Текущее время: Пт 09 дек 2016 1:01

Часовой пояс: UTC + 3 часа

|



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
#1  Сообщение Пн 15 дек 2014 22:45 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Описание: Бывшие друзья, недавние соперники, нынешние враги... Судьба их изменилась в одночасье, заставив обоих буквально воскреснуть из пепла, подобно птице Феникс, и начать жизнь сначала. Один миг, один шаг, изменивший все. Навсегда... Но ему предшествовало множество иных шагов, больших и малых, ведущих к роковой точке. И каждый из них заслуживает особого внимания, в противном случае этой истории могло и не быть...

Персонажи: Хамато Йоши, Ороку Саки, Тэнг Шен, Караи

Предисловие. Последний

Бы­ва­ет, лю­ди, не же­лая зла,
Тво­рят нас­толь­ко чер­ные де­ла,
Что до та­ких про­думан­ных идей
Не вдруг дой­дет и за­пис­ной зло­дей...

М. Се­мено­ва


"Свер­ши­лось"... Гос­по­жа Ха­мато по­няла это по приг­лу­шен­ным сте­нами до­ма го­лосам и бря­цанию ору­жия, по неп­ри­выч­ной су­мато­хе, на­пол­нившей обыч­но ти­хий и мир­ный дво­рик их до­ма. Она от­ста­вила на сто­лик чаш­ку с не­допи­тым ча­ем и ок­ликну­ла слу­жан­ку, при­казав ей уб­рать не­завер­шенный ужин. Иное вол­но­вало сей­час ее мыс­ли.

Со­бытие, дав­но ожи­да­емое и тре­вожа­щее, про­изош­ло нес­коль­ко дней на­зад, но до сих пор вес­ти о том, как же оно за­вер­ши­лось, так и не дош­ли до их по­селе­ния. Ре­ша­ющее сра­жение, дол­жное раз и нав­сегда раз­ре­шить мно­голет­нее кро­воп­ро­лит­ное про­тивос­то­яние двух враж­ду­ющих ро­дов, Ха­мато и Оро­ку. Враж­да эта, нас­коль­ко зна­ла жен­щи­на, с пе­ремен­ным ус­пе­хом про­дол­жа­лась еще с се­реди­ны прош­ло­го сто­летия, граж­дан­ской вой­ны меж­ду сё­гуна­том То­куга­ва и его про­тив­ни­ками. Се­мей­ство Оро­ку, гор­дое при­над­лежностью к выс­шей арис­токра­тии, сто­яло на сто­роне свер­гну­того в ито­ге сё­гуна, - и с през­ре­ни­ем от­но­силось к Ха­мато, на­мекая на низ­кое кресть­ян­ское про­ис­хожде­ние пос­ледних. Ха­мато же, в свою оче­редь, нас­та­ива­ли на при­вер­женнос­ти ис­тинной влас­ти - им­пе­рато­ру.

Со­бытия тех да­леких вре­мен дав­но ка­нули в Ле­ту, а враж­да про­дол­жа­лась по сей день. Каж­до­му из про­тив­ни­ков при­над­ле­жала не­боль­шая лич­ная ар­мия и да­же собс­твен­ная шко­ла их под­го­тов­ки, ос­но­ван­ная на древ­нем, поч­ти по­забы­том ис­кусс­тве нин­дзю­цу. Стыч­ки и при­мире­ния, пе­рего­воры, про­низан­ные скры­той за веж­ли­выми улыб­ка­ми и пок­ло­нами враж­дебностью - и двой­ным, по­рой трой­ным смыс­лом ска­зан­ных слов, тай­ные убий­ства и под­ло­ги... Ис­то­рия про­тивос­то­яния Ха­мато и Оро­ку зна­ла все.

И вот, на­конец, ре­шитель­ное сра­жение, обя­зан­ное окон­ча­тель­но оп­ре­делить, к ко­му бо­лее ми­лос­ти­вы бо­ги, ко­му суж­де­но пра­вить на этой зем­ле бо­гов. Про­ходи­ло оно на ней­траль­ной тер­ри­тории меж­ду зем­ля­ми кла­нов Фут и Сю­ри, под­кон­троль­ных, со­от­ветс­твен­но, ро­дам Оро­ку и Ха­мато, в бо­лотис­тых вер­ховь­ях Та­мага­вы. От­сутс­твие но­вос­тей тре­вожи­ло и на­вева­ло не­доб­рые мыс­ли, но гос­по­жа Ха­мато ста­ралась дер­жать се­бя в ру­ках, на лю­дях хра­ня поч­ти рав­но­душ­ную не­воз­му­тимость, слов­но бы по­беда их ро­да, их кла­на бы­ла де­лом ре­шен­ным. В ду­ше же сви­ла гнез­до тре­вога о му­же, воз­гла­вив­шем ар­мию, и собс­твен­ной судь­бе в слу­чае, ес­ли уда­ча от­вернет­ся от не­го. Тем бо­лее, что те­перь ей пред­сто­яло за­ботить­ся не толь­ко о се­бе...

Тем вре­менем раз­движ­ная дверь, чуть скрип­нув, отъ­еха­ла в сто­рону, явив ее взо­ру мас­те­ра кла­на Сю­ри, Ха­мато Ито. Низ­кий по­рог ком­на­ты пе­решаг­нул, чуть нак­ло­нив­шись, сред­них лет не­высо­кий, чуть пол­но­ватый муж­чи­на, од­на­ко уве­рен­ные и стре­митель­ные дви­жения вы­дава­ли в нем опыт­но­го во­ина и пол­ноправ­но­го хо­зя­ина.

Од­на­ко вид его зас­та­вил гос­по­жу Ха­мато Юри­ко не­до­умен­но под­нять бро­ви. Вмес­то то­го, что­бы, как обыч­но, ос­та­вить аму­ницию в от­ве­ден­ной для это­го ком­на­те, в ба­не смыть с се­бя до­рож­ную пыль, пе­ре­одеть­ся в до­маш­нее и лишь пос­ле это­го нес­пешно, хра­ня ве­личес­твен­ное дос­то­инс­тво, при­со­еди­нить­ся к тра­пезе, муж­чи­на во­шел в ком­на­ту в пол­ном во­ору­жении и тем­ной про­пылен­ной до­рож­ной на­кид­ке, оза­ботив­шись лишь снять у вход­ной две­ри сан­да­лии. Но вслух жен­щи­на ни­чего не про­из­несла. Гос­по­дин на­вер­ня­ка не зря то­ропит­ся уви­деть­ся с ней, ско­рее все­го, есть неч­то важ­ное, не тер­пя­щее от­ла­гатель­ства, что он на­мерен ей со­об­щить.

- Гос­по­дин, - не под­ни­ма­ясь с ко­лен, жен­щи­на лишь чуть отод­ви­нулась от низ­ко­го ла­киро­ван­но­го сто­лика, с ко­торо­го слу­жан­ка лишь нес­коль­ки­ми ми­нута­ми ра­нее уб­ра­ла по­суду и поч­ти не­види­мые крош­ки, и поч­ти­тель­но пок­ло­нилась, кос­нувшись лбом та­тами. - Вы на­конец вер­ну­лись. Для ме­ня боль­шое счастье ви­деть вас жи­вым и нев­ре­димым.

Вып­ря­мив­шись, Юри­ко под­ня­ла гла­за, всем ви­дом де­монс­три­руя вни­мание.

- Да, - сняв с го­ловы шлем, гос­по­дин Ха­мато ос­мотрел­ся и, не най­дя бо­лее под­хо­дяще­го мес­та, опус­тил его на обе­ден­ный сто­лик. Чуть поз­же он от­даст слу­гам ору­жие и дос­пе­хи с при­каза­ни­ем по­чис­тить и уб­рать в от­ве­ден­ное для них мес­то. Сей­час же важ­нее то, что он со­бирал­ся со­об­щить суп­ру­ге, как единс­твен­но­му че­лове­ку, ко­торо­му Ха­мато Ито до­верял.

- По­беда, же­на, - с пло­хо скры­ва­емой ра­достью про­гово­рил он, от­стег­нул от по­яса нож­ны с дву­мя ме­чами и, ак­ку­рат­но усев­шись на ко­лени нап­ро­тив Юри­ко, по­ложил их ря­дом с со­бой по ле­вую ру­ку. - Пол­ная и окон­ча­тель­ная. Не­мало на­ших слав­ных во­инов по­лег­ло в этой бит­ве, но де­ло то­го сто­ило. Клан Фут бо­лее не су­щес­тву­ет, и те­перь ник­то не на­рушит по­кой на­шей зем­ли.

- Жал­кие ос­татки ар­мии Оро­ку бес­слав­но бе­жали в со­сед­нюю про­вин­цию? - с эти­ми сло­вами жен­щи­на през­ри­тель­но под­жа­ла гу­бы. - Имен­но это­го и сле­дова­ло ожи­дать. Вся их арис­токра­тичес­кая честь - лишь пус­тые сло­ва, а на де­ле клан Фут - лишь през­ренные на­ем­ни­ки...

Ито с лег­кой снис­хо­дитель­ной ус­мешкой по­косил­ся на же­ну. Нем­но­го пос­та­рев­шая и по­пол­невшая, с тон­ки­ми се­реб­ристы­ми пря­дями на вис­ках и ед­ва за­мет­ны­ми мор­щинка­ми в угол­ках губ - но все та же пыл­кая и во­инс­твен­ная Юри­ко, с ко­торой он свя­зал судь­бу 20 лет на­зад. И все так же по­рой не по­нима­ет оче­вид­ных ве­щей...

- Нет, - ус­мешка гос­по­дина Ха­мато ста­ла жес­ткой, он приг­ла­дил ред­кие усы. - Бе­жать не уда­лось ни­кому. Сво­ей спесью и са­мона­де­ян­ностью на­ши вра­ги са­ми заг­на­ли се­бя в ло­вуш­ку, из ко­торой не бы­ло вы­хода. На­ши слав­ные во­ины ок­ру­жили прис­пешни­ков Оро­ку в ущелье воз­ле при­тока Та­мага­вы. На­до от­дать им дол­жное, они от­ча­ян­но соп­ро­тив­ля­лись, но си­ла бы­ла не на их сто­роне. Уй­ти не уда­лось ни­кому.

- И да­же са­мому Оро­ку Аки­яме? - не­довер­чи­во изог­ну­ла бро­ви гос­по­жа Ха­мато. - Прос­ти­те ме­ня, гос­по­дин, но в это труд­но по­верить. Что­бы из­во­рот­ли­вая ли­са поз­во­лила се­бя нас­тигнуть...

- Мне то­же. И тем не ме­нее, это так, - гос­по­дин Ха­мато ус­та­ло опус­тил пле­чи, кос­нувшись ру­ками по­ла. - Один из мо­их во­инов опоз­нал его сре­ди уби­тых. Де­ло сде­лано. Во­ля бо­гов яс­на, и нам ос­та­ет­ся лишь по­корить­ся ей. И пра­вить этим кра­ем, как суж­де­но нам свы­ше.

- А как же его семья? - с лег­ким по­доз­ре­ни­ем ос­ве­доми­лась же­на. Тем­но-ка­рие, поч­ти чер­ные гла­за смот­ре­ли нас­то­рожен­но, на­поми­ная при­цел пис­то­лета. - У гос­по­дина Оро­ку на­вер­ня­ка ос­та­лись братья или сес­тры, же­на, де­ти, в кон­це кон­цов. Кто-то, спо­соб­ный под­нять вос­ста­ние про­тив на­шей влас­ти...

- Не ос­та­лось, - за­верил ее суп­руг, сло­жив ру­ки на жи­воте. - У гос­по­дина Оро­ку не бы­ло близ­ких родс­твен­ни­ков. Суп­ру­га по­гиб­ла при штур­ме их ро­дово­го име­ния, - при этих сло­вах он слег­ка нах­му­рил­ся. - На­ши во­ины пы­тались зах­ва­тить ее, и двое из них па­ло от ее ру­ки преж­де, чем уда­лось заг­нать вол­чи­цу в угол. Но пле­нить ее все же не уда­лось: она вон­зи­ла се­бе в гор­ло от­равлен­ную шпиль­ку. Яд по­дей­ство­вал прак­ти­чес­ки мгно­вен­но...

Муж­чи­на за­мол­чал с ка­ким-то неп­ри­ят­ным тя­нущим чувс­твом, на­поми­на­ющим чувс­тво ви­ны. Со­вер­шенно нап­расным, ко­неч­но же: на вой­не как на вой­не, да и он не ста­вил целью убий­ство гос­по­жи Оро­ку. Все так. И все же от ус­по­ка­ива­ющих мыс­лей на ду­ше лег­че не ста­нови­лось. Тем бо­лее, что - это он со­об­щать же­не не стал - суп­ру­га вра­га в мо­мент зах­ва­та бы­ла в по­ложе­нии. Опять-та­ки, вро­де бы на­илуч­шее ре­шение проб­ле­мы. Но Ха­мато Ито всег­да счи­тал ни­же сво­его дос­то­инс­тва под­ни­мать ру­ку на жен­щи­ну. И вот: по­лучи­лось то, что по­лучи­лось. И нес­мы­ва­емым пят­ном лег­ло на его честь, честь во­ена­чаль­ни­ка и гла­вы кла­на.

Муж­чи­на ре­шитель­но вып­ря­мил­ся, мя­сис­тые гу­бы сжа­лись в тон­кую ли­нию. Да бу­дет так. Он го­тов вы­нес­ти это ра­ди сво­ей семьи, сво­его ро­да. Дос­той­ная рас­пла­та за спо­кой­ную жизнь в даль­ней­шем, не опа­са­ясь уда­ра в спи­ну от по­щажен­но­го вра­га.

- Что же ка­са­ет­ся де­тей... - про­дол­жал он, от­го­няя на­вяз­чи­вые мыс­ли.

В этот мо­мент дверь нес­лышно от­во­рилась, и взгля­ды обо­их суп­ру­гов об­ра­тились на во­шед­ше­го. Во­ин кла­на Сю­ри, сог­ласно тра­диции, с ног до го­ловы об­ла­чен­ный в чер­ное, лишь с ма­лень­кой на­шив­кой сим­во­ла кла­на - цвет­ка с пятью ле­пес­тка­ми, мол­ча пок­ло­нил­ся хо­зя­ину. Он дер­жал в ру­ках ка­кой-то свер­ток из плот­ной тем­ной тка­ни. Гос­по­дин Ха­мато сде­лал ему знак приб­ли­зить­ся. Еще раз пок­ло­нив­шись, во­ин ос­та­новил­ся в ша­ге от мас­те­ра и раз­вернул тряп­ку. В нее был за­вер­нут ма­лень­кий маль­чик, при­мер­но год-пол­то­ра от ро­ду на вид, оде­тый в од­ну ру­башон­ку. За­сунув в рот боль­шой па­лец, он ис­пу­ган­ны­ми гла­зен­ка­ми ос­матри­вал нез­на­комое по­меще­ние. А ког­да во­ин опус­тил его на пол, к но­гам хо­зя­ина, пос­пешно от­полз в даль­ний угол, при­та­ив­шись воз­ле не­высо­кого зак­ры­того пос­тавца.

- Что же ка­са­ет­ся де­тей, - про­дол­жал, нас­лажда­ясь по­лучен­ным эф­фектом, гос­по­дин Ха­мато (же­на на нес­коль­ко мгно­вений ли­шилась да­ра ре­чи, что бы­ло ред­ким дос­ти­жени­ем), - то проб­ле­ма ре­шена и с ни­ми. Пе­ред то­бой нас­ледник гос­по­дина Аки­яма - Са­ки. Пос­ледний из ро­да Оро­ку.

- И для че­го он здесь? - нес­коль­ко гром­че обыч­но­го ос­ве­доми­лась гос­по­жа Ха­мато, ука­зывая паль­цем в сто­рону за­мер­ше­го в ис­пу­ге ре­бен­ка (тем бо­лее, что единс­твен­ный сви­детель дав­но по­кинул их). - В ка­чес­тве за­лож­ни­ка? Прос­ти­те, гос­по­дин, но это же не­лепо. Вы са­ми ска­зали, что ни­кого из Оро­ку, да и из кла­на, не ос­та­лось. Ка­кой смысл нам дер­жать его у се­бя? Или... - она зап­ну­лась, - вы же­ла­ете из­ба­вить­ся от не­го в этом до­ме, по­даль­ше от сто­рон­них глаз?

- Что за глу­пые до­мыс­лы, же­на? - нах­му­рил­ся Ито и нер­вным дви­жени­ем по­тер под­бо­родок - вер­ный приз­нак, что он на­чина­ет сер­дить­ся. За­тем под­нялся на но­ги и нап­ра­вил­ся в сто­рону ре­бен­ка. Тот по­пытал­ся увер­нуть­ся, но муж­чи­на ока­зал­ся про­вор­нее под­хва­тил ма­лыша на ру­ки. Маль­чик зах­ны­кал, пы­та­ясь ос­во­бодить­ся от чу­жих рук, но гос­по­дин Ха­мато прис­ло­нил его к пле­чу, и ма­лыш умолк, за­ин­те­ресо­вав­шись блес­тя­щей пряж­кой наг­рудни­ка.

- Мы не нас­толь­ко бес­чес­тны, что­бы во­евать с деть­ми, - про­дол­жал Ито, воз­вра­ща­ясь на преж­нее мес­то. - До­воль­но и то­го, что по­гиб­ла его мать.

- Но этот маль­чик - сын на­шего вра­га! - воз­ра­зила гос­по­жа Ха­мато, не­воль­но по­нижая го­лос и не­хоро­шо су­зив гла­за. - Нам всем не поз­до­ровит­ся, ког­да он вы­рас­тет и уз­на­ет прав­ду о сво­ем рож­де­нии.

- Ес­ли уз­на­ет, - поп­ра­вил ее муж, улыб­нувшись. - Ник­то не зна­ет о том, что нас­ледник ро­да Оро­ку ос­тался жив, а не по­гиб вмес­те с ма­терью. Да­же те, кто лич­но учас­тво­вали в его спа­сении. Он мо­гут стро­ить до­гад­ки, но ни­чего не ска­жут. А зна­чит, не­от­ку­да уз­нать и ему, - с эти­ми сло­вами он уса­дил маль­чи­ка се­бе на ко­лени.

- И что вы со­бира­етесь с ним де­лать? - нем­но­го ус­по­ко­ив­шись, по­ин­те­ресо­валась жен­щи­на, нас­то­рожен­но ко­сясь на чу­жого ре­бен­ка. - От­дать на вос­пи­тание? А как мы объ­яс­ним, от­ку­да он взял­ся?

- Очень прос­то: ни­как, - не­воз­му­тимо от­ветс­тво­вал Ито, раз­гла­див усы. - По­тому что мы вос­пи­та­ем его са­ми.

- Са­ми? - пот­ря­сен­но пе­рес­про­сила же­на.

- Да, са­ми, - сог­ласно кив­нул муж­чи­на. - Это ре­шит и на­шу проб­ле­му, ведь бо­ги не бла­гос­ло­вили те­бя деть­ми. А го­ды идут, и на­шему ро­ду ну­жен нас­ледник.

- Вы оши­ба­етесь, гос­по­дин, - тя­жело и вмес­те с тем об­легчен­но вздох­ну­ла жен­щи­на. - Вы дол­гое вре­мя от­сутс­тво­вали и мно­гого не зна­ете. У нас есть нас­ледник.

Она под­ня­лась и, отод­ви­нув шир­му, скры­лась в со­сед­ней ком­на­те. И, спус­тя ми­нуту-дру­гую, вер­ну­лась... с ре­бен­ком на ру­ках.

- Он ро­дил­ся на­кану­не нас­тупле­ния под Оса­кой, - по­яс­ни­ла она. - Сей­час ему 8 ме­сяцев. Про­шу про­щения, гос­по­дин, но мне приш­лось дать ему имя без вас, - гос­по­жа Ха­мато опус­ти­лась на ко­лени ря­дом с му­жем. - Ха­мато Й­оши, наш сын.

- Ну, это за­мет­но ме­ня­ет де­ло, - за­дум­чи­во про­гово­рил муж­чи­на, и Юри­ко вос­пря­нула ду­хом. Мо­жет быть, те­перь ее суп­руг оду­ма­ет­ся и от­даст опас­но­го чу­жого от­прыс­ка в ка­кую-ни­будь кресть­ян­скую семью, где час­ты усы­нов­ле­ния. Хо­тя бы че­рез од­но­го из сво­их во­инов.

- Бо­ги ми­лос­ти­вы: те­перь у ме­ня два сы­на, - про­воз­гла­сил гос­по­дин Ха­мато, при­нимая из рук же­ны ма­лыша. - Они не слиш­ком раз­личны по воз­расту и впол­не мо­гут сой­ти за двой­ня­шек.

Ма­лень­кий Са­ки, не­доволь­ный втор­же­ни­ем на свою тер­ри­торию при­шель­ца, нах­му­рил­ся и за­мах­нулся на не­го ку­лач­ком. Это не ос­та­лось не­заме­чен­ным гос­по­жой Ха­мато. Она пос­пешно заб­ра­ла сы­на, по­ка чу­жак не ус­пел оби­деть его.

- Де­моны по­мути­ли ваш ра­зум, гос­по­дин, - рез­ко за­яви­ла она, и гла­за ее жес­тко свер­кну­ли в све­те лам­пы. - Вы пред­ла­га­ете приг­реть на гру­ди зме­ены­ша, го­тово­го в лю­бой мо­мент нас ужа­лить.

- Пол­но, же­на, - по­пытал­ся уре­зонить ее суп­руг. - Ты пре­уве­личи­ва­ешь. Он еще сов­сем ре­бенок.

- Нис­коль­ко. Ви­дите? - Юри­ко осуж­да­юще ткну­ла паль­цем в сто­рону ма­лень­ко­го Са­ки, ко­торо­му нас­ку­чило си­деть на мес­те, и он с хны­кань­ем пы­тал­ся ос­во­бодить­ся. - Он и сей­час враж­дебно нас­тро­ен к на­шему сы­ну. А что бу­дет, ког­да этот вол­чо­нок под­растет?

Гос­по­дин Ха­мато от­пустил маль­чи­ка - и прак­ти­чес­ки сра­зу же был вы­нуж­ден взять в ру­ки нож­ны, по­даль­ше от лю­боз­на­тель­но­го ма­лыша. Тот, на­дув гу­бы, от­полз на преж­нее мес­то и, под­нявшись на но­ги, с уси­ли­ем пы­тал­ся от­крыть за­пер­тую двер­цу.

Ма­лень­кий Й­оши то­же на­чал хны­кать. Гос­по­жа Ха­мато по­дош­ла к две­ри и поз­ва­ла слу­жан­ку. По­ка та не унес­ла нас­ледни­ка, и ша­ги ее не стих­ли, суп­ру­ги ос­та­вались в нап­ря­жен­ном мол­ча­нии, боль­ше по­ходив­шем на за­тишье пе­ред бу­рей.

- Из не­го вы­рас­тет то, что мы су­ме­ем вы­рас­тить, - пер­вым на­рушил мол­ча­ние гос­по­дин Ха­мато и под­нялся, по­дой­дя к маль­чи­ку. Тот отор­вался от сво­его за­нятия, нас­то­рожен­но гля­дя на муж­чи­ну ис­подлобья. - Чем мень­ше лю­дей зна­ет о том, кто наш ма­лень­кий при­емыш, тем луч­ше. - Ито нак­ло­нил­ся, что­бы пог­ла­дить маль­чи­ка по го­лове, но тот приг­нулся, уво­рачи­ва­ясь. Суп­ру­га мно­гоз­на­читель­но по­жала пле­чами. - А кто сде­ла­ет это луч­ше, чем мы с то­бой?

Гос­по­дин Ха­мато вып­ря­мил­ся и по­дошел к же­не. И ос­та­новил­ся, гля­дя на нее свер­ху вниз.

- По­думай, прос­то по­думай, же­на, - го­лос его нем­но­го смяг­чился. - Этот маль­чиш­ка вы­рас­тет, не зная прав­ды о сво­ем рож­де­нии. Все ок­ру­жа­ющие бу­дут ду­мать, что он - наш сын. И он... он то­же бу­дет ве­рить в это. Бу­дет по­читать нас, как сво­их ро­дите­лей. А ес­ли вдруг сы­щет­ся не­разум­ный, что усом­нится в на­шем родс­тве, ко­му по­верит маль­чиш­ка: ему или нам, сво­им лю­бящим ро­дите­лям?

- Ну, не знаю, - нем­но­го рас­те­рян­но про­бор­мо­тала гос­по­жа Ха­мато. - Как-то все слиш­ком лег­ко скла­дыва­ет­ся, что­бы быть прав­дой. Ты дей­стви­тель­но ве­ришь, что все по­лучит­ся, гос­по­дин мой?

- Не­сом­ненно, - гос­по­дин Ха­мато об­легчен­но улыб­нулся. - Не мо­жет не по­лучить­ся. Оро­ку Са­ки слиш­ком мал и не за­пом­нит ни вре­мени, про­веден­но­го с нас­то­ящи­ми ро­дите­лями, ни да­же се­год­няшне­го дня. Но что­бы все сло­жилось, мы са­ми дол­жны по­верить и вес­ти се­бя, как его нас­то­ящие ро­дите­ли. По­это­му... возь­ми его на ру­ки.

Гос­по­жа Ха­мато да­же вздрог­ну­ла от это­го не­ожи­дан­но­го пред­ло­жения. Да, ко­неч­но, гос­по­дин прав, и им сле­ду­ет при­выкать к при­емы­шу как мож­но ско­рее. Но... пря­мо сей­час?..

- Ну же, сме­лее, - ус­мехнул­ся ее суп­руг. - Он не ку­са­ет­ся. Где моя храб­рая же­на са­мурая, не бо­яща­яся ни бо­га, ни де­мона?

Глу­боко вдох­нув, Юри­ко под­ня­лась на но­ги, оп­ра­вила ки­моно и мед­ленно по­дош­ла к маль­чи­ку. Тот, за­воро­жен­но гля­дя на нее, нем­но­го от­полз в сто­рону, а ког­да жен­щи­на про­тяну­ла ру­ки взять его - от­тол­кнул и скри­вил гу­бы, го­товясь за­реветь.

- Сей­час по­могу, - гос­по­дин Ха­мато в два ша­га пе­ресек не­боль­шую ком­на­ту и под­нял маль­чи­ка (ему ма­лень­кий не­год­ник по­чему-то соп­ро­тив­лять­ся не стал, с не­доволь­ством от­ме­тила жен­щи­на), пот­ре­пал по ще­ке со сло­вами: "Не бой­ся, ма­лыш, те­тя те­бя не оби­дит" - и пе­редал суп­ру­ге, тут же от­сту­пив на шаг.

В нас­ту­пив­шую ми­нуту не­лов­ко­го мол­ча­ния но­во­об­ре­тен­ный при­емыш нас­то­рожен­но рас­смат­ри­вал жен­щи­ну, а она - его. Пря­мой нос, тон­кие гу­бы, ос­трый, поч­ти мон­голь­ский раз­рез уголь­но-чер­ных глаз, чуть за­ос­трен­ные уши... Нет, она ни­ког­да не при­вык­нет. Все, бук­валь­но все в этом маль­чи­ке вы­дава­ло в нем чу­жака.

Жен­щи­на не­уве­рен­но улыб­ну­лась и про­тяну­ла ру­ку пог­ла­дить маль­чи­ка по ще­ке, но тот, нах­му­рив­шись, от­тол­кнул ее. За­тем, за­ин­те­ресо­вав­шись, по­тянул­ся руч­кой к ее слож­ной при­чес­ке. Ус­тро­ив его по­удоб­нее на сги­бе лок­тя, Юри­ко кое-как из­влек­ла из во­лос при­чуд­ли­вую изог­ну­тую за­кол­ку и про­тяну­ла маль­чи­ку. Ма­лень­кий Са­ки тут же схва­тил ве­щицу и в пер­вый раз улыб­нулся. За­тем на­чал сос­ре­дото­чен­но кру­тить ее, рас­смат­ри­вая то под од­ним, то под дру­гим уг­лом, и боль­ше не пы­та­ясь выр­вать­ся.

- Вот и по­лади­ли, - про­ком­менти­ровал уви­ден­ное сто­яв­ший в мол­ча­нии гос­по­дин Ха­мато. - Ви­дишь, же­на, не та­кой уж он и страш­ный.

- Мо­жет быть. Но все рав­но, - жен­щи­на ко­леба­лась. - Вдруг од­нажды он уз­на­ет прав­ду? Я бо­юсь за на­шего сы­на.

- Мы сде­ла­ем все воз­можное, что­бы он уз­нал ее как мож­но поз­же, - ус­по­ко­ил ее суп­руг, под­хо­дя сза­ди и об­ни­мая за пле­чи. За­тем шут­ли­во под­мигнул ог­ля­нув­ше­муся на не­го ре­бен­ку, - и что­бы он, как вся­кий здра­вомыс­ля­щий че­ловек, сде­лал пра­виль­ный вы­бор. Все бу­дет хо­рошо.

- Дай-то бо­ги, - с на­деж­дой вздох­ну­ла жен­щи­на, но без осо­бой уве­рен­ности. - Дай-то бо­ги...

Глава 1. Источник неприятностей


Зна­чимые дни, рез­ко ме­ня­ющие на­шу жизнь... Кто под­ска­жет, как оп­ре­делить их, вы­делить с са­мого на­чала сре­ди всех про­чих, что­бы быть вни­матель­нее и ос­то­рож­нее в сло­вах и пос­тупках? От­ве­та нет, как и нет вер­ных приз­на­ков раз­гра­ниче­ния. Да и бу­дут ли?..

Этот день то­же на­чал­ся впол­не ба­наль­но и буд­нично. Тон­кий дро­жащий сол­нечный лу­чик, па­дав­ший из не­боль­шо­го при­от­кры­того окош­ка, нес­пешно сколь­зил по стен­ным па­нелям тем­но­го де­рева, блес­тя­щим, слов­но пок­ры­тые ла­ком, от мно­гих при­кос­но­вений, пе­рехо­дя с од­но­го пред­ме­та скуд­ной об­ста­нов­ки на дру­гой. По­ка, на­конец, не ус­тро­ил­ся на ще­ке спя­щего маль­чиш­ки. Од­но­го из дво­их, раз­местив­шихся в этой ком­на­те.

Спя­щий по­мор­щился, от­во­рачи­ва­ясь к сте­не, но ус­нуть об­ратно так и не смог. Он по­тер гла­за, при­щурил­ся про­тив све­та, об­во­дя сон­ным взгля­дом ком­на­ту, - и вдруг рез­ко сел в пос­те­ли, от­бро­сив в сто­рону оде­яло.

- К'со! Й­оши, вста­вай!

- Что слу­чилось, Са­ки? - млад­ший при­под­нялся на лок­те, удив­ленно рас­ши­рив гла­за. - По­жар, по­топ, на­паде­ние?

- Ху­же, - не ог­ля­дыва­ясь на бра­та, тот уже под­нялся, то­роп­ли­во пе­ре­оде­ва­ясь и со­бирая раз­ло­жен­ную на по­лу пос­тель. - Мы прос­па­ли.

До­пол­ни­тель­ных объ­яс­не­ний не пот­ре­бова­лось. Млад­ший то­же пос­пешно под­нялся, не­лов­ки­ми со сна паль­ца­ми рас­пу­тывая за­вяз­ки спаль­но­го ки­моно. Чет­кий рас­по­рядок дня - то, к че­му при­уча­ла их мать бук­валь­но с ко­лыбе­ли. Стро­гая по­рой до при­дир­чи­вос­ти, гос­по­жа Ха­мато не­укос­ни­тель­но при­дер­жи­валась глав­но­го пра­вила: каж­дой ве­щи - свое мес­то, каж­до­му де­лу - свое вре­мя. И не тер­пе­ла опоз­да­ний.

День в се­мей­стве Ха­мато на­чинал­ся обыч­но ра­но. Это вош­ло в при­выч­ку, хо­тя, бы­вало, слу­чались и про­маш­ки. Не­надол­го - мать сле­дила за по­ряд­ком, не да­вая поб­ла­жек ни од­но­му из брать­ев, и они вос­при­нима­ли это как дол­жное. И пос­те­пен­но учи­лись чувс­тво­вать вре­мя, осо­бен­но стар­ший, ко­торо­му вес­ной ис­полни­лось уже шесть, и отец вот толь­ко да­веча обе­щал по­гово­рить с нас­тавни­ком дод­зё о при­нятии в обу­чении стар­ше­го от­прыс­ка Ха­мато. И тут та­кой кон­фуз!

Ска­зать прав­ду, ви­на за про­изо­шед­шее ле­жала не толь­ко на них. От­части спо­собс­тво­вало это­му за­тянув­ше­еся не­домо­гание гос­по­жи Ха­мато. Оно вы­било из ко­леи де­ятель­ную хо­зяй­ку, при­вык­шую иметь за всем кон­троль са­молич­но. Те­перь же она мед­ленно, с яв­ным тру­дом пе­ред­ви­галась по до­му и час­то ос­та­нав­ли­валась, пе­рево­дя ды­хание. Жен­щи­на поч­ти ни­чего не ела, но при этом за­мет­но поп­ра­вилась: ста­рые одеж­ды ста­ли ей ма­лы, и к ним до­мой из де­рев­ни при­ходи­ла пор­тни­ха. А пос­мевший по­ин­те­ресо­вать­ся при­родой это­го стран­но­го яв­ле­ния Са­ки по­лучил креп­кий под­за­тыль­ник ста­рин­ным ве­ером ма­тери с тол­сты­ми рез­ны­ми план­ка­ми и за­рек­ся от даль­ней­ших расс­про­сов.

По­мочь сес­тре с боль­шим хо­зяй­ством и до­мом при­еха­ла из со­сед­не­го се­ления ее млад­шая сес­тра, Ид­зу­ми Фуд­зи­ко. Внеш­не и по ха­рак­те­ру она бы­ла очень по­хожа на сес­тру, лишь чуть ни­же, пол­нее и... не­урав­но­вешен­нее по ха­рак­те­ру. И, как вы­яс­ни­лось поз­днее, го­раз­до ме­нее пун­кту­аль­ной и тре­бова­тель­ной. Из-за это­го у них с Юри­ко слу­чались раз­мол­вки, пос­ле ко­торых гос­по­жа Фуд­зи­ко ка­кое-то вре­мя рев­нос­тно ста­ралась сле­довать вы­соким мер­кам сес­тры. Но про­ходи­ло нес­коль­ко дней - и она вновь за­быва­ла о ка­ком-то пун­кте из длин­но­го пе­реч­ня пра­вил. А маль­чиш­ки пу­тались, что, ког­да и как не­об­хо­димо де­лать, что­бы из­бе­жать на­река­ний стар­ших.

Са­ки счи­тал се­бя уже дос­та­точ­но взрос­лым, что­бы са­мос­то­ятель­но сле­дить за рас­по­ряд­ком дня, при­учая к это­му и млад­ше­го бра­тиш­ку. Но... в кон­це кон­цов, он то­же был еще ре­бен­ком, поч­ти ро­вес­ни­ком млад­ше­го. А страш­ные рас­ска­зы о тэн­гу и бу­со* пе­ред сном тай­ком от стар­ших, впол­го­лоса, за­кутав­шись в оде­яло и приг­лу­шив свет, так ув­ле­катель­ны! Й­оши так за­бав­но пу­га­ет­ся од­но­го упо­мина­ния о де­монах! И так здо­рово ощу­щать се­бя нас­то­ящим во­ином, спо­соб­ным за­щитить млад­ше­го - да и не толь­ко - от них. Он, Са­ки, нис­ко­леч­ко их не бо­ит­ся, всех этих чу­дищ. Осо­бен­но ког­да не по­гашен свет.

И вот се­год­ня это раз­вле­чение выш­ло ему бо­ком: они оба прос­па­ли. За что поч­ти на­вер­ня­ка вле­тит от ма­тери... ес­ли, ко­неч­но, они не опе­редят ее. Мо­жет быть, ма­туш­ка вновь не смо­жет вый­ти к сто­лу вов­ре­мя, и они ус­пе­ют...

Не­тер­пе­ливо фыр­кнув, Са­ки по­мог млад­ше­му уб­рать свер­ну­тый фу­тон**, слиш­ком тя­желый для пос­ледне­го, в стен­ной шкаф, да­бы ус­ко­рить про­цесс, зад­ви­нул двер­ки и, приг­ла­див во­лосы, за­торо­пил­ся на вы­ход.


***


Се­год­ня им по­вез­ло: отец уже за­кон­чил тра­пезу и от­был по сво­им де­лам, а мать еще не спус­ка­лась из от­ве­ден­ных ей по­ко­ев. А те­туш­ка Фуд­зи­ко, ви­димо, са­ма при­поз­днив­ша­яся, ни­чего не ска­зала, лишь ко­рот­ким жес­том от­пра­вила их по мес­там, в то вре­мя как слу­жан­ка пос­та­вила пе­ред каж­дым та­рел­ку.

Й­оши, как обыч­но, без­ро­пот­но при­нял­ся за еду. Стар­ший лишь чуть по­мед­лил при­со­еди­нить­ся. Вни­мание его прив­лек про­пол­завший вдоль сте­ны, у ко­торой они ус­тро­ились, па­ук. Не от­ры­ва­ясь от тра­пезы, маль­чик ско­сил гла­за на на­секо­мое и мед­ленно, ос­то­рож­но под­нял ру­ку, на­мере­ва­ясь схва­тить па­ука. И под­шу­тить над млад­шим, слиш­ком уж, на его взгляд, пра­виль­ным и пос­лушным, под­бро­сив на­секо­мое ему. Вот бу­дет ве­село, ког­да он под­прыг­нет и уро­нит свои па­лоч­ки!

При ма­тери Са­ки вряд ли ре­шил­ся бы на та­кую ша­лость, но сей­час... те­туш­ка, ско­рее все­го, не за­метит, а зна­чит, на­до поль­зо­вать­ся мо­мен­том. Тем бо­лее, та­ким боль­шим, с тол­сты­ми мох­на­тыми лап­ка­ми...

Миг - и маль­чи­шес­кая ла­донь нак­ры­ла ма­лень­кое су­щес­тво, а Са­ки во­ров­ски ог­ля­нул­ся на те­туш­ку. Нет, не обер­ну­лась, да и Й­оши ни­чего не за­метил. Но преж­де чем он ус­пел при­думать, что де­лать даль­ше, раз­дви­нув­ши­еся две­ри впус­ти­ли в сто­ловую гос­по­жу Ха­мато.

При ви­де ма­тери маль­чиш­ки тут же вып­ря­мились, поч­ти­тель­но скло­нив го­ловы, а Са­ки вдо­бавок к то­му - пос­пешно пря­ча за спи­ной плен­ное на­секо­мое. Жен­щи­на, ед­ва за­мет­но кив­нув, про­шес­тво­вала на свое мес­то. Чуть по­годя по­вари­ха при­нес­ла на ее сто­лик ми­соч­ку с поч­ти проз­рачным буль­оном и нес­коль­ко ри­совых ле­пешек.

- Вы при­поз­дни­лись се­год­ня, - про­из­несла жен­щи­на, оки­дывая прон­зи­тель­ным взгля­дом не­воль­но по­ежив­шихся сы­новей. - Дол­жно быть, не слиш­ком го­лод­ны?

- Нет, ма­туш­ка, - поч­ти од­новре­мен­но от­ве­тили оба.

- Тог­да по­чему вы до сих пор за сто­лом? Оба? - нах­му­рилась гос­по­жа Ха­мато.

По­вис­ла не­лов­кая па­уза. Й­оши ог­ля­нул­ся на те­туш­ку, но та, опус­тив гла­за, мол­ча­ла, не спе­ша их вы­ручать. Са­ки же ог­ля­нул­ся, га­дая, ку­да же спря­тать па­ука, по­ка мать не уви­дела. К нес­частью, его ма­невр не ос­тался не­заме­чен­ным.

- Осо­бен­но ты, Са­ки, - ог­ля­нулась на не­го мать. - Что ты кру­тишь­ся?

Маль­чик за­мер на мес­те.

- Нет... ни­чего, окаа-са­ма***, - пос­пешно от­ве­тил он, пря­ча ру­ки за спи­ну. - Я... я уже сыт. Мож­но мне ид­ти?

- А что ты там пря­чешь? - тя­жело под­нявшись, жен­щи­на пре­одо­лела нес­коль­ко ша­гов до сто­лика сы­на и скло­нилась над ним. - Сно­ва со­бира­ешь объ­ед­ки, кор­мить этих ше­луди­вых двор­ня­жек?

- Нет, - ког­да Юри­ко приб­ли­зилась, Са­ки, плю­нув на ос­то­рож­ность, от­бро­сил па­ука за спи­ной ку­да-то в сто­рону. - И это не я, а Й­оши кор­мит их. А у ме­ня ни­чего нет, - и он про­демонс­три­ровал ма­тери пус­тые ла­дони.

- Не­дос­той­но сва­ливать свою ви­ну на млад­ше­го, Са­ки, - уко­риз­ненно за­мети­ла жен­щи­на и вер­ну­лась на свое мес­то, пос­ле че­го прис­ту­пила к еде. Поль­зу­ясь мо­мен­том, по­ка мать не смот­рит, Са­ки стя­нул со сво­ей та­рел­ки ри­совый ша­рик и ук­радкой спря­тал за ще­ку. А ког­да вновь под­нял гла­за, ед­ва не по­давил­ся, по­ражен­ный уви­ден­ным. По­тому как выб­ро­шен­ный им ку­да-то в угол па­ук ка­ким-то не­объ­яс­ни­мым об­ра­зом ока­зал­ся воз­ле сто­лика ма­тери. И те­перь нес­пешно ка­раб­кался по нож­ке вверх.

Маль­чик нер­вно сглот­нул, об­те­рев о по­дол мо­мен­таль­но вспо­тев­шие ру­ки. Мо­жет, мать не за­метит па­ука? Или не до­гада­ет­ся, от­ку­да он. Или...

На­деж­дам его не суж­де­но бы­ло осу­щес­твить­ся. Отор­вавшись от тра­пезы, жен­щи­на прон­зи­тель­но вскрик­ну­ла, за­метив на сво­ем сто­лике зло­получ­ную тварь, и рез­ко под­ня­лась на но­ги. Ис­пу­ган­ный Й­оши вы­ронил па­лоч­ки, как от не­го и ожи­далось, но Са­ки да­же не ог­ля­нул­ся на не­го. По­тому что пос­ле мо­мен­та ис­пу­га мать не наб­ро­силась на не­го с уп­ре­ками, как обыч­но, а сог­ну­лась чуть ли не по­полам, схва­тив­шись ру­кой за жи­вот. И по то­му, как бро­силась к ней те­туш­ка, Са­ки по­нял: де­ло не­лад­но. Ма­тери ста­ло ху­же. Не­уже­ли из-за это­го злос­час­тно­го па­ука? И что те­перь?..

Тем вре­менем те­туш­ка Фуд­зи­ко под ру­ку вы­вела мать из сто­ловой, сер­ди­то за­шипев на Са­ки, по­пытав­ше­гося пос­ле­довать за ней. Маль­чиш­ка ос­тался на мес­те, нер­вно те­ребя сал­фетку. Что же все-та­ки слу­чилось с ма­терью?

Ча­сы воз­ле вхо­да ти­кали не­выно­симо гром­ко, ми­нуты тя­нулись, как ре­зино­вые. По­забыв­шие про не­завер­шенный зав­трак, маль­чиш­ки ос­та­вались на сво­ем мес­те. И не по­тому, что бо­ялись на­каза­ния за не­пос­лу­шание, нет. Обо­их бес­по­ко­ило сос­то­яние ма­тери.

На­конец дверь сно­ва от­кры­лась, и в сто­ловую вновь вош­ла те­туш­ка. Она бы­ла неп­ри­выч­но мол­ча­лива и зам­кну­та.

- Те­туш­ка, мож­но... - на­чал бы­ло Й­оши, но осек­ся, пой­мав ее мрач­ный взгляд.

- Сна­чала до­ешь до кон­ца, - от­ре­зала Фуд­зи­ко. - И ты то­же, - обер­ну­лась она к Са­ки.

Не смея спо­рить, маль­чиш­ки вновь при­нялись за уже ос­тывший рис, хо­тя есть рас­хо­телось со­вер­шенно. Тем вре­менем те­туш­ка нер­вны­ми, дер­ганны­ми дви­жени­ями соб­ра­ла по­суду со сто­лика ма­тери, за­быв по­ручить это слу­жан­ке. Са­ки сле­дил за ней нап­ря­жен­ным взгля­дом, ма­шиналь­но кру­тя в ру­ке па­лоч­ки. Не­ожи­дан­но жен­щи­на обер­ну­лась, и маль­чик вздрог­нул.

- Это ты, - то­ном ут­вер­жде­ния за­яви­ла она, и Й­оши то­же пе­рес­тал есть, с не­пони­мани­ем ог­ля­нув­шись на бра­та. - Приз­на­вай­ся, это ведь твои штуч­ки?

- Нет... я... - маль­чик зап­нулся, пос­пешно от­ло­жив в сто­рону па­лоч­ки. - Я не на­роч­но... так по­лучи­лось.

- "По­лучи­лось"! - пе­ред­разни­ла его сер­ди­то гос­по­жа Фуд­зи­ко и, стре­митель­но приб­ли­зив­шись, боль­но ух­ва­тила за ухо, зас­тавляя смот­реть на се­бя. - Как и всег­да. Из-за те­бя, пар­шивца, сес­тре те­перь ху­же.

- А что с ней? - от­ва­жил­ся спро­сить Са­ки, за что и был наг­ражден под­за­тыль­ни­ком.

- Не тво­его ума де­ло, - пос­пешно отоз­ва­лась Фуд­зи­ко, от­хо­дя в сто­рону. - Ешь да­вай!

Окон­ча­тель­но по­дав­ленный Са­ки не­вер­ным дви­жени­ем от­пра­вил в рот оче­ред­ной ри­совый ша­рик, не ощу­щая вку­са. Ухо сад­ни­ло, но, заг­лу­шая боль, в го­лове вер­те­лась од­на мысль: "Из-за ме­ня. Опять из-за ме­ня! Я же толь­ко по­шутить хо­тел, и не над ма­терью вов­се. И сно­ва я ви­новат. Да сколь­ко мож­но?!"

В сто­ловой по­вис­ло нап­ря­жен­ное мол­ча­ние. Уже за­кон­чивший с едой Й­оши не ре­шал­ся поп­ро­сить вый­ти и ждал бра­та. Тот же ел мед­ленно, раз­мышляя о чем-то сво­ем и ма­шиналь­но пе­реме­шивая еду в та­рел­ке, не­замет­но для се­бя сдви­гая ее к краю. До тех пор по­ка по­суди­на впол­не за­коно­мер­но не очу­тилась на по­лу, раз­ле­тев­шись по не­му ку­чей ос­колков и кро­шек. Маль­чик вздрог­нул, воз­вра­ща­ясь к дей­стви­тель­нос­ти и оша­рашен­но гля­дя на раз­би­тую та­рел­ку.

- Са­ки!! Да сколь­ко мож­но, де­мон те­бя за­бери! - как кор­шун на­лете­ла на не­го те­туш­ка. - Од­ни неп­ри­ят­ности от те­бя. Ну по­годи, вот при­дет отец и по­гово­рит с то­бой по-нас­то­яще­му. Жи­во вон из-за сто­ла!

Маль­чик мол­ча вы­шел. Й­оши, не до­жида­ясь осо­бого приг­ла­шения, пос­ле­довал бы­ло за ним, но при­тор­мо­зил у по­рога, про­пус­кая в ком­на­ту слу­жан­ку ма­тери. За­дер­жался еще нем­но­го в тай­ной на­деж­де, что ма­тери ста­ло луч­ше, и он сей­час об этом уз­на­ет. И да­же не за­метил, как стар­ший ос­та­новил­ся в па­ре ша­гов от две­ри, дви­жимый тем же же­лани­ем.

Сок­ро­вен­ные же­лания име­ют свой­ство ис­полнять­ся, хо­тя и не­ожи­дан­но и по­рой не так, как хо­телось бы. Но это ведь ме­лочи, прав­да?..

Й­оши был с этим со­вер­шенно сог­ла­сен, гля­дя на мгно­вен­но пре­об­ра­зив­ше­еся ли­цо те­туш­ки. Та, всхлип­нув, в не­ожи­дан­ном по­рыве чувств при­жала его к се­бе, пов­то­ряя, что бо­ги ми­лос­ти­вы, и гос­по­жа Юри­ко те­перь вне опас­ности. Бо­лее то­го, им по­вез­ло вдвой­не, по­тому что ма­лыш, млад­ший брат Й­оши, ро­дил­ся хоть и преж­девре­мен­но, ма­лень­ким и сла­бым, но все же здо­ровым. Это ли не счастье?..

Вот толь­ко Са­ки не раз­де­лял их ра­дос­ти. По­забы­тый все­ми, он ти­хо сто­ял в при­хожей, слу­шая вос­торжен­ные воз­гла­сы те­туш­ки и чувс­твуя се­бя об­кра­ден­ным. Ма­ло ему ти­хони и сла­бака Й­оши, ко­торо­го пос­то­ян­но ему ста­вят в при­мер, так те­перь еще и это! Еще од­на ме­люз­га, с ко­торой все бу­дут но­сить­ся, как с пи­саной тор­бой, нап­рочь за­быв про не­го. И что в них, мел­ких, та­кого осо­бен­но­го?

- А ка­кой он? - при­род­ное лю­бопытс­тво взя­ло верх над не­доволь­ством. Те­туш­ка не­доволь­но по­коси­лась на не­го и на­конец со­из­во­лила по­яс­нить:

- Ма­лень­кий, бе­лень­кий и прос­то ла­поч­ка! Весь в мать. Не че­та вам, ог­ла­шен­ным.

Й­оши оби­жен­но скри­вил­ся, по­том спро­сил роб­ко:

- А пос­мотреть на не­го мож­но?

- Ду­маю, да, - пос­ле не­дол­гой па­узы от­ве­тила на­конец Фуд­зи­ко. - Толь­ко ру­ки не за­будь по­мыть.

Й­оши пос­пешно кив­нул и пос­ле­довал за те­туш­кой на вто­рой этаж до­ма. Са­ки ос­тался сто­ять в ко­ридо­ре, мол­ча гля­дя им вслед. На ду­ше бы­ло уди­витель­но горь­ко. Не так уж ему и хо­телось смот­реть на эту ме­лочь, но мог­ли бы и поз­вать с со­бой. Мог­ли бы прос­то вспом­нить про не­го. А те­перь, ког­да все вверх дном из-за это­го мла­ден­ца, что ему де­лать? И ко­го спро­сить об этом?


***


Вый­дя из до­ма и ак­ку­рат­но зад­ви­нув створ­ки две­рей, Са­ки про­шел по дво­ру, пи­ная по­пада­ющи­еся ка­муш­ки, за­тем при­сел на низ­кую за­город­ку, от­де­ля­ющую собс­твен­но двор от не­боль­шо­го са­да кам­ней. Отец по­рой при­водил его сю­да, зас­тавляя смот­реть, "как рас­тут кам­ни". Так, го­ворил он, вос­пи­тыва­ет­ся тер­пе­ние и сос­ре­дото­чен­ность. Са­ки чес­тно пы­тал­ся, це­лых 15 ми­нут. И ни один из этих пар­ши­вых ка­меш­ков не под­рос да­же на чуть-чуть!

Отец... Маль­чик за­дум­чи­во гля­дел на ка­лит­ку, за ко­торой толь­ко что скрыл­ся по­кинув­ший дом слу­га. На­вер­ня­ка его пос­ла­ли со­об­щить от­цу о ра­дос­тной но­вос­ти. Воз­можно, он да­же вер­нется до­мой по­рань­ше. Отец... Единс­твен­ный, ко­му есть де­ло до не­го, Са­ки, кто не за­будет про не­го, сколь­ко бы пис­кли­вой ма­лыш­ни вок­руг не кру­тилось.

Ка­лит­ка хлоп­ну­ла, и, отор­вавшись от не­весе­лых раз­ду­мий, маль­чик уви­дел ша­га­юще­го к до­му ши­роким ша­гом от­ца. Слу­га, пос­ланный за ним, вел на ко­нюш­ню же­реб­ца, на ко­тором при­ехал гос­по­дин Ха­мато, но до не­го Са­ки не бы­ло ни­како­го де­ла. Он пос­пешно вско­чил и поч­ти­тель­но пок­ло­нил­ся.

- Доб­рый день! Рад вас ви­деть, - про­гово­рил он, по­дав­ляя вол­не­ние. Воз­можно, пря­мо сей­час ре­шит­ся его судь­ба.

- Здравс­твуй, сын мой, - Ито пот­ре­пал маль­чи­ка по ма­куш­ке. - Ты уже слы­шал ра­дос­тную весть? У те­бя бу­дет еще один брат!

- Да, отец, - тус­кло отоз­вался Са­ки. Ра­дос­тное пред­вку­шение стре­митель­но угас­ло. Не­уже­ли это все, что при­вело его до­мой так ра­но? Маль­чик пред­при­нял еще од­ну по­пыт­ку.

- Вы го­вори­ли, что...

- По­том, Са­ки, - не­тер­пе­ливо пе­ребил его гос­по­дин Ха­мато. - Все ос­таль­ное по­том. У нас бу­дет вре­мя на раз­го­вор. Сей­час по­гуляй по­ка.

И он скрыл­ся в до­ме.
______________________________

Примечания:

* тэнгу - человекообразные существа с длинными носами и иногда крыльями. Считается, что они не любят, когда люди живут в мире, и организуют войны.

бусо - духи, поедающие людскую плоть. Возникают из людей, умерших от голода. Выглядят как начавшие разлагаться трупы

** футон - принадлежность для сна, толстый матрац

*** окаа-сама -почтительное обращение к матери

____________________________

Глава 2. Третий - лишний?..

"Вот и все!" Хлоп­нув­шие де­ре­вян­ные створ­ки эхом от­да­лись у Са­ки в го­ло­ве. Вот те­бе и все ожи­да­ние праз­дни­ка, и на­деж­ды, и меч­ты! Все пе­ре­чер­кну­то од­ним по­яв­ле­ни­ем это­го нес­нос­но­го мла­ден­ца. Да­же отец за­был о сво­ем обе­ща­нии, спе­ша по­лю­бо­вать­ся на не­го. А он, Са­ки, боль­ше ни­ко­му не ну­жен. Ну так и они ему боль­ше не нуж­ны! Ник­то из них.

Да­же не зах­лоп­нув за со­бой ка­лит­ку, маль­чик вы­бе­жал на ули­цу. Злая оби­да ду­ши­ла его, и сле­зы про­тив во­ли прос­ту­па­ли на гла­зах. Стыд­но и не­дос­той­но пла­кать, ког­да те­бе уже шесть лет, и ты поч­ти взрос­лый. Но как тут удер­жать­ся?

Маль­чик бе­жал по ули­це, не ог­ля­ды­ва­ясь по сто­ро­нам и поч­ти не гля­дя под но­ги, из-за че­го нес­коль­ко раз спот­кнул­ся, удер­жав рав­но­ве­сие лишь чу­дом. В дру­гой раз это на­пол­ни­ло бы его гор­достью и осоз­на­ни­ем, что из не­го на­вер­ня­ка по­лу­чит­ся нас­то­ящий нин­дзя. Сей­час... сей­час это бы­ло не­важ­но. Все не­важ­но. Он не ста­нет нин­дзя, по­то­му что отец за­был о сво­ем обе­ща­нии, а Са­ки не ста­нет на­по­ми­нать о се­бе еще раз. Нет - зна­чит нет.

... а все из-за это­го соп­ля­ка. Нет бы ему ро­дить­ся не се­год­ня!.. и во­об­ще не у них. Ему бо­лее чем дос­та­точ­но ти­хо­ни Й­оши. Его Са­ки еще го­тов был тер­петь, с ним мож­но бы­ло и иг­рать, и бо­роть­ся, хо­тя Й­оши это, ка­жет­ся, не слиш­ком ин­те­рес­но. Стран­ный он все-та­ки. А за воз­ни­ка­ющие вре­мя от вре­ме­ни ссо­ры и стыч­ки (не­из­беж­ные - это под­твер­дит вам лю­бой, име­ющий де­тей, близ­ких по воз­рас­ту, осо­бен­но маль­чи­шек) дос­та­ва­лось всег­да ему. Как стар­ше­му. Как за­во­ди­ле. Да и во­об­ще - как всег­да... Млад­ший ни­ког­да не зло­радс­тво­вал, но сей­час это ка­за­лось осо­бен­но обид­ным ма­лень­ко­му за­ди­ре.

А те­перь у не­го еще один брат, и при­дет­ся тер­петь еще и его. И за не­го... Са­ки всхлип­нул, не­лов­ко уте­рев ла­донью нос. А про не­го сно­ва вспом­нят, ког­да по­на­до­бит­ся ко­го-то на­ка­зать...

Обой­дут­ся!.. Са­ки сер­ди­то фыр­кнул, сбав­ляя шаг: до­ро­га пош­ла под ук­лон, приб­ли­жа­ясь к бе­ре­гу из­ви­лис­той реч­ки. Пе­сок стал бо­лее влаж­ным и уп­ру­гим, а по пра­вую ру­ку от се­бя маль­чик раз­гля­дел пла­ку­чую иву, скло­нив­шую кри­во­ва­тый ствол в сто­ро­ну не­вы­со­ко­го об­ры­ва, сви­са­ющие вет­ви ко­то­рой об­ра­зо­вы­ва­ли не­ко­то­рое по­до­бие до­ми­ка. Са­ки быс­тро по­до­шел к де­ре­ву, ог­ля­дел­ся и, раз­дви­нув вет­ви, заб­рал­ся в свое убе­жи­ще, об­на­ру­жен­ное еще год на­зад. Так-то луч­ше. Пусть це­лу­ют­ся со сво­им ка­ра­пу­зом, ес­ли хо­тят. И с Й­оши. А он, Са­ки, ос­та­нет­ся здесь, раз он боль­ше ни­ко­му не ну­жен. Раз он те­перь тре­тий-лиш­ний.

Ды­ха­ние по­нем­но­гу ус­по­ка­ива­лось, све­жий ве­те­рок со сто­ро­ны ре­ки вы­су­шил сле­зы. На­деж­да жи­вет ед­ва ли не доль­ше са­мо­го че­ло­ве­ка: по­ми­мо собс­твен­ной во­ли, Са­ки прис­лу­ши­вал­ся, не идет или кто. Мо­жет, род­ные, хва­тив­шись его, за­бес­по­ко­ят­ся, бу­дут ис­кать... Но все бы­ло ти­хо, и от это­го но­вая вол­на оби­ды нак­ры­ва­ла с го­ло­вой, сно­ва и сно­ва...

Но вот по тро­пин­ке заш­ле­па­ли чу­жие ша­ги. Са­ки нас­то­ро­жен­но прис­лу­шал­ся и с не­ко­то­рым ра­зо­ча­ро­ва­ни­ем по­нял, что это вов­се не отец и, уж по­дав­но, не мать...

- Онии-сан*, - пос­лы­шал­ся из-за за­ве­сы вет­вей звон­кий го­лос млад­ше­го. - Ты здесь?

Са­ки не отоз­вал­ся, лишь по­вер­нул­ся к ство­лу, мыс­лен­но по­же­лав млад­ше­му сги­нуть. Но тот ока­зал­ся нас­той­чи­вее - и спус­тя па­ру се­кунд вет­ви раз­дви­ну­лись, и меж ни­ми мель­кну­ла лю­бо­пыт­ная мор­даш­ка.

- Вот ты где!

- Ухо­ди! - зло бур­кнул Са­ки, сно­ва от­во­ра­чи­ва­ясь. То, что его до­ве­ли до слез нес­пра­вед­ли­вос­ти жиз­ни, не дол­жно быть из­вес­тно млад­ше­му. Он уже взрос­лый, а взрос­лые не пла­чут. Осо­бен­но те, кто со­би­ра­ют­ся быть нин­дзя.

- Пой­дем до­мой, - млад­ший по­тя­нул его за ру­кав. Са­ки до­сад­ли­во от­мах­нул­ся.

- Я ска­зал: уй­ди! - крик­нул он уже гром­че. - Не пой­ду я ни­ку­да.

- По­че­му? - гла­за млад­ше­го ок­руг­ли­лись от удив­ле­ния.

- Я им не ну­жен, - бро­сил Са­ки, все так же не обо­ра­чи­ва­ясь, рез­ко и неп­ри­ми­ри­мо. - И они мне то­же. А ты ухо­ди, а то сей­час по­лу­чишь!

Он за­мах­нул­ся, прав­да, ско­рее для ви­ду. Драть­ся по-нас­то­яще­му не хо­те­лось.

Й­оши не­воль­но от­пря­нул в сто­ро­ну, но сов­сем не ушел.

- Идем, Са­ки, - про­дол­жал уго­ва­ри­вать он. - Отец ве­лел те­бя поз­вать.

- Неп­рав­да, - Са­ки пос­та­рал­ся про­из­нес­ти эти сло­ва как мож­но бо­лее рав­но­душ­но, но по­лу­чи­лось не очень. - Ему ну­жен толь­ко этот соп­ляк. И ты...

- Но он звал те­бя, - нас­та­ивал Й­оши. - Го­во­рил, что хо­чет что-то ска­зать про уче­бу в дод­зё. Раз звал - зна­чит ну­жен, - за­кон­чил он уже уве­рен­но.

Са­ки за­мер в не­ре­ши­тель­нос­ти, за­тем мед­лен­но по­вер­нул­ся. Чер­ные, как уголь, чуть при­щу­рен­ные гла­за смот­ре­ли в ши­ро­ко от­кры­тые свет­ло-ка­рие млад­ше­го не­до­вер­чи­во, но с тай­ной на­деж­дой, ко­то­рую маль­чик не мог скрыть.

- Это... прав­да? - с уси­ли­ем про­го­во­рил он.

- Ко­неч­но, - Й­оши сно­ва не­тер­пе­ли­во по­тя­нул его за ру­кав. - Идем, а то отец рас­сер­дит­ся.

На этот раз стар­ший не стал соп­ро­тив­лять­ся.

- Идем, - Са­ки ре­ши­тель­ным жес­том ос­во­бо­дил­ся и пе­рех­ва­тил ру­ку бра­тиш­ки. Все-та­ки он стар­ший, и пер­вым пой­дет он. И отец уви­дит, что зря не­до­оце­ни­вал. Не мо­жет не уви­деть.

***

Вой­дя в дом, Са­ки ра­зул­ся у по­ро­га и про­шел длин­ным ко­ри­до­ром до по­во­ро­та, где ос­та­но­вил­ся пе­ред зак­ры­той дверью, не ре­ша­ясь вой­ти. Сер­дце ко­ло­ти­лось, как су­мас­шед­шее, в ко­ле­нях по­се­ли­лась про­тив­ная дрожь. Имен­но здесь, по сло­вам Й­оши, и ждет его отец. Но за­чем? Что хо­чет ска­зать? Ис­пол­не­ние за­вет­ной меч­ты или... Нет, еще од­но­го ра­зо­ча­ро­ва­ния за этот день он не пе­ре­жи­вет.

Но пе­ред смертью не на­ды­шишь­ся. Ждать до бес­ко­неч­нос­ти не­воз­мож­но, да и глу­по. Пред­ста­вив се­бе, как бу­дут сме­ять­ся уви­дев­шие его здесь трус­ли­во топ­чу­щим­ся под дверью, Са­ки наб­рал­ся ре­ши­мос­ти и нес­коль­ко раз стук­нул ку­ла­ком по пе­рек­ла­ди­не.

- Мо­же­те вой­ти, - ус­лы­шал он зна­ко­мый, приг­лу­шен­ный дверью го­лос от­ца.

Вой­дя в ком­на­ту, Са­ки поч­ти­тель­но скло­нил го­ло­ву и опус­тил­ся на ко­ле­ни, как бы­ло при­ня­то пе­ред стар­ши­ми.

- Мо­жешь по­дой­ти бли­же, Са­ки, на се­год­ня дос­та­точ­но це­ре­мо­ний, - го­лос от­ца зву­чал неп­ри­выч­но шут­ли­во. С до­са­дой, близ­кой к злос­ти, маль­чик от­бро­сил вос­по­ми­на­ние о при­чи­не этой ра­дос­ти и по­до­шел поч­ти вплот­ную, ос­та­но­вив­шись в двух ша­гах.

Отод­ви­нув­шись от сто­ла, гос­по­дин Ха­ма­то с удов­лет­во­ре­ни­ем ог­ля­дел рос­лую ху­до­ща­вую фи­гур­ку сы­на. "При­ем­но­го", - вспом­нил он с то­ли­кой раз­дра­же­ния. Муж­чи­на уже на­чал бы­ло за­бы­вать об этом до­сад­ном об­сто­ятель­стве. И за­был бы сов­сем, ес­ли бы же­на не на­по­ми­на­ла о нем при ма­лей­шей про­вин­нос­ти при­емы­ша. По сво­ему обык­но­ве­нию, де­лая из му­хи сло­на...

Вот и се­год­ня, ес­ли ве­рить Фуд­зи­ко, Са­ки ус­пел про­ви­нить­ся уже дваж­ды. Мо­жет, по­то­му и ве­дет се­бя неп­ри­выч­но ти­хо. Да, ха­рак­те­ром он сов­сем не по­хож на спо­кой­но­го урав­но­ве­шен­но­го Й­оши. Да и рос­том удал­ся, ско­рее все­го, в сво­его нас­то­яще­го от­ца. Ито трях­нул го­ло­вой, от­го­няя на­важ­де­ние, с не­удо­воль­стви­ем от­ме­тив, что неп­ро­из­воль­но ищет в ли­це при­емы­ша до бе­зоб­ра­зия зна­ко­мые чер­ты сво­его вра­га. Те­перь уже быв­ше­го, но нак­реп­ко от­пе­ча­тав­ше­го­ся в па­мя­ти.

Нет, так де­ло не пой­дет. Эта па­ра­нойя ста­но­вит­ся за­ра­зи­тель­ной. А сходс­тво лишь ка­жу­ще­еся. Пусть у Са­ки бо­лее зам­кну­тый и не­по­кор­ный нрав, в нем есть си­ла ду­ха. Да­же боль­шая, чем в кров­ном нас­лед­ни­ке. А все про­чее - де­ло на­жив­ное.

- Я поз­вал те­бя, Са­ки, что­бы ска­зать, что ис­пол­нил свое обе­ща­ние, - на­чал он, с удов­лет­во­ре­ни­ем за­ме­чая за­го­рев­ши­еся гла­за маль­чиш­ки. - Я го­во­рил с сэн­се­ем Ябу, и он сог­ла­сил­ся при­нять те­бя на обу­че­ние. За­ня­тия нач­нут­ся с по­недель­ни­ка, - муж­чи­на хит­ро по­ко­сил­ся на па­сын­ка. - Те­перь ты до­во­лен?

- Да, отец, - отоз­вал­ся тот и сно­ва пок­ло­нил­ся, с боль­шим чувс­твом, не­же­ли ра­нее. - Спа­си­бо.

- Я ду­маю, те­перь ты го­тов к обу­че­нию и не пос­ра­мишь наш род, - про­дол­жал гос­по­дин Ха­ма­то.

Са­ки гор­де­ли­во вып­ря­мил­ся.

- Да, отец. Я бу­ду ста­рать­ся изо всех сил, что­бы оп­рав­дать ва­ше до­ве­рие. И у ме­ня по­лу­чит­ся, - он не сдер­жал тор­жес­тву­ющей улыб­ки. - Неп­ре­мен­но по­лу­чит­ся.

- Ме­ня ра­ду­ет твоя уве­рен­ность в се­бе, сын мой, - с лег­кой ус­меш­кой про­дол­жал Ито. - А что­бы те­бе не бы­ло не скуч­но там, Й­оши пос­ту­пит на обу­че­ние вмес­те с то­бой.

Са­ки зас­тыл, улыб­ка мед­лен­но сош­ла с его ли­ца.

- Й­оши? Вы, на­вер­ное, шу­ти­те, отец? Он же сов­сем ма­лень­кий.

- Ни­чуть, - воз­ра­зил гос­по­дин Ха­ма­то. - Ему уже пять, и это са­мый под­хо­дя­щий воз­раст.

Са­ки мед­лен­но вы­дох­нул и ни­че­го не ска­зал, хо­тя в го­ло­ве би­лась толь­ко од­на мысль: "нес­пра­вед­ли­во!" Опять Й­оши обо­шел его...

- Ты не рад за бра­та, сын мой? - на­ру­шил по­вис­шее мол­ча­ние гос­по­дин Ха­ма­то. Он за­ме­тил борь­бу чувств, явс­твен­но от­ра­зив­шу­юся на ли­це сы­на, и она неп­ри­ят­но уди­ви­ла муж­чи­ну.

- Нет, отец. До­во­лен, - мед­лен­но, слов­но бы не­хо­тя (а мо­жет, и не слов­но) вы­да­вил из се­бя Са­ки. - Ес­ли вы так счи­та­ете...

- Да, - Ито под­нял­ся. - Я счи­таю, что так бу­дет пра­виль­нее. Вы оба - мои сы­новья, и дол­жны дер­жать­ся вмес­те. Под­дер­жи­вать и по­мо­гать друг дру­гу во всем.

Пос­лед­ние сло­ва от­ца нем­но­го ус­по­ко­или Са­ки. Ну ко­неч­но! Ка­кой из Й­оши нин­дзя? Сла­бак и мям­ля. Без по­мо­щи бра­та ему точ­но не обой­тись. И тог­да-то отец уви­дит, кто че­го сто­ит.

- Ко­неч­но, отец, - уже спо­кой­нее от­ве­тил он.

- Мас­тер, - не­ожи­дан­но хо­лод­но поп­ра­вил его Ито. - Пос­коль­ку я - ны­неш­ний гла­ва кла­на и твой бу­ду­щий сю­зе­рен, при­вы­кай на лю­дях на­зы­вать ме­ня так. Чем рань­ше ты при­учишь­ся, тем луч­ше. Для те­бя.

- Да... мас­тер, - маль­чик сно­ва пок­ло­нил­ся.

- А те­перь, - от­бро­сив офи­ци­аль­ный тон, Ито по­до­шел к сы­ну, об­няв его за пле­чи. - Раз уж мы за­го­во­ри­ли о брать­ях... не же­ла­ешь на­вес­тить на­ше­го млад­ше­го? Мы наз­ва­ли его Та­на­ка.

По прав­де ска­зать, Са­ки не очень-то и хо­те­лось, но от­ка­зы­вать­ся бы­ло не­удоб­но. Да и пок­ро­ви­тель­ствен­ный жест от­ца при­дал ему уве­рен­нос­ти.

- Хо­ро­шо... мас­тер, - от­ве­тил он.

- Ну и слав­но, - гос­по­дин Ха­ма­то нес­пеш­но нап­ра­вил­ся к две­ри. Са­ки пос­ле­до­вал за ним.

***

Вмес­те они под­ня­лись на вто­рой этаж, где рас­по­ла­га­лись ком­на­ты ро­ди­те­лей, и ку­да без их ве­до­ма брать­ев не час­то пус­ка­ли. Но се­год­ня, ра­ди та­ко­го осо­бо­го дня, мож­но бы­ло сде­лать ис­клю­че­ние.

Раз­дви­нув створ­ки две­рей, гос­по­дин Ха­ма­то про­шел внутрь и чуть по­го­дя жес­том приг­ла­сил вой­ти и Са­ки. Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, Й­оши был уже здесь и при­ветс­твен­но улыб­нул­ся ему, си­дя воз­ле кро­ва­ти ма­те­ри. Стар­ший лишь ко­рот­ко кив­нул и по­до­шел бли­же, че­рез бор­тик ко­лы­бе­ли рас­смат­ри­вая воз­му­ти­те­ля сво­его спо­кой­ствия. Ма­лень­кое ко­по­ша­ще­еся, чуть по­пис­ки­ва­ющее су­щес­тво не вы­зы­ва­ло в нем ни­ка­ких эмо­ций. Впро­чем, раз­дра­же­ние то­же по­нем­но­гу прош­ло.

Гос­по­жа Юри­ко встре­ти­ла стар­ше­го нем­но­го нас­то­ро­жен­но, но вслух ни­че­го не ска­за­ла. По прось­бе му­жа она взя­ла ма­лы­ша из ко­лы­бе­ли, что­бы по­ка­зать его род­ным поб­ли­же - ведь кро­ме Й­оши, его еще тол­ком ник­то не ви­дел. Но ма­лень­кий Та­на­ка не изъ­явил ни ма­лей­ше­го же­ла­ния зна­ко­мить­ся, и ес­ли приб­ли­же­ние от­ца еще тер­пел, то на стар­ших брать­ев от­ре­аги­ро­вал гром­ким ре­вом.

Впро­чем, Са­ки не слиш­ком го­рел же­ла­ни­ем по­дер­жать на ру­ках пис­кля­во­го мла­ден­ца, в ко­то­ром он да­же при са­мом тща­тель­ном рас­смот­ре­нии не мог уви­деть ни­че­го кра­си­во­го, а уж тем бо­лее му­жес­твен­но­го. И най­ти сходс­тво с от­цом ли­бо с ма­терью. Да и не слиш­ком ста­рал­ся. Маль­чик за­дал па­ру веж­ли­вых воп­ро­сов, как то­го тре­бо­ва­ли при­ли­чия, а за­тем поз­во­лил се­бе пре­дать­ся фан­та­зи­ям о том, ка­ким бу­дет его пер­вый день в дод­зё. Его и Й­оши.

Да, зав­тра для них нач­нет­ся но­вая жизнь. Для них обо­их, но в пер­вую оче­редь для Й­оши. В шко­ле ник­то не бу­дет с ним нян­чить­ся так, как до­ма. Ни­че­го. Пусть при­вы­ка­ет. Он, Са­ки, не пос­ра­мит честь семьи Ха­ма­то и не поз­во­лит млад­ше­му. Они бу­дут ста­ра­тель­но учить­ся и ста­нут нас­то­ящи­ми нин­дзя. Отец бу­дет до­во­лен и обя­за­тель­но оце­нит его ста­ра­ния. А мо­жет быть, он пой­дет даль­ше и од­наж­ды ста­нет ве­ли­ким ге­ро­ем. Не­по­бе­ди­мым са­му­ра­ем, од­ним из тех, о ком рас­ска­зы­ва­ют ле­ген­ды. По­че­му бы и нет?

Маль­чик са­мо­до­воль­но улыб­нул­ся, гля­дя на вор­ко­вав­шую над млад­шим гос­по­жу Юри­ко. Ме­лочь пу­за­тая, что с не­го возь­мешь?.. По­ка он вы­рас­тет и нач­нет учить­ся, стар­ший мно­го­го ус­пе­ет до­бить­ся. И ни Й­оши, ни этот, как его там... Та­на­ка ни в жизнь его не до­го­нят. Ког­да Са­ки вы­рас­тет, то смо­жет все. Эх, пос­ко­рее бы...
__________________________________________

Примечания: * онии-сан - почтительное обращение к старшему брату

Глава 3. Полоса препятствий

После удара гонга ученики торопливо заняли свои места, ровными рядами расположившись на заросшем невысокой травкой дворе близ беленой стены приземистого здания додзё. Предстоящее занятие чем-то отличалось от предыдущих, однако никто из учеников не мог сказать наверняка, чем именно. Да, сегодня оно пройдет на свежем воздухе, а не в стенах школы, но далеко не в первый раз: ведь будущий воин должен быть готов к любой обстановке и любому роду препятствий. И пускай настоящих военных действий сейчас не было и не ожидалось: последняя война с враждебным кланом завершилась полной победой и исчезновением противника с лица земли, так что подготовка была скорее тренировочной, - но мало ли, что может произойти в будущем?

Предстоящие перемены, о которых один из учеников узнал в услышанном мельком разговоре старших, вызывали совершенно естественное любопытство и пробуждали к жизни самые невероятные домыслы и фантазии. Однако разговоры быстро стихли, когда из раздвижных дверей додзё показался наставник и гроза подрастающего поколения клана, сэнсэй Касиги Ябу.

Среднего роста и плотного телосложения мужчина с коротко стриженными волосами, лишь сзади достигавшими плеч и заплетенными в косичку, и тонкими, почти монгольскими усами на плоском округлом лице недавно миновал срединную пору жизни, но был довольно крепок и мог дать фору иным молодым. Его внимательного взора не миновала ни одна мелочь, а трость, напоминавшая скорее дубинку и давно ставшая продолжением руки, с быстротой и точностью жалящей змеи настигала провинившегося даже на расстоянии и в самый неожиданный момент. Суровый нравом и имевший свои четкие представления о дисциплине и справедливости, сенсэй не выделял ни одного из своих учеников, вне зависимости от их рода, происхождения и даже успехов в учебе, и потому братьям Хамато также нередко доставалось за случайное или намеренное нарушение установленных правил.

Вслед за наставником из дверей показались двое его помощников-подмастерьев, невысоких худощавых гладко выбритых парней. Один из них вынес довольно увесистый с виду небольшой сундучок и, раскрыв его, извлек оттуда подставку для ароматических палочек в виде стоящего на задних лапах бронзового дракона, с гладким округлым поддоном внизу для осыпающегося пепла. А затем - и ларец, содержащий эти самые палочки, зажигаемые чаще в храмах и святилищах. При виде их мальчишки удивленно переглянулись. Не собирается же сенсэй устраивать перед началом занятий молебен? Спрашивать, однако, никто благоразумно не стал.

Второй помощник же во время этих приготовлений, как успели заметить кое-кто из учеников, обошел двор по периметру, проверяя состояние различных тренажеров, используемых для тренировок. Самые внимательные могли отметить, что количество их увеличилось и некоторые поменяли свое положение, выстроившись в подобии дорожки, полукругом огибавшей двор.

Закончив приготовления, помощники вернулись к сенсею и, поклонившись, опустились на колени в позе почтения по обе стороны от него.

- Сегодня для всех вас особый день, ученики мои, - начал Касиги Ябу низким звучным голосом в воцарившейся тишине. - Он станет для вас днем испытания, но испытания необычного.

На слове "испытание" девятилетний Хамато Саки незаметно толкнул локтем сидевшего по правую руку от него брата, и на тонких губах промелькнула торжествующая улыбка. Проверка их умений и навыков проводилась регулярно, примерно раз в 3 месяца, и мальчик совершенно заслуженно любил и нетерпеливо ожидал эти дни. Еще бы, ведь он, Хамато Саки, был в числе немногих лучших учеников, а в последние полгода становился первым почти во всех дисциплинах. Единственное, что омрачало его радость в такие моменты, - то, что младший брат почти ни в чем не уступал ему, а кое в чем - даже порой одерживал верх. Но тем интереснее будет борьба.

- Сегодняшнее испытание станет не сравнением ваших сил и способностей, не борьбой друг с другом, - продолжал тем временем господин Ябу.

На лице Саки отразилось искреннее недоумение, он покосился на брата, но тот так же непонимающе пожал плечами - и тут же съежился, когда трость учителя, грозно свистнув над головой, опустилась на его спину. И почти сразу же - настигла второго возмутителя спокойствия.

-... а борьбой с собой и своими слабостями, - невозмутимо закончил сенсэй, утверждая трость возле своих ног и складывая на ней ладони. - За три года обучения вы постигли основы самозащиты, укрепили свою выносливость, силу и ловкость. И продолжите в дальнейшем. Но этого недостаточно, поскольку основой могущества воина служит сила его духа. Покуда дух этот крепок и непоколебим, воин властен над собой - а значит, и над обстоятельствами. Слабый же духом неизбежно проиграет, сколь бы крепким и ловким ни было его тело.

- Главным врагом воина, подтачивающим его силы, являются его внутренние страхи - те, что гнездятся в душе многие годы и в ответственный момент могут смутить ее и послужить причиной поражения, - сенсэй стукнул палкой по земле, словно ставя точку под вышесказанным. - Кто-то из вас знает о подобной своей слабости, кто-то - и не догадывается. И цель сегодняшнего испытания - выявить их, найти тайного врага каждого из вас, которого он должен будет победить. Ибо настоящему ниндзя неведом страх и сомнения при исполнении долга перед мастером.

- Именно с этой целью и была построена эта полоса препятствий, - широким жестом господин Ябу обвел привлекшие любопытные взоры приспособления. - Вы будете проходить ее по очереди. Каждое из препятствий символизирует один из скрытых страхов: высоты, воды, темных замкнутых пространств, змей, пауков и т.п. Каждый из вас, ученики мои, должен будет пройти их все, по очереди, чтобы добраться до скрытого в центре каждого из них свитка, подобного вот этому, - учитель извлек из внутреннего кармана за поясом маленький, туго свернутый листок рисовой бумаги, на котором, если его развернуть, был изображен иероглиф - символ пройденного испытания.

- Время прохождения полосы - одна сгоревшая палочка, - с этими словами сенсэй извлек из ларца одну из палочек и закрепил в когтистых передних лапах дракона.

***
- Итак, начнем, - хлопнув в ладоши, господин Ябу вызвал первого из учеников. - Акира Оми.

Невысокий плотный парнишка, сидевший во втором ряду, поднялся и поклонился.

- Ты первый, - мужчина зажег палочку. - Хаджиме!

Оставшиеся ученики с волнением и толикой страха наблюдали за испытуемым, в душе радуясь, что им не довелось оказаться первыми. Всегда непросто начинать новое, неизвестное дело, с риском опозориться и потерять лицо, да еще и на глазах своих же товарищей.

Коротышка Оми сломался на испытании пауками. Он довольно решительно, хотя и слегка побледнев, вступил в огороженный короткими белыми колышками круг. Внимательно глядя под ноги (наступить на одну из этих тварей, как бы сильно ему этого ни хотелось, также было равно проигрышу: настоящий ниндзя не должен быть невнимательным и неуклюжим), мальчик подошел к широкой корзине с невысокими бортиками, в центре которой и лежал заветный свиток. И уже протянул было руку, подцепив его двумя пальцами, когда одно из насекомых зацепилось за край рукава и довольно проворно перебралось на запястье. Оми негромко вскрикнул и встряхнул рукой, сбрасывая паука, свиток, конечно же, тоже упал обратно в корзину.

Кое-кто из мальчишек начал хихикать (какой же ниндзя визжит при опасности, тем более столь ничтожной, как резаный поросенок?), но быстро умолкли под строгим взглядом учителя. Сенсэй Ябу неодобрительно покачал головой и, поставив отметку напротив имени мальчика, продолжил наблюдение. К чести последнего, с третьего раза Оми все же преодолел себя и смог извлечь свиток из корзины, лишь слегка поморщившись.

Испытание высотой (длинное гладкое бревно на высоте примерно полтора метра над землей, по обе стороны которого были выкопаны глубокие ямы, заполненные песком) тоже нелегко далось ему, но скорее по причине врожденной неуклюжести - ибо, покачнувшись, он все же сумел присесть и отцепить прикрепленный на обратной стороне бревна свиток. Прочие же испытания не вызвали затруднений, и, довольно улыбаясь, Оми вернулся к учителю и, поклонившись, сложил у его ног трофейные свитки.

- Неплохо, Оми-кун, - сенсэй Ябу разгладил усы. - Но на будущее постарайся быть более внимательным и аккуратным.

Затем он подозвал мальчика ближе и вполголоса, чтобы не слышали остальные, задал пару вопросов и дал совет по преодолению страха. Оми тихо поблагодарил и отошел на место.

За это время, пользуясь минутной свободой, мальчишки переглянулись, мысленно прикидывая, кто чего стоит. Саки покосился на младшего брата, который когда-то тоже боялся пауков. Как-то он покажет себя?

Йоши поймал и выдержал взгляд, горделиво выпрямившись. Для него подобные страхи остались в далеком детстве, он давно и успешно преодолел их.

- Следующий, - тем временем вызвал Касиги Ябу. - Атагави Мидзуно.

И далее по списку... Набор испытаний оказался длинным и коварным, и каждому испытуемому пришлось хоть в чем-то, да оконфузиться. Кто-то сумел справиться с парализующим страхом, хоть и не сразу, кто-то так и не смог. С каждым вынесенным вердиктом Саки лишь плотнее сжимал губы и повторял про себя, что уж ему-то это не грозит: лазать по возвышениям он умел и любил, плавал, конечно, похуже, чем Йоши, но все же весьма неплохо, а разных страшноватых тварей просто обожал...

***
Но вот настало, наконец, и его время. Сенсэй собирался уже было назвать его имя, но тут младший неожиданно для всех набрался смелости и попросил разрешения пройти испытание первым. Господин Ябу строго взглянул на него, но, слегка улыбнувшись, все же соизволил разрешить.

За испытанием брата Саки наблюдал особенно внимательно и напряженно. Ведь Йоши почти во всем был главным его соперником и, несмотря на тихий нрав и хрупкое телосложение, был гораздо выносливее и крепче, чем казался.

Одно за другим. Одно за другим. Испытание за испытанием Йоши проходил быстро и безукоризненно, порой даже не меняясь в лице. И с каждой минутой старший брат все больше хмурился. Чего доброго окажется, что тихоня младший вообще лишен какого-либо страха и... нет, не обойдет, но сравняется с ним самим. Нет, так неправильно. Несправедливо. Он - наследник рода Хамато и должен быть первым во всем.

Но уже во второй половине полосы нашлось неодолимое испытание и для новоявленного храбреца. Темная труба, довольно узкая и извилистая, сквозь которую надо было пробраться от начала до конца, уже при подходе к ней вынудила мальчика сбавить шаг, а старший брат Йоши злорадно усмехнулся. Не случайно все же он не раз закрывал младшего в темной кладовой, не случайно! Как знал, что это его слабое место! А сопляку надо было не просить выпустить, а преодолевать себя, пока не поздно. А теперь пусть пеняет на себя и справляется сам!

Возле начала трубы Йоши остановился и с некоторым беспокойством заглянул в нее. Нет, он знал наверняка, что свободно проберется через нее, не застряв посередине, и что темнота лишь кажется непроницаемой. Но... насколько же убедительно кажется! Уже через пару метров труба делала крутой поворот, и оттого светлое пятно выхода, должное подбодрить мальчика, было с его места не видно.

Чуть помедлив, Йоши опустился на колени возле отверстия и заглянул внутрь. Как и ожидалось, ни зги не видно. Черные стенки словно бы давили со всех сторон, затрудняя дыхание, высасывая силы, скрывая в себе неизвестность...

Минута промедления затянулась, и, когда всем уже казалось, что Йоши так и не сумеет преодолеть себя (до сего дня все попытки борьбы с этим страхом завершались неудачей), мальчик закусил губу и решительным движением скрылся в отверстии трубы. Он должен это сделать, даже если руки и ноги налились свинцом, а сердце колотится, как сумасшедшее. Как бы ни было темно и страшно. Это его долг.

Путь показался бесконечным, а выход из туннеля - долгожданным и ослепительно ярким. Преодолевая мелкую дрожь в коленях, Йоши поднялся на ноги и прищурился в поисках очередного препятствия.

Прочие преграды не задержали его, а напротив, помогли немного наверстать упущенное время (то, что счет здесь велся не на минуты, мальчик напрочь позабыл). И, ободренный своей победой, Йоши пролетел их, как на крыльях. Остановившись перед сенсэем, он почтительно поклонился, переводя дыхание, затем поднял глаза на остальных учеников. На лицах их читалась гамма самых разнообразных эмоций, от завистливого недовольства до восхищения, но более всего Йоши волновало, как отнесется к его победе старший брат. Ведь тот так печется о сохранении чести семьи. И Йоши не подвел его, сумев с достоинством выйти из затруднительного положения.

Мальчик обернулся в сторону брата, а тот... смотрел куда-то в сторону. Когда же их взгляды наконец пересеклись, Йоши не заметил особой радости старшего. Саки хоть и улыбался, но как-то вымученно, словно бы через силу. Мальчик был несколько огорчен этим, но что поделать, старший брат почему-то довольно часто болезненно реагировал на его успехи, так, словно терял при этом что-то. Что именно, Йоши понять не мог, хотя и честно пытался.

***

Сам же старший брат в это время поднялся на ноги, не глядя по сторонам, и решительным шагом подошел к учителю. Он старался заглушить в душе голос обиды и раздражения. Ну и пускай Йоши справился со своим испытанием, страх в его душе еще силен. Даже сенсэй заметил это. А у него, Саки, такого страха нет и никогда не было. И в конечном итоге он все же обойдет брата, как и положено наследнику рода Хамато. Как всегда мечтал...

Едва дождавшись сигнала учителя, Саки бросился к полосе препятствий, как на решающий штурм крепости. Двигаясь на пределе своих возможностей, мальчик успевал вовремя заметить и преодолеть преграду на своем пути, почти не замедляя шага и с радостью и гордостью ощущая силу и ловкость своего тела, никогда его не подводившего. Ну... почти никогда. И тогда он был младше, а сейчас многому научился. Он стал крепким, выносливым и гибким. И ничего не боится. Никто в этом мире не сможет остановить его!

Тем большим потрясением стало для Саки обнаружить уже в самом конце полосы, уже практически ощущая себя единоличным победителем, то, что стало непреодолимой преградой для него самого. То, чего он по каким-то неизвестным ему причинам не мог пройти столь же легко и непринужденно, что и прочие. Испытание огнем...

Препятствие представляло собой символическое изображение ворот - вкопанные в землю столбы, три пары, каждая на расстоянии двух шагов от предыдущей, пропитанные чем-то, препятствующим распространению пламени, и оттого лишь тлеющие. Серьезной опасности она не представляла, более того, при определенном везении и ловкости можно было миновать "ворота", не получив ни малейшего ожога - маленькие язычки пламени вспыхивали лишь при усилении ветра.

"Всего-то и делов!" - подумал про себя Саки и, даже не сбавляя шага, побежал к "воротам". Но ему не повезло: очередной порыв ветра как раз в этот момент раздул огонь, и ярко-оранжевые сполохи сразу с двух сторон угрожающе качнулись прямо перед лицом мальчика.

И от этого зрелища у Саки почему-то перехватило дыхание, колени сделались ватными, а сердце в буквальном смысле ушло в пятки. Занявшиеся столбы перед его глазами неожиданно превратились в темные стены, объятые пламенем. Они приковывали взгляд, зачаровывали своей ужасающей красотой - и в то же время угрожали погибелью. С обеих сторон, со всех сторон - и они близко, невыносимо близко, готовые вот-вот похоронить его под собой, сжечь заживо...

Судорожным усилием Саки не издал ни единого звука - но не более того. Он остановился перед преградой, не в силах сдвинуться с места, не отрывая от нее неподвижного взгляда. Видение пропало бесследно, но ощущение опасности не прошло, притаившееся где-то в глубине души, грозя в любой момент выползти наружу.

Мальчик глубоко вдохнул и выдохнул, подавляя ощущение паники, и огляделся по сторонам, возвращая себе ощущение реальности. Здесь и сейчас нет стен пламени, нет угрожающей ему гибели. Есть лишь испытание, которое он должен преодолеть. И непременно преодолеет.

Саки сделал несколько спотыкающихся шагов к тлеющей преграде и уже почти прошел ее, как новый порыв ветра заставил столб разгореться и зацепил-таки рукав его кимоно. Загореться оно, конечно, не успело - но осознание этого пришло уже потом, когда Саки ничком упал на землю, пытаясь погасить несуществующее пламя, отчего едва не столкнулся со следующей парой столбов.

Мальчик поспешно откатился, когда жаром от них дохнуло прямо в лицо, инстинктивно заслоняя рукой глаза, затем медленно поднялся и замер на месте, затравленно озираясь. Страх, неведомый доселе, проник в самую глубину тела и души и словно парализовал их, не давая двинуться с места. А самым унизительным и постыдным было то, что он, горделиво считавший себя чуждым какой-либо боязни, не мог справиться с собой и трусливо отступил от преграды. На глазах у всех. И Йоши...

Последняя мысль придала ему силы, и мальчик, заслонив лицо рукавом, не оглядываясь пробежал оставшиеся две пары "ворот" - и, не заметив камня в траве, запнулся об него и растянулся во весь рост.

Это был конец. Конец всему. Саки поднялся и неровным спотыкающимся шагом направился к остальным. О свитке, благополучно оставшемся между вторыми и третьими "воротами", он вспомнил с запозданием, но даже не стал оборачиваться. Мысль о том, чтобы вернуться в этот ад, показалась даже более невыносимой, чем неминуемый позор. И Саки вовсе не был уверен, что сможет выдержать это. Каждый шаг давался с трудом. Душу жгло ощущение унизительного поражения. Подсознательно он ожидал насмешек, но в присутствии сенсэя никто не посмел издать ни звука. Молча склонив голову, Саки остановился перед учителем, готовый выслушать приговор.

- Хороший результат, Саки-кун, - донеслось до него словно издалека, - и не сразу мальчик осознал, что самое скверное предположение его не оправдалось. - Несмотря на торопливость и самоуверенность, он лучше, чем я ожидал. Свое слабое место ты теперь знаешь...

- Да, сенсэй, - коротко ответил Саки.

- Но не знал до этого дня? - этот вопрос буквально выбил почву из-под ног. - Не так ли?

С запозданием мальчик сообразил, что этот же вопрос задавал учитель каждому из прошедших испытание. И все они знали о своих слабостях - или же успешно делали вид, что знают. А сейчас врать поздно и бессмысленно. И придется признать еще один унизительный факт: что он, Саки, знает себя далеко не полностью.

- Нет, сенсэй, - отрицательно мотнул головой он, продолжая смотреть себе под ноги.

- Это плохо, - покачал головой господин Ябу. - Зная первопричину страха, легче подобрать способ воздействия на него. Должно быть, она кроется в раннем детстве. Какой-нибудь несчастный случай, наложивший отпечаток на твою душу, которого по малости лет ты не запомнил. Но твои отец и мать могут знать, что же случилось. Постарайся узнать об этом, и как можно скорее.

- Хорошо, сенсэй, - мальчик был готов пообещать что угодно, лишь бы поскорее завершить этот тягостный разговор.

- Сделай это сегодня же, Саки-кун, - повторил учитель. - Чем раньше ты начнешь борьбу со своим страхом, тем быстрее и вернее сможешь одолеть его. И стать тем, кем быть написано на роду.

Ради такой цели определенно стоило постараться. На худощавом лице Саки отчетливо проступили скулы, губы сжались в почти неразличимую линию.

- Непременно, сенсэй, - уверенно ответил он, полный решимости так и поступить, какими бы неприятными открытиями это не грозило. - Сегодня же.

Глава 4. Проблески

Неприятное открытие испортило настроение на весь день, но это не помешало негласному наследнику Хамато в прочих занятиях. Все задания он выполнял с мрачным упорством приговоренного, словно это было последнее дело его жизни. На попытки же брата заговорить с ним лишь огрызался, всячески избегая контакта и старательно делая вид, что никакого младшего рядом нет и в по­мине.

Но постепенно Саки свыкся с мыслью, что они оба не прошли испытание, каждый - свое. И каждому предстоит долгая и упорная борьба со слабостью духа. Это немного примирило Саки с судьбой, тем более что миролюбивый Йоши предложил отличную идею: помогать друг другу в этом преодолении. В чем именно будет эта помощь заключаться, младший пока не знал, но мысль была не­дурной. Жаль, конечно, что она не пришла в голову самому Саки, ну да ладно. Должна же и от младшего быть хоть какая-то поль­за!

На том и порешили. Видя, что брат пришел в более благоприятное расположение духа, Йоши приободрился: отчуждение старшего по непонятной ему самому причине ощутимо огорчало мальчика. Но оказалось, что это было далеко не единственное и не главное испытание их терпения за сегодняшний день. Их обоих...

***

Причиной очередного конфликта стал первый сегодняшний испытуемый - старший сын богатого землевладельца Акира Оми. Изба­лованный и самоуверенный парень на год старше Саки, с детства не привыкший знать ни в чем себе отказа, при поступлении в додзё столкнулся с неразрешимой проблемой: здесь ни богатство (несмотря на положение главы клана, господин Хамато вел до­вольно скромный и умеренный образ жизни, приучая к этому и сыновей), ни положение в обществе его семьи не могли помочь ему добиться желаемого авторитета. А не привыкший к тяготам жизни будущего ниндзя Оми то и дело становился предметом нас­мешек сверстников. Не имея возможности отплатить сторицей, недалекий паренек искренне ненавидел всех, кто его в чем-либо превосходил.

А в первую и главную очередь - сыновей мастера, карма которых была весьма и весьма удачной. Мало того, что им повезло ро­диться в семье предводителя клана, так еще и силой, и ловкостью, и прочими умениями каждый из них наделен не по заслугам (о том, что сила и ловкость эти - результат долгих изнурительных тренировок, Оми благополучно забывал).

И вот сегодня идол наконец-таки свалился со своего пьедестала! Это немало порадовало тайного недоброжелателя, особенно то, каким унизительным стало это падение для Саки. Если добродушный и миролюбивый Йоши никогда не отличался честолюбием, от­носился к неудачам достаточно спокойно (можно даже было бы сказать, философски, если бы речь шла не о восьмилетнем мальчи­ке), и оттого не вызывал таких ожесточенных нападок, то Саки, напротив, был болезненно самолюбив и держался несколько отс­траненно, сохраняя дистанцию между собой и сверстниками. Чем это вызвано, Оми никогда не интересовало: ясно дело, нас­ледник мастера клана, вот и смотрит на всех свысока. Тем приятнее убедиться, что избранник богов далеко не совершенен.

Но злорадствовать молча Оми не хватило ума и терпения. И он не преминул при случае напомнить о пережитой неудаче соперни­ку, во время обеденного перерыва, когда после трапезы ученикам было разрешено заняться своими делами, и они разбрелись по территории двора. Притаившись за углом додзё, Оми с дружками дождался, пока с его укрытием не поравняются братья Хамато - и бросил им под ноги подожженный ватный шарик с кулак величиной.

От коварной неожиданности вздрогнули оба - что послужило причиной глумливого хихиканья дружков Оми. Заметив их, Саки зло нахмурился и, быстро вычислив среди насмешников заводилу, шагнул в его сторону, чтобы доходчиво объяснить ему, а заодно и остальным, что к чему. Но брат поспешно поймал его за рукав, вынуждая остановиться.

Сердито шикнув, Саки отмахнулся от помехи (Йоши довольно ловко увернулся), затем обернулся к брату - и тот, кивнув куда-то в сторону, обратил внимание старшего на проходившего по двору одного из помощников учителя.

При этом надо отметить, драки и прочие проявления "глупых и недостойных воина эмоций" на территории додзё строго запре­щались. Состязания в борьбе и остроумии - да, это всегда пожалуйста, но только не выяснения отношений на кулаках, достойные лишь невежественных селян. К тому же, все они - будущие воины клана и, возможно, однажды вынуждены будут действовать сооб­ща, единым фронтом. И должны приучаться к этому единству изначально.

Йоши торопливо примял подошвой злополучный шарик (поди докажи теперь, кто его бросил), и они с братом проводили бритого­лового мужчину низким почтительным поклоном. Оми с дружками спрятали глумливые ухмылки и последовали их примеру, затем отпра­вились далее, куда-то по своим делам. Саки проводил их пристальным, откровенно недобрым взглядом, не слушая, что там толку­ет ему баламут Йоши. Он не собирался оставлять обидчиков безнаказанными и размышлял, как можно получше отомстить им.

***

Те, разумеется, и не подозревали об этом - и оттого натянутая вдоль дороги, почти у самой ограды додзё тонкая, практически не­видимая леска стала для Оми неприятной неожиданностью, тем более что до него этим путем прошли и другие ученики, и никто не попал в ловушку. Поднимаясь и отряхиваясь, парнишка огляделся и увидел в двух шагах от себя своего обидчика. Тот стоял, не таясь, но, когда Оми уже открыл рот, чтобы поэмоциональнее выразить свое негодование (теперь-то не в додзё, значит, можно), с ехидной усмешкой указал куда-то на его плечо.

Скосив глаза в указанном направлении, Оми с ужасом обнаружил зацепившегося за ворот кимоно здоровенного паука (не иначе как прихваченного зловредным Саки из той же кучи, что предстала ему на испытании). Пронзительно взвизгнув, Оми замотал го­ловой, пытаясь стряхнуть проклятое насекомое, по возможности не касаясь его руками. Саки же с ощущением превосходства наб­людал за этими неуклюжими попытками. И этот нескладеха еще считает себя ниндзя? Да он и за сто лет им не станет!

Наконец стряхнув с себя паука, Оми попытался придавить его подошвой и, конечно, промахнулся. Но, болезненно уязвленный нас­мешкой, забыл о злокозненной твари и переключился на главного виновника, накинувшись на него с руганью и оскорблениями. Тот не остался в долгу, сначала небрежно отвечая короткими репликами, а потом, порядком разозленный, дополнил их коротким ударом кулака промеж глаз, повергнув противника на землю. Не поднимаясь, тот схватил Саки за ногу и сильно дернул. Тот по­пытался удержать равновесие, но не сумел и рухнул навзничь. Более массивный Оми навалился на него сверху, вцепившись в во­рот и нанося удары свободной рукой. Несмотря на некоторую неуклюжесть, он был довольно крепок, и Саки пока не удавалось вырваться из медвежьей хватки.

В этот момент из ворот школы показался припозднившийся сегодня Йоши. Мгновенно оценив обстановку, он вспомнил, сколько раз Саки был наказан за подобное нарушение и, забыв об осторожности, кинулся к дерущимся.

Но все попытки урезонить старшего брата оказались безрезультатными. Распаленный гневом, Саки попросту его не слышал. А ког­да младший, в последней попытке достучаться до его благоразумия, схватил его за руку, не задумываясь, отмахнулся. Не рассчи­тав силы, да и просто не глядя - из-за чего непрошенный миротворец получил довольно ощутимый удар в нос, из которого тут же хлынула кровь.

Боль и гнев за подобную неблагодарность ослепили Йоши, и он, не задумываясь о последствиях, ответил столь же резким при­цельным ударом в ухо обидчику. Саки изумленно оглянулся, не сразу поняв, что к чему, - но уже через секунду братья Хамато сце­пились уже между собой, напрочь забыв о причине конфликта.

Сама же причина в лице коротышки Оми боком, по-крабьи, отползла в сторону и поднялась на ноги, торопливо отряхивая одежду и рукавом вытирая кровь с разбитой губы. Затем, воровски оглянувшись, метнулась обратно, на территорию школы. Никто из брать­ев в пылу сражения не заметил этого.

***

Закончилась драка резко и неожиданно: неодолимая сила (так, по крайней мере, показалось Саки и Йоши) оттащила их друг от друга, крепко прижимая руки к бокам. Младший, разглядев, кто именно им помешал, сразу же притих, зажав ладонью разбитый нос и исподлобья глядя на старшего. Саки же некоторое время еще пытался сопротивляться, пока несколько крепких подзатыльни­ков не вернули его к реальности. Он поднял голову как раз в тот момент, когда к ним приблизился Касиги Ябу, ведущий за ухо ябедника Оми.

Повисла неловкая тягостная пауза, нарушаемая лишь сопением обоих драчунов. Какое-то время сэнсэй Ябу молча смотрел на обо­их нарушителей спокойствия (не забывая, впрочем, и о "доброжелателе"), затем негромко потребовал объяснений. Выслушав же, в благодарность за донос огрел Оми тростью и велел помощникам сопроводить противников до дому с целью доложить главе каж­дого семейства о поведении отпрысков. После чего величественно удалился.

***

Дорога домой в тягостном молчании показалась Йоши невероятно длинной. Он то и дело косился на брата, порываясь заговорить, но тот старательно избегал его взгляда, и решимости никак не хватало.

Лишь во дворе, когда помощник учителя скрылся в доме, где должен был встретиться с господином Хамато, младший наконец соб­рался с духом и проговорил скороговоркой, почти неслышно:

- Извини, пожалуйста, онии-сан. Я не хотел тебя бить.

- Не хотел? Что-то не похоже, - немного помолчав, с вызовом отозвался Саки. - Что ж полез-то тогда?

- Я... я хотел помочь. Тебя бы обязательно наказали за драку, - мальчик смутился и опустил глаза. Ему было очень стыдно за нес­воевременную вспышку.

-... и сам же в нее ввязался, - ехидно добавил старший. - Она же не касалась вовсе, - он наконец обернулся к младшему. - За­чем?

- Я... я не знаю, - окончательно смутился тот. - Ты ударил меня, и я... я разозлился.

Саки досадливо хмыкнул и отвернулся. Что-то такое припоминалось, но сознаваться в своей ошибке было обидно.

- Не нарочно же, - буркнул наконец он.

- Я тоже. Словно затмение какое-то, - отозвался младший. - Я... плохо помню, как оно было. Я разозлился и потерял голову.

- Оно и видно, - почти снисходительно хмыкнул Саки и потер затылок. - Сейчас-то нашел?

- Вроде, - Йоши смущенно улыбнулся.

Тут из дома показался отец, и оба почти синхронно вздрогнули и поежились. Но господин Хамато не обращал на них внимания, по­ка учтиво не распрощался с гостем, и за тем не захлопнулась калитка. И лишь тогда он соизволил обратить внимание на присты­женных сыновей.

- Молодцы, что скажешь... - наконец прервал молчание он и сложил руки на пояснице. - Ну и кто же зачинщик этого безобразия?

Саки хмуро смотрел в землю, почти уверенный, что вопрос был риторическим. И тут Йоши в неожиданно порыве выпалил:

- Это я, отец. Простите...

- Ты? - удивленно поднял брови господин Хамато. - А господин Судзияма сказал, что драку начал Саки, напав на Акира Оми.

- Это неправда, отец. Оми сам виноват, - возбужденно воскликнул Йоши, после чего кратко пересказал, как было дело. Отец слу­шал, не перебивая, по его неподвижному выражению лица трудно было сказать, что он думает обо всем этом.

Саки же был откровенно поражен самоотверженностью младшего братишки. На какой-то момент его обожгла вспыхнувшая искра раскаяния: сам-то он на месте Йоши вряд ли стал бы брать вину за общую драку на себя. Но чувство вины было слишком мучитель­ным, и его быстро вытеснила собой иная мысль: конечно, Йоши же любимчик у всех, ему наверняка достанется меньше, чего ему бояться. Скверная, не достойная будущего воина мысль. Саки и сам понимал это, но поделать с собой ничего не мог.

Выслушав рассказ, отец пригладил усы и выпрямился.

- Ну что ж, возможно, все так и было, - и, покосившись на Саки, с легкой усмешкой, добавил: - А ты бы поблагодарил брата за своевременную помощь, Саки-кун. Без него тебе бы пришлось несладко.

Саки буркнул себе под нос что-то неразборчивое, глядя куда-то в сторону. Лишнее напоминание о благородстве брата лишь до­бавило ему неприязни.

- Стало быть, и наказанием на этот раз обойдемся малым, - продолжал мужчина. И, обведя выразительным взглядом мальчишек, уточнил: - Обещанное паломничество в Токкуро-дзё, обитель прорицателя, в этом году не состоится. Вы не заслужили этого.

Йоши огорченно вздохнул, Саки насупился, но оба покорно кивнули. Оба понимали, что отец и господин прав.

- А теперь приведите себя в порядок и ступайте в столовую, - распорядился господин Хамато. - Пришло время ужина.

Йоши поспешил удалиться, Саки же, напротив, дождался, пока брат скроется из виду, после чего догнал уже пересекшего двор от­ца.

- Отец... прошу прощения, - запыхавшись, обратился он к мужчине.

- Да, Саки, - Ито остановился и обернулся. - Я тебя слушаю. Ты хотел что-то спросить?

- Да, - в этот момент Саки ощутил странную робость и вовсе не желал ни о чем спрашивать. Но обещанное следовало выполнять, причем чем скорее, тем лучше, - и, собравшись с духом, он продолжил: - Сегодня сэнсэй устроил нам испытание, чтобы выявить наши тайные страхи. Те, что в будущем, помешают нам стать сильными воинами.

- И тебя крайне огорчило, что такие страхи у тебя тоже есть, как и у прочих смертных, - снисходительно усмехнулся господин Ха­мато и ободряюще похлопал сына по плечу. - Но это нормально, потомкам рода Хамато тоже не чужды человеческие слабости. А какой страх испытание выявило у тебя?

- Огня, - Саки запнулся, потом нерешительно продолжил. - Сэнсэй спросил, что его вызвало, а я... я не знал, что сказать. Он ве­лел мне спросить у вас, сказал, что это необходимо.

- А как ты это ощутил, Саки-кун? - с проблеском любопытства и тревоги переспросил господин Хамато. - Ты же, если мне не изме­няет память, никогда не проявлял подобной боязни.

Саки наморщил лоб, припоминая.

- Когда я приблизился к преграде, мне было виденье, - наконец тихо произнес он. - Темные стены, охваченные огнем, - мальчик запнулся, пытаясь вспомнить более отчетливо, лицо его страдальчески скривилось. - Шум, голоса, крики... Опасность...

На этих словах господин Хамато невольно вздрогнул, пристально глядя на мальчика, но тот не заметил ничего странного.

- И ты не помнишь, что могло вызвать это видение? - напряженно переспросил он.

- Нет. Но видел это так четко, словно... это уже было со мной. Но ведь это не так, отец! Почему же...

Мальчик пытливо посмотрел на отца, и пристальный взгляд чуть прищуренных, почти черных глаз был таким знакомым, что мужчи­на едва не вздрогнул снова.

- Ты слишком увлекаешься историями про самураев, сын мой, - с легкой усмешкой, переборов себя, ответил господин Хамато. - Удивительно, что ты еще не видишь их во сне.

Саки пристально смотрел на него, и это вынудило мужчину взять себя в руки. И спешно придумать на ходу историю происхожде­ния страха, истинной причины которого сыну знать определенно не следовало.

- А огонь... это случилось, когда тебе было только три. На празднике Обон*, дне поминовения умерших, один из бумажных фонари­ков вдруг загорелся упал вниз, прямо у твоих ног. От него занялась трава... этот год был очень засушливым. Огонь не коснулся тебя, но ты очень испугался и долго плакал.

При этих словах Саки недовольно скривился, но ничего не сказал.

- С тех пор мы старались не оставлять тебя возле горящих предметов, - продолжал господин Хамато, уже более спокойно и непри­нужденно, - и ты постепенно забыл об этой досадной случайности, - он тяжело вздохнул. - По крайней мере, я очень надеялся, что забыл. Что ж, надеюсь, эти сведения помогут тебе преодолеть твой страх.

- Я тоже, - совершенно искренне отозвался Саки. - Благодарю вас, отец, - он почтительно поклонился. - Я сделаю это.

- Непременно, сын мой, - машинально ответил Ито, касаясь ладонью плеча сына, но глядя поверх его головы в сгущающиеся су­мерки и размышляя о чем-то своем.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#2  Сообщение Вт 16 дек 2014 15:12 
ниндзя
Не в сети

Зарегистрирован: Ср 02 июл 2014 20:23
На счету: 530.00 баллов

Сообщения: 153
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 37 раз.
Я с интересом слежу за продолжением этой работы на фикбуке. Но здесь чёт непонятно, люди комментов не оставляют, но возможно что просто читают.


За это сообщение автора Зритель поблагодарил:
Anny Shredder (Пт 03 апр 2015 1:57)
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
#3  Сообщение Вт 19 июл 2016 0:17 
ниндзя
Аватар пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: Вс 24 фев 2013 23:53
На счету: 788.00 баллов

Сообщения: 192
Откуда: Тольятти, Россия
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
Имя: Анастасия
Skype: anastasiyahavratova
Зритель писал(а):
Я с интересом слежу за продолжением этой работы на фикбуке. Но здесь чёт непонятно, люди комментов не оставляют, но возможно что просто читают.

Все может быть. Спасибо за отзыв

Глава 5. Инь и ян

Дол­гождан­ный день на­конец нас­тал. Пу­тешес­твие в оби­тель про­рица­теля, ку­да гос­по­дин Ха­мато от­прав­лялся каж­дый год, да­бы уз­нать бу­дущее, пред­сто­ящее его семье и кла­ну. Да­лекое от пов­седнев­ной су­еты и во­ис­ти­ну ос­вя­щен­ное мес­то, где так прос­то при­кос­нуть­ся к прош­ло­му и бу­дуще­му. Во вся­ком слу­чае, в это ис­крен­не ве­рили все жи­тели по­селе­ния, вклю­чая их пред­во­дите­ля.

Обе­щан­но­го пу­тешес­твия, воп­ре­ки ожи­дани­ям, брать­ям Ха­мато приш­лось до­жидать­ся не один, а це­лых два го­да. Слов­но са­ма судь­ба про­тиви­лась это­му: бук­валь­но на­кану­не зна­мена­тель­но­го дня стар­ший по­лучил трав­му на тре­ниров­ке, силь­но рас­тя­нув су­хожи­лие под ко­леном во вре­мя не­удач­но­го па­дения. Не слиш­ком зна­читель­ное пов­режде­ние это, од­на­ко, впол­не мог­ло по­мешать дли­тель­ной пе­шей про­гул­ке. Ра­зуме­ет­ся, сам Са­ки так не счи­тал, но отец был не­умо­лим. Лишь ос­та­вил до­ма и млад­ше­го, что­бы пре­дот­вра­тить не­из­бежный в про­тив­ном слу­чае кон­фликт. Й­оши, ко­неч­но, огор­чился, но оби­ды на бра­та не за­та­ил. И толь­ко не­тер­пе­ливее ожи­дал оче­ред­но­го приб­ли­жения зна­мена­тель­ной да­ты. Уж на этот раз все дол­жно по­лучить­ся! Бо­ги бла­гос­клон­ны к ним, и они оба здо­ровы, а учи­тель впол­не до­волен их ус­пе­хами.

По­года бла­гоп­ри­ятс­тво­вала пу­тешес­твен­ни­кам: све­жий ве­терок ве­село гнал по не­бос­во­ду лег­кие клочья об­ла­ков, что еще вче­ра гро­зили воз­можным дож­дем. В ле­су, че­рез ко­торый про­легал их путь, ожив­ленно пе­рек­ли­кались пти­цы и куз­не­чики. Тро­пин­ка ви­лась по скло­нам хол­мов то вверх, то вниз. С приб­ли­жени­ем к мес­ту они ста­нови­лись все кру­че и от­веснее, не прев­ра­ща­ясь все же в нас­то­ящие го­ры.

Ха­мато Ито нес­пешно ша­гал по тро­пин­ке, за ним в двух ша­гах сле­дова­ли двое во­инов кла­на, оде­тые, как и пред­во­дитель, в обыч­ную одеж­ду. Не­пос­редс­твен­ной опас­ности в этой мир­ной мес­тнос­ти ни­кому не гро­зило, и соп­ро­вож­да­ли они мас­те­ра ско­рее что­бы под­чер­кнуть его осо­бый ста­тус в этой про­вин­ции. А маль­чиш­ки то и де­ло убе­гали впе­ред, прив­ле­чен­ные то при­чуд­ли­вым птичь­им гнез­дом, то за­мечен­ным в за­рос­лях кус­тарни­ка зай­цем, то еще чем-ли­бо. За свою не­дол­гую жизнь братья поч­ти не пе­ресе­кали гра­ниц по­сел­ка, и им бы­ла в ди­ковин­ку лю­бая ме­лочь. Од­на­ко они быс­тро воз­вра­щались, опа­са­ясь рас­сердить или встре­вожить от­ца.

Ос­та­новив­шись на оче­ред­ном за­литом яр­ки­ми лу­чами скло­не, муж­чи­на под­нял го­лову и, при­щурив­шись, на­шел на не­бос­кло­не сол­нце. Оно уже до­воль­но вы­соко под­ня­лось и ощу­тимо приг­ре­вало. По­ра сде­лать при­вал, ведь по при­метам они уже прош­ли пол­пу­ти и в лю­бом слу­чае ус­пе­ют вер­нуть­ся до­мой до тем­но­ты. Да и от­дых ему в его 56 лет бу­дет сов­сем не лиш­ним.

Рас­по­ложив­шись на скло­не, хоть нем­но­го ук­ры­вав­шем от жар­ких лу­чей, гос­по­дин Ха­мато по­доз­вал сы­новей и раз­ло­жил на пок­ры­вале зах­ва­чен­ную из до­ма и ак­ку­рат­но за­вер­ну­тую в до­рогу еду. Пе­реку­сив, Ито поз­во­лил се­бе еще нем­но­го рас­сла­бить­ся и от­дохнуть, наб­лю­дая за уже за­кон­чивши­ми тра­пезу и на­чав­ши­ми оче­ред­ную иг­ру маль­чиш­ка­ми. На этот раз он не один, его соп­ро­вож­да­ют сра­зу два воз­можных его нас­ледни­ка (ибо, что бы там ни го­вори­ла Юри­ко о про­ис­хожде­нии, гос­по­дин Ха­мато не от­ка­зал­ся окон­ча­тель­но от идеи сде­лать та­ковым при­емы­ша. Тем бо­лее, что и кое-ка­кие под­хо­дящие ка­чес­тва для это­го у не­го име­лись). Его сы­новья. Раз­ные, как ве­тер и ска­ла, как огонь и во­да, как Инь и Ян. Раз­ные, но так хо­рошо до­пол­нявшие друг дру­га, как оно и по­ложе­но брать­ям.

Тем вре­менем Са­ки нас­ку­чило сби­вать вы­резан­ной из де­рева ка­таной ма­куш­ки вы­сокой тра­вы и тон­кие вет­ви кус­тарни­ка. Это бы­ло так прос­то и не­ин­те­рес­но! Нам­но­го ув­ле­катель­нее бы­ло бы прес­ле­довать жи­вую, спо­соб­ную уво­рачи­вать­ся до­бычу. И взгляд маль­чи­ка тут же на­шел ее: боль­шую раз­ноцвет­ную ба­боч­ку, об­манчи­во ле­ниво пор­хавшую меж ство­лов де­ревь­ев в по­ис­ках нем­но­гочис­ленных цве­тов.

То, что мед­ли­тель­ность эта бы­ла об­манчи­вой, Са­ки по­нял до­воль­но быс­тро. Но это не от­вра­тило его от це­ли. Ско­рее на­обо­рот, его ох­ва­тил нас­то­ящий охот­ни­чий азарт. Бу­дучи упор­ным до уп­рямс­тва, маль­чик ни за что не хо­тел ос­тавлять по­гоню. Пусть Й­оши, ес­ли хо­чет, во­юет с цве­тами и кус­та­ми. Он, Ха­мато Са­ки, бу­дущий нас­ледник и нас­то­ящий нин­дзя, спо­собен на боль­шее. И не этой пес­трой ма­ляв­ке спо­рить с ним!...

Ув­ле­чен­ность по­гоней до­рого ему сто­ила. Зас­мотрев­шись на ба­боч­ку, Са­ки не за­метил уз­ло­вато­го кор­ня, ко­вар­но при­та­ив­ше­гося на тро­пин­ке. Спот­кнув­шись об не­го, маль­чик ед­ва не упал и лишь с боль­шим тру­дом удер­жал рав­но­весие. Ба­боч­ка же, пот­ре­вожен­ная рез­ким дви­жени­ем, взле­тела вы­ше, до ниж­ней вет­ви кле­на, с ко­торым Са­ки поч­ти по­рав­нялся. В пос­ледней по­пыт­ке дос­тать ее маль­чик с си­лой за­мах­нулся и об­ру­шил удар на вет­ку... вот толь­ко ба­боч­ки там уже не бы­ло. А сос­коль­знув по раз­вилке, де­ревян­ное ору­жие вре­залось в ствол де­рева и трес­ну­ло ров­но по­сере­дине.

За­рычав, Са­ки от­швыр­нул бес­по­лез­ный об­ло­мок в сто­рону.

- Ко­му-то на­до быть вни­матель­нее и учить­ся со­раз­ме­рять свою си­лу, - за­метил от­ку­да-то сбо­ку отец. А ког­да маль­чик, за­сопев, обер­нулся, до­бавил: - И уп­равлять сво­ими эмо­ци­ями. Не пос­ледний на­вык для нин­дзя.

- Не толь­ко мне, - раз­дра­жен­но бро­сил Са­ки, под­хо­дя бли­же. - Й­оши да­же боль­ше...

И толь­ко тут маль­чик вспом­нил уго­вор, ко­торый они зак­лю­чили с бра­том: до окон­ча­ния по­ез­дки не упо­минать при от­це о мел­ких прос­тупках друг дру­га, ес­ли то­му не бу­дет дру­гих сви­дете­лей ти­па ма­туш­ки или ябе­ды Ка­цуо. Боль­ше это, прав­да, ка­салось стар­ше­го, что не мог­ло не воз­му­щать пос­ледне­го.

Са­ки зап­нулся, мыс­ленно ис­крен­не же­лая вер­нуть вре­мя вспять. Мо­жет, отец не об­ра­тил вни­мания?..

- Й­оши сно­ва про­винил­ся? - тут же раз­ве­ял все его на­деж­ды отец. И, сло­жив ру­ки на по­яс­ни­це, прис­таль­но взгля­нул на на­супив­ше­гося стар­ше­го. Тот мол­чал, гля­дя в сто­рону.

- Я жду, - пов­то­рил гос­по­дин Ха­мато.

Как раз в этот мо­мент по­дос­пел пред­мет их спо­ра, и отец пе­ре­ад­ре­совал воп­рос ему. Й­оши, сме­рив уко­риз­ненным взгля­дом бра­та, ко­рот­ко по­яс­нил, что на прош­лой тре­ниров­ке в дод­зё он про­иг­рал Са­ки в спар­ринге, воз­му­щен­ный тем, что стар­ший пос­ме­ял­ся над ним, наз­вал "тру­сиш­кой вро­де Ка­цуо" и по­обе­щал силь­но не бить. Гнев зас­тил ему гла­за, и, обыч­но спо­кой­ный и не­воз­му­тимый, Й­оши не смог дер­жать обо­рону.

- Вот как... - за­дум­чи­во про­гово­рил Ито. На­поми­нание о млад­шем неп­ри­ят­но ца­рап­ну­ло. Ведь при всем на­халь­ства Са­ки ска­зал прав­ду. Ка­цуо ро­дил­ся слиш­ком ра­но, ма­лень­ким и сла­бым. Он тре­бовал мно­го за­боты и вни­мания, ко­торое с ра­достью пре­дос­та­вила ему же­на, поч­ти за­быв об ос­таль­ных сы­новь­ях, осо­бен­но стар­шем, ко­торо­го и преж­де не слиш­ком лю­била. И со­вер­шенно из­ба­лова­ла его, по­такая всем при­хотям. Вот по­чему пя­тилет­ний Ка­цуо не поль­зо­вал­ся при­вязан­ностью брать­ев, час­то бук­валь­но нап­ра­шива­ясь на взбуч­ку, пос­ле че­го тут же жа­ловал­ся ма­тери или слу­чив­шей­ся до­ма те­туш­ке. Что из не­го вы­рас­тет, еще не­яс­но, но по­ка что кар­ти­на скла­дыва­лась не са­мая ра­дос­тная.

- В об­щем, вам обо­им есть над чем ра­ботать, - зак­лю­чил отец на­конец, опус­кая ла­дони на ко­лени и об­ра­щая взгляд на при­тих­ших сы­новей. - Нин­дзя не мо­жет поз­во­лить се­бе ид­ти на по­воду у сво­их эмо­ций.

- Я и не ид... - на­чал бы­ло Са­ки, но отец тут же прер­вал его.

- А кто толь­ко что упо­добил­ся ябед­ни­ку-млад­ше­му?

Воз­ра­зить бы­ло не­чего. Стар­ший за­мол­чал, уг­рю­мо на­супив­шись и раз­мышляя о чем-то сво­ем. Млад­ший же кив­нул и по­дошел бли­же, уса­жива­ясь ря­дом. Нем­но­го по­дож­дав, гос­по­дин Ха­мато по­доз­вал и Са­ки. Тот приб­ли­зил­ся, но сел чуть по­одаль, под­чер­кну­то от­дель­но.

- Я вы­режу те­бе но­вый меч, онии-сан, - при­мири­тель­но пред­ло­жил Й­оши. Отец нем­но­го удив­ленно по­косил­ся на сы­на, и тот, чуть по­мяв­шись, зас­тенчи­во до­бавил, - мне нра­вит­ся ра­ботать с де­ревом.

- Так вот по­чему ты то и де­ло про­пада­ешь у плот­ни­ка Ми­суно, - гос­по­дин Ха­мато раз­гла­дил усы и по­любо­пытс­тво­вал. - А эту ка­тану то­же сде­лал ты?

- Поч­ти, - Й­оши от­вел взгляд. - Ми­суно-сан по­мог мне за­кон­чить.

- У те­бя хо­рошо по­луча­ет­ся, Й­оши-кун, - под­бодрил его отец.

Ка­кое-то вре­мя Са­ки пы­тал­ся сдер­жи­вать­ся, но пос­ледняя пох­ва­ла бра­ту за­дела его осо­бен­но силь­но.

- А я за­то луч­ше сра­жа­юсь, - за­паль­чи­во бро­сил он, в оче­ред­ной раз за­быв о веж­ли­вос­ти. По­том, вспом­нив, пос­пешно до­бавил. - Прос­ти­те, отец, но раз­ве для во­ина это не важ­нее?

Гос­по­дин Ха­мато улыб­нулся. Все как всег­да. Са­ки очень рев­ни­во от­но­сит­ся к сво­им ус­пе­хам и не тер­пит, что­бы дру­гой хоть в чем-то пре­вос­хо­дил его. Или хо­тя бы был от­ме­чен преж­де.

- Во вре­мя вой­ны - да, - вы­дер­жав па­узу, от­ве­тил Ито. - А в мир­ные го­ды важ­ны не толь­ко во­ины, но и кресть­яне, и ре­мес­ленни­ки. Те­бе сле­ду­ет на­учить­ся ува­жать ста­рания дру­гих, Са­ки, ина­че твои то­же не бу­дут оце­нены.

Маль­чик нах­му­рил­ся, но ни­чего не ска­зал. Ста­ратель­но об­ду­мывая ска­зан­ное, он ни­как не мог по­нять, как мож­но прос­то­го зем­ле­дель­ца рав­нять с ним... ну лад­но, не с ним, а с нас­то­ящим са­мура­ем и нин­дзя (по ма­лос­ти лет Са­ки еще не слиш­ком по­нимал раз­ни­цу меж­ду ни­ми).

- Вы же оба хо­роши по-сво­ему, - за­кон­чил свою мысль гос­по­дин Ха­мато, не­ожи­дан­но прив­ле­кая к се­бе обо­их. - Ты, Са­ки, по сло­вам учи­теля, си­лен в ата­ке, а Й­оши луч­ше за­щища­ет­ся. Вы - братья, и дол­жны быть еди­ны. Тог­да вас ник­то не смо­жет по­бедить.

Млад­ший за­воро­жен­но слу­шал от­ца, по­забыв обо всем, и да­же веч­но нас­то­рожен­ный стар­ший на нес­коль­ко мгно­вений рас­сла­бил­ся, по­корив­шись при­ят­но­му ощу­щению не­час­той лас­ки и приз­на­ния.

- А про­явить се­бя вы еще ус­пе­ете, - ус­мехнул­ся без­злоб­но гос­по­дин Ха­мато. - Лю­бой из вас мо­жет стать дос­той­ным нас­ледни­ком все­го, что я имею. А са­мого дос­той­но­го по­кажет вре­мя...

-... и ге­ро­ичес­кие пос­тупки, как в ста­рых ле­ген­дах. Прав­да, отец? - под­нял гла­за на не­го Й­оши.

- И это то­же, - сог­ла­сил­ся Ито.

- Та­кой, как, нап­ри­мер, по­сетить дом с при­виде­ни­ями по пу­ти к Ток­ку­ро-дзё? - пе­рес­про­сил млад­ший. Стар­ший то­же ус­та­вил­ся на от­ца в ожи­дании от­ве­та.

При упо­мина­нии это­го мес­та гос­по­дин Ха­мато по­мор­щился и не­замет­но пе­редер­нул пле­чами. Он хо­рошо знал, ка­кое имен­но стро­ение на­зыва­ли так де­ревен­ские маль­чиш­ки. На­поло­вину раз­ру­шен­ное и сож­женное по­жаром от взры­ва, раз­несше­го во­рота, име­ние его быв­ше­го про­тив­ни­ка, Оро­ку Аки­ямы. Про­шед­шая вой­на не ос­та­лась в па­мяти под­раста­юще­го по­коле­ния, и ник­то из них не смог бы ска­зать, по­чему заб­ро­шен­ный дом у гра­ницы вла­дений се­мей­ства Ха­мато счи­та­ют на­селен­ным приз­ра­ками. Приз­ра­ками по­гиб­ших при зах­ва­те во­инов кла­на Фут и их хо­зяй­ки.

Ито встрях­нул го­ловой, от­го­няя неп­ри­ят­ные вос­по­мина­ния.

- Не ду­маю, что это сто­ит счи­тать нас­то­ящим под­ви­гом, дос­той­ным пох­ва­лы, - мед­ленно на­чал он, тща­тель­но под­би­рая сло­ва. - Ма­ло чес­ти в том, что­бы тре­вожить усоп­ших и бу­дить ус­нувшее зло.

- Вы хо­тите ска­зать, отец, что эти приз­ра­ки на са­мом де­ле су­щес­тву­ют? - изум­ленно воз­зрил­ся на от­ца Са­ки. - Их же ник­то ни­ког­да не ви­дел!

- Бо­гов то­же не ви­дел ник­то из ны­не жи­вущих, - воз­ра­зил Ито. - Од­на­ко же ник­то не сом­не­ва­ет­ся в их су­щес­тво­вании и в том, что они по­рой гне­ва­ют­ся на смер­тных.

Й­оши вздрог­нул и прид­ви­нул­ся поб­ли­же, и да­же Са­ки не на­шел что воз­ра­зить. На­поми­нание о "гне­ве бо­гов" - силь­ном под­земном тол­чке, раз­ру­шив­шем нес­коль­ко до­мов в по­сел­ке и по­губив­шем нес­коль­ких его жи­телей - бы­ло весь­ма сво­ев­ре­мен­ным. Все­го нес­коль­ко дней прош­ло с тех пор, и это страш­ное яв­ле­ние при­роды, ко­торое ник­то не мог ни объ­яс­нить, ни пред­ска­зать, еще не ус­пе­ло за­быть­ся. Да и за­будет­ся ли?

- Есть там приз­ра­ки или нет, точ­но ска­зать не­воз­можно, - ре­шил за­вер­шить неп­ри­ят­ную те­му гос­по­дин Ха­мато, - но про­верять я бы не стал. И вам не со­ветую. Тем бо­лее, что дом этот нам сов­сем не по пу­ти, - он под­нялся. - А нам по­ра про­дол­жать его, ведь до Ток­ку­ро-дзё еще неб­лизко.

Маль­чиш­ки пос­пешно пос­ле­дова­ли его при­меру. На­поми­нание о за­гадоч­ном про­рица­теле и пред­ска­зании бу­дуще­го, ко­торое, мо­жет быть, кос­нется и их, от­влек­ло брать­ев от мыс­лей о та­инс­твен­ном до­ме. Че­му гос­по­дин Ха­мато был ис­крен­не рад.

Глава 6. Пророчество

От­но­шения брать­ев всег­да бы­ли не­ров­ны­ми, но млад­ший не­из­менно доб­ро­жела­тель­но и с ува­жени­ем от­но­сил­ся к стар­ше­му. По­тому ста­ратель­ные по­пыт­ки Й­оши заг­ла­дить кон­фликт, в ко­тором он был и не ви­новат вов­се, не выз­ва­ли ни­каких по­доз­ре­ний от­ца. И гос­по­дин Ха­мато так и не уз­нал, что се­год­няшнее пу­тешес­твие, став­шее сво­еоб­разной наг­ра­дой за хо­рошее по­веде­ние и про­яв­ленное ста­рание в уче­бе, ед­ва не за­кон­чи­лось, еще тол­ком и не на­чав­шись.

Нес­мотря на то, что мас­тер кла­на мог поз­во­лить се­бе бо­лее вну­шитель­ный особ­няк, вро­де то­го, ко­торым вла­дели не­ког­да чле­ны ро­да Оро­ку, он не стал из­ме­нять сво­им при­выч­кам. Ито при­вык до­воль­ство­вать­ся нем­но­гим, и по­тому его дву­хэтаж­ный дом не слиш­ком силь­но от­ли­чал­ся на пер­вый взгляд от про­чих, раз­бро­сан­ных по по­сел­ку. А с по­яв­ле­ни­ем но­вого чле­на се­мей­ства сво­бод­но­го мес­та ста­ло еще мень­ше. И братья про­дол­жа­ли де­лить од­ну ком­на­ту на дво­их.

Ни од­но­го из них не сму­щало по­доб­ное об­сто­ятель­ство. С детс­тва при­вык­шие к об­щес­тву друг дру­га, Са­ки и Й­оши и по­мыс­лить не мог­ли, что мо­жет быть как-то ина­че.

Се­год­няшнее ут­ро ста­ло ис­клю­чени­ем из пра­вил. Обыч­но Са­ки под­ни­мал­ся пер­вым, дос­та­точ­но ра­но. Но се­год­ня сон его был гру­бо прер­ван еще на рас­све­те стран­ны­ми зву­ками, про­ис­хожде­ние ко­торых маль­чик спро­сонья не сра­зу смог по­нять. Впро­чем, на это не пот­ре­бова­лось мно­го вре­мени. Из них дво­их имен­но млад­ше­го, Й­оши, ча­ще му­чили кош­ма­ры. А с то­го дня, ког­да оба бра­та на­чали тя­желую из­ну­ритель­ную вой­ну со сво­ими скры­тыми стра­хами - тем бо­лее.

Так выш­ло и на этот раз. Млад­ший сто­нал и во­рочал­ся в сво­ей пос­те­ли, иног­да не­лов­ко взма­хивая ру­ками, не в си­лах прос­нуть­ся. Уже зна­комый с по­доб­ным яв­ле­ни­ем Са­ки знал, что сле­ду­ет де­лать. Он то­роп­ли­во ска­тил­ся со сво­его фу­тона и, по­доб­равшись к бра­ту, пот­ряс его за пле­чи, воз­вра­щая к ре­аль­нос­ти.

Обыч­но это­го ока­зыва­лось дос­та­точ­но. На этот раз Й­оши то­же тут же от­крыл гла­за, мут­ным спро­сонья взгля­дом ус­та­вив­шись на бра­та. Но по­том с не­раз­борчи­вым воз­гла­сом, пол­ным ужа­са, от­тол­кнул бра­та, на чет­ве­рень­ках по­пятив­шись от не­го. А ког­да оза­дачен­ный Са­ки сно­ва приб­ли­зил­ся, по­пытал­ся уда­рить его.

Это бы­ло уже че­рес­чур! И стар­ший пе­решел к бо­лее ре­шитель­ным дей­стви­ям: без осо­бых уси­лий пе­рех­ва­тил сна­чала од­ну, а по­том и дру­гую ру­ку, бес­це­ремон­но стол­кнув Й­оши на пол. А по­том, с не­кото­рым тру­дом удер­жи­вая оба за­пястья од­ной сво­ей ру­кой при­жаты­ми к по­лу, над го­ловой бра­та, па­ру раз звон­ко шлеп­нул то­го по ще­кам.

- Эй, ты что тво­ришь! Оч­нись, это же я, Са­ки!

Млад­ший ка­кое-то вре­мя еще та­ращил­ся на не­го бес­смыс­ленным взгля­дом ок­руглив­шихся от стра­ха глаз. По­том пос­те­пен­но пе­рес­тал вы­рывать­ся, на­конец окон­ча­тель­но ос­во­бодив­шись от влас­ти кош­ма­ра.

- Это... ты, - пов­то­рил он глу­хо, за­тем не­лов­ко по­ер­зал на жес­тком по­лу.

- Ко­неч­но, я. А ты ко­го ждал уви­деть?

Млад­ший не от­ве­тил. Са­ки от­пустил его, и Й­оши на­чал раз­ми­нать за­пястья. По­том усел­ся и ог­ля­дел­ся по сто­ронам. В уг­лах ком­на­ты пря­тались си­рене­вые те­ни, но ни­чего страш­но­го в них не бы­ло.

- Так что те­бе при­виде­лось? - чуть ти­ше нас­той­чи­во пе­рес­про­сил Са­ки, нак­ло­нив­шись бли­же. Не­бо в не­боль­шом окош­ке под по­тол­ком еще толь­ко ок­ра­силось в яр­ко-ро­зовый цвет, час был сов­сем ран­ний. А они и так уже на­дела­ли не­мало шу­ма.

- Де­мон, - Й­оши еще раз ог­ля­дел­ся, слов­но бы еще раз убеж­да­ясь, что ни­кого кро­ме них в ком­на­те нет. - Ог­ромный и страш­ный. Он хо­тел ме­ня убить.

- Ни­каких де­монов не бы­ва­ет! - убеж­денно за­явил Са­ки. - А уж здесь тем бо­лее, - по­мол­чав, он пе­рес­про­сил: - Так ты ме­ня не ви­дел?

- Ви­дел, - Й­оши за­мол­чал, от­во­дя взгляд от ли­ца стар­ше­го, на ко­тором от­ра­зилось ис­крен­нее не­до­уме­ние. - Он был... был то­бой. И мне по­каза­лось...

Че­го-че­го, а та­кого по­воро­та Са­ки точ­но не ожи­дал. Се­кун­ду-дру­гую он пот­ря­сен­но мол­чал, за­тем с не­годо­вани­ем пе­рес­про­сил гром­че:

- Так я для те­бя, по­луча­ет­ся, де­мон?! - в па­мяти, как на­роч­но, всплы­ло, как те­туш­ка дав­но, еще в соп­ли­вом детс­тве зва­ла его так, ког­да он осо­бен­но ожес­то­чен­но драл­ся с бра­том. Лад­но, глу­пая те­туш­ка, она ни­чего не по­нима­ет в борь­бе, но Й­оши... В по­рыве гне­ва Са­ки схва­тил млад­ше­го за во­рот­ник спаль­но­го ки­моно, ни­чего так не же­лая, как нес­коль­ки­ми под­за­тыль­ни­ками вы­бить эту глу­пость из го­ловы бра­та. Это же на­до та­кое уду­мать!

- Нет, ко­неч­но, нет, - тут же воз­ра­зил Й­оши, схва­тив его за ру­ки и взвол­но­ван­но заг­ля­дывая в ли­цо. - Но этот де­мон... он был так по­хож на те­бя...

Рез­ким жес­том Са­ки от­тол­кнул его от се­бя и тя­жело вы­дох­нул, пы­та­ясь ус­по­ко­ить­ся. Же­лание на­чать дра­ку и вып­леснуть в ней оби­ду не прош­ло, но в та­ком слу­чае о пу­тешес­твии к про­рица­телю мож­но по­забыть вов­се. В ко­торый раз. Сто­ит ли это­го тру­сиш­ка млад­ший, ис­пу­гав­ший­ся собс­твен­ной те­ни? Глу­пый воп­рос.

Маль­чик мед­ленным ша­гом вер­нулся к сво­ему спаль­но­му мес­ту, хо­тя сон про­шел окон­ча­тель­но, усел­ся, упе­рев­шись под­бо­род­ком в под­ня­тые ко­лени. Й­оши все еще пы­тал­ся ему что-то объ­яс­нить, но Са­ки его не слу­шал, не­под­вижным взгля­дом ус­та­вив­шись в тем­ный угол. Ког­да же на­конец ды­хание вы­ров­ня­лось, а вол­на об­жи­га­юще­го гне­ва и оби­ды нем­но­го схлы­нула, по­вер­нулся и с хо­лод­ным, неп­ро­ница­емым вы­раже­ни­ем ли­ца при­нял из­ви­нения. На прось­бу бра­та не рас­ска­зывать о слу­чив­шемся от­цу лишь ко­рот­ко кив­нул. Это бы­ло не в его ин­те­ресах.


Вот по­чему все ут­ро Са­ки ста­рал­ся как мож­но мень­ше об­ра­щать вни­мание на млад­ше­го, тот же, чувс­твуя се­бя ви­нова­тым, то­же дер­жался чуть в сто­роне. Лишь на вре­мя зав­тра­ка братья зак­лю­чили нег­ласное пе­реми­рие, да­бы не вы­дать се­бя и не ис­портить весь день. А по­том но­вые впе­чат­ле­ния по­нем­но­гу вы­тес­ни­ли из па­мяти неп­ри­ят­ное на­чало дня. До кон­ца оно, ко­неч­но, не за­былось, но по край­ней ме­ре, по­веде­ние брать­ев не вы­зыва­ло лиш­них воп­ро­сов бо­лее вни­матель­но­го и про­ница­тель­но­го, чем же­на, гос­по­дина Ха­мато.

Впро­чем, лиш­ний раз вспо­минать о про­ис­шес­твии вре­мени не бы­ло да­же у зло­памят­но­го от при­роды Са­ки. Пу­тешес­твие их по­дош­ло к кон­цу, и тро­пин­ка, в пос­ледний раз спус­тившись в ни­зину и про­бежав по мос­ти­ку че­рез ру­чей, упер­лась в низ­кую дверь при­лепив­шей­ся к скло­ну хол­ма хи­жины ря­дом с не­боль­шим свя­тили­щем. Имен­но так выг­ля­дело зна­мени­тое в этом ок­ру­ге Ток­ку­ро-дзё, оби­тель про­рица­теля, к ко­торо­му об­ра­щались за пред­ска­зани­ями все жи­тели про­вин­ции.

***

Пут­ни­ки при­были на мес­то уже пос­ле по­луд­ня, по­это­му сол­нце, всю до­рогу но­ровив­шее ос­ле­пить их, не­ожи­дан­но выг­ля­нув меж вет­вей, те­перь ви­село свер­ху и нем­но­го сза­ди, за­ливая яр­ким све­том ма­лень­кий до­мик и при­давая ему бо­лее прив­ле­катель­ный вид. Че­репи­цы на кры­ше от­ли­вали мяг­ким зо­лотис­тым цве­том, кам­ни, ко­торы­ми бы­ла вы­моще­на до­рож­ка от ка­лит­ки до две­ри, ка­зались рас­ту­щими пря­мо из зем­ли, по­доб­но тра­ве, гонг воз­ле ал­та­ря слег­ка по­качи­вал­ся, от­ра­жая сол­нечные бли­ки.

Один из во­инов с пок­ло­ном от­крыл ка­лит­ку пе­ред гос­по­дином и его спут­ни­ками. Ед­ва они пе­ресек­ли гра­ницу во­рот, как от­ку­да-то из-под до­мика до­нес­лось ожив­ленное тяв­канье. А по­том на по­роге по­явил­ся и сам про­рица­тель Юкио Хи­кару - не­высо­кий пол­ностью се­дой ста­ричок, уз­кие гла­за ко­торо­го со­вер­шенно скры­вались сре­ди мно­гочис­ленных мор­щин.

- Кон­ни­чи ва*, Ха­мато-са­ма! - он поч­ти­тель­но пок­ло­нил­ся. - Вы ока­зыва­ете мне ве­ликую честь сво­им ви­зитом.

Гос­по­дин Ха­мато слег­ка пок­ло­нил­ся в от­вет, его при­меру пос­ле­дова­ли и спут­ни­ки.

- Пол­но, Хи­кару-сан, - доб­ро­жела­тель­но отоз­вался он. - Нап­ро­тив, вы очень доб­ры, в оче­ред­ной раз поч­тив нас сво­им гос­тепри­имс­твом

Тра­дици­он­ный об­мен лю­без­ностя­ми маль­чиш­ки про­пус­ти­ли ми­мо ушей, ос­то­рож­но ог­ля­дыва­ясь по сто­ронам и от­ме­чая но­вые де­тали. И ожи­вились, лишь ког­да отец по­ложил на ал­тарь нес­коль­ко мел­ких мо­неток, при­зывая ми­лость бо­гов, и уда­рил в гонг, прив­ле­кая тем са­мым их вни­мание. А за­тем вслед за стар­цем уда­лил­ся в дом, ве­лев спут­ни­кам до­жидать­ся его сна­ружи.

***

Ос­та­вив в тем­ной ком­на­туш­ке у вхо­да при­несен­ные в дар стар­цу ку­шанья, ко­торые с ут­ра при­гото­вила слу­жан­ка, Ито во­шел в глав­ное по­меще­ние, так­же не от­ли­чав­ше­еся прос­то­ром, но оп­рятно зас­те­лен­ное та­тами и ос­ве­щен­ное све­том из оча­га (ок­но вы­ходи­ло на се­вер­ную сто­рону, да вдо­бавок еще бы­ло поч­ти зак­ры­то вет­вя­ми де­рева, рас­ту­щего воз­ле до­ма). Прес­та­релый про­рица­тель сто­ял у это­го ок­на, за чем-то че­рез не­го наб­лю­дая. По­рав­нявшись с ним, гос­по­дин Ха­мато уви­дел сво­их сы­новей, о чем-то спо­рящих. Точ­нее, стар­ший пы­тал­ся в чем-то убе­дить млад­ше­го, ожив­ленно жес­ти­кули­руя. Млад­ший же, не под­ни­ма­ясь с зем­ли, где он ус­тро­ил­ся под раз­ве­сис­той ивой, с сом­не­ни­ем ка­чал го­ловой и что-то от­ве­чал, ви­димо, не сог­ла­ша­ясь. Пос­леднее нет­рудно бы­ло про­честь по не­доволь­но­му вы­раже­нию ли­ца Са­ки. Впро­чем, спус­тя ка­кое-то вре­мя он сог­ласно кив­нул и нап­ра­вил­ся ку­да-то в сто­рону. Од­на­ко Ито силь­но сом­не­вал­ся, что уп­ря­мец дей­стви­тель­но сог­ла­сил­ся с бра­том. Ско­рее уж ре­шил не вы­яс­нять от­но­шений воз­ле чу­жого до­ма.

- Ха­мато-са­ма же­ла­ет, как обыч­но, уз­нать, что пред­сто­ит в этом го­ду его вас­са­лам и до­мочад­цам? - пе­рес­про­сил Хи­кару. Пос­ле че­го до­бавил с лу­кавой улыб­кой. - И в пер­вую оче­редь этим юно­шам, бу­дущей опо­ре ро­да и кла­на.

Гос­по­дин Ха­мато кив­нул, уса­жива­ясь на низ­кий рас­клад­ной стуль­чик и наб­лю­дая за тем, как ста­рик уве­рен­ны­ми дви­жени­ями рас­ку­рива­ет аро­мати­чес­кую па­лоч­ку и дос­та­ет из стен­ной ни­ши бам­бу­ковые па­лоч­ки, внеш­не очень на­поми­на­ющие обыч­ные ха­си**, лишь с на­чер­танны­ми на них по­переч­ны­ми штри­хами. Гла­ва кла­на Сю­ри знал, что та­кое га­дание очень по­пуляр­но и про­водит­ся во мно­гих угол­ках Стра­ны Бо­гов. Од­на­ко ве­рил, что лишь Ток­ку­ро-дзё и его бес­смен­ный оби­татель бли­же про­чих к бо­гам. И к то­му же край­не ред­ко оши­ба­ет­ся.

- Так и есть, Хи­кару-сан, - сог­ла­сил­ся он. - Ва­ша муд­рость и про­зор­ли­вость не ус­та­ют вос­хи­щать ме­ня.

- Об этом нес­ложно до­гадать­ся, Ха­мато-са­ма, - воз­ра­зил ста­рик. - Ведь, ес­ли я не оши­ба­юсь, один из этих юно­шей ста­нет ва­шим нас­ледни­ком и пос­ле­дова­телем. Хо­тя при­выч­ный вы­бор не всег­да бы­ва­ет удач­ным.

- Что вы име­ете в ви­ду, Хи­кару-сан? - пе­рес­про­сил Ито с лег­кой тре­вогой, до­гады­ва­ясь, о ка­ком вы­боре, точ­нее, ко­тором из сы­новей идет речь.

- Вы и са­ми зна­ете это, Ха­мато-са­ма, - про­рица­тель по­мес­тил па­лоч­ки на ма­лень­кий изящ­ный под­нос и про­нес над ды­мом, ис­хо­дящим от па­лоч­ки. За­тем обер­нулся, и гла­за его за­гадоч­но блес­ну­ли в тус­клом све­те ог­ней жа­ров­ни. - Тигр - при­рож­денный ли­дер, од­на­ко его го­ряч­ность и не­покор­ность мо­гут при­нес­ти мно­го го­рес­тей. Он всег­да идет сво­им пу­тем, прис­лу­шива­ясь лишь к ве­лени­ям собс­твен­но­го сер­дца. Для не­го нет и не бу­дет ав­то­рите­тов, а это не всег­да хо­рошо.

- Вы оши­ба­етесь, - воз­ра­зил гос­по­дин Ха­мато с боль­шей уве­рен­ностью, чем ощу­щал на де­ле. Ведь ста­рик уга­дал ха­рак­тер его стар­ше­го сы­на, ед­ва на не­го взгля­нув. И под­твер­дил смут­ные опа­сения, ко­торые он сам не ре­шал­ся приз­нать. - Са­ки-кун поч­ти­телен и сдер­жан.

- Лишь тог­да, ког­да сам счи­та­ет нуж­ным, - ста­рик слег­ка ус­мехнул­ся и по­воро­шил па­лоч­ки, прис­матри­ва­ясь к узо­рам из чер­то­чек на их бо­ках. За­тем сно­ва под­нял го­лову. - В нем жи­вет дух Тиг­ра, не­покор­ный и страс­тный, ко­торый ни­кому до кон­ца не удас­тся под­чи­нить. Он да­леко пой­дет, ес­ли его не ос­та­новят.

- Хо­рошо, - прер­вал про­рица­теля гос­по­дин Ха­мато, ибо на­рисо­ван­ная пер­спек­ти­ва не слиш­ком его ра­дова­ла. - А что вы ска­жете нас­чет млад­ше­го, Хи­кари-сан? Спо­собен ли он в бу­дущем стать дос­той­ным пред­во­дите­лем?

- Впол­не, Ха­мато-са­ма, - сог­ласно кив­нул ста­рик и опус­тился на ко­лени ря­дом с гос­тем. - Бык - бо­лее спо­кой­ная и урав­но­вешен­ная на­тура, к лю­бому де­лу под­хо­дит серь­ез­но и ос­но­ватель­но. Он то­же мо­жет по­вес­ти за со­бой лю­дей, хо­тя и не так ярок и при­тяга­телен. Его си­ла в ином.

Они очень раз­ные по на­туре, ва­ши нас­ледни­ки, Ха­мато-са­ма, - про­дол­жил про­рица­тель пос­ле неп­ро­дол­жи­тель­ной па­узы. - И это мо­жет стать при­чиной кон­флик­та.

-... что про­ис­хо­дит прак­ти­чес­ки каж­дый день, - ус­та­ло под­твер­дил гос­по­дин Ха­мато, в ду­ше, од­на­ко, нас­то­рожив­шись. Вряд ли муд­рец, по­доб­ный Хи­кари-са­ну, ста­нет упо­минать об обыч­ных ссо­рах, к ко­торым поч­ти при­вык он сам.

- Бык и Тигр - при­рож­денные вра­ги, Ха­мато-са­ма, - нем­но­го огор­ченно по­качал го­ловой ста­рик. - И прос­ты­ми раз­мол­вка­ми де­ло не ог­ра­ничит­ся. Им слож­но бу­дет ужить­ся под од­ной кры­шей, и в ито­ге од­но­му из них при­дет­ся уй­ти.

- Им и не при­дет­ся, - об­легчен­но вы­дох­нул муж­чи­на и по­ер­зал на сту­ле, уса­жива­ясь по­удоб­нее. - Ког­да они под­растут, у каж­до­го бу­дет свой дом и на­дел. Ни один из мо­их де­тей не ос­та­нет­ся обез­до­лен­ным и оби­жен­ным на судь­бу. И кро­ме то­го... - Ито нап­ря­жен­но за­думал­ся и на­конец со­об­ра­зил, что имен­но сму­тило его в ре­чах про­рица­теля. - Год Бы­ка идет рань­ше го­да Тиг­ра. А, по ва­шим сло­вам, Тигр - имен­но стар­ший...

- Я знаю по­рядок ле­то­ис­числе­ния, - сог­ласно кив­нул Хи­кари. - Но по­рой бо­ги при­чуд­ли­во рас­по­ряжа­ют­ся на­шей судь­бой. А те­перь, ес­ли вы не воз­ра­жа­ете, гос­по­дин, - он про­тянул гос­тю под­нос с па­лоч­ка­ми и рас­сте­лил пе­ред ним ши­рокий лос­кут до­мот­ка­ной ма­терии, - вы са­ми за­дади­те воп­рос. Мо­кусо дзей*** от­ве­ча­ет лишь то­му, кто спра­шива­ет его сам.

***

"Да­леко пой­дет, ес­ли его не ос­та­новят", - за­воро­жен­но пов­то­рил про се­бя Са­ки, за­тем, опом­нившись, пос­пешно от­сту­пил от окош­ка в тень де­рева. Прок­расть­ся сю­да, ми­нуя обо­их ох­ранни­ков, бы­ло нес­ложно (воз­можно, они прос­то не об­ра­тили вни­мания на сы­на мас­те­ра, не счи­тая его ис­точни­ком уг­ро­зы, но Са­ки го­раз­до боль­ше нра­вилось ду­мать, что это ему уда­лось про­вес­ти их и, по­доб­но нас­то­яще­му нин­дзя, прок­расть­ся и уз­нать то, что ему не­об­хо­димо). Маль­чик рас­счи­тывал уз­нать, ка­ким об­ра­зом про­рица­тель уз­на­ет бу­дущее (как ока­залось, со­вер­шенно обыч­ным и тра­дици­он­ным), а ус­лы­шал неч­то го­раз­до бо­лее важ­ное и вол­ну­ющее.


Эта идея приш­ла ему в го­лову, ког­да Й­оши ка­тего­ричес­ки вос­про­тивил­ся его же­ланию проб­рать­ся в заб­ро­шен­ный дом, до ко­торо­го от­сю­да бы­ло го­раз­до бли­же, чем из лю­бой точ­ки пу­ти. Дол­жно быть, вспом­нил се­год­няшний сон. Маль­чик през­ри­тель­но ус­мехнул­ся и чуть приг­нувшись, прок­рался че­рез кус­тарник, не за­мечен­ный ни во­ина­ми кла­на, ни млад­шим бра­том. И вот это­го тру­сиш­ку отец ду­ма­ет сде­лать нас­ледни­ком? Он бо­ит­ся да­же собс­твен­ной те­ни, да­же бес­плот­но­го приз­ра­ка. А что он бу­дет де­лать, ког­да объ­явят­ся нас­то­ящие вра­ги, из пло­ти и кро­ви?

Дру­гое де­ло - он сам! Вот, да­же ста­рик-про­рица­тель за­метил это. "Его ни­кому не удас­тся до кон­ца под­чи­нить". А зна­чит, и его лю­дей то­же. Что там го­ворил ста­рик про Й­оши, Са­ки слу­шать уже не стал. В лю­бом слу­чае, млад­ше­му не срав­нить­ся с ним, ис­тинным тиг­ром, как наз­вал его про­рица­тель. Он смо­жет все, че­го по­жела­ет. Это ли не во­ля бо­гов? Жаль, что отец это­го не ви­дит. Впро­чем...

Маль­чик взгля­нул в не­бо и за­думал­ся, при­киды­вая вре­мя до на­мечен­ной це­ли. Га­дание на бам­бу­ковых па­лоч­ках он уже ви­дел од­нажды и при­мер­но знал, сколь­ко вре­мени оно зай­мет. Он дол­жен ус­петь. Ес­ли по­везет, его да­же ник­то не хва­тит­ся, он, как нас­то­ящий во­ин-тень, не­заме­чен­ным вы­пол­нит свою мис­сию. Ес­ли же нет... Са­ки слег­ка по­ежил­ся, но за­тем ре­шитель­но вып­ря­мил­ся. Из­бран­ни­ку бо­гов стыд­но бо­ять­ся ко­му-то не уго­дить, стра­шить­ся на­каза­ния. Дру­гого слу­чая про­явить се­бя мо­жет и не под­вернуть­ся. Сей­час или ни­ког­да! И пос­леднее ни в ко­ем слу­чае не мо­жет стать вы­бором нас­то­яще­го тиг­ра. И бу­дуще­го ге­роя.
_______________________
* конничи ва - здравствуйте (япон.)

** хаси - бамбуковые палочки, традиционно используемые в Японии и Китае как столовый прибор

*** мокусо дзей - традиционное японское гадание на бамбуковых палочках

Глава 7. Гнев богов

Йоши старательно выглаживал ножом найденную ветку, придавая ей максимальное сходство с катаной. Работы предстояло еще немало, но она нисколько не смущала маль­чика. Напротив, работа с деревом всегда успокаивала его и упорядочивала мысли. Де­ревенский плотник Мисуно был рад помощнику, относясь к нему, сыну и возможному наследнику мастера, подчеркнуто уважительно, что немного смущало Йоши. Честно го­воря, он не так уж и часто (в сравнении с тем же Саки) задумывался об этом. Вырезать из дерева, выглаживать получившееся творение рук своих до блеска и выжигать узоры ему нравилось несравненно больше, чем разнообразные ката и обращение с оружием. Опять же, неслучайно излюбленным оружием Йоши стал посох Бо (хотя и благородная красота катаны восхищала его). Втайне мальчик мечтал стать таким же искусником, как пожилой уже, но не имевший наследников Мисуно. Но отец желал видеть их с Саки во­инами и, наверное, знал, что делает.

Еще несколько раз проведя ножом по поверхности ветки, Йоши придирчиво осмотрел ее и отложил в сторону. Отряхнул руки и колени от стружек и выпрямился, оглядыва­ясь. Куда же запропастился тот, кому предназначался презент? Опять гоняет птиц или бабочек? Или влез на дерево, осматривая окрестности в поисках вымышленного вра­га?

Не обнаружив никого, кроме двоих воинов, устроившихся в тени ивы, Йоши поднялся и обошел домик вокруг, щурясь против низко опустившегося солнца. Несмотря на прибли­жавшийся вечер, грело оно весьма ощутимо. Воздух дрожал от зноя и казался душным и застоявшимся. Наверное, будет гроза. И ничего, что на горизонте пока не видно туч. Они почти наверняка нагонят их на полпути к дому.

Потрепав по мохнатой голове собачонку, выбравшуюся из-под домика, мальчик вышел в калитку, пересек мост. Но и там никого не было. Примолкшие, в предчувствие непого­ды, птицы и насекомые добавили тревожного настроения. Саки знает, наверняка дол­жен знать, что отец скоро покинет мудреца. Сейчас совсем не время отдаляться от до­мика. Мальчик приблизился к перелеску и окликнул брата: сначала вполголоса, чтобы не беспокоить старших, потом громче. Никакого ответа. Куда же он мог запропастить­ся?

Вернувшись, Йоши обратился с вопросом к старшему из воинов. Тот, потянувшись, ле­ниво ответствовал, что наверняка неугомонный мальчишка убежал в лес, искать себе приключения на пятую точку. Что очень и очень было похоже на непоседливого Саки. И он, Мамору, нисколько не удивится, если наконец найдет.

Подавленный Йоши кивнул и снова обернулся в сторону леса, в тайной надежде, что Саки таки успеет вернуться вовремя, не рассердив отца. Тщетные надежды... Лужайка была по-прежнему пуста и безмолвна, и эта неестественная тишина еще больше напря­гала и давила на нервы. Мальчик тоже был почти уверен насчет приключений, что брат так упорно и старательно искал...

Стоп! Приключения... Йоши, наконец, осенило, куда мог податься Саки в их поисках, и спина моментально взмокла от страха. Дом с привидениями. Совсем недавно старший активно агитировал его по-быстрому смотаться туда, пока отец занят своими ритуалами в доме предсказателя. И собственными глазами, хотя бы издалека увидеть загадочное и таинственное место, которым издавна пугали друг друга мальчишки. Как потом будет славно утереть им всем носы: братья Хамато не испугались призраков и посетили-таки зловещий дом. И даже без старших...

Йоши, однако, совершенно не воодушевила эта идея. И вовсе не по причине страха, тут же сердито возразил он в ответ на поддевку Саки. Просто... он замялся, какую же причину назвать, чтобы она показалась брату убедительной. И в итоге напомнил ему слова отца о том, что негоже тревожить покой мертвых ради собственной глупой при­хоти. Как и следовало ожидать, старший нашел ответ и на это: они же не будут прибли­жаться к самому дому и тем более заходить туда. Просто взглянут на него с холма - и все.

Но Йоши слишком хорошо знал брата, чтобы поверить в это. Чтобы он только издалека полюбовался на то, что ему хочется... Рассказывайте это кому-нибудь другому! И млад­ший более резко ответил, что издалека они ничего и не увидят. Стоит ли для этого та­щиться так далеко, да еще и получать нагоняй от отца?

Саки ничего не ответил, лишь презрительно фыркнул и отвернулся, пробормотав себе под нос что-то нелестное в адрес "трусишки". Йоши намеренно не стал прислушиваться и лишь ниже склонился над деревяшкой, ожесточенно работая ножом. Ну и пусть дует­ся! Он не трусливый, он поступил разумно, и желающему стать в дальнейшем мастером старшему еще следовало бы поучиться этому!

А сейчас младший лишь растерянно оглядывался, соображая, что делать. Как давно сбежал Саки? Может, есть шанс перехватить его на полпути до места? Йоши потер за­тылок, припоминая, где должен, по слухам, располагаться таинственный дом. Не хва­тало еще заблудиться... да еще незадолго до наступления ночи. Нет, он уже не боится темноты, просто... просто неразумно в ней разгуливать по чужому лесу, в котором на­верняка водятся дикие звери... волки, например.

Йоши еще раз взглянул на солнце, коснувшееся красноватым краем верхушек деревь­ев - и решился. Будь что будет, он должен попробовать. Остановить брата, вернуть его, не дав совершить безрассудства. И плевать, что тот наверняка не обрадуется и почти так же верно наградит его множеством иных нелестных эпитетов. Пускай! По крайней мере, с ним ничего не случится.

***


Чуть пригнувшись (хотя его и никто не мог сейчас заметить, кроме пресловутых духов) Саки стоял на склоне холма и смотрел на раскинувшуюся перед ним низину. В которой, вопреки слухам о доме, было их куда более чем один. Во всяком случае до свершивше­гося несчастья, унесшего жизни здешних обитателей. Чем именно оно было, мальчик старался не задумываться, и без того от царившей здесь тишины что-то противно сжи­малось в животе.

Путь сюда занял больше времени, чем он ожидал. В какой-то момент мальчику ка­залось, что он окончательно заблудился в незнакомом лесу и будет вынужден оста­новиться здесь, когда наконец стемнеет, дожидаясь, пока его найдут старшие. Но даже представить себе такой позор было выше его сил, и Саки упрямо шагал вперед, про­бираясь через ущелья и переходя вброд ручьи. Одежда его покрылась пылью, обувь сбилась на носах и промокла, волосы растрепались, но мальчик не обращал на это ни­какого внимания. Он же настоящий Тигр, верно? Его не остановят такие мелочи. И он доберется до цели, как бы трудно ни было.

И вот долгий извилистый путь позади, прошедший среди почти такого же гнетущего мол­чания, звенящего в ушах. Так, словно все живое затаилось в ожидании неведомой опасности. Саки даже оглянулся, не зная, правда, что именно ожидая увидеть или ус­лышать. Не было ничего - лишь собственное затрудненное дыхание, красноватый диск солнца, клонящийся к горизонту да неприятное ощущение прилипшей к разгоряченно­му телу одежды. Мальчик остановился, переводя дыхание, упираясь руками в колени. Ноги устало гудели, и казалось, земля дрожит под ними. Но это наверняка кажется. Лишь усталость, которую надо превозмочь - если, конечно, он надеется успеть вернуть­ся к сроку.

И вот он на месте. Ниже по склону нечастые деревья окончательно расступались, сме­няясь цепким кустарником, который, в свою очередь, тоже сходил на нет в самой ни­зине. И окончательно исчезал у насыпи, которая вполне могла бы оказаться остатками частокола, ограждающего некогда дом. Теперь он зарос бурьяном и был почти не­видим под ним.

Саки медленно выдохнул, нащупал у пояса кинжал: ощущение рукояти в ладони до­бавило уверенности. И начал спускаться вниз по склону, внимательно глядя под ноги и настороженно прислушиваясь. Привыкший к многоголосию родной деревни слух по-прежнему искал в здешней тишине отголоски звуков - и не находил. Мертвым и пустым было это место, давно покинутое богами и людьми.

Поравнявшись с насыпью, мальчик понял, что не ошибся. То тут, то там из-под земли выглядывали остатки бревен, а за несколько метров от него в насыпи была брешь. Ви­димо, там когда-то были ворота, от которых теперь осталась лишь древесная труха. В этом-то месте Саки, воровато оглядываясь, и проник на территорию "дома призраков".

К его разочарованию, то, что когда-то было, видимо, небольшими домишками жителей попроще, прошедшие годы обратили в прах столь же верно, что и ограждающий их час­токол. И, что хуже всего, обломки были местами обугленными, что заставило мальчика испуганно поежиться. И лишний раз напомнить себе, что пожар, даже если такой и слу­чился здесь некогда, отбушевал давным-давно и не представляет опасности. Он даже подошел к одной из развалин и коснулся ладонью обугленного обломка. Тот, как и ожи­далось, был холодным и лишь испачкал руку сажей. Саки обтер ее широким листом, сорванным здесь же, выпрямился...

...и застыл на месте, словно пораженный громом. Ему-то казалось, что все здесь унич­тожено гневом богов и силой пламени и времени. Но, оказалось, сильно заблуждался. Они обратили в прах лишь домишки похлипче и поменьше. Самое же величественное же здание, трех- или четырех этажей в высоту, по-прежнему гордо подпирало изогну­той крышей небо. Покривившееся и накренившееся, оно все же выстояло, и даже без­жалостное пламя не в силах было сожрать его стен.

Поначалу Саки честно собирался взглянуть на "дом с привидениями" издали, тем более что в одиночку он чувствовал себя не слишком уверенно. Но увиденное зрелище за­ворожило его. Это же не дом, а целый замок! Именно о таком он всегда мечтал. Не жалкая лачуга вроде принадлежащей отцу, а настоящая твердыня, к которой невоз­можно подобраться незамеченными и проникнуть без боя. Лишь для немногих доверен­ных откроет она свои врата, прочим суждено будет смиренно ждать у ворот, пока хозя­ин соблаговолит снизойти до них.

Были напрочь забыты и скорейшее возвращение, и возможная опасность от притаивше­гося под развалинами огня. Саки не терпелось увидеть воочию воплощение своей меч­ты. Как знать, может, позднее, когда он станет наконец наследником, он вернется сюда и прикажет восстановить этот дом как единственно достойный главы клана. А принадле­жащий им сейчас оставит Йоши и Танаке.

К своему огорчению, приблизившись, Саки разглядел, что его мечта так же сильно, как и прочие дома, разбросанные по низине, пострадала от неспешного времени. И не толь­ко от него: входная дверь была разнесена вдребезги, а правое крыло выгорело дотла, оставив на месте себя лишь немногочисленные обгоревшие обломки. Одна из стен пос­традала также, и дом угрожающе накренился на один бок, непонятно какой силой удер­живаемый от падения.

Земля вновь чуть заметно дрогнула под ногами у Саки, но огорченный мальчик даже не заметил этого. Минуту-другую он молча созерцал дом, затем тяжело вздохнул и упря­мо встряхнул головой. Ну и пусть! Он выстроит себе другой, еще лучше. И скорее, чем многие думают.

А сейчас пора возвращаться. Вспомнив про время, он поспешно задрал голову, нашел на горизонте солнце и решился еще на одну, последнюю на сегодняшний день авантю­ру. Мальчишки наверняка будут поддразнивать его, что он, бесстрашный Хамато, не рискнул пройти дальше порога, испугавшись гнева призраков. Он не даст им такого шанса.

Саки еще раз окинул взглядом дом. Заходить внутрь не очень-то хотелось, особенно в то крыло, что заканчивалось в конце старым пожарищем. Он пройдет по галерее, опо­ясывающей дом по периметру, этого будет достаточно. Опасливо покосившись на угро­жающе зависшую одним краем почти над головой балку, мальчик шагнул на низкую сту­пеньку бокового входа, по привычке стараясь двигаться бесшумно.

***


Как ни старался Йоши, нагнать брата до злополучного дома ему так и не удалось. За­быв об осторожности, он не раз переходил на бег и неоднократно растягивался на зем­ле, не заметив предательски притаившийся под ногами корень или камень. В силу при­родной наблюдательности у него ушло гораздо меньше времени на поиск дома. Скатив­шись на четвереньках с холма, мальчик выпрямился, обтирая ладони об и без того про­пыленные штаны, и еще раз громко окликнул брата. И вновь лишь тишина была ответом на его призыв. Может, Саки и вовсе нет здесь? Или он уже покинул это место, убедив­шись, что оно не стоит всех красивых легенд о себе? Во всяком случае, для Йоши ле­гендарный дом и его окрестности были лишь грудой развалин. И даже частично уцелев­ший самый внушительный из домов не вызывал положительных чувств. Душа его нас­тойчиво стремилась из этого мрачного и гнетущего места. Но, решительно выпрямив­шись, Йоши напомнил себе, что где-то здесь сейчас находится его брат. И он не может трусливо сбежать, не найдя его, как бы сильно ни хотелось. Прерывисто вздохнув, Й­оши сжал амулет на груди - им служила табличка с его именем, выданная учителем, и зашагал в сторону уцелевшего дома. Насколько младший знал Саки, именно он должен был заинтересовать непоседу старшего в первую очередь.

***


Сам же старший в этот момент опасливо крался вдоль стены дома, стараясь не прислу­шиваться к угрожающему скрипу досок под ногами. Лишь навес, укрывающий галерею от непогоды, худо-бедно уберег их от гнили, однако считать оттого путь безопасным вряд ли стоило. Пару-тройку раз Саки поспешно отступал в сторону, когда очередная половица с треском расходилась у его ног. Его уже посещало крамольное и постыдное желание повернуть назад, и лишь упрямство не давало сделать это. Он сможет. Он обя­зательно сможет. Не отходить от стены - именно так должно быть безопаснее всего. Внимательно смотреть под ноги. Не торопиться, как бы того ни хотелось. Здесь нет ни огня, ни духов, ничего, что могло бы остановить его.

И все же нашлось... Странный блеск возле стены привлек его внимание. Саки осторож­но наклонился, присел и поднял с пола... потускневшую бляшку, должно быть, с пояса-оби или налобной повязки. Послюнив палец, он потер находку, затем протер рукавом. На вещице обнаружилось странное, неведомое ему до сего дня изображение: три заос­тренных линии, похожие на стрелы, перечеркнутые одной. И оно - стрела, пронзающая цель, да не одну, - понравилось Саки больше, чем цветок с пятью лепестками, служив­ший символом его собственного клана. На обратной стороне было что-то похожее на размытое изображение следа, впрочем, это мог оказаться и след ржавчины. Он не за­интересовал мальчика, и, спрятав находку во внутренний карман за поясом, Саки про­должил путь.

- Саки, ты здесь? - долетевший из-за угла голоса заставил его вздрогнуть и крепче сжать пальцы на рукояти кинжала. Пол вновь дрогнул под ногами... а может, и сами но­ги от неожиданности.

- Да здесь я, здесь. Что кричишь на весь дом? - отозвался наконец Саки. И нахмурил­ся: испугаться собственного младшего брата!

Услышав знакомый голос, Йоши облегченно выдохнул и прибавил шагу. Брат был где-то за углом, и они сейчас встретятся.

- Не спеши та... - поторопился предупредить его Саки, едва младший поравнялся с уг­лом, но... не успел.

Пол вздыбился под их ногами, как необъезженный конь. Саки отбросило к стене, креп­ко приложив затылком об нее. Йоши же повезло меньше. От сильного подземного тол­чка прямо перед ним в полу разверзлась трещина. Куда младший, испуганно вскрик­нув, тут же провалился.

- Йоши! - позабыв про осторожность, Саки тут же вскочил на ноги, бросившись в ту сто­рону. И даже успел пробежать несколько шагов по ходуном ходящей, коварной повер­хности под ногами. Но новый толчок заставил его споткнуться и растянуться прямо у трещины. Опорный столб, один из держащих кровлю над галереей, треснул и со сто­нущим звуком осел. Сверху посыпалась черепица, прямо на голову и руки Саки. И од­на из них рассекла бровь над левым глазом, когда мальчик неосторожно поднял го­лову.

Зажав ладонью рану, Саки скорчился на полу. Тот продолжал дрожать под ним, вы­зывая судороги в животе и спазм в горле. Но еще сильнее его мучило безжалостное чувство вины. Гнев богов... Тот, о котором говорил отец. Он, Саки, спровоцировал его, и поставил под удар Йоши. Жив ли он?

Когда все немного утихло, мальчик наконец отважился поднять голову. Пол все еще дрожал под ногами, но не так ощутимо. Саки подполз к трещине, заглядывая в нее. И с души свалился огромный камень. Видимо, под это галереей размещался подпол... или иное подземное помещение. Гнев богов разрушил и эти балки, и одна из них пролегла наискосок, поперек трещины. И именно на нее повезло упасть Йоши. Насколько сильно ему досталось, сказать было трудно: то ли от удара, то ли от пережитого ужаса он ле­жал ничком на спасшем его жизнь бревне, закрыв голову руками.

- Йоши! - окликнул его Саки. Ему казалось, он говорит громко, но сжатое спазмом гор­ло выдало лишь слабое сипение. Брат не шелохнулся. Пошарив вокруг себя, старший нащупал обломок черепицы (может быть, так удачно поразивший его самого) и с силой кинул о балку, стараясь не задеть младшего.

От глухого стука тот дернулся, едва не сорвавшись вниз и в последний момент судорож­но ухватившись за опору.

- Не шевелись! - наконец пересилил себя и скомандовал Саки, стараясь, чтобы голос не дрожал. - Ты цел?

- В-вроде, - Йоши с сомнением осмотрел себя, затем поднял голову, найдя взглядом старшего.

Тот же подобрался вплотную к краю и взглянул вниз. Как нарочно, ничего, за что мож­но было бы зацепиться. Лишь осыпавшиеся местами земляные стены. Остается только одно...

Распутав оби и сложив вдвое, Саки привязал один конец к опоре галереи, та на пер­вый взгляд казалась ему прочной.

- Держи! - крикнул он, спуская брату второй конец.

Тот с сомнением осмотрел предложенную непрочную веревочную лестницу и отри­цательно покачал головой.

- Оборвется!

- Ну и сиди! - зло бросил Саки.

- Погоди! - неверными пальцами распутав свой собственный пояс, Йоши привязал его к оби, спущенному Саки. - Вот, добавь. Так, может, будет покрепче.

Саки недовольно сжал губы, но совету последовал. К счастью, длины хватило как раз, чтобы Йоши мог обмотать себе руки (поморщившись, так как довольно болезненно сод­рал кожу на одной ладони при падении).

Длины, но не прочности... Хрупкая опора треснула как раз в момент, когда Йоши почти поравнялся с поверхностью, отталкиваясь от стены. Поспешно наклонившись, Саки ух­ватил брата за руки, тот так же сильно вцепился в единственную опору. Старший подна­тужился, пытаясь вытащить брата из ловушки... но лишь сорвался вслед за ним. Все та же опора приняла их, выбив дыхание из младшего, ударив в живот, и приложив по­перек хребта старшего. И он непременно сорвался бы, если бы Йоши не сгреб его за шиворот и не задержал падение.

На балку Саки вскарабкался уже сам. Руки и ноги ощутимо дрожали, из разбитой бро­ви вновь потекла кровь. Но это волновало его меньше всего. Он пробрался ближе к стене и уселся, прижимая колени к животу. В груди горело, словно прижженное голов­ней: все зря! Он хотел помочь брату, но лишь сам угодил в капкан. Не смог. Не спра­вился.

- Саки, - робко окликнул его младший. Саки угрюмо поднял голову и вытер рукавом ли­цо.

- Ну? - хмуро отозвался он.

- Боги гневаются, - трудно сказать, было то вопросом или утверждением, но в голосе младшего отчетливо читался страх. Неловко подобрав под себя ноги, он устроился ря­дом со старшим.

- На тебя, должно быть, - без эмоций уточнил Саки, стараясь, чтобы голос его звучал как можно более уверенно. Хотя при одной мысли еще об одном толчке, который точно погубит их, сбросив вниз, в пропасть, внутри все предательски сжималось.

- Это еще почему? - возмутился Йоши, на миг позабыв про страх.

- Так они создали трещину, когда появился ты, - пояснил старший.

Младший обиженно надулся и отвернулся, шмыгая носом. Было темно, но Саки за­метил, что он незаметно вытирает нос. То ли разбил при падении, то ли...

- Ладно, не трусь, где наша не пропадала, - ободряюще он похлопал брата по плечу. Тот обернулся, и Саки кивнул в подтверждение своих слов. С гораздо большей уверен­ностью, чем ощущал сам. Но он все же старший и должен быть сильным, даже тогда, когда силы этой не хватает. За них обоих.

Глава 8 ... и его земное отраженье

Вый­дя из хи­жины про­рица­теля, гос­по­дин Ха­мато преж­де все­го бро­сил взгляд на поч­ти скрыв­ший­ся за кро­ной де­рева крас­но­ватый диск сол­нца. День по­нем­но­гу кло­нил­ся к ве­черу, и им сто­ит пос­пе­шить, что­бы вер­нуть­ся до­мой до нас­тупле­ния тем­но­ты. Не то что­бы ему или его спут­ни­кам что-то гро­зило в этой без­людной мес­тнос­ти: и во­ины его, и сам их мас­тер впол­не бы­ли спо­соб­ны за се­бя пос­то­ять. Но вряд ли бу­дет ра­зум­но в по­луть­ме прок­ла­дывать путь сре­ди не­надеж­ных, а по­рой и опас­ных мест. Осо­бен­но ког­да на по­пече­нии тво­ем двое не­уго­мон­ных маль­чи­шек.

К сло­ву, где же они? Ито ог­ля­дел­ся, но не за­метил ни од­но­го из сы­новей. И ес­ли от­сутс­твие Са­ки не так силь­но его уди­вило: это­го сор­ванца поч­ти не­воз­можно удер­жать на мес­те на сколь-ни­будь про­дол­жи­тель­ное вре­мя, то Й­оши по­доб­ное по­веде­ние бы­ло ма­ло свой­ствен­но. Тем бо­лее что толь­ко... ми­нут пят­надцать или двад­цать на­зад он был на мес­те.

Муж­чи­на пе­ре­ад­ре­совал воп­рос сво­им по­пут­чи­кам, ко­торые, за­метив по­яв­ле­ние гос­по­дина, пос­пе­шили приб­ли­зить­ся. Те пе­рег­ля­нулись... по­чему-то это дви­жение встре­вожи­ло муж­чи­ну, но по­ка что он ре­шил не под­да­вать­ся бес­по­ко­ящим мыс­лям. А за­тем стар­ший из них, не­высо­кий при­земис­тый Ма­мору ска­зал, что стар­ший из сы­новей гос­по­дина про­пал не­кото­рое вре­мя на­зад, млад­ший то­же его ис­кал. А ког­да и он ис­чез из ви­ду, это­го во­ин не за­метил.

Сер­ди­то об­ру­гав бес­толко­вого под­чи­нен­но­го, гос­по­дин Ха­мато ок­ликнул сы­на, раз, дру­гой... От­ве­та не бы­ло. Вый­дя из дво­рика и уг­лу­бив­шись в ро­щицу, про­дол­жал звать, на этот раз обо­их по оче­реди, но с тем же ре­зуль­та­том. Про­ис­хо­дящее все боль­ше не нра­вилось ему. Не ина­че как Й­оши про­явил ма­ло свой­ствен­ную ему ре­шимость и от­пра­вил­ся ис­кать стар­ше­го. И те­перь то­же мог заб­лу­дить­ся или нав­лечь на се­бя иные неп­ри­ят­ности по ви­не пос­ледне­го.

Ку­да же мог нап­ра­вить­ся Са­ки, Ито не сом­не­вал­ся нис­коль­ко. Поч­ти на­вер­ня­ка не­год­ник рис­кнул-та­ки ос­лу­шать­ся и нав­лечь на се­бя и всю семью гнев ду­хов по­гиб­ших в по­местье Оро­ку, ре­шив­шись по­сетить это мес­то. Зап­рет для не­го - толь­ко лиш­ний по­вод про­демонс­три­ровать свой не­покор­ный нрав. По­хоже, Хи­кари-сан был прав, и сле­дова­ло креп­ко по­раз­мыслить, кто из сы­новей на са­мом де­ле дос­то­ин бу­дущей влас­ти над кла­ном и при­над­ле­жащим ему ок­ру­гом.

Ка­кие де­моны тя­нули маль­чиш­ку в это прок­ля­тое мес­то, за­бытое все­ми бо­гами? Что он мог най­ти там?.. по­мимо впол­не ес­тес­твен­ных опас­ностей? Об этом гос­по­дин Ха­мато ста­рал­ся не ду­мать. Бла­го рас­по­ложе­ние "до­ма с при­виде­ни­ями" бы­ло хо­рошо ему из­вес­тно, и впол­не воз­можно бы­ло дос­тигнуть его преж­де, чем оба не­год­ни­ка. Ли­бо пе­рех­ва­тить их по до­роге, не дав нат­во­рить глу­пос­тей, что дол­го еще пред­сто­ит рас­хле­бывать им всем.

Еще раз све­рив­шись по па­мят­ным еще со вре­мени вой­ны кла­нов при­метам, гос­по­дин Ха­мато ши­роким раз­ма­шис­тым ша­гом нап­ра­вил­ся в нуж­ном нап­равле­нии. По­пут­чи­ков же от­пра­вил впе­ред, ос­матри­вать ок­рес­тнос­ти со стро­гим на­казом не­мед­ля дать знать, ес­ли об­на­ружит­ся что-то важ­ное... ли­бо, что бо­лее ве­ро­ят­но, кто-то...


***


Но им не по­вез­ло... а мо­жет, нес­во­ев­ре­мен­но при­пом­ненный гнев хра­ните­лей здеш­них мест воп­ло­тил­ся в жизнь? Ска­зать бы­ло слож­но, но весь не­дол­гий (как ока­залось впос­ледс­твии) путь ту­да муж­чи­ну прес­ле­дова­ло стран­ное гне­тущее чувс­тво. Та­кое бы­ва­ет в за­тишье пе­ред гро­зой, ко­торое пу­га­ет да­же бо­лее не­из­бежно сле­ду­ющей за ним бу­ри. При­тих­шие на­секо­мые и пти­цы лишь под­твержда­ли это, и, убе­див­шись, что лишь мес­та­ми пок­ры­тое об­ла­ками не­бо не су­лит в бли­жай­шее вре­мя гро­зы, гос­по­дин Ха­мато вспом­нил об упо­мяну­том не так дав­но "гне­ве бо­гов", ко­торым пу­гал сы­новей. И ко­торый имел дур­ную склон­ность пов­то­рять­ся по­рою спус­тя не­кото­рое вре­мя пос­ле пер­во­го уда­ра. По­чему бы не се­год­ня?

Поч­ти уве­рив­шись в этом, Ито сба­вил шаг, нас­то­рожен­но ог­ля­дывая ок­рес­тнос­ти, на слу­чай, ес­ли ожи­да­емая бе­да нас­тигнет их пря­мо сей­час. Пре­дуп­ре­дил о том и во­инов, в оче­ред­ной раз вер­нувших­ся с не­уте­шитель­ной но­востью, что ни­кого и ни­чего им най­ти не уда­лось.

Од­на­ко пре­дуга­дать неч­то, за­вися­щее от не­ведо­мых при­чин, прак­ти­чес­ки не­воз­можно. Вот по­чему пер­вый под­земный тол­чок, зас­тавший по­пут­чи­ков уже на под­хо­де к мес­ту, та­ки стал для них не­ожи­дан­ностью. И ед­ва не по­губил стар­ше­го из них: с де­рева, ми­мо ко­торо­го он про­ходил, со зло­вещим трес­ком об­ру­шилось нес­коль­ко тол­стых сучь­ев, один из ко­торых уда­ром по пле­чу сбил муж­чи­ну с ног. И лишь бла­года­ря неп­ри­выч­ной лов­кости под­стег­ну­того стра­хом смер­ти жи­вого су­щес­тва и не­веро­ят­но­му ве­зению ему уда­лось вов­ре­мя от­ка­тить­ся в сто­рону и не по­пасть под рух­нувший вслед за ним вы­сох­ший ствол.

Пос­пешно под­нявшись на чуть дро­жащие от пе­режи­того стрес­са но­ги и ус­по­ка­ивая ды­хание, Ито пер­вым де­лом на­шел взгля­дом сво­их по­пут­чи­ков, убе­див­шись, что с те­ми ни­чего не про­изош­ло: раз­би­тый в кровь о ка­мень ло­коть серь­ез­ной по­терей счи­тать не сто­ило. За­тем ос­то­рож­но по­шеве­лил ру­кой, про­веряя ра­ботос­по­соб­ность. И рез­ко при­жал ла­донь к гру­ди: его, по­доб­но мол­нии, прон­зи­ла мысль о сы­новь­ях, ко­торые поч­ти на­вер­ня­ка то­же по­пали в бе­ду, да еще пос­ре­дине прок­ля­того мес­та, где ни один ка­мень нель­зя счи­тать бе­зопас­ным. Осо­бен­но млад­ший, ко­торый всег­да ка­зал­ся от­цу бо­лее у­яз­ви­мым... Мысль эта ед­ва не сор­ва­ла муж­чи­ну с мес­та в без­рассуд­ном по­рыве.

Но, опом­нившись, он дал знак спут­ни­кам прод­ви­гать­ся впе­ред бо­лее ос­то­рож­но, чем до это­го. Те син­хрон­но кив­ну­ли и пос­ле­дова­ли за сво­им пред­во­дите­лем на тер­ри­торию, ко­торая бы­ла поч­ти нез­на­кома им обо­им. Еще один тол­чок, вновь зас­тавший их врас­плох, лишь сбил с ног, не при­чинив су­щес­твен­но­го ущер­ба, пос­ле че­го не­ус­той­чи­вая по­вер­хность на­конец ус­по­ко­илась. Или же за­та­илась, под­пуская их бли­же?..


***


- Как ду­ма­ешь, он­ни-сан, отец ско­ро най­дет нас? - пер­вым на­рушил во­царив­шу­юся ти­шину Й­оши. Она уг­не­тала маль­чи­ка, вновь про­буж­дая вос­по­мина­ния о яко­бы на­селя­ющих это мес­то ду­хах. Сол­нце опус­ти­лось еще ни­же, и те­ни сгус­ти­лись, все боль­ше вы­тес­няя сол­нечный свет и на­поми­ная о гря­дущей но­чи, вре­мени влас­ти хищ­ни­ков зем­ных и по­тус­то­рон­них. И да­же при­сутс­твие стар­ше­го бра­та, при­обод­рившее его по­нача­лу, не по­мога­ло пол­ностью отог­нать эти тре­вож­ные мыс­ли.

- Не знаю, - Са­ки то­же с серь­ез­ным ви­дом по­косил­ся на­верх, ту­да, где в про­ломе по­ла и кров­ли был ви­ден ма­лень­кий ку­сочек ос­ве­щен­но­го не­ба. Ко­торый тем­нел, как ему по­каза­лось, уг­ро­жа­юще быс­тро. - Дол­жно быть, ско­ро. Мо­кусо дзей дав­ным-дав­но дол­жно бы­ло кон­чить­ся, и нас на­вер­ня­ка уже хва­тились.

Он не­воль­но по­ежил­ся, зяб­ко об­хва­тив се­бя за пле­чи. На са­мом де­ле Са­ки вов­се не был уве­рен, что дол­гождан­ная по­мощь (в не­об­хо­димос­ти ко­торой он уже го­тов был сог­ла­сить­ся) при­будет вов­ре­мя, до тем­но­ты. Отец ведь не знал, что они нап­ра­вят­ся сю­да. Маль­чик пос­пешно отог­нал про­мель­кнув­шую бы­ло мысль о том, най­дут ли их вов­се. Дол­жны. Неп­ре­мен­но дол­жны. Отец не бро­сит их. Пусть и на­вер­ня­ка на­кажет за не­пос­лу­шание - но лад­но, он уже был сог­ла­сен и на это. Глав­ное - при­дет, не ос­та­вит в бе­де. Вот толь­ко нав­ряд ли очень быс­тро, но сто­ит ли го­ворить об этом тру­сиш­ке млад­ше­му?

Зем­ля­ная по­вер­хность сте­ны, к ко­торой Са­ки прис­ло­нил­ся спи­ной, неп­ри­ят­но хо­лоди­ла ее, про­буж­дая про­тив­ную дрожь. И по­тому, ког­да млад­ший по­дод­ви­нул­ся к не­му бли­же, сам об­хва­тил его за пле­чи и ве­лел сде­лать то же са­мое. Для теп­ла, не бо­лее то­го, пос­пешно на­пом­нил он се­бе. И для то­го, что­бы при­дать уве­рен­ности Й­оши... хо­тя и ему са­мому она, ко­неч­но, не по­меша­ла бы.


***


Но вот на­конец по про­шес­твии, ка­залось бы, бес­ко­неч­но дол­го­го вре­мени они ус­лы­шали го­лоса на по­вер­хнос­ти. Они зву­чали все гром­че и ка­зались са­мым при­ят­ным на све­те зву­ком, тем бо­лее что один из них поч­ти на­вер­ня­ка (хоть рас­сто­яние и заг­лу­шало их) при­над­ле­жал гос­по­дину Ха­мато.

При­обод­ривший­ся Й­оши вып­ря­мил­ся и хо­тел бы­ло от­клик­нуть­ся, но за­каш­лялся, не в си­лах из­дать ни зву­ка. Гор­ло све­ло про­тив­ной су­доро­гой, сог­нувшей его поч­ти по­полам. Стар­ший при­дер­жал его за пле­чо, не да­вая упасть, и от­клик­нулся сам. Ти­ше, чем хо­телось бы, да и го­лос пре­датель­ски дро­жал, но его все же ус­лы­шали.

До­воль­но ско­ро - хо­тя прод­рогшим уз­ни­кам под­зе­мелья так и не по­каза­лось - свет­лое пят­но над го­лова­ми зас­ло­нил тем­ный си­лу­эт. Про­тив све­та она ка­зал­ся не­уз­на­ва­емым.

- Й­оши, Са­ки, вы здесь? - ок­ликнул он зна­комым го­лосом.

Стар­ший об­легчен­но вы­дох­нул. Стыд приз­нать, но в ка­кой-то мо­мент он чуть бы­ло не по­верил в ре­аль­ность приз­ра­ков.

- Да, отец, - отоз­вался он и мах­нул ру­кой для вер­ности.

Муж­чи­на нак­ло­нил­ся ни­же, при­щурив­шись, и на­конец рас­смот­рел в су­мереч­ном све­те две съ­ежив­ши­еся у сте­ны фи­гур­ки. К со­жале­нию, чет­че рас­смот­реть не уда­лось.

- Вы оба це­лы? - пе­рес­про­сил Ито.

- Да, - от­ве­тил стар­ший. Млад­ший лишь кив­нул, но уви­дел ли это отец, не­яс­но. По­тому Са­ки ткнул бра­та лок­тем в бок, пос­ле че­го тот на­конец по­нял и от­ве­тил вслух.

Гос­по­дин Ха­мато об­легчен­но вы­дох­нул. Мол­ча­ние млад­ше­го встре­вожи­ло его силь­нее, чем он ожи­дал.

- Не дви­гай­тесь с мес­та, - ве­лел он и ог­ля­нул­ся на од­но­го из во­инов. Тот уже из­влек из зап­лечно­го меш­ка ве­рев­ку и при­лажи­вал к од­но­му из по­косив­шихся стол­бов, по­казав­шихся на­ибо­лее проч­ным. Нес­коль­ко раз дер­нув за­тянув­ший­ся узел, он воп­ро­ситель­но ог­ля­нул­ся на ли­дера. Ито кив­нул, и во­ин на­чал спус­кать­ся, от­талки­ва­ясь от сте­ны. Вок­руг та­лии его об­хва­тыва­ла еще од­на ве­рев­ка, ко­торую, зак­реплен­ную за дру­гой столб, дер­жал для вер­ности его на­пар­ник.

Ког­да но­ги муж­чи­ны кос­ну­лись бал­ки, та уг­ро­жа­юще зас­кри­пела, от­че­го оба маль­чиш­ки по­ежи­лись. За­тем, не мед­ля, спа­сатель под­хва­тил од­но­го из них за та­лию (во­лей слу­чая бли­жай­шим к не­му ока­зал­ся Й­оши) сво­бод­ной ру­кой и на­чал подъ­ем. Са­ки про­водил их за­вис­тли­вым взгля­дом и вздох­нул.

Ког­да оба ока­зались на по­вер­хнос­ти, во­ин опус­тил маль­чи­ка на зем­лю, да­бы вер­нуть­ся за вто­рым плен­ни­ком. Й­оши ух­ва­тил­ся за столб, си­лясь удер­жать­ся на но­гах: те пос­ле пе­режи­того стра­ха так и но­рови­ли под­ко­сить­ся. Но не ус­пел: его тут же под­хва­тил отец.

- Й­оши! Сла­ва всем бо­гам, ты цел, - за­быв о сдер­жаннос­ти, Ито креп­ко при­жал к се­бе сы­на, и тот, всхлип­нув, об­хва­тил его за шею ру­ками. Вот те­перь он дей­стви­тель­но по­верил, что кош­мар за­кон­чился и все бу­дет хо­рошо.

Тем вре­менем от­прав­ленный за вто­рым нас­ледни­ком Ха­мато во­ин вновь под­нялся на по­вер­хность. Маль­чик креп­ко дер­жался за не­го, но, ед­ва ощу­тив под но­гами твер­дую по­вер­хность, раз­жал не­пос­лушные паль­цы и вып­ря­мил­ся. Его кач­ну­ло, но Са­ки удер­жал рав­но­весие и ог­ля­нул­ся на от­ца, с тос­кли­вым чувс­твом от­ме­чая: тот и не за­метил, что он, стар­ший его сын, то­же здесь. В этот миг для не­го су­щес­тво­вал лишь млад­ший. Как всег­да...

На­конец гос­по­дин Ха­мато, взяв се­бя в ру­ки, отс­тра­нил от се­бя маль­чи­ка и вни­матель­но ос­мотрел. Пос­ле че­го с об­легче­ни­ем вы­дох­нул: не счи­тая пор­ванной одеж­ды, сса­дин на ко­ленях и до кро­ви по­ранен­ной ла­дони тот был цел. И, на­конец, рез­ким дви­жени­ем обер­нулся к стар­ше­му, от­че­го тот не­воль­но вздрог­нул и втя­нул го­лову в пле­чи.

- Са­ки! Ка­кие де­моны по­нес­ли те­бя сю­да? - тон го­лоса рез­ко сме­нил­ся, хлес­тнув слов­но плетью. - Раз­ве я не яс­но вы­разил­ся, что это не­доб­рое мес­то, не­сущее лишь бе­ды и по­гибель?

Маль­чик опус­тил го­лову, креп­ко сжав ру­ки в ку­лаки, так, что ног­ти впи­лись в ла­дони. Чес­тно го­воря, он пло­хо пом­нил, что имен­но отец го­ворил про это мес­то, но приз­нать­ся в этом не смел.

- Твоя глу­пость ед­ва не сто­ила жиз­ни тво­ему бра­ту, - про­дол­жил Ито, бес­созна­тель­ным жес­том опус­тив ла­донь на пле­чо Й­оши, слов­но убеж­да­ясь вновь, что тот цел и нев­ре­дим.

На­супив­шись, Са­ки пе­ревел взгляд на на­хох­ливше­гося млад­ше­го, жму­щего­ся к от­цу. И тот удер­жи­вал его, слов­но бо­ясь по­терять. Им-то отец до­рожит, это сра­зу вид­но. Не то что стар­шим. Он - лишь при­чина неп­ри­ят­ностей, и ни­чего боль­ше. Маль­чик пре­рывис­то вы­дох­нул, ста­ра­ясь сдер­жать под­сту­пив­шие сле­зы. Сей­час, пос­ле пе­режи­того пот­ря­сения, Са­ки, воп­ре­ки обыч­ной гор­дости, боль­ше все­го хо­телось, что­бы и его так же об­ня­ли и... че­го уж там? ус­по­ко­или, дав по­нять, что и он то­же ну­жен. Но нет, та­кая ми­лость дос­тупна лишь млад­ше­му.

- Прос­ти­те, отец, - нев­нятно про­гово­рил он, от­во­дя взгляд.

- ...и те­бе са­мому, - дрог­нувшим го­лосом за­кон­чил гос­по­дин Ха­мато. Как бы силь­но ни рас­сердил­ся муж­чи­на на сво­еволь­но­го при­емы­ша, ис­пу­гал­ся за не­го он раз­ве что нем­но­гим мень­ше. И, лишь те­перь рас­смот­рев за­пек­шу­юся кровь на ли­це стар­ше­го и дро­жащие гу­бы, смяг­чился. - По­дой­ди сю­да.

Са­ки мол­ча по­вино­вал­ся, не под­ни­мая глаз и с от­вра­щени­ем за­метив, что ко­лени дро­жат и но­ровят по­дог­нуть­ся. Нет, толь­ко не сей­час. Ес­ли уж ему суж­де­но на­каза­ние, он дол­жен вы­нес­ти его дос­той­но. Пусть да­же взгля­нуть в ли­цо от­цу и уви­деть на нем лишь гнев­но-през­ри­тель­ное вы­раже­ние не хва­та­ет му­жес­тва.

Ос­то­рож­но приб­ли­зив­шись, маль­чик ос­та­новил­ся, ожи­дая про­дол­же­ния бу­ри. И ед­ва не вздрог­нул, ког­да на пле­чо опус­ти­лась тя­желая ру­ка от­ца. Пос­мотреть на не­го Са­ки так и не ре­шил­ся, от­то­го и не за­метил, что тот снис­хо­дитель­но ус­мехнул­ся в усы. А по­том не­ожи­дан­но прив­лек к се­бе маль­чи­ка. Тот со­вер­шенно не ожи­дал это­го и по­нача­лу да­же дер­нулся, слов­но пы­та­ясь выр­вать­ся. А за­тем креп­ко, поч­ти су­дорож­но вце­пил­ся в за­пылен­ную кур­тку от­ца, ут­кнув­шись в нее ли­цом.

Гос­по­дин Ха­мато сна­чала чуть удив­ленно рас­ши­рил гла­за, а за­тем по­нима­юще хмык­нул и приг­ла­дил рас­тре­пав­ши­еся во­лосы сы­на за­бот­ли­вым жес­том. Про се­бя же чуть ус­ты­дил­ся, что так поз­дно по­нял, нас­коль­ко силь­но этот сор­ва­нец нуж­да­ет­ся в люб­ви и лас­ке. Ед­ва ли не бо­лее, чем млад­ший.

Чуть по­мед­лив, Ито ос­то­рож­но отс­тра­нил от се­бя сы­на. Тот, как и ожи­дал отец, тут же вы­тер ру­кавом ли­цо, пос­та­рав­шись при­нять при­выч­ный вид, ни­чем не вы­давав­ший ми­нут­ной сла­бос­ти.

- Я рад, что с то­бой то­же все в по­ряд­ке. За ис­клю­чени­ем это­го, - гос­по­дин Ха­мато жес­том ука­зал на рас­тре­вожен­ную ран­ку, сно­ва на­чав­шую кро­вото­чить. Са­ки пос­пешно при­жал ла­донь ко лбу, отец же без­злоб­но ус­мехнул­ся. - Не та­кая уж ве­ликая пла­та за про­яв­ленное не­пос­лу­шание, не так ли?

Маль­чик то­роп­ли­во кив­нул, бо­лее обес­по­ко­ен­ный, как унять кровь. За­метив это, гос­по­дин Ха­мато из­влек из по­яс­но­го ко­шеля чис­тый лос­кут и, смо­чив его хо­лод­ной во­дой из фля­ги, что наш­лась у од­но­го из во­инов, мол­ча про­тянул сы­ну.

- На­де­юсь, ты хо­рошо ус­во­ил урок и не пов­то­ришь се­год­няшней глу­пос­ти? - про­дол­жил отец не­воз­му­тимым то­ном. - Ко­торая на де­ле не име­ет ни­чего об­ще­го с нас­то­ящим под­ви­гом.

Са­ки скон­фу­жен­но по­тупил­ся, но тут за не­го не­ожи­дан­но всту­пил­ся Й­оши.

- А он все же пос­ту­пил, как ге­рой, отец, - и ког­да все ог­ля­нулись на не­го, сму­щен­но до­бавил, пря­ча за спи­ну ру­ки. - Он пы­тал­ся вы­тащить ме­ня, ког­да я упал ту­да, - маль­чик ог­ля­нул­ся на зи­яв­шую в по­лу те­перь уже на бе­зопас­ном рас­сто­янии тре­щину и ук­радкой по­ежил­ся. - Но не смог.

- Вот оно как, - гос­по­дин Ха­мато с не­воль­ным ува­жени­ем ог­ля­нул­ся на стар­ше­го. - Что ж, это нес­коль­ко ме­ня­ет де­ло. Рас­ска­жешь об этом поз­же, по пу­ти к до­му, - муж­чи­на взгля­нул на тем­не­ющее не­бо, - до ко­торо­го еще пред­сто­ит до­бирать­ся.

Ни один из ис­ка­телей прик­лю­чений не стал спо­рить. Сей­час обо­им хо­телось пос­ко­рее по­кинуть это мес­то, по­карав­шее их за не­ос­то­рож­ность и, мо­жет, ни­ког­да не приб­ли­жать­ся к не­му бо­лее. Й­оши-то уж на­вер­ня­ка.


***


Путь до до­ма, как и ожи­далось, ока­зал­ся дол­гим и неп­ростым, и за вре­мя его гос­по­дин Ха­мато ус­пел прак­ти­чес­ки во всех под­робнос­тях уз­нать о прик­лю­чени­ях маль­чи­шек (Са­ки, прав­да, умол­чал о сво­их меч­тах ка­сатель­но бу­дуще­го сво­его до­ма, да и о на­ход­ке, ре­зон­но по­доз­ре­вая, что лиш­няя па­мят­ка о прок­ля­том мес­те не об­ра­ду­ет от­ца), пох­ва­лить обо­их за храб­рость и вза­имо­выруч­ку. А так­же по­обе­щать, что в обоз­ри­мом бу­дущем она им вряд ли по­надо­бит­ся вновь: от­ны­не он не возь­мет ни од­но­го из них с со­бой. Маль­чиш­ки пос­лушно кив­ну­ли, ра­ду­ясь, что от­де­лались так де­шево, и ис­крен­не на­де­ясь, что на­каза­ние этим и ог­ра­ничит­ся.

Но, увы, об­на­ружи­лось, что по­лучен­ные си­няки и сса­дины - не единс­твен­ный урон, на­несен­ный ис­ка­телям прик­лю­чений зло­коз­ненным мес­том. Й­оши, в на­чале пу­ти ша­гав­ший на­рав­не с ос­таль­ны­ми, все боль­ше от­ста­вал, прих­ра­мывая на пра­вую но­гу. В кон­це кон­цов, где-то на пол­пу­ти отец под­нял его на ру­ки и по­нес.

Са­ки про­водил их злым взгля­дом, раз­до­садо­ван­ный тем, что млад­ше­му вновь дос­та­ет­ся боль­ше вни­мания. Он то­же ус­тал и ра­нен, а ша­гать еще да­леко. Но, на­пом­нив се­бе, что нас­то­яще­му нин­дзя стыд­но жа­ловать­ся и про­сить по­мощи, лишь гор­де­ливо вып­ря­мил­ся и при­бавил ша­гу, нас­коль­ко хва­тило сил, вре­мя от вре­мени от­ни­мая ото лба тря­пицу и про­веряя, не ос­та­нови­лась ли кровь. Это единс­твен­ная по­мощь, что он по­лучил, но ему и не на­доб­но иной!


***


Ког­да пу­тешес­твен­ни­ки поч­ти по­рав­ня­лись с око­лицей, уже сов­сем стем­не­ло. Од­на­ко гос­по­дин Ха­мато за­годя спус­тил сы­на на зем­лю, да­бы не вы­зывать по­доз­ре­ний преж­де вре­мени. Мень­ше все­го на све­те хо­телось сей­час объ­яс­нять­ся с же­ной, пе­рес­ка­зывая ей под­робнос­ти их странс­твия. Слиш­ком уж хо­рошо Ито знал, что она ска­жет. Он сам на до­суге по­раз­мыслит, что имен­но еще сле­ду­ет сде­лать, что­бы урок нак­репко за­печат­лелся в умах от­прыс­ков, при­чем обо­их, ибо, что ни го­вори, а Й­оши то­же про­явил не­пос­лу­шание, сбе­жав за бра­том вмес­то то­го, что­бы вов­ре­мя из­вестить его. Гля­дишь, тог­да мно­гого из се­год­няшне­го бе­зоб­ра­зия уда­лось бы из­бе­жать... Да что те­перь о том? Те­перь важ­нее ми­новать то, что мо­жет из это­го пос­ле­довать, нас­коль­ко это воз­можно, ко­неч­но же.

Од­но­го из спут­ни­ков мас­тер Сю­ри за­ранее от­пра­вил впе­ред, да­бы ус­по­ко­ить сто­яв­ших в ноч­ном до­зоре во­инов по по­воду лич­ностей по­явив­шихся из ве­чер­не­го сум­ра­ка при­шель­цев. А за­од­но и от­влечь вни­мание от тех, ко­му оно сей­час сов­сем бы­ло не нуж­но. Он про­водил взгля­дом ху­день­кую фи­гур­ку Й­оши, ис­чезнув­шую за ог­ра­дой их до­ма. От­дохнув­ший до­рогой, он поч­ти не хро­мал. За ним пос­ле­довал стар­ший, еще бо­лее быс­тро и бес­шумно рас­тво­рив­ший­ся в тем­но­те. Сы­новь­ям бы­ло ве­лено до­жидать­ся его у чер­но­го хо­да, по ко­торо­му не­замет­но мож­но бы­ло прой­ти в бан­ную ком­на­ту. Там они смо­ют с се­бя все... или же поч­ти все ком­про­мети­ру­ющие сле­ды сво­их прик­лю­чений и на­конец-то по­лучат не­об­хо­димую по­мощь. Бо­лее все­го бес­по­ко­ила от­ца не­ожи­дан­но об­на­ружив­ша­яся хро­мота млад­ше­го... дай бо­ги, обой­дет­ся без серь­ез­ной трав­мы. Но и ра­на стар­ше­го нуж­да­лась в об­ра­бот­ке, хо­тя след ос­та­нет­ся все рав­но, поч­ти на­вер­ня­ка.


***


Все за­думан­ное уда­лось осу­щес­твить без по­мех, и гос­по­дин Ха­мато уже нап­ра­вил­ся в гос­ти­ную, ус­по­ко­ить на­вер­ня­ка уже встре­вожен­ную суп­ру­гу, по пу­ти про­думы­вая при­чины за­дер­жки сы­новей к ве­чер­ней тра­пезе. Но, ус­лы­шав раз­гне­ван­ный го­лос же­ны, поч­ти об­ре­чен­но по­нял, что опоз­дал.

И вер­но, Са­ки уда­лось без по­мех прос­коль­знуть в свою ком­на­ту, из­бе­жав прис­таль­но­го вни­мания ма­тери и млад­ше­го бра­та. Й­оши же по­вез­ло мень­ше. Лю­бопыт­ный Та­нака увя­зал­ся за ним, расс­пра­шивая о пу­тешес­твии, про­рица­теле и про­чем, что ему са­мому, по ма­лос­ти лет, еще не све­тило очень-очень дол­го.

Й­оши бы­ло лес­тно та­кое вни­мание, и в дру­гой раз он обя­затель­но по­радо­вал­ся бы ему. Но не сей­час, ког­да при­ходи­лось тща­тель­но под­би­рать сло­ва, что­бы не­наро­ком не про­бол­тать­ся о про­ис­шес­твии и не вы­дать их всех. А за­од­но и ид­ти, как ни в чем не бы­вало, пос­пе­вая за быс­тро­ногим млад­шим, ста­ра­ясь не мор­щить­ся от то и де­ло прон­завшей щи­колот­ку бо­ли, и лишь на­де­ять­ся, что тот пос­ко­рее от­вя­жет­ся.

Не судь­ба... Не за­метив хро­моты, гла­зас­тый Та­нака не упус­тил из ви­ду за­бин­то­ван­ной ла­дони стар­ше­го, ко­торую тот до по­ры до вре­мени скры­вал длин­ным ру­кавом до­маш­не­го ки­моно. Но от не­ос­то­рож­но­го дви­жения тот съ­ехал, и тай­ное ста­ло яв­ным.

- Что с то­бой? - Та­нака изум­ленно ок­руглил гла­за и всплес­нул ру­ками.

Й­оши с тру­дом удер­жался, что­бы об­ре­чен­но не хлоп­нуть се­бя по лбу. Нет, ну на­до быть та­ким бол­ва­ном! И что те­перь де­лать?

- Да так... по­ранил­ся до­рогой, - он де­лан­но рав­но­душ­но по­жал пле­чами. - Ког­да ка­тану вы­резал.

Од­на­ко от лю­бопыт­но­го млад­ше­го не так-то прос­то бы­ло от­вя­зать­ся.

- Врешь! - не­довер­чи­во со­щурил­ся тот. - Опять по­ди с Са­ки по­цапа­лись, и он те­бя...

- Он ме­ня? - не сдер­жал воз­му­щения стар­ший, нап­рочь за­быв про ос­то­рож­ность. - Он спас мне жизнь, вот! И толь­ко поп­ро­буй еще что-ни­будь про не­го ляп­нуть!

Он уг­ро­жа­юще сжал ку­лаки и сде­лал шаг впе­ред. Та­нака ис­пу­ган­но пис­кнул и бро­сил­ся бе­жать. Й­оши по­пытал­ся бы­ло дог­нать его, но ку­да там! Пов­режден­ная ко­неч­ность отоз­ва­лась на не­ос­то­рож­ное дви­жение рез­кой болью, и маль­чик рух­нул нав­зничь. За­тем от­тол­кнул­ся от по­ла, но под­нять­ся не спе­шил. "Слиш­ком поз­дно... - би­лось в его соз­на­нии. - Слиш­ком поз­дно..."


***


Так оно и ока­залось. Ког­да Й­оши на­конец смог доб­рать­ся до их ком­на­ты, скан­дал был в са­мом раз­га­ре. Как он и ожи­дал, Та­нака не пре­минул про­бол­тать­ся ма­тери о слу­чив­шемся, и та не за­мед­ли­ла пот­ре­бовать объ­яс­не­ний у стар­ше­го. Тот, и без то­го ус­тавший и раз­дра­жен­ный, что-то рез­ко от­ве­тил, не же­лая рас­простра­нять­ся на дан­ную те­му, про­будив еще боль­шие по­доз­ре­ния у ма­тери. И та уже, не стес­ня­ясь в вы­раже­ни­ях, пря­мо об­ви­нила его в слу­чив­шемся. Да и лад­но бы с ним са­мим, ко­ли дур­ная го­лова но­гам по­коя не да­ет, так еще и бра­та втра­вил. На­каза­ние не­бес, а не ре­бенок.

Са­ки до­воль­но быс­тро рас­ку­сил, кто имен­но стал при­чиной раз­до­ра. Она, при­чина эта в ли­це ма­лолет­не­го ябед­ни­ка, кру­тилась за спи­ной ма­тери, не спе­ша приб­ли­жать­ся. Про се­бя стар­ший пок­лялся от­пла­тить ма­лолет­не­му не­год­ни­ку при слу­чае за все. А за­од­но и Й­оши - что­бы знал впредь, при ком мож­но бол­тать язы­ком.

Но по­ка ви­нов­ник его неп­ри­ят­ностей, дос­той­но за­вер­шивших этот день, был не­дося­га­ем. Как и дру­гой, по­явив­ший­ся на по­роге вмес­те с от­цом. Са­ки пос­лал Й­оши ис­пе­пеля­ющий взгляд, за­менив­ший мно­жес­тво уг­роз, и вновь зам­кнул­ся в мрач­ном мол­ча­нии, изо всех сил ста­ра­ясь сдер­жать­ся и не бро­сить­ся на од­но­го из них пря­мо сей­час.

Тем вре­менем по­дос­певший отец счел нуж­ным вме­шать­ся:

- На­зывая его "ис­ча­ди­ем де­мона", ты име­ешь в ви­ду сво­их родс­твен­ни­ков, же­на? - с лег­кой иро­ничес­кой ус­мешкой по­ин­те­ресо­вал­ся он.

Та мет­ну­ла на не­го воз­му­щен­ный взгляд, но про­мол­ча­ла.

- Что за шум, а дра­ки нет? - про­дол­жил тем вре­менем гос­по­дин Ха­мато. - Из-за че­го весь спор?

При­тих­ший Й­оши приб­ли­зил­ся к не­му и ос­та­новил­ся за спи­ной. На стар­ше­го он смот­реть не ре­шал­ся: бы­ло стыд­но. Сно­ва его го­ряч­ность под­ве­ла их обо­их!

- Как это из-за че­го? - всплес­ну­ла ру­ками Юри­ко и об­ви­ня­юще ткну­ла паль­цем в сто­рону на­бычив­ше­гося Са­ки. - Этот не­год­ник ед­ва не по­губил сво­его бра­та!

- Дол­жно быть, ты хо­тела ска­зать спас ? - уточ­нил Ито. И на не­до­уме­ва­ющий взгляд кив­нул на Й­оши, под­талки­вая его в спи­ну. - Спро­си его са­мого.

- Это прав­да, - при­выч­но ро­бея в при­сутс­твии стар­ших, под­твер­дил тот. За­тем, наб­равшись сме­лос­ти, ко­рот­ко пе­рес­ка­зал, как все бы­ло.

Гос­по­жа Ха­мато выс­лу­шала его рас­сказ мол­ча, упе­рев ру­ки в бо­ка и нах­му­рив­шись. Та­нака на вся­кий слу­чай спря­тал­ся за ее спи­ной и тос­кли­во по­косил­ся в сто­рону две­ри.

- Но ведь имен­но он при­думал по­сетить это все­ми бо­гами прок­ля­тое мес­то, - на­конец воз­ра­зила она. - Из-за не­го вы все под­вер­глись опас­ности. Он раз­гне­вал ду­хов и дол­жен быть на­казан, - жен­щи­на шум­но вы­дох­ну­ла. - Раз­ве вы так не счи­та­ете, гос­по­дин? - уже ти­ше спро­сила она.

- Счи­таю, - сог­ласно кив­нул Ито. - Толь­ко оба, так бу­дет спра­вед­ли­во. Й­оши я то­же не от­пускал ту­да, од­на­ко... - он пос­мотрел на млад­ше­го, опус­тивше­го го­лову, за­тем сно­ва на же­ну. - Я боль­ше не возь­му ни од­но­го из них в Ток­ку­ро-дзё. И... - он по­мед­лил, за­дум­чи­во пог­ла­див усы, - им зап­ре­щено по­сещать за­нятия в дод­зё и от­лу­чать­ся из до­му, - на­конец вы­нес вер­дикт гла­ва семьи. Он хо­рошо знал, что для обо­их это за­нятие яв­ля­ет­ся од­ним из лю­бимых, осо­бен­но для за­чин­щи­ка. - Й­оши - на три дня, а Са­ки - на не­делю.

Оба на­казан­ных син­хрон­но тя­жело вздох­ну­ли и кив­ну­ли в знак сог­ла­сия.

- На­каза­ние всту­па­ет в си­лу с зав­траш­не­го дня. А те­перь, - муж­чи­на по­тянул­ся и зев­нул, прик­рыв ла­донью рот, - нам всем не по­меша­ет от­дых. День был дол­гим и труд­ным.

Суп­ру­га хму­ро кив­ну­ла, по­кинув ком­на­ту, за ней хвос­ти­ком увя­зал­ся Та­нака, ста­ра­ясь не ог­ля­дывать­ся на брать­ев. Од­на­ко же ус­пел за­метить, как мно­гоз­на­читель­но по­казал ему ку­лак Са­ки и одоб­ри­тель­но ус­мехнул­ся отец. Долг пла­тежом кра­сен...

Ос­тавшись на­еди­не, братья, не гля­дя друг на дру­га, ра­зош­лись по сво­им мес­там. Ка­кое-то вре­мя ца­рило нап­ря­жен­ное мол­ча­ние, на­руша­емое лишь тя­желым ды­хани­ем обо­их.

- Са­ки, ты... - Й­оши по­мял­ся, преж­де чем про­дол­жить, - ...очень силь­но на ме­ня злишь­ся?

Вмес­то от­ве­та тот от­вернул­ся к сте­не.

- Я не хо­тел го­ворить, - млад­ше­го уг­не­тало это без­молвие, и он пос­пе­шил про­дол­жить. - Та­нака, он... он ду­мал, что это ты ме­ня по­ранил. Но ведь это не так...

Стар­ший по-преж­не­му ни­чего не от­ве­тил, не по­вер­нулся.

- Луч­ше бы я и прав­да так сде­лал, - на­конец отоз­вался он ни­чего не вы­ража­ющим то­ном.

- Ты... неп­равду же го­воришь! - уже гром­че вос­клик­нул Й­оши и, под­нявшись, по­дошел бли­же. Ос­та­новил­ся, упе­рев сжа­тые ку­лаки в бо­ка, воз­му­щен­но гля­дя на уп­рямца. Тот по­вер­нулся на­конец, рав­но­душ­но гля­дя на млад­ше­го. Нас­коль­ко воз­можно рав­но­душ­нее, ста­ратель­но от­го­няя мысль о том, что тот, воз­можно, в чем-то прав.

- Ну и пусть! Ду­май что хо­чешь, - на­конец не вы­дер­жал млад­ший. - А я не жа­лею, что спас те­бя. Вот!

И он уже раз­вернул­ся, что­бы вер­нуть­ся на свое мес­то, ста­ра­ясь как мож­но не­замет­нее вы­тереть нос. Но Са­ки пой­мал его за ру­ку, вы­нудив ос­та­новить­ся.

- Я то­же, - нег­ромко от­ве­тил он. И, чуть сжав ла­донь млад­ше­го, до­бавил. - Спи да­вай.

Гла­ва 9. Вы­бирай...

День бли­зил­ся к по­луд­ню, и сол­нце скры­лось из окон­но­го про­ема, ока­зав­шись над кры­шей. Но единс­твен­ный на этот мо­мент оби­татель ком­на­ты не за­метил это­го, да­же не по­шеве­лил­ся. Скрес­тив но­ги, он си­дел ли­цом к го­ряще­му в не­боль­шом пе­ренос­ном све­тиль­ни­ке огонь­ку, слов­но гип­но­тизи­руя его взгля­дом.

Од­на из ство­рок лег­кой ре­шет­ча­той две­ри нес­лышно отъ­еха­ла, и в ком­на­ту опас­ли­во заг­ля­нул еще один че­ловек - маль­чиш­ка на вид лет пя­ти-шес­ти. Уви­дев бра­та, он пос­пешно от­пря­нул прочь, створ­ка глу­хо стук­ну­ла о со­сед­нюю, и вто­рой пар­нишка, лет на пять пос­тарше, вздрог­нул и от­крыл гла­за.

Дол­жно быть, слиш­ком глу­боко пог­ру­зив­шись в ме­дита­цию, он зад­ре­мал, ведь прош­лая ночь вы­далась бес­по­кой­ная. Но без нее ни­как: ведь учи­тель, да и отец го­вори­ли, что ме­дита­ция по­мога­ет соб­рать во­еди­но си­лы ду­шев­ные и те­лес­ные, сос­ре­дото­чить­ся на вы­пол­не­нии за­дачи и отог­нать не­нуж­ные мыс­ли и чувс­тва.

А это ему, Ха­мато Са­ки, сей­час как ни­ког­да не­об­хо­димо. Й­оши да­леко прод­ви­нул­ся в борь­бе со сво­им стра­хом, стар­ший же не мог пох­ва­лить­ся та­ким ре­зуль­та­том. Это и зли­ло, и огор­ча­ло его сра­зу, вы­нуж­дая ис­подтиш­ка ус­тра­ивать бра­ту внеп­ла­новые про­вер­ки... и лиш­ний раз убеж­дать­ся в их бес­плод­ности. Бо­лее то­го, од­нажды зас­тав его за по­доб­ным, отец прод­лил срок его ссыл­ки до двух не­дель. Нет, это не ме­тод. На­до поп­ро­бовать по-дру­гому.

Прис­таль­но гля­дя на не­ров­но пля­шущий язы­чок, Са­ки по­дод­ви­нул­ся бли­же. Та­кой ма­лень­кий, дро­жащий от лю­бого дви­жения, от сла­бей­ше­го ве­тер­ка - его ли бо­ять­ся бу­дуще­му ге­рою? Мед­ленно вдох­нув и вы­дох­нув, про­тянул ру­ку и пос­та­вил све­тиль­ник на ла­донь. Ма­лень­кий и изящ­ный, тот сво­бод­но умес­тился на ней.

Ру­ка не дро­жала, и это уже о чем-то го­вори­ло. Вдох­новлен­ный ре­зуль­та­том, Са­ки про­тянул ру­ку к пла­мени. Бли­же и бли­же, поч­ти ка­са­ясь его. По опы­ту он уже знал, как боль­но ку­са­ет да­же заж­женная спич­ка, но боль - нич­то для нас­то­яще­го нин­дзя. Он не из­дал ни зву­ка да­же тог­да, ког­да гро­мила Оми вы­вих­нул ему па­лец в пос­леднем спар­ринге, не­уж­то ис­пу­га­ет­ся та­кой ма­лос­ти?

И тут в ко­ридо­ре за дверью что-то грох­ну­ло. От не­ожи­дан­ности Са­ки дер­нулся, уро­нив све­тиль­ник ед­ва ли не се­бе на ко­лени. И пос­пешно от­пря­нул прочь, преж­де чем со­об­ра­зил за­тушить его. На по­лови­це ос­тался не­ров­ный обуг­ленный след, по­хожий на кры­ло, за ко­торый на­вер­ня­ка вле­тит еще и от ма­тери. А быс­трый уда­ля­ющий­ся то­пот внес яс­ности, ко­му он вновь обя­зан не­уда­чей.

- Та­нака! - Са­ки рыв­ком вско­чил на но­ги. - Ну, дер­жись у ме­ня, не­год­ник!

***

Он выс­ко­чил за дверь, за­быв да­же зак­рыть ее за со­бой. Как на крыль­ях про­летел до крыль­ца и ос­та­новил­ся на нем, тя­жело ды­ша и, при­щурив­шись, ог­ля­дывая за­литый сол­нцем двор. Ни­кого. Но мел­кий зас­ра­нец точ­но дол­жен быть где-то здесь. И он, Са­ки, най­дет его и на­учит хо­рошим ма­нерам. Неп­ре­мен­но...

Чуть приг­нувшись, пру­жиня­щим ша­гом маль­чик пе­ресек двор, цеп­ко ог­ля­дывая его, про­веряя ма­лей­шее ук­ры­тие. Ни од­но дви­жение или звук не ос­та­вались не­заме­чен­ным, в ду­ше кло­котал не­вып­лесну­тый гнев. А ведь все так хо­рошо на­чина­лось!.. И да­же нес­во­ев­ре­мен­ный сон... или ви­дение, Са­ки был скло­нен ве­рить в пос­леднее, хо­тя пос­ле прик­лю­чения в "до­ме приз­ра­ков" ви­дел его уже нес­коль­ко но­чей под­ряд - был хоть и стран­ным, но впол­не се­бе об­на­дежи­ва­ющим.

Стран­ная, со­вер­шенно не зна­комая ему мес­тность, не по­хожая ни на что из то­го, что до­води­лось ви­деть Са­ки в ре­аль­нос­ти. Чу­жой го­род, пол­ный ог­ромных бе­зоб­разных зда­ний, рас­ки­нув­ший­ся у его ног. Маль­чик при­вык счи­тать се­бя за­кон­ным нас­ледни­ком ро­да Ха­мато и под­властной ему тер­ри­тории, эти же края бы­ли со­вер­шенно чу­жими, од­на­ко сов­сем не удив­ля­ли. Мо­жет, он за­во­юет их поз­же, во вре­мя не­безо­пас­но­го по­хода? Са­ки же всег­да меч­тал быть ге­ро­ем и за­во­ева­телем, по­доб­но тем, о ко­торых го­ворят ска­зания.

Ско­рее все­го, об этом - ис­полнен­ной не без по­терь меч­те - го­вори­ли и раз­ру­шен­ные кое-где до­ма, и пот­рескав­ша­яся зем­ля, и ца­рящее вок­руг за­пус­те­ние. А глав­ное - пол­ное без­молвие вок­руг. Са­ки пы­тал­ся - и не мог рас­смот­реть ни од­но­го че­лове­ка ря­дом с со­бой, кро­ме тех, ко­го звал сво­ими во­ина­ми и на ко­го уже при­выч­но не ог­ля­дывал­ся.

Но са­мое глав­ное: его тай­ный страх, бес­по­щад­ный огонь, то­же был здесь. Ли­зал сте­ны до­мов и ство­лы де­ревь­ев, то за­та­ива­ясь, то яв­ляя се­бя ми­ру, ок­ру­жая са­мого Са­ки и его ар­мию по­луколь­цом. Близ­ко, слиш­ком близ­ко, что­бы чувс­тво­вать се­бя в бе­зопас­ности, пусть да­же и на зна­читель­ном воз­вы­шении.

Од­на­ко по не­понят­ным при­чинам там, во сне, огонь не вы­зывал в ду­ше Са­ки та­кого су­евер­но­го не­объ­яс­ни­мого ужа­са. Мо­жет, от­то­го, что по­жирал со­вер­шенно чу­жую ему мес­тность и пред­ме­ты, са­мому ему ни­чем не уг­ро­жая? Мо­жет, от­то­го, что во сне Ха­мато Са­ки был уже не маль­чи­ком, а взрос­лым муж­чи­ной, во­ином и за­во­ева­телем, ка­ким всег­да меч­тал стать, уже пре­одо­лев­шим свои дет­ские сла­бос­ти и уве­рен­но смот­ря­щим впе­ред? На­вер­ное, от­то­го огонь за­вора­живал его взгляд, был сим­во­лом его влас­ти над этим чу­жим го­родом, над ми­ром, что по­кор­но рас­ки­нул­ся у ног...

Все это да­вало на­деж­ду на то, что Са­ки су­ме­ет пре­одо­леть свой страх и в ре­аль­нос­ти, что су­ме­ет воп­ло­тить в нее все меч­ты и ча­яния... Но на­деж­да на­деж­дой, а ре­аль­ность вот она - в оп­ро­кину­том све­тиль­ни­ке и мел­ком не­год­ни­ке, что вновь ус­коль­знул от зас­лу­жен­но­го на­каза­ния. Не­надол­го...

Ти­хо за­рычав, Са­ки раз­дви­нул кус­тарни­ки. Лю­бимое убе­жище млад­ше­го то­же пус­то. Где же га­деныш спря­тал­ся? Мо­жет, у ручья, не­дале­ко от из­го­роди? Ма­ло бы­ло ему прош­ло­го ку­пания, Са­ки ор­га­низу­ет ему но­вое - и не бу­дет так быс­тро от­пускать из во­ды, сколь­ко бы тот ни про­сил...

***

Приг­лу­шен­ные го­лоса от­влек­ли Са­ки от жес­то­ких мыс­лей. Он прер­вал по­ис­ки, ог­ля­дыва­ясь в по­ис­ках ис­точни­ка зву­ка. Кто бы это мог быть? Й­оши, в оче­ред­ной раз при­поз­днив­ший­ся с за­нятий (что-то час­тень­ко он в пос­леднее вре­мя за­дер­жи­ва­ет­ся, кста­ти)? Или отец, от­бывший в го­род на единс­твен­ной в се­лении ма­шине по ка­ким-то сво­им де­лам? Кто бы ни был - лишь бы не пос­то­рон­ние. Ему уже так нас­ку­чил до­маш­ний арест. Го­нять Та­наку да выс­лу­шивать по­том но­тации ма­туш­ки - вот и все "раз­вле­чения", с ума сой­ти мож­но. Ско­рее бы, что ли, вер­нулся отец, мо­жет, удас­тся уго­ворить его смяг­чить на­каза­ние. Он уже все по­нял и боль­ше не пов­то­рит оши­бок, чес­тно.

Из-за по­воро­та по­каза­лись двое. Один из них и прав­да ока­зал­ся Й­оши, а вот вто­рой... вто­рой был нез­на­ком Са­ки. И, тем не ме­нее, брат ожив­ленно бол­тал с ним, да­же бо­лее ра­дос­тно, чем с род­ным бра­том. Маль­чик нах­му­рил­ся, паль­цы креп­ко вце­пились в пе­рек­ла­дину за­бору. Вот, зна­чит, как! По­ка он про­пада­ет без де­ла тут вза­пер­ти, Й­оши не те­ря­ет вре­мени да­ром, уже на­шел се­бя но­вого друж­ка.

Са­ки вы­шел из ка­лит­ки и встал по­сере­дине до­роги, пе­рего­родив ее. Нет уж, про­иг­но­риро­вать его им не удас­тся, пусть и не пы­та­ют­ся. Й­оши и нез­на­комец то­же ос­та­нови­лись, удив­ленно гля­дя на не­го. Точ­нее, удив­ленным был брат, чу­жак же смот­рел на не­го спо­кой­но и ед­ва ли не рав­но­душ­но, слов­но ви­дел по де­сять раз на дню. Хо­тя - в этом сей­час Са­ки мог пок­лясть­ся - нег­ласный нас­ледник Ха­мато не встре­чал его не толь­ко в дод­зё, но и в де­рев­не.

- Ты не по­веришь, Са­ки, - от вол­не­ния Й­оши за­был да­же поп­ри­ветс­тво­вать его, - пред­став­ля­ешь, Й­ори­да го­ворит, что...

- Это еще кто? – пе­ребил его стар­ший и неб­реж­ным жес­том ука­зал на нез­на­ко­мо­го пар­ниш­ку. Од­на­ко в ду­ше не ощу­щал это­го пре­неб­ре­же­ния. Ее обож­гла лю­тая оби­да: сто­ило Са­ки от­лу­чить­ся на не­ко­то­рое вре­мя, брат тут же на­шел ему за­ме­ну. И ка­кое ему бы­ло де­ло, что от­сутс­тво­вал он не день и не два и все это вре­мя Й­оши так­же бы­ло неп­рос­то и оди­но­ко. Все это прош­ло ми­мо соз­на­ния, вы­тес­не­ное од­ной-единс­твен­ной не­пе­ре­но­си­мой мыслью: он сно­ва лиш­ний. Как и ког­да-то, в детс­тве.

- Это... - Й­оши ог­ля­нул­ся на при­яте­ля. - Ох, да, прос­ти, он­ни-сан, я за­был те­бе пред­ста­вить его. Аки­нава Й­ори­да, сын дво­юрод­но­го бра­та на­шего учи­теля. Отец то­же обу­чал его бо­евым ис­кусс­твам, но прис­лал к нам, по­зани­мать­ся с Оми-са­ма. Ты же зна­ешь, он нас­то­ящий мас­тер...

Наз­ванный Й­ори­дой слег­ка скло­нил го­лову, при­ветс­твуя Са­ки. Тот неб­режно, еле за­мет­но от­ве­тил, да­же не гля­дя в сто­рону нез­ва­ного гос­тя.

- И ку­да это ты нап­равля­ешь­ся, ин­те­рес­но знать? - об­ви­ня­ющим то­ном на­чал Са­ки.

- Й­ори­да-сан поп­ро­сил по­казать ему... - на­чал бы­ло Й­оши, но стар­ший да­же не слу­шал его.

- Ты же обе­щал вче­ра, что по­кажешь мне се­год­ня но­вые при­емы, что вы про­ходи­ли на той не­деле, - бро­сил он гнев­но. - Или те­бе важ­нее этот... как его там?

- Й­ори­да. Ой, прос­ти, - маль­чик огор­ченно хлоп­нул се­бя по лбу. - Сов­сем за­был. Са­ки, а мож­но... мож­но я по­кажу их те­бе чуть-чуть по­поз­же, ког­да вер­нусь? Я быс­тро.

- Ес­ли опять не за­будешь, - неп­ри­мири­мо за­явил стар­ший, упи­рая ру­ки в бо­ка. - Нет. Пря­мо сей­час. Я и так дол­го те­бя ждал. А этот твой... Й­ори­да прек­расно мо­жет пой­ти с то­бой зав­тра. Так кто те­бе важ­нее, он или я, твой брат? Вы­бирай...

Й­оши рас­те­рян­но смот­рел то на од­но­го, то на дру­гого спор­щи­ка. Впро­чем, не­дав­но об­ре­тен­ный друг в спор не ввя­зывал­ся, он во­об­ще был нем­но­гос­ло­вен. Он лишь мол­ча ждал от­ве­та Й­оши, и что-то под­ска­зыва­ло маль­чи­ку, что ре­ша­ет­ся не толь­ко судь­ба се­год­няшне­го ве­чера.

Й­ори­да... С ним так ин­те­рес­но бе­седо­вать, он мно­го зна­ет о дру­гих го­родах и стра­нах, спо­кой­ный и урав­но­вешен­ный, не склон­ный оби­жать­ся по пус­тя­кам, как Са­ки. Но тот... все же его брат. И они прав­да так ред­ко ви­дят­ся в пос­леднее вре­мя.

- Ко­неч­но, ты, онии-сан, - с лег­кой грустью отоз­вал­ся млад­ший. И ви­но­ва­то скло­нил го­ло­ву. – Прос­ти, Й­ори­да-сан. Я не мо­гу от­ка­зать бра­ту.

Тот лишь хо­лод­но кив­нул и, гор­до вып­ря­мив­шись, раз­вер­нул­ся и за­ша­гал прочь. Й­оши с грустью смот­рел ему вслед, Са­ки же са­мо­до­воль­но ус­мех­нул­ся.

- Ну, пой­дем, что ли? – отор­вал он бра­та от не­ве­се­лых раз­мыш­ле­ний о неп­ра­виль­нос­ти это­го вы­бо­ра. – Дол­жно быть, я мно­гое про­пус­тил в дод­зе. По­ка­жешь?

Тот лишь мол­ча кив­нул и нап­ра­вил­ся вглубь са­да вслед за бра­том. Бо­лее все­го огор­ча­ло, что Са­ки, по­хоже, так и не по­нял, не оце­нил, от че­го Й­оши от­ка­зал­ся ра­ди не­го. Ведь Й­ори­да поч­ти на­вер­ня­ка не прос­тит его, и они уже не смо­гут дру­жить, как рань­ше. Нет, он на­вер­ня­ка пос­ту­пил пра­виль­но, Й­оши в этом не сом­не­вал­ся, и все же... все же...

Гла­ва 10. На­деж­ды и меч­ты

Братья Ха­мато пе­ресек­ли двор и скры­лись в са­ду, под сенью уже на­чав­ших жел­теть яб­лонь и ви­шен. Там, в са­мой его глу­бине, бы­ла не­боль­шая, нес­коль­ко ша­гов в ди­амет­ре пло­щад­ка, за­рос­шая тра­вой, на ко­торой лю­били иг­рать и бо­роть­ся в детс­тве маль­чиш­ки. Да и сей­час, уже вы­рос­шие, при­ходи­ли сю­да про­вес­ти внеп­ла­новую тре­ниров­ку и прос­то по­об­щать­ся. Толь­ко здесь, вда­ли от пос­то­рон­них, обык­но­вен­но мол­ча­ливый и зам­кну­тый Са­ки да­вал во­лю сло­вам и эмо­ци­ям, и лишь брат знал об его сок­ро­вен­ных меч­тах и ча­янь­ях.

Че­го же­лал сам Й­оши, он ска­зать зат­руднял­ся, да и не слиш­ком за­думы­вал­ся по­ка что. Рав­но как и о воз­можной жиз­ни по­мимо семьи. Сколь­ко маль­чик се­бя пом­нил, единс­твен­ным дру­гом и со­бесед­ни­ком его (не счи­тая, ко­неч­но, от­ца) был брат. Не­тер­пе­ливый, обид­чи­вый и по­рой со­вер­шенно не по­нят­ный, но все же са­мый близ­кий че­ловек на зем­ле. Род­ных ведь не вы­бира­ют, прав­да? Они все и всег­да де­лили на дво­их, у них бы­ли об­щие за­нятия, иг­ры и сек­ре­ты. И это пра­виль­но, ведь они - семья, еди­ное це­лое. Бы­ва­ет ли в жиз­ни что-то еще, по­мимо, его собс­твен­ное, лич­ное? Й­оши не знал, и вот се­год­ня, дол­жно быть, впер­вые в жиз­ни по­нял: бы­ва­ет.

Но, ед­ва об­ре­тя, это за­гадоч­ное и тем са­мым осо­бо за­ман­чи­вое "что-то" приш­лось по­терять. От­ка­зать­ся доб­ро­воль­но из-за собс­твен­ной за­быв­чи­вос­ти и рев­ности бра­та. Стран­ное чувс­тво тре­вожи­ло ду­шу Й­оши, по­мимо уже зна­комой не­лов­кости и сты­да, не да­вало сос­ре­дото­чить­ся и соб­рать­ся с мыс­ля­ми. Зас­ку­чав­ший за вре­мя за­тянув­шей­ся ссыл­ки Са­ки заб­ро­сал его воп­ро­сами бук­валь­но обо всем, что про­ис­хо­дило в дод­зё, осо­бен­но же лю­бопытс­твуя, что но­вого пре­подал им Ябу-сен­сей. Млад­ший же от­ве­чал не­охот­но и ску­по, пов­то­ря­ясь и от­вле­ка­ясь. Про­демонс­три­ровать же и вов­се су­мел нем­но­гое.

- Не так уж да­леко вы и уш­ли, - с удов­летво­рени­ем кон­ста­тиро­вал стар­ший, рас­тя­нув­шись на тра­ве. Он нас­толь­ко при­вык быть (а еще ча­ще - счи­тать) се­бя во всем пер­вым, что страх от­стать, не су­меть, не спра­вить­ся прес­ле­довал его и днем, и ночью. Тем при­ят­нее бы­ло убе­дить­ся, что был он, страх, со­вер­шенно не обос­но­ван­ным.

- Так и прош­ло все­го-то две не­дели, - воз­ра­зил млад­ший, ус­тра­ива­ясь чуть по­одаль. День был по­гожий, и так здо­рово бы­ло ле­жать бок о бок, мир­но бе­седуя (да, раз­го­воры нра­вились млад­ше­му го­раз­до боль­ше шут­ли­вых и не сов­сем по­тасо­вок и вы­яс­не­ния, кто силь­нее). Смот­реть в го­лубое не­бо, бе­лев­шее у го­ризон­та, рас­ки­нув­ше­еся над ни­ми, бес­край­нее, без­бреж­ное, как са­ма веч­ность.

- А ты уже ус­пел про ме­ня за­быть, - не пре­минул на­пом­нить Са­ки. - Где ты его под­це­пил-то?

Й­оши не­доволь­но смор­щился. Нет, ну вот так обя­затель­но на­до во­рошить и все пор­тить! И что Са­ки все ней­мет­ся?

- Я же го­ворил... - он по­вер­нулся на бок, ли­цом к бра­ту.

- Лад­но, не­важ­но, - от­махнул­ся тот, про се­бя ду­мая, что са­модо­воль­ный чу­жак вряд ли за­дер­жится у них на­дол­го. А зна­чит, пе­режи­вать не о чем. Са­ки пе­ревер­нулся на жи­вот, при­кусил тра­вин­ку и, по­мор­щившись, сплю­нул: сок был мас­ля­нис­то-горь­ким. За­тем пос­мотрел в сто­рону бра­та с пло­хо скры­той тре­вогой. - Не зна­ешь, отец ско­ро вер­нется?

Воп­рос воз­вра­щения в дод­зё сле­дова­ло ре­шить как мож­но ско­рее, но кто зна­ет, как ско­ро при­едет мас­тер? И в ка­ком рас­по­ложе­нии ду­ха?

- От­ку­да? - Й­оши вздох­нул, за­кинул ру­ки за го­лову и по­тянул­ся. - Мо­жет, се­год­ня, мо­жет, зав­тра...

- А мо­жет, и к зи­ме, - без­злоб­но под­дел его Са­ки, шут­ли­во ткнув паль­цем в жи­вот.

От не­ожи­дан­ности млад­ший дер­нулся и, пе­рех­ва­тив ру­ку на­падав­ше­го, лов­ко вык­ру­тил на­зад, зас­та­вив то­го ткнуть­ся но­сом в собс­твен­ные ко­лени. При­чем со­вер­шенно ма­шиналь­но, не за­думы­ва­ясь. И лишь по­том, спох­ва­тив­шись, от­пустил и нак­ло­нил­ся бли­же.

- Из­ви­ни, он­ни-сан. Я... за­думал­ся.

Тот, ни­чего не от­ве­чая, под­нялся на чет­ве­рень­ки. Не спе­ша от­ряхнул­ся, не гля­дя на бра­та. И лишь по­том, ста­ратель­но скры­вая удив­ле­ние, про­гово­рил:

- Ну и плут ты, ока­зыва­ет­ся! "Ни­чего но­вого", го­воришь? - Са­ки пыт­ли­во вгля­дел­ся в ли­цо млад­ше­го. - Это вам то­же сен­сей по­казы­вал?

- Д-да, - сму­щен­но и не сра­зу отоз­вался тот. Го­ворить о том, кто на­учил его это­му прос­то­му, но нес­коль­ко от­лично­му от при­меняв­шихся у них при­ему, яв­но не сто­ило - рав­но как и то, нас­коль­ко от­ли­чил­ся се­год­ня но­вичок на тре­ниров­ке.

Са­ки пот­ре­бовал по­казать еще раз, за­тем пов­то­рил сам, раз, дру­гой, с треть­его весь­ма ус­пешно спра­вив­шись.

- Ты быс­тро учишь­ся! - ис­крен­не пох­ва­лил его Й­оши, под­ни­ма­ясь и от­ря­хивая ко­лени. Кра­ем уха он прис­лу­шивал­ся, не зо­вет ли мать к обе­ду. Но нет, по­ка бы­ло ти­хо, лишь ци­кады гром­ко стре­кота­ли где-то в кус­тарни­ке.

- А то! - Са­ки гор­до вып­ря­мил­ся. За­тем под­нялся на но­ги, ши­роко рас­ки­нув ру­ки, слов­но ох­ва­тывая ими весь мир, ок­ру­жав­ший его - и при­над­ле­жащий ему. Ка­залось, что все на све­те сей­час ему по пле­чу! - Я же все-та­ки нас­ледник! И од­нажды я ста­ну ве­ли­ким ге­ро­ем, та­ким, как те, о ко­то­рых рас­ска­зы­ва­ют ле­ген­ды.

Все как всег­да. Ма­шиналь­но Й­оши сог­ласно кив­нул, но тут не­ожи­дан­но вспом­нил про что-то.

- А по­чему не я? - по­ин­те­ресо­вал­ся он, то­же под­ни­ма­ясь и вып­рямля­ясь во весь рост. За про­шед­шее ле­то он вы­тянул­ся и в свои один­надцать поч­ти срав­нялся рос­том с бра­том. - Учи­тель пох­ва­лил ме­ня и Йо... и ска­зал, что я де­лаю ус­пе­хи. А, зна­чит, то­же впол­не мо­гу стать та­ким. Не ху­же те­бя.

Са­ки нах­му­рил­ся, ис­ко­са гля­дя на бра­та. Ишь, че­го вы­думал. Сто­ило по­об­щать­ся с этим... сло­ва доб­ро­го не сто­ящим, так во­зом­нил о се­бе не­весть что! Ве­ликим во­ином и ге­ро­ем мо­жет быть он - и толь­ко он, Ха­мато Са­ки.

Быс­трое, поч­ти не раз­ли­чимое взгля­дом дви­жение - и Й­оши рас­тя­нул­ся на тра­ве, при­дав­ленный к ней ос­трой ко­лен­кой по­беди­теля. Он да­же не ус­пел по­нять, что имен­но про­изош­ло.

- А те­перь? - пе­рес­про­сил Са­ки, не спе­ша от­пускать его. И дер­жал, на­до за­метить, весь­ма креп­ко и да­же гру­бова­то, слов­но пе­ред ним и прав­да был про­тив­ник, а не род­ной брат. - То­же не ху­же?

- Это неп­ра­виль­но, - нах­му­рил­ся Й­оши, по­пытав­шись ос­во­бодить­ся. Не до­бив­шись ус­пе­ха, рез­ко от­тол­кнул бра­та и сел, от­во­рачи­ва­ясь. - На­падать без пре­дуп­режде­ния бес­чес­тно.

Са­ки през­ри­тель­но на­мор­щил нос. Бес­чес­тно... что еще за глу­пос­ти! Впро­чем, Й­оши, он та­кой, для не­го важ­нее гром­кие сло­ва, осо­бен­но ес­ли они ска­заны сен­се­ем.

- Я по­бедил, и это глав­ное, - бро­сил он, раз­жал паль­цы и вып­ря­мил­ся. За­тем нас­мешли­во со­щурил­ся. - Что, вра­гов то­же бу­дешь пре­дуп­реждать? И до­жидать­ся, по­ка они на­падут и убь­ют те­бя? Они-то не ста­нут це­ремо­нить­ся.

Й­оши на­супил­ся, но про­мол­чал. В сло­вах Са­ки бы­ло что-то пра­виль­ное, но ду­ша от­ча­ян­но от­ка­зыва­лась это приз­на­вать. Упо­доб­лять­ся вра­гам и са­мим стать бес­чес­тны­ми раз­бой­ни­ками? Раз­ве так мож­но?

- Ты то­же неп­ло­хо де­решь­ся, - стар­ший при­миря­юще хлоп­нул его по пле­чу. - Ты ста­нешь пер­вым пос­ле ме­ня, и вмес­те мы бу­дем не­побе­димы, как и го­ворил отец.

- А кем ста­нет Та­нака? - не­ожи­дан­но вспом­нил Й­оши.

Са­ки смор­щился, вспом­нив про мел­ко­го ябед­ни­ка. Бы­ла б его во­ля, он бы ос­та­вил млад­ше­го до­ма, ког­да они от­пра­вят­ся во­евать. Но Й­оши на­вер­ня­ка бу­дет про­тив. А зна­чит...

- Он бу­дет глав­ным ко­нюхом, - ми­лос­ти­во за­явил Са­ки. - Тем бо­лее, что он и жи­вот­ных лю­бит.

Й­оши зас­ме­ял­ся, пред­ста­вив се­бе эту кар­ти­ну. Да и, чес­тно го­воря, сам не ви­дел для млад­ше­го, да прос­тит его отец, луч­ше­го при­мене­ния. Впро­чем, по­ка что мас­те­ром кла­на яв­ля­ет­ся имен­но он, и на­вер­ня­ка луч­ше всех зна­ет, кто и на что спо­собен.

- А мы от­пра­вим­ся по­корять мир, и все... все скло­нят­ся пе­редо мной!.. пе­ред на­ми, - пос­пешно поп­ра­вил­ся Са­ки, ког­да не­доволь­ный Й­оши дер­нул его за шта­нину. - Од­нажды все это, - он сде­лал ши­рокий жест ру­кой, об­во­дя не­види­мым кру­гом ок­рес­тнос­ти, - бу­дет на­шим. И не толь­ко. Ник­то не пос­ме­ет про­тивить­ся мо... на­шей во­ле.

В не­ожи­дан­ном по­рыве ве­лико­душия Са­ки про­тянул ру­ку Й­оши, по­могая под­нять­ся. И тут, как по за­казу, раз­дви­нув вет­ви кус­тарни­ка, из не­го выг­ля­нул Та­нака.

- Ма­туш­ка ве­лела... - на­чал он, но, за­метив скло­нив­ше­гося над бра­том Са­ки и соч­тя его дви­жение уг­ро­жа­ющим, что-то пис­кнул и бро­сил­ся бе­жать. Са­ки рас­слы­шал что-то, по­хожее на "де­мон", и, мо­мен­таль­но вспых­нув, рва­нул­ся бы­ло вдо­гон­ку.

- Да брось ты, - еле ус­пел пой­мать его за по­лы одеж­ды Й­оши. И, ког­да стар­ший спот­кнув­шись и бро­сив на не­го хму­рый взгляд, ос­та­новил­ся, до­бавил. - Сто­ит ли ге­рою свя­зывать­ся с ко­нюхом?

Са­ки бур­кнул что-то не­раз­борчи­вое и на­вер­ня­ка неп­ри­лич­ное, но млад­ший не стал прис­лу­шивать­ся. Под­нялся, от­ряхнул­ся и, бро­сив "до­гоняй", быс­трым ша­гом нап­ра­вил­ся к до­му.


***


- Ты уже слы­шала, что го­ворит Са­ки? - гос­по­жа Юри­ко пе­реда­ла чаш­ку му­жу. И вы­жида­юще пос­мотре­ла на не­го, сло­жив на ко­ленях ру­ки.

Тот, взяв ее в ру­ки, не спе­ша вдох­нул тра­вянис­тый за­пах, и лишь за­тем сде­лал мед­ленный гло­ток. Об­легчен­но вы­дох­нул: как же хо­рошо на­конец ока­зать­ся до­ма! И лишь за­тем по­вер­нулся к же­не.

- Нет. Что из то­го, что я еще не знаю? - утом­ленным то­ном по­ин­те­ресо­вал­ся он, опус­кая по­суди­ну на сто­лик.

На крат­кий мо­мент Ито да­же по­жалел, что не за­дер­жался на обед в гос­ти­нице, как ему пред­ла­гали. По край­ней ме­ре, во вре­мя еды бы­ло бы спо­кой­но. Мир и по­кой - то, че­го ему так не хва­тало в род­ном до­ме, и ведь глав­ны­ми на­руши­теля­ми бы­ли не озор­ные маль­чиш­ки, как мож­но бы­ло бы ожи­дать, нет - его же собс­твен­ная суп­ру­га, упо­добив­ша­яся де­ревен­ским сплет­ни­цам.

Об ее не­доб­ро­жела­тель­ном от­но­шении к па­сын­ку суп­руг знал дав­но - за про­шед­шие один­надцать лет жен­щи­на так и не су­мела при­вык­нуть к при­емы­шу, пос­то­ян­но ви­дя в нем уг­ро­зу собс­твен­ным сы­новь­ям, ча­ще все­го мни­мую. Как, на­вер­ня­ка, и на этот раз.

- Он меч­та­ет о за­во­ева­ни­ях. Так же, как и его нас­то­ящий отец, - пос­ледние сло­ва гос­по­жа Ха­мато про­из­несла ти­ше, опас­ли­во ог­ля­дыва­ясь на зак­ры­тые две­ри. - Прос­ти­те, гос­по­дин, что я до­кучаю вам этим, но он пря­мо и от­кры­то го­ворит об этом...

Хмык­нув и уте­рев усы, гос­по­дин Ха­мато про се­бя по­думал, что при­ем­ная мать - пос­ледний че­ловек, ко­му Са­ки до­верил­ся бы. И он хо­рошо по­нимал сор­ванца: сам не раз ста­рал­ся не все рас­ска­зывать слиш­ком уж мни­тель­ной и впе­чат­ли­тель­ной суп­ру­ге. Вдо­бавок ко все­му, гла­ва се­мей­ства, ка­жет­ся (точ­нее, поч­ти на­вер­ня­ка) знал ис­точник этих све­дений.

- Сно­ва Та­нака на­уш­ни­чал? - при­щурил­ся Ито и пе­ревел взгляд на суп­ру­гу. Та выг­ля­дела сму­щен­ной.

- Он ска­зал прав­ду, мой гос­по­дин, - с лег­ким уп­ре­ком на­конец от­ве­тила она. - Мо­жешь спро­сить хоть Й­оши, ес­ли не ве­ришь мне. Са­ки очень са­молю­бив и уп­рям, ему всег­да ма­ло то­го, что у не­го есть. И он не ус­по­ко­ит­ся, по­ка не до­ведет всех нас до бе­ды. Ва­ше ре­шение наз­на­чить его нас­ледни­ком...

- ...еще не при­нято окон­ча­тель­но, - рас­сержен­ный муж хлоп­нул ла­донью по сто­лу. - А вот те­бе, же­на, на­до бы по­луч­ше сле­дить за млад­шим. Кто из не­го вы­рас­тет, ес­ли все пой­дет как сей­час?

- Прос­ти­те, гос­по­дин. Ме­нее все­го бы мне хо­телось огор­чить вас, - Юри­ко слег­ка скло­нила го­лову, де­монс­три­руя пос­лу­шание. Имен­но де­монс­три­руя - это суп­руг знал на­вер­ня­ка. Но сей­час, пос­ле дол­го­го дня ему бы­ло до­воль­но и это­го.

Не­кото­рое вре­мя прош­ло в мол­ча­нии. Гос­по­дин Ха­мато до­пил свой чай, и же­на его под­ня­лась, что­бы выз­вать слу­жан­ку.

- Я не ме­нее те­бя пе­режи­ваю за на­шего млад­ше­го, же­на, - при­мири­тель­ным то­ном про­из­нес он, ка­са­ясь паль­ца­ми ее ру­кава. - Но твоя чрез­мерная опе­ка не пой­дет ему на поль­зу, да и братья силь­нее лю­бить не ста­нут... оба, - он на­мерен­но под­чер­кнул пос­леднее сло­во. Вот по­тому я ре­шил так­же ус­тро­ить его в дод­зё на обу­чение.

Гос­по­жа Юри­ко нег­ромко ах­ну­ла, прик­рыв ру­кавом рот.

- Но Та­нака еще сов­сем ма­лыш!

- Ему уже шесть, - на­пом­нил ей суп­руг. - Да, он ро­дил­ся сла­бее сво­их брать­ев, но... - он ус­мехнул­ся в усы, - не ос­та­вать­ся же ему та­ким нав­сегда? По­ра маль­чи­ку ста­новить­ся муж­чи­ной.

Жен­щи­на мол­ча­ла, и Ито без тру­да ис­толко­вал это как мол­ча­ливое не­сог­ла­сие. Од­на­ко он уже при­нял ре­шение и ис­крен­не ве­рил, что оно пой­дет на поль­зу его млад­ше­му сы­ну.


***


Вый­дя на крыль­цо, Ито по­тянул­ся, гля­дя на ок­ра­сив­шее в ро­зовый цвет не­бо. За хло­пота­ми и за­бота­ми он и не за­метил, как про­шел день. Но за­кат был див­но прек­ра­сен, и муж­чи­на ре­шил пов­ре­менить с не­завер­шенны­ми де­лами, лю­бу­ясь им.

Шо­рох из уг­ла дво­ра прив­лек его вни­мание. Нес­лышно спус­тившись с крыль­ца, как он еще умел, нев­зи­рая на уже прек­лонный воз­раст, Ито пе­ресек двор и по­дошел к ручью, про­текав­ше­му не­дале­ко от за­бора. По пра­вую ру­ку от не­го на­чинал­ся сад, и гра­ницу его очер­чи­вали пыш­ные кус­ты гор­тензии. И в не­вели­ком угол­ке меж кус­та­ми и боль­шим кам­нем гос­по­дин Ха­мато уви­дел стар­ше­го сы­на. При­сев на кор­точки спи­ной к от­цу, тот с чем-то во­зил­ся.

- Са­ки-кун! - поз­вал его Ито, под­хо­дя бли­же. - Что ты де­ла­ешь?

Маль­чик вздрог­нул, обо­рачи­ва­ясь, и это неп­ри­ят­но уди­вило гос­по­дина Ха­мато. Что за сек­ре­ты мо­гут быть у сы­на, что тот его так бо­ит­ся.

- Отец... - Са­ки пос­пешно раз­вернул­ся, пря­ча что-то за спи­ной. Он уже ус­пел по­забыть о том, что сам не­тер­пе­ливо ожи­дал воз­вра­щения мас­те­ра. Ук­рывшись в сво­ем угол­ке, маль­чик лю­бовал­ся на­ход­кой. И чем боль­ше Са­ки смот­рел на нее, тем боль­ше она ему нра­вилась.

Зна­комый го­лос проз­ву­чал, как гром сре­ди яс­но­го не­ба, на спи­ну упа­ла тень, и воз­дух слов­но стал хо­лод­нее. Ма­ло то­го, что он так ув­лекся, что не ус­лы­шал ша­гов за спи­ной - по­зор для бу­дуще­го нин­дзя! - так еще и об­на­ружил с от­вра­щени­ем, что бо­ит­ся, до дро­жи в ко­ленях бо­ит­ся не­одоб­ре­ния от­ца и не го­тов предъ­явить ему свою "ре­лик­вию". Мо­жет... мо­жет, отец не ус­пел уви­деть ее?

- Что это у те­бя, сын мой? - тут же раз­ру­шил его на­деж­ду Ито, вни­матель­но приг­ля­дыва­ясь. - По­кажи.

Са­ки не­хотя про­тянул ему на­ход­ку. Отец взял ее в ру­ки и... вздрог­нул, ед­ва не вы­ронив, рас­смот­рев изоб­ра­жен­ный на ней сим­вол. Так, слов­но Са­ки вмес­то бе­зобид­ной бляш­ки под­су­нул ему змею или скор­пи­она... или, по край­ней ме­ре, ку­саче­го жу­ка.

- От­ку­да это у те­бя, Са­ки? - го­лос стал твер­же и рез­че, Ито нах­му­рил­ся. Ви­дят бо­ги, ме­нее все­го ожи­дал уви­деть он в сво­ем дво­ре не­навис­тный сим­вол. И у ко­го - у Са­ки, ко­торый име­ет к не­му са­мое не­пос­редс­твен­ное от­но­шение, хоть и не ве­да­ет об этом. Или... уже нет?

Нах­му­рив­шись, он всмот­релся в ли­цо сы­на, го­товясь вы­явить яв­ную и да­же скры­тую ложь. Сколь­ко дней уже эта дрянь ва­ля­ет­ся здесь, а не­год­ник да­же не удо­сужил­ся ни­кому ска­зать, нап­ро­тив - скры­вал и пря­тал ее, как са­мую цен­ную вещь. Что еще он зна­ет?

- Ну? - Ито да­же по­высил го­лос, под­хо­дя бли­же. - Я жду.

Са­ки рас­те­рян­но смот­рел на не­го, со­вер­шенно не уз­на­вая обык­но­вен­но доб­ро­жела­тель­но­го и спо­кой­но­го от­ца. Его слов­но бы под­ме­нили. Маль­чик бро­сил опас­ли­вый взгляд на без­де­луш­ку, что Ито швыр­нул на зем­лю, бо­ясь вновь при­кос­нуть­ся к ней. Мо­жет, на нее на­ложе­но прок­лятье?

- В-в той з-заб­ро­шен­ной усадь­бе, где мы с Й­оши... - Са­ки по­дав­ленно за­мол­чал. Те­перь на­вер­ня­ка ста­нет еще ху­же. Еще и ма­туш­ку по­зовет... Он не­воль­но по­пятил­ся, не под­ни­ма­ясь на но­ги, и рез­ким жес­том зад­ви­нул бляш­ку за спи­ну, что­бы та сво­им ви­дом еще боль­ше не зли­ла от­ца.

Тот же, к со­жале­нию, по­нял этот жест со­вер­шенно ина­че. Не же­ла­ет от­да­вать, на­вер­ня­ка. Бе­режет, как... как са­мую глав­ную цен­ность.

- Ты прих­ва­тил ее от­ту­да на па­мять? - поч­ти об­ви­ня­юще спро­сил гос­по­дин Ха­мато. А, ког­да сын пос­пешно кив­нул, уточ­нил. - А ты зна­ешь, что на ней изоб­ра­жено?

Са­ки пос­пешно за­мотал го­ловой.

- Я... я хо­тел спро­сить вас, отец, - соб­равшись с ду­хом, он приз­нался. - Мне... мне пон­ра­вилась эта кар­тинка, и я хо­тел... хо­тел прик­ре­пить ее к сво­ему по­ясу.

Ито слег­ка улыб­нулся. А он-то, ста­рый ду­рак, ду­мал... со­вер­шенно дет­ское же­лание!

- Мож­но? - Са­ки под­нял го­лову, с на­деж­дой гля­дя на от­ца. Не­ожи­дан­но для се­бя он по­нял, что ему до­рога эта ве­щица и бо­лее все­го не хо­чет­ся рас­ста­вать­ся с ней.

- Нет, - от­ри­цатель­но мот­нул го­ловой гос­по­дин Ха­мато. - У те­бя уже есть знак тво­его кла­на, Са­ки. И те­бе, как... - он хо­тел бы­ло ска­зать "бу­дуще­му", но не стал, - ...воз­можно­му нас­ледни­ку, сле­ду­ет чтить его.

- Но я не от­ка­зыва­юсь от на­шего... - Са­ки зап­нулся. - Я прос­то...

- До­воль­но! - рез­ко пе­ребил его отец. - Это дур­ной знак. Имен­но он выз­вал гнев бо­гов, раз­ру­шив­ший то по­местье. Ты хо­чешь нав­лечь эту на­пасть и на наш дом?

Маль­чик пос­пешно за­мотал го­ловой. Сей­час ему не хо­телось уже ни­чего, лишь бы отец пе­рес­тал злить­ся, так, слов­но он, Са­ки, и прав­да хо­чет бе­ды сво­ему до­му и сво­ей семье. Но это ведь неп­равда. Неп­равда!

- От­дай его мне, - Ито тре­бова­тель­но про­тянул ла­донь.

Са­ки огор­ченно вздох­нул, но по­вино­вал­ся, пос­ле че­го нап­ра­вил­ся в дом. Гос­по­дин Ха­мато не­доволь­но по­качал го­ловой, про­водив его взгля­дом. Ве­щица, ка­залось, жгла ему ру­ку и те­ло че­рез плот­ную ткань одеж­ды. Злой знак, прок­ля­тый знак, про­питан­ный ог­нем и кровью. Слу­чай­но ли Са­ки на­шел его? И ес­ли нет, то что это мо­жет зна­чить для всех них?

Гла­ва 11. Нас­ле­дие пред­ков

Сто­ит ли упо­минать, что ни о за­няти­ях в дод­зё, ни о чем дру­гом в тот ве­чер воп­ро­сов так и не бы­ло за­дано? Рав­но как и во все пос­ле­ду­ющие. За­гадоч­ная на­ход­ка в один день, в один миг воз­ве­ла меж­ду близ­ки­ми людь­ми нез­ри­мую, но ося­за­емую обо­ими прег­ра­ду. Са­ки пред­по­чел тер­пе­ливо дож­дать­ся за­вер­ше­ния сро­ка на­каза­ния, не­жели пов­торно рис­ко­вать вы­зывать на свою го­лову гнев от­ца, тем бо­лее ус­тра­ша­ющий, что маль­чик так и не по­нял, что, собс­твен­но, слу­чилось. В приз­ра­ков и прок­лятья он не ве­рил ни­ког­да, а дру­гого ра­зум­но­го объ­яс­не­ния не на­ходи­лось. Все эти дни Са­ки вел се­бя ти­ше обыч­но­го, что от­ме­тила да­же ма­туш­ка, рас­щедрив­шись на ред­кую пох­ва­лу, до ко­торой, впро­чем, Са­ки не бы­ло ни­како­го де­ла.

Отец же, наб­лю­дая за не­ожи­дан­но при­мол­кшим и прис­ми­рев­шим сы­ном, то­же за­метил пе­реме­ны, и та­кое по­веде­ние его ско­рее тре­вожи­ло, не­жели ра­дова­ло. Что-то скры­ва­ет или... На­вер­ное, сто­ило бы по­гово­рить, вы­яс­нить, в чем же де­ло. Тем бо­лее, что Ито и сам чувс­тво­вал се­бя нес­коль­ко не­лов­ко: сор­вался на маль­чиш­ку ни за что, ни про что. На­вер­ное... Но муж­чи­на не был уве­рен, что вы­дер­жка не под­ве­дет его и в этот раз: слиш­ком уж тя­желые вос­по­мина­ния про­сыпа­лись, свя­зан­ные с враж­дебным кла­ном и его пред­во­дите­лем. На ко­торо­го Са­ки "пос­час­тли­вилось" уро­дить­ся весь­ма по­хожим внеш­не, и с го­дами это ста­ло за­мет­нее, осо­бен­но ког­да маль­чик злил­ся или бес­по­ко­ил­ся. То-то же­на и нер­вни­ча­ет, сто­ит лишь стар­ше­му приб­ли­зить­ся к ее лю­бим­чи­ку.

В ко­неч­ном ито­ге, по­раз­мыслив и по­сето­вав на свою не­реши­тель­ность, гос­по­дин Ха­мато так ни­чего и не пред­при­нял. Тем бо­лее, что про на­ход­ку Са­ки и не вспо­минал боль­ше. Мо­жет, и за­был вов­се, ув­лекшись чем-то иным. А лиш­ний раз прис­тру­нить его, че­го доб­ро­го, еще и на поль­зу пой­дет.


***


День воз­вра­щения Са­ки к за­няти­ям стран­ным об­ра­зом сов­пал с от­бы­ти­ем не­желан­но­го для не­го гос­тя, что не мог­ло не ра­довать нег­ласно­го нас­ледни­ка Ха­мато. У­ез­жа­ет - и ска­тертью до­рога!

У Й­оши друж­ба с Й­ори­дой по по­нят­ным при­чинам то­же не сло­жилась. Ко­неч­но, они об­ща­лись, ког­да ря­дом не ока­зыва­лось Са­ки (при по­яв­ле­нии стар­ше­го от­прыс­ка Ха­мато Й­ори­да на­ходил при­чины пос­ко­рее рас­про­щать­ся), но не­час­то и не слиш­ком близ­ко. Й­оши во­об­ще по­каза­лось, что при­ятель не скло­нен к от­кро­вен­ности... а, мо­жет, толь­ко с ним? И впол­не зас­лу­жен­но? При этой мыс­ли в ду­ше сно­ва что-то неп­ри­ят­но сжи­малось, по­доз­ри­тель­но по­хожее на чувс­тво не­лов­кости и ви­ны, что лишь до­бав­ля­ло дис­танции меж ни­ми.

И как раз се­год­ня - ми­лостью бо­гов, не ина­че, сей­час Са­ки был го­тов в них по­верить - ког­да учи­тель раз­де­лял их на па­ры для спар­ринга, его про­тив­ни­ком ока­зал­ся как раз Й­ори­да. Ну дер­жись те­перь, чу­жак!

Они це­ремон­но, как то­го тре­бова­ла тра­диция, пок­ло­нились друг дру­гу и за­няли по­зицию. Са­ки мыс­ленно по­доб­рался и не мог сдер­жать не­доб­рой ух­мылки. Ну, те­перь он по­кажет это­му Й­ори­де, где ра­ки зи­му­ют. Явил­ся, по­нима­ешь, не за­пылил­ся, как к се­бе до­мой, ров­но как жда­ли его!

Ши­рокос­ку­лое же ли­цо Й­ори­ды не вы­ража­ло ни­чего. Вот так, со­вер­шенно: ни тре­воги, ни гне­ва, ни нас­мешки. Оно на­поми­нало бесс­трас­тно­го ка­мен­но­го идо­ла, чем еще боль­ше бе­сило его не­тер­пе­ливо­го про­тив­ни­ка. Са­ки знал, что Й­оши нет-нет, да ог­ля­дыва­ет­ся на них, и по­тому пос­та­рал­ся на­цепить точ­но та­кую же без­различ­ную мас­ку и бро­сил­ся в ата­ку.

Он бы­вал быстр, очень быстр и то­чен, ког­да это тре­бова­лось (не зря же отец го­ворил, что на­паде­ние - его силь­ная сто­рона). Вдо­бавок к это­му, в от­ли­чие от то­го же Й­оши, гнев не ту­манил го­лову Са­ки, не сби­вал вы­верен­ных дви­жений, а слов­но бы до­бав­лял ему си­лы и не­удер­жи­мос­ти. Обыч­но...

Но се­год­ня с са­мого на­чала что-то пош­ло не так. Раз за ра­зом про­тив­ни­ка не ока­зыва­лось там, ку­да был нап­равлен удар. Так, слов­но не­год­ный Й­ори­да умел рас­тво­рять­ся в воз­ду­хе и ма­тери­али­зовы­вать­ся в дру­гом мес­те. А ведь он да­же не был нин­дзя! За­рычав, Са­ки по­пытал­ся дос­тать его сбо­ку, и да­же поч­ти по­лучи­лось: пар­нишка по­чувс­тво­вал, как кос­тяшки сжа­той в ку­лак ру­ки уже кос­ну­лись бо­ка про­тив­ни­ка...

Но тот не стал от­кло­нять­ся от уда­ра или ста­вить блок, нап­ро­тив - шаг­нул впе­ред. С за­поз­да­ни­ем Са­ки вспом­нил про уме­ние ис­поль­зо­вать на­чатое про­тив­ни­ком дви­жение про­тив не­го са­мого. Что и про­делал с ус­пе­хом Й­ори­да. Он пе­рех­ва­тил ата­ку­ющую ру­ку и, слег­ка от­кло­нив нап­равле­ние уда­ра, дер­нул на се­бя. На миг по­теряв­ший рав­но­весие Са­ки шаг­нул впе­ред - и, зап­нувшись о вов­ре­мя под­став­ленное ко­лено, ку­выр­ком по­летел на пол. В па­дении маль­чик еще пы­тал­ся как-то сгруп­пи­ровать­ся, вы­ров­нять его, но Й­ори­да по-преж­не­му цеп­ко дер­жал его за­пястье. И Са­ки рас­тя­нул­ся во весь рост, на крат­кий пу­га­ющий миг не ощу­щая ни рук, ни ног.

Сле­ду­ющим впе­чат­ле­ни­ем пос­ле то­го, как вер­ну­лось ощу­щение ни­за и вер­ха, бы­ло ли­цо. Чуть раз­мы­тое и рас­плы­ва­юще­еся пе­ред гла­зами, но до бе­зоб­ра­зия зна­комое ли­цо Й­ори­ды. Ес­ли бы он пос­мел сей­час улыб­нуть­ся, Са­ки наб­ро­сил­ся бы на не­го, нап­ле­вав на все при­нятые пра­вила. Или хо­тя бы дер­знул что-то ска­зать. Но Й­ори­да мол­чал, не дви­га­ясь с мес­та, и ли­цо его все так же вы­рази­тель­ностью не от­ли­чалось от мас­ки те­ат­ра Но.

- Яме! - при­казал сен­сей Ябу, под­хо­дя бли­же. - На се­год­ня дос­та­точ­но.

Про­тив­ник Са­ки еле за­мет­но кив­нул и нап­ра­вил­ся на свое мес­то. Са­ки мол­ча смот­рел ему вслед, как сквозь пе­лену слы­ша одоб­ри­тель­ные воз­гла­сы. И да­же то, ка­кими вос­хи­щен­ны­ми гла­зами смот­рел на чу­жака Й­оши, прош­ло ми­мо соз­на­ния. "Вот оно! - би­лось в го­лове, ос­ве­щая все вок­руг иным све­том. - Спо­соб про­явить се­бя. Й­ори­да ско­ро у­едет, и вско­рос­ти про не­го ник­то уже и не вспом­нит. А я ос­та­нусь. И при­думаю что-ни­будь но­вое, что уди­вит да­же сен­сея Ябу. И от­ца. И тог­да они уви­дят... они пой­мут..."

Мыс­ли пу­тались, и Са­ки сам не мог точ­но ска­зать, что это бу­дет за но­вый ме­тод, чем он со­бирал­ся всех уди­вить. Но он обя­затель­но что-ни­будь при­дума­ет. Вре­мя по­ка есть...


***


Нас­та­ла осень. Раз­ла­пис­тый клен воз­ле зда­ния дод­зе стал бор­до­во-алым, под но­гами уче­ников, спе­шащих на за­нятия, шур­ша­ла опав­шая лис­тва. В один из та­ких яс­ных, но уже по-осен­не­му проз­рачных и прох­ладных дней сен­сей, с раз­ре­шения мас­те­ра, рас­по­рядил­ся раз­ре­шить уче­никам по­сетить ору­жей­ную ком­на­ту и сво­ими гла­зами уви­деть слав­ное ору­жие, ко­торым ко­валась преж­няя и ны­неш­няя сла­ва кла­на Сю­ри.

Ра­зуме­ет­ся, это не ка­салось са­мых млад­ших, при­нятых в их ря­ды лишь ле­том. Лишь стар­шим, уже вы­рос­шим и про­явив­шим се­бя, бы­ла ока­зана та­кая честь. Та­нака хвос­ти­ком хо­дил за Й­оши, уп­ра­шивая то­го рас­ска­зать по воз­вра­щении обо всем, что пос­час­тли­вит­ся уви­деть. Ему са­мому это пред­сто­яло очень-очень нес­ко­ро. Ес­ли пред­сто­яло. По­ка что его ус­пе­хи ос­тавля­ли же­лать мно­го луч­ше­го, и из­ме­нит­ся ли что-ни­будь в луч­шую сто­рону, по­ка не знал ник­то.

Ус­тавший от нытья млад­ше­го Й­оши сог­ласно кив­нул - лишь бы от­вя­зал­ся. И поч­ти тут же с ус­мешкой спро­сил:

- Мо­жет, луч­ше те­бе поп­ро­сить Са­ки, а, Та­нака-чан? Ему, как луч­ше­му из нас, на­веря­ка бу­дет до­вере­но боль­ше.

Ма­лыш по­косил­ся на стар­ше­го, лишь те­перь за­метив, что тот по­дошел поч­ти вплот­ную, и быс­трень­ко смо­тал­ся из ком­на­ты, не же­лая ис­пы­тывать судь­бу.

Са­ки же, к огор­че­нию Й­оши, не от­ре­аги­ровать ни­как. В пос­леднее вре­мя он стал осо­бен­но не­раз­го­вор­чив, и млад­ший уже поч­ти от­ча­ял­ся выз­вать его на раз­го­вор... но все же поч­ти. О чем Са­ки за­думы­вал­ся нас­толь­ко креп­ко, что под­час не слы­шал за­дан­но­го ему воп­ро­са? Это­го не знал ник­то, но Й­оши не те­рял на­деж­ды, хоть по-хо­роше­му, хоть под­девкой выз­нать это. Ра­ди бла­га са­мого же Са­ки, опять на­вер­ня­ка что-то за­те­яв­ше­го.

- Пош­ли уже, - Са­ки не об­ра­тил ни­како­го вни­мания на нас­мешку, был на ред­кость сос­ре­дото­чен. - Ты же не хо­чешь опоз­дать?

Нет, че­го-че­го, а это­го Й­оши не хо­телось со­вер­шенно. И, на вре­мя от­бро­сив мыс­ли о стар­шем и его та­рака­нах, маль­чик пос­пе­шил к вы­ходу.


***


По­меще­ние ар­се­нала бы­ло не­высо­ким, но не­ожи­дан­но объ­ем­ным. Оно сос­то­яло из нес­коль­ких по­лупус­тых тус­кло ос­ве­щен­ных ком­нат. Ка­мен­ный пол был чис­то вы­метен­ным, од­на­ко зда­ние ка­залось заб­ро­шен­ным, по­чему - один Буд­да ве­да­ет. Ше­потом пе­рего­вари­ва­ясь, со­уче­ники Са­ки и Й­оши пе­рехо­дили от од­но­го к дру­гому пос­та­мен­ту, лишь из­редка от­ва­жива­ясь спро­сить у здеш­них мол­ча­ливих слу­жите­лей, чем слав­но вон то копье или этот кин­жал.

По­нем­но­гу они раз­бре­лись по по­меще­нию уже в оди­ноч­ку, ни­чего не ка­са­ясь ру­ками и опа­са­ясь да­же слиш­ком шум­но ды­шать. Ша­ги эхом от­зы­вались от пус­тых, лишь кое-где ук­ра­шен­ны­ми бу­ро-бор­до­выми стя­гами со зна­ками Сю­ри.

Вни­мание Й­оши прив­лекла ка­тана, ко­торой, нас­коль­ко мог су­дить маль­чик, бы­ло яв­но не ме­нее двух со­тен лет. А ско­рее все­го, и боль­ше. Отец рас­ска­зывал им о ней, хра­нив­шей­ся в их семье вот уже нес­коль­ко по­коле­ний. Нас­то­ящая ре­лик­вия, при­над­ле­жащая их ро­ду, ко­торым еще ве­ликий Ха­мато Юта, их слав­ный пре­док, сра­жал­ся за им­пе­рато­ра в вой­не с сё­гуна­том То­куга­ва.

От пы­ли и вла­ги бла­город­ное ору­жие бы­ло на­деж­но ук­ры­то нож­на­ми, так что Й­оши мог ви­деть лишь об­тя­нутую ко­жей ска­та ру­ко­ять, плав­ный из­гиб гар­ды, пе­рехо­дящий на кон­це в шар. Не смея кос­нуть­ся, он ла­донью очер­тил в воз­ду­хе ду­гу, пов­то­ряя очер­та­ния ка­таны. За та­кую кра­сави­цу он, не ко­леб­лясь, от­дал бы все на све­те, но дос­та­нет­ся она, по во­ле от­ца, лишь са­мому дос­той­но­му.

О чем-то вспом­нив, Й­оши ог­ля­нул­ся по сто­ронам. Бра­та поб­ли­зос­ти не бы­ло... по­ка. Но ког­да он вер­нется, то на­вер­ня­ка, как всег­да, соч­тет, что луч­ше и дос­той­нее его ни­кого нет и не мо­жет быть. Для все­го на све­те. Но силь­но оши­бет­ся. Маль­чик шум­но вдох­нул. Са­ки и так пос­ле от­ца ста­нет мас­те­ром кла­на. Ну и пус­кай. Его, Й­оши, это не слиш­ком прив­ле­ка­ет. А вот ме­чи - его сла­бость. И за эту ка­тану он го­тов пос­по­рить да­же с бра­том.


***


Са­ки же в это вре­мя за­нима­ло сов­сем иное. Он не спе­ша в оди­ноч­ку про­шел все три за­ла, лю­бу­ясь ору­жи­ем и не нуж­да­ясь в чь­их-ли­бо по­яс­не­ни­ях. К че­му они, ес­ли и так яс­но, что ору­жие это бо­евое, не че­та то­му, на ко­тором учи­лись они с Й­оши. И каж­дое пят­нышко, каж­дая ца­рапи­на его име­ет цен­ность - как сле­ды его слав­ных по­бед, одер­жанных, дол­жно быть, за­дол­го до их рож­де­ния.

Но вот в са­мом даль­нем за­ле Са­ки на­шел, на­конец, то, что его за­ин­те­ресо­вало осо­бо. Из зак­ры­того стен­но­го шкаф­чи­ка слу­житель дос­тал, что­бы оби­ходить, не­кое стран­ное, преж­де не ви­ден­ное нас­ледни­ком Ха­мато ору­жие. Да, ви­димо, не ус­пел, от­вле­чен­ный по дру­гим де­лам. Оно и ос­та­лось раз­ло­жен­ным на тря­пице тер­пе­ливо до­жидать­ся сво­его... вла­дель­ца? Ох, вряд ли! Да­же сей­час, ки­нув на ору­жие один-единс­твен­ный взгляд, Са­ки по­нял, что при­над­ле­жало оно гроз­но­му бой­цу - и сей­час поч­ти на­вер­ня­ка ску­чало без нас­то­ящих дел.

Собс­твен­но, сна­чала маль­чик да­же не мог по­нять вот так, сра­зу, от­но­сить его имен­но к ору­жию или дос­пе­хам. Стран­ная шту­кови­на на­поми­нала сталь­ное коль­цо с тре­мя ос­тры­ми сер­по­об­разны­ми, чуть за­зуб­ренны­ми лез­ви­ями. Чуть вы­ше к не­му кре­пилось еще од­но, по­шире. Сэн­сэй Ябу в дод­зё за эти го­ды ни ра­зу не учил их поль­зо­вать­ся чем-то по­доб­ным, да­же не упо­минал о та­ком.

За­дер­жав ды­хание, Са­ки во­рова­то ог­ля­дел­ся, но в за­ле бы­ло пус­то. Толь­ко он один - и стран­ное ору­жие, при­тяги­вав­шее его взор, ма­нив­шее взять се­бя в ру­ки. И Са­ки не удер­жался, поч­ти сра­зу со­об­ра­зив, как им поль­зо­вать­ся. Коль­цо по­мень­ше на­дева­лось на ла­донь и да­же име­ло под­хо­дящую, вы­пук­лую в цен­тре ее фор­му, вто­рое же, по­шире, фик­си­рова­ло ору­жие на кис­ти, не да­вая сле­теть.

Маль­чик нем­но­го не­ук­лю­же прис­тро­ил стран­ный дос­пех на мес­то, но, ко­неч­но же, тот был еще слиш­ком ве­лик для его тон­ких рук. Да­же за­катан­ные по­выше ру­кава не слиш­ком по­мога­ли де­лу. Вто­рое коль­цо бол­та­лось где-то в рай­оне лок­тя и то и де­ло боль­но би­ло по не­му, пер­вое же Са­ки стис­нул ла­донью.

"Вот оно! - осе­нило его в оче­ред­ной раз, и, ка­жет­ся, да­же мрач­ное по­меще­ние нем­но­го прос­ветле­ло. - То, что я ис­кал. То но­вое, что по­может мне стать пер­вым!"

Он на про­бу сде­лал нес­коль­ко взма­хов. Точ­но! Са­ки дав­но ис­кал неч­то по­доб­ное. Луч­ше все­го да­валось ему об­ра­щение с ка­таной или кин­жа­лами, это же ору­жие по­ходи­ло и на то, и на дру­гое сра­зу. Вдо­бавок, в от­ли­чие, ска­жем, от кин­жа­ла, его не так прос­то уро­нить се­бе... нап­ри­мер, на но­гу.

- Что ты де­ла­ешь? - рез­кий ок­рик ис­пу­гал его, и маль­чик вы­пус­тил стран­ное ору­жие, упав­шее как раз в ак­ку­рат по ступ­не, хо­рошо хоть не лез­ви­ем. Рез­ко ог­ля­нул­ся, со­щурив­шись на свет, и рас­те­рян­но за­мор­гал, уви­дев в двер­ном про­еме от­ца. Ме­нее все­го маль­чик ожи­дал его уви­деть сей­час - и тем бо­лее та­ким рас­сержен­ным. Са­ки бро­сил быс­трый взгляд се­бе под но­ги - силь­но ли по­ранил­ся. Что он опять сде­лал не так?

- Прос­ти­те, мас­тер, - по­минут­но кла­ня­ясь, к не­му зас­пе­шил слу­житель - дол­жно быть, тот са­мый, что ос­та­вил без над­зо­ра приг­ля­нув­ше­еся Са­ки ору­жие. Ко­торое тот не­ос­то­рож­но ос­квер­нил при­кос­но­вени­ем. Маль­чик по­ежил­ся, гля­дя в за­каме­нев­шее ли­цо от­ца.

- Прос­ти­те, мас­тер, - ти­хо про­бор­мо­тал он, опус­тив го­лову. - Я знаю, что не дол­жен был это­го де­лать. Но оно мне так пон­ра­вилось...

- Пон­ра­вилось?! - в нес­коль­ко ша­гов по­рав­нявшись с сы­ном, Ито пос­мотрел на не­го свер­ху вниз, так, что Са­ки вздрог­нул и не­воль­но по­дал­ся на­зад. Отец поч­ти не при­менял к ним с брать­ями фи­зичес­ких на­каза­ний, но сей­час Са­ки ка­залось - мас­тер его уда­рит.

- Те­бе пон­ра­вилось, - гос­по­дин Ха­мато по­мед­лил нем­но­го, при­ходя в се­бя, и хрип­ло про­дол­жил, - имен­но оно? Бо­лее всех ос­таль­ных?

Са­ки мол­ча кив­нул. Рас­ши­рив­ши­еся чер­ные гла­за ка­зались ог­ромны­ми на поб­леднев­шем ли­це.

Мед­ленно, рва­но вы­дох­нув, Ито ог­ля­нул­ся на зло­получ­ное ору­жие в ру­ках слу­жите­ля. Ос­трое лез­вие свер­кну­ло в све­те лам­пы, и тем­ное пят­но на нем, не до кон­ца от­тертое, бы­ло от за­пек­шей­ся кро­ви. Его кро­ви.

Впро­чем... муж­чи­на пе­ревел взгляд на за­тих­ше­го сы­на... ему не­от­ку­да это знать. И все же... Кар­ма, что он выб­рал имен­но это ору­жие. И да­же по­желал об­за­вес­тись та­ким. Гос­по­дин Ха­мато ви­дел, с ка­ким упо­ени­ем и удо­воль­стви­ем при­мерил его Са­ки... ви­дел улыб­ку на его ли­це (ес­ли толь­ко в по­лум­ра­ке ему не при­виде­лось. Как сей­час хо­телось в это ве­рить!) И улыб­ка эта то­же бы­ла слиш­ком зна­комой. До от­вра­щения...

Са­ки мол­ча смот­рел на от­ца, и тот ви­дел мно­жес­тво воп­ро­сов в этом взгля­де. Как на­зыва­ет­ся, как поль­зо­вать­ся и, са­мое глав­ное, по­чему от­ца так раз­гне­вал один его вид. Но, хва­ла всем бо­гам, по­ка мол­чал. По­тому что у мас­те­ра Сю­ри сей­час не бы­ло от­ве­тов. Осо­бен­но на пос­леднее.

- Идем, - Ито пер­вым на­рушил мол­ча­ние. Объ­яс­нять что-ли­бо пря­мо сей­час бы­ло вы­ше его сил. Раз­вернул­ся и тя­жело за­шагал к вы­ходу. Про­тив ос­ве­щен­но­го двер­но­го про­ема его фи­гура ка­залась ог­ромной и неп­ро­ница­емо-чер­ной.

Са­ки опас­ли­во про­водил его взгля­дом. Он не сов­сем по­нимал, что про­ис­хо­дит... хо­тя, го­воря чес­тно, не по­нимал вов­се. Знал толь­ко од­но: этим пу­тем до­бить­ся же­ла­емо­го луч­ше и не пы­тать­ся. С этим ору­жи­ем свя­зана ка­кая-то страш­ная тай­на, спро­сить о ко­торой он ес­ли и ре­шит­ся од­нажды, то очень и очень нес­ко­ро.

Гла­ва 12. Но­вый ме­тод

Ле­ниво по­тянув­шись, Й­оши со­вер­шенно ма­шиналь­но взгля­нул в сто­рону ок­на - и тут же под­ско­чил на пос­те­ли, слов­но уку­шен­ный. Сол­нце бы­ло уже вы­соко и поч­ти скры­лось над кров­лей. Этак и опоз­дать не­дол­го. Прав­да, ес­ли сов­сем уж чес­тно, его се­год­ня в дод­зё и не ждут: врач дал раз­ре­шение на ак­тивную де­ятель­ность не да­лее, чем вче­ра ве­чером, и то (как силь­но по­доз­ре­вал па­ренек) ско­рее из-за его нас­той­чи­вых уго­воров, не­жели по-нас­то­яще­му. Раз уж ве­лел ему, без пя­ти ми­нут нин­дзя, по­беречь се­бя, а осо­бен­но - сов­сем не­дав­но трав­ми­рован­ную ко­неч­ность. Но при­нятые ре­шения для то­го и су­щес­тву­ют, что­бы их вы­пол­нять, а еще вче­ра Й­оши твер­до ре­шил, что по­ра ему воз­вра­щать­ся к за­няти­ям. Ни пле­чо, ни, тем бо­лее, ру­ка его не бес­по­ко­ят, и, да­же ес­ли сен­сей не раз­ре­шит ему учас­тво­вать в спар­ринге, пос­мотреть-то со сто­роны ник­то не зап­ре­тит. Сколь­ко мож­но си­деть до­ма?

И как это он мог не ус­лы­шать, ког­да брат по­кинул ком­на­ту? Прав­ду мол­вить, Са­ки дав­нень­ко на­учил­ся пе­ред­ви­гать­ся бес­шумно, слов­но кош­ка, но се­год­ня прев­зо­шел се­бя са­мого. Па­ренек то­роп­ли­во ска­тал фу­тон и од­ним слит­ным дви­жени­ем, вы­тащив но­гой ящик, за­тол­кнул ту­да пос­тель­ную при­над­лежность. За­тем то­роп­ли­во, по­могая се­бе под­бо­род­ком, так как в пле­че еще по­калы­вало, сло­жил оде­яло и, сме­нив одеж­ду, пос­пе­шил к вы­ходу.

Спаль­ное мес­то по дру­гой сто­роне сте­ны ка­залось сов­сем нет­ро­нутым. Так, слов­но брат и вов­се не ло­жил­ся... хо­тя кто его зна­ет? Й­оши нах­му­рил­ся. Ма­туш­ка и так пе­режи­ва­ет, что он слиш­ком мно­го за­нима­ет­ся, Са­ки же и вов­се по­тихонь­ку на­зыва­ла одер­жи­мым. Хо­тя Й­оши ис­крен­не не по­нимал за что. Раз­ве это пло­хо - пол­ностью вкла­дывать­ся в лю­бимое де­ло? Ра­ди дол­га или по зо­ву ду­ши - ка­кая, собс­твен­но, раз­ни­ца? Но се­год­ня впер­вые за­думал­ся, что мать, воз­можно, не так уж и не пра­ва.

Про­шед­шие го­ды силь­но из­ме­нили стар­ше­го... Нет, неп­ра­виль­но. Зам­кну­тым и не­люди­мым, пол­ностью пог­ру­жен­ным в свои мыс­ли и меч­ты о пер­венс­тве Са­ки был всег­да. Но сей­час... ка­кая вож­жа ему под хвост по­пала? Слов­но ма­ло бы­ло тре­ниро­вок в дод­зё и - вре­мя от вре­мени - по­каза­тель­ных выс­тупле­ний пе­ред от­цом, ко­торый ин­те­ресо­вал­ся их ус­пе­хами и по­рой тре­бовал под­твер­дить сло­ва де­лом. Но нет, Са­ки и пос­ле все­го это­го у­еди­нял­ся в од­ной из хо­зяй­ствен­ных пос­тро­ек, то и де­ло спра­шивал у от­ца кни­ги по во­ен­но­му де­лу. От­да­лил­ся и от не­го, и от всей семьи, за­нима­ясь чем-то один на один со сво­ими чес­то­люби­выми меч­та­ми.

Три го­да на­зад, ког­да это на­чалось, Й­оши та­ки до­пытал­ся от стар­ше­го крат­ко­го от­ве­та сквозь зу­бы, что тот хо­чет изоб­рести не­кий не­побе­димый при­ем. И да­же как-то де­монс­три­ровал свои, с поз­во­ления ска­зать, изоб­ре­тения. Но бы­ло в них так ма­ло сколь-ни­будь кра­сиво­го и дей­ствен­но­го, что млад­ший, на свою бе­ду, не су­мел это скрыть. Всю-то жизнь бы­ли у не­го проб­ле­мы со скрыт­ностью и сдер­жанностью, не по­вез­ло и на этот раз. Й­оши, ко­неч­но, сра­зу из­ви­нил­ся (хо­тя и не ос­корбил бра­та ни сло­вом, ни жес­том). Тот же счи­тал ина­че и боль­ше ни­чем с ним не де­лил­ся. Да и по­ос­тыл, дол­жно быть, со вре­менем. Сколь­ко же мож­но пе­рели­вать из пус­то­го в по­рож­нее? Ког­да все сколь-ни­будь дель­ное бы­ло изоб­ре­тено ум­ны­ми людь­ми за­дол­го до те­бя?

С опас­кой выг­ля­нув в ко­ридор, Й­оши об­легчен­но вы­дох­нул. Ни ма­туш­ки, ни прис­лу­ги поб­ли­зос­ти не наб­лю­далось, а зна­чит, мож­но улиз­нуть без зав­тра­ка. Он и так, ско­рее все­го, не ус­пе­ет к на­чалу за­нятий. Мать же это не вол­ну­ет, опять бу­дет се­товать, что ди­тят­ко пло­хо ест и се­бя ис­тя­за­ет, и что ни­чем хо­рошим это не кон­чится. До тех пор, по­ка он не сдас­тся и не пос­лу­ша­ет­ся. А так, на нет и су­да нет!

Быс­тро за­вязав на но­гах сан­да­лии, Й­оши за па­ру се­кунд пе­ресек двор и ши­роким ша­гом, но­ровя­щим пе­рей­ти в бег, за­шагал по ули­це. Обык­но­вен­но веж­ли­вый и об­щи­тель­ный, се­год­ня он лишь ко­рот­ко ки­вал нем­но­гочис­ленным встреч­ным, не сбав­ляя ско­рос­ти. Сос­ку­чив­ше­еся по дви­жени­ям те­ло тре­бова­ло вы­хода не­рас­тра­чен­ной энер­гии и... до­саде.

Да-да, до­саде и оби­де на брать­ев и бук­валь­но на весь свет, хо­тя он-то точ­но не ви­новат, что сред­не­му от­прыс­ку Ха­мато приш­лось про­вес­ти не­выно­симо дол­гие три дня до­ма. Спа­сибо за это сле­дова­ло ска­зать стар­ше­му, до сих пор не на­учив­ше­муся со­из­ме­рять си­лу. Ли­бо - как по­каза­лось Й­оши - на­думав­ше­му не­вов­ре­мя ис­пы­тать на млад­шем од­но из сво­их "изоб­ре­тений". Да еще и имев­ше­му наг­лость пос­ле все­го про­сить, что­бы до­ма тот вы­горо­дил его - ска­зал, что пос­тра­дал на спар­ринге с дру­гим со­уче­ником. Да так, слов­но от это­го за­висе­ла, по мень­шей ме­ре, его жизнь!

Тут уж Й­оши воз­му­тил­ся. Сколь­ко мож­но вы­гора­живать Са­ки и про­сить про­щения за то, в чем вов­се не ви­новат? Нек­ста­ти вспом­ни­лись все дет­ские ша­лос­ти (где был тог­да стар­ший с его бла­городс­твом, же­лав­ший неп­ре­мен­но де­лить ви­ну по­ров­ну за свер­шенное?) и Й­ори­да, и мно­го-мно­го че­го еще. Пар­нишка не вы­дер­жал и рез­ко от­ве­тил бра­ту, что врать ро­дите­лям он не на­мерен, бы­ло бы ра­ди че­го. Са­ки тог­да бро­сил на не­го злой взгляд (не будь Й­оши трав­ми­рован, на­вер­ня­ка бы еще и уда­рил) и за всю до­рогу не про­ронил ни зву­ка. Мол­ча стер­пел не­из­бежный вы­говор и ку­дах­танье ма­туш­ки (Й­оши ста­ло нем­но­го не­лов­ко, но он пос­та­рал­ся не по­дать ви­да). И с то­го са­мого дня не раз­го­вари­вал с Й­оши и вов­се не за­мечал его, слов­но ни­како­го бра­та ря­дом нет и в по­мине.

Не при­вык­ше­му к по­доб­но­му об­ра­щению Й­оши пе­ренес­ти яв­ный бой­кот бы­ло тя­желее да­же, чем пря­мое стол­кно­вение. Он па­ру раз пы­тал­ся за­гово­рить с бра­том, объ­яс­нить­ся, но ни­чего не выш­ло. И - вот еще не­зада­ча! - под­ли­за Та­нака, убе­див­шись, что поль­зы от "родс­твен­но­го нас­тавни­ка" те­перь нет (Й­оши час­тень­ко по­могал ему с тем, что млад­ше­му неп­росто да­валось), пе­рек­лю­чил вни­мание на стар­ше­го. И тот не ус­то­ял-та­ки пе­ред яв­ным вос­хи­щени­ем и лестью. За эти дни Й­оши, к сво­ему сты­ду, да­же же­лал, что­бы млад­ший чем-то рас­сердил вспыль­чи­вого стар­ше­го и по­лучил по заг­ривку. Или то­же по­кале­чил­ся, чтоб уж все бы­ло по спра­вед­ли­вос­ти. Увы, у бо­гов на не­бесах бы­ли о ней свои, не­пос­ти­жимые по­нятия.

***

Как Й­оши и опа­сал­ся, он опоз­дал к на­чалу за­нятий и, по­хоже, да­же про­пус­тил что-то ин­те­рес­ное. Поч­ти на­вер­ня­ка, по­тому что не толь­ко дру­гие уче­ники, но да­же учи­тель от­влек­лись от на­чато­го и по­луколь­цом ок­ру­жили дво­их, Са­ки и еще од­но­го, креп­ко­го, кря­жис­то­го пар­ня. Й­оши уже и не пом­нил, что на­пар­ни­ком бра­та был все тот же из­вечный не­доб­ро­жела­тель Оми: с дав­не­го слу­чая стол­кно­вения прош­ло не­мало вре­мени, и к не­му са­мому от­прыск се­мей­ства Аки­ра бо­лее не цеп­лялся. С Са­ки же де­ло дру­гое, тем бо­лее, что пос­ледний не же­лал от­сту­пать, про­дол­жая на­чатую го­ды на­зад враж­ду.

И вот - сно­ва. Да еще на за­нятии! Й­оши тя­жело вздох­нул. По­хоже, бо­ги ус­лы­шали его и Са­ки-та­ки нап­ро­сил­ся на неп­ри­ят­ности. Впро­чем, млад­ше­го это не осо­бен­но по­радо­вало, и он по­дошел бли­же, же­лая уз­нать, что же слу­чилось.

- Очень на­де­юсь, ты ус­лы­шал ме­ня - и бо­лее не ста­нешь при­менять по­доб­ные при­емы про­тив сво­их же со­юз­ни­ков, - про­гово­рил сен­сей Ябу, ви­димо, в за­вер­ше­ние уже ска­зан­но­го. - Он опа­сен и мо­жет серь­ез­но по­кале­чить. Ты ме­ня по­нял?

Сен­сей тра­дици­он­но не по­вышал го­лоса, но Й­оши не­воль­но по­ежил­ся: он нут­ром чувс­тво­вал, что учи­тель раз­гне­ван слу­чив­шимся. И в осо­бен­ности тем, что Са­ки ни сму­щен­ным, ни прис­ты­жен­ным не выг­ля­дел. Мо­жет, как обыч­но, скры­вал все это глу­боко внут­ри, но по­чему-то Й­оши силь­но сом­не­вал­ся и в этом. Ско­рее все­го, стар­ший да­же рад был при­чинить не­малый вред дав­не­му не­доб­ро­жела­телю. Пар­нишка мыс­ленно об­ру­гал се­бя за та­кие не­доб­рые мыс­ли. Нет, они ни­как не мо­гут быть прав­дой. Са­ки зло­памя­тен, но не до та­кой же сте­пени!

- От­прав­ляй­ся до­мой, - гос­по­дин Ябу кив­нул в сто­рону вхо­да. - На се­год­ня за­нятие для те­бя за­кон­че­но. А ты, - он слов­но бы толь­ко за­метил Й­оши, - про­води.

Й­оши ра­зоча­рован­но вы­дох­нул, но под­чи­нил­ся. Поч­ти так же не­хотя, лишь фор­маль­но пок­ло­нил­ся учи­телю и Са­ки. И, вып­ря­мив спи­ну, не гля­дя по сто­ронам, вы­шел за раз­движ­ные две­ри, пре­дос­та­вив зак­ры­вать их млад­ше­му.

***

По­лови­ну пу­ти до до­ма Са­ки хра­нил мрач­ное мол­ча­ние, да­же не ог­ля­дыва­ясь на бра­та. Ма­ло ему неп­ри­ят­ностей с Й­оши, те­перь еще и за се­год­няшнее вле­тит. Тот, ко­неч­но, обе­щал про­мол­чать и, по­хоже, да­же ус­ты­дил­ся не­дав­нишне­го уп­рямс­тва. Да что тол­ку? Мать и без то­го бук­валь­но с пе­ленок счи­та­ет его воп­ло­щен­ным де­моном... а те­перь еще и отец.

Са­ки тя­жело вздох­нул, отор­вав взгляд от пыль­ной до­роги, ло­жив­шей­ся ему под но­ги. В па­мяти, как на­роч­но, яр­ко, во всех крас­ках и зву­ках всплы­ли со­бытия поч­ти трех­летней дав­ности. Тот день, ког­да и отец отс­тра­нил­ся от не­го, сво­его, ка­залось бы, нас­ледни­ка и опо­ры в бу­дущем. За что? По­чему? - пар­нишка так и не по­нял. Да и сей­час, в свои шес­тнад­цать по-преж­не­му не по­нимал. Что в нем та­кого, что пу­га­ет всех вок­руг, от­вра­щая от не­го? Ка­кой-то де­мон внут­ри, по­ка не ве­домый ему са­мому? Са­ки с си­лой сжал от­во­роты ки­моно на гру­ди, слов­но они ме­шали ему ды­шать - та­кой не­выно­симой бы­ла эта мысль. Или - они все сош­ли с ума, ра­зом и со­вер­шенно? В та­кое по­верить бы­ло нем­но­гим про­ще, но...

- Из­ви­ни, он­нии-сан, - поч­ти за­бытый Й­оши ос­то­рож­но кос­нулся ру­кава. - А что слу­чилось меж­ду то­бой и Оми-са­ном?

Са­ки мот­нул го­ловой, от­го­няя не­весе­лые вос­по­мина­ния. Отец и прав­да ка­зал­ся тог­да ра­зом пос­та­рев­шим, в све­те лам­пы, па­дав­шем сни­зу на ли­цо, мор­щи­ны на нем ка­зались глу­боки­ми бо­роз­да­ми на пе­ресох­шей зем­ле. Дол­жно быть, ему силь­но дос­та­лось на этой прок­ля­той вой­не, от это­го са­мого ору­жия - по край­ней ме­ре, так ску­по по­яс­нил он сам. Од­на­ко Са­ки по­доз­ре­вал, что отец что-то не­дого­вари­ва­ет. Ли­бо ви­нит в лжи его са­мого - то-то так прис­таль­но, нап­ря­жен­но всмат­ри­ва­ет­ся в ли­цо, слов­но ища че­го-то.

Са­ки пер­вым от­вел взгляд и боль­ше не ре­шил­ся взгля­нуть на, до не­дав­не­го вре­мени, са­мого род­но­го че­лове­ка. Про се­бя же ре­шил, еще тог­да, что есть ве­щи, ко­торые ни­кому не сто­ит знать. Тот стран­ный знак, что про­дол­жал бу­дора­жить его па­мять. Та­инс­твен­ное зло­вещее ору­жие. Меч­ты о гря­дущем ве­личии - па­мятуя о не­доб­ром, с не­кото­рых пор Са­ки не де­лил­ся ими и с Й­оши, тем бо­лее, на­ив­ный ду­рачок все рав­но не пой­мет и бу­дет сме­ять­ся. Или ста­ратель­но удер­жи­вать­ся от сме­ха, что не луч­ше. И со вре­менем спи­сок этих тайн рос, во­лей-не­волей от­да­ляя Са­ки от всех. Он ос­тро чувс­тво­вал свою осо­бость, оди­ночес­тво, же­лан­ное и не­навис­тное вмес­те с тем - но ни за что на све­те не приз­нался бы в этом да­же бра­ту. Осо­бен­но ему.

- Ни­чего осо­бен­но­го, - на­конец отоз­вался он хму­ро. - Не бо­лее чем при­ем.

- Учи­тель так не счи­та­ет, - рис­кнул воз­ра­зить Й­оши, но, пой­мав злой взгляд стар­ше­го, не ре­шил­ся про­дол­жить те­му и спро­сил о дру­гом. - Что в нем та­кого осо­бен­но­го... я ни­кому не ска­жу, прав­да.

Са­ки не­довер­чи­во по­косил­ся на не­го, за­тем все же крат­ко опи­сал пос­ле­дова­тель­ность дей­ствий. Вплоть до то­го мо­мен­та, ког­да здо­ровяк Оми креп­ко при­ложил­ся хреб­том об пол, про­мах­нувшись ми­мо ма­та, и не сра­зу смог под­нять­ся. И, ко­неч­но же, струх­нул, ре­шив, что это нав­сегда.

- Учи­тель счи­та­ет, что это впол­не воз­можно, - не­охот­но приз­нался Са­ки. - Ес­ли при­менить в пол­ную си­лу. И ве­лел ни­ког­да не ис­поль­зо­вать его про­тив сво­их.

О том, что слиз­ня­ка Оми он не счи­тал и ни­ког­да, ни за что не соч­тет сво­им, Са­ки бла­гора­зум­но про­мол­чал.

- Ты и не бу­дешь, - по­лувоп­ро­ситель­но про­гово­рил Й­оши, ог­ля­дыва­ясь на бра­та. И, по­лучив поч­ти не­замет­ный ки­вок, до­бавил. - А один раз, тем бо­лее слу­чай­но, не счи­та­ет­ся, так?

И по то­му, как - еле уло­вимо, поч­ти про­тив во­ли, - улыб­нулся стар­ший, по­нял, что по­пал в точ­ку. До­воль­но с них на эти дни неп­ри­ят­ностей, но, мо­жет, хоть эта, хоть чуть-чуть - да бу­дет во бла­го?

Гла­ва 13. Без ви­ны ви­нова­тый

Доб­равшись до до­ма, братья бок о бок пе­ресек­ли по­ка что без­людный двор. Са­ки, по­мимо уже ска­зан­но­го, не до­бавил ни еди­ного лиш­не­го сло­веч­ка - но уже то, что он по­делил­ся хоть чем-то, по­радо­вало Й­оши. Он нап­ра­вил­ся к две­рям, на­мере­ва­ясь най­ти мать, по­пут­но при­думы­вая объ­яс­не­ние, по­чему брат так ра­но вер­нулся (а за­од­но, до ку­чи, так ска­зать - и сво­ей са­моволь­ной от­лучки). Он же обе­щал не вы­давать неп­ри­ят­ности, пос­тигшей Са­ки, а зна­чит, тре­бова­лось креп­ко по­раз­мыслить над прав­до­подоб­ным оп­равда­ни­ем. В то, что учи­тель сам на­веда­ет­ся к ним до­мой, как в детс­тве, Й­оши не ве­рил, но... луч­ше все-та­ки не от­хо­дить да­леко от ис­ти­ны. Тем бо­лее, ложь и так тя­жело ему да­ет­ся. Еще раз пре­дуп­ре­див Са­ки, что­бы тот ни­кому не за­икал­ся ни сло­вом о сво­ем "изоб­ре­тении", Й­оши скрыл­ся в до­ме.

Впро­чем, вы­давать се­бя бы­ло не в ин­те­ресах стар­ше­го, а умал­чи­вать мно­гое с не­кото­рых пор ста­ло для не­го при­выч­ным. Бе­да лишь, что пре­дуп­режде­ние это бы­ло важ­ным лишь для не­го да Й­оши, про­чих же со­уче­ников оно не ка­салось - а как не пот­ре­пать язы­ком о слу­чив­шемся пос­ле за­нятий? А ес­ли вмес­те с тем один из них - дво­юрод­ный брат сверс­тни­ка Та­наки, сто­ит ли удив­лять­ся, что ис­то­рия, ко­неч­но, по­ряд­ком при­ук­ра­шен­ная, дос­тигла ушей млад­ше­го еще до воз­вра­щения до­мой?

Лю­бопыт­ный по сво­ей при­роде и поч­ти фи­зичес­ки не спо­соб­ный дер­жать язык за зу­бами, на этот раз млад­ший не пос­пе­шил най­ти ма­туш­ку, да­бы по­ведать но­вость ей. Хо­тя для че­го су­щес­тву­ют но­вос­ти, как не для то­го, что­бы де­лить­ся ими? Но нет, се­год­ня Та­наке хва­тило ума по­ис­кать од­но­го из стар­ших брать­ев, что­бы раз­ве­дать (или хо­тя бы по­пытать­ся) не­из­вес­тные под­робнос­ти. А по­том уже и ре­шать, что де­лать с но­востью даль­ше.

Луч­ше все­го бы­ло бы расс­про­сить обо всем Й­оши - тот, да­же ес­ли и не по­жела­ет от­ве­чать, точ­но не от­ве­сит ту­мака за на­зой­ли­вость, как иног­да де­лал Са­ки. Луч­ше... Но брат, как на­роч­но, слов­но рас­тво­рил­ся или стал не­видим­кой. Во вся­ком слу­чае, обой­дя пол­до­ма, Та­нака так его и не на­шел, за­то ус­пел ра­зуз­нать, что ско­ро бу­дет обед и что ма­туш­ка ждет его, го­ря же­лани­ем расс­про­сить об ус­пе­хах.

При пос­ледней "но­вос­ти" Та­нака не­доволь­но скри­вил­ся. Ус­пе­хи эти бы­ли бо­лее чем скром­ны­ми и при всем же­лании хвас­тать­ся бы­ло не­чем. Прив­рать нем­но­го, чис­то ра­ди поль­зы де­ла? Так братья на­вер­ня­ка в кур­се его дос­ти­жений и не упус­тят слу­чая (осо­бен­но яз­ва стар­ший) ткнуть но­сом в его собс­твен­ную ложь. Нет, го­раз­до луч­шей но­востью ста­ла бы та, что по сек­ре­ту рас­ска­зал ему Му­куро, уз­навший ее, в свою оче­редь, от сво­его бра­та. Вот толь­ко... под­робнос­тей ма­лова­то. И, по­чесав вих­растый за­тылок и тяж­ко вздох­нул, Та­нака ре­шил-та­ки рис­кнуть и най­ти стар­ше­го. В пос­леднее вре­мя он не про­гонял его так ярос­тно, как ра­нее, мо­жет, и се­год­ня не нас­толь­ко силь­но гне­ва­ет­ся... очень хо­чет­ся ве­рить.

***

Са­ки он на­шел в ста­ром са­рае, при­пом­нив, что стар­ший час­тень­ко у­еди­нял­ся там. Для че­го имен­но - Та­нака не знал, не рис­куя со­вать­ся на лич­ную тер­ри­торию Са­ки, ко­торый и без это­го не силь­но его жа­ловал. Но се­год­ня лю­бопытс­тво пе­реси­лило страх, и, ос­то­рож­но при­от­крыв скри­пучую дверь, Та­нака заг­ля­нул вов­нутрь.

Для че­го слу­жило преж­де усы­пан­ное со­ломой, рас­черчен­ное то­нень­ки­ми сол­нечны­ми лу­чика­ми, про­бивав­ши­мися сквозь ще­ли, на не­ров­ные сек­то­ра по­меще­ние, так и ос­та­лось не­из­вес­тным. Единс­твен­ное, что на­вер­ня­ка - Са­ки прис­по­собил его под неч­то, по­хожее на свое лич­ное дод­зё. Нет, ко­неч­но, нас­то­яще­го ору­жия там поч­ти не во­дилось, лишь ис­кусно вы­точен­ные (на­вер­ня­ка ру­ками Й­оши) его учеб­ные об­разцы. А еще - сгре­бен­ная в ку­чи, за­мес­то ма­тов, со­лома и да­же по­добие тре­ниро­воч­но­го ма­неке­на, и вов­се не­из­вес­тным чу­дом ока­зав­ше­еся здесь. Про се­бя Та­нака ти­хо по­зави­довал стар­ше­му - вот по­чему тот та­кой силь­ный! - и ре­шил обя­затель­но уго­ворить Са­ки дать и ему са­мому по­зани­мать­ся здесь. Но не те­перь. Слиш­ком мно­го просьб и воп­ро­сов за раз - и ему точ­но ука­жут на дверь, да еще и нап­равле­ние за­дадут! Не все сра­зу.

Сам же стар­ший в этот мо­мент сто­ял спи­ной к млад­ше­му, ожес­то­чен­но му­тузя сим­во­личес­ко­го про­тив­ни­ка (и поч­ти на­вер­ня­ка пред­став­ляя на его мес­те нас­то­яще­го). Ки­моно на спи­не про­мок­ло от по­та и по­тем­не­ло, но дви­жения по-преж­не­му бы­ли уве­рен­ны­ми и сла­жен­ны­ми. Та­нака смот­рел, не от­ры­ва­ясь, на вре­мя по­забыв о це­ли ви­зита сю­да. А под ко­нец Са­ки за­чем-то при­пал к зем­ле, де­лая быс­трую под­сечку и од­новре­мен­но с тем дер­нув за тол­стый ка­нат, что дол­жен был изоб­ра­жать ру­ки "про­тив­ни­ка". Вы­битая под­став­ка ша­рах­ну­ла об пол, чу­чело сле­тело с нее, шлеп­нувшись на пол. С та­кой си­лой, что, ка­жет­ся, да­же пыль по­лете­ла.

Та­нака вос­хи­щен­но вы­дох­нул, и тут Са­ки, на­конец-то за­метив чу­жое при­сутс­твие, вздрог­нул и обер­нулся. Взгляд был от­четли­во ис­пу­ган­ным, но очень быс­тро сме­нил­ся рас­сержен­ным. Еще чуть-чуть - и ос­та­нет­ся лишь уно­сить но­ги.

- Ой, прос­ти, он­нии-са­ма, - пос­пешно за­тара­торил млад­ший, кла­ня­ясь. - Я не хо­тел те­бе по­мешать, прав­да. Я сей­час уже уй­ду, - он да­же сде­лал шаг на­зад, к спа­ситель­ной две­ри. - Толь­ко ска­жи, по­жалуй­ста: это и есть тот не­побе­димый при­ем, ко­торым ты одо­лел Оми-са­на?

Са­ки хо­тел бы­ло по при­выч­ке пос­лать млад­ше­го ку­да по­даль­ше: ду­шу жгла злая до­сада, что млад­ший мог ви­деть его ис­пуг, впе­ремеш­ку с тре­вогой - вдруг тот рас­ска­жет об уви­ден­ном стар­шим, по обык­но­вению сво­ему, что-то до­бавив. Этот мо­жет...

Од­на­ко... упо­мина­ние о "не­побе­димос­ти" во­лей-не­волей ус­по­ко­ило рас­тре­вожен­ную ду­шу. Ведь, ес­ли быть спра­вед­ли­вым, он вов­се не одо­лел Оми, при­мене­ние это­го при­ема бы­ло ско­рее пос­ледней по­пыт­кой скло­нить на свою сто­рону судь­бу. Но ведь у не­го по­лучи­лось, раз­ве нет? Он же все-та­ки по­бедил?

- Ну, до­пус­тим, - хму­ро бро­сил он, по­вора­чива­ясь впо­лобо­рота к млад­ше­му и за­ново ус­та­нав­ли­вая ма­некен. - Во­об­ще-то это не твое де­ло, мел­кий. А ну брысь от­сю­да, по­ка я доб­рый!

Са­ки сде­лал уг­ро­жа­ющий жест в сто­рону млад­ше­го, не схо­дя, од­на­ко, с мес­та. И по­тому Та­нака, дер­нувшись, ос­тался сто­ять, для храб­рости вце­пив­шись в при­толо­ку. Он всег­да ус­пе­ет убе­жать, а то, что Са­ки за­гово­рил с ним, и да­же поч­ти мир­но, уже мно­гого сто­ит!

- Ты прав­да сам при­думал его? Без по­мощи учи­теля? - Та­нака ус­та­вил­ся в спи­ну бра­та, слов­но гип­но­тизи­руя его. И, дож­давшись еле за­мет­но­го кив­ка, уже с ис­крен­ним вос­хи­щени­ем до­бавил. - На­до же! Я бы точ­но ни­ког­да так не су­мел.

- Это уж вер­но! - нас­мешли­во бро­сил Са­ки. И по­вер­нулся к млад­ше­му, упе­рев ру­ки в бо­ка. - А ты че­го здесь? Мать прис­ла­ла или сам шпи­онишь?

- Не-не-не! - пос­пешно за­мотал го­ловой млад­ший - и на миг да­же сам по­верил в это. - Я прос­то... пос­мотреть хо­тел, по­учить­ся. Хо­тя как ты все рав­но не су­мею. Мож­но, он­нии-са­ма? По­жа-алуй­ста!

При­ят­но поль­щен­ный та­ким вни­мани­ем, не в си­лах удер­жать­ся от соб­лазна, Са­ки лишь мол­ча кив­нул, изо всех сил хра­ня взрос­лое дос­то­инс­тво... или же что-то на не­го по­хожее. Млад­ший же, то­ропясь вос­поль­зо­вать­ся не­час­той уда­чей, нес­лышно прош­мыгнул в са­рай, ус­тро­ив­шись в даль­нем уг­лу. И во все гла­за смот­рел на бра­та, ко­торый в по­рыве не­ожи­дан­ной щед­рости по­казал па­ру не зна­комых маль­чи­ку при­емов. Но... не тот, что Та­нака ви­дел при вхо­де. Он же обе­щал бо­лее не ис­поль­зо­вать его, так? И Са­ки чес­тно со­бирал­ся дер­жать свое сло­во, по край­ней ме­ре, по­ка хва­тит тер­пе­ния.

Но ока­залось это ку­да как неп­росто! По­тому как млад­ший, ко­вар­ный змей, у­ют­но ус­тро­ив­шись в уг­лу и упер­шись под­бо­род­ком в сло­жен­ные "до­миком" ла­дони, про­дол­жал его уго­вари­вать по­казать тот са­мый, не­побе­димый при­ем, не ску­пясь на пох­ва­лу и обе­щания ни­кому ни­чего не го­ворить. Ага, этот про­мол­чит, как же...

- Нет, - от­ре­зал сра­зу же, как толь­ко по­нял, на что на­мека­ет млад­ший, Са­ки. - Учи­тель го­ворит, что это мо­жет быть опас­но.

Та­нака сог­ласно кив­нул: все же сло­ва сен­сея Ябу еще бы­ли для не­го ав­то­рите­том. Од­на­ко же мож­но по­казать, не при­меняя в пол­ную си­лу? Са­ки же на­вер­ня­ка так уме­ет? Пос­леднее пло­хова­то да­валось стар­ше­му, но ос­па­ривать столь лес­тное мне­ние о се­бе у не­го не хва­тило ре­шимос­ти. Да и не так час­то его хва­лили, осо­бен­но в пос­леднее вре­мя. Хо­тя он и зас­лу­живал. Ведь зас­лу­живал же?

Са­ки имел не­ос­то­рож­ность оз­ву­чить пос­леднюю мысль вслух, чем тут же вос­поль­зо­вал­ся Та­нака. Да и са­мому не тер­пе­лось пох­ва­лить­ся изоб­ре­тени­ем пе­ред тем, кто в сос­то­янии оце­нить. Да­же ес­ли это все­го лишь глу­пый млад­ший бра­тиш­ка.

Ка­кое-то вре­мя стар­ший ста­ратель­но удер­жи­вал­ся от соб­лазна, но во­ля его та­яла, как снег под сол­нцем, от нас­той­чи­вых уго­воров и вос­хи­щен­ных от­зы­вов о его лов­кости, си­ле и, глав­ное, изоб­ре­татель­нос­ти.

- Ну лад­но, - Са­ки де­монс­тра­тив­но с хрус­том раз­мял паль­цы и вып­ря­мил­ся. - Толь­ко чур не ныть по­том, ес­ли вдруг боль­но бу­дет.

- Я уже нес­коль­ко лет, как за­нима­юсь в дод­зё, - поч­ти оби­жен­но за­явил Та­нака в ка­чес­тве пос­ледне­го ар­гу­мен­та. В ду­ше же ли­куя: по­лучи­лось! Он то­же ста­нет не­побе­димым! пусть и не сра­зу...

Са­ки ни­чего не от­ве­тил, лишь ус­мехнул­ся и по­манил его лег­ким жес­том. Сам же быс­тро ог­ля­нул­ся че­рез пле­чо, мыс­ленно оце­нивая тол­щи­ну ку­чи со­ломы. Дол­жна смяг­чить па­дение, а уж он пос­та­ра­ет­ся на этот раз не про­мах­нуть­ся. Уж на­вер­ня­ка!

Что бы­ло даль­ше, Са­ки вспом­нить точ­но так и не смог, а сви­дете­лей их ко­рот­ко­го сос­тя­зания не бы­ло. Он слег­ка тол­кнул в грудь на­летев­ше­го на не­го млад­ше­го, а ког­да тот по­пытал­ся пнуть его, лов­ко про­вел под­сечку, од­новре­мен­но поп­равляя па­дение за ру­ку, не да­вая сгруп­пи­ровать­ся и ус­то­ять на но­гах. И Та­нака во весь рост плюх­нулся на со­лому, удив­ленно рас­ши­рив гла­за и от­крыв рот. Зре­лище бы­ло то еще! Са­ки нас­мешли­во улыб­нулся, гля­дя на бра­та свер­ху вниз. И не сра­зу со­об­ра­зил, что тот, без­звуч­но от­кры­вая и зак­ры­вая рот, как-то по­доз­ри­тель­но поб­леднел. А ру­кой тя­нул­ся к по­яс­ни­це... чем, де­моны по­бери, трав­ми­рован­ной? Не со­ломой же? А по­том сдав­ленно зас­то­нал и скор­чился на бо­ку, не то­ропясь вста­вать.

- Эй, ты че­го? - встре­вожен­ный Са­ки нак­ло­нил­ся, за­тем под­хва­тил под ло­коть, пы­та­ясь по­мочь встать. Но выш­ло толь­ко ху­же. Та­нака за­вере­щал, как ре­заный, от­талки­вая про­тяну­тую ру­ку по­мощи.

- Да что это с то­бой? - Са­ки ста­рал­ся дер­жать­ся, как обыч­но, не­воз­му­тимо, хо­тя сам из­рядно пе­репу­гал­ся. - Силь­но за­шиб­ся?

- Да... ой! Встать... не мо­гу, - Та­нака не­уве­рен­но по­щупал ко­лени. - Но­ги... как чу­жие.

Стар­ший не от­ве­тил, раз­гля­дев на­конец де­ревян­ную ру­ко­ять сво­его бок­ке­на* в ак­ку­рат под ку­чей со­ломы, на ко­торую так не по­вез­ло упасть млад­ше­му. Ка­кого де­мона оно во­об­ще здесь де­ла­ет? И что... что те­перь де­лать?

- А я ведь го­ворил! - вос­клик­нул он бы­ло сор­ванным го­лосом.

- Эй, вы здесь? Мать уже заж­да­лась, - дверь от­кры­лась, впус­кая в по­лум­рак са­рая вол­ну сол­нечно­го све­та, бес­печный лет­ний день, ца­рящий сна­ружи - и та­кой не­умес­тный здесь и сей­час. И Й­оши. Он бро­сил ко­рот­кий оце­нива­ющий взгляд на млад­ше­го и по­вер­нулся к Са­ки. - Это ты его так?

- Да, но он... сам поп­ро­сил, - воз­ра­зил бы­ло тот не­уве­рен­но.

- "Он, он!" - пе­ред­разнил его Й­оши. - Он мал и глуп, а ты дол­жен был по­нимать. Ты-то уже взрос­лый! Те­бе же го­вори­ли, что этот при­ем очень опа­сен!

Са­ки сжал зу­бы и стис­нул ку­лаки, но ни­чего не от­ве­тил. "Те­бе же го­вори­ли!" Сколь­ко раз он уже слы­шал эти сло­ва? От ма­тери, от­ца, учи­теля, те­перь вот от бра­та. Все они луч­ше са­мого Са­ки зна­ют, как ему жить. Он уже ус­пел по­забыть, что все­го ми­нуту на­зад сам го­ворил точ­но та­кие же сло­ва млад­ше­му.

Тем вре­менем Й­оши поз­вал на мес­то про­ис­шес­твия стар­ших, и те ос­то­рож­но унес­ли млад­ше­го Ха­мато в дом на са­модель­ных но­сил­ках из ста­рого пок­ры­вала. Сму­щен­ный Са­ки пы­тал­ся по­мочь им, но его без лиш­них раз­го­воров гру­бо от­тол­кну­ли в сто­рону.

- Да­вай от­сю­да. На­делал уже дел...

Й­оши с лег­ким со­жале­ни­ем смот­рел на эту сце­ну. Он то­же злил­ся на бра­та за про­яв­ленную не­ос­то­рож­ность, но сей­час тот выг­ля­дел та­ким по­дав­ленным и нес­час­тным. Да и не на­роч­но он ведь! Й­оши по­дошел к бра­ту и по­ложил ла­донь на пле­чо, же­лая что-то ска­зать. Но Са­ки сер­ди­то от­тол­кнул его, в гла­зах свер­кну­ли нез­на­комые жес­ткие огонь­ки. Так, слов­но стар­ший хо­тел от­ве­тить на уте­шение неч­то жес­то­кое. Но про­мол­чал и лишь не­под­вижным взгля­дом про­водил скрыв­ши­еся за уг­лом но­сил­ки с не­воль­но пос­тра­дав­шим бра­том.

Нес­лышно по­дошед­ший (ког­да, не су­мел вспом­нить ни один из сы­новей) гос­по­дин Ха­мато то­же дол­го мол­чал, со­зер­цая ви­нов­ни­ка про­ис­шес­твия, Й­оши же слов­но не за­мечал вов­се. И мол­ча­ние это бы­ло страш­нее са­мой жес­то­кой ру­гани. Сей­час Са­ки пред­по­чел бы... да да­же что­бы отец от­лу­пил его. Си­няки по­болят и за­живут. Все луч­ше, чем вот так ждать не­из­вес­тно че­го.

- Мне уже все до­ложи­ли, - на­конец на­рушил по­вис­шую тя­желую па­узу Ито. - И ма­тери то­же. Че­рез 15 ми­нут ждем те­бя в гос­ти­ной.

Тон, ко­торым бы­ли про­из­не­сены эти сло­ва, не ос­тавлял на­деж­ды на бла­гопо­луч­ный ис­ход де­ла.

- Отец, он не на­роч­но... - ре­шил­ся на­рушить не­писан­ные пра­вила и пе­ребил его Й­оши.

- За­мол­чи! - не­ожи­дан­но жес­тко от­ре­зал тот. И ог­ля­нул­ся на сы­на так, что тот не­воль­но при­кусил язык. - Те­бе сло­ва не да­вали. Нах­ва­тал­ся от не­го дур­ных ма­нер? Мы с ма­терью ре­шим, ка­кого на­каза­ния дос­то­ин твой брат. И ты, ес­ли еще хоть раз от­кро­ешь рот без раз­ре­шения.

Сму­щен­ный Й­оши не от­ва­жил­ся про­дол­жить. Са­ки сме­рил его през­ри­тель­ным взгля­дом, за­тем сум­рачно, поч­ти ис­подлобья пос­мотрел на от­ца.

- Ты все по­нял, Са­ки?

Тот мрач­но, ед­ва за­мет­но кив­нул.

- Да, отец, - так же хо­лод­но отоз­вался он.

_____________________
* боккен - деревянный учебный меч

Глава 14. Приговор

Дверь за отцом неслышно закрылась, и в сарае вновь воцарился сумрак, который, казалось, стал еще темнее и непригляднее. И тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием братьев, разошедшихся по разным углам. Навалившаяся беда не объединила их, а напротив, развела, воздвигла невидимую, но очень прочную стену, нарушить которую не решался ни один.

Прислонившись к стене, Йоши спустя несколько секунд обессиленно опустился на солому, обхватив голову руками.

- Что ты наделал? - с нескрываемым отчаянием проговорил он. - Я же предупреждал... А теперь тебя обязательно накажут.

- Тебе-то что? - резко, почти зло ответил Саки, глядя отчужденно в сторону. - Не тебя же, подлиза.

Младший резко вскинул голову, обидно уязвленный колким словом. Вот так всегда, за все-то хорошее...

- Прекрати, - запальчиво возразил Йоши, не желая, однако, начинать ссоры, лишь объясниться. - Я не...

- Что же ты молчал тогда? - резко повернувшись, смерил его уничтожающим взглядом брат. - Если знал...

- Я пытался, - Йоши виновато опустил голову. - Но отец и слушать не пожелал.

- А ты заставь! - повысил голос Саки. Выпрямился, гневно сжимая кулаки. - Но нет, ты слишком боишься, что отец разгневается и на тебя. Боишься потерять его расположение, любимчик...

- Замолчи! - разозлился на этот раз уже Йоши. Да сколько можно, в конце-то концов?! Шагнул ближе, вытягиваясь во весь рост. - Все тебе любимчики: и Танака, и я... Один ты бедный и несчастный, сиротинушка...

Он не успел договорить: Саки бросился на него, как дикий кот, и прижал к земле, схватив за отвороты кимоно.

- Никогда... никогда не смей надо мной насмехаться! - прошипел он в лицо оторопевшему брату.

Вывернувшись, Йоши сбросил его с себя и приподнялся, одной рукой стряхивая с волос прилипшую солому.

- А то что?! - вспыхнул он и подобрался, готовясь к драке. - Правда глаза колет, да?

Но спору, да и новой потасовке не суждено было случиться. Дверь вновь скрипнула, и оба отпрянули от нее, вздрогнув от резкого звука. А затем, обменявшись злыми взглядами, и друг от друга. Однако посланцу - одному из слуг дома - не было дела до ссоры хозяйских сыновей. Он лишь сухо напомнил, чтобы виновник происшествия поспешил - господин с госпожой ждут его для вынесения решения.

И это было важнее всего, что мог сказать глупец младший. Саки коротко кивнул, лицо его вновь стало непроницаемым. Поднялся на ноги, двумя небрежными движениями отряхнул колени и направился к выходу.

Йоши молча смотрел ему в спину, восстанавливая дыхание. Теперь, успокоившись, он немного сожалел о сорвавшихся с языка словах, пусть и были они правдивы, но как же невовремя! Однако в чужом присутствии пересилить себя не решился. Лишь когда слуга исчез за дверью, а Саки уже поравнялся с порогом, Йоши, нервно сжав и разжав вспотевшие ладони, негромко окликнул его.

Напрасно, конечно же, Йоши мог сказать об этом, и не глядя на брата. Напряженная закаменевшая спина, резкие движения - Саки определенно услышал его, но не счел нужным оборачиваться. Лишь решительно вышел, громко хлопнув дверью.

Йоши тяжело вздохнул, взлохматил волосы пальцами. Поздно. Как всегда, слишком поздно. После вынесения наказания же (а парень знал, что будет оно наверняка суровым, весь вид отца говорил об этом) извиняться будет тем более напрасно. Но это же не повод не попытаться.

***

Как бы ни задели его слова брата, едва покинув сарай, Саки позабыл их, выбросил из памяти. Не столько намеренно - все же за злопамятность ругали его не зря, - сколько по причине более серьезной проблемы. Старательно сохраняя неприступный уверенный вид, единственно приличный для наследника мастера, юноша следовал за посланцем, но не мог не ощущать, как сердце сжимает незримая холодная рука. Отец переменился, Саки давно заметил это, но не хотел верить. Сегодня же... он смотрел на сына, как на пойманного на преступлении злоумышленника, как на гадкое насекомое, посмевшее его укусить. Почему? Он же не желал ничего дурного. Ни тогда, ни сейчас.

У крыльца слуга замедлил шаг и остановился, открывая двери, в ожидании. Предельным усилием воли Саки успокоил дыхание, даже выдавил некоторое подобие улыбки. Как бы сумрачно и холодно ни было на душе, никто не должен об этом знать. Все же он - сын мастера, его наследник. И он ни в чем не виноват, отец не может этого не понимать.

В двери гостиной Саки вошел уже уверенным шагом, мысленно готовясь к упрекам матушки и строгим расспросам отца - так было всегда, когда в детстве ему случалось что-то натворить. Мальчик знал, что в любом случае, даже если вдруг он окажется виноват - а кто способен признать это в голопузом детстве? - отец будет на его стороне. И, даже вынеся наказание, не отвернется, не отступится от него. Как бы ни злилась и не проклинала его мать, в отце Саки был уверен. Почти так же, как в брате... в те моменты, когда он не был таким болваном, как сегодня, конечно же...

Тем страшнее и тягостнее было встретившее его молчание. Скрестив ноги, господин Хамато сидел на подушке, прислонившись к стене, и молча смотрел на сына. Одна рука неподвижно лежала на колене, второй же Ито время от времени касался левого бока. Свет, падавший на него сбоку из оконца, делал кожу необыкновенно светлой, добавлял морщин и лет. Если бы Саки присмотрелся внимательнее, он заметил бы, как осунулся отец, обратил внимание на его усталый и определенно нездоровый вид. Но юношу слишком снедало собственное беспокойство, да и не слишком он привык обращать внимание на чужие несчастья. Тем паче, когда своих немерено.

Сидевшая по правую руку от отца мать, напротив, то и дело с тревогой поворачивалась к нему, вполголоса пытаясь в чем-то убедить. Тот лишь качал головой, не соглашаясь. На Саки госпожа Хамато взглянула лишь раз, мельком, и тут же отвернулась. Юноша также не задержался на ней взглядом. Он продолжал привычно называть ее "матушка", но без всякого чувства. Для этой женщины Саки был чужим и относился к ней так же.

- Итак, Саки, что ты можешь сказать в свое оправдание? - начал экзекуцию отец, сложив руки на животе. Мать с покрасневшими глазами хранила напряженное молчание.

Какое-то время Саки молчал, слишком уж отвратным показалось ему слово "оправдание" - словно он и впрямь был виноват, - но под конец не выдержал. Ощущение невольной вины съедало его, и, может быть, чистосердечное раскаяние поможет хоть немного облегчить груз на душе.

- Это произошло случайно, - хмуро пояснил он, отводя взгляд. - Танака просил меня показать новый прием...

- Тот, о котором говорил мне Йоши? Которым можно сокрушить любого врага? - уточнил господин Хамато. Саки молча кивнул.

- И ты применил его против брата! - не выдержала госпожа Хамато, наконец взглянув на парня прямо. - Значит, он для тебя враг?

Саки хмуро взглянул на нее, но ничего не ответил. Смысл говорить об очевидном? Тем более, она все равно не поверит.

- Помолчи, жена, - перебил ее Ито. - И ты это сделал? Показал?

- Да, - с трудом пересиливая себя, выдавил из себя юноша. - Он очень просил.

- А если бы он попросил тебя посадить его на крышу, с которой упал бы, ты бы тоже согласился? - снова вмешалась Юрико. Злые слезы сверкнули в ее глазах, женщине с трудом удалось сдержать их.

- Она права, Саки, - подтвердил отец. - Не первый раз своим безрассудством ты подвергаешь опасности близких тебе людей. Сначала Йоши, теперь Танака. Кто следующий?

Саки угрюмо молчал. И в самом деле, что тут скажешь?

- Ты заслуживаешь серьезного наказания, Саки. Может, хоть оно сможет тебя образумить, - донесся откуда-то словно бы издалека голос Ито, и юноша, пересиливая себя, вернулся к реальности. Он вопросительно взглянул на отца.

Тот молчал, сосредоточенным движением потирая грудь, словно она болела. Мать склонилась к нему, но затем, подняв голову, взглянула на Саки искоса.

- Самое подходящее для тебя, - почти прошипела она, пользуясь моментом паузы. - Способному поднять руку на ребенка не место среди нас.

Саки немного ошарашенно смотрел на нее, позабыв про сохранение достоинства и разумную речь. О чем она? Не место? Они что... прогоняют его? Спохватившись, юноша перевел взгляд на отца, с надеждой и скрытой мольбой. Пожалуйста, пусть мать ошибается. Только не это!

Тот наконец отдышался и выпрямился. Взглянул на сына усталым опустошенным взглядом, и тот замер на месте, похолодев. Надежда на лучшее стремительно таяла.

- Ты отстраняешься от занятий в додзё на полгода, Саки, - медленно произнес господин Хамато. Затем не глядя пошарил по поверхности низкого столика, и жена поспешно подала ему свернутое в трубочку послание. - И на это время покинешь дом, отправившись к Кавагами-сан с поручением. Тебя сопроводит его человек. И вернешься ты назад, только когда срок наказания истечет... либо если вестник потребует срочного ответа.

Фраза колокольным звоном отдалась в голове Саки, и последних слов он просто не расслышал. Словно предательский удар под дых, неожиданный, от которого не хватит силы тела защититься, ни силы духа - выдержать. Изгнание? На полгода? За случайно нанесенную травму? Нет, этого просто не может быть.

- Но... - он запнулся, судорожно выдохнул, сжимая в пальцах подол куртки, а затем продолжил. - Вы должно быть шутите, отец. Это слишком... слишком долго.

- Скажи спасибо, что не насовсем, - перебил его Ито, думая, что сын имеет в виду тренировки, и немного раздосадованный - ничего-то этого неслуха не колышет, кроме собственных интересов. - Твое безрассудство опасно для тебя самого и для окружающих, Саки. И тебе будет дано время осознать свое поведение и поразмыслить над своими ошибками. К тому же твое поручение важно для клана. Кому, как не моему возможному наследнику, его выполнить?

На последних словах Юрико сердито сверкнула глазами, но промолчала. Несчастье с младшим сказалось на здоровье мужа, и женщина старалась помнить об этом, быть мягче, насколько это вообще было ей свойственно. Хотя, была бы ее воля, госпожа Хамато сослала бы непокорного отпрыска в дальнюю провинцию насовсем. Что бы ни говорил муж, он опасен и лучше держать этого звереныша на расстоянии, для блага их всех. Его неуемный нрав едва не довел их до беды уже не раз... должно быть, в Саки живет дух его отца, враждебный их роду. Как жаль, что Ито-сан не желает этого понять. Или все же понял?..

В глазах юноши потемнело. Последние слова, про важное задание, он пропустил мимо ушей - слишком уж невероятно это казалось. Саки хорошо знал, где проживает Кавагами Джиро - в Сидзуока, отдаленной южной провинции. Когда-то туда ссылали преступников, а теперь - и его? Упоминание же о наследнике и вовсе показалось издевкой. Что ему там делать? Присматривать за крестьянами в их наделе? Это - занятие для будущего мастера? Отец, должно быть, смеется. Не мог же сын провиниться столь серьезно, чтобы унизить его подобным поручением.

- Нет, - Саки не узнал свой голос и даже немного удивился тому, что отважился произнести это вслух. Господин Хамато столь же изумленно уставился на непокорного сына.

- Ты смеешь возражать? - наконец собрался с мыслями он. И прижал руку к груди, с трудом сдерживая гнев. - Должно быть, мать права. Мы слишком многое спускали тебе с рук, Саки. Наказание начинается с настоящего момента. Твои обязанности переходят к Йоши, ты же до отъезда не покинешь пределов дома и двора.

- Нет! Это слишком... слишком, - Саки задыхался, не находя подходящего слова, чтобы выразить свое возмущение.

- ...слабое наказание для такого упрямца, как ты, - завершила его реплику мать. - Идзу* потребен строгий надзор. Как и тебе.

- Нет! - в отчаянии воскликнул Саки, но смолк, натолкнувшись на холодный, отчужденный взгляд обоих родителей. Точнее, отца, мать лишь мельком поглядывала на него, в основном смотря лишь на мужа.

Саки выпрямился. Помолчал немного, глядя в пол, затем поднял глаза. В них читался открытый вызов. Сейчас, когда уже нечего терять, он не счел нужным сдерживаться.

- Нет, - бросил юноша так же холодно и непреклонно, как незадолго до этого Ито. - В это чертово пекло я не отправлюсь ни за что, тем более к этому старому брюзге...

- Саки, что за выражения, - одернул его отец, но Саки не удостоил его даже взглядом. Семь бед - один ответ.

- И в кого только уродился такой, - подхватила мать, - непослушный, невоспитанный, злой...

- Не в вас! - огрызнулся Саки, резко вскинув голову. И сделал шаг в сторону выхода. Какая разница, если его все равно не слышат!

- Сядь, - холодно приказал Ито. - Я еще не отпускал тебя.

Саки упрямо мотнул головой и остался стоять.

- Я с тобой разговариваю, - повысил голос отец и слегка пристукнул ладонью по полу. - Сядь немедленно.

Какое-то время юноша молчал, глядя в пол, затем поднял глаза, и выражение их господину Хамато не понравилось. Как волчонок, ей-богу, того и гляди вцепится. Может, жена была права насчет него - сколь ни корми, добра не дождешься.

- Нет, - наконец ответил Саки, с вызовом и неожиданной горечью. - Ты все равно не услышишь меня. И накажешь за все, что бы я ни сделал. Очень хорошо. Так избавь хотя бы от нотации.

И вышел, резко сдвинув за собой створки дверей, так что они с треском столкнулись.

***

- Что за характер! - покачал головой господин Хамато. Мужчина устало откинулся назад, ослабляя ворот. С момента, когда ему сообщили о несчастье с Танакой, сердце ныло, не желая успокаиваться. И даже лекарство лишь немного усмирило боль. Впрочем, ждать ли иного, если все происходящее лишь усугубляет ее?

Собственно, вопрос с поставками оружия и кое-какого провианта для клана (замаскированный под гуманитарную помощь) через мнимого старосту деревни Кавагами-сана встал уже давно. Однако сам мастер Сюри не чувствовал себя в силах преодолеть дальний путь до Сидзуоки - сначала на поезде, а потом на тряском фургончике, вплоть до сокрытого меж гор селения.

Господин Хамато давно гадал, кому из сыновей поручить эту миссию. В другое время, вполне возможно, она стала бы предметом гордости Саки (еще бы, ведь его сочли достойным самостоятельного путешествия и отдельного задания), то сейчас... сейчас оно стало для сына наказанием. Может, и правильно. Саки и так слишком самонадеян и горд, пора поставить его на место. Знать бы еще, где оно...

- А я ведь говорила, что от этого волчонка добра не жди. Что не стоит даже связываться с ним, - негромко, но довольно отчетливо ответила жена. Так, что даже не успевший далеко отойти Саки замедлил шаг и недоуменно прислушался. Он с детских лет отличался хорошим слухом и даже почти от порога расслышал сказанное. Но сначала подумал, что неправильно понял.

- Я уже говорил тебе, жена, - неожиданно резким голосом начал Ито. - Не поднимай этой темы. Я принял решение.

- Простите меня, господин, - но покорность в тоне госпожи Хамато была столь фальшивой, что даже супруг услышал ее и недовольно поморщился. - Но решение это было ошибочным и может нанести вред нам всем. Мне, Йоши и Танаке. И даже вам, господин мой муж. Дурная кровь есть дурная кровь, и ничто не в силах этого исправить.

- И что мне оставалось делать? - повысил голос господин Хамато. - Бросить мальчишку на произвол судьбы после всего, что случилось? Не без моего участия, смею заметить.

- А хоть бы и так, - Юрико пригладила волосы. - Его взяла бы на воспитание какая-нибудь крестьянка, и там бы этого волчонка научили покорности. И никому бы из нас не грозила опасность - ни сейчас, ни в будущем, когда он подрастет...

Саки остолбенел. Горло словно перехватила тугая удавка, не давая воздуху свободно проходить в легкие. В спину повеяло холодом - как от приближающейся грозовой тучи. Так вот оно что! Он и правда им чужой. Принятый из милости. То-то они никак не могут привыкнуть к нему и постоянно ждут дурного. Да проживи он хоть сто лет, ничего не изменится. Ничего!

Резко развернувшись, Саки опрометью бросился во двор, затем, хлопнув калиткой, на улицу. Быстрее, еще быстрее... Сердце колотилось, как сумасшедшее, глаза застила пелена. Все зря, все впустую. Он чужой, так было и будет всегда. У него нет семьи, нет дома, нет ничего. Нет и никогда не было.

_______________
* Идзу - старое название префектуры Сидзуока

Глава 15. Перекати-поле

Близящийся к полудню, когда братья вернулись из додзё, сейчас день понемногу клонился к вечеру. Знойный и душный, совершенно не располагающий к особой активности. Горизонт заволокли плотные облака, сизые по низу, предвещая возможный дождь к вечеру или же в ночь.

Всего этого Саки не замечал, хотя всегда не любил и неважно переживал такую погоду, делающую тело вялым и неповоротливым, а дух - раздражительным и неспокойным (даже более, чем обычно). Но только не сегодня.

Нынче же словно демоны несли его на крыльях, заставляя забывать и про плотный застоявшийся воздух, и про возможные чужие любопытные взгляды. Не замечать никого и ничего, видя знакомые дома и деревья словно через мутную пленку. Окружающий мир исчез, так что дважды Саки споткнулся на знакомом вроде бы и памятном даже с закрытыми глазами пути. Но не остановился, даже не замедлил шаг.

Все в точности, как - целую вечность до этого! - десять лет назад. При рождении засранца Танаки, чтобы ему пусто было. Саки выдохнул сквозь зубы, не сбавляя шага. Он вот, слабак, трус, подлиза, но все-таки свой. Ему простят, как бы ни осрамил он род и себя самого. Для старшего же под родным кровом нет места, нет ни единого близкого существа. Как всегда: все они - и он, чужой, отверженный. В поисках забвения за гранью знакомого и привычного. Как и тогда, прочь от дома, от родных лиц вела растравленная обида и горечь, и некуда было от нее скрыться.

Он пробежал мимо бывшего убежища под ивой, даже не оглянувшись. Игравшие у реки ребята прервали свое занятие и удивленными взглядами проводили его, но Саки не замечал ничего. И никого. Оглушающая и ослепляющая обида билась в висках, до боли, до крика. Привычный мир рухнул, оставив после себя лишь ранящие обломки и пугающий туман безвестности. Почему?.. За что?.. Кто же он теперь - если не Хамато? И что делать с этой невероятной, невозможной правдой?..

***


Тем временем Йоши вышел во двор, опустился на крылечко, равнодушным взглядом скользя по ровно крашенной изгороди. На душе было как-то муторно и тяжело, и юноша не мог сказать отчего. Точнее, если сказать честно, мог - но не желал. От природы он был отходчивее Саки, однако при случае тоже бывал упрямым. А сегодня... сегодня он был прав. И все же лучше было обойтись без этих ранящих слов. Проклятый длинный язык! Саки ведь и так изрядно достанется.

Йоши поднял голову, нашел взглядом окно на втором этаже. Должно быть, старший еще там, с отцом и матерью. И, скорее всего, надолго. Ничего. Он подождет. Никакой разговор не может длиться вечно, а когда, наконец, завершится, он сумеет найти нужные слова, чтобы поддержать старшего (пускай сейчас они никак не находятся, неважно, тогда-то он сумеет). И плевать, если Саки наверняка вновь сделает вид, что не замечает и не слышит его, будто ему совершенно все равно, что скажет и сделает младший. Йоши знает: это не так. И это единственное, что имеет значение.

Услышав, как открылась за спиной дверь, юноша повернулся и, заметив вышедшего слугу, поднялся на ноги, пропуская его. Но что-то в суетливой, поспешной манере движения его насторожило Йоши. И он окликнул направляющегося семенящим шагом к калитке мужчину, с совершенно праздным вопросом - куда тот так торопится...

...и уже в следующую секунду залетел в дом, напрочь позабыв о недавних намерениях. Гораздо важнее обид брата, с которым Йоши успеет поговорить и потом, было то, что отцу стало хуже. А ведь мать упоминала как-то, что доктор велел ему беречь себя. А он, сын, даже не обратил внимания. Запоздалое раскаяние и стыд сжали сердце, а потом... потом душу выстудило внезапное понимание: что именно могло послужить причиной ухудшения.

В считанные мгновения Йоши взлетел по крутому подъему лестницы - и был неожиданно и неприятно разочарован, когда мать поначалу не пожелала допустить его к отцу.

- Ему нельзя волноваться, - повторяла она, качая головой, нервными движениями расправляя подол кимоно. - Случившееся с твоим братом... с обоими... и без того стало слишком сильным ударом.

- С обоими? - повторил Йоши неверящим тоном, ладонь машинально сжала резные перила. - Матушка, а что... что с Саки?

Госпожа Хамато буркнула что-то невнятное, раздраженно дернув головой. И встревоженно покосилась в сторону двери. Юрико знала, что доктор живет на соседней улице и должен успеть вовремя, хорошо знала... но порой тревога бывает сильнее логики. Как же ей хотелось вернуть вспять этот злополучный разговор! Лучше бы муж принял решение относительно ослушника попозже, когда поправился бы сам... но нет, порой мужчины бывают упрямее детей.

Она заглянула в комнату, и через ее плечо Йоши рассмотрел отца. Выглядел тот и правда неважно, однако, заметив сына, слабым голосом велел ему подойти.

- Погодите хотя бы до прихода доктора, господин мой, - умоляющим тоном попросила Юрико.

- Нет, жена. Сейчас.

Йоши осторожно приблизился к кровати. Как же непривычно и... даже страшновато видеть отца, всегда такого деятельного и уверенного, в постели в дневное время. Юноша встряхнул головой, отгоняя дурные мысли. Нет, неправда. Отец обязательно поправится, с ним ничего не случится. Он слишком нужен им всем.

- Да, отец? - Йоши наклонился ближе. - Вы что-то хотели?

- Да, - опираясь о подушку, Ито приподнялся. - Ты не видел Саки?

Сын отрицательно качнул головой.

- Нет. Я думал, - Йоши запнулся, оглянулся зачем-то на дверь, - думал, что он с вами.

- Так и было, - господин Хамато сжал руку сына. - Найди его, Йоши. И узнай... - голос на мгновение прервался, затем, тяжело выдохнув, мужчина продолжил. - Нет, не стоит. Просто найди.

- Может, чуть позже, отец? - попытался воспротивиться Йоши. - Когда придет доктор...

- Нет, сын мой, сейчас, - Ито вздохнул, голос его стал тверже. - Его нельзя сейчас оставлять одного.

- Но почему? - Йоши совсем запутался. - Отчего именно сейчас...

- Все позже, - усталым жестом прервал его отец. - Есть знания, что приносят много печали. Всем без исключения. И порой они открываются весьма неожиданно. В такие крайне неудачные дни, как этот. Найди своего брата, Йоши. Это нужно вам обоим.

- Хорошо, - Йоши так ничего и не понял, но ослушаться не посмел.

Он поднялся, вышел на лестничную площадку, разминувшись с матерью и доктором, и не спеша спустился, гадая, где же искать брата. И почти наверняка зная, где именно...

***


Как и ожидал, Йоши нашел Саки на берегу реки, возле старой развесистой ивы, под кроной которой они так любили играть. Правда, первое время Саки считал "убежище" исключительно своей вотчиной и не желал пускать туда младшего. Дело порой доходило и до кулаков... Юноша улыбнулся своим мыслям. Как же давно это было!.. И какими несмышленышами были они тогда...

Сейчас Саки не прятался от мира под ветвями старого дерева, напротив, отошел от него подальше, словно не желая иметь ничего общего, с ним и всем, что было раньше. А может, и правда не желая, Саки порой посещали странные идеи. Сейчас он молча созерцал воду, опустившись на корточки. Почти как во время медитации, если бы не напряженная поза, не закаменевшие плечи и руки, стиснутые на коленях.

Йоши неторопливо подошел ближе, но брат не обернулся, хотя наверняка слышал чужие шаги. Даже не пошевелился. Также не говоря ни слова, младший приблизился на расстояние шага и присел рядом. Осторожно, в любой момент готовый к грубости, заглянул в лицо старшему...

И замер в нерешительности. Столь похоже на Саки было скрывать свои эмоции, такие как страх, неуверенность и обида, за непроницаемым выражением лица или же, в крайнем случае, вспышками гнева, что выражение это стало накрепко приставшей к лицу маской. Йоши очень не любил ее, но сейчас, когда видел брата таким подавленным и с трудом сдерживающим себя, вдруг испугался. Сам даже не понял, чего именно, кроме одного: отец был прав. Саки нельзя оставлять одного - сейчас, наедине с дурными вестями, каковы бы они ни были.

Он пододвинулся ближе и осторожно коснулся плеча брата.

- Уходи, - бросил Саки, не оглядываясь. Голос был глухим, безжизненным, чужим. Первая вспышка отчаяния прошла, и сейчас юноше было мучительно стыдно за нее. Ему же ведь уже не пять и не десять лет, чтобы срываться до слез - даже когда, как сейчас, рушится весь мир, все, что было в нем важного и устойчивого, оставляя в нем... что? Кто скажет? Может, даже имя у него не настоящее?

- Нет, - Йоши выпрямился, восстанавливая дистанцию, но глаз не отвел, даже когда старший хмуро покосился на него. - Не сейчас, когда ты сам на себя не похо...

Он пожалел об этих словах, едва ли не прежде, чем они сорвались с губ. Старший резко, всем телом обернулся, так что Йоши даже вздрогнул. Глаза сверкали так знакомо-непримиримо, жестко, зло.

- Что, снова посмеяться пришел?! - прошипел Саки. Пальцы его больно впились в плечо младшего. - Ну, рискни.

- Нет, - Йоши перехватил руку старшего и сжал в своей, крепко, но без злобы. Набрался смелости и взглянул глаза в глаза. Ну же, надо уметь признавать свои ошибки, как бы трудно не было. - Я... я был не прав тогда. Прости...

Последнее слово он произнес много тише и все же опустил голову. На миг, всего лишь. Но за это краткое мгновение Саки разжал пальцы и, порывистым движением освободившись, вновь отвернулся к реке. Уставился на воду неподвижным взглядом, словно пытаясь найти ответы в ней.

- Отец просил найти тебя, - наконец собрался с мыслями Йоши. Скользнул взглядом по пасмурному, быстро темневшему небу, и решился. - Мне... мне кажется, он сожалеет о том, что случилось. Кстати, а что же все-таки произошло? Он сильно наказал тебя за... ну, за то, что случилось с Танакой?

Саки лишь хмуро, едва заметно кивнул, не поворачиваясь. Ни слова не добавив. Не было ни желания, ни смысла что-то объяснять, дурачок Йоши все равно не поймет. Снова будет защищать и мать, и отца... да и Танаку, чего доброго. Опять быть во всем виноватым? Какого черта?!

- Отец сильно беспокоится за Танаку, - продолжил Йоши, с тревогой оглядываясь в сторону деревни: чего доброго хватятся да пришлют кого-нибудь искать. Неважно кого, сейчас любой будет лишним. - А после вашего разговора ему даже стало хуже, мать вызвала доктора, - младший с удовлетворением отметил, что Саки повернулся, наконец, к нему. Нет, не стал ни о чем расспрашивать, даже не счел нужным как-то выражать обеспокоенность - но уже это внимание, Йоши знал, дорого стоило.

- Зря ты так, - продолжил он, воодушевленный первым успехом. - Отец может сердиться, но все же любит нас. Нас всех, ведь мы же семья.

При последней фразе Саки скорчил гримасу, но сдержался. Хотя, видят боги, было непросто. Наверно, отец ничего не сказал младшему, раз он до сих пор так вольно рассуждает о родстве. Как и самому Саки. Не посмел. Струсил...

- Ну, не убил же он тебя, в конце концов, - привел последний аргумент Йоши.

И тут уже Саки не сдержался. Повернулся к младшему, сжав кулаки, нагнулся, так что расстояние меж лицами их сократилось до минимума.

- Да уж лучше бы убил! - выкрикнул он сорванным голосом. Сжал зубы, превозмогая судорогу в горле, и продолжил уже тише. - Лучше бы меня вообще не было! Лучше, чем так...

- Погоди, погоди, - Йоши нахмурился. Ему припомнились странные слова отца. Что-то про неуместную правду, которая так и не открылась ему. - Что он сказал тебе, Саки? Что сделал?

Он даже схватил брата за руки, готовый удерживать, если понадобится. Слишком уж хорошо знал Йоши гордый замкнутый нрав последнего. От неловкого движения он плюхнулся на колени, в которые тут же больно впились камешки. Йоши не замечал этого.

Но нет, на этот раз Саки вырываться не стал. Тяжело дыша, он с открытой неприязнью смотрел на младшего. Горькая, жгущая душу новость просилась наружу, и сейчас юноша был рад высказать ее. Выплеснуть наружу, чтобы хоть немного утишить это жжение, чтобы разделить горечь с кем-то еще. Почему должен страдать только он один?

- Нет, не сказал, - Саки невесело усмехнулся. - Я случайно лишь узнал, что не брат тебе - и не сын ему. Он не посмел мне сказать этого в лицо, признаться, что прогоняет меня только за это. Наш дорогой отец струсил сказать мне правду, как подло скрывал ее все эти годы!

Ошарашенный Йоши отшатнулся, тряхнул головой, пытаясь упорядочить мысли. Напрасно. Невероятная новость не укладывалась в ней, в нее никак не верилось, ну вот совершенно никак. Саки - и не брат ему? Не родич им всем? После того, что отец собирался сделать его наследником? Да быть того не может!

- Не может быть, - повторил он растерянно. Старший наблюдал за братом с недоброй улыбкой, скрытым злорадством. Ощущение чужой боли, казалось, немного успокоило собственную. Пусть и на чуть-чуть. - Отец, он... он просто не мог так поступить. Он любит тебя...

- Врешь! - выкрикнул громче Саки и ударил кулаком по земле. - Спроси его сам, если не веришь... если, конечно, он не обманет и тебя. Спроси, за что меня прогоняют прочь из дома, уже завтра!

Он сжал в ладони травинки, вырванные с корнем из земли. Затем резко отбросил в сторону.

- Как - прогоняет? - спросил Йоши совсем тихо. - Совсем?

- Нет, - не сразу, нехотя отозвался Саки. Срок ссылки совершенно выпал из памяти, казался таким несущественным. - На полгода. С каким-то заданием.

- Вот видишь, - младший облегченно выдохнул, уселся поудобнее. - Не просто так, а по заданию. Важному для клана, наверняка.

Саки презрительно скривился и отвернулся. Подобрал один из немногих камушков и бросил в воду, следя за расходящимися кругами.

- А потом ты вернешься, и все будет как раньше...

- Как это раньше? Ты издеваешься, да? - Саки схватил брата... бывшего брата, зло поправил он себя - за отвороты кимоно и встряхнул. - А если бы тебе... тебе сказали, что ты приемыш... что они не твои мать и отец... что ты неизвестно кто? Что тогда?

- У нас в деревне в половине семей приемыши, - пожал плечами Йоши, старательно изображая внешнюю невозмутимость. Пусть нерадостное известие и выбило его из колеи на время, сейчас все должно вернуться на круги своя. Саки его брат, остальное уже менее важно. Юноша попытался освободиться. Саки зло сверкнул глазами, но отпустил его.

- Ты не понимаешь, - устало, опустошенно выдохнул он. - И никогда не поймешь.

- Не понимаю, - повторил Йоши и, когда Саки зло на него покосился, тут же добавил, - потому что это не имеет значения. Ты мой брат, Саки, и останешься им, что бы ни случилось.

- Да неужто? - нехорошо сощурился старший, узкие черные глаза превратились в щелочки. Резко обернувшись, он прошил брата пристальным цепким взглядом. - А если моя мать была куртизанкой или гейшей? А отец - вором, нищим... или, хуже того, гайдзином, - последнее слово Саки почти выплюнул, припомнив, сколько раз так дразнили его в детстве из-за бледной кожи и высокого роста. - Что тогда?

- Все равно... - повторил Йоши чуть менее уверенно, подавленный яростным напором. Но глаз не отвел.

Глава 16. Долгие проводы - лишние слезы

Когда братья Хамато вернулись, наконец, домой, уже заметно стемнело. Они шли по опустевшей улице почти бок о бок - и все же выраженно порознь. По счастью, по пути никто из знакомых им не встретился, и не пришлось вступать в ненужные разговоры. Йоши мысленно поблагодарил за это карму. Что думал по этому поводу Саки, да и думал ли вообще, замечал ли что-то кроме своих мрачных мыслей, младший не знал. И даже не пытался выяснить, как ни тяготило его вновь повисшее молчание. Слишком хорошо он знал своего брата, чтобы неосторожно пытаться. То, что дал уговорить себя и вернулся домой, уже большое дело.

Уже возле самой ограды, отделяющей двор от собственно улицы, Йоши попытался пройти первым. Через неплотную зелень он уже рассмотрел приземистую фигуру матушки. А это значит, наверняка не обойдется без неприятного объяснения. Будет лучше, если он сам все растолкует. Однако Саки перехватил его за плечо и без видимого труда отодвинул в сторону.

- Незачем, - только и проговорил он, не оборачиваясь.

- Вот вы где! - госпожа Хамато всплеснула руками возмущенно, переводя взгляд с одного непослушного отпрыска на другого. - И где вас демоны носят, интересно знать, уже под ночь? Хотите совсем отца в могилу загнать, и меня вместе с ним?

Несмотря на то, что обращалась женщина вроде бы к обоим, чаще оглядывалась она на Саки. Впрочем, тот не придал этому никакого значения, угрюмо глядя куда-то ей через плечо, в сторону смутно маячивших темных крон деревьев в саду. Что бы ни случилось, всегда виноват он. Было бы удивительно, если бы сегодня вышло иначе. Тем более сегодня!

- Еще совсем не ночь, мама, - возразил Йоши и, стараясь смягчить мать, перевел тему. - А как отец?

- Хуже, чем ожидалось, - Юрико вздохнула, неуверенным движением поправила пояс: руки ее непривычно дрожали. - Доктор отбыл полчаса назад, велел на ближайшие дни не нагружать себя работой... и излишними огорчениями, - она не сдержалась и, как ни старалась, метнула-таки раздраженный взгляд на старшего. - А тебе все бы где-то шляться.

Саки проигнорировал и это. В голове настойчиво билась мысль спросить, можно ли навестить отца сейчас, но юноша уже знал, что не сделает это. Не станет ни о чем спрашивать мать, изначально враждебную к нему, не станет напрашиваться туда, куда его не зовут, не будет еще раз унизительно изгнан. Все, хватит. Он уже достаточно пытался сегодня. Нет значит нет. Можно и обойтись.

Он переступил с ноги на ногу, намеренно пропуская слова матери мимо ушей и лениво гадая, когда же наконец той надоест браниться и причитать, и она отпустит их с Йоши. Можно было, конечно, уйти, и не дожидаясь разрешения. Наверно. Однако накрепко вбитые правила поведения были слишком сильны, а весь запас непокорства закончился еще днем, вместе с душевными силами и равновесием. Или же почти весь.

Йоши оглянулся на брата, затем снова перевел взгляд на мать.

- А что с ним? - встревоженно спросил он, помимо воли косясь на Саки. Младшего неприятно задевало видимое равнодушие того к неожиданному недугу отца. Да, конечно, обида, непонимание и все такое, но все же - как можно быть таким бесчувственным? Удачно притворяется - или ему и правда все равно?

- Сердце, - Юрико огорченно качнул головой. - Эхо той войны, будь она неладна. Сколько жизней она унесла и сколько укоротила - одному Будде ведомо. А господин еще и не берег себя, хотя годы берут свое. Непоправимого не случилось, но... - она неопределенно пожала плечами, имея в виду что-то свое.

- А можно нам навестить его сейчас, мама? - нетерпеливо спросил Йоши. Саки медленно оглянулся, но больше ничем своей заинтересованности не выдал. Юрико не заметила этого.

- Нет, - она качнула головой и оглянулась в сторону окна комнаты мужа. - Доктор дал ему лекарство и не велел тревожить. В его состоянии лучшим подспорьем будут покой и тишина. Позже можешь навестить его, когда он проснется, - смилостивилась женщина, одобрительно коснувшись рукава Йоши. - Или же поутру.

Конечно же, о старшем она и не вспомнила. А может, считала, что его-то как раз мастеру видеть и не стоит? Раз от него одно беспокойство, да и вообще чужой? Да, скорее всего. Ну и пусть. Саки гордо вскинул голову и, уже ни на кого не оборачиваясь, направился к дому. О чем еще говорили мать и Йоши, его не интересовало. Равно как и задание, о котором за всеми злоключениями Саки успел позабыть. Да и когда он еще прибудет, тот вестник от Кавагами-сана?

***


Отец не спустился и к трапезе, и атмосфера в маленьком помещении столовой была откровенно тягостной и напряженной. Госпожа Хамато отдавала распоряжения резковатым неровным голосом, затем надолго замирала, задумываясь о своем, и тревожить ее не решался даже Йоши.

Оба брата почти не притронулись к еде, избегая смотреть друг на друга. Как ни был старший сердит на отца, в душе Саки не мог не признать: в его отсутствии дом и все, что окружало юношу, стали еще более чужими и отталкивающими.

Он машинально подцеплял с тарелки еду, даже не глядя, что это было, не ощущая вкуса, про себя гадая, надолго ли затянется эта пытка. Уж лучше остаться наедине с собой, чем ощущать буквально спиной обвиняющий и настороженный взгляд матери и сочувствующий - брата. Саки не знал, что его раздражает больше, и желал всей душой лишь одного - чтобы его оставили в покое.

Йоши также ощущал нарастающее напряжение и, не завершая ужина, поспешил выйти из-за стола, давая Саки возможность последовать его примеру. Младший знал, что даже в случае недовольства матери нареканий в его адрес будет меньше. А поравнявшись с Саки, наклонился и без лишних слов слегка сжал руку брата. Что бы тот ни думал, он не один и не брошен всеми. Саки мимоходом оглянулся на него, затем осторожно освободил ладонь и вышел во двор.

Йоши за ним не пошел. Все, что он мог сказать, было сказано ранее, осталось лишь пережить обрушившееся на них несчастье, наедине с собой, как предпочитал Саки.

***


Оставшись наконец в одиночестве, Саки опустился на низкий камень - естественную границу двора и сада. И долго неподвижным взглядом всматривался в постепенно темнеющую низкую крышку неба. Цикады молчали, и лишь негромкое журчание ручья, в дневное время почти не слышное, да уханье совы откуда-то издалека нарушали воцарившееся молчание. Должно быть, в предверие дождя зной не спал, все так же тяжело, удушающе наваливаясь на плечи, сдавливая горло. А может, то был вовсе не зной. Саки старался не думать об этом.

Вопреки ожиданию, желанное уединение не принесло облегчения. Юноша тяжело выдохнул, напряженные плечи бессильно опустились. Мысли текли вяло, тягуче, неспешно, но неумолимо затягивая в водоворот отчаяния. Снова и снова напоминая о свалившемся на голову несчастье, от которого нет и не будет спасения. Вспышка гнева и необходимость держать себя в руках на какое-то время подстегнули волю, дали сил сохранить лицо и не выдать себя. И вместе с тем всегдашняя гордость не давала поделиться даже с братом, мешала принять сочувствие, которого сейчас так не хватало. В период болезни отца и отчуждения матери, накануне неизбежного отъезда и неизвестности - тем более.

Саки сам отослал брата, и ни за что не признался бы в этом, но сейчас немного жалел об этом. Он поднял голову, в поисках... юноша и сам не знал, чего именно... приметного знака, знамения, способного поддержать, дать надежду. Но взгляд натыкался лишь на темные, страшноватые в сумраке силуэты деревьев. Где-то вдалеке мерцал чуть заметный огонек, а может, и звезда, заплутавшая среди туч. И от вида ее становилось еще горше. В любой момент готовая погаснуть, она все же находила в себе силы бороться и светить, а он... может ли он?

Хлопнула калитка, и юноша поспешно обернулся, так же торопливо стирая с лица тоскливое выражение, хотя незнакомец вряд ли смог бы его рассмотреть. Поднялся на ноги, всматриваясь в почти сгустившуюся темноту и тут только ощутил мелкие капельки дождя на лице, шее и ладонях.

- Кто здесь? - окликнул Саки, подходя ближе. Завидев его, незнакомец шустро стянул коническую широкополую шляпу и почтительно поклонился.

- Прошу прощения, что тревожу вас в столь поздний час, - ответил он высоким, чуть сипловатым голосом. После недавней тишины он казался особенно громким и неприятным. Саки чуть заметно поморщился. - Я по срочному делу к Хамато-сама, да будут милостивы к нему боги. От моего господина, Кавагами-сана. Он проживает здесь?

Не замеченный в полумраке, Саки сжал кулаки; скулы напряглись. Так вот она, его судьба. Уже сегодня. Как же все-таки немилосердны боги!

- Да, вы не ошиблись, - сухо отозвался он и небрежным жестом указал в сторону темневшего дома; лишь в одной из комнат горел свет, различимый сквозь щели в ставнях. - Проходите, пожалуйста. Туда.

Сам с места, однако, не двинулся, хотя дождь начал усиливаться. Наверняка гостя примет матушка, раз отец настолько нездоров, а слушать ее двуличное щебетание выше его сил.

Гостя его поведение не смутило.

- Благодарю вас, - он еще раз церемонно поклонился, прижимая к груди шляпу, и засеменил к дому.

Саки проводил его тяжелым взглядом, затем вновь опустился на камень. Тот показался еще более холодным и неуютным, капли дождя стекали по щекам, противно лезли в уши и за шиворот. Как слезы когда-то давным-давно, в почти позабытом детстве. Сгустившаяся вслед за дождем и туманом прохлада окутала юношу, но в дом он не спешил. Вряд ли там будет намного лучше.

***


Саки не ошибся: посланец дядюшки Джиро (как когда-то он звал двоюродного брата отца, но сейчас не желал об этом вспоминать) подтвердил, что приехал к господину Хамато ненадолго и вскоре должен будет отправляться обратно. А точнее: за час до полудня следующих суток. А стало быть, времени на сборы и прощание почти не осталось

Незнакомец огорчился тому, что сам мастер Сюри в этот раз не сможет его сопровождать и пожелал тому скорейшего выздоровления через супругу, раз уж господин Хамато не может повидаться с ним лично. Юрико передала ему папку с документами, что еще ранее собрал муж, затем распорядилась насчет скорейших сборов заместителя господина - его старшего сына. Почтенный господин посланник ведь знает Саки? Господин Хамато поручил именно ему завершить начатое дело, оказал великую честь. Следует быть достойными ее и не задерживать почтенного гостя надолго.

Лишь на краткий миг ее посетила мысль: не стоит ли разбудить мужа? Вдруг у того найдутся какие-то дополнительные распоряжения? Но, поразмыслив немного, Юрико качнула головой. Нет, не стоит. Переговоры о совместных делах с господином Кавагами ведутся уже давно, и тот наверняка в курсе дела. Дай боги, и завершить их удастся столь же своевременно и успешно. Хотя лично она нисколько не огорчится, если Саки задержится вне дома. Меньше бед для ее ненаглядных мальчиков.

Посланник согласно кивнул, однако, к немалому огорчению матери, Йоши настоял на том, чтобы сопроводить брата хотя бы на станцию. И даже уговоры матери, что, дескать, младшему нужен уход и внимание, не смогли его переубедить. Йоши проявил неожиданную твердость. О младшем прекрасно позаботятся слуги, отца в обед зайдет навестить доктор, а он нужен Саки. Тем более сейчас.

Спорить было бы странно, и госпожа Хамато смирилась. Чем быстрее она согласится, тем скорее решится это дело. И, нетерпеливым жестом отправив сына переодеваться: не ехать же в город в домашнем, -направилась в свою комнату. По пути не забыв навестить младшего и дать распоряжение доктору осмотреть и его. Если потребуется - за дополнительную плату. Близкие - самое дорогое, что у нее есть, и на них не следует скупиться.

***


Сегодня господин Хамато проснулся поздно. Несмотря на это, чувствовал себя мужчина совершенно не отдохнувшим. Потерев лоб, он приподнялся на локте, припоминая, что же случилось. Вспоминалось на удивление тяжело. Вчерашняя провинность Саки, едва не стоившая серьезной травмы младшему. Это известие серьезно подкосило его, и сердце, в последние месяцы беспокоившее Ито, лишний раз сжала тревога и сомнение. Может, он и правда поступил опрометчиво, приютив у себя сына врага? Раз за разом родные дети страдают от него, словно по злому року. А что, если не словно? И Саки, не ведая об этом, станет проклятьем их семьи, расплатой за гибель собственного рода?

Такие мысли посещали его неоднократно, однако мастер Сюри прогонял их и мысленно ругал себя за подозрительность. Однако совсем прогнать не мог. Цепочка роковых случайностей и совпадений сплеталась в тугое кольцо, душила его страхом, заставляя судить предвзято, лишая сна ночами и покоя душевного днем.

Всякий раз при этом Ито размышлял, что может он сделать, дабы обезопасить семью и не вызвать подозрения - и каждый раз с горечью осознавал, что ничего. Вновь увидеть в мстительном и недоброжелательном мальчишке, за которым по пятам следовали несчастья, прежнего невинного младенца не получалось. Выказать немилость и вправду отослать нежеланного наследника не позволяла совесть, все же, по правде говоря, Саки еще ни в чем всерьез перед ним не провинился. Оставалось лишь балансировать на лезвии бритвы, стараясь сохранить остатки объективности и малодушно надеясь, что все разрешится. Как-нибудь.

Мужчина тяжело выдохнул, потер ноющую грудь и осторожно спустил ноги на пол. Вот оно, как по заказу: разрешилось! Запутавшись при этом еще больше. В недобрый час Саки узнал правду... нет, часть правды своего рождения, и один Будда ведает, как воспринял. Вчера Ито так и не смог с ним поговорить. Так, может, не поздно сегодня?..

- Господин, - в дверь постучали, и после получения разрешения на пороге появился слуга. Ито не сразу вспомнил, кто именно. - Хвала всем богам, с вами все в порядке! Желаете откушать?

- Позже, все позже, - нетерпеливо перебил его господин Хамато. Сел и выпрямился, запахивая поплотнее домашнее кимоно. - Сейчас я хотел бы видеть сына.

- Младшего? - лицо слуги вытянулось в огорчении. - Простите, господин, но доктор не велел ему вставать. И... вам тоже.

- Нет, не его. Позови сюда Саки, - приказал Ито. Пригладил ладонью редеющую шевелюру и оглянулся в поисках зеркала. - Да поживее.

- Простите, господин, - слуга снова поклонился. - Но Саки-сан отбыл по вашему приказанию с посланцем господина Камагави. Час назад.

- Что? - господин Хамато резко выпрямился, нахмурился. - Уже отбыл? Почему никто не доложил мне? Кто ваш господин, в конце концов?!

Он сердито взглянул на провинившегося, что тут же опустился на колени почти у притолоки, касаясь лбом пола.

- Простите мою оплошность, - почти плачущим голосом отозвался тот. - Но госпожа, ваша супруга, настрого приказала вас не тревожить. И господин доктор...

Точно... Что-то смутно припоминая, Ито потер внутреннюю сторону локтя. Та кольнула, напоминая о недавней инъекции, введенной... конечно же, все тем же злополучным вечером, когда осознание свершенной непоправимой ошибки стало последней каплей. Что было после, терялось в тумане, сливалось воедино. Да и так ли это важно?

- Господин, - позабыв о недавнем страхе, слуга бросился ему навстречу. И было чему изумиться: еще вчера лежавший почти без сознания, сейчас тот решительно поднялся и еще шатким неуверенным шагом направился к стенному шкафу.

- Господин, - повторил он умоляюще, - прошу вас. Доктор не велел вам вставать и перенапрягать себя.

Ито горестно усмехнулся. Который раз он это слышит? И ведь поначалу и правда верил, пустив все на самотек. И вот к чему это привело? Не перенапрягать себя, отдохнуть? Ну нет! Слишком много нужно успеть сделать до того, как меж ним и сыном... пусть и приемным, пролягут бессчетные мили.

- Успокойся, я буду осторожен. Лучше помоги мне, - бросил он, открывая дверцы. - Я должен успеть...

- Но куда, господин? - испуганно округлил глаза слуга, однако, послушно помогая хозяину переодеться и повязать пояс.

- На станцию, - Ито усмехнулся и похлопал перепуганного парня по плечу. - Не бойся, Юта довезет меня аккуратно и до самого места. Перенапрягаться не потребуется.

Про себя же мастер Сюри знал, что добраться до вокзала вовремя станет не самой, ой не самой сложной задачей. Однако ни на миг не задумался об отступлении. Слишком многое стояло на кону.

***


На платформу до отъезда поезда он все же успел. Не успел лишь проститься как следует с сыном - тот вместе с посланником уже прошел в вагон. И спустя некоторое время выглянул в окно. По холодному, отчужденному выражению лица было трудно догадаться о происходящем глубоко внутри.

Почти не оглянувшись на мать, Саки нашел взглядом брата, еле заметно кивнул. И тут наконец заметил отца. На миг невозмутимость сменилась растерянностью и... надеждой? презрением? Ито так и не смог понять. И даже сделал трудный замедленный шаг навстречу. Но уже через мгновение живые эмоции сменила холодная маска, и Саки отвернулся. А потом и вовсе исчез в глубине вагона.

_________________
"То, что нас не убивает, делает нас сильнее"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Magpie [Crawler] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Поиск в теме:
cron