголком рта. Пускай Майки никогда и не претендовал на звание великого юмориста, он великолепно пародировал окружающих и мог рассмешить кого угодно.

Резко крутнув руль (черепашки в салоне посыпались друг на друга с возмущенными воплями), Донателло заставил фургон влететь в узкий промежуток на парковке - ровно такой, чтобы не задеть соседние машины, но слишком тесный, чтобы открыть боковые дверцы. Качнувшись и чуть не отправив черепах в полет через лобовое стекло, машина замерла.

- Да ну какого панциря, Дон?! - зарычал Рафаэль, зажмурившись и отпихивая от своего лица ногу Микеланджело. Нога все время норовила вернуться обратно, когда младший пытался встать.

- Ты сам просил побыстрее, - пожал плечами изобретатель. Выудив из-под приборной доски два небольших сканера, Донателло засунул их за пояс и поднялся. - На выход, ребята, на выход. Лео, что у Эйприл?

Выбравшись из-под ворчащих братьев, лидер раскрыл черепаший комлинк.

- Эйприл? Он пришел в себя?

- Нет, - раздался из динамика осторожный шепот, - но он все еще жив. Ребята, скорее!

- Спокойно, Эйприл, мы уже идем, - ободряюще произнес Леонардо. Захлопнув комлинк, он обернулся к братьям. - Тихо. Ржать и ругаться будем дома. Мало ли сколько здесь прячется солдат.

Остальные кивнули; глубоко вдохнув и выдохнув, Рафаэль подавил свое возмущение. Рука почти расслабленно легла на сай. Обманчивое спокойствие. Одно неверное движение со стороны противника - и пальцы резко сожмутся, а оружие, сверкнув в отблесках уличных фонарей, полетит во врага.

Ярость Рафаэля должна достаться Шредеру, а не братьям.

Выпрыгнув через заднюю дверь фургона и как можно тише прикрыв ее, один за другим черепашки крались по темной стороне улицы, избегая света фонарей и вслушиваясь на пределе своих возможностей, так, что топорщились роговые щитки на барабанных перепонках. Ветер шумел в ветвях, срывая одинокие листья; исступленно гукала какая-то птица, пытаясь то ли добиться взаимности, то ли дозваться своих птенцов; приспособленный к низким частотам черепаший слух позволял услышать даже шум колес на соседней улице. Собственное дыхание казалось неуместно громким, Микеланджело то и дело задерживал воздух - ему казалось, что он шумит больше братьев.

Ниндзя спешили, но каждый метр темной земли тянулся, казалось, бесконечно долго. Напряжение нарастало, но нападать никто и не собирался; наконец младший расслабился, а Донателло позволил себе лишний раз проверить, все ли приборы он захватил. Если слишком долго натягивать струну, она ослабнет или лопнет. Если слишком долго ждать боя - можно вымотаться до его начала. Или выдать себя.

Возле подъезда Леонардо остановился, подняв сжатую в кулак правую руку; остальные замерли по команде.

Полуобернувшись, лидер указал на дверь подъезда, изобразил пальцами ходьбу, а потом показал вверх. Братья кивнули.

Лестничная клетка освещалась хорошо, здесь не могли бы спрятаться даже солдаты клана Ноги; черепахи значительно ускорились, прыгая через несколько ступенек сразу, но при этом ступая бесшумно и легко. Всего лишь один из многих секретов ниндзютсу, позволяющий тяжелым мутантам порхать легче юной балерины.

У квартиры Эйприл братья снова замерли, прислушиваясь. Ничего. В тишине можно было расслышать гудение лампочки под потолком.

Нажав кнопку передачи, Леонардо шепнул:

- Открывай.

Спустя несколько безумно долгих секунд в замке щелкнуло, дверь приоткрылась, и черепашки с облегчением выдохнули, увидев встревоженное лицо Эйприл.

Леонардо повесил передатчик обратно на пояс; карие глаза мутанта метнулись в сторону, затем на девушку. Безмолвный вопрос - "впустишь?"

Кивнув, Эйприл толкнула дверь, давая друзьям возможность пройти. Черепашки остановились в темной прихожей; Леонардо опасливо выглянул в комнату. Эйприл предусмотрительно погасила все, кроме настольной лампы, чтобы, внезапно придя в себя, Шредер не успел ничего рассмотреть, и теперь из коридора виднелись только очертания ног раненого и слабый блеск брони.

Взмахнув рукой, лидер отодвинулся; Донателло с той же осторожностью заглянул в дверной проем, затем шагнул в комнату. Шредер не двигался, но братья за спиной изобретателя подобрались и стиснули оружие. Еще шаг. По-прежнему никакой реакции; Донателло уловил частое хриплое дыхание.

Ближе, еще ближе. Остальные следовали за изобретателем на почтительном расстоянии - впрочем, готовые в любой момент это расстояние сократить. Рафаэль еле слышно скрипнул зубами. Долго, слишком долго, горячая кровь требовала битвы - не зря ведь именно ему мастер Сплинтер дал алую повязку. Цвет крови, цвет огня...

Донателло остановился. Даже без сканеров стало понятно, что ловушкой это быть не может - неровное дыхание, почти мертвенная бледность, неестественная поза... Кровь можно имитировать, но что касается остального - Шредер не такой великолепный актер. Медленно присев, мутант прикоснулся к расслабленным пальцам японца. Холодные. Донателло нахмурился.

- Спокойно, - шепнул он, полуобернувшись к братьям. - Все чисто.

Протянув руку, изобретатель прикоснулся к веку Шредера и осторожно потянул вверх; второй рукой наклонил лампу, стараясь, чтобы лучи попали в глаз. Немного подождав, убрал руку, махнул братьям и достал из-за пояса сканер.

Черепашки спрятали оружие; Рафаэль, впрочем, на всякий случай положил руку на рукоять сая. Если сейчас самурай без сознания, это не значит, что придя в себя, он не набросится на своих заклятых врагов. Для Шредера, кажется, месть черепашкам давно стала важнее не только здравого смысла, а и самой жизни.

Спрятавшись за плечом Леонардо, Эйприл с испугом смотрела, как Донателло водит сканером над телом Шредера, хмыкает, неодобрительно качает головой. Зеленые пальцы легли на запястье раненого, прощупывая пульс; наконец, глубоко вздохнув, Донателло выпрямился и вышел из комнаты, оставив Шредера одного.

Эйприл прикрыла дверь.

- Ну, что? - шепнула она. Зеленые лица придвинулись ближе; Леонардо периодически поглядывал на щель в дверном проеме, через которую можно было разглядеть неподвижную фигуру Шредера.

- Серьезных ран нет, но все жизненные показатели очень низкие, - Донателло покачал головой. - Словно... словно из него просто выкачали энергию.

- Дон, разве такое возможно? - Леонардо поднял безволосую бровь. Изобретатель потер подбородок.

- Выходит, что так. Эйприл, как он к тебе попал?

- Через портал, - шепнула девушка, - просто вывалился из портала и остался лежать.

Рафаэль скептически скривился.

- Я бы предположил, что кто-то решил использовать энергию Шредера, а тело выбросить. Или же он сам сумел сбежать, - произнес Донателло вполголоса. - Но это просто догадки.

- К тому же абсурдные, - вставил Рафаэль.

- Да, звучит не очень, - согласился Донателло. - Но больше ничего не приходит в голову.

Леонардо сжал правую руку в кулак и хлопнул по нему свободной ладонью.

- Нужно узнать, кто это сделал. Либо это наш союзник, либо новый враг, еще более опасный, чем Шредер, - произнес лидер. - Так или иначе, нельзя сдавать его полиции, пока не выясним, в чем дело.

Эйприл шумно выдохнула, опустив плечи, и в этом жесте сквозило странное облегчение.

- Мы зря тратим время, - вмешался Рафаэль. - Он ничего не скажет, даже если мы будем его пытать. - Показалось или Эйприл вздрогнула? - Нам в руки попал великолепный шанс наконец избавиться от старой консервной банки, нельзя его упускать!

- Чувак, неужели ты предлагаешь... - икнул Микеланджело.

- Именно! - вояка выхватил из-за пояса сай и поднес к лицу. - Ему и так недолго осталось, всего один удар - и Шредер отойдет в историю!

Коренастую руку Рафаэля обхватили тонкие пальцы Эйприл; удивленно обернувшись, черепашка обнаружил, что зеленые глаза девушки смотрят на него едва ли не умоляюще.

- Только не... - Эйприл запнулась, - не в моем доме, умоляю!

- Раф, - Донателло спрятал сканер за пояс и серьезно взглянул на брата. - Я понимаю твои чувства. Вспомни, чему нас учил Сплинтер? В убийстве врага, который не может сопротивляться, нет чести. Прикончив Шредера сейчас, ты станешь хуже, чем он!

- А он точно так же может прикончить Эйприл во сне! - рыкнул Рафаэль, тряхнув рукой. Зажмурившись, девушка вцепилась еще крепче. - Я не хочу дожидаться этого!

- Мы привяжем его, - раздельно и твердо произнес Леонардо, - и отнимем оружие. Он никому не причинит вреда. И он будет жить - по крайней мере, до тех пор, пока мы не узнаем, кто довел его до такого состояния.

Рафаэль резко выдохнул, глаза в прорезях алой повязки сверлили лицо лидера.

- Чтобы он жил, нужна энергия, - задумчиво произнес Донателло, бросив взгляд в дверной проем. - Его раны поверхностные, не считая сломанных ребер, но и те срастутся быстро; но на заживление тратятся остатки энергии, а она на исходе. Если бы я мог собрать машину, которая вернет ему энергию...

- Чтобы он напал на нас? - Микеланджело опередил Рафаэля. Тот крепче стиснул руку на рукояти оружия.

- Не всю энергию, - примирительно произнес Донателло. - Достаточно давать ему чуть-чуть, чтобы он не умер, но чтобы этого не хватало даже на движения. Тогда Шредер будет не опасен.

- Ты сможешь это сделать? - прошептала Эйприл, по-прежнему испуганно прижимаясь к мускулистой зеленой руке Рафаэля. Донателло неуверенно кивнул.

- Думаю, да. Но пока что тебе придется следить, чтобы он не умер, - проговорил изобретатель. - Согрей его, давай ему пить... желательно что-нибудь горячее и сладкое. В глюкозе много энергии. Покормить тоже не мешает, если ему хватит сил жевать... Вот и все. Разработка может занять много времени, так что, как только вернемся, я приготовлю немного стимуляторов и пришлю к тебе Майки. Уколы делать умеешь?

- Научусь, - еле слышно выдавила девушка. Рафаэль скрипнул зубами, и Эйприл заставила себя выпустить его руку. Она выглядела настолько растерянной, что Микеланджело шагнул ближе и бережно обнял журналистку, прижимая к себе.

- Кавабунга, - шепнул он. Эйприл неуверенно улыбнулась; отпустив ее, Микеланджело повернулся к братьям. - Что теперь?

- Привяжем его к батарее - в таком состоянии он ее не оторвет, надеюсь, - решил Леонардо, - и бегом домой.

- И что, даже не оставим дежурного? - опешил Рафаэль. Лидер мотнул головой.

- Опасно. Он придет в себя и увидит. Эйприл он хоть как-то доверяет, а при виде нас в лучшем случае откажется говорить, а в худшем - отдаст концы от злости.

- Как бы ужасно это ни звучало, действительно придется довериться Шредеру, - вздохнул Донателло. - Эйприл, звони нам через каждый час, хорошо?

Девушка кивнула; Леонардо открыл было рот, чтобы что-то добавить, но из комнаты донесся приглушенный стон. Зеленые глаза Эйприл округлились.

- Он приходит в себя! - шепнула девушка. - Я сама его привяжу, а вы идите, быстро!

Рафаэль недовольно цыкнул и поднял руку, но Леонардо вовремя зажал брату рот, утаскивая на лестничную площадку вслед за остальными. Наспех помахав исчезающим черепашкам, Эйприл заперла дверь и прислонилась к ней спиной изнутри.

Кажется, она только что совершила большую ошибку...

***

Полет. Бесконечно долгий полет среди ярко-голубых разводов и нереального, потустороннего света. Странно. Обычно переход через портал длится доли секунды, даже не успеваешь моргнуть. А сейчас... Расслабившись, Шредер падал куда-то вниз спиной, вытянув безвольные руки - как будто надеялся, что в последний момент кто-то поймает и втащит обратно.

На самом деле он рассеянно наблюдал за синими протуберанцами, ни о чем не думая и практически ничего не чувствуя. Ни боли, ни тепла, ни холода, только полет.

- ..Саки-тян! У меня сюрприз для тебя!..

Шредер медленно опустил и поднял веки, расфокусированно глядя сквозь собственные пальцы.

- ..Саки-тян...

Кончики пальцев дернулись, словно пытаясь поймать неуловимое.


- ...Ты неудачник! И зачем я вообще отдала тебя в этот клан ниндзя! - Лицо матери покраснело от ярости, на висках вздулись вены, гладкие черные волосы растрепались. - Ты даже не можешь взять более высокую ступень! Тьфу!

Только-только аккуратно сложенное кимоно летит в лицо. Можно отпрыгнуть, увернуться, но это вызовет еще больший гнев... Саки даже не пытается закрыться руками - только опускает веки, чтобы ткань не хлестнула по незащищенным глазам. От близких людей невозможно закрыться.

- Окаа-сама, я и так учусь быстрее программы...

- Плевать я хотела на программу! Я хочу, чтобы ты перешел на следующую ступень в течение месяца! Тебе понятно, идиот?!



Шредер зажмурился. Нет. Нет. Почему именно это? Почему именно эти воспоминания, похороненные в глубине души и забитые железным кулаком?

Хотелось крикнуть "Почему?!", спросить у великого ничто между измерениями. Но губы даже не шевельнулись.


- ...Сенсей, я хотел бы сдать экзамен на следующую ступень.

Широкое плоское лицо Хамато Йоши излучает тепло и едва ли не беззаботную радость, но Саки не может разделить и сотой доли этих эмоций.

- Всему свое время, Ороку-кун. - Теплая крепкая ладонь ложится на плечо. - Еще слишком рано...



Это все он виноват, шепчет тонкий голос где-то в глубине разума. Хамато Йоши. Он забрал Шен. Он не давал Ороку Саки новую ступень. Он обучил проклятых черепах, которые путают все планы.

Хотелось злобно стиснуть кулаки, но пальцы даже не дрогнули.


...Кровь, повсюду кровь. И тела. Бездыханные, местами изуродованные до неузнаваемости. Все, что осталось от Нью-Йоркской ветки клана Ноги. Он стоит на коленях, руки дрожат; на темном кимоно не видно красных пятен и потеков, но кровь зловеще блестит в лунном свете. На одежде, на руках.

- Невозможно... - шепчут непослушные губы. - Невозможно!

Клан Ноги, его клан, заменивший семью - уничтожен. Саки поднимает руку, дотрагивается до лба. Голову заливает кровь, и он даже не может понять, насколько тяжела рана - хотя удар мог легко проломить череп. Саки сжимает и разжимает пальцы, щурится в темноту. По крайней мере, мозг еще цел. Кажется.

Почему его не убили? Наверное, сочли и так мертвым... Он ползет, спотыкаясь о чужие безвольные руки и ноги, непослушными пальцами пытается найти пульс на шее каждого ниндзя. Может, еще кто-нибудь уцелел...



Хотелось застонать, но не получалось издать ни звука.

...Гигантский танк, напоминающий шар для боулинга, катится вперед; Саки идет навстречу, спотыкаясь и болезненно щуря глаза на свет. Неужели это конец? Зубы сжимаются в злобной судороге. Нет. Он пришел не за смертью...

Господи, ну почему, почему эти воспоминания? Почему нельзя просто любоваться танцем причудливых голубых разводов в портале и падать, падать вечно - в вечном сне с открытыми глазами? Видения мелькали все быстрее и быстрее, уничтожая прекрасное ощущение легкости. Тело тяжелело, и в бесконечный полет посреди абсолютного ничто врывалась боль. Теперь не только душевная, а и физическая.

Не осознавая, что снова способен управлять своим телом, Шредер застонал. Падение прекратилось - почему-то без ожидаемого удара. Просто в один момент гравитация резко усилилась - настолько, что теперь пошевелиться нельзя было уже из-за тяжести.

Самурай застонал снова, осознав, что блаженное падение закончилось еще в начале воспоминаний, и теперь его ждет только боль.

- Тихо, тихо... - из мутного марева выплыл знакомый голос, высокий и мелодичный. Что-то мягкое прикоснулось ко лбу. - Шредер?

Шредер, подумал он. Какое нелепое имя.

- Шредер, ты меня слышишь?

Усилием воли самурай приоткрыл рот и выдохнул нечто похожее на "ххааа", что должно было звучать утвердительно.

- Если слышишь - открой глаза.

Как назло, веки оказались невероятно тяжелыми и подниматься не хотели. Шредер представил, как открывает глаза, резко сдвигает брови, фокусируя взгляд, и вскакивает на ноги, готовый к битве. Получилось только первое; в глазах мутилось, взгляд блуждал, неспособный остановиться на чем-либо.

- Шредер!

От резкого окрика раненый вздрогнул, сознание немного прояснилось. Из размытой мути перед глазами выплыло знакомое встревоженное лицо. Полные губы, круглые щеки, большие зеленые глаза, рыжие локоны.

- Мисс... - хрипло пробормотал Шредер, - О'Нил?

Лицо женщины посветлело; она кивнула.

- Как я здесь...

- Портал, - напомнила Эйприл. Шредер едва заметно качнул головой.

- А почему сюда...

- Это я хотела у тебя спросить, - с нажимом произнесла Эйприл. - Но это потом. Как ты себя чувствуешь?

Черные брови неуверенно сморщились. Шредер пошевелил плечом, потом ногой, пытаясь понять, в какой позе находится. Так, лежит на спине... от попытки поерзать в боку стрельнуло, заставив самурая резко вздрогнуть и зажмуриться.

- Что, что такое? - Эйприл обеспокоенно наклонилась, закрыв собой единственный источник света в комнате - тускловатую настольную лампу.

- Ребро, - Шредер поморщился и открыл глаза снова, - сломал. - Боль прояснила сознание еще немного, и японец осознал, что лежит на полу, укрытый чем-то теплым и, судя по всему, обложенный бутылками с горячей водой. Черные глаза вопросительно и уже вполне осмысленно уставились на журналистку. - Грелки?

Девушка кивнула.

- Ты был очень холодный. Что произошло... Шредер? - Теперь даже несмотря на полумрак самурай мог разглядеть лицо Эйприл достаточно четко, чтобы уловить целый спектр противоречивых эмоций. Ну, понятно... Видимо, проклятые черепахи решили воспользоваться положением, а показная забота - просто уловка.

- Ничего. Был плохой день, - огрызнулся Саки, безуспешно пытаясь упереться руками в пол и хотя бы сесть. - И прекратите этот цирк! Лучше пусть черепахи перестанут прятаться, иначе...

"Иначе я сдохну на месте от такого невезения", - подумал Шредер. Эйприл покачала головой.

- Их здесь нет.

Самурай скептически поднял бровь.

- Да ладно?

Журналистка покусала губы, отчего они из бледно-розовых стали почти алыми.

- Послушай, Шредер, - начала она с напускной твердостью, - их здесь нет. А если бы и были - ты ничего бы им не сделал, а они не тронули бы тебя. Они не нападают на беззащитных, как... - Эйприл запнулась, потом продолжила: - Тот, кто тебя ранил, наверное, очень силен. Что, если он придет сюда? Если нападет на город? Мы же все погибнем!

"Конечно, силен. Силен тентаклями махать", - мрачно подумал Шредер.

- Плевать я хотел на город! - рыкнул он. Вышло не очень грозно - сил говорить в полный голос не было. - Все, чего я хочу - убраться отсюда. Развяжи меня!

Эйприл горько покачала головой; откинув одеяло, она обошла Шредера и с усилием приподняла голову в шлеме, позволяя осмотреться. Самурай опустил глаза. Никаких веревок или наручников. Вообще. Только грелки и бутылки с теплой водой со всех сторон. Пробежавшись взглядом по собственному телу, Шредер отметил еще кое-что - длинные порезы на животе, смазанные чем-то зеленым, и куда более вопиющий факт - отсутствие наладонников.

- Где мои доспехи?! - рыкнул Шредер. Вздрогнув, девушка разжала руки, и шлем со звоном ударился о пол, заставив самурая зажмуриться и на время отбив желание не только возмущаться, а и разговаривать.

- Ты порезался ими, и я их сняла, - прошептала Эйприл, отползая в сторону и поправляя одеяло. Шредер нахмурился. - Можно снять твою маску?

- Что? - злобно сузившись, черные глаза метнулись в сторону девушки. Эйприл снова вздрогнула.

- У тебя кровь на лице... надо ее смыть.

Ах да, верно... когда его приложило об стену в лаборатории Крэнга, острый край шлема разбил бровь. Журналистка была права, но шлем и маска давали хоть какую-то иллюзию защиты - если уж он не может пошевелиться, а любимую броню разобрали по кусочкам. К тому же показывать свою слабость не было желания - ни перед Эйприл, ни перед черепахами. Шредер уперся взглядом в противоположную стену.

- Даже не думай.

- Я просто хочу помочь... - голос Эйприл вздрогнул. Взгляд Шредера снова метнулся на лицо журналистки.

- Мне не нужна помощь, мисс О'Нил, - как можно более разборчиво процедил самурай, - ни ваша, ни ваших друзей-черепах. Я прекрасно знаю, что вы задумали. Если они только притронутся ко мне - вы все трупы. Понятно?

- Шредер! - воскликнула Эйприл, прижав руки к груди. - Да о чем ты вообще? У меня просто выбора нет! Если я позвоню в больницу, тебя сдадут полиции - ты этого хочешь? Если я выброшу тебя на улицу, ты умрешь - или же тебя найдет полиция. Если я позвоню черепахам, они заберут тебя в канализацию. Ты хочешь этого?

Японец открыл было рот, чтобы выдать ответную гневную тираду - и тут же захлопнул. Как ни странно, Эйприл была права. Кроме как остаться в ее доме и принять помощь, вариантов нет. Шредер скрипнул зубами.

- Какое тебе дело - умру я или нет?

Журналистка замерла, зеленые глаза округлились, рот приоткрылся - в растерянности Эйприл выглядела совершенно очаровательно.

- Никто не заслуживает смерти... - пробормотала она, - а если и заслуживает - не мне это решать.

Черные угольки внимательно следили за выражением лица девушки.

- Но ведь я уничтожу твоих друзей, когда поправлюсь, - произнес Шредер. Рычащих ноток в его голосе становилось все меньше - то ли снова терял силы, то ли действительно не мог злиться на Эйприл. - И захвачу город.

Нижняя челюсть журналистки задрожала.

- Не уничтожишь... - голос Эйприл звучал сдавленно, словно она вот-вот заплачет. - Нет! - Девушка мотнула головой и строго посмотрела на раненого. - Я принесу тебе попить.

- Не будь так... уверена, - последние слова Саки выдохнул еле слышно, из-под полуопущенных век глядя, как фигура в желтом скрывается в неосвещенной части квартиры. Злость на короткое время придала самураю сил, но энергия не может взяться из ниоткуда - он просто чуть быстрее израсходовал остаток. Шредер мысленно выматерился.

Реальность снова норовила ускользнуть в никуда, но память прояснилась окончательно. Провал миссии с плутонием, из-за которого Крэнг рвал и метал, оглушительно визжа. Подозрительное затишье и постоянное "не трать силы" от розового слизняка. А затем - короткая схватка, после чего... Шредер стиснул зубы. Места проколов под ключицами и на боках по-прежнему саднили, напоминая об унизительном происшествии. Нет, он разделается с Крэнгом. Обязательно разделается, как только восстановит энергию... Прикрыв глаза и сосредоточившись на приятном ощущении тепла, стараясь игнорировать боль, самурай невольно удивился находчивости Эйприл. Самый простой вид энергии - тепло. Даже не зная, что произошло, она нашла элементарный способ восполнить часть утраченного.

"Наверное, это и позволило мне прийти в себя", - подумал Шредер.

В темном коридоре что-то лязгнуло, как будто открывали дверь; приоткрыв глаза, японец тщетно силился поднять голову. Через минуту вернулась Эйприл - с дымящейся чашкой в одной руке и шприцом в другой.

- Что это? - вяло пробормотал Шредер. Черт, он и вправду потерял много сил за этот разговор... Девушка опустилась рядом и поставила чашку на пол возле головы раненого. Самурай уловил слабый травяной запах.

- Соседка принесла из аптеки стимуляторы, - после заминки ответила Эйприл и повертела шприц в руках. - Ты знаешь, как этим пользоваться?

Черные глаза резко сузились.

- Соседка?

Эйприл неуверенно кивнула.

- Черепахи, - злобно процедил Шредер. - Послушайте, мисс О'Нил. Лучше уберите эту гадость, я не дам себе ничего вколоть. Слышите?

- Но это придаст тебе сил... - растерянно начала Эйприл. Самурай сверкнул глазами.

- Я сказал - убери!

Вздрогнув, девушка замерла на несколько секунд, потом отложила шприц на диван. Взгляд Шредера метался, прыгая по лицу Эйприл. Если бы только он мог двигаться! Если бы было оборудование... Он сам бы приготовил себе стимуляторы, а может, даже собрал бы генератор энергии. Или помпу вроде той, которую смастерил Крэнг. Можно было бы выкачать энергию из черепах. Убить двух зайцев сразу... Шредер мысленно усмехнулся.

- Тебе нужно попить, - наконец подала голос Эйприл. Японец помолчал. Пить действительно хотелось, но мало ли чего подмешали черепахи... Поколебавшись, Шредер чертыхнулся и попытался подняться, чтобы сесть, но смог только бессильно скрести пальцами ковер.

Покачав головой, Эйприл придвинулась ближе, осторожно приподняла голову раненого и уложила себе на колени так, чтобы удобно было пить; одной рукой приподняв маску, второй девушка прислонила край чашки к губам Шредера. Жидкость оказалась обыкновенным горячим чаем с порядочным количеством сахара, но сейчас ничего лучше этого чая нельзя было вообразить в целой вселенной.

Саки жадно глотал, прикрыв глаза и шумно дыша носом, и остановился только тогда, когда в чашке ничего не осталось. Эйприл осторожно опустила маску.

Шредер зевнул. Чай должен был придать сил, но от него только еще больше потянуло в сон. Странно, но ощущения, что черепашки что-то подмешали в питье, не было. Самурая разморило от тепла, от недостатка энергии, от приглушенного света одинокой настольной лампы. Да и рядом с Эйприл было необъяснимо спокойно и уютно.

- Проклятые... черепахи... - совершенно беззлобно выдохнул Шредер и окончательно провалился в сон.

***

Округлившиеся зеленые глаза неподвижно смотрели на расслабленное лицо незваного гостя. Неужели снова потерял сознание? А может, просто заснул?

- Эм... Шредер? - тихо спросила Эйприл.

Шредер шумно вздохнул с закрытыми глазами, выразив одному ему понятные эмоции, и девушка замерла, боясь пошевелиться. Заснул. Вот так просто, лежа головой на ее коленях. Ругался, много говорил о том, что ни на йоту не доверяет, а потом уснул. Самое доверчивое, что только возможно.

Рука Эйприл непроизвольно легла на блестящий купол шлема. Металл уже не казался таким ледяным - согрелся в тепле помещения и от близости грелок.

"Я уничтожу твоих друзей и захвачу город"... В то, что человек, безмятежно спящий на ее коленях, осуществит такую угрозу, упорно не верилось. Эйприл осторожно провела рукой по шлему - ладонь скользила по отполированному металлу. Шредер заворчал во сне.

"Такой забавный".

Эйприл упрекнула себя за эту мысль. Тонкие светлые брови сошлись к переносице, рука отдернулась, словно от прокаженного. Шредер - враг. Он использует свое положение, чтобы втереться в доверие и уничтожить черепах. А может, даже и ее саму... Сколько раз Шредер пытался ее убить?

"Вообще-то не так уж и много, - неожиданно подумала Эйприл, - и только когда я его провоцировала". С этим не смогла поспорить даже самая рациональная часть разума. Если не бросаться с обвинениями и вести себя тихо, Шредер просто связывал журналистку и держал рядом. А когда оставлял на верную гибель - путы часто оказывались подозрительно слабыми, а путь для побега - открытым...

Невольно Эйприл бросила взгляд на ладонь Шредера, которая виднелась из-под одеяла. По-прежнему развернутая, полураскрытая в очередном беззащитном жесте.

Разве стал бы Шредер угрожать уничтожить черепах, если бы хотел втереться в доверие?.. Самурай ни на секунду не скрывал своих злобных намерений - и это опять заставляло тревожный голос разума умолкнуть. Вот только слова расходились с делом. Если так сильно не доверяет - почему принял помощь? Почему заснул так беззаботно и неосмотрительно? Эйприл снова прикусила губу.

Нет, нет. Люди не исправляются. Мало энергии, вот и заснул в той же позе, в которой лежал. Нахмурившись, Эйприл протянула руку, нащупывая на диване подушку; затем осторожно приподняла голову Шредера, подложила подушку под шлем и отодвинулась. Широкие плечи японца заерзали на ковре, брови задрожали; журналистка замерла, но, к ее облегчению, Шредер не проснулся.

Эйприл поднялась на ноги, с опаской глядя на своего подопечного. Ей самой тоже не мешало бы вздремнуть - рассвет уже близится, а она так и не ложилась с вечернего гуляния. Хорошо хоть, завтра выходной - не придется думать, с кем оставить Шредера. А в понедельник что-нибудь решится. Сейчас - в душ и спать... Журналистка сладко потянулась и застыла. Во-первых, как минимум на четверть часа японец останется без присмотра. А во-вторых, придется спать рядом со Шредером. Не просто в одной квартире - комната все равно одна - а рядом!

Может быть, связать Шредера - не такая и плохая идея?..

Эйприл бросилась к шкафу, распахнула потертые деревянные дверцы и принялась рыться в вещах. Конечно же - ни веревки, ни наручников, ни прочих девайсов. Это Шредер с собой такое может носить, нормальный человек дома хранить подобные вещи не станет... Журналистка украдкой обернулась, глядя на спящего. Теперь лампа светила ему в лицо, и Шредер норовил отвернуться. Нужно будет переставить свет.

Наконец в закромах шкафа отыскалась пара поясов; оглядев их, Эйприл решила, что в качестве какой-никакой веревки сгодятся. Можно было бы, конечно, обыскать самого раненого, раз уж он всегда таскает с собой что-нибудь, чем можно связать, но девушка не рискнула - вдруг проснется. Эйприл как можно тише закрыла шкаф и присела возле ног Шредера. Откинула одеяло, осторожно прикоснулась к голени; спящий даже не пошевелился. Хорошо, что он носит сапоги из толстой кожи.

Обмотать лодыжки Шредера было делом несложным; немногим сложнее оказалось сложить ему руки на животе и связать запястья. Не просыпаясь, самурай скорчил недовольную гримасу, которая тут же исчезла, стоило перестать его дергать. Эйприл вытерла пот со лба.

Все, теперь Шредер действительно не опасен.


***

Сон черепашек как рукой сняло. Растущий организм мутантов требовал полноценного отдыха, но вместе с тем легко мобилизировался при необходимости. Так и сейчас. Донателло корпел в своей лаборатории, раздумывая над устройством трансформатора энергии. Микеланджело спешил по темноте к Эйприл со свежим стимулятором. Рафаэль, не находя себе места, то включал телевизор, то зарывался в книгу, то тщетно пытался уснуть. В конце концов он нашел золотую середину - спрятался под одеяло и читал там, временами откладывая книгу и опуская голову на подушку.

Леонардо же, придя в логово, постоял на пороге в раздумьях и отправился к мастеру Сплинтеру.

Вопреки ожиданиям, грызун-мутант не спал. Удобно усевшись на коврике посреди своей спальни, обставленной в японском духе, Сплинтер медитировал, едва заметно шевеля усами и носом. Леонардо сложил руки за спиной и опустил взляд.

- Тебя что-то тревожит? - размеренно произнес учитель с закрытыми глазами. Черепашка поклонился.

- Да, мастер Сплинтер. - Приблизившись, Леонардо опустился перед крысой на пол. - Мы были у Эйприл. Шредер действительно ранен и не представляет опасности, но...

Не открывая глаз, Сплинтер покачнулся.

- Леонардо... - спокойно проговорил он. - От него не исходит угрозы. Пусть Шредер остается с Эйприл, пока не поправится.

Черепашка помолчал, глядя в расслабленное, умиротворенное лицо учителя. Леонардо всегда предпочитал боевые техники духовным, и видения Сплинтера в медитации оставались сущей загадкой... Однако еще не было случая, чтобы учитель оказался неправ.

- Опиши его раны.

- Их практически нет, - пожал плечами лидер, - Донателло говорит, что из Шредера словно выкачали энергию. Поэтому он так слаб.

Сплинтер понимающе кивнул.

- Вполне может быть. И это подтверждает мои видения... - Покрытые шерстью веки медленно поднялись, темные глаза грызуна взглянули на Леонардо. - Возможно, Шредер уже не будет таким заклятым врагом... ни для вас, ни для меня. Не наш союзник лишил Ороку Саки энергии. Я чувствую.

Леонардо по-детски встревоженно сморщил брови.

- Учитель, не то чтобы я в вас сомневался... - нерешительно начал он. - Но я не могу довериться Шредеру. Никогда.

Плечи старого мутанта медленно поднялись и опустились в глубоком вздохе.

- Тогда доверься Эйприл.

***

На этот раз высшие силы пожалели Саки, даровав глубокий сон без сновидений. Японец даже не знал, сколько прошло времени, прежде чем реальность начала медленно вплывать в черноту забытья. Тепло... Шредер улыбнулся под маской. Слабое движение рядом.

И настойчивое покалывание в сгибе локтя.

Самурай приоткрыл глаза. От места укола по руке растекалась горячая волна; взгляд метнулся на возившуюся рядом Эйприл.

- Мисс О'Нил, что вы делаете? - спокойно спросил Шредер. После сна говорить стало удивительно легко. Журналистка резко вздрогнула и испуганно уставилась на раненого.

- Ничего, - пискнула она. Шредер недоверчиво сузил глаза.

- Вы лжете мне.

- Нет! - так же быстро выпалила Эйприл, стараясь опередить обвинения. Шредер изучающе смотрел в глаза девушке; не выдержав, журналистка отвела взгляд. Японец скосил глаза на собственную левую руку, развернутую ладонью кверху. В локтевом сгибе под углом торчал шприц, Эйприл дрожащими руками сжимала поршень.

- Я же запретил вам это делать! - рыкнул Шредер и дернулся, порываясь встать. Эйприл со вскриком отшатнулась, пальцы на шприце разжались, и игла осталась в теле.

Мысленно чертыхнувшись, японец попытался поднять правую руку. Как ни странно, в этот раз получилось - правда, рука плавала и двигалась не очень точно, но это были мелочи. Кое-как Шредер дотянулся до левого локтя, выдернул иглу и отбросил в сторону.

- Я только... хотела помочь, - прошептала Эйприл, закрывая лицо руками. - Не трогай меня!

- Кому помочь - черепахам? - огрызнулся Шредер. Согнув непослушные руки и поморщившись от усилия, он сумел поднять голову и приподняться на локтях. На этом все и закончилось. Сесть по-прежнему сил не хватало; впрочем, это не мешало сверлить журналистку злобным взглядом.

- Тебе помочь... дурак, - голос Эйприл задрожал. Опустив руки, девушка обессиленно посмотрела Шредеру в глаза. - Ты не просыпался пятнадцать часов, пока я не вколола тебе стимулятор.

Самурай помолчал; черные глаза смотрели с прежней пристальной злобой.

- Черепахи сказали вам, из чего он сделан?

Эйприл растерянно мотнула головой.

- Нет, но я думаю...

- Значит, все же черепахи! - раздосадованно рявкнул Шредер. Пару раз тщетно попытавшись встать, он расслабился и снова лег, глядя в потолок. - Не стройте из себя такую наивную, мисс О'Нил. Сыворотка правды проясняет сознание не хуже стимулятора, но я все равно ничего вам не скажу.

Тонкие брови Эйприл жалобно приподнялись, рот приоткрылся - и тут же закрылся снова. Девушка потупила взгляд. Еще бы. Сложно решить, что говорить, когда не умеешь следить за языком и сразу выдаешь всю подноготную. Ей даже сыворотка правды не нужна... Шредер прикрыл глаза. И почему ни разу не выпало случая допросить Эйприл?

- Я ничего не буду спрашивать, - наконец еле слышно произнесла девушка. - Честно.

- Зачем было будить меня? - Японец по-прежнему не открывал глаз, хотя спать практически не хотелось.

- Ты ничего не ел с тех пор, как попал сюда. И почти ничего не пил, - ответила Эйприл тем же приглушенным голосом. - Ты умрешь, если не будешь есть.

- Умрешь, умрешь... - передразнил Шредер. Резко открывшись, раскосые глаза уставились на журналистку. - Как будто вам есть дело, мисс О'Нил. Вы изображаете заботу только потому, что вам с черепахами от меня что-то нужно.

"Как и всем остальным, - подумал Саки. - Они все хотят просто использовать меня".

Лицо Эйприл стало еще более жалобным.

- Ладно, давайте сюда свою еду, - буркнул Шредер. - Подыхать я не собираюсь, так что вам придется меня кормить. И без глупостей!

Вот так. Пускай не строит из себя Мать Терезу. Пускай кормит его, выполняя приказы. Чувствуя себя хозяином положения, легче не рехнуться, когда лежишь в логове врага, неспособный даже пошевелиться.

- Ах ты, наглый, упертый, самодово... - Эйприл задохнулась и стиснула кулачки. Зеленые глаза гневно сверкали, носик забавно сморщился. Все так же очаровательна, когда злится... Не договорив, журналистка рывком поднялась и исчезла в направлении кухни. Шредер проводил ее взглядом.

А теперь попробуем подняться.

Поднять голову уже вышло без особого труда. Подогнуть руки и приподняться на локтях - тяжелее, но тоже возможно. Теперь - напрячь предплечья и спину, выпрямиться и... Мышцы рельефно вздулись, но без толку. Только дрожь от статического напряжения.

Нет, так не пойдет.

Шредер на несколько секунд расслабился, давая измученному телу отдых, а затем вытянул одну руку и схватился за край дивана. Да, так будет легче встать... Самурай подтянулся на руке, оторвав спину от пола. Глаза возбужденно заблестели. Еще чуть-чуть... чуть-чуть...

Пальцы соскользнули с плюшевой обивки ровно в тот момент, когда на пороге показалась Эйприл с дымящейся миской в руках. Шредер с полным досады стоном рухнул на пол; удар спиной о твердую поверхность сбил дыхание и заново разбудил боль в сломанных ребрах, вызвав новый стон. Эйприл негромко вскрикнула.

- Ой! Ты в порядке?

Японец молчал, шумно и часто дыша и сверля ненавидящим взглядом потолок. В порядке, конечно. Всю жизнь мечтал валяться, как паралитик, с переломанными костями. И это в то время, как мерзкий комок мозгов вовсю пользуется украденной энергией! Зубы Шредера скрипнули.

- Подними меня! - рыкнул он, резко повернув голову к Эйприл. Та снова вздрогнула. Будь на ее месте кто-нибудь другой, Шредер бы уже высказал с десяток оскорблений. Для Эйприл ограничился угрожающими интонациями. Агрессивное поведение хоть немного сглаживало беспомощность. По крайней мере, он не унижается до просьб.

- Конечно, - пробормотала девушка, опуская миску на низкий журнальный столик возле дивана. Обойдя Шредера и присев у изголовья, Эйприл растерянно посмотрела самураю в глаза - сверху вниз. Рыжие волосы обрамляли лицо и казались еще более яркими в золотистом вечернем свете, который сочился сквозь незашторенное окно. Шредер нахмурился, только сейчас осознав, что солнце уже близится к закату. Значит, он действительно проспал целый день.

- Что такое? - недовольно спросил японец.

Помотав головой, Эйприл осторожно просунула ладони под плечи раненого, стараясь достать до подмышек; потянула на себя, пыхтя от напряжения.

- Возьмись по-нормальному, - буркнул Шредер, - я не кусаюсь. По крайней мере, когда на мне маска.

Эйприл помолчала, по-прежнему неловко держа самурая за подмышки; затем осторожно, с опаской просунула руки дальше. Опустив глаза, японец увидел ее тонкие, белые кисти. Журналистка снова замерла, словно в нерешительности. Шредер молчал. Странное оцепенение накатило на него, и торопить Эйприл совсем не хотелось. То ли осторожные прикосновения девушки оказались неожиданно приятными, то ли останавливало понимание, что резкая смена позы снова растревожит ребра...

Прикусив губу и резко втянув в себя воздух, Эйприл просунула руки дальше и обхватила самурая за грудь, почти прижав спиной к себе. Шредер судорожно выдохнул и застыл, взгляд уперся в одну точку. Не от боли, нет. От ладоней Эйприл разливалось странное, теплое, успокаивающее чувство. Японец невольно прикрыл глаза и опустил голову, стараясь сохранить это ощущение подольше. Прежде, чем...

- А-а-ай, к'со!!!

Попытка Эйприл усадить Шредера закончилась вполне закономерно - слишком резкое движение лишний раз сдвинуло отломки ребер, и грудную клетку пронзила такая боль, что в глазах заплясали разноцветные звездочки. Не выдержав, самурай выматерился и взмахнул рукой, пытаясь оттолкнуть Эйприл.

- Уйди!

- Прости, я не...

- Заткнись и уйди!!!

Осторожно наклонив Шредера вперед, чтобы он не рухнул снова на спину, Эйприл убрала руки и молча встала, с ужасом глядя на своего подопечного. Японец уперся руками в пол и тяжело дышал, стараясь вбирать воздух в живот и не шевелить лишний раз злополучные ребра.

"Расслабился, кретин, - злобно подумал Шредер. - Вот и расплачивайся теперь..."

Отдышавшись, самурай нащупал рядом диван и, вцепившись в обивку, кое-как развернулся таким образом, чтобы упираться спиной в край дивана.

- Дай сюда миску.

Голос теперь звучал хрипло и немного дрожал, но Шредер старался говорить прежним командным тоном. Меньше всего на свете хотелось, чтобы Эйприл сейчас полезла со своей "помощью" и добила его окончательно. Как быстро все меняется... Еще пару минут назад меньше всего хотелось, чтобы она убирала руки.

"Господи, о чем я вообще думаю?!"

Нахмурившись, Шредер протянул руки, чтобы взять у Эйприл миску; но даже такой вес оказался слишком тяжелым, руки задрожали, и девушке пришлось срочно выхватить угощение. Болезненно нахмурившись, самурай отвернулся. Даже несмотря на то, что несколько часов назад он не был способен и рукой пошевелить, невозможность самому поесть казалась унизительной.

- Вот, так будет получше. - Эйприл неловко улыбнулась, подтягивая ближе журнальный столик и перетаскивая ножки так, чтобы столик стоял над Шредером. Глаза японца округлились; а журналистка уже пристраивала миску поближе к раненому. Столик оказался как раз удобной высоты, чтобы не приходилось тянуться вверх. Примерно наравне с диваном.

Шредер помолчал, глядя в миску, потянул носом. Очень похоже на куриный бульон - такой наваристый, чуть зеленоватый, с капельками прозрачного желтого жира, яркими кружочками морковки и островками петрушки. Японец невольно улыбнулся под маской. Лучшей еды сейчас, пожалуй, быть не могло.

Подождав, пока Шредер поднимет руку и положит ее на стол, Эйприл молча протянула ему ложку. Самурай посмотрел на девушку с некоторой благодарностью. По крайней мере, не начала совать еду в рот, как маленькому - "за маму, за папу, за Крэнга"... Открыть маску японец тоже сумел сам. Помнится, в прошлый раз у Эйприл все равно не очень получилось.

Склонившись к миске, Шредер принялся за суп, прихлебывая почти из самой тарелки - движения были раздражающе медленными, а голод - все сильнее и сильнее, так что поднять ложку самурай не успевал - проще было наклониться и хлебнуть. Правы мудрецы, которые говорят, что аппетит приходит во время еды - еще от аромата бульона у Саки потекли слюнки, а попробовав наваристую солоноватую жидкость на вкус, он уже не смог оторваться.

Стукнув ложкой по дну неожиданно опустевшей тарелки, Шредер поднял взгляд - и только теперь заметил, что Эйприл завороженно смотрит ему в лицо.

- Что такое?

Журналистка смущенно улыбнулась, пожав худеньким плечом.

- Так непривычно видеть тебя без маски.

Шредер нахмурился. Не то чтобы он не хотел, чтобы Эйприл видела его лицо. Но от пристального взгляда становилось неловко.

- Зачем ты вообще ее носишь?

- А? - вопрос задал Шредера врасплох, раскосые глаза округлились. Эйприл подперла щеку рукой.

- Я думала, ты прячешь под маской шрамы... или что-то вроде. Зачем ты скрываешь лицо?

Во взгляде журналистки не было ни страха, ни злости, ни насмешки. Просто интерес... и странная задумчивая полуулыбка.

Шредер покачал головой, уставившись на дно миски. Из окна на столик падало немного света - уже не золотистого, а ярко-оранжевого. Ночь совсем скоро.

Зачем скрывать лицо? И в самом деле, зачем? Чтобы похоронить Ороку Саки так же, как похоронила его якудза? Но ведь он не отказался от имени. Ни от своего имени, ни от имени клана. Пусть даже теперь клан Ноги - это роботы, а их лидер - человек в маске. Так что же ложь - игры в ниндзя с помощью механических игрушек или смерть?

Саки поводил ложкой по миске, издавая противный скрежет. Эйприл поморщилась.

- Я уже говорил, что ничего не скажу. - Голос звучал приглушенно.

- Это тайна от черепах? - На лице девушки отразилось непонимание; Эйприл чуть подалась вперед, словно желая лучше расслышать ответ. Зеленые глаза смотрели почти умоляюще. - Но ведь они знают тебя и по имени, и в лицо. Сплинтер знал тебя еще в юности. Ты ничего не потеряешь, сказав мне.

- Уже потерял.

Шредер отодвинул миску и прикрыл глаза, показывая, что не желает продолжать разговор. Рядом зашуршало, заскрипело - Эйприл убирала посуду и столик, давая раненому свободно двигаться или даже улечься, если он захочет. С едва слышимым щелчком японец вернул маску на место; рука безвольно упала обратно. Может быть, во всем этом карнавале действительно нет смысла... Но доспехи дадут сохранить хоть что-нибудь.

Если что-то вообще осталось.

***

- Та-а-ак... А если вот здесь изменить полярность? - зеленые пальцы утонули в ворохе проводов. Донателло работал над энергетической помпой уже второй день, но что-то решительно не клеилось. Нет, до клинических испытаний дело пока не дошло. Устройство даже активироваться не хотело.

Прищурившись и прикусив кончик языка, изобретатель придирчиво оглядел свое творение.

Неудачи во время процесса работы никогда не выводили Донателло из себя. Каждая ошибка - повод учиться чему-то большему, а иногда - отдельное изобретение. Какая великолепная мешалка для теста вышла из неудачного тренировочного робота! А система наведения, которая могла стать многофункциональным, но дико неудобным кибер-окуляром? Нет, не все так плохо даже в неудавшихся изобретениях. А затруднения в работе - естественная часть процесса.

Донателло пощелкал рубильником и вздохнул, так и не дождавшись от машины никакой реакции. Гаечный ключ снова заскрипел в руках мутанта.

Братья никогда не могли понять, как можно получать удовольствие от многочасового копания в механизмах. Когда Леонардо, Рафаэлю или, не дай бог, Микеланджело нужно было что-то починить, ремонт всегда сопровождался нетерпеливым пыхтением и раздраженными возгласами. Тогда Донателло тихонько улыбался своему секрету, который другим никогда не постигнуть. И не понять.

Работа над машинами - все равно что медитация. Ты сосредоточен и вместе с тем расслаблен. Ты четко знаешь свою цель и идешь к ней, перебирая один путь за другим. Путей множество, и один из них заведомо верный - остается определить, какой. А остальные пути могут дать новые идеи и новые результаты. Донателло невольно сравнивал себя со своим тезкой эпохи Возрождения. Создание или усовершенствование машины - все равно что создание скульптуры. Только, усмехался про себя черепашка, неверный удар по долоту безнадежно испортит произведение искусства. Машину всегда можно починить. В той или иной степени.

- Ладно, мистер гений, - проворчал Донателло, осаживая себя. - Сам-то хорош, треснувший стабилизатор проморгать...

Повертев в пальцах стабилизатор и убедившись, что он абсолютно непригоден, мутант швырнул деталь в мусорное ведро на пороге лаборатории.

- Вау, трехочковый! - раздалось с порога. Изобретатель вздрогнул.

- Микеланджело, тебя вообще стучаться учили?

- А тебя открывать учили? - весело отпарировал Микеланджело. Обернувшись к брату, Донателло обнаружил у того в руках поднос с дымящейся пиццей. Проследив голодный взгляд, младший хихикнул. - Да-да, чувак, это самая настоящая пицца. Не из гаек и болтов, а из теста, сыра, соуса и отличной ветчи... Эй!

Донателло самым наглым образом стянул с подноса кусок пиццы и отправил себе в рот, даже не потрудившись откусить. Младший с упреком посмотрел на надувшиеся щеки изобретателя.

- Мог бы и дождаться конца рекламы.

Вместо ответа Донателло покачал головой. Челюсти едва двигались, увязая в сыре и тесте, так что страстное желание поскорее проглотить кусок успехом не увенчалось - пришлось хорошо прожевать.

- Не мог бы. С такими темпами Шредоголовый меня уморит голодом, и ему придется бороться только с тремя черепашками. - Изобретатель отряхнул руки. - Как он там?

- Надеюсь, мне не придется привыкать к этому вопросу, - хмыкнул Микеланджело, по примеру брата подхватывая другой кусок пиццы. Откусив немного, мутант продолжил: - Эйприл говорит, он скоро отключится. И почему ее это так пугает?..

Донателло нахмурился и оглянулся на свое изобретение.

- Без поддержки он действительно может умереть, а труп в доме - не самая приятная вещь. Да и полиции не объяснишь ничего, Эйприл могут обвинить в убийстве, - нагнувшись, Донателло подобрал гаечный ключ и снова принялся что-то подкручивать на машине. - А прятать труп... согласись, мы честные черепашки-ниндзя, а не маньяки.

Микеланджело подавился.

- Прятать труп Шредоголового? Да я его вообще трупом представить не могу, - проговорил младший, откашлявшись и вытерев рот. - Ты скоро закончишь свой гениальный механизм?

- Без понятия. - Донателло проверял контакты трансформатора, не оборачиваясь к брату. - Не знаю, чего этой штуке не хватает, чтобы заработать. Это же просто проводник с аккумулятором, здесь нечему глючить! Наверное, я в трансформаторном элементе ошибся...

- Добавь позитивного мышления, - посоветовал Микеланджело. Изобретатель покачал головой.

- Ситуация не располагает... Погоди. А если поменять частоту трансформатора?

Зеленые пальцы схватили со столика пинцет. Высунув язык, Донателло примерился и осторожно ткнул в злополучную деталь, повернул пинцет, что-то подстраивая. Младший молча наблюдал; в спертом воздухе лаборатории повисла тишина, нарушаемая только едва различимым скрипом инструментов.

Довольно крякнув, Донателло выпрямился и щелкнул рубильником, включая устройство.

- Майки?

Микеланджело застыл с раскрытым ртом, держа в руке очередной кусок пиццы.

- Что?

- Иди сюда, будешь подопытной черепахой.

Младший вздохнул, печально посмотрел на пиццу - и все-таки отправил ее в рот. Отложив поднос и отряхнув руки, Микеланджело подошел к машине. Донателло возился с аппликатором, что-то замеряя.

- А жареной черепахой я не буду?

Донателло покачал головой и прилепил присоску аппликатора брату на лоб.

- Выходное напряжение мизерное.

Отвернувшись, изобретатель вгляделся в миниатюрный экранчик устройства. Там отображалось два графика - один неактивный, второй ярко-зеленый, с высокими столбцами.

- Отлично, система тебя опознала, - пробормотал изобретатель. - И опознала пустой аккумулятор. А сейчас, прости, Микеланджело, но я заберу у тебя часть калорий, которые ты только что съел.

- Меня стошнит от этой штуки? - ужаснулся младший, схватившись за горло. Донателло покачал головой.

- Нет. Калории - это энергия. Часть твоей сейчас пойдет на зарядку аккумулятора, - проговорил он, подстраивая рычажки. - Только немного, для пробы.

Агрегат загудел, задрожал; Микеланджело мог почувствовать, как вибрирует кабель аппликатора. Какое-то время ничего не происходило, и начало было казаться, что изобретение не работает. Младшего, который невольно стал подопытным, это даже радовало. Однако спустя пару минут на пустом графике появились темно-красные столбики, а зеленые медленно поползли вниз.

- Что чувствуешь?

Взгляд Микеланджело бродил по потолку. Прислушаться к своим чувствам оказалось сложно.

- Холодновато стало, - задумчиво произнес младший, - и есть хочу.

- Ага-а-а... - протянул Донателло и щелкнул переключателем. Теперь вниз пополз красный график, а зеленый устремился вверх. - А теперь?

- Теперь лучше, - мордашка в оранжевой маске просияла. - Ты вернул все обратно?

Донателло кивнул. Затем нахмурился, сжав зеленым пальцем подбородок.

- Если бы придумать, как преобразовать в биоэнергию что-нибудь другое... - пробормотал он. - Нет... слишком разная частота. У меня уйдет месяц на то, чтобы придумать такой трансформатор. - Донателло посмотрел в глаза брату. - Значит, каждому из нас придется пожертвовать немного энергии, - черепаха скрипнул зубами, - для Шредера. Я думаю, хватит и меньшего количества, чем я только что брал. Нам не нужно, чтобы он мог вставать - достаточно, чтоб не умер.

Микеланджело смотрел на изобретателя весьма понимающе.

- Надеюсь, остальным ты это объяснишь нормальным языком.


***

Эйприл маятником ходила по коридору, нервно покусывая ноготь. Донателло предупреждал, что стимулятора хватит на пять-шесть часов. Еда немного продлит это время - не больше, чем на час-другой. Но кто же знал, что действие закончится именно так!

После импровизированного ужина журналистка ждала, что Шредер снова уснет, но, посидев немного с закрытыми глазами, самурай окончательно взбодрился и развил бурную деятельность. Сначала потребовал шприц с остатками стимулятора, долго вертел в руках, разглядывал, даже попробовал на вкус. Затем называл какие-то химикаты; половины, конечно, не нашлось, однако кое-что Эйприл выудила из аптечки, а кое-что - из шкафчика с бытовой химией. Оставалось надеяться, что бомбу японец из этого не сделает.

Шредер ворчал себе под нос, смешивал капли стимулятора с каплями веществ, удивленно хмыкал. Наконец, удовлетворившись, уставился на Эйприл с легким замешательством.

- Пожалуй, здесь действительно нет ничего опасного, - произнес Шредер и потерял интерес к происходящему. Просто прикрыл глаза и сидел, то ли медитируя, то ли погрузившись в собственные мысли.

Эйприл чувствовала себя все более неловко. Нужно было растормошить, разговорить Шредера, чтобы он сказал, кто сделал все это. Раз он признал, что в стимуляторе нет психотропных веществ, значит, не сочтет любопытство за допрос.

Журналистка зашла издалека. Как он себя чувствует, скоро ли сможет вернуться в форму.

- Что вообще с тобой произошло? - наконец выговорила Эйприл и внутренне замерла, боясь услышать очередную гневную тираду. Шредер приоткрыл глаза и уставился на собственные неподвижные ноги.

- Мне не стоит рассказывать, но в целом... какого черта? - задумчиво проговорил японец, пожав плечами. - Помнишь ту историю с плутонием на прошлой неделе?

Эйприл кивнула.

- Еще бы не помнить. Я делала репортаж о том, как черепахи выгнали вас из лаборатории.

- Именно, - Шредер скрипнул зубами. - После этого энергии на Технодроме оставалось на два перемещения. Туда и обратно. Как раз чтобы добыть что-то еще. Я достал партию источников бесперебойного питания...

- И? - По спине девушки пробежал неприятный холодок.

- И тогда...

Договорить самурай не успел. Руки расслабились, голова начала падать; с усилием подняв ее, Шредер уставился на Эйприл с такой растерянностью, что сердце журналистки ушло в пятки. А затем медленно завалился на бок, не имея больше сил поддерживать позу.

А полные ужаса и непонимания черные глаза по-прежнему смотрели на Эйприл.

Как он боролся с бессилием. Как метался, пытаясь ухватиться за ускользающую реальность. И взгляд - взгляд обманутого ребенка, не иначе. Которому пообещали новую игрушку, а вместо этого отняли старую. А спустя несколько минут затих, окончательно потеряв сознание.

Эйприл вызвала черепах еще до этого, но ожидание казалось невыносимым. Журналистка до боли вглядывалась в закрытые глаза в прорезях маски, а затем вскочила и принялась мерить шагами коридор, порой останавливаясь и прислушиваясь к доносящемуся из комнаты хриплому дыханию.

Только бы не умер!

Появление на пороге черепашек оказалось чуть ли не самым прекрасным событием в жизни. Правда, Эйприл ожидала увидеть новые стимуляторы, однако, открыв дверь, девушка стала свидетелем забавного зрелища - четыре радостных зеленых мордахи и ящик на колесиках, напоминающий не то стиральную машину, не то гигантский пылесос. Приветственно помахав руками, мутанты снова обрели серьезность и вкатили машину в комнату, прямо к телу Шредера.

- Он не проснется? - шепотом спросила девушка, от удивления прижав ладони к щекам.

- Вовсе нет, - таким же шепотом ответил Донателло. Прилепив конец одного из кабелей машины ко лбу Шредера, а второй - ко лбу Микеланджело, он принялся вертеть регуляторы.

- Что ты делаешь?

- Аккумулятор оказался нестабилен при перевозке, - шепнул Донателло, - придется перекачивать энергию напрямую.

Эйприл осторожно взглянула на экранчик прибора. График с зелеными отметками - должно быть, энергия Микеланджело. Второй, с едва заметными красными столбиками - видимо, энергия Шредера... Второй график чуть вздрогнул, столбики подросли - может, на треть или чуть больше. А Донателло уже отсоединял брата. На место донора теперь стал Леонардо.

- Так каждый из нас не заметит потери, - пояснил изобретатель шепотом. - Следующий.

Рафаэль выглядел недовольным, но на место встал; после завершения процедуры вояка метнул злобный взгляд на бесчувственного Шредера, но промолчал. Наконец передав раненому часть и своей энергии тоже, Донателло отсоединил все кабели и спешно покатил агрегат к выходу.

- Есть где спрятать? - мутант вопросительно взглянул на Эйприл. Та кивнула.

- Да, сейчас вытащу из кладовки ненужное. Как раз и выбросите по дороге.

- Хорошо, - кивнул изобретатель. Эйприл раскрыла кладовку и принялась там рыться; Донателло смотрел ей в спину. - Скоро он может прийти в себя. Нужно спешить.

Вытащив пыльный мешок, журналистка утерла лоб.

- Все, завози.

Донателло вкатил агрегат внутрь и прикрыл дверь.

- Да, теперь совсем не видно. Эйприл, - изобретатель серьезно посмотрел девушке в глаза. - Ему хватит энергии на двадцать четыре часа. Будет буянить - меньше, будет спать - больше. Так или иначе, встать или драться он не сможет, поэтому ничего не бойся. А чуть что - зови нас. Поняла?

Девушка кивнула.

- Можете на меня положиться.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#2  Сообщение Сб 25 авг 2012 15:40 
Зверь из Сумрака
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 09 мар 2008 10:53
На счету: 1,529.75 баллов

Сообщения: 5786
Откуда: Сказано же - из Сумрака!
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 89 раз.
Ну что ж такое-то, третий день вомбат бродит в ожидании лакомого кусочка, а его упорно обламывают. Даниэла, это уже садизм по отношению к бедному вомбатику.

_________________
 
Достанем плакаты и яркие краски,
Поправим портреты великих идей.
Свобода и равенство, верность и братство
Прекрасные сказки для взрослых людей.

И вот уже толпы с восторгом встречают
Того, кто ведёт их в крестовый поход.
Так было всегда: храбрецы умирают,
А где-то в сторонке стоит кукловод.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#3  Сообщение Сб 25 авг 2012 18:44 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Это на меня реал накатил, а теперь я сижу, исправляю написанный кусок и все равно им недовольна. В общем, наверное, пора перестать мучать что текст, что читателей. По отзывам узнаю, как вышло XD

***

- Идиоты!!! - верещал Крэнг, шагая по кругу в своем аквариуме и потрясая щупальцами. - Тупые кретины!!! Я вас на зиланиумовые шахты продам!

Розовый комок злился. На Шредера, который внезапно включил мозги и сумел сбежать. На солдат клана Ноги, которые прохлопали побег своего бывшего начальника. На Технодром, который израсходовал львиную долю полученной энергии на перемещение Шредера. На Бибопа и Рокстеди, которых не было рядом - уж мутанты-то со своей тупой силой точно остановили бы беглеца! А больше всего в мире - на себя самого.

Черт его знает, что теперь будет!

Крэнг никогда не задумывался об открытом противостоянии со Шредером. Разногласия случались и раньше, иногда Саки даже уходил, громко хлопая дверью. Но потом так или иначе возвращался, и максимум, что мог сделать плохого - присвоить себе какой-нибудь мощный артефакт, будучи вдали от Крэнга. А потом неизменно прибегал за помощью, когда артефакт отбирали черепахи.

Но все те конфликты ни в какое сравнение не шли с тем, что случилось сейчас.

Крэнг хорошо помнил, как нашел Саки. Худой, бледный парень в рваном темном кимоно и с разбитой головой, который продолжал идти и цепляться за жизнь вопреки всем знаниям Крэнга о людях. Даже хотя в тот момент японец был слаб, правитель Измерения Икс заинтересовался. Что-то было у них общее - лишенные всего и вместе с тем не желающие сдаваться... Саки долго молчал, не рассказывая ни о чем и от всего отделываясь односложными фразами, но боль потери исходила от него так же явно, как исходит холод от глыбы льда.

Слизень так и не понял, была молчаливость следствием шока или повреждения мозга. Рана на голове была достаточно серьезной, Крэнг даже опасался, что новый союзник останется идиотом. Но Саки и тут выкарабкался, почти заново научившись говорить и ориентироваться. Правда, Крэнг все чаще и чаще замечал за ним то ненормальную рассеянность, то вспышки агрессии, то необъяснимо глупые действия - и только вздыхал, читая о том, что для повреждений лобной доли мозга у людей это характерно.

Впрочем, благодаря своей изобретательности и полному доступу к лаборатории Саки сумел восстановиться - в определенной степени. Что-то подсказывало, что одним воздействием на мозг японец не ограничился: взрослые люди не растут, а он за несколько месяцев вымахал на полфута, да еще и нарастил невероятное количество мышечной массы. Впрочем, Крэнгу было все равно. Чем сильнее станет человек, тем лучше.

Саки никогда не говорил этого, но ему очевидно не было чуждо чувство благодарности; иначе зачем вытаскивать Крэнга даже из таких передряг, где сам Крэнг бросил бы напарника за милую душу? Но сейчас, подозревал инопланетянин, кредит доверия Шредера исчерпан. Японец был обязан Крэнгу жизнью, а тот попытался ее отнять, тем самым отменив все обязательства.

Собирая энергетическую помпу, слизень не задумывался, что будет дальше. Теперь же, в ярости мечась по лаборатории, гигантский мозг непроизвольно и бесцельно прокручивал возможные варианты. Держать Шредера как заложника и постоянный источник энергии? Маловероятно, да и набрав силу, Саки уничтожил бы всех вокруг несмотря ни на какие цепи, кнуты и тому подобные вещи. Использовать портал для перемещения, добыть плутоний, а потом вернуть Шредеру энергию и замять конфликт? Крэнг остановился, тяжело дыша. А это ведь неплохая мысль, и что главное - еще не поздно ее воплотить! Найти Саки, вернуть на Технодром, а потом объяснить - мол, "я пошутил, это было просто наказание за твои оплошности, ты заслужил его. Теперь ты сослужил мне хорошую службу и прощен, и я не трону тебя, пока ты не ошибешься снова". Крэнг неожиданно ухмыльнулся. Да, это явно то, что надо. Шредер как никто другой понимает, что за ошибки следует платить.

- Я верну Шредера! - почти победно взвизгнул Крэнг, взмахнув щупальцами. Роботы-солдаты, на которых он так исступленно орал, практически не отреагировали, но неудавшегося тирана это не волновало. - Вот только как заставить работать портал...

Розовый щуп обвил складку, служившую Крэнгу подбородком. Отправиться на Землю не выйдет. Помпа накопила часть энергии Шредера, этого хватало на системы жизнеобеспечения, но портал не желал активироваться. Значит, нужно искать источники здесь, в Измерении Икс...

Крэнг уставился на тусклый белый настенный светильник, поймав себя на мысли, что в каком-то роде Шредер все еще рядом. Зажмурившись, инопланетянин потряс складчатой мордой. Что же можно взять в качестве источника энергии на одиноком астероиде, пусть и с атмосферой? Энергетическую помпу можно починить, но на Технодроме брать энергию не у кого. Бибоп и Рокстеди нужны, чтобы найти Шредера, солдаты клана Ноги - не живые существа. Разве что поймать какого-нибудь монстра снаружи... Но после неудачи со Шредером Крэнг не был уверен, что монстр не вырвется на свободу.

- Кретины! - с досадой буркнул Крэнг неизвестно кому и застыл, горестно свесив щупальца. Плохо. Из рук вон плохо.

Так, что еще есть в Измерении Икс, кроме тупорылых мутантов и роботов? Астероид. Полезных ископаемых, в том числе нефти и ей подобных веществ, быть здесь не может. Атмосфера. Не то. Вода... Крэнг скривился. Можно собрать гидроэлектростанцию, конечно, но это займет уйму времени, да и вода стоячая, создать поток будет сложно... Свет. А вот это уже интересно.

- Если я смогу достать здесь кремний и перевести его в монокристаллический... - пробормотал мозг, подводя шагатель к столику. Схватив чертежные инструменты, Крэнг принялся набрасывать схему - обоими щупальцами сразу. - Верхний слой - положительный заряд... нижний - отрицательный... ага!

Крэнг отбросил карандаши и всплеснул тентаклями, любуясь на свое творение. Затем обернулся к двери.

- Бибоп? Рокстеди? У меня для вас задание!


***

Невнятные тени и голоса врывались в бессознательное, словно пытаясь разбудить измученный потерей энергии мозг. Чернота понемногу рассеивалась, уступая место смутным образам и мыслям. Пицца. Почему пицца? Потому что хочется есть, наверное... Пицца растворяется в сознании, мыслям о голоде приходят на смену другие. Тренироваться. Надо больше тренироваться. Мало ли в какой момент враг решит напасть... Образ снова тонет. Теперь - эмоции. Злость. Он делает что-то, чего не хочет, не должен, он помогает врагу против своей воли. Почему? Не успев найти ответа на этот вопрос, разум тонет в непонятных вычислениях и идеях механизмов.

А потом - снова глухой туман, через который доносятся голоса.

Постепенно Шредер осознал свое тело, неподвижно лежащее на чем-то твердом. И темноту. Самурай не открывал глаз, но через опущенные веки свет не бил. Голоса тем временем затихли - видимо, это все же было порождением бредового полусна. Зато рядом послышались шаги.

- Мисс О'Нил? - выговорил японец с усилием, по-прежнему не открывая глаз. Что-то мягко коснулось головы.

- Да... я здесь, - мелодичный голос звучал с неожиданной грустью. Подняв веки, Шредер выхватил взглядом из полумрака встревоженное лицо Эйприл. - Как ты себя чувствуешь?

Самурай немного помолчал. Убрав руку от шлема, журналистка села рядом прямо на ковер.

- Уже лучше. Может, даже смогу сесть сам, - Шредер осторожно приподнялся на локтях, стараясь не бередить лишний раз сломанные кости. - Сколько я был в отключке?

- Недолго, пару часов.

Японец скептически поднял бровь и пристально посмотрел девушке в глаза.

- Черепахи?

Эйприл вздрогнула, зеленые глаза расширились.

- Ну...

- Мисс О'Нил. - Крепко схватившись за обивку дивана, Шредер подтянулся и не без труда сел. - Я прекрасно помню, что действие стимулятора закончилось. А теперь у меня снова появилась энергия. За пару часов без сознания я бы не восстановил ее сам, так что не разыгрывайте невинность. Что черепахи сделали со мной?

Жалобно подняв брови, Эйприл беспомощно хлопала длинными ресницами. Самурай подвинулся ближе к дивану и навалился на него плечом - поддерживать позу самому пока еще было тяжеловато. Но, по крайней мере, он уже смог самостоятельно сесть. Уже хорошо.

- Я жду.

- Передали тебе свою энергию, - еле слышно ответила журналистка и потупила глаза. Круглые щеки немного покраснели.

Так вот откуда эти странные мысли и образы в голове. Вот почему перед тем, как сознание прояснилось, он подумал о пицце. Шредер не так уж ненавидел американскую кухню (как и итальянскую, хотя еще не приходилось видеть в Нью-Йорке пиццерию, где бы готовили итальянцы), но скорее подумал бы о бульоне или рисе с морепродуктами. От этих мыслей в животе заурчало - что ни говори, а будучи лишенным энергии, питаться раз в сутки явно недостаточно.

- Сколько же они передали, - проворчал Шредер, - если я по-прежнему не могу пошевелиться?

Зеленые глаза Эйприл лихорадочно заметались.

- Больше не получилось... - произнесла она виновато. Шредер сузил глаза. Лжет. Опять лжет, стараясь защитить друзей... А может, и вправду не понимает, что черепахам незачем приводить врага в боевую готовность. Самурай открыл было рот, чтобы гневно высказать все это - и тут же закрыл. Не стоит показывать, что раскрыл их замыслы. Так будет легче добиться желаемого.

- Ах, не получилось! - Сузившиеся от злости раскосые глаза в упор уставились на Эйприл; та растерялась еще больше. - Что ж, в таком случае придется набирать силы самому.

На хорошеньком лице девушки отразилось противоречие, граничащее с ужасом. Странно. От закадычной подруги черепах стоило ожидать простого "нет" или наспех придуманной отговорки. А она сомневается... Неужели и вправду хочет помочь?

- Ты хочешь есть? - выдавила Эйприл.

- Конечно, хочу, - буркнул Шредер, пристраиваясь возле дивана поудобнее. - Только не бульон. У вас есть говядина и рис?

Девушка молча кивнула.

- Стейк приготовить сможете? Это несложно. Нарезал, посолил, поперчил, обжарил в масле. Протыкается вилкой легко - значит, готово.

Журналистка удивленно поморгала, не веря своим ушам, и неожиданно хихикнула в кулачок.

- Впервые в жизни слушаю рецепт от злодея, - призналась она. - Шредер, ты умеешь готовить? Не могу представить тебя на кухне!

- Умею? Да я не стал шеф-поваром только потому, что мне некогда управлять рестораном, - не без гордости произнес самурай. Эйприл снова хихикнула; почему-то в такие моменты она становилась невероятно милой, и хотелось говорить еще забавных глупостей, чтобы она смеялась и дальше. - Бибоп и Рокстеди жрут один фаст-фуд, от еды Крэнга можно выплюнуть желудок, так что мне самому приходится о себе заботиться.

Эйприл смеялась уже в голос, и Шредер невольно улыбнулся сам. Искрящее напряжение ушло, и почему-то японец был невероятно рад этому.

- В общем, трехсот граммов мяса и пары тарелок риса мне хватит. Пока что. А пока вы будете заняты на кухне... Надеюсь, вы не откажете мне в кое-каких химикатах, мисс О'Нил?

Девушка замолчала, рассеянно уткнувшись взглядом в стену. Шредер сдвинул брови к переносице. Опять боится, опять не хочет помогать врагу черепах. Проклятые рептилии... Они могут продержать самурая обессиленным хоть до скончания века, и он не сможет разделаться с Крэнгом. Месть за унижение самим черепашкам незаметно отошла на второй план. По крайней мере, мутанты не пытались его убить, предварительно использовав по полной, как Крэнг.

- Мисс О'Нил? - низкий голос Шредера зазвучал угрожающе. Эйприл вздрогнула.

- Послушай, Шредер... - Журналистка медленно выдохнула, пытаясь собраться с мыслями. - Я ведь не должна помогать тебе. И черепашки - тоже... Ты ведь обещал убить их и уничтожить город, помнишь?

Наконец-то хоть немного правды, невесело отметил Шредер.

- Помню. Вы знали это - и все равно не дали мне умереть. - Черные глаза внимательно уставились в растерянные зеленые. - Вам ведь что-то от меня нужно. Так?

Эйприл помотала головой.

- Нет, вовсе нет...

- Ложь.

Журналистка опустила голову.

- Просто скажи, кто сделал это с тобой, - еле слышно произнесла она. - Черепашки чувствуют, что это не союзник, это опасный враг. Он может прийти за тобой снова, и пострадает больше людей. Просто скажи, кто это! Мы защитим тебя от него! - Эйприл вскинула голову, с отчаянием и мольбой глядя на своего подопечного.

Самурай чуть не поперхнулся. Более омерзительной идеи нельзя было и придумать! Черепахи будут защищать его, пока он будет валяться без сил? Унизиться до того, чтобы доверить свою судьбу мутантам?! Шредер смирился с тем, чтобы быть слабым и беспомощным рядом с Эйприл - ее помощь не была унизительной, даже наоборот, ее забота чувствовалась как что-то приятное, правильное. Но не помощь проклятых черепах!

- Защитите! - яростно рыкнул Шредер. Эйприл вздрогнула. - Защитите! Если я верну силу, вам не понадобится меня защищать, а "опасный враг" не успеет даже пальцем тронуть этот город, потому что будет мертв. И черепахи это прекрасно знают. Мне не нужна их помощь!

Эйприл подалась ближе с прежним умоляющим выражением лица.

- Шредер, пожалуйста... - прошептала девушка. В темноте комнаты, освещенной только тусклой настольной лампой, Эйприл выглядела такой хрупкой, такой беззащитной. Складки между бровями японца разгладились. Она все-таки прекрасна, когда умоляет... Повинуясь внезапному порыву, Шредер приподнял руку и прикоснулся к щеке журналистки, заставив ее вздрогнуть.

- Я не должен, но... Разве можно устоять перед этим взглядом? - усмехнулся самурай и глубоко вздохнул. - Хорошо, я скажу вам, мисс О'Нил. Вот только за доверие принято платить доверием.

Эйприл непонимающе подняла брови; Шредер опустил руку.

- Сначала помогите мне приготовить стимулятор.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#4  Сообщение Вс 26 авг 2012 10:02 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Твою!!!!!!!!!! Как же это круто!!!!!!!! Я такого настолько давно не читала!!!!!! Нет, вот именно такого, с конкретно такой непередаваемой стилистикой и таким необычным смыслом, я вообще никогда не читала!! Хочется выразить все свои восторги, только вот их так много, что не знаю, за какую ниточку ухватиться. Написано очень красиво, грамотно, читать - одно удовольствие. Жизненный юмор сквозит в каждом предложении - это чудо! Сюжет захватывает невероятно, оторваться невозможно. Описания не затянуты и интересны. Поведение Шреддера и Кренга настолько реалистично, интересно прописано и характерно, что воспринимаешь их, как будто это не мультфильм, а фильм. Я безумно хочу продолжения! Буду очень ждать! Надеюсь, мое ожидание простимулирует тебя:)

Цитата:
Тихо. Ржать и ругаться будем дома. Мало ли сколько здесь прячется солдат.

Это ну просто настолько реально, как будто ты не рассказ по мультивселенной пишешь, а описываешь реальную жизнь, а я обожаю именно такую подачу текста! Поэтому твой рассказ для меня просто озон после грозы! Твой Шреддер волевой, умный, сильный мужчина. С кучей недостатков на этом фоне, то есть самый настоящий реальный человек:)) Правда Эйприл какая-то уж больно пугливая и робкая, но это авторское:) Ах, как же меня зацепило!

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#5  Сообщение Вс 26 авг 2012 12:55 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
бурая медведица, спасибо большое!

Хорошо, что не воспринимается затянутым, потому что я этого опасаюсь. Иду медленнее плана, Шредер с Эйприл никак не хотят сближаться, из-за этого не могу дальнейшие приключения описать =(

То, что Эйприл пугливая и робкая... обстоятельства для нее очень непривычные. Она вроде и хочет помочь Шредеру, он же живой человек, которому плохо и все такое. Но с другой стороны, помогать врагу черепашек - это же нехорошо! А учитывая, что она уже сболтнула лишнего, она боится вообще с ним заговаривать, мало ли что случится.
Обычно в мульте они взаимодействуют стандартно - Шредер похищает Эйприл, она его обзывает, он смеется, она обещает, что черепашки с ним разделаются, черепашки разделываются. Как вариант, если черепашки долго не приходят, а Эйприл уже видит, как вершатся злые дела, она может поумолять (The Real Snow Job). В любом случае, все это построено на "надо бы избавиться от Шредера", а тут избавиться совсем-совсем не выйдет О_о все это ломает ей мозг так же, как ломает мозг мое объяснение xD

Мне, кстати, тоже все это в голове видится фильмом, а не мультфильмом, хотя пишу вроде по мультфильму.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#6  Сообщение Вс 26 авг 2012 20:19 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Цитата:
Хорошо, что не воспринимается затянутым, потому что я этого опасаюсь.

Правильно опасаешься! Тенденция есть. Еще немного притормозишь - и это начнет давить. Но на данном этапе все точнехонько сколько надо!

Цитата:
Шредер с Эйприл никак не хотят сближаться

Судя по замашкам, из этого получится романтическая история. Мое мнение на этот счет сложно описать, в принципе, оба они люди, так что почему нет. Вот только если это и будет романтика, очень надеюсь, что тебе удастся выписать их характерно, не поломав их потрясающую индивидуальность.

Поведение Эйприл, несмотря на твое вполне понятное объяснение, мне кажется все равно чересчур нежным. В мульте ее характер откровенно боевой. Даже когда проступает робость, она быстро сменяется возмущением или раздражением или прочими весьма живыми чертами. А у тебя в рассказе Шреддер играет на ее поле, и при этом командует, а она ему в ответ ничего не противопоставляет. Единственно был похожий на истинную Эйприл момент, где он ее выбесил, заявив что-то вроде "подай сюда мой суп, женщина".

Цитата:
Мне, кстати, тоже все это в голове видится фильмом, а не мультфильмом, хотя пишу вроде по мультфильму.

Знаешь, я все свои фики пишу с мыслеобразами фильма. Только, естественно, не того ужаса, что мы имеем в реальности, а своего собственного фильма в голове, со своей собственной внешностью черепах. Похоже, это особенность авторов, которые приближают свои фики к реальности, а не, наоборот, отдаляются от нее. Мне этот аспект в твоем рассказе безумно нравится. Особенно на описании поведения черепах, когда они крались к Эйприл на помощь, где ты использовала их слуховые особенности, просто мороз по коже продрал. Или это замечание про растущий организм, вообще все, что касается их физиологии, сформировано блестяще! А для меня это чрезвычайно важно, когда написан не бред, а могущие иметь место факты.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#7  Сообщение Вс 26 авг 2012 21:25 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Цитата:
Правильно опасаешься! Тенденция есть. Еще немного притормозишь - и это начнет давить.

Вот и я это чувствую. Но пока что понятия не имею, как их сдвинуть с места XD я вообще полный ноль в плане романтики, мой конек - битвы и ангст. А как сблизить двух врагов так, чтобы обойтись без пошлости - я пока не знаю. Думала, будет легче)

Цитата:
В мульте ее характер откровенно боевой. Даже когда проступает робость, она быстро сменяется возмущением или раздражением или прочими весьма живыми чертами. А у тебя в рассказе Шреддер играет на ее поле, и при этом командует, а она ему в ответ ничего не противопоставляет. Единственно был похожий на истинную Эйприл момент, где он ее выбесил, заявив что-то вроде "подай сюда мой суп, женщина".

То, что он командует, она скорее не воспринимает всерьез. Ну и еще боится, что он закроется и не скажет ничего. Постараюсь эти ее мотивы дальше подробнее раскрыть. Но вообще реально сложно представить ее в такой ситуации. Я периодически пересматриваю серии Rust Never Sleeps и The Real Snow Job, где она долгое время тесно контактирует со Шредером без возможности выбраться, и она довольно быстро перестает качать права. В первой серии, разозлив его, она вообще молчала с ужасом на лице, пока он высказывал свое недовольство (между прочим, в весьма вежливой и спокойной форме), во второй серии, осознав, что ее вопли не приносят ничего, сначала стала подлизываться, чтобы отвлечь ("ой, Шредер, а можно я возьму у тебя интервью? ты будешь классно смотреться в кадре!" - чтобы по пути к камере подобрать передатчик), потом, когда не вышло, стала умолять его остановиться. Вот я на них и опиралась в основном. В остальных-то сериях либо Шредер не обращает на нее внимания, либо пытается избавиться, либо черепахи быстро приходят - в общем, Эйприл не успевает упасть духом.

Цитата:
Знаешь, я все свои фики пишу с мыслеобразами фильма. Только, естественно, не того ужаса, что мы имеем в реальности, а своего собственного фильма в голове, со своей собственной внешностью черепах.

Самое смешное, что у меня в голове были круглые лягушачьи морды из фильма. XD

Цитата:
Особенно на описании поведения черепах, когда они крались к Эйприл на помощь, где ты использовала их слуховые особенности, просто мороз по коже продрал.

Гугл и википедия мое все! Я тоже не люблю писать откровенный бред в том, что касается реальности. В частности, на вчерашнем куске я сидела и гуглила бодибилдерские диеты, лол XD

Спасибо большое за подробный отзыв!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#8  Сообщение Пн 27 авг 2012 2:33 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 17 мар 2009 22:30
На счету: 69.00 баллов

Сообщения: 306
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Знаешь, твои ответы подтверждены такими подробными ссылками на их действия из конкретных серий мультфильмов, что мне просто нечего тебе противопоставить :D

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#9  Сообщение Вт 28 авг 2012 22:00 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
При этом я залипла и не знаю, что писать дальше, чтобы Эйприл вела себя натуральнее XD ахаха...

Вымучивала-вымучивала эту часть, пытаясь сдвинуть пейринг с мертвой точки... наконец вымучила! Ура! Надеюсь, удалось соблюсти характеры =)


***

Эйприл задумчиво помешивала рис в кастрюле, рассеянно слушая шорохи и бормотание, доносившиеся из комнаты. Наверное, все же не стоило давать Шредеру химикаты. Но если не показать своего доверия, он закроется окончательно и вообще ничего не скажет... Девушка потрясла головой, качнув рыжими локонами. На что не пойдешь, чтобы помочь черепашкам.

Журналистка лопаткой подцепила один из кусков мяса и перевернула. От зажаренной корочки исходил приятный аромат.

"Шредер определенно знает толк в еде", - подумала девушка мимоходом. Положив лопатку, она устало потерла глаз. Подопечный совершенно сбил Эйприл ритм - бессонные ночи и дремота по утрам. Журналистка взяла отгул на три дня под предлогом болезни любимой тети - но Берн твердо сказал, что уволит Эйприл, если через три дня та не явится. А с таким распорядком и через месяц выйти на работу будет сложно, даже если Шредер просто исчезнет.

Девушка вздрогнула от этой мысли - и сама себе удивилась. Неужели за пару дней она привыкла к постоянному присутствию злодея? Нет, не может того быть. Это все усталость и одиночество. Схватив ложку, Эйприл начала яростно помешивать рис.

"Шредер? Одиночество? Да о чем ты вообще?! - мысленно ругала себя журналистка. - Он невыносим! Постоянно ругается, командует, все его не устраивает! Черепашки спасли ему жизнь - а он недоволен, что мало энергии передали! Скажите пожалуйста!"

Чуть ли не швырнув ложку, Эйприл застыла посреди кухни, стиснув кулаки и тяжело дыша. Она уже привыкла к тому, что Шредер слаб и неопасен - и перестала воспринимать его возмущения всерьез. Такое отношение, помимо прочего, позволяло сглаживать конфликты и располагать самурая к себе. Но стоило об этом подумать, как в душе поднималась буря. И, пожалуй, сейчас только эта буря помогала Эйприл вспомнить: она приютила у себя врага. Врага, которому нельзя помогать ни в коем случае. Не дать ему умереть - само собой разумеется, никто не заслуживает смерти. Но помогать...

А с другой стороны, как можно бросить того, кто так отчаянно нуждается в помощи? Плечи Эйприл бессильно опустились. В памяти снова всплыл непонимающий, полный ужаса взгляд Шредера, когда закончилось действие прошлого стимулятора. Наверное, он подумал, что снова умирает. Да и сама Эйприл боялась этого...

Без нее ему не выжить, не справиться. Шредер нуждается в Эйприл так же, как новорожденный - в матери. И это приносило какое-то странное удовлетворение. Наконец-то они поменялись местами - вечная жертва и вечный пленитель. Пускай командует, пускай считает, что держит ситуацию в своих руках. Эйприл в любой момент может отказать в помощи, и теперь умолять будет вынужден уже он. Вот только журналистка не чувствовала себя способной на такой низкий шантаж. Пускай Шредер - злодей, пусть он легко выходит из себя, но сейчас японец так беспомощен, что оставить его... Нет, она не сможет.

"Казнить нельзя помиловать". Впервые в жизни Эйприл не знала, где ставить запятую в этой фразе.

Выложив угощение на тарелку, девушка задумчиво уставилась на получившееся блюдо. Чего-то не хватает... Отщипнув веточку петрушки и сполоснув под краном, Эйприл осторожно положила украшение на стейк. Вот, теперь другое дело. Журналистка удовлетворенно улыбнулась.

Шредер по-прежнему сидел на ковре возле дивана, деловито помешивая палочкой в чашке. Чем-то он напоминал ребенка, играющего в песочнице; Эйприл невольно фыркнула от смеха. Японец поднял голову.

- Дай мне шприц. - Голос звучал требовательно и почти угрожающе. Улыбка сошла у девушки с лица. Нет, нельзя забывать, кто Шредер такой. Сам он про это точно не забывает.

Эйприл поставила тарелку на журнальный столик, за которым возился Шредер; воспользовавшись тем, что японец отвлекся на еду, девушка быстро выхватила чашку и отпрыгнула. Пальцы злодея схватили пустоту.

- Эй! Отдай обратно! - Шредер рванулся за чашкой, чуть не опрокинув столик, - и тут же обмяк, морщась от боли в незаживших ребрах. Эйприл вздрогнула, но тут же постаралась взять себя в руки.

- Сначала поешь, - как можно строже произнесла журналистка. Голос предательски подрагивал при виде болезненной гримасы японца. Шредер никогда не делал Эйприл по-настоящему больно; порой от железной хватки на руках оставались синяки, грубые веревки натирали кожу до ссадин, но и только. А сама она уже в который раз доводит самурая до того, что он не может пошевелиться от боли.

Шредер крепко зажмурился, прижал кулак к маске. Брови Эйприл жалобно приподнялись. Она же хотела как лучше...

- Прости, - мягко и приглушенно проговорила девушка. Японец не реагировал. Отставив чашку, Эйприл опустилась на колени рядом со Шредером и осторожно прикоснулась к болезненно напряженному плечу. - Прости, я не хотела...

Вздрогнув, японец расслабил кулак; рука мягко упала. Шредер приоткрыл глаза, которые теперь не выражали ничего, кроме усталости.

- Ты в порядке? - Эйприл провела ладонью по смуглой коже, пытаясь как-то успокоить подопечного. Самурай перевел взгляд на нее. Девушка сглотнула.

- Отдай, - хрипло произнес Шредер; сдавленно вздохнул, стараясь не тревожить отломки. - По-хорошему.

Шредер, которого Эйприл хорошо знала, стал бы кричать, требовать и отбирать стимулятор. Ему можно было бы нагрубить, а то и ударить, если не успокоится. Но сейчас... Все агрессивные порывы японца элементарно гасились болью, которая уже даже не злила, а выматывала. Что делать с таким Шредером, журналистка не знала.

Эйприл медленно убрала руку.

- Сначала поешь, - повторила она, стараясь говорить почти ласково, и подвинула тарелку ближе. Черные глаза опустились, уставившись на блюдо. Блики в них подрагивали.

Журналистка прикусила губу. Сбившееся хриплое дыхание Шредера понемногу восстанавливалось, но глаза по-прежнему болезненно щурились. Помедлив, японец отодвинул маску, заставив Эйприл вздрогнуть. Губы самурая тоже кривились от боли.

"Нужно дать ему какое-нибудь обезболивающее, - промелькнуло в голове Эйприл. - Я не могу на это смотреть!"

- Поешь, - повторила журналистка, поднимаясь. Шредер проводил ее непонимающим взглядом, но пока молчал - видимо, избегая лишнего напряжения. Эйприл подошла к шкафу, порылась в аптечке, выбирая таблетки посильнее. Кто знает, поможет или нет? Но попробовать стоит...

Закрыв шкаф, девушка вернулась к Шредеру. Тот сидел все так же неподвижно и медленно жевал, продолжая морщиться. Ну, понятно - наклонился к тарелке, двинул рукой и опять больно. А ведь не спровоцируй его журналистка - все было бы хорошо...

Самурай недоуменно уставился на протянутые Эйприл таблетки.

- Возьми, - проговорила девушка. - Это не придаст тебе сил, но уменьшит боль.

Молчаливый взгляд изучал белые кругляшки на ладони Эйприл, словно пытаясь понять, из чего они сделаны; медленно и с явной осторожностью Шредер протянул руку и взял предложенное.

- Да, вот так... молодец, - кивнула Эйприл, глядя, как подопечный осторожно кладет таблетки в рот. Спохватившись, девушка принесла воды и теперь в отчаянии смотрела на Шредера, не зная, как еще загладить свою оплошность.

Справившись с таблетками, самурай наконец принялся за еду - все так же медленно и осторожно. Эйприл пристроилась рядом на ковре, глядя на смуглое лицо японца. Снова без маски. И снова так непривычно. Черные глаза Шредера были весьма выразительны, так что его эмоции легко читались даже в маске; но без нее он менялся. На смену таинственному злодею приходил обычный человек. Пусть и с довольно экзотической для запада внешностью.

- Вы хорошо готовите, мисс О'Нил.

Эйприл так задумалась, что не сразу осознала обращение. Зеленые глаза недоуменно моргнули.

- А?

- Вы хорошо готовите, - повторил Шредер, отправляя в рот последний кусок стейка. Пока самурай ел, таблетки начали действовать, позволяя немного приободриться и двигаться увереннее.

- Спасибо, Шредер, - Эйприл удивленно приподняла брови - и тут же посмотрела на японца с прежней твердостью. - А теперь скажи, кто отобрал у тебя энергию. Тогда дам тебе стимулятор и шприц.

Шредер резко нахмурился. Без маски странно было наблюдать, как сморщился нос японца, как приподнялась губа в подобии животного оскала.

- Значит, будете шантажировать меня? Хорошо, мисс О'Нил. - Низкий голос звучал резко, с недобрыми нотками. - Кажется, в прошлый раз я остановился на источниках бесперебойного питания. Я достал их, думая, что с их помощью Крэнг соберет огромный аккумулятор для Технодрома. Но у Крэнга были другие планы.

Эйприл потрясла головой.

- К чему ты клонишь?

- Крэнг собрал некое устройство, которое высасывает энергию. Он счел, что моей будет достаточно, чтобы сдвинуть Технодром с места. - Шредер вздохнул и протянул руку. - Я все сказал, давайте стимулятор сюда.

Эйприл рассеянно кивнула и подвинула чашку со стимулятором ближе к самураю, затем отправилась к аптечке - за шприцом. Шредер согласился поделиться своей энергией с Крэнгом? А почему тогда он оказался здесь? Откуда все эти раны? Ответ японца, сам по себе максимально конкретный, вызвал еще больше вопросов. Но последние слова Шредера были произнесены тоном, не терпящим возращений, а если уж он вбил себе что в голову - спорить бесполезно. Эйприл и не собиралась спорить. Достаточно передать черепахам информацию, а они уже решат, что делать.

Протянув Шредеру шприц, девушка уселась на ковер, глядя, как самурай привычным движением набирает вещество и вводит себе в вену.

- Ты уверен, что не ошибся с формулой? - зачем-то спросила Эйприл. - Это не опасно?

- Ничуть. - Шредер закрыл колпачком иглу и положил использованный шприц на стол. - А что, мисс О'Нил, переживаете, что я не успею рассказать вашим друзьям что-нибудь еще? - Японец невесело улыбнулся, и девушка осознала, что впервые видит его улыбку.

- Прекрати! - строго проговорила журналистка. - Я помогаю тебе не только из-за них!

- А из-за чего же еще, мисс О'Нил?

Улыбка медленно исчезла, в черных глазах отразилась странная печаль. Неужели опять больно? Невольно девушка протянула руку и дотронулась до блестящего металла шлема, пытаясь как-то успокоить, унять эту боль. Шредер не шевелился.

- Из-за чего?..

Он тоже протянул руку, прикоснулся тыльной стороной пальцев к щеке Эйприл, как и в прошлый раз. Девушка поймала себя на мысли, что не испытывает отвращения. И никогда не испытывала. Прикосновения Бибопа и Рокстеди вызывали омерзение, хотелось их отшвырнуть - если бы только хватило сил. Со Шредером все было иначе, совсем иначе...

- Я не хочу, чтобы ты умер... - вполголоса произнесла Эйприл, рассеянно проводя рукой по шлему, спускаясь ниже, на плечо. Хотелось почувствовать тепло тела, а не холодный металл. - Не хочу терять тебя.

- Но я же ваш враг. - Пальцы Шредера так же рассеянно поглаживали щеку журналистки.

- Ты всегда давал мне шанс спастись... Ты никогда не причинял мне боли, - проговорила Эйприл во внезапном порыве откровенности. Голос из приглушенного снова стал звонким и эмоциональным. - Почему? Почему ты всегда захватывал в плен именно меня - и не пытался от меня избавиться?

Вздохнув, Шредер сжал подбородок девушки. Эйприл замерла. Привычное движение, привычное чувство. Холодок по позвоночнику, замирание внутри. Ничего общего с настоящим страхом. Только смущение и неловкость под изучающим взглядом угольно-черных глаз.

- Правителю мира нужна королева... - проговорил самурай. - И я давно ее выбрал.

Осторожно, очень осторожно Шредер потянул Эйприл к себе, и та неожиданно поддалась. Навстречу опасности, в объятия врага, желая только одного - прикоснуться к губам, впервые в жизни не скрытым маской.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#10  Сообщение Сб 15 сен 2012 4:18 
Зверь из Сумрака
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 09 мар 2008 10:53
На счету: 1,529.75 баллов

Сообщения: 5786
Откуда: Сказано же - из Сумрака!
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 89 раз.
Ээээ...уже скоро месяц будет...сцена с поцелуем затянулась....даешь порнушку! :twisted:

_________________
 
Достанем плакаты и яркие краски,
Поправим портреты великих идей.
Свобода и равенство, верность и братство
Прекрасные сказки для взрослых людей.

И вот уже толпы с восторгом встречают
Того, кто ведёт их в крестовый поход.
Так было всегда: храбрецы умирают,
А где-то в сторонке стоит кукловод.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#11  Сообщение Сб 29 сен 2012 23:04 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Продолжение будет скоро. Мне пока некогда было его писать, ибо косплейный костюм срочно доделывался) между прочим, по черепахам xD

Божекакярадакакярада
Наконец-то написался еще кусок. Сначала фест, потом отходняк от феста, реальные загрузы и так далее, а еще сложно было написать этот кусок, не скатившись в банальное "ТЫ-ДЖЕДАЙ-Я-СЕНАТОР-О-БОЖЕ-МЫНЕДОЛЖНЫ".
Думаю, дальше темпы будут не быстрее одной части в неделю. Но до конца еще где-то половина, если не меньше.



***

Саки уже и забыл, кого он последний раз так целовал. Осторожно, нежно, играя и поддразнивая, без ненужного напора. Да и было ли такое вообще?.. Пальцы ласково поглаживали подбородок Эйприл. Хотелось обнять ее, привлечь к себе, но сил не было. Да и шевелиться, несмотря на обезболивающее, все равно было боязно... Японец осторожно опустил руку; не удерживаемая более ничем, Эйприл не отшатнулась, а напротив, подалась ближе, не желая отпускать. Мягкая ладонь девушки скользнула с плеча вниз, на грудь, заставив Шредера вздрогнуть и приоткрыть глаза. Дыхание невольно замерло.

Журналистка отстранилась; зеленые глаза смотрели испуганно.

- Извини...

- Мне не больно.

На лице Эйприл отразилось облегчение, отдернутая было ладонь легла на прежнее место. Шредер медленно опустил веки, поднял снова, внимательно глядя в глаза девушки. Круглые щеки Эйприл смущенно порозовели. Стыдливый румянец, такой странный для безрассудно храброй журналистки... Шредер не шевелился. Эйприл отвела взгляд первой.

- Это неправильно.

Японец моргнул, глядя все так же пристально.

- Неправильно, - повторила Эйприл, с досадой встряхнув головой. Рыжие локоны рассыпались по плечам, упали на лицо.

- Но ты ответила мне.

Опустив руки, девушка сжала кулачки.

- Ты меня заста...

- Ложь.

Худенькие плечи под потертой желтой тканью задрожали. Шредер рассеянно прислушивался к шумному дыханию девушки. Неужели заплачет? Еще ни разу Эйприл не плакала в его присутствии. Всегда такая сильная, такая решительная, даже в плену. Даже притворяясь тихой и покорной. Другая просто не привлекла бы внимания Саки: услужливые и мягкие японские жёны перестали интересовать его в тот самый момент, когда Танг Шен с ласковой улыбкой произнесла "Мы с Йоши-сан поженимся". Всегда угодливы, всегда приветливы - до тех самых пор, пока не воткнут нож в спину. Нет, ни за что. Эйприл всегда говорила то, что думает, именно это и подкупало.

Журналистка вскинула голову; щеки горели.

- Мне просто стало жалко тебя, дурак!

Брови Шредера вздрогнули, сходясь к переносице. Слова Эйприл прозвучали как пощечина. Глава славного клана, человек, способный захватить мир, не нуждается ни в чьей жалости. Даже в таком состоянии!

- Мне не нужна твоя жалость, - процедил он. Счастье и спокойствие бесследно улетучились, и теперь в черных глазах разгорался привычный огонек ненависти. - А тем более - в таком виде!

Эйприл прикусила губу; зеленые глаза метались. Тяжело и шумно дыша, Шредер нащупал край дивана, оперся на него, пытаясь подтянуться. Плотная еда, стимулятор и ярость сделали свое дело: японцу удалось подтянуть все тело на диван и сесть. Вдох, выдох - и Шредер наклонился вперед, по-прежнему опираясь о ненадежную мягкую поверхность, с трудом выпрямился на непослушных ногах. Эйприл вскочила, в ужасе распахнув глаза.

- Стой! Ты же сейчас упадешь!

Шредер пошатнулся, но устоял, опершись на стену вытянутой рукой. Голова в шлеме опустилась, открытая маска болталась на петлях.

- Я хочу уйти.

Эйприл бросилась ближе, обхватила Шредера за пояс - то ли чтобы остановить, то ли для поддержки. Японец дернул свободной рукой.

- Отпусти меня!

Стиснув объятия крепче, Эйприл помотала головой.

- Отпусти... - выдохнул Шредер. Ноги наконец подкосились, и самурай рухнул на колени, утянув за собой девушку. Эйприл вскрикнула, зажмурилась, но не разжала хватки; сломанные ребра японца отреагировали на происходящее закономерной пронзительной болью. Упершись локтем в диван, Шредер прижал кулак ко рту, дыша часто и хрипло.

- Дурак... - прошептала Эйприл. Ладонь девушки нервно поглаживала плечо воина, вторая неподвижно лежала на его груди, словно в попытке передать тепло и успокоить боль. Шредер приоткрыл глаза, не шевелясь. - Это не та жалость! Мне не все равно, понимаешь? - Эйприл говорила торопливо, будто боясь не успеть. - Я не хочу, чтобы ты умер. Не хочу, чтобы тебе было больно. Никогда не хотела!

Смуглая рука расслабленно упала на диван. Шредер вздохнул, устало глядя перед собой. В словах Эйприл не было лжи. Боялась, злилась, просила остановиться, просила у черепах спасения. Но никогда не требовала навредить ему и не вредила сама.

Прикрыв глаза, Шредер неловко сел на пол, уперся в ковер ладонями. Эйприл села вместе с ним, не разжимая объятий и с тревогой заглядывая в лицо.

- Ты в порядке?

Шредер вяло кивнул. В резком порыве он не только растревожил сломанные кости, но и истратил много энергии - больше, чем мог себе позволить.

- Я устал. - Пошарив рукой по полу, самурай осторожно повернулся боком и так же осторожно лег; Эйприл бережно придерживала Шредера за плечо, боясь, что он упадет. - Хочу спать.

- Спи, конечно, - пробормотала Эйприл, - спи. - Нащупав рядом одеяло, девушка помогла раненому укрыться, привычно подложила под шлем подушку. В комнате повисла тишина.

Шредер приоткрыл глаза.

- Мисс О'Нил?

- Да? - Эйприл вздрогнула и положила ладонь на укрытое одеялом плечо. Тепло ощущалось даже через плотную ткань.

- Вы действительно ответили мне только из жалости?..

Девушка прикусила губу, потупила взгляд. Но теплая рука лежала на прежнем месте.

Другого ответа и не требовалось.


***

Бибоп потянул воздух пятачком. Никаких следов черепах. Острый нюх кабана различил бы едва уловимые остатки канализационного смрада за несколько десятков метров, будь рептилии где-нибудь неподалеку. Правда, в силу своей недалекости Бибоп часто не мог отличить, откуда идет запах - от черепах или от уличного водостока, но в данном случае рядом явно не было ни того, ни другого.

Недовольно хрюкнув, кабан вытер влажный пятачок ладонью и уставился на напарника. Острые чувствительные уши носорога подрагивали и поворачивались то в одну, то в другую сторону, как локаторы.

- Ни следа панцирных, - прогнусавил Бибоп. Рокстеди кивнул, подслеповато щуря желтые глаза в вечернем сумраке. - Можна идти.

- Крэнг бы хоть сказал, куды он телепортировал боса... - Носорог почесал плоское темечко. - Мы бы его тады нашли!

- Идиот, - хрюкнул Бибоп, пихнув Рокстеди плечом. - Крэнг сам не знает, гыде бос! Знал бы - сам бы давно нашол! А так, хру, послал нас.

- А-а-а! - осклабился Рокстеди с просветлением на морде. - Тады панятна!

Хлопнув по поясу и убедившись, что винтовка все еще там, Бибоп зашагал по улице дальше, принюхиваясь. Рокстеди не отставал. Надеяться на глаза обоим мутантам не приходилось - от своих животных доноров они унаследовали слабое зрение, еще более бесполезное в полутьме. Шредера, впрочем, это не особо заботило, и он продолжал вооружать приспешников стрелковым оружием, не спрашивая, насколько удобно из него целиться. Впрочем, и за промахи особо не ругал. В конце концов - что с дураков возьмешь? А может, были и другие причины. Мутанты давно уяснили, что "босс" - человек себе на уме, непредсказуемый и недоступный обычному пониманию.

Одинокие прохожие опасливо косились на шагающих посреди улицы верзил, запахивали воротники и спешили убраться по своим делам. Сумерки скрывали уродливые черты мутантов, но даже силуэты выглядели внушительно - огромные, широкоплечие, с гипертрофированными мышцами, Бибоп и Рокстеди не вызывали ни малейшего желания задержаться на улице подольше. Раньше для такого впечатления нужно было носить хотя бы биту.

- Бос можыт быть гыде угодна, - пожаловался Рокстеди. - У меня уже копыта болят! Ты уверен, што боса утащили черепахи?

- Эта хоть какая-то зацепка, - пожал плечами Бибоп. - И ваще, шыто тебе не нравица? Нам сказали искать, мы и ищем. Если у тыбя есть более, хру, умная идея, чем ходить по району, где жывут черепушки, то гавари.

Рокстеди обиженно засопел.

- А можыт, бос зохватил весь город и сидит щас в мэрии, - буркнул носорог. - Бос жы крутой. А ешо можна пайти на шыстой канал и дать объявление: "где вы, бос?"

- Слушай, хру, а твоя башка варит! - обрадовался Бибоп. - Объявление - эты харошая идея. Бос увидит нас и найдёца.

- Во-о-от, главныя делать как я скажу! - довольно произнес Рокстеди. Похлопав друг друга по плечам, мутанты свернули и зашагали прочь, к району шестого канала.


***
Эйприл стояла за плечом Микеланджело, нервно кусая губы. Она предусмотрительно закрыла маску Шредера, перед тем старательно стерев с его губ возможные остатки помады. Не обмолвилась ни словом, старалась вести себя как всегда... и все равно казалось, что черепашки все знают, все видят, что каждый их взгляд несет в себе упрек. Как она могла? Как можно испытывать симпатию к тому, кто пытается уничтожить твоих друзей? Так и подмывало раскаяться, все рассказать, но нет, нельзя. Черепахи могут строить догадки, но нельзя, чтобы они узнали наверняка... На душе было тяжело и гадко, грудь и горло сдавливала мерзкая невидимая рука.

Донателло осторожно вытащил энергетическую помпу из кладовки и не спеша настраивал ее, периодически хмыкая и потирая чешуйчатый подбородок. Леонардо не сводил глаз с мерно вздымающихся плеч Шредера; брови под голубой повязкой хмурились.

- Что-то не так? - подала голос Эйприл. Черепаха покачал головой.

- Говоришь, он пытался встать?

Журналистка неуверенно кивнула, не понимая, к чему клонит мутант.

- И потом не потерял сознание, а просто заснул?

Эйприл снова кивнула. Леонардо вздохнул.

- Мне кажется, наша помощь ему больше не нужна. Он хорошо восстанавливается.

- Слишком хорошо, - буркнул Рафаэль. Лидер шикнул.

- Это не всё. - Карие глаза мутанта серьезно уставились на журналистку. - Эйприл, если так пойдет и дальше, нам придется использовать обратный эффект помпы.

Девушка непонимающе подняла брови.

- Придется маленькими порциями откачивать его энергию, чтобы он не сбежал и не устроил очередной грандиозный захват города. И не навредил тебе.

Эйприл ахнула.

- Но это же...

- Нельзя дать Шредоголовому уйти, - поддержал брата Микеланджело. - Мы не хотим его убить, но лучше, если мы сначала разберемся с тем, кто напал на него, а потом уже с ним самим.

Журналистка бросила взгляд на безмятежно спящего японца. Донателло как раз крепил к его лбу аппликатор. Шредер еще так слаб, разве можно ослаблять его еще больше? И он ей доверяет... Двойного предательства Эйприл точно не пережить.

- Так нельзя... - прошептала Эйприл. - А если вы переборщите и он умрет? У него и так почти нет сил. Да, он пытался встать, но тут же упал. Он приходит в себя, но почти не может двигаться. Он не опасен!

Донателло нажал пару кнопок на агрегате, взглянул на дисплей с энергетическими графиками; похлопав Эйприл по плечу, Микеланджело подошел ближе, и изобретатель принялся подключать донора. Леонардо нахмурился еще больше.

- Пока что он не опасен... - произнес лидер. - Раз Дон решил все же перекачивать энергию - значит, ее уровень слишком низок. Но Шредер быстро восстанавливается. Даже слишком быстро. Мы еще ни на шаг не продвинулись в поисках врага, а Шредер уже встает. Эйприл, мы не убьем его, но позволить ему уйти нельзя.

Девушка судорожно выдохнула, стиснула кулачки, впившись ногтями в ладони. Она все понимает. Конечно, черепашки правы: Шредер в полной силе слишком опасен. Но... слишком страшно за него. Он слаб, он страдает, он нуждается в помощи, а черепахи хотят только причинить ему вред.

Леонардо дотронулся до локтя журналистки.

- Эйприл, ты в порядке?

Журналистка напряженно кивнула. Нужно было что-то сказать. Нарушить тишину, сменить тему, отвлечь черепашек от пагубной идеи...

- Крэнг, - выдавила она. - Шредер отдал энергию Крэнгу.

Рафаэль удивленно вытаращил глаза, Леонардо недоверчиво сдвинул брови.

- Крэнгу? Но зачем?

Эйприл пожала плечами.

- Энергии Шредера должно было хватить, чтобы сдвинуть Технодром с места. Это все, что я знаю... Он не сказал, как оказался здесь и где сейчас Крэнг.

Леонардо положил ладонь на руку девушки.

- Эйприл, это важно. - Голос мутанта звучал серьезно. - Узнай все. Шредер сказал тебе это - значит, доверяет достаточно, чтобы сказать больше. Постарайся не нарушать его доверия, пока он не скажет все.

Журналистка кивнула с плохо скрываемым облегчением.

- Хорошо, только... - Эйприл жалобно сложила брови. - Не вредите ему. Он заметит, он закроется... опять. Мне стоило большого труда узнать хотя бы это. Его невозможно заставить.

- Ладно, ладно, - мягко произнес Леонардо, но в круглых глазах черепахи проскользнуло подозрение. Эйприл вздрогнула. - Пока что мы не будем откачивать его энергию. Только, Эйприл...

- А?

- В следующий раз говори такие важные вещи сразу, хорошо?

У Эйприл похолодело внутри. Только сейчас она поняла, что вспомнила о добытой информации далеко не сразу. Только тогда, когда понадобилось защитить Шредера.

И когда не осталось других слов, чтобы его защитить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#12  Сообщение Вс 30 сен 2012 1:24 
настоящий «невидимка»
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 02 мар 2010 20:03
На счету: 96.00 баллов

Сообщения: 1461
Благодарил (а): 4 раз.
Поблагодарили: 30 раз.
Имя: Виктория
Боже, это просто фантастично. Заглянула из любопытства и совсем забыла о том, что хочу спать.
Работа великолепна! Исполнение восхитительно! О сюжете вообще слов не подобрать =) Я не могла оторваться.

П.С.
Даниэла Крис писал(а):
Ярость Рафаэля должна достаться Шредеру, а не братьям.

У меня мурашки появились от этой фразы. Вот оно, черт возьми, вот оно!

П.П.С.
Извините, что несколько сухой комментарий, просто ваша работа отвлекла от вполне логичного в это время суток действия - ото сна) Оторваться было невозможно)

_________________
XXX: Я ужасная крёстная...
YYY: Не неси чушь. И вообще, будешь делать себе такую рекламу - не возьму тебя в крёстные своим детям.
YYY: Блин, мне нужно много детей...
YYY: У меня очень много сестёр...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#13  Сообщение Пн 01 окт 2012 1:15 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Спасибо! И вовсе комментарий не сухой. "Мурашки" говорят больше, чем тысяча других слов :) здорово, что производит впечатление. Будем стараться дальше!

***

Ночной ветерок дышал прохладой - земля отдавала темному небу накопленное за день тепло. Через полчаса зажгутся уличные фонари, воздух загудит, наполнится дыханием города, человеческим топотом и шумом машин. А пока - тот предрассветный час, когда землю накрывает особенная тишина, редко-редко нарушаемая сонным гуканьем птиц. То самое время затишья, когда весь мир расслаблен и спит. Лучший момент для нападения.

Сейчас можно было идти не таясь. С вечерней смены возвращаются раньше, с ночной - позже; позже вернутся и завсегдатаи ночных клубов. Рафаэль шагал, полуприкрыв глаза и с удовольствием втягивая прохладный воздух. Учитель Сплинтер не поощрял ночных прогулок в одиночестве. Но черепаха видел сны. Сны, где он выполняет свою часть задания один. Он сидит на углу крыши, сжавшись, как готовая распрямиться пружина, и точно так же дышит полной грудью, наслаждаясь запахами ночи. А потом бросает сай с запиской в чье-то окно. Рафаэль так и не знал, в чье.

Но очень надеялся, что в окно Шредера.

- Донателло, - лидер нарушил тишину. Черепаха в фиолетовой повязке обернулся; в сумерках белки его глаз казались зловеще-сизыми. - Он точно не мог обойтись без подкачки энергии?

Изобретатель кивнул.

- Видимо, когда Шредер пытался встать, то израсходовал все силы. График был почти на том же уровне, что и в прошлый раз. Переживать не о чем.

- Хотел бы я в это верить, - покачал головой Леонардо. - Но здесь что-то не так. Эйприл была напугана. И она не сразу сказала, что ей удалось что-то узнать.

- Она боится, что Шредоголовый двинет кони, - пожал плечами Микеланджело, шлепая босыми чешуйчатыми подошвами по тротуару. - Да еще и подумала, что мы ему собираемся в этом помочь.

Лидер недоверчиво скривился.

- Он не потерял сознание, а заснул. Это не страшно. И мы договаривались, что Эйприл сообщит любую информацию по комлинку. Почему она вспомнила так поздно?

Донателло потер подбородок, глядя на мелькающие под ногами камни.

- Думаешь, он ее как-то шантажирует?

Рафаэль резко скрипнул зубами. Наслаждаясь остатками ночной тишины и прохлады, он слушал разговор братьев отстраненно, но последние слова врезались в сознание. Шантаж - вполне логично. Чего-то подобного и стоило ожидать от Шредера. Глупо считать, что спасение жизни - достаточная причина для этого чурбана в доспехах, чтобы выбалтывать секреты!

Бросив взгляд на разъяренного брата, Леонардо кивнул.

- Думаю, да. Нам стоит поговорить с Эйприл без присутствия Шредера. Но как это сделать...

- Я могу приготовить снотворное вместо стимулятора, - отозвался Донателло. - И посторожить, пока вы с Эйприл поговорите во дворе. Начнет приходить в себя - добавлю дозу.

- Я с тобой, - вполголоса произнес Рафаэль. Леонардо снова кивнул.

- Хорошая идея. Значит, завтра...

- Черепушки! - заверещало из-за угла. Мутанты вздрогнули; прежде, чем разум сообразил, что происходит, оружие ниндзя с лязгом вылетело из ножен и застыло в привычно напрягшихся руках. После полной тишины звук больно бил по ушам. Чужим ушам. Черепахам высокие частоты неудобств не доставляли.

В полумраке от черной стены отделились две тени, разом заполнив пустоту улицы. Леонардо крепче стиснул рукояти катан. Бибоп и Рокстеди. Неповоротливые, тупые, но вместе с тем чрезвычайно сильные и опасные. Донателло за спиной лидера перехватил бо поудобнее. Здесь искусство ниндзютсу пригодится в полной мере - кабан и носорог не могут полагаться на зрение, но услышат малейший шорох - передвигаться нужно быстро и бесшумно.

Рафаэль тихо зашипел.

- Что вы здесь забыли, уроды? - процедил он. - Ищете ночной фитнес-клуб?

- Ты пасматри, какая умная тилипашка, - пробасил Рокстеди. Тусклые отблески лунного света играли на стволе его винтовки. - Почти угадал! А типерь вали отсюды, панцирный!

Рокстеди с хохотом открыл огонь; Бибоп поддержал напарника, с довольным хрюканьем поливая черепашек алыми бластерными разрядами. Не сговариваясь, рептилии бросились врассыпную. Микеланджело, перекатившись через панцирь, занял оборонительную позицию за мусорным баком; Донателло перемахнул через соседний, в прыжке прихватив с собой крышку в качестве щита. Леонардо прикрывал братьев, отражая выстрелы клинками не хуже какого-нибудь Люка Скайуокера со световым мечом. Собственно, у того трюк и был подсмотрен - брали как-то раз напрокат кассету со "Звёздными войнами".

После фильма слова Шредера "Это я вас создал. Не спорьте с судьбой, присоединяйтесь ко мне" стали восприниматься совсем иначе. Пусть братья и не делились друг с другом такими мыслями.

Рафаэль бросился наискосок, резким движением отправив саи в полет. Приземлившись на небольшом навесе, который днем защищал от солнца и дождя цветочный магазинчик, черепаха обернулся; один сай выбил ружье из рук Бибопа и пригвоздил к кирпичной стене, второй воткнулся прямо в дуло Рокстеди. Кабан без особых успехов тянул сай, упираясь в стену ногами; его напарник с возмущенным ревом щелкал спусковым крючком, не обращая внимания на то, что оружие стремительно перегревается. Рафаэль вдохнул, выдохнул.

Ба-бах!

Поймав отлетевший сай, вояка зашипел и разжал пальцы. Раскаленный клинок с лязгом ударился об асфальт. Черепаха подул на обожженные пальцы; рядом пронеслись три зеленые тени. Нога Леонардо врезалась в живот Бибопа, отбрасывая на землю; оружие осталось торчать в стене. Посох Донателло ударил чихающего и кашляющего Рокстеди под колени, заставляя рухнуть, цепи нунчаков оплели запястья носорога.

Рафаэль спрыгнул с навеса и осторожно поднял остывающий сай. Вскинув голову, он увидел, как Бибоп грузно поднимается и заносит кулак над головой отвлекшегося Леонардо. Ударить кабан так и не успел - сай пригвоздил к стене его браслет из цепей точно так же, как минутой ранее - винтовку.

- Спасибо, Раф! - весело крикнул брату лидер, взмахнув катаной. - У тебя сегодня чемпионат по дартс?

- Нет, послезавтра. Это только разминка!

Микеланджело сидел на ногах Рокстеди, стараясь собственным весом придавить их к земле; Донателло упер посох в загривок носорога, но толку от этого было мало.

- Атцыпись, панцырное! - рявкнул Рокстеди и встряхнулся, словно собака после купания. Младший из черепах отправился в полет в одну сторону, изобретатель - в другую. Бросив взгляд на Бибопа, который с поросячьим визгом пытался не то вытащить сай, не то оторвать рукав, Рафаэль хлопнул рукой по поясу. Третьего, запасного клинка не было. Оба сая торчали в стене... Вскочив на ноги, носорог размахнулся было, целясь внушительным кулаком в Рафаэля, но Леонардо метнулся наперерез, легонько чиркнув по корпусу Рокстеди катаной. Верзила замер.

Бибоп дернул рукой сильнее, и сай выскочил из зазора между кирпичами, звякнув об асфальт. Кабан едва не отлетел, удержался на ногах только чудом. С новыми силами схватившись за винтовку, Бибоп выдернул и ее и снова открыл огонь - на этот раз ненадолго. Катана Леонардо взметнулась в воздухе, перерубая оружие врага пополам.

Кабан от удивления сел, сжимая в руках бесполезные искрящие остатки винтовки. Рокстеди неловко жался рядом, придерживая штаны - без ремня, который разрубил Леонардо, они так и норовили сползти, продемонстрировав миру коротенький носорожий хвост.

Донателло и Микеланджело поднялись, отряхивая панцири. Лидер шагнул ближе; руки разведены в стороны, лезвие каждой катаны смотрит прямо в глаза одному из противников.

- А теперь поговорим, - сурово произнес Леонардо. В карих глазах мутанта горел ледяной огонь битвы. На соседних улицах уже зажигались фонари, и в их отблесках можно было различить не только силуэт. - Зачем вы пришли сюда?

- Мы искали, гыде наш бос, - брякнул Рокстеди. Бибоп зажал ему рот широкой ладонью.

Брови черепах дружно поползли вверх.

- Вы не знаете, где Шредер?

Кабан и носорог помотали головами.

- Панятия не имеем, - признался Бибоп, опуская руку. - Мы думали, бос уже, хру, зохватил этыт город!

- Даже не надейся, хрюндель! - хихикнул Микеланджело. - Шредеру до этого далеко, как до Парижа пешком! Это я тебе гарантирую, чувак!

Бибоп и Рокстеди переглянулись; на туповатых лицах мутантов отразилось озарение.

- Так вы знаете, гыде бос! - завопил носорог, тыча в Микеланджело пальцем. Вторая рука Рокстеди мертвой хваткой сжимала пояс штанов. - А ну признавайтесь, черепушки! Он у вас?

Братья бросили на младшего неодобрительный взгляд; Донателло отодвинул Микеланджело в сторону. Лидер не двигался; на неподвижных клинках играли желтоватые отблески фонарей.

- Шредер в надежном месте, - отчетливо проговорил Леонардо. - Мы отведем вас к нему, если вы сдадитесь.

- Лео, что... - шепнул с ужасом Донателло. Лидер не пошевелился.

- Бросьте оружие и сдавайтесь, - повторил он. Мутанты Шредера переглянулись с недоумевающим видом. В прохладном воздухе, наполненном теплым уличным светом, повисла тишина.

Ветер трепал хвосты черепашьих повязок, завывал в водосточных трубах, ерошил щетину на морде Бибопа. Братья непонимающе глядели на панцирь Леонардо. Отвести Бибопа и Рокстеди к Шредеру? То есть домой к Эйприл? Нет, вряд ли лидер всерьез задумал такое. Скорее всего, его слова - ловушка. Если громилы дадут себя связать, их можно привести куда угодно, а там прижать к стенке и допросить. Действительно ли Крэнг причастен к происходящему, зачем ему понадобилась энергия Шредера... и что злодеи планируют делать сейчас. Донателло перехватил бо поудобнее, готовый в любой момент оглушить врага точным ударом по голове.

Тишину разорвала трель комлинка. Бибоп потянулся к поясу, активировал устройство.

- Ну что, вы нашли что-нибудь? - заверещал из передатчика тоненький голос. Крэнг, никаких сомнений.

- Крэнг, аткрывай портал, хру, у нас тут бида! - пискнул Бибоп. Черепашки рванулись было вперед, но верзилы проявили невиданную прыть - вскочив, они стремглав помчались к разверзающемуся над землей голубому кругу. Секунда - и мутанты Шредера скрылись в портале: сперва Бибоп, за ним Рокстеди, поддерживающий штаны так, словно боялся, что они останутся в земном измерении.

А потом - тишина. Только ветер перебирал клочки мусора и листья, меланхолично шурша по асфальту.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#14  Сообщение Пн 01 окт 2012 5:08 
элитный ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 24 янв 2012 12:44
На счету: 1,337.60 баллов

Сообщения: 894
Откуда: Россия. Красноярск
Благодарил (а): 204 раз.
Поблагодарили: 216 раз.
Имя: Миято
Skype: coshca131
*_*
Черт....я просто влюбилась в этот фанф^^
Автору особое спасибо, что удивляет нас своим творчеством))))
А на сколько страниц рассчитан фанф?

_________________
Тот, кто знает врага и знает себя, не окажется в опасности и в ста сражениях.
Тот, кто не знает врага, но знает себя, будет то побеждать, то проигрывать.
Тот, кто не знает ни врага, ни себя, неизбежно будет разбит в каждом сражении. (Сунь Цзы. "Искусство войны")


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#15  Сообщение Пн 01 окт 2012 7:03 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 22 июл 2012 19:34
На счету: 97.00 баллов

Сообщения: 111
Благодарил (а): 37 раз.
Поблагодарили: 29 раз.
Спасибо!
Не умею рассчитывать количество страниц) я продвигаюсь по синопсису. Где-то половина сюжета уже написана. В какой объем выльется вторая половина, я не знаю)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 68 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Почувствовать себя в теле брата

[ На страницу: 1, 2, 3, 4, 5 ]

в форуме Заброшенные Фан-Фики

Tomas

69

5491

Ср 16 дек 2015 19:49

Леанарда Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Найти себя

[ На страницу: 1, 2, 3, 4 ]

в форуме Заброшенные Фан-Фики

Надине

54

4338

Пт 21 сен 2012 11:53

Mariya M. Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Найти себя

в форуме Законченные Фан-Фики

Книгоманка

13

1429

Пн 11 апр 2011 18:50

Millen Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Поверить в себя...

в форуме Заброшенные Фан-Фики

Inyri

2

538

Вс 30 июн 2013 16:04

натали Перейти к последнему сообщению

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Воспоминания: забыть или сохранить?!

в форуме Письменное творчество

Миято

2

463

Вт 20 мар 2012 9:39

Миято Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: