Текущее время: Вт 06 дек 2016 15:10

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|

Правила форума


Если автор хочет закончить фан-фик, он должен написать сообщение модератору с просьбой перенести тему в подходящий форум.



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 29 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
#16  Сообщение Сб 03 дек 2011 11:19 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 30 апр 2011 17:23
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Глава 11.

Медитация. Всё вокруг пронзила тишина. Неподвижные тела, словно статуи неизвестного мастера. От их вида становится как-то жутковато и даже не ясно, дышат они, или окаменели. В помещении все словно замерло и время здесь не текло, лишь сквозная бесконечность. Тени, отбрасываемые одинокой свечой, которая была ловко закреплена с помощью воска на полу, заставляли кровь стынуть в жилах. Ал, привыкшая гораздо больше к шуму и быстрому ритму города, чувствовала себя в этой тиши – более чем неуютно.
Четыре рослые фигуры всё так же сидели на полу, скрестив ноги в позе лотоса. Они слегка напоминали странные фигуры в какой-нибудь игре, на подобии шахмат. Ни один мускул не дрогнул за полтора часа таких вот посиделок, и это вызывало неподдельное восхищение. Сенсей стоял где-то у стены, туда не дотягивался свет пламени. Он неспешно попивал жасминовый чай, аромат которого легким шлейфом распространился по комнате. Казалось, крыс упивался тишиной, словно впитывал её в себя всю, без остатка, получал от этого некий экстаз, не понятный более никому.
Ал в свою очередь сидела на гамаке и, сжав губы в тонкую «ниточку», пыталась так же, как и юные ниндзя, неслышно дышать, боясь нарушить тишину. А посему и молчала себе в тряпочку, довольствуясь возможностью без «палева» разглядывать далеко не хилые тела мальчишек. Если бы только грудные пластины и панцирь не мешали обзору - было бы вообще идеально. Вот тебе и ложка дегтя в бочке меда.
Девушке так же было доподлинно известно, что панцирь и все прилагающееся можно снять, и однажды ей даже удалось лицезреть одного из братцев в совершенно нагом виде. Ну, спрашивается, с чего Леонардо решил, что по ночам все, кроме него - спят? Хотя, может, он спросонья забыл, что у них дома теперь еще и проживают не только представители сильной половины человечества? В общем, Леон зарделся, словно девственница перед брачной ночью, тонко вскрикнул и в мгновение ока закутался в плед, который подцепил с кресла. Иногда Алекс вспоминала то хорошо накаченное тело и тогда, где-то внутри неё что-то отдавалось легким толчком, выдавая тем самым легкую степень возбуждения. Эта реакция её немного удивляла, учитывая, что при этом представлялась не канонично зеленая кожа, а обычная, светлая, как у большинства людей. Так же Ал пришла к выводу, что если не брать в счет черты лица, цвет кожи и прочие немногочисленные факторы, по коим можно отличить братьев друг от друга, то сложение фигур у них было почти одинаковое. Разве что более смуглый Раф казался слегка приземистым, а Майк наоборот, напоминал атлета или бегуна.
За бесстыжим разглядыванием молодых телес, погруженная в собственные, далекие от ангельских, размышления, воровка и не заметила, что Мик уже несколько минут косится на неё, причем с самым, что ни на есть хитрющим выражением лица. Весь его вид прямо таки вопрошал «нравится, не так ли?», а глаза сузились в две щелочки, придавая его мордашке еще более ироничное выражение. Щеки девушки предательски запылали, но на этот раз темнота сыграла ей на руку, нисколько не выдавая смущения. Светлоглазый довольно улыбнулся, напоминая чеширского кота. Заигрывает? Да нет, навряд ли. Скорее просто получает удовольствие от щекотливого момента.
- Микеланджело, Александра! Вышли, немедленно!
Строгий, с недовольными нотками голос мастера эхом раздался в помещении. Лицо Майки исказилось в недовольстве, однако разглагольствовать он не стал. Послушно встал, и что-то невнятно бурча себе под нос, отправился вон. Троица братьев не шевелилась, однако на какой-то момент показалось, что на лице у Рафа мелькнула ехидная улыбка. И за что же он так показушно не любит младшего братца?
Смит медленно встала с насиженного места, и направилась вслед за другом. Правда, перед этим, она еще специально «пошаркала обувью», совершив тем самым только одной ей понятную «мстю». Но и этого ей для морального удовлетворения вполне хватило.
Вечно неунывающий друг стоял около боксерской груши, бросал на неё задумчивые взгляды, но никаких действий упорно не совершал.
- Сплинтер не с той ноги… ум… лапы встал?
Микеланджело вяло пожал плечами, при этом посмотрев куда-то в сторону. Повисла мертвая, до жути неестественная тишина. Ал чувствовала себя слегка неловко, да и смотреть на необычно притихшего Мика было достаточно непривычно.
- О чем задумался?
- А?.. Да… это не важно, - ниндзя, наконец, посмотрел на воровку, правда, этот взгляд ей ну совсем не понравился. Вымученный, словно чего-то ждущий. Будто Майк о чем-то негласно вопрошал, но ответа получить никак не мог, ибо никто еще не научился читать чужие мысли. – Ладно, бывай. Увидимся вечером.
Алекс ничего не ответила. Не успела. Парень ретировался тут же – сперва в комнату, а выбежал оттуда уже человеком, с сумкой на плече. Девушка проводила его взглядом, тот же даже не удостоил её внимания, стремглав нырнув в дверной проем. Воровка тихо фыркнула, плюхнувшись на диван. Мог бы и её с собой позвать, не надломился б его панцирь, сто процентов. Учитывая еще и, что она не так часто бывает на улице. Но и это, наверное, было к лучшему. Можно хоть заняться делом. Не черепашья же она наложница, ей-богу.
Размашисто и решительно она направилась на второй этаж, вполне ощутимо топая, подошла к спальне «блондина», открыла дверь и хлопнула ею, словно только что зашла туда. Сама же, достаточно медленно и аккуратно спустилась на первый этаж, остановилась за одной из балок, что служила опорой и задумалась. Она обшарила здесь уже почти все, что можно. Рыскала тоже вроде бы везде. Озарение нашло внезапно, а ноги сами понесли ее к святая святых – опочивальне крыса.
В его комнате было слегка прохладно, но вполне себе приятно. Сплинтер – явный фанат Японии. Даже банзай у него имелся, маленький и ухоженный. Не менее привлекал блеск обнаженной стали, завораживающий, заставляющий испытывать смесь страха и невольного уважения. Теперь понятно, откуда у Леонардо такая непередаваемая любовь к мечам и катанам. В основном интерьер украшали множество вещичек из Страны Восходящего Солнца, благоухания ароматических свечей. От такого восточного уюта стало невообразимо спокойно, словно в душе появилось незримое умиротворение. Захотелось присесть у стены, облокотившись об неё и бесконечно вдыхать эти странные, но такие успокаивающие запахи, закрыв глаза. Провалиться в себя, наконец, погрузившись в глубины собственного, слегка ущербного «Я».
Тряхнув головой, она тут же пришла в себя, для пущего эффекта еще и пару раз надавав себе по щекам. Наконец придя в отрезвленное состояние бытия, она заметила небольшой проем, прикрытый алой, потрепанной шторкой. Внутри нее все алчно затрепыхалось, засосало под ложечкой, взгляд стал цепким, как никогда. Самой себе она напоминала охотничьего пса, что учуял потенциальную дичь и теперь замер в фирменной стойке, весь напряженный и готовый сорваться с места. Все ощущения будто обострились в несколько раз, тело напряженно. Быстрый, аккуратный шаг, вороватая поступь, бегающие глаза, Ал даже чуть сгорбилась, впитывая в себя все малейшие звуки. Наконец пальцы ощутили жестковатый материал ткани, она тихонько одернула шторку и подалась в проем.
Бинго. Парочка незнакомых ей масок, различные трофеи и именно то, что описывали Драконы. Губы расползлись в довольной улыбке, а сердце как-то победно ёкнуло. Вот она, маска Шреддера.

***

Холодный воздух, беспощадно бьющий в лицо, отлично отрезвлял. Пару-тройку раз он едва даже не грохнулся на пятую точку из-за местами подмерзшего асфальта. Но, в сущности, для него это были мелочи. В довесок ко всему, легкий снежок умудрялся забиваться за шиворот, остужая его горячее от «поездки» тело. Шапка, натянутая на глаза, слегка мешала обзору, он хмурился и почти не смотрел на дорогу. Ему не было важно направление – он просто ехал, будто бы старался убежать от самого себя. Людей, не смотря на час пик, на улице было не так уж и много. Всего парочка прохожих, погруженных в свои собственные мысли и думы, спешащие по неотложным делам. Кому какое дело до него?
В голове сменялись образы, показывая то братьев, то друзей, а то и сенсея. Но особенно часто вспоминалась Алекс. Он, правда, не понимал – почему именно она? Что ему, молодых особ в окружении когда-то не хватало? Да взять хоть ту же Ангел. Так нет же, воспоминания тут же подсовывали Рождественские моменты, легкую близость с ней, все эти многозначные взгляды и многочисленные охи-вздохи. Обычно он считал это все проявлением телячьих нежностей, а тут на тебе, проявилась и в нем эта чертова сентиментальность. На смену раздражению пришла злость. А ведь дома она себя никогда с ним так не ведет, будто бы опасается. Или того хуже, принимает за веселую неведому зверушку. Зато стоило ему сменить «ипостась», как поведение её в корне менялось. Ал начала смотреть на него так, что внизу живота все словно стягивало. Он не отказывал себе и заигрывал с ней в ответ, бывали даже шутливые поцелуи в щечку, но не более. И не понятно – радует такое положение вещей или не очень.
Микеланджело глухо зарычал себе под нос. Вот именно поэтому он предпочитал комедии и боевики, избегая всякой романтики с розовыми соплями. Дать кому-нибудь в нос, словесно унизить – о да, на это он был горазд, просто раз плюнуть! А вот разобраться в самом себе оказалось гораздо сложнее, чем размахивать кулаками.
- Да можно подумать! Сдалась она мне! – эти слова слетели с губ прежде, чем Мик осознал, что сказано это было вслух. Да и, в общем, все свои рассуждения он вел не в глубинах своего разума, а все так же рассуждал в голос, из-за чего прохожие уже давно и с подозрением косились на блондина.
Вздохнув, он смачно сплюнул на пол, соскочил со скейта и, запихав его подмышку, поплелся дальше, но уже на своих двоих. Говорить перестал, однако нахмурился еще больше. А ведь все-таки, хрен поймешь этих девушек. Вроде и он ей нравится, а вроде и не очень. А подойти и спросить напрямую, Майки, как это ни странно, очень стеснялся. Да и непонятно когда успевшая проклюнуться логика, упрямо твердила, что черепаха-мутант и девушка из рода homo sapiens, не совсем подходящая пара. Собственно, ничего подобного он никогда и не видел, ну а комиксы не в счет. Разве что непонятная любовь-война Леонардо и Караи. Они вроде, как и не встречаются, не проводят конфетно-букетный период, при редких встречах ведут себя сдержанно и холодно, бывает, спарринг проведут. Но ничего большего себе не позволяют. А бывает и так, что уставится Лео на вспотевшую, растрепанную, разгоряченную девушку и взгляда оторвать не может. Дышит тихо-тихо, почти не мигает и будто любуется, представляя что-то, что только ему известно. Хотя иногда младший даже догадывался, в каком направлении протекали мысли лидера. Но ничего кроме любования друг другом между ними не происходило. Оба слишком похожие и упрямые, не уступят своим желаниям ни за что, а потому и тихонечко страдают, сделают равнодушный вид, поблагодарят друг друга, а потом смотря глаза в глаза, словно ожидая чего-то большего. Но все равно расходятся, и так раз за разом.
Погрузившись в размышления, Микеланджело и не заметил, как забрел в один из местных парков. Лысые деревья раскинули огромные ветки, отчего напоминали слегка неведомых монстров. Мик, пройдясь еще чуть-чуть, плюхнулся на скамейку, прижимая скейтборд к себе, и продолжал углубляться в свои невеселые думы, от которых уже начала побаливать голова, пока воля случая не разрушила его планы.
Из-за поворота вынырнула парочка. Высокий, хорошо сложенный парень с копной русых волос, с ясными зелеными глазами и широкой улыбкой. За руку с ним шла девушка, пониже него ростом, с длинными черными волосами по пояс и доверчиво глядела на своего спутника теплыми, карими глазами. Оба улыбались, смеялись, болтали о чем-то ненавязчивом, а потом обнялись и завершили эту милую картину – поцелуем.
«Пфе… тошно» - подумалось в какой-то момент, а внутри кольнуло какое-то незнакомое до этого чувство. Зависть? Парочка же, наконец, отлипла друг от друга и просто светясь счастьем и любовью, направилась по своим романтическим делам.
Мик недовольно нахохлился, чуть надув губы. Сам он не до конца понимал, что именно с ним творится, точнее, боялся признаваться самому себе. Зато негодовал, пыхтел и дулся, напоминая воробушка – отменно. Разве что его осенило, что он не отказался бы от еще одной прогулки с Алекс. Но не просто так, не в сопровождении братьев, а так, как те двое.
- Свидание! Точно!
Подскочив на месте, он спугнул стайку ленивых голубей, которые наградили его недобрым взглядом. Но было совсем не до этого. Мозг юного ниндзя лихорадочно соображал, фантазия работала вовсю, а бодрый шаг и размашистые движения лишь способствовали процессу. Раз Ал, как и многие девушки её возраста, клюют на его «человеческую» внешность, то выходило, что в свидании она ему навряд ли откажет. Хитрые, прищуренные глаза сверкали новоиспеченной идеей. Нет, он не даст ей покоя ни днем, ни ночью, если не сможет уговорить на «встречу». Да и выйти погулять она никогда не отказывалась. Надо будет лишь подгадать хорошую погоду и тогда план вступит в свою силу.
Все тем же бодрым шагом он направлялся домой, задел кого-то плечом, не извинился и лишь ускорившись, продолжил свой путь.

***

- Эй, чувак. Этот тип, случайно не тот, с кем наши часто замечают Алекс на улицах, а? – парень с зеленным ирокезом задумчиво смотрел в след тому, кто пихнул его плечом. Новый друг, с гривой алых волос, так же недоверчиво смотрел парню в оранжевой шапке вслед.
- Не знаю, Фил. Может он, а может нет, - парень смачно сплюнул в сторону и тихо гоготнул. – А че, догнать и пендаля отвесить? Так это мы того… мигом!
Фил отрицательно помотал головой. В отличии от патлатого приятеля, сам он в отряды Драконов вступил недавно, предплечье до сих пор жгло месте татуировки. Драться не хотелось, хотелось есть. А о некой воровке-Алекс знала уже вся банда, слухи имеют тенденцию распространяться с потрясающей скоростью. Весь город кишал «братьями и сестрами», поэтому, когда воришку видели на улице, то сразу узнавали и начинали слежку. Правда, каждый раз, ей непонятно каким образом, но удавалось скрываться, а затем она снова пропадала. Словно проваливалась под землю. На улице же, её замечали не с пресловутыми черепахами, а с рослыми парнями, что очень озадачивало. Хотя, не суть.
Парень с алыми космами махнул рукой и продолжил путь. Фил неспешно последовал за ним, сделав пометку в голове. Неплохо бы потом сообщить начальству об этом парне, а то мало ли.

Kris
О, большое спасибо за столь развернутый комментарий. Приятно.
Ну, не без критики, конечно. Я сама себя готова критиковать, поглаживая сковородкой по голове, нежно, со вкусом)

Как бы ни странно прозвучало - да. Я, просматривая TMNT 2007 года, пришла к выводу, что это все-таки возможно. Не зря ведь у Дона, так мило сидящего и широко расставившего ноги, - кое-что да видно ;) Это если приглядеться, в начале, когда идет "знакомство" с героями х) Так что это не дает мне думать, что нагрудник\панцирь - единое целое с черепахом.
Плюс предупреждала, что именно по 2007 в основном пишу ведь). Хотя, может я одна такая, нерадивая, вижу это :D

Ася Петей
Благодарю, но фанф застопорился, все сама с собой не разберусь. Но стараюсь.

Надине
Ух, давно я тебя в своих темках не видела) Польщена, спасибо большое)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#17  Сообщение Вс 04 дек 2011 14:12 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 14 ноя 2011 14:57
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 30
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Ася
Прочитала.
Понравилось.
Удивляюсь как у тебя получается предать весь внутренний мир Алекс?
Шикарно. Я так углубилась, что не замечала ничего вокруг))

_________________
Я не прогибалась и не прогнусь.
Не унижалась и не унижусь.
Если я ушла, то не вернусь.
Я так жила, живу и буду жить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#18  Сообщение Чт 08 дек 2011 16:24 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 30 апр 2011 17:23
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Собственно, от автора, как содержание: Посвящено гормональным всплескам, бурной молодости, первым «острым» ощущениям. А так же наглой лжи, а от нее, как всегда ничего хорошего. Легкие нежности в купе с эмоциями и рассуждениями прилагаются.

Глава 12.

- Что ж ты делаешь!? – Александра протяжно взвизгнула, ощутив как крупная ладонь Микеланджело сжала её колено. Парень не менее испуганно дернулся, покраснел и что-то невнятно забормотал, оправдывая собственное поведение. Девушка прижала колени к груди и наградила друга хмурым взглядом, недовольная посягательством на личное пространство.
Он пробормотал тихое «извини», спрятав ладони за спину и усиленно делая вид послушного мальчика. Ал лишь фыркнула, переведя взгляд на экран, пытаясь при этом не замечать, что остальные присутствующие смотрят на неё с недоумением. Можно подумать, кому-то из них бы понравилось, если бы их колени начали сжимать всякие разные особи мужского пола.
По факту, они дружно, свей компанией – смотрели под вечер ужастики. Названия оного она не помнила, разве что где-то в памяти всплывало, что это одна из новинок, некого молодого и перспективного режиссера. Вообще-то Алекс никогда не была поклонницей этого жанра, но в этот раз все же решила наступить на горло собственным принципам и присоединилась к группе молодых черепах. Фильм же, увы, не отличался какой-либо оригинальностью – особ с грудью четвертого размера, а так же с полным отсутствием мозгов растерзали в первую очередь. Все это вкрапливалось в эротические сюжеты, где одну из таких вот куколок почти раздели и фактически обесчестили. И иногда даже непонятно было, сюжет заключается в убийце или в сексе. По ходу действия хладнокровно выпилили еще парочку второстепенных персонажей. Главный злодей продолжал тешить завышенное чувство собственной значимости, по ходу дела еще успевая заниматься изнасилованием. Да, он был явно «на коне». Однако ничего дельно кроме кишок, крови, да периодичной половой функции не показывали. Интересно, и часто мутанты подобное смотрят? Или это какие-то ей неясные намеки?
Особенного внимания, как раз и заслуживали зрители этого действия. Естественно, при просмотре ими двигал интерес, не зря же ведь даже свет нигде не горел. Но все-таки, стоило взглянуть на них повнимательнее. Леонардо, например, сидел камень-камнем, не парень, а кремень какой-то. Лишь иногда, в самые душещипательные моменты он чуть вздрагивал и морщился, с легким отвращением поглядывая на очередную кровавую сцену. Такое же лицо он искренне пытался сделать в самым эротичных моментах фильма, но вот врать у него получалось просто ужасно, а личико парня делалось до безобразия участливое. Дон скептически наблюдал за всем, что творилось, тщательно вглядывался в совершение убийства, иронично качал головой и всячески показывал «не верю!», полагаясь не на эстетические моменты, а на собственную железную логику. Рафаэль, единственный, кто получал от этого всего явное, просто нескрываемое удовольствие. С мимолетной улыбкой он разглядывал и девиц и внутренние органы, а в моменты черного юмора зычно гоготал. Похоже, что владелец сай так же не был обделен логикой, а посему просто получал заряд эмоций. Что на счет Микеланджело – тот смачно жевал попкорн, сидел с ней рядом и вздрагивал всякий раз, когда хоть кого-то убивали. Вздрагивал мелко, но ощутимо, распространяя вокруг себя волны напряжения. Особо долго он печалился по поводу грудастой, смазливой блондиночки, которая самой Алекс напоминала разве что помесь куры-гриль и надувную бабу для мужских утех. И все это одновременно.
Единственный безмятежный и апатичный персонаж, что находился в этой комнате, Кланк, мирно дремал на коленях Леонардо, лишь иногда тихо мявкая, если, например Рафаэль начинал громко хохотать, ну или слишком оживленно на все реагировал его хозяин.
Если смотреть со стороны – картина вполне себе семейная, наполненная своеобразным уютом. Четыре молодых вьюноши, самых что ни на есть юных и благородных лет, леди в возрасте, когда начинают цвести и пахнуть. И кот, самый наиобычнейший, рыжий кот. Алекс уютно зажали меду собой гранитный Лео и впечатлительный Майк. На креслах развалились Донателло и Раф. Мило, честное слово. Милее не бывает, особенно сопровождая их идиллию то пронзительными криками, а то и будоражащими кровь стонами.
Ужастик двигался к развязке, предлагая зрителям вполне себе логический эпилог. Больше половины персонажей без слез и претензий убиты, и лишь главная героиня, обладающая не только внешностью рядовой богини, но и логикой, а так же дедукцией Холмса – до сих пор держалась на плаву. Недостоверность, куча ляпов, а так же прочие недостатки, продолжали поражать. Ну, вот поубивали их всех, ну порешили как новорожденных щенков, а дальше что? Где следствие, где подробности, где службы спасения? А желающие мести родственники погибших, где они? Недовольства было полно. Оно смешивалось с обостренным чувством реализма, которым девушка была пропитана насквозь, а потому это явственно читалось у неё на лице. Оставалось лишь догадываться, зачем ребята смотрят такого рода чушь.
Ужастик кончился, в комнате резко потемнело, да так, что дальше своего носа ничего не видно. DVD отключился сразу же после зловещей концовки, в которой сообщалось, что зло, оно никогда не дремлет, принимает разные обличия и всегда находится поблизости. От этой фразы по коже пробежали мурашки. Пришло осознание того, что в этой семье роль зла исполняет именно она. А подсознание начало самообороняться, твердя, что по-другому, ну никак нельзя.
Она чуть нахмурилась, схватила голубоглазого друга под локоть и прижалась к нему. На всякий случай. Темнота ей никогда не нравилась, черт с ней, с логикой. И если уж под боком не было привычного теплого бока Севера, то и крепкое плечо мутанта, тоже вполне сгодится.
- Вполне себе ничего, а? - грубоватый, чуть осипший голос Рафаэля нарушил тишину, ему, похоже, хотелось поделиться впечатлениями. – А с каким чувством вспарывали живот-то, а! Как оно! Кишки, мясо, кровь.
Он хохотнул и потянулся, да так, что послышался характерный хруст суставов. Донателло скептично хмыкнул и с видом очень умного человека включил свет, после чего негласно удалился в лабораторию, по-видимому, приняв решение, что фильм все-таки не удался. Однако он получил свою долю расслабления, ведь не часто себе позволяет так просто поваляться на кресле. Ал в этот момент почувствовала, что Микеланджело, наконец, расслабился, а затем в ответную прижался к ней и даже слабо улыбнулся. Раф, кинув на них косой взгляд, демонстративно скривился и поспешил ретироваться, махнув на них рукой. Лишь негромкое «влюбленные придурки» донеслось до слуха воровки, отчего она вся напряглась еще больше и нахмурилась. Влюбленная. Она то? Пхах, как бы не так. Да знал бы он, зачем она тут на самом деле ежедневно отсиживает задницу. Хотя, если подумать, того, чтобы хоть кто-то узнал, ради чего она здесь, ей хотелось меньше всего. Леонард, в конце концов, так же удалился, бурча что-то на тему того, что надо меньше смотреть всякую дребедень, что надо больше заниматься. Усердно, долго и без поблажек, чтобы мышцы от усталости сводило в судорогах.
Наконец, девушка решила, что можно уже прекратить делиться теплом с вечно «холодным» другом, однако Микеланджело хватку ослаблять не спешил. Он, как оказалось, уже давно и в упор на неё смотрел, и во взгляде этом читалась сквозная уверенность. Зрачки его чуть расширились, он дышал гораздо глубже, чем обычно, а это не могло не настораживать. Воровка опасливо огляделась, недоумевая в чем дело.
- Э… Майки, в чем дело? Можно отпустить, я не против, - нервный смешок предательски выдавал её неуверенность в себе и собственных силах. А вдруг, вдруг он что-то знает? А если кто-то из этих ублюдков-Драконов ему что-то да сказал? А если…
Парень еще крепче и теснее прижал воришку к себе, продолжая пронзительно буравить её глазами. Теперь уже она начала дышать чаще, охваченная легкой паникой.
- Ал… Алекс… - он наконец разлепил слегка обветренные губы, говоря с едва заметной нерешительностью, но по ходу событий смелея, - Я… ты… Я никогда еще не испытывал ничего подобного, - О Боги, да парниша покраснел. – Нет, однажды уже, конечно, было, но это уже, разумеется, по-другому. Я… я кажется люблю тебя.
Ступор в мгновение ока охватил ее тело. Любит? Любит!? О Всевышние силы, дарующие гармонию в душе, о Супермен в своих синих труселях – на кой хрен ей это «счастье»?!

***

Мик испугался. Впервые в жизни испугался сказанных им слов, мысленно обругав себя, как это только возможно, но уже ничего не изменишь. Ну зачем? Какого черта? Он ведь просто ждал момента, чтобы остаться с ней наедине и пригласить сходить куда-нибудь наверху, под предлогом «подышать свежим воздухом». Какого лешего он тогда ляпнул о своих чувствах-то? Можно подумать, кто-то тянул его за язык.
Алекс замерла. Застыла как статуя, на которую взглянула Медуза Горгона. Лицо её исказилось гримасой удивления и легкого испуга. А где-то внутри него все продолжало бунтовать, придавало смелости, будто перед важным боем. Нет, Микеланджело не любил. Он просто влюбился. Снова. И снова в человеческую девушку. Хорошо, что они остались только вдвоем и никто больше не мог их побеспокоить.
Ладонями он крепко сжал её плечи, смотря прямо в глаза, такие глубокие, бездонные, почти черные. И когда в нем проснулся этот лиричный-маньяк-романтик?
- Что!? – Алекс побледнела, таращась на него так, как тогда, в день их первой встречи. – Как так? Как это – любишь!?
Он сжал зубы, чувствуя, как заиграли желваки. В горле словно застрял комок. Это все-таки не взаимно, он все-таки что-то себе надумал. Но отступать уже некуда и азартный Майк решил идти напролом, что уж там.
- О… очень просто, правда.
Он прижал ее к себе еще крепче, еще теснее, вплотную. Пальцами ловко нажал на галограмник, став внешне – самым обычным человеком. Тем самым блондином, с едва заметными веснушками, что обозначились в районе щек. И он ее поцеловал. Резко, порывисто, нахально. Она ему не отвечала, лишь упрямо замычала, уперевшись ладонями ему в плечи. Так в детстве целуют постеры с изображением любимой певицы. Так же сухо, холодно, безответно. Губы Алекс словно задубевшие, а он продолжал целовать, пытаясь воззвать в ней ответное. Почему в кино все так легко? Он целовал, как положено, все как по схеме. Шестым чувством ощущал, что братья за ними наблюдают, прячась неподалеку. Но ему было все равно, он все еще надеялся хоть на какие-нибудь эмоции со стороны девушки. Ну чем он хуже этих людей, что топчут землю наверху? Что у него, чувств нет, черт возьми? Или половой инстинкт ему отменили, только потому, что он очеловеченный мутант? Да как бы ни так.
Александра, наконец, проявила деятельность, больно укусив его за нижнюю губу, вгрызаясь в плоть за азартом бывалого бойцовского пса. Кожу прокусила, и во рту появился неприятный привкус крови. Он отпустил ее, она резко отшатнулась, одарив его взглядом полным какого-то неясного ему страха. Они часто дышали, он от произошедшего, она от злости.
- Кретин! – она просто убежала, как маленькая девочка. В сторону «двери», после чего послышался характерный щелчок, который негласно свидетельствовал о том, что черепашье логово все же покинули и теперь, механизм сработал, закрыв вход. В ушах все еще стоял тяжелый стук ботинок о пол, а может, она просто так шумно бегала.
Столь интимную тишину нарушил грубоватый, все такой же низкий и сиплый хохот Рафа. Он тотчас плюхнулся рядом с Миком на диване, поглядывая на младшего, не то как на дурачка, не то как на безумного храбреца.
- Ну даешь! Сразу после того как ушли, ты – в атаку! – Рафаэль похлопал его по спине, ободряюще, внезапно так по-братски. – А девочка-то с характером, хотя других мы и не знаем.
- И ты, правда, ее любишь? – Лео стоял, облокотившись плечом о стену и легонько, осторожно, но очень по-доброму улыбался. Микеланджело растерянно пожал плечами, сделав донельзя простецкий вид.
- Я… вроде влюбился… - уже не так уверенно произнес он, как это было буквально пару минут назад.
- Но так как в наше время принято называть любые проявления симпатия и влюбленности – любовью, то ты именно так и выразился, - в глазах Донни читались смешинки, - Глупо конечно, неправильно даже, но ты сказал, как смог. Хотя стоило ожидать того, что ты начнешь проявлять к ней какие-либо чувства. Учитывая, что относительно человеческое в нас что-то есть, плюс инстинкт, ферамоны, вожделение и прочее… - брат тихо кашлянул в ладонь. – В общем, сам я это в себе сдерживаю.
- Пф… какая разница, - владелец нунчак чуток зарделся, хоть и чувствовал себя вполне удовлетворенным. Удовлетворенным и несчастным, как собака, которую незаслуженно заругал хозяин. Она ведь его отвергла, она убежала. Хотя чего он ждал? Бурной радости? Сопливой романтики? Он ниндзя! Он черепаха! И ему вредно на что-либо рассчитывать в этом плане, в отношениях с противоположным полом.
Раф продолжал грубовато похлопывать его по плечу, пытаясь тем самым, кажется, приободрить. Но разве это нужно было Микеланджело? Ведь губы все еще сохраняли её тепло, а он не сдержался и быстро провелся по верхней губе кончиком языка, будто пытался на дольше сохранить это ощущение. Никогда еще ему не приходилось кого-то насильно целовать.
Мик молча и решительно поднялся с насиженного места и, не слушая никого, быстрым шагом прошел к выходу. Человеческая ипостась все еще была при нем, он о ней попросту забыл.
Канализация встретила его запахом нечистот и разложения, забытых навсегда продуктов. Парень знал, что подруга далеко не ушла, на поверхность она никогда одна не выбирается. Значит, находится она не иначе как где-то поблизости. Осталось лишь узнать, где именно.
Спустя час, он все-таки умудрился её обнаружить. Девушка сидела на корточках, забившись в глубокую, средних размеров расщелину. Сидела и медленно раскачивалась, тихо бормоча нечто неизвестно себе под нос, то срываясь на почти мышиный писк, а то на бессвязное бурчание.
- Алекс… - он опустился на четвереньки и начал медленно к ней подползать, совсем аккуратно, боясь спугнуть. – Прости, я не думал…
Договорить не дали.
- Ты вообще очень редко это делаешь, - холодно бросила она, вжавшись в сырую стену. Словно он зверь, и он пришел за жертвой, а она забивается в угол, в ожидании спасителя. И это ему очень не понравилось, но Мик покорно вздохнув, продолжил ползти к ней, цепляясь панцирем за землю, делая при этом самый, что ни на есть виноватый вид.
- Я понимаю, я плохой друг, потому что хороший друг в своего друга никогда не влюбится, - о, черт, он выражается как сопливая девчонка в пубертатный период развития. – Но давай сделаем вид, что этого не было, а?
Неприятно было осознавать свое поражение, это жутко ущемляло самолюбие. Но еще хуже было бы, если бы она начала от него убегать.
- Ты сам-то понимаешь, что за чушь ты несешь? – она усмехнулась, недоверчиво поглядывая в сторону. А Микеланджело все так же подползал, медленно и упорно.
- Да дурак я, кто спорит-то, - он слегка поморщился, продолжая уязвлять самолюбие, но продолжил. – Но ведь дураков надо прощать, не так ли?
Черепах остановился в полуметре от нее, доверчиво поглядывая на предмет неудачного воздыхания. Александра хмурилась, но кажется, сдалась. Черты ее лица смягчилось, тело не такое напряженное – а если судить по лекциям Сплинтера – Ал уже не так раздражена и обеспокоенна, как это было прежде.
- Знаешь, как по-идиотски выглядит человек, пришибленный здоровенным панцирем, который в темноте смахивает на железный тазик? – девушка бросила, наконец, на него свой взгляд, полный иронии, по-видимому, на всю жизнь, записав его под знамя законченно дебила.
А затем сделала то, чего он совсем уж не ожидал. Резко ударила его. Ногой. Ботинком, в самый подбородок. Что-то больно хрустнуло, к голове прилила кровь. Он свалился на землю, схватился за пострадавшую челюсть и глухо зашипел. От нахлынувшей злости, от боли, от непонимания. От желания ударить в ответ, но в невозможности это сделать.
- Охренела!? За что, черт тебя дери!? – челюсть слушалась плохо, говорить было до жути больно. А она только усмехнулась, исказив лицо в скверной и косой полуулыбке. Ох уж эти женщины, похоже, они посланницы самого Сатаны.
- За то, что ты введешься иногда, как полный мудак, - она подползла поближе, наклонилась на один с ним уровень и шумно выдохнула, отчего кожу лица обдал горячий воздух. Майки сглотнул. Спокойная? Она-то? Да перед ним сейчас торчала одна из этих типичных стерв, которых он обходил стороной, как прокаженных.
И она его поцеловала. Внезапно и аккуратно, пользуясь тем, что он не шевелится. Да что это такое? Что за неясную игру ведет с ним эта дамочка? А она тем временем пристроила свои ладони на его руки, горячо выдыхала в лицо и дразнящее покусывала губы. Вокруг царила почти полная тишина, ее прерывало лишь прерывистое дыхание. Оба держали глаза чуть приоткрытыми, будто ожидали подвоха. Теперь уже он ей не отвечал, не веря в то, что это происходит на самом деле. Челюсть жутко саднила, но он ведь ниндзя, он привык к боли. Не раз он получал вывихи и ломал кости, да и Дон все потом вылечивает. Он ведь умный, этот скрытный гениальный брат.
А со стервой он, похоже, поторопился. Скорее всего, перед ним одна из тех мстительных и скрытых любительниц пресловутого БДСМ. Вон как старается, снова ободрав ему то, покрывшееся корочкой, место на губе. Во рту снова привкус крови, но это уже мелочи. И больно, и приятно.
- Глупый Микеланджело, тихо шепнула она, отстранившись.
- Зато счастливый, - хмыкнул он и полез обратно, выбираясь из этой засады, ощущая, как припухли не только губы, но и скулы. Синяк будет. Интересно, и что это было? Жалость?

Ася Петей
Спасибо)
Ну, Алекс авторский персонаж, ОЖП даже, если хотите. Поэтому, думаю, неудивительно ведь.
Хотя я стараюсь не скатываться в это Мери-Сью.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#19  Сообщение Сб 10 дек 2011 14:33 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 14 ноя 2011 14:57
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 30
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Ася
*Хлопает в ладоши* очень понравилось, и правда, что это было)

_________________
Я не прогибалась и не прогнусь.
Не унижалась и не унижусь.
Если я ушла, то не вернусь.
Я так жила, живу и буду жить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#20  Сообщение Пт 23 дек 2011 12:47 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 30 апр 2011 17:23
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Глава 13.

Все что происходило в последнюю неделю, все это было странным, неестественным, настораживающим. Было странно получать эти до банальности милые поцелуи в уголок губ, странно улыбаться и тянуться к нему в ответ, делая при этом самый, что ни на есть счастливый вид. На самом же деле было тошно. Тошно от самой себя в первую очередь, от того, что приходилось постоянно лгать через слово. А самое ужасное было то, что Майк ей доверял. Смотрел прямо в глаза, так невинно и по-детски улыбался, очень довольный таким стечением обстоятельств. Все так же странно было ощущать его рядом, тесно прижимающегося, требовательно хватающего за ладонь. Еще страннее было целоваться с ним, целоваться по-настоящему, чувствуя горячее дыхание на коже, тесно прижиматься, вжимаясь всем телом в его жесткие пластины на груди, а потом хвататься ладонями за края панциря, от накатывающей напряженности в теле, сжимая так, что костяшки пальцев белели. Он смело экспериментировал, и с этим приходилось соглашаться, понимая, что на все его воля. Единственное, о чем она его попросила – так это того, чтобы все это происходило не на глазах у его братцев. Поэтому, теперь, ей приходилось расплачиваться за эту просьбу по ночам, когда ведомый инстинктами Микеланджело грубо хватал ее за талию, вжимал в стену и начинал глубокий, страстный, долгий поцелуй, при этом поглаживая то по рукам, то по животу, отчего все внутри сжималось в единый комок страха, а в голове пульсировала мысль «лишь бы ему не захотелось чего-то большего, Боже…». В нем было столько страсти, столько неясной прыти, что это не могло не пугать. Да и вся сложившаяся ситуация не могла вызывать какие-либо другие чувства, кроме как зарождающийся страх, страх неправильности и неестественности происходящего. Было слишком чуждо воспринимать его без «камуфляжа», без человеческого вида. Не входило в привычное мировоззрение и то, что делала она это все с неким недочеловеком. Однако прекращать было нельзя, она слишком близко подобралась к цели, чтобы упустить ее. Да и перспективы будущего не прельщали отдачей себя в рабство Драконам.
Если же искать в настоящем моменте хоть что-то положительное, можно сказать, что Микеланджело, в принципе, делал ей приятно. Умело ласкал, действовал осторожно и не спеша, словно понимал, как легко ее можно спугнуть. Хотя порой, природная напористость брала верх над ним, а особенно, к поздним сумеркам. Оставалось тешить себя лишь тем, что осталось совсем чуть-чуть.
- Алекс? О чем ты думаешь? – его вопрос вывел ее из задумчивости, заставив вернуться в реальность. Она сидела на диване, он положил голову на ее коленки и валялся рядом, в полной эйфории от происходящего. Девушка глянула на него с неким облегчением, сейчас воспринимать его было гораздо проще. После прогулки он так и не сменил «внешний вид», а потому походил сейчас на самого что ни на есть обычного и вполне симпатичного молодого человека. Единственное сожаление в этом случае вызывало лишь то, что нельзя было запустить пальцы в вихрастые, взъерошенные волосы цвета спелой пшеницы. Все-таки этот Донателло действительно гений – создать такую привлекательную голограмму, это ведь просто нечто.
- М? Да ни о чем таком. Уже поздно, не находишь?
Стало снова слегка не по себе, даже чуток противно. Противно от этих розовых соплей, что ей приходилось разводить, от этого приторного уюта, который приходилось старательно создавать – от всего этого уже нещадно воротило. Ей так хотелось обратно, наверх, в вечно шумный Нью-Йорк, в котором где-то и что-то постоянно случается. Где в бетонных джунглях полагаться можно лишь на себя, да на верного пса, который беспристрастно бережет относительный покой хозяйки. Ей так не хватало той свободы ощущений, частого адреналина, который словно наркотиком разливался по венам, что казалось, ее скоро вывернет наизнанку.
Он не ответил, только слабо улыбнулся, снова взглянув на нее своими пронзительными и чистыми голубыми глазами. Столько грусти и тоски в них отразилось в тот момент, что невольно засосало под ложечкой, а в голове лихорадочно пронеслось «А вдруг он что-то знает?..»
Ладонь его коснулась шеи девушки, пальцами он начал аккуратно водить по ее коже, а затем, аккуратно приподнявшись на локте, он уже в который по счету раз – ее поцеловал. Алекс ответила, прикрыв глаза, пытаясь в этот же момент лгать самой себе, на тему того, что ей это все страшно не нравится и что все это воздействовано только для ее какого-никакого, а будущего.
Тонкие губы Микеланджело были всегда чуть холодноваты, но быстро приобретали характерную припухлость, после особо долгих «милований». Тонкие пальцы бегло пробежались по щеке парня, она порывисто выдыхала, порой слегка отстранялась, дабы подарить ему дарящую массу надежд улыбку, после чего все повторялось привычным сценарием, ведь его интересовали не только нежные улыбки. Чем дальше, тем напористее он себя проявлял, отдаваясь приятным ощущениям, пользуясь тем, что она совсем не сопротивляется. Глас совести на какой-то момент утих, а спустя малое количество времени пришло осознание того, что она уже лежит под ним, слегка вжимаемая в диван. Его колено очень по собственнически расположилось меж ее ног, ладонь беззастенчиво касалась определенных участков на ее животе, а свитер задрался вверх, не выводя в свет разве что грудь. Стало как-то не себе. По спине прошелся холодок, кожа покрылась мурашками, а осознание того, что вскоре, все может выйти из под контроля, сильно ее отрезвило.
Попытки аккуратно прекратить это самоволье были отклонены им сразу же, ниндзя намеков не понимал. Поэтому пришлось действовать жестче, с силой вдавив колено ему под дых, после чего парень, наконец, соизволил оторваться от столь увлекательно действия, глянув на нее чуть помутневшими глазами. Ресницы его мелко дрожали, глаза казалось стали ониксовыми, а дыхание жгло подбородок и губы.
- Что-то не так?
- Хватит.
В тишине ее голос прозвучал, словно удар бича, холодно и резко, хорошо отрезвляя, заставив вернуться в бытие насущное. Он непонимающе уставился на нее, будто бы и вправду не понимал, что же все-таки не так. Требовательно пихнув его коленом под живот и заставив сесть, воровка тут же прикусила кончик собственного языка, явственно ощущая, как пылают щеки и как часто ей приходится дышать.
- В чем дело?
- Эм… я не думала, что… что это будет так… так быстро. Да, именно, быстро! – Святые угодники, ну что за бред она несет?! Ведь не скажешь ему, что с мутантами целоваться, это немного ненормально, пускай эти мутанты и стараются походить на людей, как можно больше.
Юный Черепах кивнул, усевшись по-турецки. Похоже, что понял, а может, просто делал вид. Продолжать совершенно не хотелось, лишь сердце отстукивало бешеный ритм, напоминая о произошедшем.
- Я не хотел на тебя давить… Извини, я не подумал…
Он либо правда так мало думает, либо просто вошло в привычку повторять эти слова, как спасительное заклинание, выводящее из тьмы в свет. И казалось ей, что правда кроется именно во втором предположении. Шутливо улыбнувшись, девушка пихнула мутанта в бок и дружелюбно обняла, доверчиво уткнувшись носом в ямочку на шее. Помнится, давно-давно, в глубоком детстве, когда отец еще не начал пить, она делала точно так же. От него тогда пахло дешевым одеколоном и гелем для бритья, но лучше смешения этих запахов, для нее ничего не могло быть. Он покачивал ее, совсем маленькую, на руках, а она доверчиво жалась, жмурилась и надеялась, что это продлиться еще очень долго. Воровка тихо вздохнула и принюхалась. От Микеланджело, на удивление, пахло очень сладко, обволакивающе и успокаивающе. Ванилью. Наверняка опять трескал булочки за обе щеки.
- Ничего страшного. Ты иди спать, ладно? – голос звучал чуть приглушенно, могучая лапища друга нежно, прямо-таки по-отечески поглаживала ее по спине, находя в этом действии лишь ему одному известное умиротворение. Майк был такой большой, такой сильный, с ним было очень уютно, а главное надежно. На секунду даже стало жаль, что он все-таки, не человек.
- А ты? Не пойдешь со мной? – прозвучали лукавые нотки и он, кажется, даже улыбнулся, глубоко, размеренно дыша.
- Ишь какой. Нет, я как обычно.
Посидев приличия ради еще пару минут просто в обнимку, Микеланджело, наконец, встал и удалился, насвистывая некий прилипчивый мотивчик, который он наверняка подцепил из рекламы. Александра облегченно вздохнула, с легкой нерешительностью смотря перед собой. Она уже не могла терпеть, понимая, что симпатия начинает перерастать в нечто большее, а поцелуев скоро захочется и самой, как бы она не отпиралась и не следовала логическим умозаключениям. Сроки поджимали, внутренний дискомфорт нарастал снежным комом. Придется идти ва-банк. Пан или пропал, как говорится.
А потом надо будет бежать, бежать сломя голову к треклятым Драконам, после чего желательно забыть эти дурные несколько месяцев. А главное забыть этого недотепу, милого, доверчивого, дурашливого Майки, с его поразительно глубоким и умным взглядом. Пока сама не влюбилась. Случайно, разумеется.

***

Он проснулся, чувствуя себя слегка раздраженным. Все нормальные существа, в четыре-пять утра - видят седьмой, самый крепкий сон, а его разбудило урчание в желудке. И за что ему, спрашивается, такое наказание? Еще глаза не продрал, а уже хочется пожевать.
Взгляд сонно оглядывал окрестности собственной комнаты так, словно не он ее хозяин, да и вообще молодой ниндзя очутился здесь совершенно случайно, в первый раз. Кажется, дядя Морфей готов был снова заботливо укутать его в свое прелестное одеяльце, парень начал сонно прищуривать глаза, как заветную тишину нарушило внутриутробное бурчание. Назойливое и требовательное, будто бы не кормили его, по крайней мере, неделю, что чревато последствиями. Не везет, так не везет, тут уж ничего не поделаешь.
Кланк, приютившийся у его бока, лениво мявкнул и едва шевельнул пушистым хвостом, словно говоря о том, что коли дорогой хозяин все-таки надумал сходить поесть, то пусть уже валит, да побыстрее, дабы другим спать не мешал.
Микеланджело вздохнул, точь в точь великий мученик, и, похлопав себя по животу, все-таки встал. Лениво потянулся, до хруста суставов, смачно зевнул и нехотя зашаркал по вечно-холодному каменному полу.
Дверью он старался не хлопать, да и вообще, по возможности, вел себя достаточно тихо. Во-первых, не дай Всевышний, разбудит Рафа. Брат тогда выползет из комнаты со страшными и опухшими от хронического недосыпа глазами, фирменной походкой начинающего зомби доковыляет к нему и попытается ласково свернуть шею. Почему? Да потому что вечно не высыпается, приходя в логово только к трем часам ночи. А еще хуже, если проснется Мастер. Он с осуждением покачает головой, чуть дрогнут его тонкие усики, а потом заставит отрабатывать дополнительное время, в то время как остальные будут заниматься уже своими делами.
Медленно и лениво перебирая ногами, ниндзя постепенно приходил в себя, понимая, что мир все-таки чертовски несправедлив к юным, подрастающим организмам. Ведь почему-то биологические его часы шли совсем не так, как принято в Манхеттене. Внезапно он осекся и остановился, прекратив разводить сопли над зыбучими песками времени. Объектом его внимания стала темная фигура, которая, сгорбившись, ступая на цыпочках, несла в руках нечто, напоминающее в темноте ничто иное, как каску с шипами. Грешной мыслью, Майк сперва решил, что это снова Рафаэль, надумавший играться в «Ночного Всевидящего». Едва на лице парня начала расползаться хитрая улыбка, как мозг, слегка запаздывая, выдал, наконец, информацию о том, что дражайший братик давно и мирно дрыхнет в своей комнате, и что даже если прислушаться, то можно будет уловить тихий храп, который доносился со стороны опочивальни Рафа. Да и братец далеко не был дрыщеватого, пардон, астенического телосложения. Лео тоже спит, ибо встает всегда не раньше семи. Донателло остался спать в кресле, в лаборатории, в которой ни днем, ни ночью не переставало что-то гудеть.
Темная фигурка, прижимая «рогатую каску» к себе, воровато двигалась к выходу. Даже в темноте виделось напряжение, а в голову прокралась мыслишка, намекавшая, что фигурка то, до боли знакомая, если очень хорошо подумать.
Он замотал головой, будто пытаясь развеять этот мираж, если сия фигуру, можно было так назвать. Но ничего не исчезло и это все же навело на определенную мысль. Губы сжались в тонкую ниточку, пальцы крепко сжали перила. Это ведь не могла быть она, не так ли? Мысли хаотично заметались в голове, послышался легкий скрип зубов. Он тут же схватился за первое, что попалось под руку – баскетбольный мяч. Почему-то начав дышать чуть чаще, прищурившись, он с силой швырнул мяч в незадачливого вора. Не попал. Лишь сердце начало отстукивать, как бешенное, некий безумный ритм. Мяч ударился о пол, буквально рядом с ногами воришки. Испуганно замерев, вор прижал каску к себе еще теснее и взглянул прямо в его сторону. Чуть растрепались во тьме короткостриженные волосы, разомкнулись в немом ужасе губы. Ладони его сжались в кулак, он выпрямился, задышал медленно, сипло и как-то тяжело. Нутро заполнили желчь, обида, непонимание. Он узнал ее, а где-то внутри что-то оборвалось под гнетом понимания того, что его самым наглым образом предали.
Фигурка испуганно попятилась, а потом стремглав бросилась бежать, тут же скрывшись из виду. Микеланджело взревел. Грозно и страшно, сжимая кулаки так, что ногти впивались в кожу, оставляя крупные серпики кровоподтеков. Что-то в нем клокотало диким зверем, он тут же спрыгнул вниз. Помчавшись следом, сузил глаза в две немигающие щелки и сосредоточенно нахмурился. Дверь захлопнулась почти перед носом, все работает на автомате. Острый слух четко улавливал шлепанье ботинок по лужицам канализации.
- Чертова дверь! – он глухо зашипел, дожидаясь, когда вход снова отворится. Побег был совершен, ее уже не было слышно. Зато он знал, в какую сторону она направлялась. К первому из люков, что выведет ее на поверхность, не нужно быть Холмсом, чтобы догадаться. Глупая, неужели она и впрямь решила, что сможет так легко сбежать?
Он сорвался с места будто стрела. Мчался по тоннелям, чувствуя, как пощипывает глаза, не то от обиды, не то от детского желания разрыдаться. Микеланджело совершенно не понимал за что его так, но зато отлично понимал, что приютил дома крысу, каким бы каламбуром это не звучало.
- Шлюха! – он выкрикнул это громко, так, что слова эхом вернулись обратно. – Ты бы переспала со мной, если бы тебе это было нужно, не так ли?!
Обида накрыла волной, он бежал, но так никого и не нагнал. Лишь тяжело дыша, добежал до люка, задрав голову вверх. Крышка была косо сдвинута, будто бы в спешке. Желваки нервно заиграли, не сдерживая эмоций, он ударил кулаком о стену. По кирпичу пошла легкая рябь, посыпалась крошка. Костяшки оцарапались, и теперь по грубой коже, тонкими струйками сбегала кровь. Но это ведь невозможно. Она никак не могла от него уйти. Не могла какая-то воровка убежать от мутанта с огромным стажем ниндзя.
Голова, не переставая, гудела, мысли превратились в кашу, по руке рябиновым соком продолжала стекать кровь. В груди щемило, приходилось еще больше щурить глаза, чтобы не разрыдаться, как маленький мальчишка, которого поколотил старший брат.
- Дрянь… - глухо прошипел он, направившись обратно домой, совершенно забив на ноющую боль в руке. Кажется, он сломал палец. Да и надо бы проверить, что же такого она утащила. Проверить, в порядке ли семья, не приключилось ли чего в его отсутствие. Он готов был ожидать чего угодно, угрюмо разглядывая мрачные, полные отчуждения стены канализации.
Но Микеланджело многого не знал.
Не знал того, что люк плохо закрепили рабочие, спускавшиеся вечером вниз по работе.
Не знал того, что воровке просто банально повезло, иначе он бы запросто догадался, что она снова где-то спряталась, отлично осознавая его физические возможности.
Не знал, то Алекс сидела под завалами мусора и камней, куда забралась вместе со шлемом.
Не знал, как она беззвучно рыдала, проклиная тот день, когда все это началось, как кусала губы в кровь и до боли прижимала шлем к себе, покачиваясь слегка, совсем как маленькая, пытаясь тем самым заглушить бурю эмоций, которые царили у нее в душе.
Никто вообще не знал, что получится все так сумбурно и по-дурацки.
Когда же парень вернулся в логово, все уже стояли на ушах. Все, кроме Мастера Сплинтера, который мирно попивал неизменный жасминовый чай и шевелил тонкими белесыми усиками. Он сообщил, что похитили шлем Шреддера, что Александра, скорее всего, ошивалась здесь изначально специально, да и все это, скорее всего, более-менее, но спланировано. А так же, намекнул, что если они постараются, то шлем все-таки вернуть смогут, но уже не у той, что его выкрала. Говорить загадками, так в его стиле.
Майки молчал. Молча, шмыгал носом, совсем как подросток, которому только что отказала первая красавица школы. Он не говорил, в горле стоял ком. Лишь кивал, а потом попятился в комнату, после чего мешком плюхнулся на кровать, мысленно пообещав себе найти ее и проучить. Сделать так, чтобы ей даже стало страшно, а потом, возможно, даровать свободу и отпустить. Да, он обязательно ее найдет.

Вероломный автор забыл выставить здесь 7 главу и вспомнив, добавил ее, так что искать ее рядом с 8 и 9 включительно.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#21  Сообщение Пт 23 дек 2011 13:45 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 14 ноя 2011 14:57
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 30
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Ася
Очень понравилось, главу 7 тоже прочитала)
Правда Майки я не совсем таким себе представляла, а боле...А неважно...
Пиши дальше)

_________________
Я не прогибалась и не прогнусь.
Не унижалась и не унижусь.
Если я ушла, то не вернусь.
Я так жила, живу и буду жить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#22  Сообщение Пт 23 дек 2011 21:41 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 30 апр 2011 17:23
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Ася Петей
Я очень рада, что Вы меня читаете)
На счет Микеланджело: я попыталась передать ярость и злость уже повзрослевшего Майки, чуть более циничного и не такого "мягко-плюшевого", каким его привыкли видеть, не делая из него опять же только шута или нечто подобное. Видимо удается плохо)


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#23  Сообщение Вс 25 дек 2011 14:31 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 14 ноя 2011 14:57
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 30
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Ася
Да нет, всё норм)Пиши дальше)

_________________
Я не прогибалась и не прогнусь.
Не унижалась и не унижусь.
Если я ушла, то не вернусь.
Я так жила, живу и буду жить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#24  Сообщение Пн 26 дек 2011 21:54 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 30 апр 2011 17:23
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Глава 14.

Семь утра и почти полная, слегка гложущая тишина. Даже ночью бывает гораздо шумнее, нежели сейчас. Рассвета еще не наблюдалось, людей, впрочем, тоже. Воскресенье творит чудеса, что уж тут скажешь.
Сердце бешено билось в груди, она опасливо оглядывалась и прижимала этот злосчастный шлем к себе. Глаза у нее опухшие, покрасневшие, словно заспанные. Алекс щурилась, часто и жадно дышала морозным воздухом, продолжая идти. В теле словно пружина, девушка вся напряженна и готова к тому, что из любого угла сейчас выскочит уже хорошо знакомый мутант. Мысли совершенно спутались, но лишь одно она знала точно – сейчас ей срочно надо идти к Драконам, дабы отдать, наконец, этот чертов шлем некого Шреддера. Будь он неладен.
Двигалась юная девушка неспешно, вслушиваясь в скрип снега под ногами, подставляя лицо легкому ветру, что трепал короткие, грязные волосы. Дышала она жадно, чуть приоткрыв рот; ей казалось, так она надышится быстрее. Кончики пальцев чуть задубели, она едва ощущала обжигающе-холодный металл шлема. Ею завладела апатия, ведь не было никакого смысла отдаваться срывающим крышу эмоциям, что устроили бурю в душе. Хотя одновременно с этим, она понимала, что испытывает явный страх. Он безумным голосом нашептывал разные сценарии развития ее действий, внутри все сжималось в единый комок. А в голове лишь одна мысль, о том, чтобы скорее дойти, скорее отдать шлем, затем найти пса и валить. Валить куда подальше. В другой город, например, где не будет никаких Драконов, не будет мутантов, не будет людей, которые так спокойно к ним относятся.
Кто-то начал остервенело кашлять в переулке, отчего она замерла на месте, уже заранее готовая биться хоть до самой смерти. А ничего страшного там не было. Лишь бомж, разведший костер, сидел и грелся, тихо вздыхая в косматую бороду. Заболел. Значит, скоро умрет. Деньги на лекарства у его навряд ли имелись, в больницу такого тоже никто не возьмет. Умрет, сидя у костра, его завалит снегом, а когда вонь начнет распространять свой гнилостный запах по округе – его найдут. Но ему уже будет все равно. А самым страшным было осознание того, что в любой день, то же самое может случиться и с ней.
Ускорив шаги, тихо шмыгнув носом, она продолжила идти, петляя по улочкам, от которых уже успела отвыкнуть. Надо было как можно скорее сокращать дистанцию, а страх подстегивал, толкая вперед, не давая возможности обернуться.
Добравшись до места, Александра вздохнула с облегчением. У входа торчали двое верзил, с нелепыми прическами и волосами цвета «вырви глаз». На плечах у обоих красовался алый дракон, раззявивший пасть в оскале. Все так же неспешно она подошла поближе, ни один из них даже мускулом не пошевелил, разве что чуть напряглись, увидев, что именно она тащила с собой вместе. Видимо, до них дошло, кто именно перед ними стоит и зачем пришел. Войдя в здание, первым, на что напоролся взгляд, оказался, ринг. Рядом несколько столиков со стульями. За одним из них сидели две девушки и парень, выглядящие привычно нелепо. Играли в карты. Девушки, хитро переглядывались, похоже, что мухлевали. Заметив ее, одна из них, тут же подскочила и убежала, видимо за тем, чтобы доложить начальству о ее прибытии. Воровка же просто стояла у стены и ждала. Опустила взгляд, прижав «каску-шлем» к себе, как родную. Тут было чуть теплее, чем на улице, а ноги, казалось, стали ватными.
- Эй, ты… эм… Сандра? – девичий, немного грубоватый голос окликнул ее, воровка дернулась.
- Александра, - машинально поправила она.
- Неважно. Хватит топтаться на месте, шевелись.
Незнакомка властным жестом махнула ей, намекая на то, что пора бы уже двигаться. Алекс кивнула, незамедлительно последовав за девушкой. Чем быстрее все это дерьмо кончится, тем скорее она сможет свалить отсюда, да подальше.
Кабинет старого знакомого встретил ее холодным равнодушием. Стены зачем-то расписаны граффити, пахнет краской со смесью алкоголя, всюду разбросан мусор. И лишь стол, да кожаное кресло выглядят прилично. Где-то в углу комнаты покоилось старенькое, задрипанное кресло, чью обивку слегка подрали. В двери торчал глубоко вогнанный нож. Миленького, ничего не скажешь. У единственного в кабинете окна, статуей, стоял тот, кто был ей нужен. Все те же стально-синего цвета патлы, находившиеся в неком творческом беспорядке, рослая широкоплечая фигура, неприятное лицо, покрытое мелкими шрамами и хитрые, с легким прищуром гадкого змея – глаза. Выглядел он чуть потрепанным и сонным, возможно, разбудили его только что, сообщив о ее приходе.
- Надо же, кто пожаловал! Сколько лет, сколько зим, Алекс! – с ироничной улыбкой, он кинул на нее полный брезгливости взгляд, широко раскинув руки. – Обниматься будем?
- Перебьюсь.
- Ну, это как хочешь. Желание дамы, для меня закон.
Воровка ухмыльнулась, поняв, что на этом обмен формальными любезностями был закончен.
- И давно ты стал джентльменом?
- Ты многого обо мне не знаешь. А теперь, хватит точить лясы. Переходим к главному. Вижу, что шлем у тебя. Это очень хорошо. Слежки надеюсь, не было?
Александра отрицательно замотала головой, после чего быстро преодолела расстояние между ними и поспешно всучила шлем ему в руки, да напоследок так, чтобы побольнее. Мужчина никак не среагировал, лишь широко улыбнулся, рассматривая то, что некогда принадлежало некому Шреддеру.
- Кто он? – мужчина бросил на нее удивленный взгляд. – Кто владелец этой железяки?
- Не твое дело. И вообще, валила бы ты отсюда. Ты нам больше ничего не должна, и чтобы через пару минут духу твоего здесь не было.
Воровка, молча, последовала его совету, возликовав в душе. Ну, наконец-то! Едва она подошла к двери, как та, с легким скрипом, отворилась. Весь проход занимал один, поистине огромный человек, со светлыми, длинными волосами, собранными в косичку. Мощью и силой от него веяло аж за версту. Он глянул на нее, будто на ничего не значащую букашку, но соблюдая этикет, отступил, дав пройти. По телу пробежали мурашки, и она пулей выскочила вон. Дверь за спиной глухо захлопнулась, удалось уловить лишь обрывок предложения:
- Так вот он где. Госпожа Караи давно дожидается…
Выбравшись из здания, воришка, наконец, спокойно выдохнула. Свой долг ей удалось выполнить, насильно заставлять себя что-либо делать уже не надо. Легкая улыбка тронула ее губы, комом на нее обрушилось внезапное облегчение. Осталось лишь забыть все произошедшее, разобраться с подсознанием и убедить себя в том, что это только затянувшийся сон. Убедить себя в том, что никаких мутантов не существует вообще.
Подойдя к горке со снегом, она зачерпнула его в ладонь и тут же отправила в рот. По телу снова пробежались мурашки, голова словно начала остужаться. Ее будто «отпускало», даря, наконец, возможность мыслить трезво, реалистично и хладнокровно. Совесть первым же делом кольнула ее, напомнив, что она в этом мире совсем не одна и что она – это «мамка» здоровенной белой псины, с которой они не виделись уже пару месяцев. И черт знает, что с ним за это время могло приключиться.

***

- Кейси, я уже говорил тебе, что Майки полный, безнадежный, законченный…
- Идиот. Да-да, очень много раз, - верный товарищ в маске, с кучей спортивного снаряжения за спиной, ответил ему немного раздраженно, но в словах слышалось истинно вселенское смирение.
- И я снова и снова буду это повторять! – поставил жирную точку Раф, таясь на крыше одной из многочисленных квартир.
Изо рта вырвался клуб пара, Рафаэль чувствовал себя разгоряченным. Будь он неладен, этот младший брат! Слишком наивный, слишком доверчивый. Любви ему, видите ли, захотелось, женской ласки не хватило. Да ремня ему в детстве не хватило, а не женской ласки. Хорошей взбучки, да вправки мозгов, чтоб не повадно было. Но это потом. Сейчас важно углядеть, куда девчонка потащила их давний трофей. Не зря, ох не зря она ему не нравилась. Как бабка надвое сказала. Но чего ради брата не сделаешь. У него же эти, как их там… чувства! А Сплинтер, этот старый, умудренный жизнью крыс. Спрашивается, что он ему потакал то, а? Надо было еще тогда, на Рождество – отвесить ей пинка, чтобы катилась, да подальше. А теперь, вон оно все как вышло: Микеланджело в расстроенных чувствах, соплях и депрясняке торчит в комнате и ведет бессмысленные беседы на тему «любит или не любит» с котом, Донателло осматривает дом на наличие возможных пропаж, а Леонардо молча, корит себя, за то, что не оберег младшего от определенных душевных страданий. Один Рафаэль тут же кинулся на поверхность, да поскакал к знакомой квартире, за верным напарником, которого сонная жена пускать из теплой постели не хотела. Спустя пару часов, им все-таки удалось отыскать воровку. Та двигалась маршрутом прямиком к «Драконьему логову», как в последнее время его и величали. Но ведь девка к ним не принадлежала, это он знал наверняка.
На данный же момент, Рафаэль с другом на пару засели на крыше и наблюдали, изредка обмениваясь кратковременными репликами, на тему происходящего. Долгое время ничего существенного не происходило. Как скрылась в здании, так и не было ее видно. Не криков, ни выстрелов. Ничего такого, зачем надо было бы соскакивать с места и бежать на выручку. За шлемом, естественно. Спустя время подъехала машина и оттуда, не спеша, вытолкался Хан. Внешне малопривлекательный и по сугубо личному мнению Рафаэля, похожий на гиппопотама, он поплелся все в то же здание. Раф, слегка нервничая, закурил. Предложил и Кейси, но он отказался, сославшись на то, что жена ему, потом, за табачный запах сделает выговор, трофейно выдаст швабру с тряпкой наперевес и отправит генералить. Мол, раз навонял, то теперь мой-три-создавай чистоту, чтобы все потом было с запахом хвои. Мутант пожал плечами, втайне радуясь тому, что ему женитьба уж точно не грозит.
Легкие не спеша наполнялись дымом, даря легкое упоение, а потом этот дым медленно выдыхался, колечками, даря спокойствие шаткой нервной системе ниндзя. Наконец девчонка вышла оттуда, но уже без шлема. Значило ли это, что сия дешевка работает на Драконов? Молодой мутант нахмурился, затушив сигарету о крышу. Отпустить воришку было бы слишком глупо, она ведь обманула не только доверчивого Майка, но и всю семью, а этого Раф спустить ей просто так не мог. Что-то внутри него требовало возмездия. Одновременно с этим, он осознавал и то, что ценный трофей оставлять без присмотра нельзя – кто знает, куда его потом заныкают. А соваться к этим размалеванным чудикам одному, было бы верхом глупости.
- Раф, она уходит, – голос Джонса вывел его из размышлений. – Надо же, такая тихоня с виду. Никогда бы не сказал, что аферу замутила.
- Пхах. Это ее работа, Кейси. Доверчивые идиоты вроде Майки – ее работа. Она и не должна выглядеть как размалеванная леди-вамп. Смекаешь?
Друг в маске усмехнулся, понятливо кивнув.
- Итак, - Раф поглядывал то на удаляющуюся девицу, то в сторону «логова». – Ты следишь за этой… шельмой. И смотри мне, из виду ее не потеряй. А я звоню братцам, и мы нападаем на этих уродов.
Кейси, сняв маску, тут же недовольно скривился, вопрошающе глядя на черепаха.
- Почему вам всегда все самое интересное, а я должен метаться неизвестно куда, за девицей, которую второй раз в жизни вижу? И с каких это пор ты командиром заделался?
- Ну, во-первых – это наше, семейное так сказать дело, маску мы должны вернуть. Во-вторых, - на лице Рафа мелькнула хитрая улыбка. – Если ты не ввяжешься в драку и я скажу об этом Эйприл, то она, скорее всего, смягчится. И отменит «неделю без секса», которую тебе пообещала сегодня утром, когда я, наконец, вытащил тебя из кровати.
Это оказалось именно тем предложением, от которого Кейси отказаться никак не мог. Разве что поломался чуток, а потом мигом поскакал в след за воровкой, оставив мутанта в гордом одиночестве.
Довольно ухмыляясь, ниндзя поплотнее запахнулся в плащ и поправил черную, лыжную шапку, что держала лысину в тепле. Надо же, как все оказалось просто. Стоило Джонсу услышать о реабилитации себя в постели, и он тут же согласился. И не ясно точно, то ли любит он так сильно свою женушку, а то ли просто удовлетворения мужских потребностей желает. А может и то и другое, он еще толком в этом не разобрался.
Наконец появился Хан, в сопровождении одного из своих многочисленных шестерок-прихвостней. У первого в руках и покоился шлем Шреддера; оба неспешно направлялись к машине, которая поджидала их у калитки. О чем-то негромко говорили: один высокомерно, второй заискивая.
- Дон… Дони! – парень зашипел в трубку, зорко следя за тем, как парочка садится в машину. – Это Раф! Я нашел шлем, нашел девчонку. Что значит «как»?! Обыкновенно. Вместо того чтобы задницу отсиживать, побежал искать. Да, девка ушла, но Кейси теперь при ней хвостом. Кейси я из дому вытащил – не тащится ведь в одиночку.
Машина тронулась, Рафаэль сдавленно рыкнул.
- Хватит заваливать меня вопросами. Потом объясню. Часы на мне, местоположение отследишь. Я знаю, что правильно называть их «галограмник»… но какая, сейчас, разница-то?! Ноги в руки и пошли надирать им задницу. Шлем у Хана, а говорить на бегу, к твоему сведению, неудобно.
Гудки, наконец, сообщили о том, что Донателло положил трубку. Фургончик, бренча выхлопной трубой, направлялся в сторону центра. Солнце лениво подымалось, но никого ласкать теплыми лучами не спешило. Но кого, спрашивается в воскресное утро – это волнует? Разве что редких борцов за здоровый образ жизни, которые скрипя зубами, выползали сейчас из теплой постели.
Бежать приходилось быстро, перепрыгивая с крыши на крышу, хватаясь грубыми ладонями за перила пожарных лестниц, иногда даже приходилось бежать по земле, а потом он снова стремительно взбирался вверх, продолжая преследовать фургон. Дыхание нисколько не сбивалось, ведь еще не так он гнался наперегонки с братьями. Галограмник тускло замерцал, значит, Дон уже начал отслеживать его местоположение. При этом он еще и сработал, почему-то по своему прямому назначению – Рафаэль мельком глянул на собственные руки, ставшие человеческими. Кривая улыбка рассекла лицо парня. Похоже, что умник решил устроить мини-спектакль и поиграть в «воришек». Никто кроме «своих» ведь и не знал, что они могут становиться внешне похожими на людей. И в этом, безусловно, имелось огромное преимущество.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#25  Сообщение Пт 30 дек 2011 12:09 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Пн 14 ноя 2011 14:57
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 30
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Ася
Требую проду!!))Очень понравилось)
Шикарно))Раф как обычно в своём репертуаре(обожаю его**)

_________________
Я не прогибалась и не прогнусь.
Не унижалась и не унижусь.
Если я ушла, то не вернусь.
Я так жила, живу и буду жить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#26  Сообщение Вт 03 янв 2012 10:47 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Чт 15 дек 2011 17:13
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 10
Откуда: Якутск
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Яна
А где продолжение?!!!?!!!!!!!!!!!! :shock:


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#27  Сообщение Вт 03 янв 2012 16:13 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Сб 30 апр 2011 17:23
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 92
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Ася Петей
Ame
Прода - на листках IRL.
Готова давно, а вот руки никак не дойдут взять и переписать на комп, да-а.... диагноз: лень, всегда при мне.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#28  Сообщение Ср 04 янв 2012 10:09 
ученик ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Чт 15 дек 2011 17:13
На счету: 30.00 баллов

Сообщения: 10
Откуда: Якутск
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Имя: Яна
Leopold, нет!!! Продолжения >_< очень хочется узнать, что будет дальше. Я сюда каждый день захожу, чтобы ваш фанфик прочитать, огорчает, что проды нет :(


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#29  Сообщение Вс 26 фев 2012 10:03 
ученик ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Вт 21 фев 2012 12:59
На счету: 33.00 баллов

Сообщения: 17
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
Имя: Янчик)
Leopold, я в восхищении! У тебя очень здоровский стиль, такой легкий и одновременно с таким глубоким смыслом) Очень хорошо прописаны переживания Майки. Только не мучай его так сильно больше, он же почти ребенок!))
С нетерпением жду проды!)

_________________
Счастлив не тот у кого все есть, а тот кому больше ничего не надо… ©


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 29 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме: