Текущее время: Вс 11 дек 2016 1:18

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 45 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
#16  Сообщение Чт 01 авг 2013 20:29 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
У меня такое подозрение, что на кухню я сегодня ночью не пойду, если преспичит.
Сцена с кухней самая жутковатая, особенно в той части, где посторонние звуки. И уже кровища пошла.. А ведь еще только начало, даже не берусь предпологать, что нам выдаст далее белый и пушистый добрюша Дое.
Детализация и погружение в сцены как обычно на высоком уровне, лично у меня претензий пока нет. Ошибки если и встречаются, то пока в основном из-за украинского языка. Кстати,
Цитата:
Очередная шутка этой «драни
"Дряни"..

В общем, вел дан, ожидаем продолжение банкета.. :wink:

_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Doe89 (Чт 01 авг 2013 21:10)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#17  Сообщение Пт 02 авг 2013 16:45 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 11 авг 2008 21:03
На счету: 710.00 баллов

Сообщения: 3205
Откуда: Dark City
Благодарил (а): 52 раз.
Поблагодарили: 160 раз.
Спасибо за комент. И спасибо за указанную ошибку в слове, исправил. :D

ГЛАВА 4

Двое братьев вбежали в общую комнату, где сразу увидели при свете фонаря перепачканных толи в кровь толи в краску Рафаэля и Леонардо.
- Ничего себе. – сказал Микеланджело осмотрев своих братьев.
- Больше ничего не говори, умоляю тебя. – брезгливо проговорил Рафаэль.
- Мы услышали шум на кухне и, в общем…
Обнаружили в духовке свои же собственные головы.
-…в общем я не хочу об этом рассказывать. – сказал Леонардо. – А у вас как дела?
- Тоже ничего хорошего. – ответил Донателло, посветив на дверь кухни, как бы убеждаясь, что никто его не открывает и никто не намеривается оттуда выйти. – Мы подверглись нападению множества крыс.
- Их было там столько, что хоть плавай и ныряй как в океане. – подхватил Микеланджело. – Я потерял свой фонарик, а Дон баллон.
- Я уверен, оно хотело нас попугать, снова сыграть с нами в свою отвратительную игру. – сказал Леонардо. – Не стоит отрицать, что оно будет осторожным, ведь мы знаем его слабое место.
- И оно будет бороться за выживание всеми силами. – сказал Донателло.
- Мы должны его найти и уничтожить. – вытащив один из своих саев проговорил Рафаэль. – Если оно хочет войны, так повоюем.
- Раф, это тебе не какие-то гангстеры или солдаты клана «фут». – сказал Леонардо. – По нашему опыту понятно, что в борьбе с этим существом одних приемов ниндзя очень мало.
- Нам надо выбираться отсюда. – сказал Микеланджело.
Трое его братьев посмотрели на него недоуменным взглядом.
- Я не ослышался? – спросил Рафаэль.
- Послушайте, мы не можем вот так в слепую ходить по убежищу и искать то, что даже увидеть не можем. – оправдывался Микеланджело. – А вдруг оно научилось маскироваться так, что этот ультрафиолетовый свет теперь не эффективен для обнаружения.
Это была справедливая гипотеза. Что, если оно и сейчас полностью облепило все стены, пол и потолки всего убежища. И теперь в этого существа идеальная маскировка – значит, фонарики бесполезны.
- Вполне возможно. – задумчиво проговорил Донателло, затем посмотрел на владельца желтой повязки. – Но убежища покинуть мы не можем.
- Что ты имеешь в виду? – возмущенно спросил Микеланджело.
- А то, что на поверхности сейчас осень. – спокойно ответил Донателло. – Температура наверху вполне приемлемая для выживания этого существа. Мы можно сказать под карантином. А если выйдем наверх, то рискуем быть источником заражения…
У Микеланджело был такой вид, словно Донателло говорил что-то настолько непонятное, что китайский язык дался бы ему сейчас гораздо легче:
- А если оно творит такое с нами, ты можешь себе представить, что будет с целым городом?
- Как быть нам? – стоял на своем младший.
В дискуссию вмешался Леонардо:
- Послушай Майки, я понимаю тебе страшно…
- Конечно, мне страшно, а вам почему-то нет!
- Не надо так говорить, Майки. Мы должны сейчас действовать все вместе; обязательно найти эту мразь и уничтожить, тогда можно устроить себе прогулку по небоскребам. – спокойным голосом сказал Леонардо.
Сейчас лидер напоминал няньку, который успокаивал неугомонного малыша. Рафаэль не смог удержаться от того, чтобы поддеть своего младшего брата:
- Глядите-ка, кто-то уже готов расхныкаться. В чем дело Майки? Где твое чувство юмора? Испугался каких-то крыс, и теперь нюни распускаешь?..
- Довольно Раф, не надо. – заступился за младшего Леонардо.
Микеланджело окинул владельца саев сердитым взглядом и отвернулся от своих братьев и отошел от них. Рафаэль продолжал морально давить на него, игнорируя просьбу старшего брата:
- Мы же вот сами страшные, даже эта тварь сейчас где-то прячется от нас, потому что боится выйти и сразиться с нами. А ты хнычешь, башку в панцирь спрятал: «мне страшно, мне страшно». Как тебе не стыдно Майки?!
- Оставь его в покое Раф!
- Нет Лео, он должен понять, что не только ему тут грозит опасность! Нам всем здесь страшно, и оно не остановиться пока мы не свихнемся или не поубиваем друг друга! Мы должны бороться все вместе, и тогда одержим победу!
Донателло взял баллон с жидким азотом и проверил оставшийся запас. Оказалось, что остатка было больше половины, вполне обнадеживало. Он не вмешивался в возникшую ссору, так как для него сейчас важно быть готовым к любым неожиданностям. Каждый из них помнил коварство этого существа, оно всегда умело нападать внезапно и непредсказуемо. Какие бы сюрпризы оно не готовило в каких-либо темных помещениях или углах, Внеземное нападало в самый неожиданный момент.
- А может нам действительно выйти на поверхности, побегать по крышам, развеяться, а потом вернемся в наш дом, где развлекается эта тварь, и продолжим охоту? Может, сделаем так, а Лео?! Может тогда разум Майки проветриться и сможет не только логически думать, да ещё смелость вернется. Я сказал «логически думать»?! Нет, он никогда не умел логически думать, иначе он понял, что над нашими головами обитают миллионы невинных жизней!
В висках Рафаэля била такая ярость, что стояло его обозвать каким-то прозвищем, и он, не раздумывая, врезал бы тому в челюсть. Неважно кому, младенцу, девушке, старику, может даже отцу или брату. Но то, как развивалась ситуация, когда один из них, черепашек-ниндзя, готов бежать, оставить врагу триумф победы, тем более в их же доме… это было всего равно, что получить ножовой удар в грудь от родного брата.
Конечно, Леонардо понимал, что по большей сути Рафаэль прав, они не могут вот так просто уйти. Иначе ответственность за ужасные последствия, которые могут произойти в Ню-Йорке после их побега, полностью ляжет на них. Но за своего младшего брата он тоже не мог не стать в защиту; то, что наговорил Рафаэль, было оскорбительно, пусть не специально, поэтому Леонардо схватил его за обрызганные кровью плечи, крепко сжав на них пальцы, и со злостью проговорил:
- Ты сказал что хотел, а теперь успокойся, иначе я сам тебя усмирю!
Владелец красной повязки оттолкнул от себя старшего брата:
- Да пошел ты!
- Все, хватит! – вмешался Донателло, держа в правой руке баллон, а в левой фонарь. – Сейчас не подходящее время для ссор и драк!
Микеланджело продолжал стоять в стороне от них, глядя в темное пространство убежища.
- Это ты говори ему, а не мне! – огрызнулся Рафаэль, кивнув в сторону Леонардо.
- Я вам обоим говорю. – сказал Донателло. – Не надо сейчас усугублять и без того сложную ситуацию.
Рафаэль только сейчас заметил, что в правой руке он держит один из своих саев. Он засунул его за пояс и сложил на груди руки. Донателло удовлетворенно посмотрел на него, затем перевел свой взгляд на обрызганного в крови Леонардо.
- Продолжаем действовать по плану. – сказал старший из братьев. – Будем осматривать комнаты всем вместе.
- Согласен. – сказал Донателло.
Леонардо подошел к молчаливому Микеланджело, все ещё стоявшему в стороне, отвернувшись от них глядя куда-то в темноту:
- Майки, мы будем вместе постоянно, так что не бойся. Мы знаем свое убежище лучше, чем кто или что-либо, поэтому мы…
Молниеносной хваткой Микеланджело или то, что было похоже на него, схватил Леонардо правой рукой за шею. Голова существа мгновенно повернулось к нему лицом на все сто восемьдесят градусов, затем и телом. От потрясения и не понимания Леонардо не сразу ощутил, что его ступни не касаются пола, но он видел: ярко светящиеся зеленые глаза монстра в облике Микеланджело.
Донателло и Рафаэль так же не успели понять, что происходит, но опомнившись, Донателло, приготовившись использовать баллон, побежал на этого существа, но свободной левой рукой оно взмахнуло так, словно его рука было обычным хлыстом. Черепашка в фиолетовой повязке ощутил сильный удар в грудь, при этом его отбросило в противоположную сторону общей комнаты, где всем телом проломил журнальный столик. Баллон в момент удара вылетел у него с рук и после падения с металлическим стуком об пол, покатился по помещению, остановился, когда наткнулся на диван.
Рафаэль нападал с другой стороны, поэтому он получил удар в живот правой ногой. Отлетев, владелец красной повязки ударился панцирем об стену, оставив там вмятину. Кусочки бетона посыпались на него, когда всем телом черепашка-ниндзя повалился на пол лицом вниз. Острая боль пронзила его тело, а в глазах заплясали яркие вспышки искр. Ему на миг показалось, что все внутренности сделали пятерное сальто. Сжав кулаки и стиснув зубы, он намеривался унять боль, затем вскочить на ноги для повторной атаки. Кроме того оно схватило Леонардо.
Леонардо пытался высвободиться с этой сильной хватки. Эти страшные горящие зеленым пламенем глаза были направлены только на него. Худшее было ещё и то, что кожа Микеланджело начинала чернеть, и в тех областях, где было чернее всего, начали отваливаться куски плоти. И все это он отчетливо видел, даже не смотря на темноту. Острый запах гнили ударил в ноздри Леонардо. Владелец катан, увидел, как оно ухмыльнулось, обнажив острые зубы. Зубы были комично кривыми, как у крокодилов, может и у акул.
- Продолжать меня искать значит, намериваетесь? – с этой отвратительной ухмылкой проговорил монстр. Голос был у него такой, как бы одновременно говорили грубый мужской, тоненький женский и невинный детский. Его слышал каждый из черепашек-ниндзя. – Да я так и со скуки умру. Вы такие забавные, что по одному, что вместе. Конечно я могу выйти на поверхность и посеять хаос в месте, который вы называете Нью-Йорк. – страшная сущность Микеланджело осмотрело потолок будто видело все улицы большого города. – Но мне этого не надо. Пока не надо. Мне нужны вы. Конечно, мне было трудновато вас отыскать, в этом вам респект. Вы нанесли мне большой вред после нашей прошлой встречи, а я вас всех почти достал. Всех!
Рафаэль, взяв один из саев, поднялся на ноги, не отводя своего взгляда от монстра, по прежнего державшего мертвой хваткой Леонардо. Донателло тоже был на ногах, положив правую ладонь на грудь. Его взгляд нашел лежавший на полу баллон, поэтому он поспешил взять его. Гений ещё успел удивиться, как, после падения фонарик остался у него в руке?
- Закончу с вами, займусь ваши миром, мне тоже хочется попробовать человеческой плоти. – сказало оно приподняв правую руку на уровне лица Леонардо.
Два пальца мгновенно удлинились и как штыки вонзились в глаза лидера. Из-за сдавленного горла крик у него получился рыкающий. Рафаэль кинулся на существа, но оно швырнуло Леонардо на него, сбив его с ног. Всем своим весом тело лидера придавило Рафаэля к полу, поэтому он как можно быстрее высвободил руки и убрал тело старшего брата от себя. Сейчас у него не было времени проверить, жив ли он, так это чудовище устремилось к нему.
- Рафаэль, давно мы с тобой не виделись. Я так по тебе соскучился. Особенно по твоему разуму и телу.
Прежде чем оно подошло к нему, существо внезапно застыло. Рафаэль увидел, как Донателло обжигал монстра паром жидкого азота, и лед постепенно покрывал все его тело. Когда монстр был полностью заморожен, содержимое баллона было исчерпано. Сейчас существо в обличии Микеланджело застыло подобно статуи. Черепашка-ниндзя намеривался замахнуться, чтобы нанести финальный удар, но Рафаэль его окликнул:
- Погоди, это же Майки! Мы же его убьем!
Донателло неуверенно посмотрел на своего брата, затем на замороженного монстра:
- Я не знаю Раф, может.
Куски льда разлетелись во все стороны по всему помещению, подобно осколкам стекла, издав оглушительный звук, похожий на взрыв гранаты.
- Разумный ход умник, но сейчас не зима. – злая сущность Микеланджело было целым и невредимым.
Донателло не успел среагировать, как оно ударило его кулаком по лицу. Боль была настолько сильной и острой, что ниндзя потеряв равновесие, повалился на пол. Зубы словно сжали оголенный провод под высоким напряжением, а во рту чувствовал привкус крови. Застонав, Донателло, выпустив фонарик, обеими ладонями зажал лицо, лежа при этом на левом боку. Помимо боли у него сложилось впечатление, что удар нанесен острым углом кирпича.
Рафаэль с разворота левой ногой намеривался нанести монстру удар по лицу, но тот ловко перехватил правой рукой его ногу, вывернул лодыжку, от чего черепашка-ниндзя закричал от боли, затем швырнуло мутанта так, что тот перекрутился в воздухе и упал на диван.
В этот момент Донателло, оклемавшись, возобновил атаку, вцепившись в мерзкое подобие Микеланджело так, как игроки американского футбола. Всеми своими усилиями он толкал монстра вперед, не давая возможности противнику отбиться, пока оно не налетело панцирем в экран огромного телевизора. Донателло сразу отскочил назад, как тонкие ослепительные синие молнии электричества мгновенно охватили тело чудовища. Оно отвратительно визжало, в тот же момент, крича какие-то нечленораздельные слова. Так продолжалось секунд десять, потом вспышки прекратились, и тело Микеланджело всем своим весом повалился на правый бок.
Донателло с пола подобрал включенный фонарик и направил свет на поверженного монстра. Он увидел, как зеленая жижа вытекала из глаз и рта Микеланджело, впитавшись при этом в пол. Это удивляло, поскольку в полу не было щели, кладка плит была прочной, даже капля воды не смогла бы нигде просочиться, а эта жижа на глазах впитывалась в пол подобно сухой губке, впитывающая воду.
В помещении внезапно загорелся свет.
Рафаэль, придя в себя, медленно поднялся, осматриваясь вокруг. Донателло сделал то же самое, и они оба увидели, как свет загорелся в коридоре, где соединялись их комнаты.
Дверь кухни внезапно распахнулись.
Владелец красной повязки интуитивно выхватил сай и, несмотря на боль в левой ноге вскочил с дивана и устремил свой взгляд в темноту дверного проема в ожидании ещё какого-то монстра. Несмотря на свет, Донателло направил включенный фонарь в кухню, который сам ожидал появления ещё чего-либо ужасного, но вместо этого с грохотом одновременно распахнулись двери их комнат.
Ужаснувшись от этой неожиданности черепашки-ниндзя пошатнувшись, посмотрели в сторону коридора, но ничего больше не появлялось. Донателло подошел и закрыл дверь кухни, прислонив его ближайшим под руку стулом. Переводя дыхание, он ошеломленным взглядом посмотрел на перепачканного кровью Рафаэля. Тот ответил ему тем же.
В их глазах стоял один и тот же вопрос: когда оно успело добраться до Микеланджело?
В помещении все стихло. Казалось, что каждая пылинка замерла где-то под кроватью и не осмеливалась пошевелиться от ужаса. Свет продолжал гореть, будто только электричество желало быть свидетелем дальнейших событий.
Рафаэль хромая подошел к бессознательному Микеланджело, и медленно присел на корточки возле него.
- Поосторожней Раф. – сказал Донателло, заметив намерения брата.
- Я знаю. – сказал Рафаэль, отлично понимая к чему клонит Донателло.
То, что эта жижа вытекла с тела их младшего брата, ещё не значит, что все кончилось. Оно просто могло ввести их в заблуждение и напасть на них.
- Похоже с Майки жив. – сказал он, пощупал его пульс.
Донателло незамедлительно подошел к Леонардо, который лежал на полу в другой части помещения. Он нащупал и его пульс – в подушечки пальцев правой руки ниндзя ощутил биение. Лидер был ещё жив. Гений приподнял веки, поскольку видел, как существо вонзило в глаза Леонардо два внезапно удлиненных пальца Микеланджело, создав некое подобие штыков.
Глазные яблока были в норме. На щеках не было видно следов кровавых слез. Зрачки на включенный свет отреагировали, значит, его старший брат не ослеп.
- Кажется Лео в порядке. – сказал Донателло. – Проверь глаза Майки.
Рафаэль выполнил просьбу – у него было тоже все нормально. Владелец красной повязки посмотрел на гения встревоженным взглядом. В правой руке он по-прежнему держал свой сай.
- Когда оно добралось до Майки? – спросил он, его голос заметно подрагивал от волнения. – Боже Донни, когда оно сумело его достать, не обнаружив при этом себя?!
- Не знаю Раф. – после короткой паузы ответил Донателло. – Тогда там, в горах, в том отеле оно было у нас под носом, но мы не знали тогда чего именно нам искать. И вот, мы сами только что видели, как эта дрянь впиталась в пол.
- Значит эта тварь может оказаться в любом месте, даже прятаться где-то за пределами нашего убежища. – понял суть Рафаэль. – Так в любой момент оно может выбраться на поверхность, а там, мне представить страшно, что произойдет с городом.
- Не думаю, что Майки понимал, когда был захвачен этим организмом. – сказал Донателло. – Если тактика у него стала другой, то сомневаюсь, что кто-то из нас поймет, остаемся ли даже сейчас самими собой или нет.
- Что вместе, что поодиночке – мы уязвимы. – с досадой проговорил Рафаэль.
- Послушай Раф, мы справимся. – сказал Донателло. – Мы найдем выход. Мы обязаны, так как на кону не только наши жизни. Правильно?
- Это существо, или что оно там такое единственное, что заставляет меня по-настоящему бояться, но бороться я всегда готов. – сказал Рафаэль.
Донателло удовлетворенно кивнул, убедившись, что его брат держит себя в руках. Он подошел к закрытым дверям, служивший входом и выходом с убежища, набрал комбинацию на кодовом замке, чтобы надежно их запереть. Потом, он, открыв панельку на циферблате, повозился в системе и, закрыв их, набрал новую комбинацию:
- Теперь только я знаю код, как открыть эти двери. Нам нельзя отсюда уходить.
Рафаэль не стал возражать. Наверняка Леонардо и Микеланджело тоже бы не стали.
Электронные часы на стене общей комнаты показывали: 01:55 ночи.

_________________
Изображение


За это сообщение автора Doe89 поблагодарил:
Stacy (Сб 07 сен 2013 0:13)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#18  Сообщение Пт 02 авг 2013 20:21 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
Почему-то всю первую часть главы подсознательно соглашалась с Микеланджело ( о нет, я паникер, как Майки :facepalm: "смахивает на психологический тест" )
Крутая фишка с "резко вдруг повернулся", страшная, я б в кино на такое точно отвернулась..
Агрессию Рафаэля в начале главы не поняла,точней с чего вдруг такая злоба.

Хорошо передается атмосфера накатывающего постепенного отчаянья. А враг-то матереет..
Спойлер/Оффтоп:

Цитата:
Конечно, мне было трудновато вас отыскать, в этом вам респект.

Ну Доое, в данном художественном тексте, в нешутливой тематике, жаргон из реальной жизни - эт лишнее..


_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Doe89 (Пт 02 авг 2013 21:05)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#19  Сообщение Пт 16 авг 2013 16:23 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 11 авг 2008 21:03
На счету: 710.00 баллов

Сообщения: 3205
Откуда: Dark City
Благодарил (а): 52 раз.
Поблагодарили: 160 раз.
ГЛАВА 5

- Как нога? – спросил Донателло, когда заметил Рафаэля массировавший лодыжку левой ноги.
- Перелома нет. – ответил Рафаэль. – Пару минут отдохну, потом ещё и бегать смогу. Хотя мешочек со льдом не помешал бы.
Микеланджело и Леонардо по-прежнему были без сознания. Их мерное дыхание отчетливо доносилось до их слуха.
Донателло осмотрев баллон окончательно убедившись, что тот пуст, отложил его в сторону и взял фонарик. Свет мерно освещал все помещение, так что свет фонаря был вовсе не нужным; тем не менее, Донателло решил оставить его включенным.
Он посмотрел на забаррикадированную дверь кухни, потом окинул взглядом всю общую комнату. Ничего подозрительного он не обнаружил.
- Забавно. – сказал Рафаэль.
Донателло посмотрел на него вопросительным взглядом:
- Что?
- Эти электронные часы. – внимание Рафаэля были полностью посвящено им. – Они так и не выключились, когда ты вырубил всю электроэнергию.
- Так у них свой источник питания. – ответил Донателло. – Ты забыл? Я туда специально миниатюрный аккумулятор поставил.
- Ах ну да, конечно. – с легкой улыбкой проговорил Рафаэль.
- Ты точно в норме? – спросил Донателло.
- Я справлюсь.
- Хорошо. Тогда я схожу в мастерскую.
- Зачем? – с тревогой в голосе спросил Рафаэль.
- Проверю генератор. – ответил Донателло. – Энергопитание есть, что меня и беспокоит, ведь генератор не охлаждается. Он может рвануть в любой момент.
Свет по всему убежищу замигал. Черепашки-ниндзя посмотрели на лампы, интуитивно готовясь в ожидании ещё чего либо. Лампы мигали где-то секунд тридцать, затем освещение снова вернулось в норму.
- Думаю не стоит никуда ходить, по крайней мере одному. – сделал вывод Рафаэль, приняв это мигание за намек на очередную опасность.
Донателло сам об этом подумал, но сейчас его больше беспокоил генератор. Как техник, он понимал, что если он нагреется до критической отметки, то все убежище взлетит на воздух.
Более того взрыв может послужить цепной реакцией: могут быть повреждены газовые трубы, а значит не только могут постигнуть взрыву канализационные коллекторы, но многоэтажные жилые и офисные здания.
И последствия – гибель несколько сотен человек.
- Тебе пока надо оклематься. – ответил Донателло. – Я быстро осмотрю генератор, в лучшем случаи я его выключу, и быстро вернусь назад. Затем мы продолжим поиски.
Рафаэль неодобрительно слегка покачал головой, и поднялся во весь рост:
- Оно прячется где-то там, Дон. Это будет просто чудо, если все случится так, как ты сказал…
- Если генератор рванет Раф, то нам конец. – стоял на своем Донателло. – И эта тварь если выживет после взрыва, то уж точно здесь её ничто не будет держать. А что дальше я уверен ты понимаешь.
- Тем не менее это на ловушку похоже. – сказал Рафаэль.
- У нас нет выбора. – сказал Донателло. – Твой фонарик при тебе, так что не выключай его не при каких обстоятельствах. И присматривай за Майки и Лео, сейчас мы не можем оставить их одних.
- На счет этого не беспокойся.

* * *

Донателло подошел к раздвижной железной двери. Надавив на ручку, он отодвинул её в левую сторону, и перед ним открылось пространство мастерской. Там так же горел свет; все предметы, вещи, приборы, мебель – все оставалось на своих местах.
Черепашка в фиолетовой повязке посмотрел вглубь помещения, где виднелись контуры генератора. К своему удивлению он заметил, что огоньки на генераторе не горели, как впрочем, не было слышно слабого мерного гудения. Там стояла мертвая тишина, так что в любом случаи Донателло смог бы услышать работающий звук его изобретения.
Но стоя на входе в мастерскую он на сто процентов был уверен, что генератор не работает. Тогда что было источником света?
С противоположной стороны комнаты Рафаэль видел своего брата, который стоял в дверном проеме:
- В чем там дело?!
- Генератор не работает, а освещение есть. – ответил Донателло.
Справа в мастерской возле дверного проема был выключатель. Гений правой рукой потянулся к выключателю, чтобы погасив свет, и осветить ультрафиолетовым фонарем комнату. Есть большая вероятность, что оно прячется в этот момент здесь.
Когда он щелкнул выключателем, Донателло изумился: свет не погас.
Черепашка-ниндзя несколько раз пощелкал выключателем, но лампы на потолке, не мигнув, упорно продолжали гореть.
- Раф, проверь выключатель в этой комнате. – сказал Донателло.
Рафаэль, ничего не спрашивая, слегка хромая подошел к выключателю и указательным пальцем правой руки нажал на него.
Свет мгновенно погас.
- Это ты сделал?! – отскочив назад, спросил Рафаэль.
Донателло обратил внимание, что в мастерской так же погас свет:
- Нет, не я!
Рафаэль посветил своим фонариком на выключатель и тут же понял, что сейчас маленький рычажок стоит на «выкл.»:
- Черт возьми, Дон, уходи оттуда!
Донателло задвинул дверь и запер её.
Свет по всему помещению снова включился и через некоторое мгновение начал мигать. Мигание было настолько неприятно для поля зрения их глаз, что никому из них не удавалось что-либо разглядеть. Даже свечение фонаря не особо помогало им осветить хоть что-то.
Донателло сделал три шага и остановился, поскольку помещение вновь охватила тьма. Он поймал силуэт Рафаэль лучом света и не убирал его, стараясь при этом не светить ему в лицо.
- Я к тебе сейчас подойду.
Свет вновь включился и Донателло увидел, как изменившегося в ужасном подобии Леонардо и Микеланджело стоят прямиком позади Рафаэля. Он отчетливо заметил их горящие зеленым огоньком глаза и оскал, обнажая ряд острых зубов.
- Раф сзади!!!
Прежде чем Рафаэль обернулся, свет опять погас.
Донателло пытался как можно быстрее снова поймать его освещением фонаря, и когда он это сделал, электричество снова включилось. Ниндзя увидел, как Рафаэль стоял спиной к нему и светил своим фонарем на стену, где предположительно должен был находиться враг.
Конечно же никого там не было.
Леонардо и Микеланджело все ещё были без сознания, лежа там же, где были все это последнее время.
Рафаэль в растерянности и недоумении повернулся к своему брату. Донателло снова направился к нему, как внезапно дверь мастерской с сильным грохотом распахнулись. От неожиданности черепашка в фиолетовой повязке повернулся на звук, и начал светить при этом всматриваясь в дверной проем. В мастерской не горел свет, поэтому ему пришлось освещать дверной проем своим фонарем. Теперь снова туда возвращаться он совсем не собирался.
- Оно дразнит нас. – услышал гений голос Рафаэля. – Будто любопытствует, что именно мы будем дальше предпринимать.
Внезапно их фонарики погасли. Черепашки-ниндзя начали трясти, постукивать по корпусу, но эффекта никакого.
- А вот это уже совсем не хорошо. – сказал Донателло, и как в подтверждение его слов свет снова по всему убежищу снова погас.
Кроме кромешной тьмы ничего не было видно, даже мельчайших очертаний силуэтов мебелей или собственных рук.
- Раф? – позвал Донателло, все ещё оставаясь на своем месте стоя лицом к входу мастерской. Фонарь он крепко сжимал в правой кисти. – Ты стоишь там же, где и был?
- Да. – ответил Рафаэль. – Ничего не вижу, черт возьми!
- Я снова попробую к тебе подойти.
Донателло в темноте повернулся и ориентируясь по памяти, где что стоит, и где именно сейчас стоит его брат, он намерился хотя бы маленькими шагами, вытянув вперед руки, добраться до него.
- Говори со мной, ориентируй меня.
Рафаэль не успел вымолвить, и слова как освещение снова появилось, и перед Донателло стоял Леонардо. Его глаза светились злобным зеленым свечением, а на лице играла ужасная, при этом лукавая ухмылка.
- Что, заблудился? – тем же тройным голосом, каким говорило тогда злобная копия Микеланджело, сказало оно.
Прежде, чем владелец фиолетовой повязки успел отреагировать, как оно пнуло его правым кулаком в грудь и Донателло в последний миг успел осознать, что не чувствует пол под ногами, как всем телом рухнул на пол, и на панцире заскользил в собственную мастерскую. Двери сами по себе задвинулись и защелкнулись на замок.
Все произошло настолько быстро, что Рафаэль даже не сумел сообразить, что только что произошло и как это произошло. Он пришел в себя, когда двери мастерской сами по себе задвинулись, а в этот момент монстр в обличии Леонардо повернулось к нему.
Эти глаза. Эта улыбка. И то, как кожа Леонардо на глазах из зеленого цвета становилась гнойно-черной, Рафаэля охватывал непостижимый ужас.
- Вас легко ввести в заблуждение, но этим вы мне только больше нравитесь.
Плоть небольшими кусками от тела монстра, с отвратительным чавканьем падая на пол.
- Отпусти его. – стараясь не поддаваться ужасу сказал Рафаэль.
- Ваш страх только стимулирует меня, это как наслаждаться самым вкусным напитком в мире.
- Мне плевать что ты такое. – стиснув зубы, говорил Рафаэль, глядя прямо в эти горящие зеленые глаза. – Ты просто пытаешься нас запугать, свести с ума. Ты всего лишь паразит, болезнь, которую надо уничтожить. Я боюсь только того, что ты делаешь с моими братьями, но ты, просто ещё один инопланетянин, или, что ты там ещё.
Оно засмеялось. Рафаэль почувствовал дрожь по всему телу, как только этот смех врезался в слуховые перепонки. Смех точно принадлежал маленькому ребенку, лет четырех. Но страшнее всего было смотреть, как вот так смеется чудовище в обличии его старшего брата.
- Ты думаешь «смелость» - это и есть оружие против меня? – снова став серьезным проговорило оно. Чудище ещё говорило и так, словно данным аргументом было оскорблено до глубины души. – То, что ты видишь перед собой, исключительно лишь темная противоположность твоего братишки. – Оно снова оскалилось. - Но вот твоя темная сторона, ни с кем из них не сравниться.
- Я не стану твоим рабом. – сказал Рафаэль, чувствуя как во рту все пересохло. – Никто из нас не станет.
- Ты не понял Рафаэль, вы уже мои рабы, только вы ещё не поняли. И кроме того…
Оно вытянул перед собой правую руку с вытянутым указательным пальцем:
- …Вам не меня надо бояться, а самих себя.
Свет мгновенно погас. Когда он снова включился, существа больше не было. Леонардо и Микеланджело лежали без сознания в том же месте, где находились весь этот час.

* * *

Рафаэль подбежал к запертым дверям мастерской и начал бить по ним левым кулаком:
- Дон, ты меня слышишь, открой дверь?!
Никакого отклика.
Владелец красной повязки возобновил удары по железным дверям как можно сильнее, при этом зовя своего брата, но никто дверь не отпирал и не откликался.
Рафаэль хотел было ещё раз возобновить попытку, но сразу обернулся, когда услышал свое имя. В противоположном углу стоял Леонардо, массируя свою шею двумя руками:
- Что произошло? – он сделал шаг к нему, но Рафаэль мгновенно вытащил свой сай.
- Стой, где стоишь Лео, и не подходи ко мне.
Леонардо сразу остановился, и непонимающе посмотрел на него. Видя его настороженность и то, как он наготове к драке, лидер на какое-то мгновение потерял дар речи. Он видел, что Рафаэль воспринимал его не за своего старшего брата, а за врага.
- Что ты делаешь Раф? – неуверенно спросил Леонардо. – Это я, Лео.
- Конечно я вижу тебя, моего надоедливого старшего братика, но я не могу читать твои мысли. Не знаю, может ты опять пытаешься ввести меня в заблуждение. – сказал Рафаэль приподняв правую руку, в которой сжимал сай. Он ощущал, как его ладонь вспотела, поэтому сжал рукоять как можно крепче, опасаясь, что сай в любой момент может выскользнуть. Тогда это существо нападет, стоит только отвлечься.
- Что-то произошло Раф?
- Тебе лучше знать, ведь я видел того другого тебя. И видел я его секунд пять назад.
Он отчетливо заметил, как Леонардо переменился на лице. Там теперь отчетливо читалось негодование.
Черепашка в синей повязке только намеривался что-то сказать, как они услышали стон, затем кашель.
Это был Микеланджело.
Он медленно перевернулся на живот, затем стал на четвереньки, опустив голову, начав кашлять ещё громче. Микеланджело выглядел так, словно он нахлебался воды и теперь откашливался, прочищая горло и легкие.
Медленно поднявшись на ноги, он посмотрел на Леонардо, затем перевел свой взгляд на Рафаэля. Лицо выражало столько же негодования, сколько и у Леонардо, который то и дело метал тревожный взгляд от одного на другого.
- Что случилось?
- Отлично. – медленно проговорил Рафаэль берясь левой рукой за рукоять второго сая.
- Раф, это мы. – приподняв руки ладонями вперед проговорил Леонардо.
- А я не уверен. – стоял на своем Рафаэль.
- Что случилось Лео? – встревожено спросил Микеланджело. – У меня такое ощущение, что мне на голову упал целый небоскреб. – он посмотрел на Рафаэля. – Раф, что происходит?
- А где Дон? – спросил Леонардо.
Черепашка-ниндзя, держа сай в боевой готовности, переводил свой взгляд то на одного, то на второго брата. Стали они самими собой, или это ещё один трюк? Сомнения терзали его изнутри: одна часть верила в то, что видит, вторая половина настаивает, чтобы он держался от них подальше. Затем ещё одна предательская, но весьма логичная мысль пронеслась у него в голове: если жидкий азот не остановил эту тварь, то, что твое оружие стоит против такого противника?
- Раф, что случилось с Доном? – вывел его из размышления голос Леонардо. – Где он?
Рафаэль замешкался; он понимал, что сейчас необходимо как можно быстрее сделать выбор: принять все как есть или продолжать держаться подальше, поддавшись пульсировавшего в мозгу мысли, что перед ним ложные Леонардо и Микеланджело. Но Донателло сейчас заперт в мастерской. Неизвестно как он там, что там в этот момент происходит.
- Он… там… у себя, в своей… - кивнул головой в сторону запертых дверей мастерской, неуверенно говорил Рафаэль. – Ты… Не ты, но… ты… ты его туда… - он снова кивнул головой в сторону запертых дверей.
- Раф, прошу тебя, успокойся, мы те, кем были всю свою жизнь. – спокойно проговорил Леонардо. – Если мы и были захвачены этой тварью, то оно отпустило нас.
Лидер пристально следил за длинным кинжалом сая, острие которого было направлено прямиком ему в лицо. Рафаэль не думал его опускать, но выражение лица сменилось: оно стало спокойней, хотя в глазах все ещё читалось недоверие.
- Я не могу тебе доказать правдивость моих слов, но сейчас мы должны вытащить Дона, и продолжить наши поиски, пока всё это вновь не повторилось. – говорил Леонардо сделав при этом несколько шагов к нему.
Микеланджело продолжал стоять на своем месте, и молча, наблюдал за происходящим. Его, как и Рафаэля терзало чувство страха и негодования, но сейчас ему абсолютно не хотелось не во что вмешиваться.
Рафаэль в конечном итоге опустил свое оружие, не сводя глаз со своего старшего брата. Интуитивно он был готов отразить нападение, но про себя взмолился, как бы, ни поплатится за это головой.
- Хорошо Раф, а теперь давай попытаемся открыть эту дверь. – сказал Леонардо.
- Ладно.
- Майки, без тебя мы здесь не обойдемся. – сказал лидер.
Микеланджело подошел к ним, затем они стали делать попытки открыть железную дверь, за которыми находиться Донателло.

* * *

Он очнулся в своей мастерской, и обнаружил, что лежит на полу где-то посередине комнаты. Когда Донателло открыл глаза и посмотрел на потолок, то увидел над собой пелену тумана, откуда виднелись расплывчатые очертания шаров света.
Медленно поднявшись на локтях, затем сев, он осмотрелся: все помещение было освещено нежным белым светом. Все предметы, вещи и приборы находились на своих прежних местах, но сейчас все выглядело по-другому. Словно эта комната – альтернативная версия его мастерской и лаборатории.
Небольшие клубки тумана медленно проносились мимо черепашки-ниндзя и растворялись где-то позади него. Донателло так же обратил внимание, что пол под ним был теплым, хоть сквозь слой тумана он видел очертания выложенной на полу белой керамической плитки. Стены тоже выложены такой плиткой, но сам потолок он не мог рассмотреть, как сильно не пытался напрягать зрение. Лишь сплошная стена тумана.
Донателло хотел окликнуть Рафаэля, но он не смог и слова вымолвить. Будто ему только что вырезали гланды. Мутант посмотрел на свои руки – они слегка дрожали, но ему не было холодно.
Черепашка-ниндзя медленно повернулся на левую сторону, чтобы встать на колени, потом подняться на ноги. Став на колени, и опершись руками об пол, владелец фиолетовой повязки на долю секунды замер подумав, сколько времени, он пролежал без сознания. Из-за этого тумана он не видел часов; не видел, включен ли компьютер в лабораторной части этого помещения.
Только он попытался подняться, как его внезапно вырвало кровью. Донателло не успел понять, в чем дело, как почувствовал сильный спазм в желудке, и его снова вырвало алой жидкостью. От кровавой лужи ручейки крови медленно растекались по дорожкам между плитками, постепенно вырисовывая очертания клеточек, как в школьных тетрадках, только больших.
От увиденного и не понимания его сковал ужас. Он не чувствовал боли и тошноты, но спазм и рвота кровью снова повторились, после чего кровавая лужа стала ещё больше. Черепашка-ниндзя жадно ловил воздух ртом, и когда он приподнял голову, то почувствовал, как капли крови медленно стекали по подбородку.
Он продолжал делать глубокие вдохи и выдохи. Закрыв глаза, Донателло мысленно убеждал себя, что это всего лишь галлюцинация, это всё не по-настоящему. Внеземное просто заставляет его верить в происходящее.
Кровавя рвота снова повторилась; потом ещё два раза.
Все тело охватила слабость. Мутант перекатился в левую сторону, подальше от мерзкой лужи крови и лег на спину. Он ясно ощущал отвратительный кровавый привкус и щекотание в горле, которое внезапно усилилось. Ниндзя заходился сильным кашлем, отхаркивая остатки крови во рту. Донателло не мог точно определить, сколько времени кашель продолжал давить его горло, но он так, же внезапно прекратился, как и начался.
Черепашка-ниндзя заметил справа от себя раковину.
Он снова сел и попытался дотянуться к белой раковине; попытка увенчалась успехом, правой кистью он крепко ухватился за неё, почувствовал в ладони холодный кафель, затем медленно поднялся на ноги, когда ухватился за раковину второй рукой.
Он оглянулся и посмотрел на кровавую лужу, надеясь, что её там не окажется, но она продолжала медленно растекаться по дорожкам между плитками. На всем этом белом фоне красная кровь ярко и отчетливо выделялась во всем этом помещении.
Донателло правой рукой повернул кран, и в раковину полилась обычная вода. Он посмотрел на себя в зеркало с намерением оценить, как сильно его лицо забрызгано кровью, и ужаснулся: глядящее на него отражение было покрыто пятнами крови, но были ещё какие-то другие пятна сероватого оттенка, облепившие все тело. Глаза светились такими же зелеными огнями, как и в тех мерзких двойников Леонардо и Микеланджело.
Он быстро осмотрел свое тело, но ничего такого не было обнаружено. Когда черепашка-мутант вновь на себя в зеркало, то увидел, что отражение было таким же, каким он выглядел на самом деле. Серые пятна исчезли, но кровь ещё осталась. Сложив ладони как можно плотнее, льющуюся с крана воду и умыл лицо. Вода была холодной, и почувствовал облегчение от влаги, затем умылся снова, тщательно потирая ладонями лицо, чтобы на все сто процентов смыть кровавые пятна. Потом ниндзя набрал в рот воды и несколько раз прополоскал полость и горло, чтобы избавиться от солоноватого привкуса крови.
Убедившись, что он больше никакого мерзкого привкуса не ощущает, Донателло закрутил кран и посмотрел на себя в зеркало. Его лицо было влажным, чистым, капли воды медленно текли по щекам, словно пот и капли свисая с подбородка, падали на кафель раковины. На лице так же отражались эмоции: страх, негодование, тревога и усталость. Если бы не его фиолетовая маска на глазах, то уж точно заметил бы мешки под глазами. Хотя он надеялся, что ему сниться простой кошмар, и он сейчас очнется в своей настоящей мастерской, где уснул сидя за компьютером. И затем отметит про себя, что никакого Внеземного в их убежище нет – просто ему приснился слишком длинный ночной кошмар.
Но Донателло все ещё окружала альтернативная версия его апартаментов. Черепашка-ниндзя оглянулся: кровавя лужа, все ещё была на прежнем месте, продолжая вырисовывать большие клеточки. Всё тот же белый свет, туман и… тишина.
Одиночество.
Вдруг инстинкт ниндзя начал шептать, что теперь он тут не одинок. Донателло медленно пошел в середину помещения и остановился оглянувшись. Туман был не настолько плотный, что мог кого-либо спрятать, но никакого движущегося или застывшей, пусть человеческой фигуры, ниндзя не видел.
А оно не может прятаться на потолке? Оно ведь спряталось так, что его ультрафиолетовый свет не обнаружил, так почему Внеземное и в этом помещении не сможет затаиться?
Донателло пристально оглядывая стены, пытался найти двери, чтобы выйти отсюда, но их нигде не было. Будто их вообще не было. Его попросту бросили сюда, затем заклали дверной проем и теперь он смело мог себя считать заживо похороненным в своей же собственной мастерской.
Где ж тогда кладка?
Если бы все так и было, то легко можно определить, где именно были тогда двери, а здесь все аккуратно выложено плиткой, как пол, так и стены. На счет потолка трудно было сказать.
Вот сейчас возникает логичный вопрос: как же плиточник смог покинуть это помещение?
Он услышал звук. Прежде чем Донателло сумел определить, на что он был, по крайней мере, похож, он увидел, что к нему катился его шест бо откуда-то с противоположного края мастерской. Сквозь туман черепашка-ниндзя отчетливо видел очертания стола, стоявшего на нем компьютера, лежавшие на нем скрученные в трубку плакаты и тетради с чертежами как, в общем, много чего прочего. К столу был придвинут черный офисный стул, но никто на нем не сидел. Тем не менее, его привлекло движение над компьютерным столом: там что-то качалось в правую и левую сторону, как маятник часов.
Не отводя взгляда, Донателло наклонился и поднял свое оружие ниндзя; крепко стиснув шест бо в руках, приготовившись к нападению, и самозащиты он направился в сторону качавшегося предмета, осторожно делая каждый шаг.
Когда он подошел к столу, то обнаружил качающийся медальон, висевший на настольной лампе.
Медальон Дженни.
Он настойчиво качался в левую и правую сторону, будто на нем катался невидимый лилипут. Донателло протянул к нему правую руку, и медальон внезапно замер.
Черепашка-ниндзя, держа свой шест в левой руке сел на стул, не отводя от этой вещи свой взгляд. Он ясно помнил тот последний момент, как к нему попал этот медальон, но до сих пор не мог понять зачем. И вот теперь это чудовище не просто заставляет его и братьев видеть эти ужасные вещи, но ещё и вызывает самые болезненные воспоминания.
Донателло увидел лежавший на столе под висевшим медальоном свой прибор, который он собрал ещё вчера. Ещё вчера был обычный день, спокойный без происшествий день, когда он посветил его для создания этого устройства. Все было как прежде, все занимались своими делами, пока снова, спустя где-то восемь месяцев не появился этот монстр и превратил этот обещающую спокойную ночь в жуткий кошмар.
Он взял прибор правой кистью и повертел его, как бы рассматривая его впервые. Он намеривался включить прибор, как услышал позади себя шипение. Когда Донателло вскочил на ноги и обернулся, приготовившись к нападению, вдруг увидел, как лужа крови начала пузыриться, издавая при этом низкое шипение.
На тыльной стороне ладони правой руки ниндзя увидел кровавое пятно размером в десять центов. В следующую секунду рядом появилось ещё одно пятно. Черепашка в фиолетовой повязке понял, что эти кровавые капли падают сверху, и прежде чем посмотреть наверх, впереди себя увидел, что такие же кровавые пятна начали появляться по всему полу помещения.
Донателло вдруг осознал, что это мелкий кровавый дождь. Посмотрев наверх, он ничего не увидел, только белый туман, но оттуда отчетливо были видны падающие кровавые капли, попадавшие при этом на него самого.
Он в замешательстве и страхе оглядывался вокруг себя, старясь найти хотя бы какой-то выход, но ничего на глаза не попадалось. Никаких дверей или хотя бы лазейки. Черепашка-ниндзя чувствовал, как в нем нарастает паника, поэтому всеми силами пытался держать себя в руках, но как бы подогревая ужас окружающий его вокруг, Донателло увидел, как большие кровавые потоки начали стекать по стенам. На этом белом фоне красный цвет крови был настолько ярким и четким, что не мог отвести свой взгляд. Он физически ощущал как стекавшая кровь давила на его подсознание и нервную систему: все это уж слишком оскверняло реальность восприятия. Разум просто напросто отказывался принимать то, что видели глаза.
Донателло сумев заставить себя, как можно плотнее зажмурил глаза, стиснул зубы, сильно сжав прибор в одной руке и шест бо в другой, как бы убеждаясь, что эти вещи он держит на самом деле. Он словно опасался: стоит ему потерять, хотя бы одну из этих вещей, тогда рассудок не выдержит, и он либо сойдет с ума, либо наклониться вперед и со всех сил побежит в противоположную часть мастерской, чтобы насмерть разбиться об стену.
Все что угодно, лишь бы только этого не видеть. Когда он открыл глаза, то увидел, что так ничего и не изменилось.
Кровавые потоки продолжали сбегать по стенам, но теперь пол оставался чистым. Кровавый дождь прекратился. Не было даже той крови, которой его тошнило.
Донателло быстро осматривался вокруг себя в надежде увидеть хоть что-то похожее на выход. Должно же быть здесь хоть что-то, думал он, когда тщательно осматривал каждый дюйм стен. Повернувшись лицом к открытому пространству помещения, как внезапно увидел перед собой это существо.
Тело покрывало серыми пятнами, глаза светились зловещими огнями, фиолетовая маска на глазах – его отражение из зеркала, которое каким-то образом обрело физическую сущность.
Черепашка-ниндзя на какой-то момент замер, не двигаясь с места, как, в общем, какой-либо мышцей тела. Глядя в эти полны злобы глаза, Донателло вдруг осознал, что он не может понять, что ему делать: бояться, смеяться, или попросту проигнорировать увиденное перед ним. Чувства словно полностью отключились, мозг практически не воспринимал окружающее, запахи отсутствовали совсем, даже не было слышно никакого звука. Только глаза видели все вокруг, всю эту кровь, текущую по стенам, мерзкого двойника и много других ему знакомых вещей в помещении.
Тем не менее, возникшую таинственную ауру нарушило это существо, проговорив:
- Заблудился Донни? Ищешь выход? Забудь об этом. – от самой интонации голоса Донателло вдруг бросило в дрожь. Будто одновременно говорили несколько мужчин и женщин, как в хоре. Говорило оно медленно, как бы пробуя каждое слово на вкус. – Вы все в моей ловушке. Ты, Лео, Раф, Майки. Вы можете прятаться, искать меня, пробовать все возможности, чтобы меня убить. Ваше дело конечно.
Черепашка-ниндзя слегка подвигал пальцами рук, ощутив в ладонях шест и прибор. Эти небольшие движения словно спровоцировали чудовище: оно мгновенно правой рукой схватило его за шею, и прижал панцирем к стене, по которому подобно водопаду текла кровь. Кроме того Донателло вдруг осознал, что это существо материализовалось с той самой кровавой лужи на полу:
- Вот смотри на меня! – злобные зеленые огоньки загорелись ещё ярче, а голос звучал ещё более зловеще. - Вот таким ты станешь, когда я до тебя доберусь! Вы все такими станете! Все!
Донателло как бы снова ощутил контроль над своим телом, ударил прибором монстра по голове. На какой-то миг от неожиданности оно, отпустив его, отошло назад, словно осознавая, что именно с ним сейчас произошло, но потом зеленые глаза от злости загорелись не хуже фар машин дальней видимости, и оно намеривалось ответить обидчику за такую подлость, как внезапно остановилось.
Черепашка в фиолетовой повязке ясно увидел, как оно схватилось за голову, при этом все тело начало таять, постепенно превращаясь в мерзкую серо-зеленую массу. Чудовище подняло голову и посмотрело на Донателло, затем завизжало отвратительным воем, неприятно прорезав слуховые перепонки. Яркая вспышка ударила ему в глаза, на мгновение, ослепив, но когда все закончилось, он снова очутился в темноте. Прежде чем ниндзя сумел осознать, где находиться, дверь его мастерской открылись и к нему подбежали Леонардо, Рафаэль и Микеланджело.
- Дон, ты как, все нормально? – спросил лидер.
Донателло не сразу ответил, поскольку его внимание привлекли маленькие огоньки в левой руке. Это включенный прибор, которым он ударил монстра, тем местом, где находилась кнопка включения.
- Все… в норме. – медленно проговорил он, не глядя на своих братьев, которые и без того были встревожены и напуганы. Благодаря проникновению света от вестибюля черепашки-ниндзя видели, что он был практически весь в пятнах крови. Фактически так же, как Леонардо и Микеланджело. Утешало, что не было никаких смертельных ранений.
Тем не менее, гений вдруг понял, почему то существо вдруг исчезло: оно не выносит колебаний альфы и беты волн.
- Кажется, я придумал, как нам остановить эту тварь.

* * *

Включился свет. Тьма в помещении мгновенно рассеялась, открывая их взору находящиеся в мастерской все пространство и лежавшие предметы.
Донателло как можно быстрее подбежал к генератору, чтобы убедиться в безопасности убежища и их жизней, поскольку такая игра с электричеством может привести к взрыву. Засунув свой шест бо за пояс, как, в общем, и прибор, он осмотрел показания термометра, ладонями прикоснулся к генератору, определяя, как сильно нагрет.
Как ни странно, но он был холодный, а термометр вообще показывал нулевую температуру.
Свет горел, но сам генератор был выключен.
Донателло где-то минуты две не подвижно стоял возле генератора, стараясь как можно быстрее переварить все то, что с ним только что произошло. Конечно, он понимал, что не стоит усердно размышлять над случившимся, ведь оно, Внеземное, все ещё рядом, и остается только предполагать, какие ужасы оно приготовило для них в своем арсенале.
- Наверняка засело где-то в системах коммуникаций. – сделал вывод Донателло. – Где-то в трубах, может вентиляциях…
- Как бы там ни было, но в любом случаи где-то рядом. – сказал Леонардо. – Генератор выключен, но электричеством оно управляет.
- С этого можно сделать вывод что оно захватило всю городскую электростанцию. – предположил Микеланджело.
- Майки, это наша электростанция. – сказал Донателло, указав на выключенный генератор.
- Так, ребята, отвлечемся, - вмешался Рафаэль, - Дон, ты сказал, что придумал, как остановить эту штуковину. Что нам делать?
Донателло посмотрел на своих братьев, собираясь с мыслями, потом ответил:
- Вот наше новое оружие. – он снова взял прибор и приподнял его так, чтобы было всем его видно.
- Это? – с негодованием спросил Рафаэль, вспомнив, что около трех часов назад на нем уже испытали изобретение.
- Если бы мне заполучить подлинный образец этого существа, я бы наверняка смог бы точно объяснить как мое изобретение негативно влияет на него. – сказал Донателло. – А так могу лишь только предположить, что клетки, атомы, или, что там ещё в этой твари, сильно чувствительны на колебания альфы и беты волн. В момент самозащиты, я его ударил ним, - он снова приподнял прибор, - то оно лишь ощутило как бы ожог, да и то, оно было рядом возле меня. Какой радиус действия не могу сказать точно, поскольку мой прибор ещё не совсем закончен, и полевые тесты ещё не проходил.
- Я то знаю, что такой план большой риск. – возразил Микеланджело. – Сомневаюсь, что даже Раф сможет собрать свою смелость в кулак и приблизиться к нему.
Рафаэль естественно смог бы дать подзатыльник, упрекнуть или возразить, но сейчас это был один из тех редких случаев, когда он соглашался со словами своего младшего брата.
- Не можешь, его ты там, подкрутить или добавить что-то? – спросил Микеланджело.
- Официально, мое изобретение всего лишь прототип. – покрутив в правой руке прибор, сказал Донателло, как бы подтверждая правдивость своих слов. – На то, чтобы окончательно завершить мою разработку, мне понадобиться около трех дней. А у нас хоть бы было три часа времени.
- Нет, может хоть что-то там…
- Майки, ты не понял, у меня нет нужных деталей, а это день поисков, да и то, если повезет, плюс модернизация самих деталей а это ещё день, и третий день на доработку. – окончательно сделал вердикт Донателло. – Знал бы, что мы снова в это вляпаемся, и именно этот прибор станет нашей надеждой на победу, занялся бы им гораздо раньше.
- Все нормально, это все же лучше, чем ничего. – сказал Леонардо. – Продолжим поиски и…
- Поиски? – возразил Рафаэль. - Как долго ты планируешь ими заниматься?!
- До того момента, пока мы не найдем эту тварь и не уничтожим её, иначе такая участь постигнет нас! – отстоял свою позицию Леонардо. – Если есть какие-нибудь лучшие идеи, предлагайте.
Конечно, никто не мог предложить ничего стоящего. Если Внеземное приходит, то уж точно не как собственной персоной, а посылает, лишь своих отдельных как бы агентов. По собственному опыту они знали, к чему все приведет, когда оно начнет действовать уже в новой фазе: оно будет забирать их по одному. И проигрывать чудовище, не имеющее собственной физической оболочки, не намеривается, тем более что если враг знает об оружии своего противника, способное убить его. Теперь оно будет делать все что угодно, лишь бы выжить и стать победителем.
- Ладно. – обдумав слова старшего брата сказал Рафаэль. – Плохо, что такое изобретение у нас одно. Откуда начнем?
- С наших комнат. – ответил Леонардо. – Оно будто не хочет нас туда пускать.

_________________
Изображение


За это сообщение автора Doe89 поблагодарил:
Stacy (Сб 07 сен 2013 0:19)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#20  Сообщение Пт 16 авг 2013 20:15 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
Ты телефон далеко не убирай, тебе Спилберг тут должен позвонить. :wink:

Рассказ продожает витать где-то в запредельных высотах четкости картинки и общей кинематографичности, во время прочтения как-то стирается ощущение, что читаешь текст, а не смотришь кино. Очень профессионально написано, так не ведая, можно было бы подумать, что читаю один из кинговских рассказов.
Герои живьем варятся в очень многообещающем миксе замкнутого пространства и игрой со светом. Сцена с Донни веет психоделикой.
Действительно, очень хороший триллер. Гуд ворк, ждем продолжения..
Спойлер/Оффтоп:

Кстати для тех, кто в танке - когда появлялись злобные двойники, Лео с Майки так и лежали там или все же исчезали как бы?


_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Doe89 (Пт 16 авг 2013 20:45)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#21  Сообщение Сб 24 авг 2013 17:31 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 11 авг 2008 21:03
На счету: 710.00 баллов

Сообщения: 3205
Откуда: Dark City
Благодарил (а): 52 раз.
Поблагодарили: 160 раз.
Kaleo писал(а):
Ты телефон далеко не убирай, тебе Спилберг тут должен позвонить


Боюсь не дозвонится... телефон сломался... :(

Спойлер/Оффтоп:

Цитата:
Кстати для тех, кто в танке - когда появлялись злобные двойники, Лео с Майки так и лежали там или все же исчезали как бы?


Ну я вроде дал понять, что Внеземное может как и трансформировать свою жертву, так и создавать мерзкий фантом кого-либо из TMNT. Это одна из таких идей: как бы взял и положил на прежнее место, чтобы никто не заподозрил, что запретную вещь кто-либо трогал. В данном случае - тела Лео и Майки, только тут главное ввести персонажа в замешательство: что? как? когда? Ну и все такое. Так что тут уже двойной смысл: их тела и пропадали и лежали на прежних местах.



ГЛАВА 6

Электронные часы на стене показывали 2:45 ночи, но каждому из черепашек-ниндзя казалось, что время вообще не движется. Не было ощущения усталости, голода; все вокруг замерло, словно само «время» спряталось где-то, боясь столкнуться с нечто ужасным, витающее во всех атомах и молекулах пространства и воздуха всего убежища, в котором живут черепашки-ниндзя.
В мастерской горел свет.
В общей комнате горящие лампы освещали все помещение.
Все вещи, мебели, предметы – лежали и стояли не подвижно на своих местах, молча, соблюдая полную тишину, и наблюдая за всем происходящим.
В комнате Рафаэля, Донателло возле стен медленно водил своим прибором, при этом освещая ультрафиолетовым фонарем кирпичную стену в поисках хотя бы намека на что-либо враждебное. Все было чисто, как, в общем, и в самой комнате, ничего постороннего не попало под ультрафиолетовый свет, ничего не пропадало – все было как прежде с тех самых пор, когда жилец тут поселился.
Рафаэль заглядывал под кровать, тумбочки, под шкаф, стол и стулья – ничего. То же самое было и с содержимым шкафа: аккуратно сложенные роликовые коньки, пальто и другие вещи, которыми Рафаэль иногда пользовался. При других обстоятельствах Донателло, как в общем Леонардо и Микеланджело, удивились увиденному порядку в шкафу их нестабильно-нервного брата, но сейчас был не подходящий момент для комплиментов или колких шуточек.
- Ну, где же ты прячешься?! – нервничал Рафаэль, поднявшись на ноги, освещая потолок. Свет здесь тоже горел, мерно освещая все пространство.
Донателло изначально намеривался выключить свет для более эффектного освещения ультрафиолетовым светом, но когда он несколько раз пощелкал кнопочкой включателя, свет не погас. Поэтому им пришлось делать осмотр в условиях освещениях горящей комнатной лампочки.
- Оно может быть где угодно. – сказал Донателло, регулируя показания своего прибора. Тот порой пощелкивал, чем-то напоминая счетчик Гейгера, уловивший небольшой уровень радиации.
- Спасибо за четкий ответ Дон. – сказал Рафаэль. – Но всё это мне уже начинает надоедать.
- Все будет нормально Раф, просто наглый незваный гость поселился в нашей гостиной. – попытался пошутить Донателло, стараясь хоть как-то слегка поднять настроение своему брату, да и самому себе.
Рафаэль слегка улыбнулся, так как в сказанном действительно имелась своя доля правды и иронии. Незваный гость, да ещё не дружелюбный, делает в их апартаментах все что хочет. И его необходимо как можно скорее выселить отсюда.
- Я хочу вцепиться этой твари в глотку и разодрать её на куски. – злобно, но с улыбкой проговорил он.
- Узнаю прежнего Рафаэля. – тоже улыбнулся Донателло.
Они оба рассмеялись. Слегка разрядить обстановку было весьма кстати.
- Пошли теперь в твою комнату, хотя ты там редко бываешь. – проговорил Рафаэль, направляясь к выходу. – Представляю, какой там слой пыли и скопление липкой паутины.
- Я тебя умоляю. – последовал за ним Донателло.

* * *

- Похоже у тебя всё нормально. – с облегчением сказал Микеланджело, когда осмотрел днище кровати в комнате Леонардо.
Леонардо осматривал свой шкаф, тщательно освещая каждый сантиметр. Все вещи, в основном касающихся обмундирование ниндзя, мечи лежали на своих местах.
В комнате тоже горел свет. Выключатель здесь тоже не работал, как и в комнате Рафаэля. Да и никто не утруждался проверить остальные выключатели, ведь все равно свет не погаснет.
Черепашки-ниндзя помимо вещей и предметов в комнате как можно внимательней освещали пол, стены, потолок, но нигде зеленого свечения не обнаруживалось.
- А когда найдем эту тварь, как нам быть? – неуверенно спросил Микеланджело. – У нас ведь нет изобретения Дона.
- Тогда позовем его, когда обнаружим это существо. – проговорил Леонардо.
- Я чувствую, оно сейчас следит за нами. – сказал Микеланджело, посветив на открытую дверь. – Оно выжидает удобного момента, как в этих фильмах ужасов, стоит только отвернуться, как…
- Майки. – повернулся к нему Леонардо. – Не теряй бдительность, понял?
- Я повторюсь, если скажу как мне страшно? – спросил Микеланджело, пристально глядя старшему брату в глаза. – Я не хочу снова становиться… «таким».
Леонардо положил правую руку ему на левое плечо:
- Не станешь.
- Мы одолели Шредера, многих врагов сумели победить, а это…
- Майки, дыши глубже, расслабься. – сказал Леонардо, убирая руку с его плеча. – Мы выберемся из этой передряги. Будь уверен в себе и не поддавайся страху, панике или чего-то такого, что способно лишить тебя здравого разума.
- Это не так страшно, как больно. – как под гипнозом говорил Микеланджело. – Как живьем жизнь высасывают.
- Прейди в себя Майки, немедленно! – командным голосом сказал Леонардо. – Ты ниндзя, воин, черт возьми! Не смей опускать руки и сдаваться!
Микеланджело опустил взгляд и молча, кивнул.
- Мы справимся. – подытожил лидер.
- Этой твари в твоей комнате нет. – сказал Микеланджело после десяти секундной паузы.
- Значит, переходим в твою.

* * *

В коридоре они встретились с Донателло и Рафаэлем.
- В моей комнате ничего нет. – сказал владелец красной повязки.
- В моей тоже. – сказал лидер.
- Тогда я пойду её просканирую для стопроцентной верности. – сказал Донателло.
- Я с тобой. – отозвался Рафаэль.
Леонардо согласно кивнул и подошел к двери комнаты своего младшего брата. Он посмотрел на Микеланджело и спросил:
- Готов?
- Да. – незамедлительно ответил владелец желтой повязки.
Лидер медленно, как и прежде, приготовившись к самозащите, медленно приоткрыл дверь. Дверь с легким скрипом открылась, и Леонардо сразу обратил внимание на разбросанные комиксы по всему полу.
- Там может быть где-то тот комикс…
- Забудь об этом, ладно, Майки? – перебил его Леонардо.
- Я прикрою тебя Лео.
Старший из братьев удовлетворенно кивнул и вошел в комнату. Микеланджело последовал за ним, не закрывая за собой дверь.

Рафаэль стоял возле открытых дверей и освещал фонарем глубь комнаты, где Донателло медленно водил вдоль стены своим прибором. Нигде не было какой-либо реакции внеземного организма, который мог вызвать этот прибор, но гений упорно продолжал осмотр, надеясь на везение и в конечном итоге на победу.
- Оно наверняка прячется в электропроводке. – проговорил Рафаэль, посмотрев на горящую лампу.
- Раф, оно может быть где угодно, но не в электропроводке. – не отвлекаясь от осмотра сказал Донателло. – Не забывай, что у нас свет идет через кабель, а не шахту, как в жилых домах.
- Тогда наверняка оно затаилось в твоем генераторе. – сказал Рафаэль, посмотрев на своего брата. – Ведь ты сам сказал, что генератор не работает, но свет есть. Ты осматривал генератор?
- Конечно осматривал Раф, ведь при тебе я к нему подходил. – отвлекшись от прибора сказал Донателло. Он заметил, что у Рафаэля был озабоченный вид, хотя в данной ситуации понятно, почему. – Мой генератор так же есть источником колебания альфа и бета волн. Поэтому я и поставил его той части, где реже всего бываем. Да и то, эти колебания происходят в радиусе не больше одного метра.
- И додумался ты создать этот генератор и оставить у нас дома, если он грозиться в любой момент взлететь на воздух, прихватив и нас.
- Если возле него не баловаться спичками, не совать что попало, и вообще не крутиться возле него, то мой генератор куда больше стабилен, чем ты Раф, так что расслабься.
Ниндзя в красной повязке промолчал, дав понять, что он понял смысл слов изобретателя. Если Донателло уверен в своем творении, значит, ничего другого не остается, как просто поверить на слово.
Донателло повернулся к нему панцирем и вернулся к прежнему делу, снова вглядываясь в показания прибора тем самым приготовившись до его использования в случаи обнаружения противника.
- Тот медальон, он все ещё так и висит на настольной лампе в твоей лаборатории. – вдруг заговорил Рафаэль.
- Висит, и что? – спросил Донателло.
- Ты нашел его на крыше, он принадлежит той девушке, Дженни её звали, так ведь?
Черепашка в фиолетовой повязке воспринял вопрос от его брата, как отвлекающий маневр. Просто говорить о чем угодно, лишь бы только страх не играл на без того натянутые как струны гитары нервам. Он решил поддержать разговор, при этом, не теряя бдительность, но хотя б немного расслабиться. Этот враг был коварен, страшен и непредсказуем, ведь паника и страх – самые большие помехи бдительности. Стоит её только потерять и враг нападет.
- Да, её звали именно так. И я нашел его на крыше. – проговорил Донателло, вспомнив тот момент, но потом отогнав все мысли прочь и вновь продолжил осмотр. Он водил прибором над тумбой Леонардо; ничего подозрительно не было обнаружено.
- А откуда ты знаешь?
Только мастер Сплинтер был единственным, кому Донателло поведал историю этого медальона, его владельца и все пережитое с ней. Леонардо тоже знал эту историю, да и то, чисто случайно, подслушав стоя у двери комнаты их учителя.
- Ты сам мне об этом рассказал. – незамедлительно ответил Рафаэль.
Донателло на миг прекратил осмотр. Посмотрев на противоположную стену комнаты, он крепко сжал пальцы правой руки на приборе:
- Понятно Раф, но я тебе об этом ничего никогда не рассказывал.
Черепашка в фиолетовой повязке резко обернулся, выставив перед собой правую руку, державшую прибор, включенный на полную мощность, но Рафаэля в комнате не было. На пороге лежал включенный фонарь, который он держал, но когда он его уронил? Если предположить: когда он, Донателло, стоял к нему спиной, то оно, в облике Рафаэля, легко могло аккуратно положить фонарик на пол, чтобы Донателло, не услышал. Тогда почему оно не подкралось к нему и не ударило по голове, ведь он был легкой добычей? Господи Боже чертовски легкой добычей!
Когда оно успело добраться до Рафаэля?
Ниндзя оставаясь на своем месте медленно опуская руку, не отводил свой взгляд от открытых дверей. Потом посмотрел на лежавший включенный фонарь, затем на открытый дверной проем, где виднелась стена коридора.
Было тихо, лампочки горели в коридоре, но никакой тени он не увидел.
Держа включенный прибор наготове, черепашка-ниндзя медленно подходил к открытой двери. Кровь от напряжения стучала в висках и, не смотря на хладнокровность, ниндзя ощутил, как по плечам пробежала небольшая дрожь.
Он как можно быстро наклонился и подобрал фонарь, затем выскочил в коридор и направил прибор в одну сторону, потом в другую, словно он держал огнестрельное оружие, ожидая, что где-то за углом может затаиться внеземная сущность в облике Рафаэля.
Коридор был пуст.
- Лео, Майки?! – позвал он.
С соседней комнаты сразу вышли Микеланджело и Леонардо.
- Нашли что-нибудь? – спросил лидер.
- Это Рафаэль. – ответил Донателло. – Я не понимаю, как это произошло. Но он… внезапно исчез. Доля секунды, может быстрее.
- Никто из нас не оставался один. – сказал Микеланджело. – Когда оно сумело до него добраться? Да как же это? – тревога в его голосе заметно нарастала, подобно повышающейся температуре.
- Такое впечатление, что оно может нас обращать в свое мерзкое подобие, когда только пожелает. – сказал Леонардо.
- Если это так, то почему оно сейчас со всеми нами этого не сделает? – голос Микеланджело заметно дрожал.
- Либо не может, либо играет с нами как кошка с мышкой. – ответил Леонардо. – И вот когда надоест… Как же нам бороться с этим гадом, если мы его ударить даже не можем, не то, что увидеть?
- О Господи. – сказал Донателло, прижавшись панцирем к стене.
Братья увидели, что лицо у него с прежнего зеленого цвета стало практически светлым от бледности. Такая реакция была не от увиденного чего-либо ужасного – это была реакция на осознания ужасного факта происходящего.
- В чем дело Дон? – встревожено спросил Леонардо.
- Мы не можем обнаружить эту нечисть, потому, что его здесь нет. – словно находясь в трансе сказал Донателло. – Рафаэль превратился в это ужасное отродье поскольку оно этого захотело. Что ж, это понятно.
- Оно в любой момент может нас перебить. – понял ход мыслей своего брата Леонардо. – Что вместе, что поодиночке: мы уязвимы. Оно все время с нами.
- Вы имеете в виду, в наших комнатах пришельца нет, но оно сейчас находиться в этом самом коридоре? – Микеланджело фактически начал задыхаться от ужаса.
Он начал освещать все пространство коридора фонариком но, как и прежде ничего не обнаружил. Свет мерно продолжал гореть по всему убежищу. Нигде не было слышно никакого скрипа или даже писк крысы, звук водогонных труб или звук ударов капель воды с-под крана об раковину.
Черепашкам-ниндзя на какой-то миг казалось, что они слышат собственное эхо, когда разговаривают.
- Нигде не видно этой зеленой дряни. – сказал Микеланджело, слегка успокоившись, но глядя в его расширенные от страха и напряжения глаза, он может подвергнуться панике при малейшем невинном звуке.
Леонардо медленно присел, упершись панцирем об стену. Выражение его лица было таким же, как и у Донателло: фактически бледным, никаких эмоций.
- Да что с вами?! – не понимал младший брат.
Он посмотрел на Донателло, который с равнодушием смотрел на свое изобретение:
- Дон, просканируй этот коридор…
- Нет смысла Майки. – негромко сказал гений.
- Я вас не понимаю! – в голосе Микеланджело чувствовались панические нотки, но он старался держаться, но когда он видел своих старших братьев, ему все больше становилось не по себе. – Мы должны найти Рафа, и помочь ему. Мы должны прикончить эту тварь!
- Майки, неужели ты не понял суть того, что мы тебе сказали? – спросил Донателло.
- Вы что, сдаетесь? – не понимая и при этом, злясь, спросил Микеланджело. – Как же вы можете? Я не хочу, чтобы оно меня снова захватило! Мы должны найти тварь!
- Оно уже здесь. – сказал Леонардо.
- Где? – осекся Микеланджело.
- Внутри нас. – быстро ответил Донателло. – Мы искали не там, где надо.
Микеланджело не знал, что и сказать, о чем думать, какие мысли, предположения выразить. Факт того, что этот пришелец, Внеземное, внутри них самих, и будто ему стоит только кнопку нажать и глазом не успеют моргнуть, как кто-то из них станет мерзким существом. Или кто-то двое из них, а там и все они.
Черепашка в желтой повязке лихорадочно переводил взгляд то на Донателло, то на Леонардо, которые и вовсе смотрели куда-то в пустоту. Быстрым движением правой руки он выхватил у гения прибор, от чего Донателло, словно очнувшись после сеанса гипноза, в недоумении посмотрел на младшего брата.
- Что ж, если так дело пошло, тогда ладно, но я не верю в вашу теорию, не может быть что оно внутри нас! – сказал Микеланджело, направив на черепашку в фиолетовой повязке прибор, как острый кинжал. – Слишком это невероятно! Невероятно, черт возьми!
Леонардо тоже придя в себя, поднялся на ноги:
- Майки, не повреди его. – как можно спокойней проговорил он, медленно приподняв левую руку ладонью вверх. – Отдай мне этот прибор.
- Но, все же… все же, если вы правы, то откуда мне знать, что ты мой брат?! – Микеланджело почти кричал, глядя на владельца катан. – Не смей мне указывать, что мне делать!
- Майки, прибор тебе не поможет. – сказал Донателло, сделав к нему шаг.
- Откуда ты знаешь? Ты же сам сказал, что прогнал тварь, когда его включил!
- Во-первых: Раф был со мной, и ничего с ним не происходило, когда я делал осмотр. Во-вторых: ничего с нами не происходило, когда я все время держал его включенным. И, в-третьих: прибор выключен.
Микеланджело непонимающе посмотрел на Донателло, потом на прибор, в которого ни одна из лампочек не горела, давая ясно понять, что изобретение выключено. Младший был растерян, он не знал что делать, куда деваться. С его вытянутой руки Леонардо забрал прибор и отдал его изобретателю. Черепашка в желтой повязке обессилено сил на пол и обхватил голову руками:
- Что же происходит?! Я не понимаю, что происходит?! – его голос был почти писклявым, словно он вот-вот расплачется.
Лидер присел возле него на корточки:
- Пока мы живы Майки, борьбу мы не прекратим. Выход из этой ситуации есть, и мы его обязательно найдем.
Микеланджело опустил руки и посмотрел на свои ладони. Подниматься ему так же не хотелось.
- Держись Майки. Нам всем сейчас не сладко. – сказал Леонардо.
Донателло включил прибор и начал крутить небольшой ролик, будто настраивал радио. Изобретение издавало негромкую статику, затем умолкало. Удовлетворившись, что все нормально работает, он посмотрел на братьев:
- Мне кажется, что наши тела защищают Внеземное от воздействия колебаний волн. Формально мы тоже должны ощущать последствия, но никаких изменений состояния самочувствия не ощущаю. Не могу утверждать, но возможно все дело в чувствах: страх, гнев, боль к примеру. И мое изобретение на эти чувства и реагирует, беря весь удар на себя. А тварь устроилась поудобней в наших телах и наслаждается шоу.
- С самочувствием у нас так же. Мы чувствуем сейчас страх. – сказал Леонардо. – Значит, наш враг укрылся нашими же панцирями.
- Как же тогда заставить эту тварь выйти из наших тел? – спросил Микеланджело. – Как бы я сейчас хотел зарядить поганой твари по полной программе.
- Точно! – щелкнув двумя пальцами, сказал Донателло. – Майки, ты гений!
Черепашки-ниндзя увидели, как внезапно изменилось настроение в их брата.
- Что ты задумал Дон? – Леонардо вдруг ощутил прекрасное ощущение под названием «надежда».
- Пошли ко мне в лабораторию, быстро. – сказал гений.

_________________
Изображение


За это сообщение автора Doe89 поблагодарил:
Stacy (Сб 07 сен 2013 0:30)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#22  Сообщение Сб 24 авг 2013 20:36 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
Doe89 писал(а):
- Пошли теперь в твою комнату, хотя ты там редко бываешь. – проговорил Рафаэль, направляясь к выходу. – Представляю, какой там слой пыли и скопление липкой паутины.
- Я тебя умоляю. – последовал за ним Донателло.

??! :lol: Точно. Я почему-то только сейчас подумала о том, что у Донателло может быть и другое жилье, помимо лаборатории.. )


Хм..Какой интересный поворот событий. Особенно понравилась сцена с ичезновением Рафаэля, отменный щелчок по нервам, когда вроде как ничего и не ждешь такого. :thumbsup:
Сюжет все усложняется и растет, собственно как и градус интриги. Очень достойно и профессионально, читается легко и с большим интересом, так что проду в студию..

_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Doe89 (Сб 24 авг 2013 22:04)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#23  Сообщение Ср 28 авг 2013 17:23 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 11 авг 2008 21:03
На счету: 710.00 баллов

Сообщения: 3205
Откуда: Dark City
Благодарил (а): 52 раз.
Поблагодарили: 160 раз.
ГЛАВА 7

Свет внезапно погас, как только Донателло открыл дверь своей лаборатории.
- Какого! – схватился за нунчаки Микеланджело, оглядывая темное пространство вокруг себя.
Донателло и Леонардо тоже осматривались, приготовившись к самообороне, но с темноты ничто к ним не приближалось, и по-прежнему стояла мертвая тишина.
- Свет. Это сделал Рафаэль… ну то, что по крайней… - предположил Микеланджело.
- Вовсе не обязательно Майки. – возразил Леонардо.
- Пошли быстрее. – сказал Донателло, как можно быстрее пропуская своих братьев в лабораторию, затем запер за собой дверь. Единственным светом были фонарики.
В помещении была такая же темнота, как и в общей гостиной. Никто из черепашек-ниндзя не намеривался входить вглубь помещения, по крайней мере, когда они убедятся, что здесь безопасно. Так что оставалось только благодарить судьбу и изобретателя этой чудо техники под названием «ручные фонарики» с ультрафиолетовым светом.
- Когда Майки упомянул слово «зарядить», я вспомнил как тебя ударило током и оно покинуло твое тело. – объяснил гений. – Мы пропустим по нашим телам электрический импульс. Будет не приятно, но… - Донателло запнулся так как сам не был уверен в том, что такая идея на сто процентов будет успешной. – это последний вариант по крайней мере на данный момент, дающий нам шанс на успех. Может и на победу.
- У нас нет электричества Дон. – слегка озадачено проговорил Леонардо, но по интонации голоса можно было понять, что на такое предложение своего брата он был согласен. Да и какой был выбор, разве что просто сидеть и ждать своего последнего момента в жизни.
- Попробуем через аккумулятор нашего вездехода. – сказал Донателло.
- Как бы мы его ещё больше не разозлили. – досадно проговорил Микеланджело.
В свете фонариков никто из них ничего не сказал, поскольку их внимание вдруг привлек синий фон включившегося монитора в противоположном углу мастерской. Они отчетливо видели, как курсив в экране медленно скользил вправо, оставляя после себя какие-то напечатанные слова, но никто из них не мог прочитать, поскольку черепашки-ниндзя находились на приличном расстоянии от компьютера.
Курсив снова прыгал вниз в левую сторону экрана, и снова медленно скользил в правую сторону, оставляя после себя слова.
Сияние синего экрана хоть и не достаточно ярко освещал все находящиеся в помещении, как и самих черепашек-ниндзя, но, по крайней мере, каждый из них мог увидеть силуэты друг друга.
В тот момент было очень темно, когда они вошли сюда, а этот экран монитора загорелся внезапно и тихо. Только чистая случайность могла привлечь их внимание и вызвать чувство тревоги, и внезапно повысить бдительность.
Леонардо вытащил катану, Микеланджело свои нунчаки, а Донателло включил свой прибор на полную мощность при этом осветив фонариком стол, на котором стоял включенный монитор затем весь угол. За исключением включенного монитора ничего подозрительного не было замечено.
Старший из братьев намеривался сделать шаг, чтобы разглядеть и прочитать надпись, но Микеланджело схватил его за правый локоть:
- Не надо Лео. – шепотом проговорил Микеланджело. Двое старших братьев отчетливо услышали панические нотки.
- Майки, я только хочу прочитать что там написано. – спокойным тоном сказал Леонардо, не отрывая своего взгляда от монитора. Он тоже ощущал неприятные колики страха, но старался держать себя в узде. Хотя бы ради Микеланджело.
Донателло медленно, стараясь как можно тщательней, освещал темные углы помещения, при этом разглядеть что-либо подозрительное; не попадется на глаза какое-либо движение, стоящая какая-то фигура или вещь, которая вообще не должна здесь находиться. Все было в полном порядке, но это его не утешало. Откуда оно может выскочить на этот раз? В этот миг он жалел, что у него нет ещё пары глаз по обеим сторонам головы и затылку.
Леонардо сделал три шага к монитору, крепко держа рукоять катаны, готовый в любой момент отразить нападение. Он подошел достаточно близко. Курсив больше не бегал по экрану, мирно мигая, ожидая команды для нового набора текста. Леонардо остановился, не стараясь не подходить к экрану намного ближе, поскольку он понимал что противник, обитавший в их доме, может самую безобидную вещь превратить в нечто опасное, или правильнее будет сказать, до жути невообразимо ужасное. Ниндзя с находящегося места легко мог теперь прочитать напечатанный текст:

Смиритесь с тем, что вы проиграли.
Вам нет спасения. Вы, и так это знали.
Борьба бессмысленна, сдаваться пора,
Ни кому из вас не дожить до утра.

И этот стишок был напечатан десятки раз мелким шрифтом до самого низа рамки монитора.
- Что там? – не отрывая встревоженного взгляда, спросил Микеланджело.
Донателло молча, продолжал освещать стены помещения, медленно поворачиваясь вокруг себя.
- Очередное послание с угрозой. – сказал Леонардо не став озвучивать в голос прочитанное.
Донателло довел луч фонаря к Микеланджело и осекся от ужаса: дверь в мастерскую была открыта, а ведь никто из них даже малейшего скрежета не услышал, а из-за левого плеча черепашки в желтой повязке отчетливо было видно скалящееся острыми как у акулы зубами, светящееся зелеными глазами чудовище. Это был Рафаэль. Лишь благодаря красной повязки, Донателло за доли секунды сумел его узнать. Слабонервного, увидевшего такое, мгновенно бы скрутило живот, а то лишило бы и чувств: кожа монстра была практически черна от разложения, в некоторых местах проглядывались обнаженные лицевые кости, наибольше в местах щек, зубов и подбородка. А ещё этот внезапно ударивший в нос отвратительный запах гнили…
- Майки! – успел закричать Донателло, прежде чем оно схватило младшего за правое плечо и швырнуло его назад в проем открытых дверей, куда-то во тьму общей гостиной.
Донателло выставив вперед свой прибор, побежал на противника, но оно молниеносно перехватил его, при этом ударив левым коленом гению в живот. Черепашка-ниндзя согнулся, пополам упав на колени, обхватив руками живот, выронив фонарик, с глухим стуком упавший на пол и немного покатился вперед. Боль была такой, словно одновременно в живот вонзили сто иголок.
Чудовище схватило Донателло за тыльную сторону шеи и как плюшевую игрушку швырнуло его на трех ярусный стеллаж с полками с инструментами, запасными камерами и шинами для вездехода. От силы удара стеллаж накренился, и со всем содержимым рухнул на Донателло, фактически похоронив.
Все это произошло настолько быстро и непредвиденно, что Леонардо не сразу понял, что именно только что произошло. Он так же не успел определиться, что делать дальше: помочь сначала Микеланджело или вытащить Донателло. Но этот отвратительный гнилой запах, который он внезапно учуял, словно подсказало, что сейчас надо делать. Справиться с противником, чтобы обезопасить зону, потом помочь раненым.
Горящие зеленые глаза, пристально следили за ним. Это чудовище в облике Рафаэля на фоне голубого свечения от монитора был как плод воображения того, кто боится темноты. Этот страх рисует в воображении наверняка подобные глаза: нереальные, не живые, холодные, полные злобы, излучающий дикий ужас. Достаточно посмотреть в эти глаза как все глубокие страхи тут же вырываются наружу.
«Не поддавайся эмоциям! Не поддавайся чувствам». – кричал его внутренний голос, тем самым встряхнув его.
Леонардо вскинул катану, подскочив, сделав сальто намеривался нанести смертельный удар, но оно оказалось проворней, чем он рассчитывал. Ловко увернулось, неестественно изгибая тело так, что невольно при виде всего этого можно было сделать заключение: чудовище вообще не имеет хребта. Леонардо, после проделанного приема, встал на ноги и только повернулся к монстру лицом как получил удар в грудь ребром правой ладони Рафаэля. Отлетев, ударившись об стену Леонардо, так же внезапно ощутил холодную и сильную хватку на своей шее этого чудища. Катана с его руки вылетела и исчезла где-то в темном углу мастерской, оставив после себя лязг металла после падения на бетонный пол.
И все это произошло за считанные секунды. Можно, было бы удивится или восхититься, если бы не внезапно ухудшенное положение.
Запах сгнившей плоти был настолько невыносим, от чего жгло глаза, то же самое и с легкими. В следующий миг черепашка-ниндзя почувствовал, что оно, схватив за шею, поднимает его на ноги и прижал панцирем к стене. Светящиеся зеленые глаза, не мигая, впились в него так, словно пытаются прожечь все лицо, не оставив даже голый череп. Прежде чем мутант успел понять, что оно намеривается делать, как чудовищная копия Рафаэля приподняло свою левую руку на уровне своей полусгнившей головы, и Леонардо увидел в сжатой кисти включенный прибор Донателло. Если прибор как-то негативно действовал на Внеземное, то сейчас оно не ощущало никакой боли или малейшего дискомфорта.
Оно с силой ударило прибором об стену прямиком у самого виска черепашки в синей повязке, и изобретение Донателло разлетелось на малейшие осколки, некоторые ударились об щеку Леонардо. Лидер ощутил звук разбивающегося прибора, неприятно ударивший по слуховым перепонкам, от чего поморщился, но все это он проигнорировал, поскольку перед ним была более серьезная проблема.
- Если вы думаете, что я сижу внутри каждого из вас, - проговорило оно тем же неприятным голосом. Леонардо на миг показалось, что когда существо начало говорить, то вонь разлагающейся плоти стала ещё сильнее, - то вы глубоко заблуждаетесь. Я говорю вам это потому, что своими бессмысленными попытками меня уничтожить вы, мало того, что отсрочиваете собственную неизбежную кончину, но и здорово мне мешаете. Жидкий азот, электричество, этот прибор, чем ещё вы будете пытаться меня убить? Тогда при нашей первой встрече я вас недооценил. А все ваши тела… - оно на мгновение задумалось как бы понятней выразить свою мысль. – Они для меня не стабильны, но последствия вы ощущаете. Я близок к тому, чтобы адаптировать ДНК ваших тел под себя. – Леонардо пытался ослабить хватку на шее, продолжая слушать дальнейший монолог. Чудище не обращало внимания на эти попытки, буравя своим светящимся взглядом глаза Леонардо. – Хотите вы этого или нет, но эта планета падет. Я лично за этим прослежу. И неважно будете ли вы живы или нет.
Чудовище отшвырнуло Леонардо и он, упав, перекатился три раза. Сильные ушиби, пришлись в левый бок, локти и колени. Приподнявшись, правой рукой он немного помассировал шею, чтобы слегка унять боль. Гортань щекотало, принуждая к кашлю, и Леонардо с невероятным усилием проигнорировал эту потребность.
Оно все ещё стояло на своем месте и пристально смотрело на него.
- Если ты думаешь, что я как бы, проговорился, что ж, давайте, боритесь, стройте свои стратегические планы и дальше. То, что я не могу вас взять под стопроцентный контроль, не пугает меня, а наоборот: забавляет. Чем дальше, тем сильнее вы теряете рассудок, и гораздо страшнее вам, когда никто из вас, индивидуальных, этого не осознает. Где реальность вымышленная, где мной придумана, вы даже не догадаетесь, но последствия вы ощущаете, что в этом, что в ином случаи.
- Что ты сделало с Рафаэлем?! – медленно поднимаясь, проговорил Леонардо, стараясь тщательно выговаривая каждое слово, чтобы было понятно этому существу не только смысл вопроса, но и что он не боится его. А так ли это? По крайней мере, пусть оно, по крайней мере, предполагает это. – Ты гнилая тварь, что ты сделало с моим братом?!
В полумраке от свечения монитора Леонардо отчетливо видел на полусгнившем лице существа ухмылку, от которой кровь в жилах замерзала, превратившись в лед:
- Леонардо, как я раньше тебе говорил, скажу еще раз: если видишь все гнилое, выходит, ты сам гнилой.
- На этот трюк ты меня не поймаешь. – со злостью сказал Леонардо, но голос подрагивал, да и на свои руки не решился взглянуть.
- Все происходящее вокруг вас это мой цирковой трюк. Фокус! – проговорило оно, хлопнув в ладони, потом развел руки в стороны, словно демонстрируя что-то грандиозное, при этом снова ухмыльнувшись. – Куда ж вы денетесь? Разве что на поверхность. Но вы туда не хотите подниматься. Ведь там люди. Вы так за них боитесь. Надо бы и их попробовать. – тварь опустило руки. – Но стоп! Озарение! У вас там дорогие вам друзья! – оно снова оскалилось свое ужасной злорадной ухмылкой.
Леонардо вдруг вспомнил про Кейси и Эйприл. И вдруг представил, как эта зеленая дрянь превращает в такое же подобие, что сейчас стоит перед ним.
- Ты не посмеешь! – сейчас злоба в Леонардо бурлила намного сильнее, чем прежнее чувство страха. – Мы не позволим тебе выбраться на поверхность!
- Всему свое время. – сказало оно. – Но сейчас мои основные цели: вы. Ночь ещё не закончилась, продолжаем банкет.
Вспыхнул свет, на какой-то миг, ослепив Леонардо, но когда зрение прояснилось, злобного монстра в обличии Рафаэля исчезло.
Осмотревшись, черепашка-ниндзя, убедился, что тварь не намеривается на него нападать, и подбежал к упавшему стеллажу, под которым лежал без сознания Донателло. Не обращая внимания на ноющие боли в локтях и остальных местах тела, Леонардо откинув стеллаж в сторону, и отбросив предметы, которыми так же был завален его брат, затем снова присел на корточки и потряс Донателло за плечо:
- Донни, очнись?
Черепашка в фиолетовой повязке был жив, поскольку равномерное дыхание доносилось до слуха лидера, но он не открывал глаза и не пытался пошевелить хотя бы пальцами. Леонардо немного сильнее потряс его за плечо, но результат был прежним.
Позади него послышался стон.
Леонардо обернулся и увидел, что дверь мастерской была по-прежнему открыта. В общей гостиной тоже горел свет, затем стон послышались вновь. Это наверняка был Микеланджело. Черепашка мутант на какой-то миг хотел броситься в гостиную, но подумав, что Донателло он тоже не может бросить. Ранений, кровавых потеков нигде не было видно, значит, Донателло просто от сильного удара потерял сознание, а Микеланджело может быть серьезно ранен.
Стон вновь повторился.
Посмотрев на лежавшего без сознания изобретателя, он решил, что в медицинской помощи тот как таковой нуждался, так что как только он оценит положение с Микеланджело, то вернется к нему и постарается привести в сознание, если к тому моменту Донателло ещё не очнется.
Леонардо встал во весь рост и побежал в общую гостиную.
Электронные часы показывали время: 03:45 утра.

_________________
Изображение


За это сообщение автора Doe89 поблагодарил:
Stacy (Сб 07 сен 2013 0:34)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#24  Сообщение Ср 28 авг 2013 19:40 
настоящий «невидимка»
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пт 25 янв 2013 18:45
На счету: 3,204.00 баллов

Сообщения: 1561
Благодарил (а): 158 раз.
Поблагодарили: 75 раз.
Имя: Никита
Интересно становится,давай проду.

_________________
I don't want to be let down
I don't want to live my life again
Don't want to be lead down the same old road


За это сообщение автора Don2105 поблагодарил:
Doe89 (Ср 28 авг 2013 19:58)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#25  Сообщение Ср 28 авг 2013 19:56 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
Мне кажется, я знаю, кто опять выиграет лучший триллер пятилетия.

Хм, понятие бесконечная ночь может явно приобретать и негативный оттенок, если судить по рассказу и весьма хорошему сюжетному маяку с часами. Бедные черепашки.. Внеземное приобретяет свои черты, но от этого не становится менее страшным, скорей наоборот, всесильность существа погружает героев в состяние отчаянья и тупика, т.е. вырисовывается и знатный психологический триллер. У тебя великолепно получается пугать читателя, тут даже темнота с тишиной словно живут своей некой коварной и полноценной жизнью. Я так не умею. Очень профессионально и уверенно выходит, well done :thumbsup:

_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Doe89 (Ср 28 авг 2013 19:58)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#26  Сообщение Сб 07 сен 2013 1:01 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 07 окт 2008 18:03
На счету: 33.00 баллов

Сообщения: 131
Откуда: Александров
Благодарил (а): 14 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Хождение по граблям меня ничему не учит :facepalm: *повключала в комнате свет и закрыла на кухню дверь*
После первой части я уже думала, куда дальше? Разве может что-то пощекотать нервы так же до жути приятно. Оказывается, что может! Для меня всегда ужасы, происходящие в месте, которое персонажи считают "домом", по психике давят сильнее.
От сцены на кухне мне передёрнуло, настолько ярко она представилась. А после того, как Внеземное в облике Майки проткнуло глаза Лео, хотелось с воплем "Ну нафиг! Я так больше не могу!" закрыть вкладку и уйти в окно.
Doe89 писал(а):
- Пошли теперь в твою комнату, хотя ты там редко бываешь. – проговорил Рафаэль, направляясь к выходу. – Представляю, какой там слой пыли и скопление липкой паутины.
- Я тебя умоляю. – последовал за ним Донателло.

Kaleo писал(а):
??! Точно. Я почему-то только сейчас подумала о том, что у Донателло может быть и другое жилье, помимо лаборатории.. )

+1! :lol:
Doe89 писал(а):
- Оно уже здесь. – сказал Леонардо.
- Где? – осекся Микеланджело.
- Внутри нас. – быстро ответил Донателло.

На мгновение вспомнила концовку фильма "Мгла", но решила, что черепашки слишком умны для этого и что-нибудь придумают :roll:
Поскорее хочется узнать, что же будет дальше! :)
p.s. Почему-то мне не нравятся эти часы...

_________________
Лишь бездарный покоряется судьбе.


За это сообщение автора Stacy поблагодарил:
Doe89 (Вт 10 сен 2013 15:40)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#27  Сообщение Вт 10 сен 2013 16:18 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 11 авг 2008 21:03
На счету: 710.00 баллов

Сообщения: 3205
Откуда: Dark City
Благодарил (а): 52 раз.
Поблагодарили: 160 раз.
ГЛАВА 8

Микеланджело ощущал неприятное покалывание в затылке, когда медленно встал на ноги с пола, где пролежал неизвестное количество времени без сознания. Потирая правой рукой затылок, он посмотрел направо и налево, но ниндзя не мог определить своего места нахождения.
Это была обычная комната, только выглядевшая так, словно сюда последний раз заходили с намерением сделать уборку примерно сорок лет назад: затхлый запах, множество паутины по углам, повсюду виднелся сероватого оттенка слой пыли. В ширину и длину помещение было около пяти метров, а в высоту около шести. Подгнивший стол стоял в противоположном углу, с придвинутыми к нему двумя стульями, спинки которых готовы были в любой момент разломиться, и не важно, что послужит тому причиной: тяжесть времени или чьей-то спины. На потолке Микеланджело увидел люстру, полностью окутанную в паутину, но самих пауков он не сумел обнаружить. Стены были черны, будто специально покрасили черной краской. Нигде не было видно висевших картин, кровати или другой мебели. Здесь все признаки того, что это место давно как заброшено.
Осматривая пространство комнаты Микеланджело, пытался понять, где он оказался. И можно при этом задать вполне логичный вопрос: как он здесь очутился? Окон нигде не было, но комната имела какое-то странное освещение, поскольку Микеланджело отчетливо видел стол и возле него два стула, и в поле его зрения попались двери. Источника света ему не удалось найти, так как это была не люстра, окутанная в паутину.
Черепашка-ниндзя не намеривался здесь больше оставаться и поэтому решительно направился к дверям, как позади себя услышал звук, похожий на катящийся в игре в боулинг шар по специальной дорожке, прежде чем сбить кегли. Интуитивно пытаясь схватить нунчаки: но за поясом их у него не было. Тем не менее, Микеланджело увидел катящийся к нему белый шар размером с футбольный мяч, прокатившись сквозь пространство помещения к его ногам.
- Что за черт? – неуверенно проговорил он.
Эту вещь Микеланджело точно здесь не видел, когда очнулся, но и другого места, кроме этих дверей она не могла появиться, но тогда откуда оно взялось?
Мутант заметил на ней красной краской надпись, словно кто-то писал её очень быстро, лишь бы поскорее написать и отправить этот шар ему, Микеланджело. Ниндзя не имел особого желания наклоняться и брать его в руки, да и не понадобилось, поскольку он легко сумел прочитать написанное: Раз: Поймай черепашку.
Он помнил это стишок, служивший сигналом страшной беды. Это было единственное на свете, что он никогда бы не хотел помнить.
Шар вдруг раскололся пополам и с обоих обломков начала вытекать отвратительная на вид красная жижа, в след за ней выползали маленькие пауки, многоножки и помимо всего в красной жиже Микеланджело отчетливо видел копошащихся червей. Красная жижа расползалась во все стороны, увеличиваясь в размерах, практически подступив к ступням ног мутанта. Пауки и многоножки, перебирая лапками по жиже, разбегались в разные стороны. Черви продолжали копошиться, как бы желая выбраться из этого вещества.
Микеланджело почувствовал такое негодующее отвращение, что к его горлу подступила тошнота. Он был более чем уверен, если останется здесь хоть на секунду дольше, то содержимое желудка окажется на полу этой комнаты. Оставалось тешиться, что вслед за этой жижей не ощущалось никакого тошнотворного запаха.
Стараясь не ступить на красную жижу, пауков и прочего, он подбежал к дверям, взялся за круглую ручку, открыл их на себя, вбежал в дверной проем, не глядя, куда именно он попадет, и захлопнул за собой дверь с такой силой, как бы над ухом взорвалась петарда. Тяжело дыша, Микеланджело обеими руками держался за ручку, словно опасался, что все содержимое шара попытается открыть дверь и добраться до него.
Держась за ручку, черепашка-ниндзя делал глубокие вдохи и выдохи, стараясь успокоиться и подавить поступившую к горлу тошноту. Около минуты он стоял, крепко стиснув дверную ручку, прежде чем убедился, что ничто не собирается их открыть.
- Спокойно Майки. – сделав очередной глубокий вдох и выдох, сказал Микеланджело.
Раз: Поймай черепашку.
Ниндзя резко обернулся. Он отчетливо слышал детский голосок, наверняка маленькой девочки, но никого не было впереди него. Тем не менее, он увидел место куда попал: обычный канализационный коллектор два метра в высоту и четыре в ширину, как мог прикинуть Микеланджело. Потолок имел полукруговую арку, где шли три линии толстых труб. На стенах виднелись нескольку других труб, немного тоньше по ширине, наверняка коммуникационные: телефонные кабеля, электричество, газ.
Он ещё был в канализации Нью-Йорка, только место своего нахождения ему определить, пока не удалось.
Два: Они четверо пришли сюда.
Черепашка-ниндзя прошел до середины, когда до его слуха донесся продолжение этого считалки. Впереди виднелся бледный желтоватый свет, но оружия при нем не было, так что сейчас его оружием было мастерство ниндзя, интуиция и ловкость.
Три: Мои черепашки. Моя черепашка.
Неприятное чувство страха прокатило по всему телу. Он не мог решить: стоять здесь или продолжать движение. Но Микеланджело ухватился за то, в чем был твердо уверен: стоять здесь, или двигаться дальше – в любом случаи, оно знает, что он здесь и в любой момент придет за ним.
Четыре: Не уйти им отсюда никогда.
Сердце гулко колотилось в груди, кровь, словно заледенела в жилах. Медленно шагая, он во все глаза смотрел на бледный свет в конце тоннеля, как находясь под влиянием гипноза.
Пять: Один ушел, трое остались.
Чем дальше, тем уверенности в себе становилось все меньше. Назад не было хода, впереди неизвестно что. Страх сжимал своими цепями все сильнее.
Шесть: Они все трое испугались.
- Что мне делать? Что делать? – шептал Микеланджело, с ощутимыми паническими нотками.
Семь: Второй ушел, двое остались.
Свет становился все ближе, но ему не удавалось рассмотреть, выход ли в самом конце, или просто горящая на стене лампа в тупике тоннеля.
Восемь: Некуда идти, они попались.
- Главное найти ребят. Главное не паниковать. – успокаивал себя Микеланджело. – ещё чуть-чуть и все кончиться.
Девять: Один останется и что тогда?
Он делал глубокий вдох и выдох, сжав кулаки, упорно заставляя не поддаваться панике, но этот стишок был как дрель, сверлящий ему мозг. Страх, как иголки проникал ему в плоть и к своему ужасу он осознавал, как рассудок медленно покидал его, подобно кровоточащей ране. В любой момент он может упасть, сжаться в подобии эмбриона и трястись, биться в истерике. Сойти с ума.
«Неужели все так и будет»?! – кричал внутренний голос. – «Господи, неужели все так и будет?! Если да, то зачем идти дальше?! Но Майки, у тебя нет кинжала или пистолета хотя бы с одной пулей! Давай, наклонись вперед и со всей скоростью, допустимой черепашки мутанту ниндзя врежься головой в стену и поделом! Должно ж хотя бы повезти с быстрой и безболезненной смертью!»
Микеланджело мысленно отогнал неприятные мысли как надоедливую муху. Ему удалось пережить тот кошмар в заброшенном горном отеле и теперь, когда оно снова против воли втащило всех их, четверых братьев, в тот же ужас, он облегчит задачу твари, убив себя? Не дождется!
Микеланджело ощутил в себе решимость и вгляделся вперед.
Он фактически видел край выступа, и вновь в мозгу застучала мысленная жилка, как бы намекая: стоит сделать ему шаг, как рассудок полетит в пропасть, оставив его тело биться в истерике, а это нечто, превратит его в то, как выглядит Рафаэль. Его брат, который всегда рвался к опасности, чтобы врезать по физиономии, не делая предположения, каковы могут быть последствия.
«Майки, дружище, а ведь оно брало под контроль твое тело ещё в заброшенном отеле и, заметь, этой ночью. Забыл? Так вот, прими во внимание: оно возьмет твою личность, скомкает как ненужную бумагу и выкинет куда-то в канаву, а новый жилец по имени Внеземное уж расставит мебель в твоей голове как следует». – предательски вновь завопил внутренний голос.
Но Микеланджело где-то глубоко внутри сознания теперь согласился с этим аргументом, так как никогда не скрывал своего страха, пусть знал, что подумают о нем его братья. Он не стеснялся бояться. Он давно признал по всем физическим и моральным параметрам - Внеземное сильнее их.
Где же мастер Сплинтер? Почему он не научил нас бороться с таким страшным противником?!
Десять: Не уйти ему отсюда никогда.
Бледный желтый свет в конце тоннеля сменился красным, да и освещение стало ярче. Микеланджело остановился, пристально вглядываясь вперед.
Впереди точно кто-то стоит. Чей-то темный силуэт, но чей?
Когда неизвестный приподнял правую руку, черепашка в желтой повязке отчетливо увидел длину трех лезвий, нацеленных прямиком ему в лицо.
Сай.
У темного силуэта вспыхнули зеленым светом глаза.
- Нет. – простонал Микеланджело. Голос был осевший, хриплый. На долю секунды он осознал, что во рту все пересохло, язык онемел. Страх все же сумел оковать его тело. – Не надо. Не надо так, хватит так делать.
Черепашка-ниндзя смотрел то на сай, то в горящие глаза его владельца, стоявший на фоне красного света.
- Не надо.
Хруст.
Микеланджело обернулся и благодаря ловкой реакции успел увернуться от пронесшегося острия лезвия сая у правого виска. Споткнувшись ногу об ногу, он упал на пол, при этом сразу замер, когда увидел владельца сай не вдали тоннеля, а прямиком возле себя, который непостижимо как оказался позади него, прежде чем тот обернулся из-за услышанного хруста.
- Бедный Микеланджело, вечно перед неизведанным тебя только и мучили страхи, всякие ужасы. – горящие зеленые глаза во всю смотрели на распластавшегося на полу ниндзя. Оно медленно наклонило голову в левый бок, не отводя своего взгляда от застывшего Микеланджело, и тот услышал такой же хруст что и несколько секунд назад. Потом выпрямило голову и продолжило говорить:
– И сейчас ты готов смериться с тем, что ты всего лишь жалкая букашка, которую вот-вот раздавят.
Чудовище в облике Рафаэля сделало шаг вперед, затем ещё, ещё.
Микеланджело упираясь локтями, и пятками отползал назад, не отрывая своего полного ужаса взгляда от горящих зеленых глаз.
- Ты даже сам не знаешь, чего именно надо бояться больше всего на свете, во всей Вселенной, если хочешь.
Ещё один шаг, и ещё один.
Микеланджело продолжал отползать, стараясь увеличить дистанцию. Он отчетливо видел, что плоть тела Рафаэля практически полностью отвалилась, обнажая голые кости, в некоторых местах все ещё омерзительно свисала, как рваная одежда, готовясь вот-вот отвалиться.
- Но я тебе подскажу. – оно приподняло правую руку, в которой держал сай, вытянув её в сторону и острие лезвия начало скрести одну из труб, сопровождающая снопами искр. Скрежет был настолько отвратительным, что Микеланджело невольно поморщил лоб, но своего взгляда не отводил от горящих зеленых глаз Рафаэля.
Молниеносно чудовище прижало ступней левой ноги грудь Микеланджело, от чего тот полностью повалился на пол. Перестав скрести по трубе, оно слегка склонилось над ним и сказало:
- Не стоит опасаться того, что видишь. – оно вскинуло над собой правую руку с саем, и теперь острие длинного лезвия смотрело на черепашку в желтой повязке. – Единственное чего тебе следует бояться - это собственный страх.
Микеланджело лишь успел вскинуть руки, чтобы хоть как-то защититься от смертоносного удара.
Его сознание мгновенно утонуло в пучине тьмы.

* * *

Оказавшись в общей гостиной, в поле зрения Леонардо сразу попалась кровавая дорожка, которая вела прямиком к открытым дверям кухни. Стул, служивший опорой, был опрокинут, а двери распахнуты. В дверном проеме кухни было темно, но до слуха владельца катан донесся прерывистый шепелявый звук, в такт вспышек, словно кто-то играл с фотоаппаратом. Он помнил, что люстра в кухне разбита, поэтому свет там не мог гореть. Так что ему не нужно идти к дверному проему, и смотреть на плюющиеся искры с оголенных проводов.
В общей гостиной он не увидел Микеланджело, ни в одном из углов, но кровавая дорожка, начинающая с середины помещения сильно обеспокоила Леонардо. Стонов и кашля младшего брата не было слышно, кроме прерывистых шепелявых звуков с темноты кухонного дверного проема. Гостиную заливал свет люминесцентных ламп, хоть не надо всматриваться в каждый угол, заглядывать за тумбочки или диван, чтобы заметить притаившуюся опасность. Однако черепашке-ниндзя от этого не стало легче.
Если Микеланджело был действительно ранен, значит то, нечто, просто потащило его в кухню, не убрав следы, не закрыв за собой дверь. Оно хочет, чтобы он, Леонардо, вошел туда. Конечно, Леонардо понимал - это не самое мудрое решение, идти прямиком в ловушку противника, зная, где она находиться, и не имея представления, как «капкан» выглядит. Но он был уверен, что там Микеланджело, и ему нужна помощь. Он вытащил оставшуюся в ножнах катану, вторая осталась лежать где-то на полу мастерской. Приготовившись одновременно к бою и самообороне, Леонардо начал медленно подходить до дверного проема кухни.
Да, он понимал насколько коварно Внеземное. Оно всегда нападает в самый неожиданный момент. Он понимал, что по сравнению с «этим», башня Шредера с целой армией «фут», обычная развлекательная вылазка. Тактику «фут» всегда можно предсказать, откуда могут напасть, и каков будет их следующий удар. Если и бывало что-то новенькое, хоть было возможно дать приличного пинка в стиле ниндзя, прежде чем отступить и перегруппироваться.
Но здесь, в их родном доме, все было иначе.
Каждый угол, каждый кирпичик таил в себе опасность, да такую, от чего кровь в жилах леденела.
- Майки?! – позвал Леонардо.
В ответ с кухни медленно выкатился скейтборд, оставляя за собой на полу две широковатые кровавые дорожки. Колесики поскрипывали, словно их давно не смазывали. Не отрывая от скейтборда глаз, Леонардо крепче стиснул рукоять. Ладони обеих рук вспотели от напряжения. Не приятный комок страха и отвращения подступил к горлу, и ему стояло не малых усилий, чтобы его проглотить. Лишь один вид самого по себе котящегося скейтборда пробуждал в сознании страх и негодование. Леонардо проследил, как этот скейтборд лениво проехал почти до середины гостиной, потом остановился. Помимо всего этого вокруг накатила мертвая тишина, начав давить на сознание, усиливая чувства угнетения и страха.
Проклятое чувство страха, как же оно сейчас некстати!
Сосредоточившись на миссии поиска младшего брата, Леонардо, отвел взгляд от скейтборда, подошел гораздо ближе к темноте дверного проема, стараясь не вступить в кровавую дорожку. Теперь он видел всю кухонную мебель и принадлежности, аккуратно расположенные на своих местах. Но до тщательного осмотра всего пространства помещения он потерял всякий интерес, поскольку благодаря пробившемуся свету с гостиной, Леонардо увидел справа от себя съежившегося в углу… Микеланджело. Его трясло так, словно тот находился в открытом пространстве Антарктиды в самую холодную пору.
- Майки! – подбежал к нему Леонардо и присел возле него на корточки, засунув катану в один из ножен.
Со лба Микеланджело сквозь желтую повязку тоненькими ручейками текла кровь, но самой раны лидер не заметил, но привлекло внимание тело младшего брата, вымазанное в грязь или сажу. Хорошего освещения здесь не понадобилось. Чтобы все это увидеть Леонардо хватило света с гостиной.
- Что с тобой произошло, Майки?
Он не ответил. Глаза чуть ли не вываливались с орбит, округленные от ужаса глядящие куда-то вглубь пространства. Скрестив руки, Микеланджело прижал их к груди, сжав кисти в кулаки. Нижняя челюсть то приоткрывалась, то закрывалась, имитируя выброшенную на берег рыбу. Он был очень похож на душевнобольного, которому ввели лошадиную дозу успокоительного.
- Пошли отсюда. – сказал Леонардо, пытаясь поднять его на ноги.
- Раз: поймай черепашку. – пропел владелец нунчак, когда Леонардо помог ему подняться, но взгляд по-прежнему устремлен вглубь темной кухни.
Леонардо проигнорировал это пение. Он стоял позади него и, держа за плечи, вел к выходу. Микеланджело по-прежнему держал скрещенные руки на груди и смотрел в темноту полным непостижимого страха взглядом. В своих ладонях лидер ощущал прежнюю дрожь тела его брата.
- Два: они четверо пришли сюда. – Микеланджело даже не смотрел в сторону выхода с кухни.
- Все будет в порядке, Майки. – как можно спокойней проговорил Леонардо. Как и с Микеланджело, из-за этой песенки он ощутил неприятный укол тревожного чувства.
Сам Микеланджело двигался очень медленно, делал фактически лилипутские шаги, словно не хотел покидать кухню, и неважно какое состояние выражало его лицо.
- Три: мои черепашки, моя черепашка.
- Не надо петь эту песню. – таким же спокойным тоном сказал Леонардо, снова слегка подтолкнув его. – Она плохая.
- Четыре: не уйти им отсюда никогда.
- Майки! – сильнее тряхнул его Леонардо, но владелец нунчак был погружен в неведомые пучины своего сознания. Его голова была повернута в правую от лидера черепашьей команды сторону, а широко раскрытые, затуманенные, полны ужаса глаза продолжали смотреть вглубь кухни. Леонардо вдруг испугался возникшей мысли, что Микеланджело «сломался», и что таковым останется на всю жизнь, если они сумеют дожить до утра и победить. – Очнись! ОЧНИСЬ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ!
Он хотел было дать ему приличную пощечину, но по чистой случайности краем бокового зрения правого глаза уловил что-то такое, чего проигнорировать попросту не смог. Посмотрев в правую сторону, Леонардо вдруг понял, почему Микеланджело непрерывно смотрит вглубь кухни.
Их внимание охватил кухонный стол, вернее тот, кто на нем лежал. Четыре стула были небрежно опрокинуты возле кухонных тумбочек, а пятый стул стоял придвинутым к столу и на нем сидел Рафаэль, распластавшись по столу во всю допустимую длину тела, начиная от живота. Обе руки тоже вытянуты на всю длину, кончики пальцев почти достигали другой стороны края, уткнувшись левой щекой в гладкую поверхность стола. Возле ладоней обеих рук кто-то или что-то воткнул два сая.
Из оборванных проводов люстры продолжали плеваться искры, сопровождающие угрожающим шипением. Осколков разбитой люстры нигде не было видно, словно Рафаэль убрал их, поставил на то место стол, взял один из стульев, сел, улегся и уснул. Он действительно был похож на студента, который до поздней ночи, вымотавшись, уснул прямиком за рабочим столом. Только в отличие от всего этого на столе не было горы книг и исписанных тетрадей. Свет с гостиной освещал полулежавшего на столе Рафаэля, охватывая область головы и вытянутых рук. Остальные части тела скрывал мрак, секундой освещаемые вспышками искр.
- Пять: один ушел, трое остались. – прошептал Микеланджело.
Леонардо не обращая внимания, медленно отодвинул младшего брата в сторону, не отводя настороженного взгляда от бессознательного Рафаэля.
- Шесть: они все трое испугались.
Он отодвинул Микеланджело достаточно дальше чтобы не заслонял свет, затем снова вытащил катану и с максимальной осторожностью приблизился к владельцу саев.
Когда лидер подошел к нему почти вплотную, как вдруг остолбенел от ужаса: глаза Рафаэля были широко раскрыты, идентичны как у Микеланджело, а рот открыт в немом крике. Но не это повергло в ужас Леонардо. Глаза владельца красной повязки были словно смазаны светло-зеленой краской, стекающая на стол, создавая маленькие лужицы, а со рта тонкой струей текла кровь, смешиваясь с зеленой жидкостью. И как для усиления ужаса всего этого было и то, что Леонардо отчетливо сумел распознать выраженные чувства, отображавшие широко распахнутые смазанные зеленой жидкостью глазные яблоки: страх, непостижимый ужас, негодование, непонимание, боль, усталость, грусть, уныние.
- Семь: второй ушел, двое остались. – прошептал Микеланджело.
Эти чувства как калейдоскоп картинок сменялись одна за другой, одна за другой. Рафаэль будто продолжал видеть нечто такое, что выражались в его глазах все эти чувства, при этом, даже не осознавая, что это «нечто» толи настигло его, толи… убило.
- Восемь: некуда идти, они попались.
Леонардо отвернулся. Он чувствовал, как его всего трясло от потрясения увиденного. После всех тех ужасных событий казалось можно хоть немного морально привыкнуть к подобным потрясением, но это… Глядя на родного брата, по которому на вид было совершенно не понятно, жив ли он, или мертв, налипшего на его глаза жижа, совершенно при этом не понимая, что с ним делает эта дрянь: пожирает или попросту использует тело как инкубатор.
Но тогда для чего?
- Девять: один остался и что тогда? – снова прошептал Микеланджело.
К горлу подступила тошнота. Левой рукой, прикрыв рот, зажмурившись, делая мучительные попытки предотвращения рвоты. Стараясь удержать равновесие, Леонардо облокотился на воткнутую в пол катану. Он не знал, когда это сделал, но как трость, была как раз кстати. Голова кружилась, во мраке закрытых глаз вспыхивали разноцветные огоньки, как взрывающиеся в небесах фейерверки. Внезапно накатившая слабость попыталась превратить ноги в вату, но делая как можно частые глубокие вдохи и выдохи, стараясь подавить тошноту, Леонардо постепенно начал приходить в себя. Мысли круговоротом кружились в голове, путаясь, врезаясь друг в друга, что очень трудно было на чем-либо сосредоточиться.
- Раф. Бедный Раф. – выдавил из себя эти три слова лидер. Тошнота все же подкатывала к горлу, намериваясь вырваться наружу.
- Десять: не уйти им отсюда никогда. – закончил свою считалку Микеланджело, не отводя своего взгляда от Рафаэля и теперь Леонардо.
- Майки, - снова с неимоверным трудом поборов тошноту, хрипло проговорил Леонардо, - выйди отсюда, пожалуйста.
Он теперь не знал, что сейчас чувствует: страх или отвращение. Но он все же пытался сосредоточиться на какой-нибудь приятной мысли, воспоминаний, а эта считалка, напеваемая Микеланджело попросту топили отчаянные попытки сохранить рассудок, поэтому ему необходимо заставить Микеланджело покинуть это помещение, причем немедленно.
- Леонардо. – вдруг обратился осевшим голосом к нему Микеланджело.
В изумлении лидер посмотрел на него. Теперь в его взгляде не было того ужаса, да и глаза стали такими, как и прежде. Но выражение ужаса сменилось пугающей тоской. И ничего другого, никаких эмоций. А когда он снова заговорил, голос был осевшим, словно готов был вот-вот расплакаться:
- Ты гниешь.
Несколько секунд Леонардо непонимающе смотрел на своего младшего брата, как вдруг ощутил внезапное онемение рук и ног. Когда он посмотрел вниз, новая волна ужаса захлестнула его. На глазах с рук и ног начала чернеть и отваливаться плоть. Запах гнили вонзился в носовую полость, сознание снова помутнело и, уронив катану, которая с лязгом упала на бетонный пол, Леонардо всем телом повалился вслед. Прямиком возле лица упали его же собственные руки, которые по локти были обнажены до костей. Судорожно глотая воздух, лидер, крепко зажмурив глаза, заикаясь, начал шептать:
- Н-не п-понас-стоящему… Это н-не, п-понастоящему… В-все не р-реально…
Что касательно Микеланджело, он продолжал стоять на прежнем месте, и неестественным было то, что выражение лица не выказывало никакого страха или отвращения. Только тоска и безразличие.
- Гниешь, Лео. – равнодушно сказал он и медленно побрел в сторону открытых дверей в освещенную общую гостиную.
- Не реально! Не реально! Не реально! – словно в трансе шептал Леонардо.

* * *

Микеланджело с широко раскрытыми глазами медленно шагал в гостиной по кругу как в хороводе вокруг новогодней елки. Он чем-то напоминал зомби: руки лениво болтались, ударяясь кистями об бедра, а голова слегка повисла в сторону правого плеча. Он отчетливо слышал, как Леонардо в кухне то и дело продолжал повторять, как заклинание: «Не реально! Не реально!» В какой-то части сознания Микеланджело понимал, что должен прийти в себя, вернуться в кухню и помочь старшему брату, но его телом словно кто-то управлял. Да и ощущал единственное чувство: безразличие. Ему просто хотелось продолжать брести по кругу, не осматриваясь по сторонам.
У себя под ногами черепашка-ниндзя почувствовал какое-то препятствие, но прежде чем сумел сообразить, что именно попалось ему под ноги, как всем телом повалился на пол, прилично ударившись подбородком. Вспышки искр заплясали под закрытыми веками, да и ощущение Микеланджело внезапно испытал такое, будто сам себе откусил язык.
Слегка тряхнув головой, он сел на пол. Потирая ушибленный подбородок, медленно оглядел освещенную гостиную, как бы соображая, где сейчас находиться, и потом посмотрел на ступни, обнаружив при этом причину своего падения. Он споткнулся об собственный скейтборд, лежавший опрокинутый верх колесиками. Микеланджело ясно видел, что колесики были запачканы кровью и что размазал ступнями ног две кровавые дорожки.
- Не реально! Не реально! Не реально! – доносился до его слуха с кухни голос Леонардо.
Ещё несколько секунд черепашка-ниндзя продолжал смотреть на скейтборд, потом перевел свой взгляд на кухонный дверной проем. Если бы он сейчас видел себя в зеркало, то наверняка удивился бы, насколько сильно его лицо выражает растерянность и негодование. Запечатлев такое выражение на фотографии, то он бы точно отрицал, что это лицо принадлежит ему. Пусть там и присутствует его желтая повязка.
Микеланджело крепко зажмурил глаза, при этом положив обе ладони на лицо:
- Приходи в себя, ну же Майки!
- Не реально! Не реально! Не реально!
- Это просто дурной сон! Это просто игра воображения, главное быть самим собой, не забывать самого себя. – проговорил Микеланджело, и к своему удивлению почувствовал, что он словно очутился в тихом спокойном месте, где не происходит всего этого безумия. Ему не удавалось конкретно описать, где мысленно он находиться, но ему даже становилось от этого ещё лучше.
- Не реально! Не реально! Не реально!
- Ещё пара минут. – шептал ниндзя в желтой повязке про себя. – Ещё чуть-чуть.
- Не реально! Не реально! Не реально!
Послышался громкий грохот. Когда Микеланджело резко убрал ладони с лица и открыл глаза. Грохот был похож на то, словно кто-то взорвал хлопушку возле него, и у черепашки-ниндзя ушло несколько секунд прежде, чем он сумел сообразить или хотя бы предположить, что это было.
Посмотрев в сторону кухни, поскольку грохот послышался с той стороны, Микеланджело увидел, что кухонные двери были закрыты. Медленно поднимаясь на ноги по привычки начал ощупывать двумя руками пояс в поисках нунчак. Он не помнил, вытаскивал ли их, терял их он где-то в убежище, но к своему облегчению ниндзя сумел нащупать свое оружие с левой стороны, взял его, а второе, справа, нигде не смог найти.
- «Наверное, где-то уронил. Да при мне их вообще не было, когда я находился в той комнате, и до этого момента. Кто у меня забрал, а потом вернул?» – пронеслась невеселая мысль в голове, как внезапно почувствовал сильную стальную хватку на своей шее.
Все случилось настолько быстро, что Микеланджело не только не успел среагировать, но от удивления и ужаса уронил свое оружие, схватившись двумя руками за цепи:
- Не это ли ищешь? – проговорило то, что схватило его, все тем же одновременно мужскими, женскими и детскими голосами.
Черепашка мутант вдруг понял, что его душат собственными нунчаками, и когда душивший прижал Микеланджело к себе поплотнее, он краем левого глаза увидел то, что походило на Леонардо: почерневшее от гнили и разложения тело было неузнаваемо, на руках уже и вовсе не было никакой плоти по самые локти, только голые кости, а этот запах разложения… Это чудовище Микеланджело сумел опознать только по синей повязки.
- Оставил меня там гнить, ах ты ж, предатель! – Оно ещё сильнее сдавило его горло, и черепашка в желтой повязке чувствовал, как ему становилось дышать все труднее и труднее, перед глазами все расплывалось и…
Микеланджело вдруг осекся. Его никто не душит, сзади него никто не стоит, но цепи нунчак по-прежнему сдавливали его шею, а руки державшие рукояти были его собственные. Быстро разжав пальцы, оружие сразу упало на пол, откликнувшись металлическим звоном. Ниндзя обнаружил, что все ещё стоит на ногах, что не стоит на коленях или вовсе не лежит. Шея все ещё неприятно покалывало, но он старался не обращать на это внимание. Сердце у него бешено стучало в груди, намериваясь выпрыгнуть, наружу проломив грудную клетку.
Этот отвратительный запах разложения, живой почерневший труп и оно говорило с ним… Так это была галлюцинация, и он таки сошел с ума, как бы не старался себя переубеждать? Значит Внеземное добилось своего?
Быстро подобрав с пола нунчаки, и он сразу посмотрел на кухонные двери: они все ещё оставались открытыми. И там, в открытом дверном проеме, было тихо.
- Да чтоб тебе пропадом провалится, тварь. – прошептал Микеланджело, намериваясь войти в кухню. Леонардо там, да и Рафаэль тоже. Им нужна помощь.
До его слуха донесся глухое постукивание в дальнем конце коридора – в комнате мастера Сплинтера.
- Майки!
Внезапно простонавший голос был полон ужаса, но узнать владельца Микеланджело сумел без труда: Донателло. Не иначе.
Но что он делал в комнате мастера Сплинтера? Продолжил поиски самостоятельно? Вопросы вопросами, но сам факт того, что он услышал собственное имя с уст Донателло с комнаты учителя, насторожил его.
- Майки!
Зов повторился, теперь гораздо громче и настойчивее, от чего чувство тревоги усилилось, чуть ли не до максимального предела. Он знал, что на кухне Рафаэль и Леонардо, но они не подают каких-либо признаков, типа крика, панических стонов, или попросту не кричат: «помогите!» Но, похоже, у Донателло очень серьезная беда, что он нуждается в его помощи.
«Может он сумел увидеть меня сквозь щель между полом и дверьми?» – задался вопросом Микеланджело. – «Нет, не могу так просто взять и проигнорировать».
- Майки, помоги мне, прошу тебя!
Крепко стиснув рукояти нунчак, черепашка-ниндзя направился к комнате своего учителя.


* * *

Рафаэль открыл глаза.
Приподнявшись, черепашка-ниндзя сразу обнаружил, что находиться в полулежащем состоянии на кухонном столе. Сидя на стуле, он выпрямился и огляделся: все та же родная кухня в родном убежище, только окутана в кромешную тьму, которую нарушают прерывистые вспышки искр с оголенных проводов разбитой люстры.
Рафаэль ощущал легкую тошноту и слабость, в висках неприятно пульсировало. Он будто приходил в себя после непрерывного двухдневного сна, причиной чему стала бурная гулянка, но вопреки всему дискомфорту, ниндзя помнил, что это не так. Сделав глубокий вдох, Рафаэль судорожно вдохнул и выдохнул. Во рту было так сухо, что точно находясь в двухдневном глубоком сне, ему не удалось ничего съесть и выпить.
Медленно поднявшись со стула, он вдруг ощутил головокружение. Крепко стиснув кулаки, опершись ими об стол, он зажмурил глаза так крепко, как только позволяла сила и возможность, и когда Рафаэль почувствовал, что все прошло: головокружение, тошнота, слабость; он снова открыл глаза.
Он не мог понять как здесь оказался, не мог вспомнить сам ли пришел сюда или его привел кто-то из братьев… Братья… Где они? Что с ними? Почему он здесь в кухне? Почему рядом с ним никого нет? Воспоминания последних событий волной окатила его. Черепашка-ниндзя помнил, что в последний раз был с Донателло в комнате Леонардо, а потом полное забвение.
И он очнулся здесь.
Видимо слюнные железа тоже пробуждались после «анабиоза», поскольку Рафаэль вдруг начал постепенно чувствовать приятную влагу в ротовой полости, но затем она внезапно сменилась солоноватым металлическим привкусом, от чего мутант поморщился, при этом на него снова накатила легкая тошнота. Чувственность тела тоже восстановилось, что позволило ему почувствовать прохладную влагу в области рта и глаз, по большей степени на щеках, будто он плакал, а слез так и не вытер.
Указательным пальцем правой руки ниндзя прикоснулся до красной повязки, затем посмотрел на подушечку пальца.
- Какого черта это такое? – с отвращением проговорил Рафаэль, потирая пятно большим пальцем на указательному. Кроме того, он не мог не заметить, что его голос был хрипловат, как после длительного хорового пения.
И снова во рту почувствовался этот солоноватый металлический привкус.
Он заметил просвет, льющийся с гостиной и, не раздумывая, подался туда. Оказавшись на свету, он снова посмотрел на указательный и большой палец правой руки. Они были вымазаны толи в зеленую краску, толи в какое-то другое вещество. Тыльной стороной ладони левой руки он вытер щеки, и с отвращением увидел ту же краску-вещество, жижу. На ощупь она была неприятно липкая, да и запах издавала настолько тошнотворный, что Рафаэль без раздумья подбежал к раковине и открыл кран. В раковину побежала вода. Как только он окунул в них руки, он почувствовал, насколько проточная городская вода была холодной, словно она лилась прямиком с самой Антарктики.
Но ему было все равно, лишь бы поскорее смыть с себя эту мерзость.
На какой-то миг справа от себя ему показалось, что рядом с ним кто-то стоит. Посмотрев в ту сторону, к своему удивлению и облегчению он увидел силуэт собственного отражения в стекле дверцы микроволновой печи. Но увидев свое отражение, Рафаэль с трудом сумел подавить в себе рвущийся наружу крик.
Верхняя половина лица была покрыта этой зеленой жижей, наиболее в области глаз, красная повязка (вернее красные островка на ней, дающие хоть какое-то понятие, что это та самая красная повязка) настолько сильно была пропитана ею, что фактически не было видно, где именно она была обвита вокруг головы. Спасибо зеленой коже – пронеслось у него в голе. Щеки небрежно измазаны, как у младенца, которому посчастливилось добраться до зеленой краски. А в области рта и подбородку была кровь. Словно он был вампиром и на кого-то напал, прокусил шею, чтобы полакомиться кровью.
Братья… Неужели у кого-то из братьев оно заставляло его пить кровь?!
Приступы отвращения, страх, ужас смешались в один круговорот. Как можно резвее Рафаэль склонился над раковиной и быстрыми движениями начал мыть руки, умывать лицо, снова руки, прополаскивал ротовую полость, лишь бы избавиться от неприятного привкуса. Потом снова умывал лицо, расплескивая все вокруг себя: пол, кухонные тумбочки, чашки, миски... От холодной воды по телу била дрожь. Вода без проблем смыла с лица и рук зеленую жижу и кровь, после, отвратительна смесь благополучно уходила сквозь сливное отверстие куда-то в канализационный сток. Он даже снял повязку и тщательно её всполоснул, затем такую же мокрую надел на прежнее место, когда удовлетворился возврату прежнего цвета. Убедившись, что не отсталость на лице никаких разводов и пятен, он схватил тряпку, которую увидел на холодильнике, затем вытер лицо и руки.
Отшвырнув тряпку в сторону, Рафаэль вышел на просвет гостиной, намериваясь как можно быстрее покинуть кухню.
Лишь по чистой случайности черепашка-ниндзя посмотрел в сторону стола и к своему удивлению только сейчас заметил два воткнутых сая. Подбежав к ним, он хватился за рукояти и с неимоверной силой вытащил их.
- Что ты сделало с моими братьями, тварь?! – прокричал Рафаэль. – Что ты сделало со мной?! Что ты сделало со всеми нами?!
Никакого ответа.
Он оглядывался вокруг себя, держа саи в боевой готовности. Злость стучала в висках с такой силой, что казалось, голова вот-вот взорвется. Но перевесила ли эта злость его страх? Нет. И он чувствовал это. Оно превратило его в кровожадную тварь, и он, Рафаэль, глазом не успел моргнуть. Что было самое страшное – ничего с того момента он не помнил. А если Внеземное в его лике убило всех братьев и, вернув ему, Рафаэлю тело и сознание, чтобы как-то по-своему с ним разобраться?
«Нет, они живы, просто где-то затаились, все ещё где-то здесь, в убежище, только надо поискать, помочь в борьбе, пора заканчивать этот кровавый спектакль ужасов». – решительно подумал Рафаэль.
Эта мысль его приободрила.
«Ты забыл о главном вопросе, дурак»! – прокричал внутренний голос. – «Вы все ещё не знаете, где оно прячется и как его эффективней уничтожить. Ты знаешь, как это сделать, а, герой, ведь оно все ещё может быть внутри тебя»?
- Мы ещё живы, тварь. – с ухмылкой проговорил Рафаэль, проигнорировав последнюю мысль. – Мы сопротивляемся, поэтому ещё живы.
Вспышки искр с разбитой люстры, он почти не замечал, но теперь это не имело значения. Он снова стал самим собой, значит, шанс на победу все ещё есть.
Повернувшись к выходу, как неожиданно для самого себя он увидел лежавшего на полу Леонардо. Его старший брат забился в самый темный угол за дверью, скрутившись калачиком, лежал, не шевелясь, словно замаскировался, притаился, спрятался. Казалось, он не дышал.
«Ведь он был возле меня, когда я очнулся! Вот балда! Только поверни голову и посмотри вниз, тогда бы сразу и заметил его!» - поощрил себя ниндзя.
- Лео?! – взволновано и встревожено позвал Рафаэль.
Сейчас ему было плевать на осторожность. Спрятав за пояс свое оружие, он подбежал к старшему брату и упал возле него на колени. В темноте было трудно определить, дышит он или нет, вздымалась грудная клетка или нет? Сопения, как такового не было слышно.
- Лео, брат, ты слышишь меня? – потряс его за плечо Рафаэль. – Это я, Раф. Не беспокойся, я помогу.
«Может это уловка, подстроенная Внеземным, очередная ловушка для нанесения смертельного удара, но если и так, тогда почему оно не атакует, ведь я, сейчас в зоне поражения, надо только вонзить кинжал?»
- Я выведу тебя отсюда. – сказал Рафаэль, приподнимая левую руку брата, и кладя её на свою шею.
Леонардо был тяжеловат, но ниндзя в красной повязке не намеривался оставить его на прежнем месте. С трудом выпрямившись, он начал тащить его к выходу. Леонардо застонал, что ещё сильнее приободрило Рафаэля:
- Не бойся Лео, это я, Раф, и я выведу тебя. – кряхтя проговорил он. – Конечно от помощи я бы не отказался… - Леонардо всем весом тела навалился на него, но сейчас владельцу саев приходилось полагаться на свои силы. - …но сначала я дотащу тебя до уютного дивана в нашей гостиной. – затем про себя проговорил. – как же я рад вернуться в свое собственное тело.
Оказавшись в гостиной, Рафаэль, таща Леонардо, не посмотрел на электронные часы, на данный момент отображавшие время: 4:48 утра.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#28  Сообщение Пт 13 сен 2013 12:31 
Главный Критик
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
На счету: 5,945.00 баллов

Сообщения: 5568
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 315 раз.
Поблагодарили: 473 раз.
По-моему, если черепашки все-таки попадут в дурдом,для них это будет по лучше всякого курорта.. У меня подозрительное ощущение,что Дое решил в этот раз живых не брать. Рассказ все более напоминает бесконечный кошмар, в пределах которого черепашки мечутся в стенах,как цыплята в коробке.
Глава получилась не сколько кровожадной,сколько более психологической. Никак перерыв перед кровавой светопляской.. Хорошая глава, на стабильно поддерживаемом высоком уровне) Спасибо за проду,что радуешь читателей хорошим рассказом)
Р.s. надо еще время пустить по петле,как в одном из рассказов Кинга,для финального контрольного..
p.p.s.кстати,перестали попадаться ошибочные окончания слов.. бета или сам?

_________________
Just do it.


За это сообщение автора Kaleo поблагодарил:
Doe89 (Ср 18 сен 2013 21:35)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#29  Сообщение Ср 18 сен 2013 19:08 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 19 ноя 2008 11:35
На счету: 60.00 баллов

Сообщения: 344
Откуда: Мир сошедших с ума)))
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
*Долго смотрела на экран не веря* Доееееееее я тебя просто.. кхм.)))) Знаешь когда читала первый меня периодически дергало канеш и спать я ложилась с разбегу чтоб из под дивана не цапнули))) Но это вообще!!!! Я человек закаленный Крюгером с 6 лет боюсь читать ЭТО!!! Респект Дое меня проняло, да не просто проняло прошило разрядом жуткого удовольствия, до костей, до мурашек, до ледяных иголочек в позвоночнике, сплю с ночником и периодически дергаюсь не всегда вспоминая что у меня есть кот!!! Подруга коситься когда я идя на кухню дымнуть включаю не бра, а полный свет , подозрительно кошусь по углам и периодически прислушиваюсь.
Художественный стиль как всегда выше всяких похвал, сюжет закручен в такие спирали и с бутылкой не разберешься, Женечка как всегда молодец))))

_________________
TMNT Навсегда!
И да пребудет со мной Рафаэль!


За это сообщение автора Надине поблагодарил:
Doe89 (Ср 18 сен 2013 21:36)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#30  Сообщение Сб 21 сен 2013 21:36 
мастер нин-дзю-цу
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 11 авг 2008 21:03
На счету: 710.00 баллов

Сообщения: 3205
Откуда: Dark City
Благодарил (а): 52 раз.
Поблагодарили: 160 раз.
Kaleo писал(а):
p.p.s.кстати,перестали попадаться ошибочные окончания слов.. бета или сам?


Вообще-то сам... :oops:

ГЛАВА 9

Неприятная тупая боль в затылке – вот что привело Донателло в сознание.
Сколько времени он пролежал без сознания в собственной лаборатории заваленный стеллажами с деталями и прочими предметами, которые гений где-то в будущем намеривался использовать для новых изобретений.
Когда он приподнялся и встал на колени, боль врезалась в затылок с такой силой, что у него на миг потемнело в глазах, при этом испугавшись снова упасть в обморок. Но боль постепенно улетучивалась, в глазах прояснялось, и Донателло с полной уверенностью поднялся на ноги, выпрямившись во весь рост.
Оглядев вокруг себя свои апартаменты, Донателло не удивился столь глобальному бардаку. Его скорее бы удивила чистота и порядок, но в нынешней ситуации уборкой он не намеривался заниматься. Хоть он прилично стукнулся головой, но амнезией удар его не обеспечил, ведь он прекрасно помнил кто (или что) швырнуло его, Донателло, на эти стеллажи.
Он помнил, что с ним были Микеланджело и Леонардо в момент нападения. Но здесь кроме него никого нет.
Ощутив неприятное чувство тревоги, он направился к выходу, переступая через разбросанные детали. На полу возле дверей Донателло нашел свой шест и незамедлительно поднял его. Но тут же, под раковиной, ниндзя увидел катану Леонардо. Клинок поблескивал от лучей света, как бы прося, чтобы его подобрали, что гений и сделал.
- Лео? – позвал Донателло, снова осматриваясь вокруг себя, тщательно всматриваясь в очередной угол. Если оружие старшего брата оказалось здесь, то где-то должен быть и его владелец.
Позади него послышался скрип дверей. Оглянувшись, черепашка-ниндзя увидел, как зловеще медленно открывалась дверь гаража. С тех пор как он с Микеланджело чудом спасся от стаи крыс, никто из них больше туда не заглядывал, и вот, двери сами по себе открылись, но с темноты не выбежала, ни одна крыса, даже писка не послышалось. Но он отчетливо видел лежавший на полу включенный фонарик. Тот самый фонарик, который уронил Микеланджело, в момент бегства с той части помещения.
Конечно, фонарик Донателло лежал там, где он подобрал свой шест, но его не взял, так как в помещении и так горел свет. Но если свет снова погаснет, тогда эти фонарики как раз станут очень нужными. Конечно, Донателло создал четыре таких прототипа, поэтому каждое такое изобретение сейчас был ценнее золота. Возможно их спасением.
Черепашка в фиолетовой повязке начал осматривать пол, в поисках прибора для подавления высоких частот альфы и беты волн, но к своему ужасу обнаружил лишь разбитые и небрежно разбросанные части изобретения. Их единственный шанс на победу.
- Проклятье! – выругался Донателло, засовывая шест за пояс, и подняв фонарик, тоже засунул его за пояс возле левого бедра.
Катану продолжал держать в правой руке.
Можно конечно быстро побежать в гараж, взять лежавший на полу второй фонарик и мигом оттуда удрать, после чего наглухо задраить дверь и не входить туда до того момента, пока они, черепашки-ниндзя, окончательно не убедятся, что враг на сто процентов повержен.
Он сделал шаг по направлению гаража, как двери резко закрылись, эхом отозвавшись неприятным грохотом.

* * *

- Майки? – Рафаэль сразу увидел младшего брата, когда таща на себе Леонардо, вышел в гостиную.
Микеланджело в этот момент доходил к закрытым дверям комнаты мастера Сплинтера. И когда он услышал свое имя, тут же обернулся.
- Раф! – с удивлением в голосе сказал Микеланджело, когда увидел двух старших братьев.
- Иди сюда и помоги мне. – сказал Рафаэль чуть ли не падая на колени.
Только Микеланджело сделал шаг по направлению к нему, как почувствовал, что вокруг правой лодыжки молниеносно обвилось нечто теплое и пульсирующее. Не успев взглянуть, что именно это могло быть, оно рывком сшибло его с ног, повалив лицом вниз, выронив от столь внезапного происшествия нунчки, резко потащило младшего в комнату его же учителя. Все случилось настолько быстро, что ни Микеланджело не услышал открывшихся позади него дверей комнаты Сплинтера чтобы потом вовремя среагировать и отбежать на безопасное расстояние, ни Рафаэль, не успевший крикнуть хотя бы «берегись!», когда в последнюю секунду заметил, как нечто змеинообразное обволоклось вокруг ноги Микеланджело.
- Майки! – в ужасе прокричал Рафаэль, стараясь как можно быстрее и аккуратней положить Леонардо на пол, после чего бросился на помощь Микеланджело.
Когда Рафаэль вбежал в комнату вслед за младшим братом, двери за ним закрылись. В следующую секунду гостиная и коридор погрузилась в мертвую тишину.

* * *

Он услышал голоса Рафаэля и Микеланджело. Ещё секунду посмотрев на закрытые двери гаража, поспешил к выходу с мастерской.
Когда Донателло оказался в гостиной, он сразу увидел лежавшего на полу Леонардо. Став возле него на колени, черепашка-ниндзя старался привести старшего брата в чувство, постукивая его по щекам. Нашатырного спирта, к большому сожалению, у него не было, он был бы сейчас гораздо эффективней.
Леонардо, постанывая, покачал головой вправо и влево, как бы отгоняя назойливую муху, которая так и норовит сесть на лицо, но до его слуха начинал доходить голос Донателло:
- Ну же Лео, просыпайся, давай.
Открыв глаза, лидер увидел встревоженное лицо своего брата.
- Очнулся? Ты в норме? – спросил Донателло.
- Бывало и лучше. – поднимаясь, хрипло проговорил Леонардо, стараясь проигнорировать головокружение, и накатившее чувство слабости. Прочистив горло, он спросил: – Ты меня сюда притащил? – он крепко зажмурил глаза и начал массировать виски, стараясь унять гул в голове, похожий на звук мчавшегося по рейсам товарняк. – Последнее что я помню, как был в кухне, а там Раф…
Он на мгновение осекся, вспомнив то страшное состояние Рафаэля, когда тот полулежал на кухонном столе…
- Нет, это был не я. – ответил Донателло, помассировав левой рукой ушибленное место на затылке, отметив, что шишка не набухает, но разряд боли пронзил черепную коробку, заставив его поморщиться. – Я сам только что очнулся и… вроде слышал голоса Рафа и Майки, но… вот нашел тебя. Ты видел Рафа?
- Он вон там. – указал Леонардо в дверной проем кухни, затем поспешно добавил: - только не думаю, что тебе стоит видеть то, что видел я.
- Но я ведь… - проговорил Донателло, подходя к дверному проему, и посмотрел на кухонный стол. Ему могли почудиться голоса Микеланджело и Рафаэля, так что лишняя проверка не помешает:
- Там никого нет.
Конечно, Леонардо не удивился. Ведь подобные жуткие вещи исчезали так же внезапно, как и появлялись. Даже когда такая страшная галлюцинация была в обличии его братьев.
- А Майки ты видел? – спросил Донателло, повернувшись к старшему брату.
- Он вышел сюда. – ответил Леонардо, осмотрев гостиную и его взор остановился на опрокинутом скейтборде с окровавленными колесиками.
Донателло тоже его заметил. Он подошел к скейтборду и взял его, тщательно осматривая доску, затем колесики.
- Ладно. – сказал Леонардо. – Нам надо найти Майки, да и Рафа кстати тоже.
- Ты прав. – согласился Донателло. – Ах да, - у него вдруг стал такой вид, будто он вспомнил что-то важное, - это твое. – он протянул вторую катану Леонардо.
Леонардо протянул правую руку, чтобы взять свое оружие как внезапно скейтборд в руке Донателло взорвался с оглушительным хлопком. Черепашек-ниндзя отшвырнуло к противоположной стене гостиной. Куски скейтборда разлетелись по всему помещению так, словно это были осколки разбившегося стекла, когда в окно кто-то кинул кирпич. Катана, скользила по полу в сопровождении металлического скрежета и остановилась на расстоянии чуть дальше вытянутой руки возле Донателло.
Леонардо от столь неожиданного взрыва сложилось невольное впечатление, словно его прокатали на сверхскоростной карусели. Он лежал на полу лицом вниз, в слуховых перепонках слышалось сплошное «и-и-и», и когда он, приподнявшись на дрожащих руках, поднял голову чтобы осмотреться, но толком ничего рассмотреть не удавалось. Перед глазами все плыло: окружающее выглядело так, как глядишь сквозь полиэтиленовую пленку.
- Дон? – хриплым голосом позвал он. Казалось, что каждая мышца его тела пострадала от побоев бейсбольной битой.
- Тут я. – услышал лидер такой же сдавленный хрипловатый голос.
Донателло испытывал фактически те же ощущения, только сильную боль он ощущал во всей левой руке и грудной клетки.
- Это что было такое? – встав на колени, спросил Леонардо. Четкость зрения постепенно восстанавливалось.
- Уж точно не боевой снаряд. – Донателло тоже встал на колени и сквозь «пелену этиленовой пленки» старался рассмотреть свои руки, в особенности вглядывался в левую ладонь, опасаясь, что её могло оторвать.
- А похоже на взорвавшуюся гранату.
- Согласен. – сказал гений, убедившись, что левая ладонь на своем месте. – Но наши конечности целы, а после такого взрыва обычно остаешься калекой или того хуже. Кроме того не чувствую я никакого запаха, что свидетельствовал о взрыве гранаты.
Донателло встал в полный рост и тут же заходился сдавленным кашлем.
- Ты там, в норме? – спросил Леонардо, тоже поднявшись на ноги, потирая лоб левой рукой.
- Не очень. – честно ответил Донателло.
Он прижал правую руку, чтобы снова прокашляла, и когда посмотрел на свою ладонь, то увидел кровавые пятна. Во рту он вдруг ощутил неприятный привкус крови.
- Меня, кажется, прилично задело.
- Я сейчас к тебе подойду, стой на месте. – сказал Леонардо.
Перед глазами у него все прояснилось, но слабость в руках и ногах все ещё ощущалась. В гостиной не было никакого дыма, не было и следов черной сажи от взрыва и поврежденной мебели. Не было никаких мелких трещинок в полу или где-нибудь на стенах.
- Лео? – вдруг позвал Донателло.
- Я сейчас.
- Оглянись.
Леонардо на какой-то момент не понял, что имел в виду Донателло. Сзади него что-то есть? Страшная сущность Рафаэля?
Взявшись за рукоять катаны он обернулся, и на какой-то миг застыл пораженный увиденным.
С кладок кирпичей на стене начала вытекать светящаяся зеленым свечением густая жижа. Густота легко определялась, поскольку поток был медленный, как долго простоявший в баночке клей. Черепашки-ниндзя озираясь, увидели, что эта жижа не только течет со стены возле Леонардо, но и во всей гостиной. Если бы они могли находиться одновременно во всех помещениях, то видели, что жижа течет, пряча под собой каждый кирпич, служивший частью огромных стен, постепенно исчезали по этим зеленым веществом. То же самое происходило в комнатах черепашек-ниндзя, их учителя, кухни, лаборатории, гараже – везде там, что было частью их убежища.
В лаборатории включился монитор компьютера с тем же синим фоном. Курсив быстро начал метаться с левой стороны экрана в правую, оставляя после себя слова:

Раз: Поймай черепашку.
Два: Они четверо пришли сюда.
Три: Мои черепашки. Моя черепашка.
Четыре: Не уйти им отсюда никогда.
Пять: Один ушел, трое остались.
Шесть: Они все трое испугались.
Семь: Второй ушел, двое осталось.
Восемь: Некуда идти, они попались.
Девять: Один останется, и что тогда?
Десять: Ответ один: Не уйти ему отсюда никогда!

Клавиши клавиатуры не оживали, будто невидимка набирал текст тот текст.
После появившегося на экране стишка, дальше курсив начинал после себя оставлять одно и то же слово: «Внеземное», «Внеземное», «Внеземное».
Свет по всему убежищу начинал мигать, как гирлянда; где-то начинали слышаться удары колоколов, телефонных звонков, бьющиеся посуды, протяжной звук клаксона вездехода в гараже, громкий звук работающего двигателя грузовика. Вся эта канонада с каждой секундой становилась все громче и громче. Донателло и Леонардо зажали ладонями ушные перепонки с такой силой, что на какой-то миг им казалось, вот-вот раздавят собственные головы. Но ещё им казалось, что если они не изолируют свой слух от этих шумов, то головы попросту взорвутся.
Вокруг них началось настоящее безумие. На какой-то миг никто из черепашек-ниндзя не мог поверить в происходящее, да и в то, что Внеземное способно подчинить себе даже такие предметы как тряпка или лист бумаги. Но, как бы в подтверждение, что оно способно подчинить все на свете, в сопровождении этих звуков вдруг ожили книги на полках, обложки открывались и закрывались, напоминая челюсти, только неестественно прямоугольные и без зубов. Двери комнат черепашек-ниндзя и кухни начали открываться и закрываться, сопутствуя гулким удара об дверной косяк.
Безумие.
Оно везде их окружало, сводило с ума. Старалось ослабить их силу воли, силу в борьбе, усилить страх, убить последнюю надежду на спасение. На победу.
«Внеземное, Внеземное, Внеземное». – продолжал оставлять после себя эти слова курсив в экране монитора бешено мотаясь с лева на право скача все ниже и ниже.
Вездеход в гараже весело моргал фарами, то гулко, то затихал работающий мотор, клаксон бешено завывал, потом смолкал. Дворники махали как взбешенные маятники часов, словно отчаянно желают вырваться и бежать, куда только возможно. Лежавший на полу фонарик Микеланджело то вспыхивал, то гас.
Свет по всему убежищу продолжал мигать как пульсирующие лампы.
Двери то закрывались, то открывались.
Ожил принтер, начав распечатывать на длинной ленте бумаги напечатанные слова.
Зеленая жижа почти полностью скрыла под собой все стены. Помимо мигающего света, везде все было освещено зеленым светом.
- Пора выбираться! – прокричал Леонардо.
Все стихло внезапно. Казалось, что как раз этих слов оно и ждало.
Свет снова нормально горел по всему помещению и во всем убежище. Двери комнаты были закрыты, а в кухни открыты. Единственным, что оставалось, эта светящаяся зеленая жижа на стенах и надписи на экране монитора и распечатанные слова на бумаге.
- Давно пора. – согласился Донателло. Внезапно его правую лодыжку пронзила острая боль.
Закричав, черепашка-ниндзя упал на колени, и сразу же такая же боль пронзила и левую лодыжку.
Когда Донателло кривясь от боли, посмотрел на свои ступни, то увидел торчащие из них ожившие как змеи провода.

* * *

Рафаэль, вбежав в комнату мастера Сплинтера, сразу подпрыгнул вперед, вытянув перед собой обе руки, словно собрался нырять в бассейн низ головой. После того, когда ниндзя пересек в полете приличное расстояние между ним и пытающегося вырваться из щупальца Микеланджело, Рафаэль сумел ухватить его за предплечья.
Когда Микеланджело почувствовал на себе прикосновение брата, то сразу бросил попытку высвободить ноги руками, и ухватился за руки Рафаэля.
- Держись! Держись, я вытащу тебя! – прокричал Рафаэль, как можно быстрее поднимаясь на ноги.
Светящееся зеленоватым свечением щупальце пыталось утащить владельца нунчак в стену, напоминающая поверхность водной глади. Рафаэль отлично помнил эту стену, и ту глупость, которую совершил в заброшенном отеле восемь месяцев назад, когда вошел туда. Поэтому ему не стояло, уж сильно терзать себя предположениями, что произойдет с его младшим братом, как только он позволит этой твари утащить его туда.
- Отвали тварь! – кричал Микеланджело. – Отпусти меня!
Рафаэль делал отчаянные рывки, стараясь пересилить столь агрессивную хватку создания, но владелец щупальца по-своему был уперт и не намеривался уступать. Микеланджело сейчас мог походить на игрушку, которую никак не поделят двое детей.
- Отпусти меня! – дергался ногами Микеланджело, стараясь ослабить хватку монстра, но хватка была сильна. Он ощущал, как у него занемели лодыжки сдавленных вен щупальцем.
- Чтоб тебе пусто было! – крикнул Рафаэль.
Теперь он понимал, что противник превосходил его по силе. Оно либо утащит их обоих, либо он, Рафаэль, сдастся и отпустит младшего брата, а там только предполагай, что оно с ним сделает. Фантазии в этой твари будь здоров, вот тут они могут отдать ему должное.
- Держись двумя руками за мою левую руку! – крикнул Рафаэль, и Микеланджело не раздумывая, подчинился.
Свободной рукой он вытащил сай и со всей силы воткнул его возле своей правой ноги в пол так, что все три лезвия фактически по рукоять исчезли в бетоне.
- Хватайся! – указал он на торчащую рукоять. Микеланджело освобождая вторую руку старшего брата, крепко ухватился за рукоять воткнутого в пол сай. Из-за этого сопротивления младший практически парил в воздухе, а тем временем Рафаэль вытащил второй сай, подбежал к щупальцу и с яростью начал вонзать острым лезвием раз за разом, разбрызгивая при этом зеленую субстанцию, что наверняка было кровью.
С водянистой стены, откуда торчало щупальце, послышался рык боли и ярости, но на этом владелец сая не остановился, а ещё усердней продолжал вонзать в конечность чудовища, разбрызгивая зеленую жижу по всему помещению.
И вот она – победа: оно освободило ноги Микеланджело и исчезло в зловещей стене комнаты их учителя.
Только сейчас Рафаэль почувствовал, как от столь усердного потрошения у него в груди пустилось в бешеный пляс сердце, словно хочет пробить грудную клетку, а легкие от частого дыхания фактически надувались и раздувались как воздушные шары. Пот градом катился по лицу, кровь неприятно стучала в висках и затылке. Адреналин с молниеносной скоростью метался по венам как вода по водогонным трубам.
Черепашка в красной повязке посмотрел на Микеланджело. Он все ещё крепко держался за рукоять воткнутого в пол сая. Дышал он не так часто, но вид у него был достаточно испуганный, спасибо воображению, нарисовавший трогательную картину: стоит ему отпустить рукоять, как щупальце снова схватит его и таки утащит неведомо куда. Сейчас он пытался побороть страх, который кипятком растекался по всему телу, глубоко делая каждый вдох и выдох.
- Все кончилось Майки, можешь подыматься. – проговорил Рафаэль, когда почувствовал, что дыхание более-менее восстановилось.
- Это правда ты, Раф? – чуть ли не детским голосом спросил Микеланджело.
- А кто же ещё, балда ты такая. – с притворным гневом проговорил Рафаэль. – Зачем тебя сюда вообще понесло?
Микеланджело поднялся во весь рост и осмотрел комнату своего учителя. Японские чашки и чайник были разбиты, маленький низкий столик, на который обычно Сплинтер ставил свечу, чтобы усесться на коврик возле него и медитировать был небрежно опрокинут. Коврики, постель, подушки, одеяло тоже были разбросаны.
- Ох, как же мастер Сплинтер будет недоволен. – Микеланджело ощущал, как в лодыжку постепенно возвращалась чувственность.
- Нашел время переживать из-за какого-то бардака. – сказал Рафаэль, вытащив с пола оружие, хоть изрядно ему пришлось потрудиться, чтобы это сделать. Воткнуть сай было гораздо проще, чем его вытащить. – Ты сам-то как себя чувствуешь? – спросил он, засовывая оба оружия себе за пояс.
- Вчера днем было намного лучше. – ответил Микеланджело, потом несколько секунд пристально рассматривал своего спасителя. – Ты конечно в порядке да? Ну… понимаешь… ведь ты был… это?
Рафаэль понял, к чему клонит его младший брат, поэтому не замедлил с ответом, хотя в другой ситуации он бы воспользовался моментом:
- Это сто процентов я. Конечно, не знаю, почему вдруг оно решило меня отпустить.
- Потому что поняло, что в твоем теле находиться очень опасно. – пошутил Микеланджело, и Рафаэль про себя не мог не признать что в этой шутке много мудрости, от чего невольно усмехнулся:
- Пошли к Лео, потом найдем Дона и будем думать, что нам делать дальше.
Только сейчас они заметили, что стены были залиты светящейся зеленой жижей, после чего по всему убежищу поднялся дикий вой, сопровождающийся миганием ламп – все то, что в этот момент слышали и Донателло с Леонардо находящихся в гостиной.
- Пошли! – крикнул Микеланджело, подбежав к закрытым дверям комнаты.
Но они намертво были заперты.

* * *

Вьющиеся как змеи провода продолжали вылезать с облепленной зеленной жижей стены, медленно приближаясь к Донателло.
- О нет, Дон! – поспешил на помощь Леонардо, как неизвестно откуда послышался мужской голос:
- И снова приветствуем вас в нашем шоу! Поприветствуем так же нашего старого знакомого участника – Донателло, и более того, с ним теперь участвует его старший брат – Леонардо!
Голос как эффект стереозвучания бегал по всей гостиной, не давая возможности понять где находиться этот диктор и откуда именно слышны его слова. Сам голос имел веселые интонации, как у шоумена какой-нибудь веселой телепередачи. Все это действительно походило именно так - после речи они услышали веселый ропот толпы, непременно слушателей (или зрителей).
Леонардо на бегу вытащив с ножны катану, и когда очутился рядом возле Донателло, поднял над собой клинок и со всех сил ударил по вьющимся проводам, насквозь пробившие обе ступни брата.
Синяя вспышка на миг ослепила владельца катан, затем сильный, жгучий, колющий удар отбросил его назад, упав панцирем на пол. Рядом послышался лязг клинка. Ладони жгло так, словно он прикоснулся к раскаленному металлу.
- Оу, это наверное было больно, ведь удар тока никогда не оставляет приятных ощущений. – вещал диктор. – А что вы на это скажете, дорогие слушатели? Ведь справедливая попытка помочь нашему участнику или вы так не считаете?
Боль в ногах пульсировала настолько, что казалось, сам мозг подвергается теми же пытками. Стараясь собраться всю свою выносливость, Донателло, стиснув зубы, подавляя крик от очередной боли, взялся за провода, и попытался высвободиться.
А тем временем невидимая толпа слушателей с восторгом прокричали: Да-а-а!!!
- Похоже наш участник не теряет надежду и стремиться обрести волю, но как говориться: ни одна цель не может быть достигнута, если на пути не преодолеть препятствия. – проговорил диктор. – Иначе, какой был бы интерес, когда наш игрок легко бы справился с проблемой? И помните, особенность в этой игры ещё в том, что Донателло вовсе не горел желанием принимать в ней участие. Конечно, кому ведь понравится провода, лезущие вам в плоть.
Невидимая толпа дружно загоготала.
Донателло закричал от новой нахлынувшей волны боли, которую он почувствовал уже не в ступнях своих ног.
Ладони обеих рук были насквозь проткнуты тремя проводами толщиной обычной спички, и прежде чем черепашка-ниндзя сумел хоть что-либо предпринять, как торчащие со стены провода, резко поднялись вверх, поднимая за собой руки Донателло, до того момента, пока он не вытянулся во весь рост.
Панцирем черепашка в фиолетовой повязке был прижат к залитой зеленой жижей стене, руки подняты в манере, как в актера, исполнявший комичную сцену, когда ему крикнули «не с места!», с ладоней струями по рукам текла кровь. Такие же кровавые потеки были и на ногах – на полу отчетливо виднелась постепенно увеличивавшаяся кровавая лужа. Боль молнией врезалась в каждую рану, стояло только хоть слегка пошевелить мышцей. Неимоверные усилия стояли Донателло подавлять очередной приступ крика; ему казалось, что нервная система вот-вот взорвется, и тело разорвет на мелкие кусочки. Казалось от этой боли, кровь вскипела до самого критического предела, и ему теперь казалось, что все тело фактически горело бушующим пламенем, по лбу, щекам и подбородку неумолим, стекал пот, с глаз брызнули слезы.
Черепашка-ниндзя отчетливо помнил эту боль, ещё с того времени там, в подвале заброшенного горного отеля. Сколько раз он пытался подавить в себе эти воспоминания, и вот теперь, все снова повторяется.
Донателло ощущал текущую на руках и ногах кровь. Он видел под собой кровавую лужу, превратившееся чуть ли не в целое озеро, стояло только посмотреть вниз.
- И так, наше шоу переходит на второй уровень, и я обещаю вам, это будет очень интересный уровень! – вещал диктор тем же веселым голосом. – Вы готовы?!
- Да-а-а-а!!! – кричал невидимая толпа от восторга.
- Тогда приступаем!
Руки Леонардо дрожали как при сильной лихорадке. Ладони по-прежнему жгло, но когда он увидел Донателло, с поднятыми над головой руками, причиной тому, державшие провода, жестоко проткнувшие ладони. Ему даже конкретно не удавалось рассмотреть, в каких местах были пробиты ладони и где вообще были острые концы, поскольку небрежным узлом они сплелись вокруг окровавленных кистей. Он видел красные струи крови, сочившиеся с ран.
Лодыжки Донателло имели не лучший вид: тот же небрежный комок проводов, сплетенный в кровавом месиве, теперь отдали напоминавшие ступни ног. Под ногами кровавая лужа медленно продолжала растекаться, продолжая увеличиваться.
- Я тебя вытащу Дон! – крикнул Леонардо, переводя свой взгляд на лицо Донателло, на котором читалось неописуемое мучение. На миг ему показалось, что природный зеленый цвет кожи его брата вдруг приобрел оттенки серого… будто пот смывал цвет его кожи.
Он намеривался сначала освободить ноги.
- Не торопитесь Леонардо, ваши действия причинят вашему брату такие боли, какие вам даже и не представить, я прав?
- Да-а-а!!!!
- Прекрати это! Отпусти его! – крикнул Леонардо, начав осматриваться вокруг, все же надеясь увидеть этого диктора, но перед ним было лишь освещенное вперемешку света ламп и свечения инопланетной жижи большое пространство гостиной.
- Я конечно могу и вам устроить подобные веселье, но увы, с вами хочет встретиться ваш старый знакомый. – этот веселый голос. Сколько же в нем чувствовалось холода, злобы и ненависти.
- Почему бы тебе самому не показаться?! – снова прокричал Леонардо.
- Да нет проблем Леонардо.
Черепашка мутант в синей повязке посмотрел в сторону выхода с убежища, услышав голос именно с той стороны. Этот голос не был таким веселым как у диктора, который либо навсегда умолк, либо просто вместе со своими зрителями тихонько наблюдают за действием этого так называемого шоу.
- Рад встречи со своим старым знакомым «тобой»?
Он смотрел не на своего отвратительного разлагающегося двойника. Он действительно смотрел на самого себя – на своего Внутреннего Врага. Леонардо не поверил своим глазам, неужели галлюцинация? Хотя чему тут можно удивиться, если и разыгрывается воображение, то Внеземное мастерски преображает их максимально реалистичней.
- А шоу действительно очень занимательное, не находишь? Вон гляди, твой брат мучается, бедняга, уже совсем скис, и ты, безоружный, как там твой Рафаэль говорит, бесстрашный лидер.
Леонардо часто дыша, переводил растерянный взгляд то на Донателло, то на… «самого себя». Слыша голос своего Внутреннего Врага, того самого, который явился к нему однажды во сне. Того самого, которого теперь Внеземное воплотило во всей красе, сразу вызывало сильное ощущение того, что перед ним стоит все то воплощение зла, которое только может предположить разум.
- Я ведь теперь не сон и не зеркальное отражение, верно? – двойник ухмыльнулся, но глаза продолжали веять холодом и гореть злобой.
Леонардо казалось, что его собственное сердце проломит грудную клетку. Он сам почувствовал, как на лбу выступили жирные капли пота, которые в любой момент могут скатиться вниз. Ему казалось, что он находился посреди таких чувств как страх, ужас, отчаяние, готовые разом раздавить его под собой, как тяжелый пресс. И ему вдруг почудилось, что он сам себе выбирает смертную казнь: повешенье, смертельная инъекция, электрический стул. Но ничего из этого Леонардо не хотел выбирать, поскольку помимо всего прочего в нем кипела жажда жить – и он, его собственный Внутренний Враг, это понимал.
- Видишь, какая между нами разнится? – сказал антипод Леонардо.
- Ты всего лишь то, что я всю жизнь пытаюсь запереть в себе навсегда. – стараясь как можно хладнокровней проговорил Леонардо. Он отлично понимал, что за страхом следует паника, а за паникой – гибель.
- Не удачно постарался.
Двойник посмотрел на Донателло, постанывавшего, стояло только змееобразному проводу пошевелиться. Голова была опущенная вперед, как шейка завядшего цветка, глаза крепко зажмуренные, зубы верхней и нижней челюстей были крепко стиснуты:
- Что-то твой братишка совсем скис, давай-ка его подбодрим.
Он щелкнул указательным об большой палец правой руки и со стен с обоих боков тела Донателло мгновенно появились два провода, по объему немного толще большого пальца. Они одновременно резко вонзились черепашке-ниндзя в грудь. Донателло резко вскинул голову вверх и заорал диким криком; боль была настолько невыносимой и жестокой, как бы все острые предметы мира одновременно вонзились в его тело. Кровь сочилась с новых ран, окрашивая переднюю часть панциря в алый цвет, вплоть до самих ног. Боль так же дала о себе знать и в кистях и лодыжках.
- Нет! Прекрати, сволочь, прекрати! – в ужасе прокричал Леонардо. На полу в двух шагах от себя он заметил катану и незамедлительно побежал к нему, но Внутренний Враг предвидел этот ход.
Молниеносным движением он полоснул себя клинком, которую держал в своей левой руке, по правой ноге, оставив от колена до бедра длинный порез. Прежде чем Леонардо успел наклониться за своим оружием, он ощутил на собственной ноге жгучую боль, что и послужило причиной его падения на пол в нескольких дюймах от катаны.
Он увидел такой же длинный порез на ноге, что и у своего Внутреннего Врага, идентичный до мелочей. Разница была лишь в том, что у Врага не текла кровь, а у него, Леонардо, кровь текла с раны как в прорвавшейся трубе. То же самое было и с болью – Враг не чувствовал. А лидер ощущал её фактически всем телом.
- Твоего брата я не убью, слишком уж мелочен.
Леонардо ухватившись за ногу в области пореза, и посмотрел на Донателло. Он уже не кричал, голова опять была опущена вперед, но, к сожалению, вонзившиеся провода в грудь никуда не исчезли.
- Это сделаешь ты.
- Нет! – не глядя на двойника, крикнул Леонардо.
- Ты прольешь кровь своего братишки, и потом мы с тобой распрощаемся. – проговорил двойник. – Обычное дело.
- Обычное?! – кривясь от боли, проговорил Леонардо. – Он мой брат и я не подниму на него свой меч! Никогда! Тебе нужен я! Так разбирайся со мной, а его отпусти!
- В нем живет такая же мерзкая сущность, как и я. – сказал злой двойник, поглядев на тяжело дышащего Донателло. – Только они, как-то ладят. – Внутренний Враг состроил раздосадованную гримасу. - Удивительно да? Как можно ладить с таким как я? Может это благодаря компьютерам и изобретениям, в которые весь свой негатив туда вносят ему подобные? Ну же, пофилософствуй Лео, ты же должен знать себя лучше других! Дай ответы себе на эти вопросы?
Вот возьмем, к примеру, Рафаэля? Он даже не стесняется. Выпускает своего темного попутчика в любой момент, и не говори, что это не так. Для него избиение кого-то – это высшая мера удовольствия, стоит ему убедиться, что он борется с подлинным врагом. Уверен, с ним бы я поладил.
Майки. Вот он совсем не поймет, когда его антипод будет на свободе и натворит таких дел, что тебе и не представить, а потом будет удивляться, что он вообще на такое способен! – он во все глаза смотрел на Леонардо, тот так же пристально смотрел ему в глаза. От всего сказанного, лидер ощущал жуткий дискомфорт в душе, ведь каждое слово «близнеца» была истиной. Хоть на стенку лезь, отрицай все это, но правда беспощадно отбивалась в его сознании. – Ведь он сначала делает, потом думает. А шуточки тоже имеют темную сущность, как вот я, стою перед тобой собственной персоной!
Двойник засмеялся до всех пределов неестественности отвратительной звучностью.
Леонардо с первой секунды встречи возненавидел эту сущность, холодную, безжизненную, темную… гнилую…
«Если твои мысли гнилые, значит ты и сам гнилой».
Более того он признал себе, что чертовски боится этого существа. И все эти страхи из-за знания. Оно знает какие «внутренние враги» обитают где-то там, в недрах души его братьев, а он даже об этом и не догадывался. А сами братья предполагали о существовании своих собственных «внутренних врагов»?
«Я был на все сто процентов уверен, что мне снился кошмар, когда впервые встретился со своим двойником. Да, не рассказывал я всем подряд о своем кошмаре, да и с чего бы? Вот кто дольше трех дней задумывается о каком-то приснившемся кошмаре?»
И за все это время он не вспоминал о своем «враге».
А оно, Внеземное, прочитало всех их как книгу, узнало все мельчайшие подробности, все «плюсы» и «минусы» - все хорошее и худшее и обратило все качества против них самих. Леонардо в отчаянии предположил, что если Внеземное проникло в их тела, покопалось тайком в их разумах, как бы в отделе «тайные страхи», или что-то в этом роде и на полученных сведениях воплотило этого двойника в физическую сущность. Клона, идентичного по всем параметрам брата-близнеца, не похожего на заживо гниющего чудовища, используя его внешность, как это было и с остальными братьями.
Внеземное – если это не самое страшное зло, обитающее во Вселенной, то страшно подумать что вообще может обитать где-то там в темных глубинах неизвестного космоса.
- Ну а ты, как самый уникальный, не сумел меня удержать. – продолжал говорить Внутренний Враг. – Вот он. – он указал на стонущего Донателло. – Надежно запер своего двойника, у Микеланджело так же, Рафаэль как я уже говорил, не скромничает, но успешно держит попутчика на поводке, пусть тот в любой момент может оборваться.
А ты меня не приручил, и теперь тебе стыдно. – после последнего слова оно оскалилось такой ехидной улыбкой, что Леонардо почувствовал накатившую к горлу тошноту. – Убей его. – он кивнул на Донателло.
- Нет. – на отрез сказал Леонардо, крепко стиснув рану.
- Убей его.
- Не буду!
- Убей его! – настойчивей проговорил двойник.
- НЕТ!
В коридоре взорвалась лампочка, в лаборатории взорвался монитор, у вездехода, словно от взрывной волны мелкими осколками вылетели лобовые окна. Черепашка в синей повязке все это слышал.
Леонардо казалось, что все вокруг вертится, словно он очутился в барабане гигантской стиральной машины. Отчаяние медленно захлестывало его, и страшнее всего было то, что Внутренний Враг, он же Внеземное, знает это.
- Ты всего лишь воображение! – он посмотрел на своего брата. – Дон, все это плод воображения, не настоящее! Все это «его» проделки!
Донателло совершенно не реагировал. Он выглядел так, словно у него отняли пятьдесят лет жизни.
Двойник засмеялся:
- Как трогательно, но не находишь ты в этом возмездие? – развив руками проговорило оно. Окровавленная катана поблескивала в его правой руке. – Ведь там, при нашей первой встречи, нет-нет, не в твоем сне, а там, в горах, в той огромной заброшенной хижине, твой братик пронзил тебя твоим же собственным клинком. Почему бы тебе, не отдать ему должок?
- Это было мое решение! – рана на ноге неприятно пульсировала. Под правой ногой из-за стекающей крови появились маленькие кровавые лужи, кисти рук были в крови. – Он не виноват!
- Убей его, Леонардо.
- Оставь его в покое! – закричал он.
Провода на теле, руках и ногах Донателло зашевелились, от чего черепашка-ниндзя снова закричал, вскинув голову вверх. Услышав этот крик Леонардо, ощутил намного сильную боль где-то внутри себя, чем пульсирующий порез на ноге.
- Гляди на него, как он мучается.
- Прекрати!
- Лео! – вдруг закричал Донателло. – Сделай!
Провода прекратили шевелиться. Кровь новым потоком текла по телу. Несмотря на боль, черепашка-ниндзя не ощущал собственного тела, только пустоту, перемешанную с болью.
Не обращая внимания на рану, Леонардо встал на ноги, и хромая подбежал к брату, ухватившись за его предплечья.
- Дон, я помогу. – голос у него дрожал, словно его тело облили ледяной водой.
- Мне больно Лео. – Донателло с трудом удавалось проговорить каждое слово. Ему было больно дышать, и все это благодаря воткнутым проводам в грудь. – Сделай, что… оно г-говорит.
- Я вытащу тебя. – как можно быстрее осматривая каждый дюйм тела Донателло, сказал Леонардо, надеясь найти хоть какую-то зацепку, что поможет его брату вырваться из этой ловушки.
- Мы н-не знаем… в-вымышленная эта… эта реальность или… н-нет… - голос Донателло опускался до шепота, глаза были еле приоткрыты. – Н-но я м-мучаюсь… ос-свободи меня от… от м-мучений.
- Убей! Убей! Убей! – кричала невидимая толпа.
- Дон, я…
- Убей! Убей! Убей!
- Пожалуйста!
- Он тоже умоляет тебя. – вмешался Внутренний Враг.
- Видишь? – заговорил диктор своим веселым голосом. – Все тебе это рекомендуют сделать!
- Лео. Н-ну же. – шепотом сказал Донателло. – Ты сам сказал… все это… не настоящее… Но боль невыносима… лучше рискни… делай… убей…
Видеть, как мучается родной брат, для Леонардо было хуже всего. Даже глубокий болезненно жгучий порез совсем не мог привлечь к себе внимание, по сравнению с тем, что он видел; мучения брата, который умоляет избавить его от пыток. По-настоящему все это или галлюцинация? Но большую роль во всем этом играло ощущения и впечатления. Леонардо очень сильно понимал, что собственно ему сейчас надо сделать и эта мысль ранила его сердце сотнями разбитыми стеклянными осколками.
Рискнуть. Донателло просит рискнуть.
Конечно видеть воткнутые в тело Донателло шевелящимися как змеи провода это одно дело, но все это ощущать… Вот лишь сейчас Леонардо может только представить какую адскую боль чувствует его младший брат, и страшно становилось от того, что он ничего не может поделать: ни обрубить провода, так как знал, что это никакого эффекта не даст, руками рвать тоже бессмысленно, да и больше только вреда сделает.
А ещё это внезапное появление Внутреннего Врага.
Того самого, которого он надеялся никогда в жизни не позволять ему выбраться из самых темных глубин сознания, души, теперь стоит перед ним и заставляет сделать самое трудное, худшее – убить родного брата.
«Гляди, как он мучается».
«Он тоже умоляет тебя».
«Н-но я м-мучаюсь… ос-свободи меня от… от м-мучений».
«…лучше рискни…»
Не отрывая своего взгляда от Донателло, Леонардо медленно отошел на два шага назад и левой рукой вытащил с ножны вторую катану.
- Молодец Леонардо. – самодовольно проговорил Внутренний Враг. – А теперь сделай то, что он сделал с нами восемь месяцев назад.
Черепашка в синей повязке только сейчас ощутил, как по щекам текут слезы. Может это очередная пытка от Внеземного - обычная, но реалистичная до самых предел галлюцинация. Даже так, довольно невыносимое жуткое чувство обреченности крепкой хваткой сдавливало за горло. А если все это по-настоящему, и он по-настоящему убьет Донателло?
- У тебя ещё двое братьев, которые продолжают надеяться на тебя. – оно было неумолимо.
- Давай… - медленно проговорил Донателло, затем громко застонал от движения очередного провода в проткнутой левой кисти. – Давай! – он почти кричал, жмурясь от боли.
Ведя сильнейшую внутреннюю борьбу с самим собой, Леонардо, держась обеими руками за рукоять, медленно поднял катану на уровне своего лица острием клинка перед собой, направив его на Донателло, прямиком в грудь, в сердце. Частое дыхание, как после завершения очередной тренировки, слезы фактически затуманивали ему зрение, руки дрожали, будто он держал большую работающую в этот момент дрель.
- Давай Леонардо. Один удар и покончишь с мучениями страдающего.
Лидер на несколько секунд окинул взглядом своего антипода; тот стоял уже значительно ближе к нему, как подтверждение настойчивости на совершение убийства. Глаза ещё ярче горели злобой, как бы выражая нетерпение увидеть зрелище, которое вот-вот произойдет.
- П-прости меня Дон. – дрожащим голосом проговорил Леонардо.
- Я прощаю. – шепотом проговорил Донателло.
Леонардо резко взмахнул катаной и острием лезвия ударил в грудь не Донателло, а… Внутреннего Врага, своего антипода, у которого от изумления и непонимания только что происшедшего округлились глаза.
- Если ты думаешь, что моя жизнь для меня дороже моих собственных братьев, то ты ошибаешься мразь! – прокричал владелец синей повязке прямиком в лицо своему двойнику, ударив при этом правой ладонью по округленному кончику рукояти, вгоняя лезвие в тело врага все глубже и глубже.
Крови не было, казалось что он попросту вонзает свое оружие обычному тряпичному пугалу, но для него было достаточно того изумленного не верящего в этот непредвиденный поворот события взгляда после этого внезапного удара. Леонардо понял, что подобного тот не ожидал.
- Я победил тебя однажды, и я сделаю это снова!
Ещё удар, ещё удар, ещё… Пока лезвие по саму рукоять не вошло в грудь, острый конец клинка свободно торчал с другой стороны ненавистного врага, а у того все ещё были от неверия случившегося округленные горящие глаза.
Внезапно, ошеломленный взгляд налился злобой, а в мгновение ока антипод превратился в прежнего гниющего монстра, тем самым, каким создавало их Внеземное:
- Какая речь! – тем же детскими мужскими и женскими голосами проговорило оно.
Леонардо ничего не успел понять, как сильный удар кулаком настигнул его по челюсти. Боль молнией пронзила мозг, и после того, когда почувствовал что панцирем упал на пол, более менее осознал, что случилось. Когда в глазах прояснилось, он увидел, как чудовище со своей гниющей груди правой рукой вытаскивает катану а потом опустил руку в низ так, что катана острием лезвия с металлическим лязгом ударилась об пол.
Глаза горели жутким зеленым свечением, которые пронизали своим взглядом Леонардо практически насквозь. Медленно ковыляя, как зомби в фильмах ужасов, лениво таща за собой катану, кончиком лезвия скребя пол, создавая отвратительный скрежет. Оно направлялось прямиком на черепашку-ниндзя, пройдя мимо висящего на стене потерявшего сознания Донателло.
Леонардо отползая на локтях назад при этом быстрыми движениями осматривая что-либо, чем можно будет защититься от предстоящего удара, как заметил неподалеку свою другую катану, вылетевшую у него с руки, после того удара током. Теперь оружие одиноко лежало под висевшей боксерской грушей. Леонардо быстрым движением перекатился на живот и как можно резвее пополз за своей единственной защитой, шансом, которая может подарить только тот меч. Рана на ноге жгло огнем, но стиснув зубы, ниндзя продолжал движение к своей цели. Он фактически чувствовал хищное дыхание монстра, над собой, скрежет с каждой секундой становился громче, сообщая, что его источник уже совсем близко.
Страх – это чувство как река, которая нашла брешь в плотине, внезапно ледяным холодом захлестнуло его сознание. Где-то там, в мозгу, голос кричал: «Быстрее, не дотянешься до меча и тебе конец! Слышишь, КОНЕЦ!».
Слезы больше не бежали с глаз, но пот водопадом катился по лицу, взмочив почти что каждую ниточку синей повязки.
Вот она, катана совсем близко. Леонардо протянул к ней левую руку, как внезапно его жуткий двойник ударил клинком в пол и… Леонардо не только почувствовал дикую боль, но и увидел, как его собственное оружие молниеносно на половину длины, погрузился в пол, при этом отрубив наискось половину указательного пальца и полностью мизинец.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 45 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Внеземное

[ На страницу: 1 ... 6, 7, 8 ]

в форуме Законченные Фан-Фики

Doe89

115

5827

Ср 30 май 2012 20:22

Kaleo Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: