Главные новости Ninjaturtles.ru

• [20.02.17][NEW!] На сайте доступен переоформленный TMNT Volume 4 №3
• [19.02.17] Новости Toy Fair 2017
• [18.02.17] Новые фигурки по классической трилогии (1990 года) в формате 1/4 от NECA
• [18.02.17] Официальный анонс фигурок Донателло и Микеланджело в формате 1/6 от студии DreamEX
• [16.02.17] На сайте доступен перевод на русский язык Tales of the TMNT Volume 2 №10

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Здесь хранятся полностью законченные, дописанные Фан-Фики.

Модераторы: Kaleo, Миято, Уфик

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Вс 08 янв 2017 20:37

Название: Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!
Автор: sfinks
Бетта/Гамма: нет
Вселенная: TMNT 2003
Персонажи: Черепахи, OC (OFC, OMC)
Жанр: джен, POV, hurt/comfort, юмор
Размер: мини
Краткое описание: А какой будет реакция нормального взрослого человека на вломившихся в квартиру гигантских, истекающих кровью черепах-мутантов?
Предупреждения: OOC(возможно), AU, присутствует обсцентная лексика. Также в наличии имеются подробные описания увечий разной степени тяжести их лечения и упоминания некрасивых, но возможных последствий.
Разрешение: Сначала спросите автора.
От автора: Крик души. Изо всех сил стараюсь не превратить ГГ в Мэри Сью.



Погода была на редкость гадостная. Отяжелевшие тучи наползали друг на друга зыбкими свинцовыми плитами и грозили обрушить на город тонну-другую воды.

Зябко поежившись, плотнее кутаюсь в плащ и натягиваю шарф до самого носа. Пряжа неприятно влажная - натуральные ткани вообще долго сохнут, а уж после утреннего ливня... Неизбежная плата за качество.

Проклятая сырость, уже неделю держится. От луж - целых рек! - дождевых вод не спасают даже ливневки. Из переполненных водостоков вода разливается по дорогам, втрое увеличивая количество ДТП. Но даже в Нью-Йорке, довольно чувствительном к погодным условиям, от работы никого не освобождают. Не в русском филиале, во всяком случае.

Выходить на улицу не хотелось совершенно, но желание оказаться, наконец, дома меня пересилило. Как же хочется сейчас просто лежать на диванчике, под теплым одеялом и пить чай с лимоном под бубнеж телевизора...

Стоило мне только выйти за порог родного офиса, как меня заботливо окатил из лужи убогий таксист на стареньком форде.


- Potruasausche, bl@ad!
- не смогла промолчать я. Вот, вроде и культурный человек, и не матерюсь почти, но отведешь душу крепким словцом и сразу легче становится. Будто уже и по родине-матушке не так сильно скучаешь. Рядом смачно высморкался измотанный "работяга" с табличкой " need beer money -Подайте на еду и пиво". Прямо как дома.

Стоило мне отойти на пару шагов от дверей, как меня тут же закрутил простуженный водоворот большого города. В ноздри густо вливался неповторимый "аромат" развивающейся окраины: дешевый кофе, несвежая мусорка и китайская лапша. Уже не гетто, но еще не фешенебельный район - тут так просто на такси не ездят, экономят. Я, конечно, не бедствую, но лучше пешком пройдусь(в такую погоду водители берут втридорого). Благо, живу недалеко - всего в паре кварталов.

Утешая себя этой мыслью, я упрямо шла по лужам, в бесконечной сырости, даже без зонта. Да и бесполезен он, по большому-то счету.
Ветрина невозможный, да еще и слякоть, и гадкая, непрекращающаяся морось - только заболеть не хватало!

Малодушно спасаюсь от стихии в ближайшем супермаркете. Ну, как супермаркете? Просто маленький частный магазин с относительно широким ассортиментом. Деликатесов тут, конечно нет, но хлеб, молочка и снеки - везде одинаковые.

Удачно зашла, однако. Как раз надо мелкому чего-нибудь вкусненького прикупить. Итак, спустя пятнадцать минут неспешной прогулки по крошечному залу, обходя стеллажи по второму кругу, я поймала себя на том, что закинула в корзинку с продуктами вторую пачку чипсов. Нет, можно, конечно побаловать сорванца, но мне же сестра голову оторвет, если узнает, чем я подкармливала ее ребенка. Эх, а ведь именно я когда-то настаивала на соблюдении здорового рациона и отучала Светку пить газировку галлонами и заедать все это переперченными сухариками. Именно "настаивала", пока не осталась один на один с неуправляемым племянником, мгновенно захватившим всю территорию моей квартиры. В частности - содержимое холодильника и диван с телевизором. Пришлось откупаться.

Это маленькое чудовище ещё умудрялось меня шантажировать! Тут образ "доброй тети" сыграл против меня. Одно дело, когда приходишь в гости к младшей сестре, чтобы посидеть вечерок с ее отпрысками, пока она с мужем сходит в кино или просто "развеяться". Это было даже забавно - играть в пиратов с Максимкой, смотреть вместе с ним любимые мультики моего детства и юности, "плести" совсем крошечной, до безобразия слюнявой Кристиночке единственный хвостик... Но стоило только им оставить своего старшенького на МОЕЙ ТЕРРИТОРИИ, как от милого мальчика не осталось и следа! Мой любимый племянник мутировал в капризного, жаждущего переслащенных красителей и канцерогенов демона, который включал телевизор на полную громкость, скакал по квартире, пугая соседей снизу, бесконечно хотел играть и орал, если ему что-то не нравилось! А, закончив с "подготовительным этапом" это чудовище начало настоящую психологическую атаку, два дня без перерыва заставляя меня смотреть эту жуткую "Свинку Пеппу", которая ему, между прочим, тоже не нравилась. Но зато нравилась его сестренке, что позволило его психике сформировать некий "иммунитет", против этого адища. А когда и это не сработало - он захватил мой ноутбук!

Короче, хватило меня на два с половиной дня. Потом я сгребла мелкого в охапку и повела по магазинам. Там он выбрал себе приставку и пару странных видеоигр, сюжет которых потом с умным видом пересказывал мне всю обратную дорогу. Тогда же мы зашли в супермаркет, где он набрал всякой дряни, руководствуясь не столько собственными вкусами, сколько рекламой по телеку и моим выражением лица. Увидев понравившуюся упаковку, он просто пихал ее мне в руки, чтобы я прочитала состав, и по степени ужаса в моих глазах решал, стоит ли покупать то или иное "яство".

Ну кто, кто меня просил приглашать сестру провести отпуск в Штатах? И детей с собой прихватить, ага. Ладно хоть карапузочку теще оставили - мне Максима за глаза хватало. А ведь они еще неделю будут в "романтическом туре", который я же, балбесина, им забронировала!
Спустя еще пятнадцать минут бессмысленного шатания по сухому, теплому помещению, я наконец-то свернула к кассе. Уже приготовилась сделать "приветливое лицо", чтобы не шокировать хрупкую душевную организацию местного обслуживающего персонала, но, встретившись взглядом с пожилой латиноамериканкой, поняла бессмысленность данной предосторожности. Глаза женщины были бездонны, как Марианская впадина, и излучали стойкое презрение ко всему живому. Смуглое лицо, испещренное мелкими морщинками, осталось приятно-постным, без раздражающего подобострастия и наигранного дружелюбия. Скупое: "Card or cash?" - согрело душу, заставив в очередной раз вспомнить матушку-Россию.

Самостоятельно сложив в пакет покупки, даже без намека на недовольство таким "хамским" по западным меркам обслуживанием, я позволила себе немного похулиганить. По-настоящему улыбнулась озадаченной женщине, бросив напоследок веское русское "Spasibo".
Именно за такое выражение лица я и люблю здешние окраины. Про полумифическую "русскую мафию" не слышал только глухой и ленивый, а слухи о ней ходят самые разные. И, пусть никто даже толком не знает, чем она, эта МАФИЯ, занимается, как выглядит и что из себя вообще представляет - услышав русский акцент предпочитают не связываться. Лично я даже сомневаюсь в существовании тут "русской мафии" как таковой. По крайней мере, в этой части города.

Также у меня есть стойкое подозрение, что в создании этой легенды непосредственное участие принимал наш пьяный коллектив. Пару лет назад, во время новогоднего корпоратива, мы как-то спонтанно решили, что гулять ночью по Нью Йорку и орать
"Chernyi voron" и "Oy moroz, moroz..." хором, двумя отделами - это отличная идея. Еще, вроде, кто-то хлопушки брал... Потом все утро конфетти из волос выковыривала.

Ох уж эти стереотипы!

Делать "приветливое лицо" все же пришлось, чтобы не пугать невовремя вышедшую выгулять собачку соседку. Ну, как "пугать"? Скорее - давать повод для сплетен. Как оказалось, любопытные старушки обитающие у подъездов, в том или ином качестве, имелись в каждой стране. Настоящая культурная прослойка, отдельная каста, именуемая на родине "сарафанным радио".
Вдовствующая миссис Льюис в свои шестьдесят с небольшим была свежа и задорна, как весенний грех, отчаянно, но со вкусом молодилась и регулярно водила в дом престарелых кавалеров. С ее легкой руки вот уже почти год среди соседей ходит слух о "русской лесбиянке"...
Очаровательно скалюсь в ответ.

- Здравствуйте, миссис Льюис! Как Ваши дела? - неродной английский привычно скатывался с языка, звеня вымученной радостью встречи.
- Замечательно, дорогая. - соседка придирчиво оглядела мой весьма непрезентабельный вид. Ее взгляд ненадолго задержался на раскисшем бумажном пакете с покупками. - А как у тебя? Как твой племянник?

- У нас все хорошо, миссис Льюис. Только что зашла в магазин, купила закусок, шоколад и чипсы. Думаю он будет просто в восторге. - Да, лучше не давать ей повода выдумывать содержимое пакета самой. Мало ли, вдруг завтра окажется, что я бегала под дождем в ликеро-водочный или покупала у какого-нибудь репера пистолет, чтобы отбиться от мстительной "подружки"? А что, фантазия у дамы богатая! Каждую неделю что-нибудь новенькое узнаю. Не про себя, так про соседей.

- О, звучит здорово! Какая сегодня погода? Все так же холодно и сыро? Малышка Бон-Бон может простудиться. - О, да, ее собачка достойна отдельного упоминания. Маленькая, лобастая и пучеглазая, на диво страшненькая даже для чихуахуа, к породе которых она и принадлежала. Про себя я звала Бон-Бон только Голумом. - Боже, сладенькая, что с тобой? Её всю трясет!

Да, выглядело животное действительно неважно. Большие влажные глаза блестели еще больше обычного, из пуговичного носика текло, а сама она выглядела так, будто ее сейчас вырвет. Наконец, Голум смогла повернуть голову, и пару раз неуверенно, визгливо тявкнула.
- Не переживай, Бон-Бон, как только ты закончишь все свои "дела", мы сразу же пойдем домой! - трепетная забота миссис Льюиз об этом уродливом существе меня, признаться, всегда умиляла. Как, ну вот как можно ни во что не ставя людей, так трястись над своим питомцем?
Я уже собиралась воспользоваться моментом и удалиться, но, как оказалось, обмен любезностями еще не закончился.

- Кстати, я перед выходом слышала какой-то шум из твоей квартиры. Будто упало что-то тяжелое. Я постучала, спросила у мальчика, все ли у него в порядке, но он ответил как-то напряженно... Кажется, он уронил что-то из мебели. Только не будь с ним слишком строгой, дорогая! Дети в его возрасте очень активны, а он сидит целыми днями дома один - похоже, даже компьютерные игры не панацея... - мягко почесывая свой блохастый акксесуар напутствовала она меня. - Ох уж эти мальчишки!

Уже окончательно распрощавшись, мы с миссис Льюис смогли, наконец, разойтись полюбовно. Немало этому поспособствовала скулящая Голум. Судя по жалобному выражению морды, несчастный зверь уже давно и страстно мечтал опорожнить мочевой пузырь прямо на новенький жакет своей хозяйки.

Я уже доставала ключи из сумки, когда за дверью что-то грохотнуло. Мне показалось, или я слышала, как кто-то выругался?
По спине пробежал холодок.

Да, район у нас не самый спокойный, но все же мало кто устраивает разборки в подобных местах. Улицы довольно оживленные, не такие, как в центре, но все же... Так что, в основном новостные сводки сообщают о небольших кражах или мелких ограблениях. Из убийств - в основном бытовуха, а вот взломщики...

Быстро достаю телефон и набираю 911, не нажимая пока на кнопку вызова. Сжимаю в руке почти до скрипа.
Едва открыв дверь, я услышала приглушенные голоса из квартиры. Максимка с кем-то разговаривал. И, хотя это мог быть всего лишь телевизор - что с ребенка возьмешь? - я с опаской зашла внутрь.

И с трудом сдержалась, чтобы не заорать.

Квартирка у меня небольшая - уютная студия, недалеко от работы. Дешевенькая, как раз для одного человека, в качестве отдельной комнаты обустроен только санузел. Она просматривалась, вдоль и поперек даже из прихожей, поэтому, при всем желании, не заметить четырех огромных зеленых монстров, обосновавшихся на "кухне", было невозможно.

Я не смогла твердо удержаться на ногах и отшатнулась назад, к двери, больно ударившись локтями и лопатками. Резкий звук привлек внимание "гостей" и я, не теряя времени, потянулась за спрятанной за шкафом битой. На экран зажатого в руке телефона смотреть было страшно - я уже несколько раз нажала на кнопку вызова, но даже в наступившей напряженной тишине не было слышно гудков. Выставив перед собой злосчастную биту, я с опаской опустила глаза на экран. Сигнала сети не было.


Bl@ad.

Неотрывно следя за обосновавшимися на кухне пришельцами, засовываю бесполезную железяку в карман. Обхватываю рукоять биты обеими руками. Сердце бьется где-то в пятках, периодически подскакивая к горлу вместе с тошнотой. Раз, два, три, четыре... Где Максимка?!

- Теть Марин! Все хорошо! - несносный мальчишка вышел из-за сутулой спины одного из существ. Бледный, взъерошенный, он казался по-настоящему хрупким и крошечным, стоя возле широких темных фигур. Даже при ярком электрическом освещении - темных. - Все хорошо! Они не причинят нам зла!

Грязные, уродливые, с кое-где ободранной до мяса шкурой, они выглядели изможденными, но несломленными. Опасными.

- Максимка, иди сюда... - даже не пытаюсь сдержать дрожь в голосе. Бита тяжелая, неприятно оттягивает руки. Ребенок делает шаг вперед.
Свет падает на багровые пятна, расползшиеся по футболке. Пестреющие на руках.

- Максим! Иди сюда! Живо!

Проклятый монстр тянет вперед трехпалую лапу и, вроде, пытается что-то сказать.

Кровь ударила в голову, расплылась перед глазами темной мутью. Из горла рванулся глухой рык:


- S@ebi ot rebenka nahy@!

В три шага оказываюсь рядом с племянником, дергаю его себе за спину, не обращая внимания на протест. Удерживаю за шкирку одной рукой и пытаюсь осмотреть на предмет повреждений. Не опускаю биту, не поворачиваюсь спиной. Слава богу - всего лишь пятна!

- Со мной все в порядке, кровь не моя! Тетя Марина! - Глупый ребенок! Бледный, перепуганный, цепляющийся за веру в сказку. Сказку о добрых пришельцах? О мутантах из канализации?

- Бери телефон, беги к соседке. Вызови 911.

Когда-то, еще в школе, я зачитывалась придуманными историями ненастоящего мира. Про бессмертных межгалактических преступников, ниндзя и почти-смешную мафию, которым с блеском противостоят благородные мутанты. Не верила, нет. Конечно не верила. Но так приятно было ненадолго сбежать от реальности...

Добегалась.



Продолжение следует...
Выпрями спину.

Аватара пользователя
Kaleo
Главный Критик
Сообщения: 5637
Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 263 раза
Поблагодарили: 462 раза

Re: Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Kaleo » Вс 08 янв 2017 20:54

Просьба оформить шапку согласно Правилам раздела и пришлите мне в ЛС.
Заранее спасибо.
Изображение

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Re: Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Чт 19 янв 2017 18:25

— Мисс, пожалуйста, умерьте панику. Я прекрасно понимаю Ваши чувства… — голос у говорившего был приятный, глубокий и спокойный, привыкший повелевать. Тем сильнее бросался в глаза диссонанс с внешностью. — Но, прошу, выслушайте нас. Вызывать полицию нет нужды. Если Вас не затруднит, мы уйдем как только стемнеет. Прошу Вас, мисс…

Я почти не слушала, что он говорит, рассматривая перемазанную бурым, примирительно выставленную вперед трехпалую ладонь. Только сейчас заметила, как тяжело он стоял, привалившись бедром к краю стола, часто переводя дыхание, прикрывая рану на правом боку плотно прижатым к ней кухонным полотенцем. Будто впервые, я внимательно посмотрела на своих «гостей».

Все они выглядели одинаково скверно. На матовых шкурах, покрытых старыми шрамами и собственным узором из трещин и чешуек, темнели размазанные кровавые дорожки. Второй мутант выглядел более грозно. Он сидел у противоположного конца стола, спиной к раковине. Широкие плечи, темная шкура и звериные глаза, прищуренные из-за спекшихся бурых наплывов. Скула слева распухла вместе с надбровной дугой, так что глаз почти совсем закрылся. Лоб его был рассажен длинным косым порезом, из которого не переставая сочилась кровь. Он аккуратно сложил руки на столешнице, зажимая костяшки на одной обычной прихваткой. Третий, в оранжевой бандане, кажется, легко отделался и сейчас молчаливо стоял за спиной последнего, судя по всему, самого «тяжелого» мутанта. Голова у того была перевязана окровавленной фиолетовой тряпкой, взгляд плыл и, если бы его плечи не придерживали руки стоящего за его спиной существа, он бы, наверное, уже свалился со стула на пол.

— Мисс… Вы позволите нам остаться на ночь?

Я вновь повернулась к говорившему, стараясь не смотреть ему в глаза. За плечо, прямо на задернутые занавески с парой кровавых отпечатков. Странно. Я не заметила ни у кого из них глубоких ран…

— Бесполезно, Лео! — голос у обладателя звериных глаз оказался низкий и хриплый, будто сорванный. Он резко поднялся, тяжело опираясь руками о стол. Мебель жалобно скрипнула. — Ты не должен перед ними унижаться! Эти люди ничем нам не помогут. Хорошо, если сами не прирежут, когда ты потеряешь сознание, захлебываясь вежливостью! Мы уйдем и переждем в другом месте.

— Раф…

— Что?! — рявкнул тот, подавшись вперед, но… от резкого движения он покачнулся и неловко обрушился на столешницу на подогнувшихся локтях. — Бл***!

Кажется, я знаю автора бурых разводов на занавесках. Руки и корпус более-менее целы, из раны на лбу не могло натечь достаточно, чтобы ослабить эту махину. Ноги?

— Рафаэль! — голос первого мутанта отрезвлял не хуже пощечины. Из него исчезли повелительные нотки, остались лишь усталость и беспокойство. — Мы не в состоянии искать другое место. Мы не можем вернуться в убежище и рискуем, если свяжемся с друзьями. Нам нужен отдых. Хотя бы несколько часов... — он вновь обратился ко мне, глядя прямо в глаза. Он не боялся просить. Не угрожал и не приказывал. — Мисс, мы не причиним вреда ни Вам, ни ребенку…

Слушать это было… странно. Сердце все еще было не на месте, а взгляд невольно задерживался на чужих ранах.

«Не будь дурой! — взывал ко мне здравый смысл. — От них разит чужой кровью, они приведут беду и в твой дом тоже!»

Где-то во мне жаждущий приключений сорванец боролся с циничным взрослым…

— Тетя Марина… — племянник всхлипнул, вцепившись в подол так и не снятого плаща.

…Пока их обоих не придавила разбуженная состраданием совесть.

Тяжело вздохнув, я медленно опустила биту. Руки затекли, да и пользы от нее все равно никакой нет. На мой суровый взгляд ребенок ответил упрямым прищуром:

— Я никуда не пойду. И звонить не буду!

— Отставить! Пока ты под моим присмотром, будешь слушаться старших, — забрав из вспотевших ладошек телефон, я вновь посмотрела на экран. — У вас что, глушилки есть?

— Что? — наконец из взгляда говорившего со мной мутанта окончательно пропала эта неуловимая обреченность. На ее место пришла спокойная уверенность и, кажется, настороженность. — С чего Вы взяли?

— Сигнал сети пропал. Не знаю, какой радиус действия у этой штуки, но лучше бы Вам ее отключить.

— Разве это не может быть из-за погоды?

— Вряд ли. Буквально четверть часа назад все работало.

— И под каким же предлогом ты вызовешь копов? — вклинился мгновенно ощерившийся… Рафаэль?

— Я не… — взгляд зацепился за лежащее на столе оружие, которое это озлобленное чудовище поглаживало кончиками пальцев. Черт. — Я не самоубийца, ясно!

Атмосфера накалялась с пугающей быстротой. От нервного напряжения и успевшего отойти куда-то на периферию страха начали путаться слова. Родной русский, привычный английский, да даже давно и прочно забытый французский смешались в голове и лишь чудом не срывались с губ эмоциональным бредом.
Ситуацию спас мутант с разбитой головой, над которым до этого, не встревая в разговор, тихонько ворковал его сородич. Едва не вырвавшись из удерживающих его рук, он резко склонился вбок, и его вырвало. Остальные мгновенно обернулись к нему и на какое-то время не начавшийся толком конфликт был исчерпан.

— Донни! Донни, ты как? С тобой все в порядке? — скороговоркой бормотал пришелец в оранжевой бандане. Он уже не просто придерживал его от падения, а заботливо обнимал за плечи, слегка укачивая. — Ну же, брат, скажи, что все в порядке! Скажи, что все будет в порядке, Донни…

«Уходи, убегай, пока они отвернулись. У тебя в доме есть аптечка — они сами найдут все что нужно. Хватай ребенка и не геройствуй!»
Неуверенный шаг назад. Максимка все еще прижимался ко мне, будто оцепенев, и не отводил глаз от разыгравшейся сцены.

«Сумка у тебя на плече. Кредитка на месте, зарядка и телефон — тоже. Завернуть ребенка в куртку, чтобы не было вопросов про кровь, и можно спокойно остаться в гостинице на несколько дней. Взять отгул на работе и не появляться в квартире, по крайней мере, неделю», — мысли о побеге сменяли друг друга с бешеной скоростью. На ватных ногах мы оба медленно отступали к двери…

— Мисс! — не оборачиваясь обратился ко мне тот, кого я про себя уже окрестила «лидером». — Боюсь, в сложившейся ситуации… мы не можем позволить Вам просто уйти.

К горлу подкатила тошнота, пальцы судорожно стиснули так и не выпущенную из рук биту. Но, прежде чем я успела по-настоящему запаниковать, он продолжил:

— Марин, правильно?.. Марин, Ваш племянник говорил, что Вы медик. Это так?

Я всегда подозревала, что однажды медицинское образование выйдет мне боком, но почему-то мне всегда казалось, что это будут старушки-соседки, требующие померить им давление и пристающие с разговорами «за жизнь», а не… ЭТО. Мда.

Не могу назвать свое основное образование ошибкой молодости, все же именно благодаря ему у меня есть хорошо оплачиваемая работа за границей… По специальности, которую я получила на дополнительных курсах, да. Почти не связанная с медициной, между прочим!

— Я не практикую… я не подтверждала квалификацию в этой стране! Я скорее добью, чем вылечу! — прикусила язык, но поздно. Ага, не факт, что они теперь не добьют МЕНЯ, узнав о моей бесполезности. — Ну, то есть… я могу только промыть и перевязать раны. На этом все!

— В сложившихся обстоятельствах… этого более, чем достаточно. — Тяжело вздохнув, он позволил себе опуститься на пол рядом с братом. Полотенце на ране уже вымокло, а рука, прижимавшая его к боку — ослабла.

Кажется, я только что согласилась быть их "полевым доктором". Если подумать... дела у этих страшилищ действительно плохи. Куда еще они могут пойти, кроме случайной квартиры? Наверняка на таких странных существ ведется охота - вряд ли они стали бы забираться в жилую квартиру, да еще в спальном районе, без веской причины. А судя по тому, что двое из них едва держатся на ногах, а третий - вообще не ходячий, дела у них действительно хуже некуда. Даже если у них есть друзья в городе, готовые помочь в случае чего - с такими ранами по городу особо не побегаешь. К тому же, учитывая пресловутые глушилки, они даже не собирались никому звонить. Это могло быть просто-напросто опасно, причем не только и не столько для чудищ, сколько для их друзей.

Но ничего из вышеперечисленного не отменяло того факта, что мы, по сути, находимся в заложниках у четырех вооруженных рептилий. Хотя, скорее уж, мы все - заложники ситуации.


Продолжение следует...

Я облизала слипшиеся губы.

— Максим, принеси тазик из ванной, пару чистых полотенец и аптечку.

— Какую? Ту, которую мне мама собирала, или твою походную? — уже практически успокоившись, уточнил тот. Удивительный мальчишка — так быстро ко всему адаптируется.

— Обе. Но сначала вымой руки и смени футболку, а то смотреть страшно!

Сама я стянула, наконец, промокший плащ и отставила биту. Недалеко, рядом с сумкой. Туфли на каблуках полетели к черту, сменившись на легкие спортивные кроссовки. Нет, я не хожу по квартире в обуви, но если придется экстренно эвакуироваться из собственного дома, то лучше делать это не босиком. Волосы лезли в глаза и нещадно вились от влажности, так что я быстро собрала их в неаккуратный пучок. Не представляю, как я выгляжу для этих существ, но, должно быть, зрелище весьма жалкое.

Наконец, собравшись с духом, я с опаской приблизилась к мутантам.

— Эмм, извините! — негромко окликнула я, стараясь удержать дрожь в коленях. — К-как вас зовут?..

Существо в рыжей бандане нервно хихикнуло.

— У тебя на кухне четыре истекающих кровью черепахи-мутанта, а ты вместо того чтобы с воплями бежать из дома и вызвать полицию, спрашиваешь наши имена? Леди, да Вашим стальным яйцам позавидует даже терминатор! — шутка грубоватая, вымученная, с явными нотками истерики. На удивление ясные голубые глаза смотрели с веселым отчаянием. Будто он знал, что если вести себя серьезно, соответственно ситуации, то… Что?

— Н-не думаю, что это будет лишним, — глядя на его руку, поглаживающую выпачканную рвотой щеку брата, я смогла, наконец, снова взять себя в руки. — Как вы уже знаете, меня зовут Марина. Можно «мисс», можно «док» — думаю, сейчас это будет оправданно.

— Меня зовут Микеланджело. Этот угрюмый тип с заплывшей рожей — Рафаэль, а тот, с кем ты разговаривала до этого — наш лидер, Леонардо. А это Донателло, наш умник. - На имени "тяжелого" брата его голос дрогнул. Я снова посмотрела на черепаху с перевязанной головой. Дыхание частое поверхностное, из под узкой, насквозь пропитанной кровью повязки сочилась кровь. Глаза были закрыты и непохоже, что он еще как-то реагировал на происходящее. Черепно-мозговая? Плохо.

- Обычно наши раны всегда обрабатывает Дони. Если бы он был цел мы бы не стали вламываться в Ваш дом. - Лидер, Леонардо, снова поднялся, опираясь о спинку стула, и продолжил говорить, развернувшись ко мне всем корпусом. В этот раз мне почему-то было легче встретить его взгляд. - Спасибо Вам за помощь.

Мне стало неловко.

Стоящее передо мной раненное чудовище вовсе не было таким уж страшным и грозным, как показалось с перепугу. Плотный и широкоплечий, с перекатывающимися под толстой темно-зеленой шкурой мышцами, он был примерно моего роста, если не ниже. Закованный в панцирь, как в доспехи, он двигался свободно и плавно, даже не смотря на рану. Лицо его было довольно отталкивающим, с крупным ртом и узкими ноздрями, зато глаза - абсолютно человеческие, холодного оттенка серо-голубого.

И теперь это странное создание благодарило меня - МЕНЯ, которая угрожала им битой и почти вызвала полицию! - за то, что я согласилась дать им переждать до темноты у себя в доме. Полчаса назад я даже не предполагала, что буду чувствовать себя виноватой перед ввалившимися в мою квартиру мутантами, а теперь мне совестно, что я сравнивала их со зверями.

Громко брякнувший о столешницу тазик тут же вернул весь рабочий настрой. Максимка, уже умытый и переодевшийся в свою любимую футболку с человеком-пауком, гордо продемонстрировал мне свою "добычу". В только что вымытый, еще влажный таз были навалены свежие полотенца и пара пачек неоткрытых бинтов. Венчали махровую гору две крупные косметички и футляр со старым, подаренным бабушкой еще на первом курсе, механическим тонометром. Я тут же переставила "косметички" на более устойчивую поверхность и распотрошила содержимое в поисках перекиси.

- Так... Так, Максим, ты помнишь, чем тебе мама коленки лечит? - отчаявшись найти что-то в этом хаосе противопростудных и слабительных, обратилась я к племяннику.

- Теть Марин, ну что ты со мной как с маленьким? Так бы и сказала "найди в этой куче перевязочный материал"! - и, встав коленками на стул, деловито зашарил в аптечках-косметичках. Золото, а не ребенок.

Быстро поставив кипятиться свежий чайник и пару кастрюль с водой, я подошла к тихо переговаривающимся мутантам.

- Вы в состоянии перенести Донателло на пол, ближе к дивану? - Плюнув на вежливые формулировки, спросила я. Братья переглянулись и, вместо ответа, осторожно подхватили его под руки.

Леонардо уже подался вперед, чтобы помочь, но был остановлен мрачным взглядом своего свирепого брата. На опухшем, залитом кровью лице черепахи большими русскими буквами читалось:
"Sidi na jope rovno, ubogiy!". Микеланджело подхватил Донателло с другой стороны.

- Медленно, без резких движений! Так, где-то тут у меня был дождевик... - Найдя плотный полиэтиленовый балахон, я быстро расстелила его на ковре, в паре шагов от дивана, так, чтобы будущая "койка" не помешала бы его разложить. Накинув поверх импровизированной клеенки плед я приглашающе похлопала по нему ладонью. - Теперь укладывайте.

Я обернулась...

Рафаэль смотрел на меня с непередаваемым выражением лица. Его не заплывший глаз нервно дергался, узкие ноздри раздувались с шумом втягивая воздух, а губы кривились от причудливой смеси непонимания и отвращения. Микеланджело тоже смотрел на меня широко распахнутыми глазами, а их лидер лишь дернул уголком губ в понимающей усмешке.

И тут до меня дошло, как это выглядит со стороны.


- Oh, bly@d... Я ничего такого не имела в виду! - заткнисьзаткнисьзаткнись, не вздумай оправдываться! - Слушайте, если у него сотрясение мозга (а, судя по всему, так оно и есть) то вашего брата лучше вообще не трогать, по крайней мере двое суток. Суток! И почему-то я совсем не уверена, что все обойдется одной лишь рвотой.

Судя по вновь скривившимся лицам, ход моих мыслей все поняли верно. Не знаю уж, что там у них с метаболизмом, но рептилии тоже испражняются. Даже мутанты. И, честно говоря, мне совсем не хотелось вникать в этот процесс.

- Хорошо, вот так... - бормотала я, пока мои импровизированные пациенты все вместе усаживались на полу. - Придержите его пока в сидячем положении - надо сменить повязку.

Наполнив тазик чистой водой я вернулась на место, вооруженная парой полотенец, перекисью и стерильными бинтами. Вместо спирта для обработки рук пришлось достать из заначки бутылку русской водки. Плеснув немного на ладони и глотнув "для храбрости" прямо из горла, я принялась за дело.

Для начала необходимо снять старую повязку. Благо, это было не сложно - рана еще слегка кровоточила и ткань просто не успела присохнуть окончательно. Дальше - сложнее. Её следовало очистить. Осторожно орудуя влажным махровым полотенцем я старалась стереть запекшуюся кровь с головы и шеи и, по возможности, промокнуть рану, выбирая оттуда бурые сгустки. И вот, два испорченных полотенца, четыре болезненных стона и три предупреждающих рыка спустя, передо мной предстала большая кровоточащая шишка с крупной неровной ссадиной. Видимо, в месте удара лопнула кожа и края разошлись из-за отека. Теперь рану следовало продезинфицировать и перевязать.

- Слушай, здоровяк, могу я попросить тебя не рычать на меня каждый раз, когда тебе что-то не нравится? - обратилась я к сидящему рядом Рафаэлю. - Сейчас я буду поливать открытую рану перекисью. Это, конечно, больно, но так надо. Согласен? Я пытаюсь помочь твоему брату и, если тебе станет от этого легче, то скоро придет и твоя очередь. Comprende?

Тот ничего не ответил, лишь хмуро кивнул, вцепившись в край панциря брата за его плечом. Из-за толщины и цвета шкуры нельзя было судить о "бледности" или "покраснении"... Но кожа на напряженных костяшках была натянута до предела. Только-только запекшиеся корочки лопнули, поблескивая свежей кровью.

Тяжело вздохнув, я покрепче стиснула в пальцах скатанный из обрывка бинта тампон и щедро плеснула на рану перекисью. Донателло слабо дернулся и застонал. Краем глаза я заметила, как напрягся его буйный брат, беззвучно оскалив зубы, но решила не обращать на это внимания. Розовая пена с шипением выталкивала наружу всю скопившуюся в глубине дрянь. Я быстро промокнула ее тампоном и плеснула снова. Промыв рану трижды я, наконец, накрыла ее сложенным в несколько раз отрезком бинта и неплотно перевязала голову.

- Уже все? - вдруг тихо спросил Микеланджело, о существовании которого я, признаться, уже успела забыть.

Он сидел слишком прямо, не отводя подернутых дымкой глаз от стены за моим плечом.

- Скоро. - Только и смогла выдавить я. Не представляю, какого это - смотреть, на раненого члена семьи. Я всегда жалела сестру, когда та разбивала коленку или ударялась. Но смогла бы я хладнокровно смотреть, как посторонний человек перевязывает ее разбитую голову? Лучше об этом даже не думать...


Продолжение следует...
Выпрями спину.

Аватара пользователя
Anny Shredder
ниндзя
Сообщения: 204
Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
Имя: Анастасия
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 145 раз
Поблагодарили: 35 раз
Контактная информация:

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Anny Shredder » Вс 22 янв 2017 1:10

На редкость реалистично и интересно. Мне очень понравилось. Автор, спасибо за имеющееся и давайте еще
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Пн 23 янв 2017 0:42

Спасибо! Я очень рада, что Вам нравится :oops: Отдельное спасибо за "реалистичность")))
_________________________________________________________


- Максим, принеси тонометр.

- Это что? - Озадаченно замер племянник.

- Прямоугольная черная сумочка на столе. Нашел?

- Ага! - и вот древний "гаджет" уже летел через всю комнату! Неловко поймав едва не впечатавшуюся мне в лоб сумку, я принялась неторопливо разбирать ее содержимое. Помимо тонометра в ней оказались еще фонендоскоп, мягкий "швейный" метр и маленький брелок-фонарик. Проверив яркость светодиода я наклонилась к лицу черепахи и, аккуратно приподняв веко, посветила ему поочередно в оба глаза. Зрачок был узким даже без воздействия прямого света. Реакции не было.

Я недовольно поджала губы. Двусторонний миоз. Но он же не характерен для черепно-мозговой? Особенно учитывая, что тот сидит, пусть с поддержкой, но практически самостоятельно. Или...

- Так, в вас стреляли какими-нибудь транквилизаторами? Может чем-то обкалывали или что-то распыляли? - хмуро поинтересовалась я, надевая на безвольную зеленую руку манжету, чтобы измерить давление. Девяносто на шестьдесят. Замечательно.

- Да, в Дони попали три дротика. Вам нужен образец? - взволнованно спросил Леонардо. Покопавшись в поясных карманах он извлек оттуда небольшой дротик, больше похожий на железный шприц без поршня, с короткой толстой иглой и красным оперением.

- На кой он мне? Я же не химик, а мы не в лаборатории. Я не смогу определить, чем отравили вашего брата или дать ему антидот... Но зато теперь понятно, что у него не только сотрясение. Кстати, он повредил голову до или после того, как его накачали транквилизаторами?

- После. - неожиданно хрипло ответил лидер. - Он начал терять концентрацию, путался в движениях и не мог нормально сражаться... Мы смогли отбить предназначенную нам отраву лишь потому, что Донателло был атакован первым.

- Скажите а Дони... Дони поправиться? - тихо спросил Микеланджело. Ему явно было тяжело смотреть на брата в таком состоянии, но он хорошо держался.

- Не знаю. - честно ответила я. Будь это просто отравление, даже тяжелое, я, наверное, смогла бы как-то их обнадежить, но травма головы все усложняла. Я старалась даже не трогать лишний раз эту шишку, не говоря уже о пальпации, а о рентгене можно было только мечтать... Нет, если есть хотя бы намек на трещину в черепе, то остается только молиться. - По идее, если у него сотрясение, то ему нельзя ничего пить, но... Надо промыть желудок. Сами справитесь?

Сидящие рядом мутанты переглянулись и неуверенно кивнули.

- Скажи, что делать, Док. - ответил Рафаэль, сверля меня не заплывшим глазом.

Его избили и избили сильно. Костяшки уже перестали кровоточить, как и порез на лбу, а на синяки и кровоподтеки можно было не обращать внимания. Дыхание ровное и глубокое, шкура темная, панцирь целый... Левое бедро в верней трети перетянуто какой-то тряпкой так, что та впивалась в кожу и наверняка раздражала рану, уже небрежно обмотанную полотенцем. Так вот что мне в нем не нравилось. Кажется, мутант почти не хромал, когда переносил брата... Но зверь есть зверь - он не будет показывать слабость при посторонних. Значит его раны серьезнее, чем я думала. Плохо, конечно, но он сильный - потерпит.

Если дела будут совсем плохи - придется идти за "швейным набором" и капельницей.

- Максим... - позвала я, но смышленый ребенок уже подхватил заполненный грязной водой и использованными тряпками таз и понес его в ванную. Через минуту чистая посудина уже стояла перед Донателло. - Спасибо.

Я встала, ощущая неприятное покалывание в затекших ногах. Быстро разбавив кипяток в кастрюле холодной водой и размешав в ней столовую ложку соли я перенесла тару к дивану, поставив ее рядом с тазиком.

- Вот, - сказала я, впихивая в руки растерявшегося Рафаэля пустую кружку. - вы должны выпоить ему столько, сколько сможете, пока его не стошнит в таз. Если его не вырвет после пятой кружки - засунь ему палец в рот и надави на корень языка, понятно?

- Подожди, ему что, надо выпоить всю кастрюлю?! - он недоверчиво покосился на жестяного гиганта, чуть не до верху заполненного теплой подсоленной водой.

- Да. Но ничего, это не много. Я думаю этого хватит, чтобы его вырвало хотя бы три-четыре раза. - кивнула я скривившемуся мутанту.

- Теть Марин, а активированный уголь нужен? - помахав стянутыми канцелярской резинкой бумажными пластинками спросил Максим.

- Я уже говорила, что ты у меня умница? - улыбнулась я, поймав брошенную мне пачку адсорбента. - Вот это скормишь ему перед тем, как начнешь поить. Одна пластинка таблеток на кружку воды, хорошо? Скормил, выждал минуту и поишь дальше, пока не вырвет. Они черные, так что не бойся, если рвота будет странного цвета. Справитесь?

- Иди уже к Лео, а мы тут уж как-нибудь сами разберемся, - усмехнулся Микеланджело, набирая воду, пока его брат рвал бумажную упаковку. Он уже почти успокоился и теперь был просто печален, а не на грани истерики.


Продолжение следует...
Выпрями спину.

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Вт 24 янв 2017 23:51

Обернувшись к Леонардо я заметила, что он опустился на стул, свободно откинувшись на деревянную спинку. Правой рукой он опирался о сиденье, а левой все еще пытался зажать рану на боку.

- Как ты себя чувствуешь? - спросила я, размышляя, как же определить у черепахи границы легкого. - Давно стало трудно дышать?

- Все хорошо, только небольшая одышка... - сосредоточенно ответил он, будто прислушиваясь к ощущениям. Я попросила его придерживать повязку другой рукой, чтобы освободить грудь. - Ещё я не могу сделать глубокий вдох.

Наконец, примерившись, я начала простукивать здоровое легкое по левой среднеключичной линии. Звук был ясный, громкий, даже без всякого плессиметра, так что отбив себе с непривычки костяшку я перестала заморачиваться. Странно, но границы левого легкого были практически как у человека. Начав перкутировать грудную клетку справа я чуть за голову не схватилась. Глухой звук над всей нижней долей. Ладно хоть без смещения средостения обошлось...

- Есть чувство тяжести в груди?

- Да, справа...- я присела на корточки возле стула, аккуратно поднырнув под правую руку черепахи, и перехватила окровавленную тряпицу.

- Сейчас будем рану обрабатывать... Держи руку повыше и постарайся не зарядить мне локтем по затылку, хорошо? - Леонардо кивнул и молча завел руку за голову.
В голову отчего-то пришла глупая ассоциация с моделями из рекламы мужского белья или дезодоранта. Нервно хихикнув я потянулась за предусмотрительно прихваченной с собой бутылочкой перекиси. И отставила ее обратно. Сначала нужно смыть грязь и кровь.

- Максим, принеси чистой воды и пару полотенец.

- Тазик занят. - констатировал тот, с брезгливым интересом наблюдая, как одного из "гостей" выворачивает в этот самый тазик черной жижей.

- Ну тогда возьми свободную кастрюлю! И чай завари, пожалуйста. - добавила я, вспомнив что, по крайней мере, у двух мутантов из четырех, возможно, потеря крови. Черт знает, проткнет ли обычная человеческая капельница их зеленую шкуру, так что, возможно, баланс жидкости придется восстанавливать дедовскими методами. Пока что напою их черным чаем с сахаром, а потом надо будет приготовить что-нибудь белковое. Творог с молоком или мясной бульон отлично подойдут.

Отвлекшись на раздумья, я не заметила, как передо мной оказалась кастрюля с теплой водой, в которой плавало маленькое, истошно-розовое полотенце. Выжав ткань одной рукой я начала аккуратно вытирать кровь вокруг раны. Леонардо напрягся и шумно втянул носом воздух. Я бросила короткий взгляд наверх. На лице черепахи застыло напряженное выражение, широкие губы были плотно сомкнуты, а глаза смотрели куда-то сквозь стену.

"Вот это выдержка... " - невольно восхитилась я, но тут же себя одернула. - "Не отвлекайся."

Странные они все же, эти мутанты.

Шкура на боках, в том месте, где у обычных черепах должна быть тонкая костяная пластина, была гораздо плотнее, чем на голове или на конечностях. По сути, она представляла собой настоящую кожаную кольчугу, с частыми костяными чешуйками и толстой подкожно-жировой клетчаткой. Края пластона соединялись с панцирем, судя по всему, ребрами или хрящами. Так, во всяком случае, казалось на ощупь, но ни в чем нельзя быть уверенным, пальпируя через такую "броню".

Отчистив бок от запекшейся крови я осторожно отняла полотенце от раны. Выглядела она, прямо скажем, неважно. Начинаясь где-то в районе четвертого ребра, на сантиметр кпереди от средней подмышечной линии она могла бы называться "колотой", если бы не рваный задний край. Такое ощущение, что противнику удалось-таки "клюнуть" Леонардо мечом, целясь в сердце, но тот в последний момент увернулся, избежав по-настоящему тяжелых повреждений. Вместо этого оружие, выйдя из грудной клетки, разорвало шкуру, оставив напоследок приличную зарубку на панцире.

Однако, рана не "дышала", не свистела, не "хрустела" и не пенилась кровью, исключая пневматоракс, что, в общем-то, обнадеживало. Я изо всех сил надеялась, что это не легочное кровотечение, но, судя по отсутствию кашля с кровавой пеной и лишь незначительной одышке, на этот раз - пронесло.

- Удивительно, что крупные сосуды не задеты, иначе ты был бы уже мертв. - тихо заметила я, промокнув свежую струйку крови чистым уголком.

Леонардо лишь чуть прикрыл веки, молчаливо соглашаясь, что лишь удача не позволила обычному, пусть и потенциально опасному ранению, стать смертельным.

Довольно быстро закончив с обработкой раны, я столкнулась с очередной трудностью: как, мать вашу, это теперь бинтовать?

Обвязать бинтами поперек груди? Панцирь прилично выступает с боков - повязка не будет плотной, даже если проложить сбоку слоем ваты. Дать в руки кусок марли и попросить держать, пока не заживет? Тоже не смешно. Единственный вариант - залепить пластырем, а у меня его не то чтобы очень много. Хорошо бы еще дренаж поставить, мало ли загноится...

Плеснув на руки алкоголь я вновь приложилась к бутылке. И тут меня осенило.

- Максим, принеси сюда скотч.

- Тебе прозрачный или с котятами? - невинно уточнил ребенок, копаясь в ящике со своими игрушками. Да, за неделю проживания "в гостях у тети", этот маленький монстр выклянчил себе ящик игрушек, причем не один. - Тут еще изолента есть, принести?

- Тащи все, что найдешь! - хмыкнула я, начиная складывать из куска стерильного бинта повязку. Придется пока обойтись без дренажа. Лучше так, чем занести инфекцию.

Наконец, на пострадавший бок была наложена вполне себе аккуратная "заплатка", зафиксированная не только вдоль и поперек, но и по периферии широкой клейкой лентой с премилыми котиками.

- Ну, сейчас самое сложное - скорбно вздохнула я, заставив до этого невозмутимо разглядывавшего повязку лидера слегка заволноваться. - Наклонись влево как можно сильнее.

Опершись о стол, он искоса следил за моими манипуляциями. Покряхтев, я пересела с корточек на колени, а потом и вовсе поднялась на ноги, нависая над пострадавшим боком. Легко перкутируя по среднеподмышечной линии вниз я пыталась определить, сдвинулась ли граница тупости и облегченно вздохнула, обнаружив разницу уровней. Потом, держась за спинку стула Леонардо отклонился вправо, и мне снова пришлось подлезать под бок и изворачиваться, чтобы не выслушать желаемое вместо действительного.
Да, так и есть - уровень "гулял" примерно на три сантиметра от исходного.

- Поздравляю, у тебя гематоракс! - тоном бывалой акушерки провозгласила я.

- И что, это хорошо?.. - Осторожно выпрямившись, поинтересовался Леонардо.

- О, это очень хорошо! Особенно для гигантской черепахи-мутанта без медицинской страховки. - Довольно кивнула я, выуживая из своей аптечки упаковку двадцатикубовых шприцов. Вообще-то я покупала их для косметических целей еще в прошлом году, но так получилось, что даже не доставала ни разу. Итак, шприцы, призванные помочь в нанесении натуральных масок для волос, обрели новую жизнь, как инструмент для плевроцентеза. Слабая, но годная замена нормальному троакару.

Из-за пары глотков горячительного у меня улучшилось настроение, движения стали тверже, а вот мысли в голове, напротив, появлялись самые разные. Я уже не так боялась своих нечаянных подопечных и, возможно поэтому озаботилась, наконец, их комфортом.

- Леонардо, - неловко позвала я, ругая себя, что не подумала об этом ДО того, как полезла к его ране. - ты пробовал когда-нибудь что-то крепче пива?

Тот посмотрел на меня с недоумением, а потом, нахмурившись, покачал головой. Я затылком почувствовала на себе заинтересованный взгляд и, обернувшись, наткнулась на веселую ухмылку развернувшегося к нам в пол оборота Рафаэля. Он все еще мягко придерживал изможденного брата за плечи, пока Микеланджело выпаивал тому очередную порцию жидкости. Брр, до чего же он все-таки жуткий тип! Даже обычная улыбка на страшном, разбитом лице выглядела угрожающе, а вместо веселой хитринки в глазах плясали искры от дьявольского котла.

- Не спаивай нашего брата, Док! - коротко хохотнул мутант. - Иначе этот праведник уснет как младенец. И как тогда мы попремся ночью по крышам с двумя телами на руках?

Микеланджело тоже заинтересованно поднял голову, не отрывая кружку от губ брата. Невооруженным глазом было заметно, что он чувствует себя не в своей тарелке. Это из-за того, что ему самому приходится помогать раненым братьям? Или потому что он сам почти не пострадал? Ну, я, во всяком случае, не заметила ни открытых ран, ни вывернутых конечностей. Да и вообще, за исключением пары ушибов, да совсем уж смешных на фоне чужих "боевых трофеев" царапин, он был практически невредим. Что ж, одной заботой меньше!

- Я думаю, алкоголь мне ни к чему, - нахмурился мутант, мягко отодвигая мою руку, протягивающую кружку с горячительным. - Да и Вам, мисс, я больше пить не советую.

- Дурак, это обезболивающее! - вновь протянула ему кружку с едва покрывающей донышко жидкостью. Сколько там того алкоголя? - А мне - для храбрости. Я собираюсь воткнуть шприц в бок гигантской говорящей черепахи, чтобы попытаться откачать немного крови из плевры. Не пойми меня неправильно, я ничего не имею против черепах, просто это не то, чем я мечтала заняться в пятницу вечером. Да и вообще... Нет никаких гарантий, что игла не сломается о твою шкуру, или что я не попаду в нерв, или не воткну ее тебе в... что там у вас вместо ребер?

- Не продолжайте, я понял ход Ваших мыслей... - нервно дернув уголком губ он все же принял у меня кружку. Настороженно понюхав сорока процентный этанол, он слегка пригубил "огненную воду"... чтобы тут же отставить ее подальше, гадливо скривившись. - Как Вы можете это пить?!

- Эх,
milok, ты еще распробуешь этот волшебный напиток! А теперь давай еще глоточек, чтобы нам обоим не было страшно, - плеснув в кружку еще ровно на два пальца я сама поднесла сосуд к его губам. Фарфоровый бок с отчетливым стуком встретил чужие зубы.

Бедняга закашлялся, от неожиданности, но "наркоз" принял. Я, сперва, тоже хотела приложиться к бутылке, но сразу же себя одернула. У меня еще два пациента - нельзя напиваться! Вместо этого я щедро плеснула водку на свежесложенный из остатков бинта тампон и, еще раз проверив границу тупости, отступила вниз на два пальца. Как раз попала в пустой промежуток между "ребрами". Вообще-то иглу вводят по задней подмышечной линии, но... У него вместо задней подмышечной - начало панциря, а у меня вместо нормального троакара - 20-кубовый шприц.

Доступ в плевральную полость был сильно ограничен, не говоря уже о том, что делать все придется в буквальном смысле - на ощупь. Но выбора нет. Если все оставить как есть, то самым благоприятным исходом будет асептический гемоплеврит, а если все же разовьется инфекция, то и эмпиема. Тогда в любом случае будет необходимо хирургическое вмешательство, и я не думаю, что его брат(с отравлением и черепно-мозговой) сам сможет его прооперировать.

Обо мне и говорить не стоит - даже будь у меня необходимая квалификация, я бы в эти дебри не полезла!

Значит, будем лечить и надеяться на лучшее.

- Открой шприц и сними колпачок с иглы. - Твердо скомандовала я. Нечего тянуть - только оба себя накручиваем.

Слегка осоловело моргнув, он довольно ловко распаковал шприц и протянул мне его поршнем вперед. Обработав рабочую зону, я прижала кончик иглы к месту будущего прокола, постаравшись попасть в стык между двумя "чешуйками". Глубоко вздохнув, я попыталась сосредоточиться.

"Ничего сложного - просто надави. Потом откачивай, пока не упрется и выпусти лишнее в посудину. Просто надави. Просто..."


- Nu, s Bogom... - прошептала я одними губами и со всей силы надавила на шприц. Леонардо не заорал, даже не дернулся - только выдохнул от неожиданности. Хорошо. Попади я в нерв - весь этаж был бы уже в курсе.

Игла пошла легче, чем я ожидала. Я остановилась, когда между кожей и канюлей оставалось два миллиметра. Фух, самое сложное позади.

- Эй, Леонардо! Ты там как? - черепах что-то утвердительно промычал и окинул воткнутый в бок шприц нечитаемым взглядом. "Тошнить-команда" в противоположном конце комнаты тоже отчего-то притихла. Не то вода в кастрюле, наконец, кончилась, не то в тазике места не осталось. А, может, тоже прониклись моментом - кто знает? - Подай, пожалуйста, пустую кружку и скотч.

- А скотч зачем? - озадаченно покосился на меня уже потянувшийся за посудой лидер.

- Не буду же я тебе по десять раз иголкой в легкое тыкать? В нерв не попала - и ладно. Если еще кровь сразу наберется - вообще хорошо будет. Если нет - будем перекалывать.

Коротко кивнув, он протянул мне кружку с закинутым внутрь скотчем. Немного подумав, добавил к ним еще и ножницы, и так лежавшие на самом краю стола.

Сперва я на пробу потянула поршень. Моей радости не было предела, когда в шприце показалась кровь. Вот уж точно - дуракам везет! А как иначе объяснить то, что у обычного клерка, ни разу не работавшего по основной специальности, получилось ткнуть куда надо и как надо непонятному чуду-юду с непонятной анатомией?

Накрепко зафиксировав канюлю, я вытянула полные двадцать кубиков и, аккуратно отсоединив корпус от иглы, выпрыснула её в стоявщую на полу кружку. Снова подсоединила к канюле, потянула поршень, сняла, вылила. Подсоединила - потянула - сняла - вылила. Подсоединила - потянула - вылила...

Крови набралось совсем немного, чуть больше полстакана, то есть, около ста пятидесяти миллилитров. Конечно, это далеко не все, но будем надеяться, что мне удастся выкачать ее полностью до того, как она свернется. Так как у моего необычного пациента был панцирь, то и движения корпуса были весьма ограничены. Так что я позволила себе немного "модернизировать" процедуру, не рискуя при этом оставить в чужой грудной клетке сломанную иглу.

Леонардо, схватившись одной рукой за стол для устойчивости наклонился вправо, что позволило мне удалить из плевры еще пятьдесят миллилитров крови. Исчезла даже незначительная одышка, перкуторный звук в нижних отделах был все еще слегка невразумительный, но вполне ясный.

Я с облегчением вытащила иглу и, еще раз хорошенько проспиртовав место укола, наглухо залепила его лейкопластырем. Скромный крестик "телесного" цвета на зеленой шкуре смотрелся до странности комично и даже, я не знаю, мило?.. В любом случае, вкупе со скотчем с котятами он производил просто неизгладимое впечатление.


Продолжение следует...
Выпрями спину.

Аватара пользователя
Валерия
ученик ниндзя
Сообщения: 15
Зарегистрирован: Ср 24 июн 2009 19:20
Откуда: Ижевск, Удмуртия
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 3 раза

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Валерия » Чт 26 янв 2017 15:09

Завязка очень небанальная, буду с удовольствием следить за развитием сюжета) Давненько не приходилось читать действительно реалистичный фанф, и, хоть я не слишком знакома с медициной, приятно читать профессиональный текст, это сразу вызывает уважение к автору)
Счастье - это хорошее здоровье и плохая память.

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Вс 29 янв 2017 23:24

Валерия писал(а):Источник цитаты Завязка очень небанальная, буду с удовольствием следить за развитием сюжета) Давненько не приходилось читать действительно реалистичный фанф, и, хоть я не слишком знакома с медициной, приятно читать профессиональный текст, это сразу вызывает уважение к автору)

Спасибо большое! :oops: Очень приятны Ваши слова, надеюсь, что продолжение тоже не разочарует :D

P.S.: Начинается "мясо" с толикой драмы. Просто предупреждаю.
_______________________________________________


Откуда-то сбоку послышалось довольное хихиканье. Максимка все это время следил за моими манипуляциями, не забывая, впрочем, и о своем задании. В руках он держал две исходящие паром кружки, терпко пахнущие свежей заваркой. Одну он протянул мне, а вторую, толстостенную и пузатую, по размеру больше похожую на супницу, отдал "гостю".

- Теть Марин, я сделал все по инструкции! - мальчишка подбоченился, гордый тем, что его не отослали к соседке, а позволили помогать лечить "настоящих черепах-мутантов". - Пять чайных ложек сахара на кружку. Заварка настаивается в синем чайнике.

- Молодец! - похвалила я племянника, серьезно пожав маленькую крепкую ладошку. - А теперь помоги Леонардо расправить диван. Хотя нет... Пусть он сначала чай допьет. Можешь составить ему компанию, я тебе шоколадку и чипсы купила.

Обрадованный ребенок тут же потянул слегка растерявшегося лидера в "гостиную", бесстрашно вцепившись в трехпалую ладонь. Когда тот в замешательстве обернулся ко мне, то встретился с моим весьма красноречивым взглядом.
"Обидишь или напугаешь - убью" произнесла я одними губами, но он понял и еле заметно кивнул, соглашаясь.

Покопавшись в разворошенных аптечках еще немного, я достала йод, зеленку и еще одну упаковку бинта. К сожалению, перекиси был всего один флакон, да и тот почти закончился, так что я решила оставить его для обработки ран самого дикого зеленого громилы. Подхватив выбранные бутыльки я подошла к дивану, на котором только что перевязанный мной мутант с легкой полуулыбкой слушал умиротворяющий детский треп на дикой смеси русского и английского. Когда я подошла к нему, Леонардо подобрался, слегка склонив голову в... приветствии? Благодарности?

- Самые опасные повреждения я обработала, а с остальным ты, я думаю, и сам справишься. - Неотрывно глядя в серьезные глаза черепахи, я выставила перед ним нехитрые антисептики. - Максим, принесешь еще воды?

- Конечно - тряхнув головой, мальчишка с энтузиазмом пошел споласкивать кастрюлю. Вот бы он посуду мыл с таким же воодушевлением, эх...

- Спасибо Вам, Марин. - Мягко улыбнулся мутант, вновь встретившись со мной взглядом. - У Вас замечательный ребенок...

- Это мой племянник. Но он действительно замечательный. - Слабо улыбнулась я в ответ. - А теперь, прошу меня извинить...

Отвернувшись от дивана, я присела на корточки рядом с остальными мутантами. Таз был заполнен больше, чем наполовину. Сейчас, как и предыдущие два раза, рептилию выворачивало только водой. Неприятное зрелище вызывало легкую брезгливость.

- Сколько раз его вырвало? - обеспокоено поинтересовалась я, вглядываясь в тяжело дышащего черепаха с перевязанной головой. Выглядел тот откровенно неважно, его бледность не могла скрыть даже толстая зеленая шкура, по подбородку и из носа текло, глаза слезились, но сам взгляд был уже более осмысленный.

- Пять... - Выдохнул сам Донателло, пытаясь сфокусироваться на моем лице. Я снова посветила ему в глаза фонариком. Реакция слабая, но была. - Хватит... Мне нельзя пить...

- Да, нельзя, - согласилась я, отбирая у излишне деятельного Микеланджело кружку. - Но сейчас ты не пьешь, а блюешь. Пожалуй, уже действительно хватит...

Подхватив таз с мерзковатым содержимым я, невольно поморщившись, пошла его выливать. Плеснув хлорки я пару раз сполоснула посудину. Черт, этот тазик не пользовался такой популярностью с тех пор, как из-за аварии на пару дней отключили горячую воду! Кстати о воде...

- Донателло? Как ты себя чувствуешь? - присела я перед откинувшимся на грудь брата "пациентом". Он явно устал и почти уже спал, но...

-Нрмлн... - Невнятно пробормотал тот, пытаясь спрятаться от яркого электрического света. Микеланджело, горько кривя губы, как мог загораживал его лицо руками, чтобы на глаза падала тень. Не то, чтобы это помогало, но от такого трогательного проявления заботы всем становилось чуточку легче.

- Ты можешь отвести брата в уборную? - тихо спросила я, стараясь говорить с ним помягче. Видимо, я опять не угадала с тоном или с формулировкой, потому что самый заботливый и самый здоровый из моих "гостей" шарахнулся от меня, как чёрт от ладана. По хихиканью моего племянника и деликатному покашливанию за спиной я поняла, что просто смутила черепашку! - Ну-ну, что естественно, то не безобразно...

Пытаясь хоть как-то сгладить углы я делала ситуацию еще более неловкой и вскоре Микеланджело, которого я пыталась всего-навсего подбодрить, просто сбежал от меня! Впрочем, сбежал он вместе со слабо улыбающимся братом и в нужном направлении, так что поставленную задачу я выполнила.

- Так, здоровяк, теперь твоя очередь! - поманила я за собой все еще ухмыляющегося Рафаэля.

По дороге я выключила основное освещение, оставив лишь пару ламп на кухне. Тем временем Леонардо, под чутким руководством Максимки, раскладывал диван, но внезапный дефицит освещения, казалось, ничуть ему не мешал. Включать телевизор я им строго-настрого запретила, чтобы вернувшийся из туалета Донателло смог нормально отдохнуть.

Чайник еще не успел остыть и первым делом я налила свирепого вида мутанту чаю покрепче. Сахара я положила, пожалуй, даже больше необходимого, но Рафаэль пил с явным удовольствием, даже ни разу не поморщившись. Надо бы еще бульон поставить варить - больные все-таки, да еще и гости, пусть и незваные...

Поставив греться воду в чистой кастрюле и достав размораживаться курицу, я смогла, наконец, вернуться к непосредственно врачебным обязанностям. Рафаэль уже устроился на стуле, немного отставив больную ногу так, чтобы на нее падало больше света и можно было свободно сделать перевязку.

Пожалуй, впервые за вечер мне выпала возможность нормально его рассмотреть.

К ЭТОМУ пациенту следовало отнестись если и не с опаской, то, по крайней мере, с осторожностью. Да что там, подходить к этому монстру было попросту страшно! Он даже не пытался смыть с себя кровь, лишь наскоро вытер руки, да и то, как мне кажется, лишь чтобы не запачкать брата. Казалось, заливавшая лицо кровь, совсем ему не мешала. Уже спекшаяся и потрескавшаяся на переносице и по носогубным складкам, она была похожа на жуткую ритуальную маску. Бурые, почти черные потеки змеились вдоль шеи, заползая на грудь и собираясь сгустками у пластона. Кровью были залиты ободранные руки, она пестрела черными брызгами даже на задней стороне шеи и на затылке, сочилась из множества мелких беспорядочных отметин на руках и ногах, заливала левое бедро и голень, забилась в царапины на панцире и под толстые обломанные ногти... Даже щиколотки, даже чертовы двупалые стопы! Как будто он плясал на свежих вражеских трупах!
Eb*chiy demon voiny!

Глубоко вздохнув, я залила теплой водой растертую ложкой таблетку фурацилина и села на стул напротив своего подопечного. Бинты и перикись уже лежали на краю стола, под ногами - таз с чистой водой и влажное полотенце. Как же мне повезло, что эту махровую дрянь, да еще и целыми наборами, было принято дарить на любые праздники. Идеально-обезличенное, сто процентов полезное приобретение, которое можно бесконечно передаривать коллегам и дальним родственникам, пока оно не вернется внезапным "подношением" на свадьбе твоих потомков, или пока не пригодится в хозяйстве кому-нибудь из владельцев. Комплекты постельного белья и помпезные чайные сервизы были примерно из той же "весовой категории". Однажды зять "соригинальничал" и подарил мне набор носков, со словами: "Разбрасывай по дому каждое полнолуние, авось и мужик заведется". Впрочем, подарок оказался полезный - отец обрадовался и прихватизировал все десять пар вместе с целой шарлоткой и початой бутылкой красного.

Выбросив из головы посторонние мысли, я вновь настроилась на рабочий лад.
Морщась от бьющего в нос соленого металлического запаха, я осторожно убрала полотенце с зеленого бедра.

- Aaa, chtob tebya!.. - первым порывом было набросить полотенце обратно и НИКОГДА больше не связываться с черепахами! Даже с обычными, аквариумными! - Ты что, bly@d, такое сделал, камикадзе?!

Такое чувство, что он сцепился с мясником, твердо вознамерившимся вырезать кусок сочного филе у противника прямо во время боя. Две параллельных раны разной глубины пересекали почти две трети бедра наискосок, ближе к колену. Само же бедро в верхней трети было перетянуто какой-то узкой тряпкой, служившей самодельным жгутом. Вот только, к сожалению или к счастью, наложен он был не правильно. В результате кровообращение в конечности замедлилось, но не до такой степени, чтобы это повлекло за собой какие-то серьезные последствия.

- Кровь хотел остановить. - Поморщился Рафаэль.

- А почему таким варварским способом? Еще бы огнем прижег!.. - возмущенно шипела я, разглядывая это безобразие. - Подавил бы на рану несколько минут - само остановилось. А если уж взялся накладывать жгут при ВЕНОЗНОМ кровотечении, то делать это надо было НИЖЕ раны!

- И прижег бы! К тому же я курсы первой помощи не заканчивал - откуда мне знать когда какую повязку накладывать?! - зло огрызнулся тот, внезапно ударив себя по здоровому бедру. - Некогда было во время боя нормально ногу перевязывать! И следов оставлять тоже было нельзя, а я своей кровью и так уже пару крыш изгваздал...

Это неожиданное откровение немного меня остудило, но неприятный осадок всё-равно остался. Смотреть на раненую ногу было почти физически больно - неплотно наложенный "жгут" сполз, напитавшись кровью и нещадно впивался в верхний край первой, менее глубокой раны. Ткань придется выдирать чуть ли не с мясом, даже если удастся нормально ее отмочить. Ремень его попросить закусить, что ли?..

- "Анестезию" будешь? - мрачно поинтересовалась я, уже набулькав ему добрых полстакана водки. Уровень жидкости в бутылке стремительно уменьшался. Бросив короткий взгляд на его братьев, разместившихся в другом конце квартиры, я добавила уже тише: - И, это... Зажми что-нибудь между зубов. Будет больно.

- Давай сюда свою отраву. - Хмыкнул мутант, уверенно взяв у меня кружку. Не принюхиваясь и не давая себе передумать, он сразу сделал довольно большой глоток... И тут же закашлялся, выплюнув крепкий алкоголь, изрядная часть которого попала мне на колони. Я не знала материться мне или смеяться - этот жуткий тип, исходящий брутальностью и тестостероном, с ухмылкой истекающий кровью и не расстающийся с оружием даже когда ему оказывали первую помощь, совсем не умел пить!

Эта ситуация заставила меня посмотреть на него совершенно другими глазами. Черт, реакция его брата ясно давала понять, что образ жизни они вели, мягко говоря, сдержанный. Действительно, откуда бы им взять крепкий алкоголь? Кто станет нарочно спаивать вооруженных боевых монстров, пусть даже и весьма мирных со "своими" людьми? Я уже не говорю про романтические отношения! Даже если где-то и существуют еще мутанты, или там, инопланетяне свободных нравов, им же еще надо как-то... Ну... Взаимодействовать. Да и шансы их встретить - один на миллиард.

Получается, эти братья, вели буквально МОНАШЕСКИЙ образ жизни! Ну, скорее монахов Шаолиня, чем христианских, но все же...

- Черт, женщина, как ты можешь пить эту дрянь?! - приглушенно взвыл Рафаэль, крепко сжимая болезненно подергивающуюся левую ногу обеими руками. Видимо, водка попала и ему на раны, так что бедро должно было жечь огнем. - У тебя нет нормального обезболивающего?

- Увы, у меня даже анальгина нет, не говоря уже про новокаин. Или ты думаешь, что я бы стала вас спаивать, вместо того, чтобы дать нормальное обезболивающее, если бы у меня был выбор?! - шипела я, оскорбленная в лучших чувствах. - Либо пей, либо я попрошу твоих братьев держать тебя за руки и ноги, и неизвестно, кому в этом случае будет больнее!

- А, черт с тобой!.. - выругался Рафаэль, вновь хватая кружку со стола. На этот раз он глотал быстро, кривясь и жмуря здоровый глаз.

- Готов?.. - спорила я. Он резко отставил кружку и решительно выпрямил ногу, закинув ее на еще один стул.

Вместо ответа он лишь шумно выдохнул через нос, гадливо облизывая разбитые губы. Оглянувшись на свою семью он внимательно всмотрелся в каждого из них: лежащего на боку Донателло, не имевшего ничего против того, чтобы расположиться на полу, привалившегося спиной к расправленному дивану Микеланджело, задремавшего сидя Леонардо... Наткнувшись взглядом на позевывающего ребенка, который весь вечер пробегал, как дежурная санитарка в "час пик", он даже смог выдавить из себя маленькую, совсем не злую улыбку.
Сделав пару глубоких вдохов, он снова развернулся ко мне.

- Давай уже, Док! Я весь твой... - хмыкнул тот и закусил стянутый с запястья кожаный напульсник. Зеленые пальцы плотно стиснули сиденье стула.

На этот раз, помимо мягкого полотенца, я вооружилась еще и новенькой губкой. Аккуратно размочив задубевшую ткань "жгута" подальше от раны, я смогла, наконец, просунуть под нее ножницы. Еле-еле, даже не разрезав, а перепилив влажную повязку, я услышала сверху облегченный вздох. Только тогда я заметила, что в процессе этой нехитрой манипуляции не только сползла со стула, опустившись на колени, но и практически уткнулась носом в чужую ногу. Выпрямившись, я вновь осмотрела раны.

Скверно. Не смотря на то, что основное кровотечение уже остановилось, а вены спались (даже вопреки "стараниям" Рафаэля), по многострадальному бедру побежала свежая блестящая струйка.

Стараясь промыть раны как можно быстрее, я щедро поливала их чистой водой, промакивая и тряпкой и губкой. Обработав все, напоследок, фурацилином я крепко прижала к ним скатанное плотным валиком полотенце. Придется идти за "швейным набором". Рана свежая, меньше двух часов, а у животных сопротивляемость организма от природы выше, чем у обычных людей. Думаю, при должном уходе, можно и без первичной хирургической обработки обойтись - заштопать-то я смогу, даже дренаж сделаю, но к скальпелю не притронусь. Но сейчас об этом рано задумываться.

- Ау! - громким шепотом позвала я. - Есть кто живой? Микеланджело?

Задремавший было черепах мигом встрепенулся, прогоняя остатки сна и бесшумно подошел к нам. Он уже успел умыться и стереть с себя кровь, даже порезы и ссадины обработал и теперь выглядел просто возмутительно-здоровым, особенно на фоне своего брата.

- Все хорошо? Ему не придется ампутировать ногу? Скажите, что не придется - Раф этого не переживет! - комично заламывая руки вопрошал Микеланджело. За что ему тут же прилетел смачный шлепок пониже панциря от брата. Не затрещина, но куда уж дотянулся. - Ай! Нет, он точно в порядке. Док, вы просто волшебница!

- Заткнись. - Дружелюбно попросила я, соображая, под каким предлогом придется выпрашивать хирургические иглы и корцанги. И сколько ящиков пива потребуется, чтобы оплатить "услугу" и молчание. - Крепко прижми здесь и здесь. Дави со всей силы и не отпускай, пока я не приду.

Поднявшись, я одернула неприлично задравшуюся юбку, осматривая одежду на наличие пятен крови. Офисный костюм даже почти не помялся - на светлой рубашке пестрели капли воды, но никак не крови. К черной юбке я даже не присматривалась - зачем, если я все равно не собираюсь задерживаться?

- Ты куда? - тут же насторожился Рафаэль. Мало того, что холерик, так еще и параноик - дивное сочетание.

- Тебя знатно разделали - раны придется зашивать. А у меня нет нужных инструментов. - Поморщилась я, набрасывая на плечи влажный плащ. - Вернусь минут через десять.

- Стой! - неожиданно рыкнул тот. Даже вперед подался, но не сбрасывал руки брата и не пытался встать. - Дай сюда телефон.

- Ты что, серьезно? Мы же не в каменном веке живем - телефоны есть даже у бомжей! Если бы я хотела позвонить в полицию - я бы это сделала, а не помогала вам,
chertovy urodcsi! Неблагодарные рептилии! - Выщерилась я не хуже собеседника. Его слова меня не просто задели - выбесили! Я больше часа корпела над их ранами, даже собралась идти за инструментами, чтобы эта неблагодарная tvar смогла нормально передвигаться!

- Не пойми меня неправильно, Док... - посерьезнев продолжил он. - Я не забираю у тебя телефон, чтобы ты не смогла вызвать копов, в конце концов, эта штука годится не только для этого. Я просто позвоню тебе со своего коммуникатора и прослежу, чтобы ты не наделала глупостей. Мы будем слышать все, что ты говоришь и что тебе отвечают.

Я не могла вымолвить ни слова. Ноги будто приросли к полу, а внутри все кипело от ярости. Я чувствовала, как мое лицо искажается от гнева и презрения. Микеланджело закусил губу и отвел взгляд, отчего-то решив промолчать и не перечить брату.

Некому было остановить Рафаэля, удержать от оскорбительного, неоправданного отношения к принявшему их в своем доме человеку - остальные раненые уже спали, пытаясь оправится от полученных травм. Спал и Максимка, свернувшись калачиком в углу дивана, заботливо прикрытый пледом, который набросил на него полусонный лидер...

И контрастно-яркое окровавленное чудовище, удобно расположившееся посреди ее кухни. В мягком желтом свете кухонных ламп, он казался сгустком темноты, выползшем откуда-то из подворотни.

- А если ты все же решишь нас н@ебать... - он некоторое время помолчал, играя жевалками, будто на что-то решался. - Если ты все же попытаешься сделать так, чтобы нас схватили... С нами останется твой племянник.

Я неверяще выдохнула. Микеланджело с ужасом глядел на своего брата, но лишь сильнее прикусил губу, едва слышно заскулив.

Что?

- Мы не причиним мальчику никакого вреда, просто заберем его с собой, убегая... - он смотрел мне прямо в глаза, как делал до этого его лидер, заставляя себе поверить. Его ноздри затрепетали, а уголки губ горько дернулись вниз. Едва заметно. Будто он был сам себе отвратителен. - И оставим его где-нибудь на крыше со сбитым замком на двери, или в чистеньком переулке, или - хах! - у дверей полицейского участка. Никто не пострадает. Но стоит ли так рисковать ради истребления четырех раненых мутантов?

Не стоит. А ради их спасения рисковать не стоило и подавно.

Молча протянула ему смартфон, стараясь не задевать чужие, слабо подрагивающие пальцы. Он быстро набрал номер и принял входящий вызов с моего телефона, не давая ему зазвонить. Протянул обратно.

- Все будет хорошо, Док. - пробормотал тот, глядя, как гаджет исчезает в кармане.

- Несомненно. - Резко охрипший голос, как будто и не мой вовсе. Я сразу прочистила горло, услышав это воронье карканье, хоть и не собиралась больше ничего говорить.

Развернувшись, я вышла из собственной квартиры, в которую, отчего-то, совсем не хотелось возвращаться. Уже прикрывая дверь, я услышала обрывок приглушенного диалога:


- Раф, какого черта?!

- ...

- Серьезно! Это было по-настоящему гадко и жутко! Просто отвратительно!

- Майки...

- Ты угрожал девушке, которая нам помогла! Шантажировал ее маленьким ребенком!..

- Майки.

- Я не могу поверить, что ты мой брат! Лео бы никогда так не поступил!

-Майки!

-Что?!

- Я не Лео.


Продолжение следует...
Выпрями спину.

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Чт 02 фев 2017 22:38

Дальше я слушать не стала — быстро ушла, почти убежала, не останавливаясь и не оглядываясь. На душе было гадко и горько, в горле комом застряла обида, а руки сами собой сжимались в кулаки. Вот уж точно: протягивая руку помощи, не забудь увернуться от пинка благодарности…

Не то, чтобы я не понимала его мотивов. Да и кто бы на его месте стал доверять совершенно левому человеку, когда из всех четверых братьев только один мог оказать хоть какое-то сопротивление, а еще двое — едва ли способны передвигаться?

Только от этого не легче. Помниться, когда-то я по-настоящему хотела помогать людям. Просто не интересно было идти на переполненный юридический или открывать очередную парикмахерскую… Гуманизм в жопе заиграл, ага. Только я быстро лишилась всех радужных иллюзий, связанных с этой «благородной» профессией.

«Сфера обслуживания». И больные твои — клиенты, а «клиент всегда прав»! И если ты как-то не так посмотришь на впавшую в маразм бабку, плюнувшую тебе на халат и обозвавшую
«bl@diy», то ее «милейший» сынок или сердобольная дочурка имеют полное право накатать на тебя жалобу за «хамское отношение». Иные люди — хуже зверей… Вот только, почему, связавшись со зверями, я об этом не вспомнила?

Когда я спустилась на первый этаж, то уже успела немного остыть, что было весьма кстати, учитывая, что «легенду» я до сих пор не придумала. Ну да ничего, я всегда хорошо умела сочинять сказки.

Нужная мне квартира была в самом конце коридора, между замызганным окном с утыканным окурками кактусом на подоконнике и лестницей в подземный гараж. На цветастом вязанном коврике вместо стандартного «Welcome» истошно-голубыми нитками было выведено «Fuck off».

Вот уж точно — дом под стать хозяину.

— Джонни! Джооонни, это Марин, открой свою чертову дверь! — при желании эту хлипкую преграду даже я смогла бы выбить, ибо держалась она на двух гвоздях и честном слове. Менять эту заплеванную, изукрашенную графити доску или хотя бы чинить петли хозяин квартиры даже не собирался. Зачем? Этот рыжий пройдоха всегда гордился связью с ирландской мафией. Якобы «связываться с ним — себе дороже, пусть все об этом знают»!

На самом деле у Джонни просто не было ничего ценного. Да и «мафиози» его можно было назвать лишь с очень большой натяжкой. Даже не рядом, я бы сказала. Он был обычным букмекером — принимал ставки на подпольных собачьих боях да штопал четвероногих «спортсменов», когда единственный ветеринар уходил в очередной запой.

Джонни был падок на юбки, искренне считая себя неотразимым Дон Жуаном, так что моя «нетрадиционная ориентация» сейчас была только на руку. Дело в том, что этот хиповатый ирландец был чуть ли не единственным из соседей, кого я могла назвать своим другом. Довольно долго он пытался со мной заигрывать, но после того, как миссис Льюис подпортила мне репутацию парочкой сочных сплетен, он отстал. Не то, чтобы они не имели под собой основы, все же, я человек другой культуры и не знаю, как некоторые вещи выглядят со стороны.

Будучи типичным «самцом», ему было легче принять, что девушка не обращает на него внимание потому, что она лесбиянка, а не потому, что он — неудачник. Но, при всех своих недостатках Джон ОʼДоэрти был неплохим человеком, и как только он перестал воспринимать меня как женщину, мы начали нормально общаться. С ним было на удивление легко разговаривать «ни о чем», спорить о фильмах и комиксах, заключать мелкие пари, ставки в которых обычно не превышали одного ящика пива. Как-то раз, расщедрившись, он пообещал, что для меня у него «всегда найдется жратва и выпивка в любое время»… Но сегодня я пришла за хирургическими иглами и корцангами.

— Марин, детка, давно не заглядывала! Что-то случилось? Потому что если нет, то проваливай, — скороговоркой выпалил запыхавшийся ОʼДоэрти. За приоткрытой дверью была прекрасно видна часть захламленной гостиной, пустая бутылка дешевого вина на журнальном столике и сам хозяин квартиры. Он привалился к косяку, придерживая дверь одной рукой, будто заранее пресекал попытку войти. Из одежды на нем были только наполовину расстегнутые джинсы. — Я сейчас не один, если ты понимаешь, о чем я.

— Хватит строить из себя Альфа-самца, никто не покушается на твою территорию! — фыркнула я. — Не одолжишь свою «рабочую аптечку» на пару часов?

— «Швейный набор»? Зачем тебе? — он озадаченно почесал рыжую поросль на груди и обеспокоенно окинул меня взглядом. — Что случилось? Откуда кровь?

Ну да, конечно. Глупо было думать, что этот ушлый ирландец ничего не заметит. Если кто-то и считал этого парня недалеким, то глубоко ошибался. Джонни был остроглаз, внимателен и очень умен, но все эти качества омрачались всепоглощающей ленью. Отличить капли крови от обычной воды даже на черной ткани форменной юбки было для него раз плюнуть.

— Да, брату моей подруги приятели шкурку попортили, — на ходу придумывала я. — Ничего серьезного, но надо бы помочь.

— Пусть тогда по пожарной лестнице уходит, а то все наши мегеры на тебя нацелились, — удовлетворившись моим пояснением, он уже деловито обшаривал тумбу под телевизором. Выудив из-под стопки журналов черный футляр, он буквально впихнул его мне в руки. В груди стало чуточку теплее от этой нехитрой, грубоватой заботы. — Чертовы бабы — только бы языками чесать! Еще наплетут чего — с девкой своей разругаешься, а мне потом — утешать. Ну, бывай!

— Подожди! — мне пришлось поставить ногу между дверью и косяком, чтобы он не хлопнул ею у меня перед носом. — У тебя, случайно, капельницы нет?

— На кой-она тебе? — шикнул он, пытаясь вытолкнуть мою ногу. — Ты же сказала, что ничего серьезного!

— Да он напился как свинья! — добавила я деталей. — Пусть быстрее оклемается и уйдет восвояси! К тому же, я не хочу, чтобы он заблевал мне всю ванну!

— Он и с капельницей тебе все заблюет! — сдался, наконец, Джонни.

— С капельницей мне не придется терпеть у себя его вонючую тушу дольше необходимого, — бросила я вслед скрывшемуся в ванне хозяину квартиры. Вернувшись, он всучил мне сразу два набора — физраствор и глюкозу.

— Держи и проваливай! — ласково напутствовал тот, хлопнув дверью у меня перед носом.

Обратно я дошла просто удручающе-быстро.

Замерев перед дверью, я некоторое время прислушивалась к звукам из квартиры в болезненном ожидании… чего-то. Только не было слышно ни ругани, ни отзвуков борьбы, ни бормотания телевизора. Дверь осталась самой обыкновенной. Ни разу не сказочная, через нее не попасть в Нарнию или в Ходячий замок Хаула — самая обычная дверь самой обычной квартиры, будто незваные гости мне просто привиделись.

Замерев на минуту, я прижалась лбом к прохладной древесине. Взгляд тут же скользнул на зажатые в руках капельницы и футляр с инструментами, на черную юбку с парой едва различимых темных пятен подсохшей крови, не прикрытую полами плаща, на белые кроссовки, совсем не подходящие к одежде… пока, наконец, не уперся в пыльную коридорную плитку. Тяжело вздохнув, я зашла в квартиру, как на поле боя.

Рафаэль все еще сидел на кухне, небрежно зажимая рану на бедре. Сам. Он даже успел стереть кровь с рук и лица, наверное, по настоянию брата. Не скажу, что это как-то исправило ситуацию, но теперь его шкура была просто темно-зеленая, без отталкивающих бурых разводов.

Микеланджело молча возился у плиты, изредка недовольно зыркая на брата. Когда я подошла к столу, сгружая «добычу» на относительно свободный участок, он первый подал голос.

— Марин, ты не против, если я немного похозяйничаю у тебя на кухне? — неловко улыбнулся тот. — Ты сегодня из-за нас даже поужинать нормально не успела… Я, конечно, не шеф-повар, но на пасту с соусом должно хватить и моих скромных умений.

Он стоял у плиты, привалившись к мойке и теребил в руках ложку для спагетти. Кухня утопала в тенях, клубившихся по углам, защищающих спящих в «гостиной» мальчиков от лишнего беспокойства и чужих переживаний. Только Рафаэля темнота избегала. Она отползала от его ног вытянутым чернильным отражением, корчилась под столом, будто пыталась спрятаться. К Микеланджело тени ластились, путались между пальцами, закрывали спину и плечи, скрадывая нечеловеческий силуэт. Только лицо, светлое, пусть и зеленое, с ярко-оранжевой маской и лучистыми голубыми глазами оставалось открытым.

Сморгнув наваждение, я вдруг поняла, что меня «отпустило».

Пальцы подрагивали, в глазах защипало, а ноги стали ватными ниже колен, но зато, наконец-то, перестало сводить внутренности от сдерживаемого напряжения. Все-таки я не железная. Сегодня мне было действительно страшно.

Я не выдержала и тихо всхлипнула, закусив рукав.

— Ууууууууууу! — слезы текли не останавливаясь. В запоздалой истерике я даже не заметила, как ко мне подскочил испуганный Микеланджело и усадил за стол. — У-У-Ууууууууууууууу!

— Док, ты в порядке? — обеспокоенно окликнул меня Рафаэль. — Что-то случилось? С тобой все хорошо?

Я честно пыталась перестать плакать. Но меня трясло, лицо горело, наверняка потекла не до такой степени «водостойкая» тушь, и я уже не могла нормально дышать через нос.

Меня бы позабавил вид брутального мутанта, хмурого и насмешливого, который сейчас растерянно открывал и закрывал рот, не зная, что сказать. Позабавил бы, не будь я поглощена попытками сдержать по-настоящему ГРОМКУЮ истерику. Микеланджело суетился вокруг, несмешно шутил и даже умудрился впихнуть мне в руки кружку горячего сладкого чая, которую я чуть не швырнула ему в лицо.

Сдержалась.

— Марин, что случилось? Все хорошо, дядя Майки рядом! Черепашка-титан больше не даст тебя в обиду своему злобному, уродливому брату! Ну, хочешь Раф извинится? — в голосе черепахи отчетливо сквозили панические нотки. Микеланджело оперативно отобрал у меня уже занесенную для броска посуду, впихнув вместо нее стакан холодной воды. Которую я тут же выплеснула в лицо ничего не понимающего мутанта. — Меня-то за что?

— Н-не трогай меня-а-аааа! — утирая мокрые щеки, простонала я. — Уууууууууууу! Уууууу!..

Постояв рядом еще немного, Майки медленно развернулся к брату. Тот сидел сгорбившись, старательно избегая его взгляда. На темном, резко подсвеченном лице ясно отражался причудливый коктейль из вины и раздражения. Отложив испачканный кровью валик, он подошел ко мне, старательно оберегая ногу. Выхватив из сведенных судорогой пальцев пустой стакан, он на глаз отмерил сто грамм водки и поднес мне его чуть ли не к самому носу.

— Пей, — безапелляционно заявил тот. Я все никак не могла перестать всхлипывать. Не церемонясь, он впихнул стакан мне в руку, плотно обхватив своей ладонью сверху. — Пей давай!

Жутко клацая зубами о стеклянные стенки, я, наконец, смогла сделать небольшой глоток. Горло тут же обожгло огнем, в заложенный нос ударил привкус спирта. Допить я смогла уже самостоятельно.

— С-сядь н-на мес-сто! Живо! — Наконец-то я пришла в себя! Выровнять дыхание все еще не удавалось, под носом был чертов Ниагарский водопад, но руки уже не дрожали, а в голове было легко и пусто. Ну, почти. — Ты к-куда полез,
syk@?! У т-тебя же только что кровь ос-становилась! С-сел на место и не отсвечивай!

— Марин, ты в порядке? — уже в который раз спросил Микеланджело. — Что случилось-то?

— Вы случились! Вы в-вломились ко мне в дом! Изгадили кровью паркет и к-ковер! Напугали нас чуть не до смерти, а потом уг-грожали взять в заложники моего племянника! — я даже начала загибать пальцы для наглядности. Из-за красных глаз и распухшего носа получилось не слишком грозно, но внушительно. — Действительно, с чего бы мне биться в истерике?!

— Н-ну, до этого ты держалась молодцом… — неуверенно возразил черепаха. — Эйприл, вот, нашу первую встречу как-то легче восприняла, что ли?..

— Не сравнивай, Майк, — хмыкнул вернувшийся на место Рафаэль. — Она дважды упала в обморок, увидев твою рожу.

— Зато она не угрожала нам битой! И не собиралась вызвать полицию!

— Иии, это еще одно очко в пользу нашей новой знакомой! — довольно припечатал Раф.

— Погодите, так я не первый человек, к которому вы вламываетесь в квартиру?! — удивилась я. Идти в ванную лишь для того, чтобы просто умыться было бессмысленно, и я решила привести себя в порядок на кухне. Вода остудила лицо, и выносить всю эту странную ситуацию стало гораздо легче. Все-таки люди — странные существа. Немного комфорта, немого времени — и мы привыкаем даже к жутким монстрам, гоняющим чаи у нас на кухне.

— Не, мы спасли Эйприл, когда ее преследовали в канализации мышероботы, — бодро возразил Майки, потеснив меня у раковины. Пора было доставать спагетти. — Зато Кейси в первую встречу подрался с Рафом! У него, кстати, тоже пунктик на биты и хоккейные клюшки.

— Не расстраивайся, Док! По моему личному рейтингу «реактивности» ты уже обогнала Эйприл на три очка, — «утешил» Рафаэль. — Ай, ты что делаешь?!

— Пора зашить тебе ногу. Я вообще не представляю, как ты с такой раной по крышам скакал, — цыкнула я, осматривая конечность. Кровь наконец-то остановилась, не заливая больше дно раны, и можно было оценить масштаб работы.

По внешней стороне бедра, немного наискось тянулось два ювелирных в своей жестокости, почти хирургических пореза. Глубокие, с ровными краями, они приветливо зияли багровой глубиной, открывая прекрасный вид на подкожно-жировую клетчатку и судорожно подергивающийся, взрезанный верхний слой мышечных волокон, кокетливо прикрытый едва различимой по краям фасцией (18). Странно.

— Сколько времени прошло с момента ранения? — нахмурилась я, доставая футляр.

— Около двух часов. Может, два с половиной… А что?

Одно слово — мутанты! Повреждения выглядели абсолютно свежими, без намека на некроз, без воспаления…, но и не кровоточили. Почему-то я совсем не сомневалась, что стоит только зафиксировать разошедшиеся края, как сразу же начнется процесс заживления. Я почти наяву видела ровные, безболезненные шрамы, которые останутся на месте открытых ран. Мечта хирурга. Просто бери — и штопай!

— Ничего. Все хо-ро-шо.

Распаковав аптечку, я утвердилась во мнении, что Джонни просто ленивый гений. Набор был совсем небольшой, но в нем имелось все необходимое! Несколько комплектов режущих игл, спаянных с ниткой-тройкой, одноразовый скальпель со сменным лезвием, рулон бинта, моток лейкопластыря… Даже диоксидиновая мазь! Не говоря уже об упаковке новокоина и пузырьке медицинского спирта.

Натянув на тщательно вымытые и высушенные руки стерильные перчатки, я принялась за работу. Рафаэль не дергался, пока я обкалывала его раны новокаином, но сидел хмуро и молча. Микеланджело тоже больше не заговаривал. Готовая паста, щедро залитая консервированным томатным соусом, осталась ждать своего часа в большой кастрюле на плите.

Дезинфекция кожи вокруг раны прошла быстро и безболезненно, чего не скажешь о самом обезболивании. Игла никак не хотела входить под нужным углом, опасно гнулась и быстро тупилась. Но дело было сделано. В запасе оставалось еще около десяти минут, пока новокаин начнет действовать и это время можно потратить на подготовку к «операции».

— Майки, возьми, пожалуйста, утюг из шкафа в прихожей и иди сюда, — позвала я, сворачивая из бинта тампоны и салфетки. — Отлично, а теперь хорошенько прогладь полотенце, которым укрыт стул.

— Зачем? — озадаченно поинтересовался тот, уже отыскав ближайшую розетку.

— Чтобы зараза в рану не попала. Я разложу на нем чистые перевязки и инструменты, — после моих слов тот подошел к делу более чем ответственно, прогладив даже не требующие внимания свисающие с сиденья уголки. — Кстати, это же ты прибрался на кухне? Молодец.

— Ну, — он смущенно потер нос. — Ты же нас лечишь… И это твой дом, а тут кровь и грязь, а Донни — вообще на пол вырвало, вот я и…

— Молодец, — повторила я, размачивая взятый пинцетом бинт в перекиси, и добавила уже громче: — Начинаем!

Мышцы на дне раны конвульсивно подергивались но, по словам Рафаэля, особого дискомфорта он не испытывал. Когда с очисткой было покончено, я, не мудрствуя лукаво, наложила глубокие швы через сантиметр, фиксируя каждый простым узлом. Начало вышло немного кривоватым, но, стоило мне приноровиться, как дело пошло на лад. Рафаэль наблюдал за этим с каким-то болезненным любопытством, жмурясь и шипя, когда не получалось проколоть кожу с первого раза, или когда я слишком резко дергала иглу. Микеланджело старался даже не смотреть в нашу сторону, старательно собирая мусор по пакетам. Полотенца нашли свое место в чистом тазу, так как складывать окровавленные тряпки в корзину с грязным бельем я категорически запретила.

Еще раз обработав шов перекисью, я накрыла его сложенным в несколько раз куском бинта и повторила те же манипуляции со второй, менее глубокой раной, которую я, опасаясь, что не хватит ниток, оставила напоследок. Если не считать время до начала действия обезболивающего, то обработка его ран заняла всего около получаса.

Рафаэль заговорил, когда я уже заканчивала перевязку:

— Док, ты… — начал было он, но почти сразу замолк. Потом нахмурился еще сильнее, отчего свежая повязка на лбу сдвинулась и слегка отошла в том месте, где не была зафиксирована скотчем. Микеланджело так увлекся «деликатным» покашливанием, что по-настоящему поперхнулся, в момент разрядив напряженную атмосферу. — Прости, в общем.

Я лишь хмыкнула, всем своим видом показывая, что подобная формулировка меня не устраивает. Скрестив руки на груди, Рафаэль хмуро уставился в пол.

— Я не умею красиво говорить, так что не жди дифирамбов в свою честь, — слова явно давались ему нелегко, он то и дело останавливался, будто переводя дыхание… А, может, так и было? Все же он потерял много крови. Надо не забыть поставить капельницу. — Я не раскаиваюсь в том, что сделал. Но мне искренне жаль, КАК я это сделал.

Не скажу, что я не ожидала чего-то подобного, но слышать такое было все-равно неприятно. Как бы то ни было, Рафаэль слишком честный для изящной словесности и он не щадит чувства собеседника.

— Я не хотел угрожать ни тебе, ни, тем более, ребенку. Просто в тот момент это показалось мне единственным решением, — пожевав разбитую губу, он добавил уже тише: — Ты не думай, я благодарен тебе за помощь и все такое, но…

— Ты мне не доверяешь, — закончила я за него. — Я знаю. Ни ты, ни твои братья и не должны верить первому встречному — однажды это может дорого вам обойтись.

Комната снова погрузилась в тишину, уже не такую напряженную, как раньше, но с легким флером недосказанности. Неловко покосившись на брата, замершего у него за плечом недвижимым изваянием, он продолжил:

— Мастер всегда говорил, что «лучше оказаться обманутым, чем оскорбить недоверием»… — сосредоточенно процитировал он. Когда Рафаэль поднял на меня взгляд, то в нем снова была та лютая искра, что билась на дне зрачков, когда он настороженно рассматривал меня в первый раз. Которая заставляла его гореть на поле боя и побеждать, и бежать, чтобы спасти раненых. Пусть даже он сам был полуслепым и ослабевшим от полученных травм. — Можешь считать меня неблагодарным уродом, но я не могу рисковать своей семьей. Они — это все, что у меня есть.

Я лишь кивнула, понимая и принимая его слова.

Почти торжественную атмосферу разрушил тихий вздох. Микеланджело стоял за спиной брата, с каким-то глупым и абсолютно умильным выражением лица, даже щеку рукой подпер, как кумушка на базаре.

Я не выдержала, сдавленно хихикнув.

Теперь уже оба брата смотрели на меня с подозрением. Я поспешила их успокоить, что это всего лишь стресс и не более. Действительно, бушевавшая во мне энергия стремительно убывала, принося вместо себя чувство опустошения и сонливость. Глаза буквально закрывались, но я нашла в себе силы кое-как разобраться с аптечками и поставить Рафаэлю капельницу. Не скажу, что это было просто — вену я нашла далеко не с первого раза, да и то, что я вообще смогла в нее попасть иначе как чудом не назовешь.

Отправив Рафаэля отлеживаться, я поставила-таки вариться злосчастный бульон и даже успела собрать аптечки и вытереть стол, но буквально через четверть часа уснула сидя за ним же.

Готовое варево наверняка выключил Микеланджело, приставленный к брату в качестве стойки для капельницы. Он же, наверное, сложил диван и прибрался в гостиной и в ванной.

Но все это я могла только предполагать, так как проснулась уже днем, обнаружив лишь чистую пустую квартиру.

— Tetya Marin! Tetya Marina! — громким шепотом звал Максим. Даже говоря по-русски, он умудрялся слегка гнусавить — видимо, англоязычная среда все же сильно не него повлияла. А может, и нет. Намек на акцент таял с каждым словом, как и остатки сна. — Тетя Марина, ты кушать будешь?

— Что? — я резко выпрямилась, но тут же об этом пожалела. Все тело затекло от неудобной позы, а голова гудела как с похмелья. Я гадливо облизала спекшиеся губы, прохрипев: — А где?..

— Они ушли еще засветло. Все-все встали, даже тот, с перевязанной головой! Осмотрел у всех повязки, очень тебя хвалил и благодарил… И меня похвалил! Леонардо сказал, что я тебе помогал, — горделиво подбоченился ребенок. — Я заставил их выпить бульон! Он еще теплый был, Майки сказал, что ты его уже под утро готовила и что тебя нельзя будить. А еще он нам спагетти с кетчупом вчера сделал, представляешь?!

Мальчишка захлебывался восторгом, рассказывая о своем утреннем мини-приключении. Я могла только тускло улыбаться в ответ. Надо же, все-таки это был не сон. Потянувшись со смачным хрустом, я почувствовала, как что-то соскользнуло с плеч, обдав затекшую спину утренним холодком…

— Да, мы не стали переносить тебя на диван — ты материлась каждый раз, когда тебя шевелили… — хихикнул паршивец. Я лишь хмыкнула, представив себе эту картину. Как дед, честное слово! Мне всегда говорили, что я в его породу уродилась… — Так что тебя просто укрыли пледом и сказали, чтобы я тебя не будил.

— Тогда зачем все-таки разбудил? — зевнула я, не особо интересуясь ответом.

— Я проголодался, а одному есть скучно, — честно ответил ребенок. — К тому же ты снова начала храпеть, и я подумал, что ты уже выспалась.

— Ну тогда ставь разогреваться, ты же уже большой мальчик, — вновь зевнула я, вставая из-за стола.

Я не знала смеяться мне или плакать, поэтому, потрепав племянника по голове, отправилась в душ. Наконец-то! Наконец-то можно смыть с себя тревоги и переживания прошлого дня, погреть затекшие мышцы и кости. Подумать о том, что же делать дальше можно будет уже после завтрака. Надо посмотреть объявления о сдаче квартир, желательно в этом же районе, отдать белье в химчистку, сходить с Джонни за покупками (где он набрал себе такие хорошие инструменты?) и сгладить вчерашний визит лишней бутылкой пива… Еще поговорить с Максимом о том, что не все можно рассказывать друзьям и родителям и подобрать ему подходящую «взятку». Все-таки какой умный ребенок! Далеко пойдет…

Уже стоя под душем, я вспомнила одну немаловажную вещь…

— У нас же остались еще чистые полотенца?..





Эпилог.


Ноябрь в этом году радовал прохладной, сухой погодой, видимо, растратив свой лимит дождей еще в начале октября. Я с удовольствием вдыхала свежий вечерний воздух, не обращая внимания на стенания своих спутников, сетовавших на небывало холодную осень.

Мы с друзьями в кои-то веки смогли выбраться всей компанией, но в такую погоду единогласно решили посидеть в пабе. За веселыми разговорами время летело незаметно и каждый уже успел «уговорить» по кружке вкусного пива, который меня отчего-то тянуло назвать «элем».

Максимка с родителями давно вернулся в лоно матушки-России, но исправно присылал мне умилительные фото своих рисунков и сам звонил по Skype каждую неделю. С достопамятных событий прошло уже больше месяца, и я честно пыталась о них даже не думать. Квартиру тоже менять не стала — сначала не было подходящих вариантов, а потом… А что потом? Как объяснить друзьям, родственникам, соседям, да даже самой себе, отчего ты так рвешься прочь из места, которое буквально вчера тебя более чем устраивало? Вот и я не смогла, даже на пьяную голову.

Было тепло и весело, забавные истории и общие воспоминания, над которыми можно было от души посмеяться, все не заканчивались. Даже излишне приветливые официантки, что исправно приносили нам новые порции эля, почти не раздражали. Никто и не думал расходиться, но в дело, как обычно, вмешалась «третья сила».

Я извинилась, доставая из сумки надрывающийся телефон. Совсем его отключать было нельзя — могли позвонить с работы или, того хуже — родители, игнорировать которых было опасно для жизни. Звонки с незнакомых номеров я тоже обычно не принимала (а у этого абонента даже номер не отображался), но неизвестный продолжал названивать и три, и пять, и десять минут спустя. Можно было, конечно, и дальше не обращать на него внимания, но телефон, переведенный в режим вибрации, уже почти дополз до края сиденья вместе с сумкой.

— Слушаю, — сухо ответила я, с идеальной смесью вежливости и раздражения в голосе.

— Привет, Док! — черт, и почему я не сменила номер?! Смутно знакомый голос, молниеносно обрел четкий образ, стоило только слегка копнуть в памяти. — У тебя есть сегодня какие-то планы на вечер?

— Да!

— Отлично, у тебя есть пятнадцать минут, чтобы их отменить, — довольно нагло заявил тот.

Рафаэль, как ты разговариваешь с дамой?! Дай сюда коммуникатор! — возмутился кто-то приглушенно. После короткой возни и пары ругательств на том конце провода разговор продолжился уже с другим собеседником: — Марин, простите, что отвлекаем, но нам срочно нужна Ваша помощь. Это не займет много времени…

— Вы же в курсе, что я не ваш лечащий врач? Обратитесь к кому-нибудь еще! Не втягивайте добропорядочных граждан в свои разборки! — Боже, мне ведь почти удалось убедить себя в том, что это был лишь бредовый сон!

И коробку пиццы с бутылкой Jack Danielʼs на мой балкон ветром задуло. С благодарственной запиской от какого-то Сплинтера, ага.

— Мы в неоплатном долгу перед Вами, Марин, и не хотим доставлять Вам лишние неудобства… но мы просто не можем «обратиться к кому-то еще».

Лео, ты тоже не с того начал! Дай я попробую… — уже знакомое легкое шебуршание сменилось преувеличенно жизнерадостным голосом Микеланджело: — Привет, Док! Ты когда-нибудь видела говорящего крокодила? Конечно, нет! Тогда мы заедем за тобой минут через восемь? Познакомитесь, пообщаетесь… У Кожеголового даже есть научная степень по зоологии — он свои статьи в журналах под псевдонимом публикует. Он тебе обязательно понравится! Только, сперва, вытащишь меч у него из плеча?..

— Oh, bly@d…



Конец.

P.S.: Спасибо всем, кто читал этот фик, переживая его вместе с героями!
Отдельное спасибо за теплые отзывы))) Мне было приятно писать о наболевшем после долгого перерыва)
Надеюсь, я смогла выполнить поставленную задачу: приоткрыла завесу геройского быта, развеяв миф о неуязвимости наших персонажей и не превратила помогавшую им ОЖП в Мэри Сью.
Выпрями спину.

Аватара пользователя
Валерия
ученик ниндзя
Сообщения: 15
Зарегистрирован: Ср 24 июн 2009 19:20
Откуда: Ижевск, Удмуртия
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 3 раза

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Валерия » Пт 03 фев 2017 18:52

Отличный вышел рассказ, по-моему) И да, справиться с поставленной задачей Вам удалось на все 100 :thumbsup: Характеры черепах ну прямо очень близки к тому, как я лично я их себе представляю, поэтому работа произвела приятное впечатление. Спасибо за неё, и желаю вдохновения на ещё что-нибудь такое же интересное)
Счастье - это хорошее здоровье и плохая память.

Аватара пользователя
Sfinks
ученик ниндзя
Сообщения: 39
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 8 раз

Этот дом - МОЯ ТЕРРИТОРИЯ!!!

Сообщение Sfinks » Вс 05 фев 2017 21:49

Спасибо! Мне очень приятно, что Вам понравилось))) Значит - не зря писала! :oops:
За "вхарактерность" - отдельное спасибо) Очень уж не хотелось, чтобы POV от 1-го лица отвлекало на себя все внимание.
Выпрями спину.


Вернуться в «Законченные Фан-Фики»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей