Главные новости Ninjaturtles.ru

• [18.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык TMNT Bebop and Rocksteady Destroy Everything №2
• [16.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Tales of the TMNT Volume 2 №20
• [13.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Archie Comics TMNT Adventures №7
• [11.03.18] На сайте доступен перевод на русский язык IDW TMNT/Ghostbusters Crossovers №3

Surgeon

Здесь выкладываются фан-фики, которые ещё не окончены.

Модераторы: Kaleo, Миято

Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

Название: Surgeon
Автор: sfinks
Бетта/Гамма: Lollipop Twinkle
Вселенная: Дикая смесь полнометражки 2012 и сериала 2003.
Персонажи: Черепахи, OC (OMC)
Жанр: Джен, Ангст, Драма, Психология, Философия, Hurt/comfort, AU, Попаданцы
Размер: миди. Планируется сборник драблов.
Краткое описание: Он не знал, что случилось, не знал как и почему. Просто мир однажды «мигнул», и, проснувшись следующим утром, вместо прогноза погоды Резцов уже смотрел по телевизору новости о вторжении инопланетян. Долбаные трицератопсы в скафандрах свободно летали по столицам мировых держав на инопланетных антигравитационных «Хаммерах», сгоняя гражданских в послушные стада и расстреливая на площадях. Происходящее в Нью-Йорке транслировали особенно живо...
Ему было плевать на политику, плевать на инопланетян, на директора завода и на новости из Кремля — его единственная дочь уже второй день не отвечала на звонки.
Предупреждения: OOC(возможно), AU, присутствует обсцентная лексика. Ангст. Здесь нет восторженных Сьюх, которые с радостными воплями вешаются на шею мутантам из канализации. Здесь нет особого экшена(пожалейте старика!) и необоснованно стремительного "братания" главных героев. Только угрюмый реализм и псевдофилософские размышления.
Разрешение: Сначала спросите автора.
Посвящение: Anny Shredder
От автора: Продолжаю развивать тему вменяемых русских попаданцев. :)


Сигарета медленно тлела между пальцами, так ни разу и не коснувшись губ измятым фильтром. Стоящий на крыше человек молча смотрел, как маленькая смерть в его руке исходит тонкой струйкой дыма, и не спешил затягиваться. «Никотин убивает» — так написано на всех упаковках и на плакатах с социальной рекламой… Он же обещал бросить, правда? Это уже пятая «последняя сигарета» на этой неделе.

Сглотнув горькую слюну, мужчина судорожно затянулся и пристально, до слезящихся глаз, посмотрел на низкое солнце. Черные круги перед глазами пульсировали в такт сердцу, раскрашивая мир в пестро-черный. Он не любил Нью-Йорк, но частенько поднимался на крышу, провожая закаты. Вот и сейчас сияющее карамельным лоском «Яблоко» купалось в оранжевых закатных лучах, перебивая и передразнивая солнечные зайчики светом редких неоновых вывесок. Чужой город. Другой. Его он ненавидел почти так же сильно, как и закаты.

Все здесь было и оставалось странным и незнакомым, даже спустя ГОДЫ, проведенные в этой стране.

Сергей и сам не знал, на кой черт сорвался с места, уволился с родного завода, уехал из Омутнинска, из России, и рванул в Америку на ПМЖ. Нахрена? Почему нельзя было просто взять отпуск? Зачем бывшему главному инженеру работать в Штатах охранником супермаркета, прозябать в трущобах и учить на склоне жизни совершенно новый язык?

Он спрашивал себя, сколько раз уже спрашивал…

Только ответ всегда один. Приговор вынесен еще два года назад и обжалованию не подлежит.

Пропавшая без вести дочь улыбалась ему со своей свадебной фотографии, обнимая такого же счастливого янки.

Он не знал, что случилось, не знал как и почему. Просто мир однажды «мигнул», и, проснувшись следующим утром, вместо прогноза погоды Резцов уже смотрел по телевизору новости о вторжении инопланетян. Долбаные трицератопсы (1) в скафандрах свободно летали по столицам мировых держав на инопланетных антигравитационных «Хаммерах», сгоняя гражданских в послушные стада и расстреливая на площадях. Происходящее в Нью-Йорке транслировали особенно живо, все же отношения между Америкой и Россией всегда были несколько неоднозначными…

Ему было плевать на политику, плевать на инопланетян, на директора завода и на новости из Кремля — его единственная дочь уже второй день не отвечала на звонки.

Две недели потребовалось космическим ящерам, чтобы начать между собой остервенелую грызню, разосравшись с какими-то инопланетными гуманоидами, неделя — чтобы чьи-то точечные диверсии вывели из строя их главный штаб в Америке, один день — чтобы они убрались с планеты и еще почти месяц — на восстановление путей сообщения между странами, в том числе авиационных. Он сам управился с делами меньше чем за месяц — продал квартиру и машину, уволился с работы, снял деньги с банковского счета и переоформил «семейную» визу. Дольше всего пришлось возиться с документами — чертовы бюрократы, даже инопланетный кризис не пошатнул неторопливой въедливости этих чернильных душонок.

Он садился в полупустой самолет, оставляя позади всю свою прошлую жизнь… Даже если оставлять было, по сути, нечего.

Жена умерла, когда Настя была еще совсем маленькая — он растил ребенка практически в одиночку. Первое время, конечно, помогали родители, но уже тогда они были не молоды… Так получилось, что у них с дочерью всегда были только они сами.

Настенька была его гордостью — умная, бойкая, языкастая и красивая, она заражала всех своим внутренним светом, притягивала взгляды и сердца. А еще мечтала уехать на край света, сыграть красивую свадьбу и забрать отца в теплые (непременно теплые!) края. Его дочь — на редкость целеустремленная девушка и уже успела выполнить первые два пункта своего глобального ПЛАНА, когда… Пока не…

Сергей Николаевич Резцов приехал в Соединенные Штаты два года назад по семейным обстоятельствам. В связи с особой ситуацией не только в стране, но и в мире, действие его визы продлили на срок до шести лет, по истечении которых он обязан был вернуться на родину.

Два года назад он нашел в доме дочери только пьяного зятя, отчаявшегося найти свою беременную жену. Он сумел вытащить парня сначала из запоя, а потом и из депрессии. Чертов мальчишка едва ли не в петлю лез, упиваясь своим горем.

Только своим?..

Пара оплеух прекратили истерику, а холодный душ привел парня в чувство. Твердая рука бывшего старшины вправила на место мозги американца, а пара недель жесткой дисциплины вкупе с коротким, но основательным расследованием дали стимул жить дальше. Сейчас молодого юриста язык не поворачивался назвать «мальчишкой» — потеря его закалила, буквально швырнув из адвокатуры в криминалистику. Теперь этот острый, натасканный на поиск невидимых зацепок мужчина занимался «ИХ ДЕЛОМ», имея под рукой базу данных полиции, связи среди детективов и следователей, и даже собрал собственную картотеку «очевидцев». «Адскую Гончую» с Брайтон Бич в отделе не любили за скрытность и профессионализм, но и уважали за них же. Сергей Николаевич съехал, сняв себе дешевую берлогу неподалеку, как только увидел, что парень оклемался.

«Эндрюша» был искренне признателен своему тестю и рыл носом землю, пытаясь найти хоть какой-то след. Вот только пока он боролся со своими демонами, продираясь сквозь дебри разношерстных показаний и призрачных следов, добрая треть которых была засекречена на самом высоком уровне, Резцов действовал своими методами.

Старый вояка принес в жертву собственную печень, вступая в контакт с самым пронырливым и памятливым контингентом населения — городским отребьем. Дешевый виски разводил местных на откровенность не хуже, чем пресловутый амитал натрия (2) — только успевай вовремя подливать. Два месяца чуть ли не ежедневного пьянства спустя он был в курсе всех дел в «Яблоке», причем как официальных, так и подпольных методов их ведения. Конечно, знание языка все еще оставляло желать лучшего, но алкоголь разрушал любые барьеры в общении.

Так вот, те твари не только расстреливали людей, они их куда-то забирали. Детей, женщин, мужчин, стариков — они не делали различий, руководствуясь какими-то собственными критериями отбора.

Так у них появилась надежда.

Реальный шанс узнать хоть что-то спустя два года после трагедии. Осталось только найти таинственных «диверсантов», разъ*бавших главный флагман трицератонов и узнавших пришельцев и их корабли изнутри во всех смыслах этого слова. Кто-то считал их геномодифицированными правительственными агентами со сверхспособностями, кто-то — отмороженными линчевателями в странных костюмах, а кто-то и вовсе — другой расой пришельцев. Выбирай — не хочу! Но все сходились во мнении, что с этими ребятами лучше даже случайно не пересекаться, не говоря уже о том, чтобы целенаправленно искать встречи.

Сергею было глубоко плевать на то, кто они и что вообще из себя представляют — пусть только помогут найти Настю. Или хотя бы добраться до проклятых космических рептилий, чтоб их…

Он снова затянулся. Глубоко, рвано, вдыхая отраву вместе с выхлопными газами и соленым ветром, тяжело облокотился о поручень, призванный не столько оградить посетителей крыши от несчастного случая, сколько предупредить о наличии у нее края. Изгаженное, шелушащееся краской и ржавчиной железо неприятно царапнуло руки, обжигая накаленной солнцем поверхностью. Перекладина с натужным скрипом накренилась вперед.

Он даже не успел испугаться, когда чья-то твердая рука буквально отшвырнула его от края крыши… Но надо отдать мужчине должное: он не растерялся, ловко увернувшись от последовавшего удара в голову. Сухое жилистое тело помнило армейскую выучку, а регулярные физические нагрузки позволили использовать их в реальной драке, даже спустя многие годы после отставки. Резко уйдя вниз, он, не думая, ударил локтем в «солнышко» и тут же отпрянул, разрывая дистанцию. Руку прострелило болью, будто он врезал не в чей-то живот, а в прикрытую поролоном стену. Сергей подобрался, готовый уйти в глухую оборону, и попытался проморгаться от чертовых солнечных мушек.

— Эй-эй, мужик, все хорошо! Я не хочу с тобой драться! — тут же поднял руки стоявший напротив него… Черепаха? Из-под дурацкой стилизованной маски, напоминающей это животное лишь весьма и весьма отдаленно, молодой голос звучал приглушенно. Впрочем, тот успешно компенсировал это обильной жестикуляцией. — Успокоился?

Серьезно? Его, бывшего старшину, выходившего победителем из любой кабацкой и не очень драки, чуть не уделал какой-то ряженый мальчишка?!

— Какого черта?! — вежливо поинтересовался тот, не выходя из боевой стойки. — Слышь ты, murlo невоспитанное, какого hera к людям прикапываешься?

— Простите, пожалуйста! Я просто думал, что Вы… Ну… — ряженый замялся, неловко покрутив затянутой в странную зеленую перчатку кистью. Как же сейчас называется эта клоунская работа? «Аниматор», кажется… — Эмм, в общем я подумал, что Вы собрались прыгать. Сами же бормотали про «последнюю сигарету» или что-то типа того…

— И ты решил сам прибить предполагаемого самоубийцу, чтобы я не брал грех на душу? — невесело усмехнулся Резцов. Странно, но, несмотря на недавнюю угрозу со стороны собеседника, он не чувствовал исходящей от него опасности. Он выпрямился, не сводя с незадачливого «спасателя» внимательного взгляда, и, выудив из кармана линялых домашних штанов початую пачку сигарет, снова закурил. — Ладно от края отбросить, но по голове-то ты мне зачем хотел съездить?

— Ну, как же… С суицидниками же вроде разговаривать надо, утешать и все такое. Я в этом не особо силен — мало ли, какие там проблемы, в чужой-то голове. Оно мне надо, негатив этот выслушивать? Еще ляпну чего, только хуже сделаю… — довольно эгоистично рассуждал паренек, отвернувшись от недавнего «суицидника» и подставляясь под лучи гаснущего солнца. Огромная поролоновая голова улыбающейся черепахи жутко скалилась на горизонт. — Или того хуже — проникнусь чужим бредом, расстроюсь и полечу с крыши за компанию. Повторяю: оно мне надо?

Сергей же откровенно развеселился, слушая чужие рассуждения. Это было настолько близко к его собственной точке зрения и настолько далеко от всей этой западной, псевдогуманистической философии, что он впервые за долгое время искренне улыбнулся. Нельзя сказать, что он был образцом мужской красоты, но улыбка, как известно, красит даже хмурых, ядовитых стариков. Мужчина будто помолодел на мгновение, вдохнул запах родного дома. Разглядывающий его через маску паренек-аниматор даже удивился такой перемене, но не подал вида.

— Ладно, предположим, что я действительно оказался отчаявшимся психом… — что было не так уж и далеко от истины, но об этом Резцов благоразумно промолчал. — Ты меня вырубил, а дальше-то что?

— Ну… Оставил бы на лестничной площадке между этажами. Вы бы очнулись через пару часов с жуткой головной болью и, возможно, отложили свою смерть на более удобное время. Когда меня не будет на этой крыше, например, — решив не обращать внимание на странную тему разговора, продолжил парень. Видимо, ему не часто попадались такие благодарные слушатели. — Не поймите меня неправильно, я бы не хотел, чтобы вы померли, но — без обид! — если вы все же решитесь на сэппуку (3), я не хочу об этом знать. Равно как и рефлексировать по этому поводу.

На последней фразе Резцов не выдержал и хрипло рассмеялся, выплевывая клоки сизого сигаретного дыма. Он практически кожей чувствовал на себе взгляд собеседника, но не мог остановиться и объяснить, что же его так рассмешило.

— Эх, парень, тебе бы только в «телефоне доверия» работать, ха-ха-ха! С такими «сострадательными» сотрудниками они определенно сделают мир лучше… — все еще посмеиваясь, сказал он.

— Почему это? Я очень добрый и чуткий! Просто добра на всех не хватает, знаете ли. Редкая нынче штука — доброта. Почти как наркотики, только легальные, — забавно развел руками паренек. Вкупе со странными разговорами на крыше в компании колоритного мужика с дичайшим русским акцентом его клоунский костюм смотрелся более чем органично.

— Во-во, с такой философией ты просто пошлешь уже третьего клиента куда подальше. Всем плевать на всех, кроме самых близких. Так и должно быть, — согласился Резцов.

Солнце утонуло где-то за горизонтом, умыв небо лиловым заревом. Завтра снова будет жара.

— Ого, как поздно уже! Что-то я совсем заболтался… — засуетился паренек. — Ты это… Кури поаккуратней, чувак!

— Бывай! — не оборачиваясь, махнул рукой старик, добивая истлевший окурок в две затяжки. Его нежданный гость ушел на удивление тихо, будто на крыше никого кроме него и не было.

Задумчиво посмотрев на едва не прикончившее его покореженное ограждение, Резцов мстительно загасил бычок о неровный металл. Ничего, жить можно.




1 Трицератопс — (лат. Triceratops) — род растительноядных динозавров, существовавших в конце мелового периода.
2 Амитал натрия — "сыворотка правды".
3 Сэппуку (Хараки́ри) — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.

Продолжение следует...
Выпрями спину.
Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

Глава 2. «Спасибо, я не курю...»

Микеланджело не то чтобы куда-то опаздывал, все же заказов у него на сегодня больше не было, но страстно жаждал убраться из этого филиала Ада, открывшегося в одной из квартир многоэтажки на Брайтон Бич. С чего бы вообще кому-то из аборигенов вызывать на праздник не самого известного аниматора? Да, Бога ради, его рекламу даже в газетах не печатали! Всеми заказами он был обязан Донни, который запустил вирус с рекламой «Ковабанга Карла» в интернет. Черт знает, что взбрело в голову конкретно этой мамаше, но местные детки — это что-то с чем-то!

«Это с какой яростью нужно было бить, чтобы наставить синяков через поролоновый костюм? Надувными битами! А ведь, по идее, у черепах кожа не только толще человеческой, но и крепче… Прочь, прочь от этих маленьких монстров!» — с такими мыслями Микеланджело буквально скатился по лестнице, но, не сумев вовремя затормозить, врезался в стоящего на лестничной площадке человека.

— Эй, чувак, ты в порядке? — обеспокоенно спросил черепаха, разглядывая ругавшегося сквозь зубы мужчину. Он хотел было помочь ему встать, но наткнулся на колючий взгляд «пострадавшего» и предпочел не лезть в чужое личное пространство. — Простите, я вас не заметил…

Небрежно отряхнувшись, мужик вдруг пристально на него посмотрел. Во взгляде на мгновение мелькнуло что-то неопределенное, но тут же исчезло. Уголок губ дрогнул в намеке на улыбку.

— Парень, ты меня уже второй раз за месяц угробить пытаешься… Самому-то не надоело ещё? — насмешливо произнес тот, хлопая себя по карманам.

Микеланджело невольно завис. Сейчас, повзрослев и начав работать, он уже не придавал такого значения встречам с новыми людьми, перестав запоминать имена и лица мимолетных знакомых и клиентов. Вглядевшись в стоящего напротив человека повнимательнее, он вроде бы начал что-то припоминать…

— О! — удивленно воскликнул он, уже с интересом разглядывая мужчину. Все такой же седой и изможденный, он был гладко выбрит и одет, как нормальный человек. Тогда, признаться, Майки принял его за бродягу или пьяницу, хоть трезвый голос и гордая осанка никак не вязались с заляпанной майкой-алкоголичкой и застиранными, вытянутыми на коленках штанами. — Эй! Между прочим, я тебя тогда спас!

— Ага. Только обычно в карму засчитываются не только поступки, но и намерения. А ты, помнится, хотел вырубить беззащитного старика и бросить на полу в подъезде, — гадко ухмыльнулся мужик, закусывая фильтр сигареты из выуженной из кармана пачки.

— Ну, не такого уж и беззащитного… — пробурчал мутант, вспоминая неожиданно ловкие для «старика» движения и звериную готовность продолжать драку с внезапным противником. Бросив короткий взгляд на стену за чужим плечом, он злорадно добавил уже громче: — Тут, кстати, нельзя курить.

Оглянувшись на намалеванный красной краской значок, мужчина приглушенно выругался, не выпуская сигарету изо рта.

— А, черт! Даже сюда эта зараза дошла…

— Какая зараза?

— Эта! — он раздраженно ткнул незажженной сигаретой в висящий чуть поодаль плакат с соцрекламой о вреде курения и в знак за спиной. — Кому какое дело, как я себя убиваю? Оружие носить можно, а курить запрещено — где логика?

— У вас при себе оружие? — снова завис Микеланджело.

— Ага, сейчас базуку из кармана вытащу. Конечно, нет! — раздраженно прошипел тот и шагнул к ведущей наверх лестнице. — Пойдем покурим?

Микеланджело и сам не понял, зачем пошел следом за этим странным типом. Они молча преодолели несколько этажей и вышли на крышу. До заката было еще далеко, да и дрянная погода совершенно не способствовала любованию городским пейзажем. Мужик тем временем уже успел закурить и шумно выдохнул через нос первую порцию едкого дыма.

— Будешь? — спросил он, протягивая ему раскрытую полупустую пачку. Он даже не смотрел в его сторону, будто заранее зная ответ.

— Спасибо, я не курю, — вежливо отказался черепаха. Отчего-то стало неловко. Словно он занял чье-то чужое место, на которое у него не было никакого права.

— Зачем ты тогда за мной пошел? — по-доброму ухмыльнулся мужчина, став вдруг действительно похожим на старика. Даже несмотря на густо пересыпанные сединой волосы и глубокие горькие морщины, он не казался особенно старым… Пока не встретишься с ним взглядом. Сейчас он насмешливо рассматривал его сквозь поролоновую маску, нацелив свинцовую дробь зрачков сквозь частую белую сетку «зубов» точно ему в глаза. Водянистая грязно-голубая радужка будто светилась пасмурным небом, а сам взгляд ненадолго стал отстраненным, расфокусированным, будто его хозяин был уже не здесь.

Сморгнув наваждение, старик отвернулся, вглядываясь в панораму.

— Молодец, что не куришь, — коротко кивнул он, чтобы хоть как-то закрыть неловкую паузу в разговоре.

Майки замер в замешательстве, не зная о чем еще можно поговорить. Да, чёрт, вся эта ситуация была абсурдна с самого начала: «коренная» американская ниндзя-черепаха, подрабатывающая организацией детских утренников, стоит на крыше многоэтажки посреди дикого русского «гетто» и молчит в компании стремного старикана. Казалось бы — куда уж хлеще? Но нет! Отчего-то Микеланджело почувствовал себя героем одной из мелодрам, так любимых Мастером Сплинтером.

«Ну точь-в-точь бразильский сериал! А я, типа, успешный бизнесмен, который спустя двадцать с лишним лет узнал, что все это время жил в любящей, но приемной семье, а таскающийся за мной третью серию подряд подозрительный тип — мой биологический отец, который наконец-то вышел из тюрьмы за убийство, которое не совершал, и теперь пытается поговорить с сыном… И зовут меня на самом деле не Майки, а Хулио. Бррр, жуть какая!» — подумал мутант.

— Странно слышать это от человека, которого ни разу не видел без сигареты, — неожиданно даже для себя произнес Микеланджело. Просто вырвалось. Привычка отвлекать на себя внимание, разряжать атмосферу, сработала и на этот раз. Вот только разнимать пришлось не сцепившихся пока-только-взглядами братьев, а постороннего человека с его собственными мыслями.

Однако, сработало.

— Ну уж прости старику эту маленькую слабость, — почти весело оскалился тот. Желтые зубы оставили на фильтре пару острых отпечатков, которые были отчетливо видны, когда обожженные дымом пальцы вынимали окурок изо рта.

— Да, что уж там, пользуйтесь моим великодушием! — воодушевившись результатом, притворно раскланялся Микеланджело. Как ему этого, оказывается, не хватало… Когда-то близкие братья сейчас замкнулись в себе так, что того и гляди искрить начнут. Пусть Донателло всегда был несколько отстраненным, но сейчас… Лидерство явно не пошло ему на пользу. Рафаэль же без Лео совсем одичал — они с Донни грызлись едва ли не каждый день, рыча друг на друга даже в присутствии Мастера. Сам Майки и вовсе стал чем-то вроде мебели. — Могу даже за сигаретами сгонять, если денег дадите. Ещё и угрозу от минздрава на коробке маркером закрашу в качестве бонуса!

Старик посмотрел на него с неожиданной теплотой… Такая отражалась в глазах отца особенно тихими вечерами.

«Интересно, а у него есть дети?» — задумался было черепаха, но тут же загнал эту мысль куда подальше. Мало ли.

— Спасибо за заботу, конечно, но я пытаюсь бросить, — хмыкнул старик, закуривая новую сигарету.

— Неубедительно, — скептически протянул Микеланджело.

— Согласен.

— А чего тогда не бросите? Есть же куча всяких пластырей с никотином, жвачки там, электронные сигареты…

— Ты мне еще чупа-чупс пососать предложи в качестве «заместительной терапии», — едко усмехнулся тот, пыхнув дымом, как недовольный дракон. — Для того, чтобы бросить нужен стимул, а его у меня нет.

— Придумайте! — не понял сути проблемы Микеланджело. — Я не знаю… Съездите в отпуск, повидайтесь с семьей, купите новый телевизор, в конце концов!..

Он не знал, что такого успел сказать, но умиротворенная, пусть и слегка ядовитая улыбка на лице собеседника треснула, превратившись на мгновение в болезненный оскал. Старик тут же взял себя в руки, и свидетельством его слабости служила только сломанная пополам сигарета, все еще зажатая между пальцами. Снова повисло тяжелое молчание. На этот раз его нарушил не Микеланджело.

— Нет… Боюсь, что встреча с семьей откладывается на неопределенное время, — медленно выдохнул старик, теребя пальцами сломанную бумажную трубочку. Закрытая тема. — Я уже тридцать лет курю, мальчик. В прошлом году не мог лечь спать, не выкурив полпачки, и, вставая с утра, я эту пачку добивал. И теперь… я позволяю себе три-четыре сигареты в день и каждый раз говорю себе, что вот эта — последняя.

— А на крышу зачем поднимаетесь?..

— Да потому что там нет этой чёртовой соцрекламы! — он успокоился так же внезапно и, кисло улыбнувшись, потряс полегчавшей пачкой сигарет. — А в квартире сигнализация, которая орет даже от запаха чуть пригоревшей яичницы. Нет, спасибо, я уже дважды стирал диван в этом году — с меня, пожалуй, хватит!

Майки не выдержал — прыснул от смеха. Уж больно не вязался раздраженный тон со смыслом сказанного. Он даже вздрогнул от неожиданности, когда услышал рядом тихий хрипловатый смех, больше похожий на покашливание. Старик смотрел на него с мягкой улыбкой, собравшейся мелкими складками в уголках глаз, и щелчком отправил в полет измятый обломок сигареты.

— Знаешь что, парень… Заглядывай как-нибудь ко мне на крышу — поболтаем, пивка попьем. Как ты относишься к компании одинокого брюзжащего старикана? — быстро, будто боясь передумать, спросил тот.

Черепаха широко улыбнулся под маской и показал два больших пальца в ответ.

— Не вопрос, чувак! — довольно повторил Микеланджело. Разглядывая расслабившиеся плечи и сухой силуэт, он подумал, что было бы действительно здорово наведаться однажды на крышу… И, возможно, спросить у старика, не против ли он устроить спарринг. В конце концов, не он один скучает по былым временам, разве нет?..

— Эй, пацан! — негромко окликнул его старик. — Тебя как звать-то?

— Микеланджело, но можно просто Майки, — весело отозвался черепаха. Даже дышать стало как-то свободнее, будто невидимая стена между ними рухнула, открылась проходом в разбойничье логово... Только волшебным паролем, вместо «Сим-Сим», стало его, Майки, имя. — А вы всегда предлагаете закурить незнакомым подозрительным типам? Должно быть, пользуетесь популярностью у местных хулиганов.

— Наглый гаденыш! — беззлобно фыркнул тот. — С кем я связался на свою голову?..

— Да ладно, чел, я не так уж плох! А вас как зовут? — довольно щурясь, спросил Микеланджело.

Sergey Nikolaevich Reztsov. Но вы, makaki англоязычные, с вашим птичьим наречием этого все равно не выговариваете.

— Эй! Это было обидно, вообще-то! — возмутился черепаха. Лично он себя ни к каким makakam не относил. Наверняка же, слово матерное. — Можно еще раз? Как это пишется по-английски?

S-e-r-g-e-y.

— Как «хирург», что ли?* — переспросил Майки. Имя он бы действительно вряд ли выговорил, а вот созвучное прозвище пришлось по душе. Да и стоящему напротив мужчине оно подходило гораздо больше, чем обезличенное «старик».

— Да нет же! Ser-gey. Не можешь произнести сам — повторяй за мной…

— Я бы повторил, но, боюсь, вы будете не в восторге от моих ассоциаций, — только развел руками черепаха. — Ну ладно, мне уже домой пора. До свиданья, дядь Хирург!

— Аргх, мелкий паршивец… — старик только оскалился ему в спину, так что Микеланджело решил, что «миссию» можно считать завершенной. — «Хирург», да? Жить можно…


_______________________
* Слово "хирург" в переводе на англ. - surgeon

Продолжение следует...
Выпрями спину.
Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

Резцов в три затяжки добил сигарету и хрипло расхохотался. Бросив окурок на асфальт рядом с бесчувственным панком, он сплюнул горькую слюну и быстрым шагом пошел прочь из переулка.

Глаза на лице старика наконец-то стали живыми.

Теперь-то он точно знает, ЧТО надо искать.

Ретроспектива

Грязный закоулок рядом с пабом на окраине Гарлема был излюбленным местом разборок подвыпивших завсегдатаев «Blind chick»*. Качество заведения вполне соответствовало названию. Прокуренная дыра с претензией на звание «заведения» с паршивой, но не паленой выпивкой и кислым «домашним» пивом, она располагала к выяснению отношений сама по себе. Здесь собирались байкеры, бездомные алкаши с трясущимися руками, панки, «ниггеры» из гетто… Вся та шваль, которой вход в приличные бары был заказан, приходила сжигать глотку именно сюда.

С такой целевой аудиторией текучка посетителей была просто аховая, но было и несколько постояльцев. И бармен, Слепой Соломон, был бессменным и, судя по частоте и качеству потасовок (а иногда и перестрелок!), ещё и бессмертным хозяином заведения. К нему стекались последние сплетни, у него можно было послушать пьяные байки и городские легенды, а также выйти на след любого, кто хотя бы единожды попал в поле зрения «всевидящего ока». Ну и, конечно, Соломон приторговывал не только информацией, часто не выходящей за рамки обычных сплетен, но и оружием, наркотиками и проститутками. Пожалуй, единственным, что местный хозяин не считал приемлемым ни в каком виде была педофилия. Говорят, был один несчастный, который пытался начать вести дела с Соломоном и принес на «собеседование» кассеты с детским порно… Так вот, тот самолично забил его до смерти. Потом отрезал член, затолкав его в глотку трупу, и подбросил к дверям «лояльного» полицейского участка с примотанным скотчем к груди «материалом».

Стоит ли говорить, что такой подход к делу в отношении этих нелюдей ему весьма и весьма импонировал? Нет, Резцов не был ни вором, ни убийцей, ни даже безработным алкоголиком… Что, впрочем, ничуть не умаляло его жизненного опыта. А уж этого-то «добра» после эмиграции у него заметно прибавилось, закаляя и без того непростой характер.

— Хэй, приятель! Давненько же ты не заглядывал, — поприветствовал его хозяин заведения. Он тоже иногда уставал возиться с уголовниками, а Резцов, несмотря на «маскировку», так и остался усталым стариком, заливающим личную драму. Неплохая легенда, и ведь почти правда. Главное — не вдаваться в подробности. Приятное разнообразие в потоке обычной шушеры.

Соломон охотно делился с ним слухами и байками, считая его интерес своеобразной попыткой отвлечься от собственных проблем.

— Тебе как обычно?

— Сегодня, пожалуй, просто пива, — кивнул Хирург, присаживаясь за стойку. Имечко действительно прижилось, и он начал пользоваться им еще в паре баров. Была даже шальная мыслишка пойти на курсы оказания первой помощи, так сказать, «освежить знания», чтобы хоть как-то соответствовать прозвищу. Беглого взгляда на местные расценки хватило, чтобы оставить довольствоваться самообразованием по YouTube. Хирург — не хирург, но сделать непрямой массаж сердца он худо-бедно сможет.

— Ну, у меня есть кое-что по новому рецепту, — заговорщически подмигнул бармен бельмастым глазом. — Я попробовал подогреть с пряностями — вышло недурно.

— Наливай! — кривовато улыбнулся тот в ответ.

У Соломона было странное, но вполне безобидное хобби — он мечтал научиться варить настоящее пиво. Получалось у него пока из рук вон плохо, но он все равно искренне гордился своими маленькими успехами, с удовольствием угощая «особенных» клиентов выпивкой из очередной свежеэкспериментальной партии. Но то ли сусло успевало не только перебродить, но и скиснуть, то ли сырье было некачественным, но пить эту брагу просто так, даже без закуски, было невозможно.

— Вот, с пылу с жару! — глиняный бок «фирменной» кружки глухо стукнул о стойку. В таких он подавал только свое «домашнее» пиво. Это был настоящий знак благоволения хозяина заведения… И не дай Бог этот «знак» разбить или надколоть — мало не покажется.

— Спасибо, — благодарно кивнул Резцов, с внутренним содроганием поднося кружку к губам. Первый же глоток ударил в нос волной удушающих специй и, беспощадно сжигая слизистую, огнем прошелся по пищеводу. Даже слезы выступили.

— Ну как? — спросил Соломон, довольно облокотившись о стойку.

— Жарко, — выдохнул тот, хватая воздух ртом. Кислинка пропала, да… Вот только и вкусовые рецепторы во рту выжгло напрочь. — Действительно очень… пряно. Специй в следующий раз лучше поменьше добавить.

— Думаешь? — он сосредоточенно сделал какие-то пометки в неизвестно откуда взявшемся блокноте. — А чего именно поменьше?

— Того, из-за чего я рот не чувствую.

— Неужели настолько плохо?.. — расстроился Соломон, без брезгливости отпивая из початой кружки. Скривился. — Черт, что за адское пойло!

— Зато прогревает, — Резцов ободряюще усмехнулся, заедая поганый привкус сухариками. Соломон со вздохом убрал со стойки ядреную варенуху и тут же поставил перед собой пару бутылок восхитительно-холодного пива. Сноровисто сорвав крышки об уже порядком разлохмаченный край деревянной столешницы, он подтолкнул одну Хирургу.

— За счет заведения. Так сказать, возмещаю моральный ущерб, — хохотнул тот, тоже закидывая в рот пару гренок. Задумчиво похрустев нехитрой закусью, он основательно приложился к бутылке и заговорил уже тише: — Не хочу обнадеживать, но есть кое-какие новости о твоих невидимках. У нас их не любят, так что постарайся об этом особо ни с кем не трепаться.

— Обижаешь, — тут же подобрался Резцов. В своих «шпионских играх» он всегда старался быть предельно внимательным, чтобы не сболтнуть ненароком чего лишнего, за что и прослыл «угрюмым стариканом».

— Ну, тогда слушай, — нахмурился Соломон, отставляя выпивку. Он, не глядя, взял со стойки стакан и начал полировать его полотенцем. Все его движения были чисто механическими, позволяя занять руки и очистить голову от посторонних мыслей. Это была старая привычка, выдававшая его в моменты глубокого сосредоточения или душевного раздрая. — На складах в Рэд Хук**, у двадцать пятой, на днях была заварушка. Кто-то избил «драконов» из новичков и раскидал местных хозяев, хотя раньше никто на территорию особо не покушался. Если с «драконами» все ясно — банда крупная и связываться с ней никто не будет, то вот подмять под себя складских…

— Разве это не могут быть обычные разборки между бандами? — напряженно уточнил Хирург, до побелевших костяшек стиснув бутылку.

— В том-то и дело, что нет! — хмыкнул бармен, недобро щурясь куда-то вглубь зала. — Сейчас сразу несколько группировок заявили права на ослабленную территорию, но если бы это действительно был кто-то из них — об этом бы каждая крыса в городе знала еще за день до стычки. Да и кто захочет связываться с Ханом? В то, что это они друг друга так отметелили, я не поверю, даже упившись до беспамятства.

— Почему?

— Мало жмуриков. Да и те из-за того, что нашим коновалам только шкуру шить доверить можно. Может, конечно, это очередной «Мститель», но против такой толпы даже тот, первый, не рискнул бы выступить. Все же психопат, а не самоубийца — у молодежи яиц не хватит на «драконов» с одной битой переть.

— А если кто-то из этих?.. — неопределенно пошевелил пальцами в воздухе Резцов.

— А чёрт его знает. Может и мутанты, но тогда бы всех суперсилой приложили, да и разрушения не идут ни в какое сравнение с их обычным «побоищем». Ни руин, ни воронок в земле, только зубы по всему асфальту…

Соломон замолчал, внимательно следя за собеседником в ожидании его реакции, которая, впрочем, не заставила себя ждать.

— Значит, они вернулись, — выдохнул Резцов с непонятным выражением лица. Светлые глаза шало блестели, сквозь обычную хмурую маску отчетливо проступили какая-то болезненная решимость и торжество, почти ликование.

— Да, мужик, ты почти у цели. Только я все равно считаю, что зря ты во все это полез. И ради чего? — не отводя пристального взгляда от собеседника, спросил Соломон. Стакан с глухим стуком опустился на стойку.

— Спасибо за выпивку, — благодарно кивнул Хирург, припечатав мятую десятку ладонью к столешнице. В два глотка осушив остатки пива, он резко встал, но, замерев ненадолго, добавил: — За все спасибо.

— Бывай, приятель! — махнул рукой Соломон. Он уже устал удивляться чужим странностям, да и какая по сути разница, пока они не выходят за рамки мелкого увлечения. У Хирурга уже явно шаталась крыша, но мужик он был хороший, и хозяин ничуть не жалел о сказанном. У всех в этом баре есть свои демоны, и только от самого человека зависит, куда они его заведут.

***

Густой ночной воздух здорово остудил голову. Резцов твердой рукой вытащил сигареты из-за пазухи, но чтобы нормально закурить нервов уже не хватило — пальцы подрагивали, заставляя зажигалку щелкать вхолостую. Прикусив фильтр, он просто дышал, запрокинув голову. Город гудел в тон его собственным мыслям, горел, жил… Наконец-то.

— Слышь мужик, закурить не найдется? — справа ощутимо пахнуло перегаром.

Приставший к Сергею пацан был пьян и явно настроен на драку. Судя по нарочито брутальному виду, сжатым кулакам и мутному злому взгляду, он находился в той стадии алкогольного опьянения, когда sam chert ne brat i more po koleno.

— Гуляй отсюда, малец! Рано тебе еще… — устало буркнул Резцов, пряча зажигалку обратно в карман.

— Чё сказал, упырь? — появился из-за угла второй детина. — Бомжара драный, бабло гони!

— Ты сам-то себя слышишь? Откуда у «бомжары» деньги? — хмыкнул мужчина, начиная понемногу заводиться. Забытое, казалось, чувство злого веселья поднялось откуда-то из глубины, пустило вереницу мурашек вдоль хребта, заставляя сильнее сжимать кулаки. Язык чесался от желания ужалить побольнее, разрушить уже эту хилую прелюдию мордобоя. Костяшки заранее саднили от предвкушения. — Иди домой, убожество, пока злой дядя тебя не обидел.

Парни на мгновение замерли в замешательстве. Этого ему вполне хватило, чтобы собраться и блокировать «внезапный» удар обиженного шпаненка предплечьем. Второй панк, брызгая слюной, нечленораздельно зашипел что-то матерное и, зайдя с другой стороны, попытался ударить в живот.

Сергей был более опытен, трезв и еще достаточно крепок, чтобы по-настоящему любить и уметь драться. Его противники были сильны и молоды, не слишком техничны, но зато полны энтузиазма.

Не то, чтобы им это сильно помогло.

В былые времена Резцов бы вряд ли обратил внимание на пару пропущенных ударов и раскидал зарвавшихся хулиганов меньше чем за минуту. Сейчас у него звенело в ушах от пришедшегося вскользь удара по лицу, ныли ребра и сбитые костяшки, а перед глазами плыло вовсе не от ярости. Панкам тоже хорошо досталось: первого нападавшего рвало у мусорного бака после особо удачного удара в «солнышко», а у второго все лицо было залито кровью из сломанного носа. Похоже, парни уже и сами пожалели о том, что ввязались с ним в драку.

Или нет.

Бугай сплюнул кровь с осколком зуба и достал финку.

Da eb@niy ty n@kchyi… — злобно выругался Резцов.

Парень молча попер на него с ножом. От первого удара Сергей просто увернулся, второй, направленный в живот, отвел в сторону, заламывая мгновенно ослабшую руку напавшего, и добил коленом в голову. Уронив бесчувственную тушу на грязный асфальт, он развернулся к оставшемуся на ногах противнику… Но тот уже валялся без сознания там же, где стоял, в луже собственной рвоты.

Переведя дыхание, он подошел к бесчувственным телам и поочередно проверил у них дыхание и пульс. Драка дракой, а оставлять молодых парней калеками (или того хуже) ему совсем не хотелось.

Тяжело вздохнув, Сергей устало опустился на корточки, привалившись спиной к изукрашенной графити стене. Наконец-то закурив, он прикрыл глаза, прислонившись затылком к блаженно-прохладной каменной кладке.

От размышлений его отвлек легкий посвист откуда-то сверху. Он резко поднял голову, тщетно пытаясь разглядеть в клубке теней силуэт наблюдателя… Впрочем, голос и так был вполне узнаваем.

— Ну ты даешь, чувак! Я знал, что ты умеешь махаться еще по нашей первой встрече, но — чёрт! — ты действительно крут! — радостно раздалось с одного из балконов.

Когда он успел туда забраться? Или он живет в этом доме?

— И тебе привет, Майки, — хмыкнул Резцов, выпрямляясь и переводя дух. Он бы не сказал, что победа далась ему так уж легко — все же годы берут свое, а двое противников, пусть даже пьяных, но молодых и сильных — это вам ne palets obossat… — Что ты забыл в этом крысятнике?

— Да так, мимо проходил… Услышал драку — остановился посмотреть, а тут сам Хирург бьется! — железные перила тихонько скрипнули.

— Чего ж тогда не присоединился? — поинтересовался Сергей, не отказывая себе в удовольствии стряхнуть пепел на спину ближайшего хулигана.

— А зачем? Ты их вполне качественно отметелил, — искренне удивился Микеланджело. — К тому же, противников было всего двое.

«Всего»
— отметил про себя Резцов. Если пьяные вооруженные панки не казались ему серьезными противниками, то о его новом знакомом это что-то да говорило.

— Парень, ну надо же делать скидку на возраст! И, кстати, слезай оттуда! У меня уже шея затекла с тобой разговаривать, — щурясь в темноту, позвал Резцов. — Что ты вообще тут делаешь?

— Гуляю! Я же уже говорил…

— Ты что, ниндзя что ли, чтобы ночью по крышам скакать? Слезай — убьешься, — уже несколько раздраженно фыркнул тот.

В ответ сверху послышался сдавленный смешок.

— А мне нравится экстрим. Я вообще поклонник паркура! А ночные прогулки полезны для здоровья, — в нарочито веселом голосе сквозила едва заметная нервозность.

— Пожалуй, моя печень с тобой не согласится. Не сейчас, по крайней мере, — нахмурился Резцов, потирая отбитый бок. — Хватит уже в углу ныкаться — слезай, говорю!

— Не могу.

— С чего бы?

— Ну, эээ… Я немного в неглиже…

— Ты что, в белье по городу рассекаешь?! — подавился дымом Сергей. Вот везет же ему на всяких чудиков.

— Нет! Просто сейчас немного не в форме…

Спор разрешился неожиданно.

Свет фар проезжающей мимо машины на пару секунд осветил переулок, выхватив из темноты вовсе не человеческую фигуру… Совсем не человеческую.

Резцов невольно отшатнулся.

— Что за?..

У существа, живой горгульей притаившегося на перилах балкона второго этажа, была грубая зеленая шкура и толстая костяная броня. На круглой лысой голове была повязана оранжевая бандана. Совсем как…

— Вот черт! — тихо выругалось оно. В миг, когда желтоватый рассеянный свет попал на безносое лицо, в его глазах отразился испуг.

Существо было до странного похоже на собственный костюм. Разве что голова поменьше.

— Микеланджело? — неуверенно позвал Сергей в темноту. Наконец, взяв себя в руки, он шагнул ближе к пожарной лестнице, но увидел тень, смазанно мелькнувшую у края крыши, и заорал: — Стой! Майки, вернись!

Сердце билось у самого горла, а в голове звенело от напряжения. Первый испуг прошел, даже толком не начавшись.

Выкурив новую сигарету в три затяжки, Сергей хрипло расхохотался.

Он нашел их.

Он, blu@d, смог их найти!

________________________
Примечания:
gotcha - «испорченный», сленговый вариант выражения got you (got ya!), означающего «попался!». Используется как восклицание в том же случае что и русское «зашибись!», когда что-то что долго не получалось успешно завершено. Может относиться как к действию, предмету, так и к человеку. Изначально использовалось американскими подростками, но теперь прочно вошло в обиход.

* "Слепая цыпочка" (англ.) Место дымное, грязное, колоритное и выдуманное
** Red Hook("Красный Крюк") - исторический промышленно-складской район в Бруклине.
Выпрями спину.
Аватара пользователя
LEA
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4976
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 357 раз
Поблагодарили: 269 раз
Контактная информация:

Surgeon

Сообщение LEA »

сейчас сделаю бяку... но иногда без неё никуда))

короче, признаюсь, что пока прочитала не всё, хоть и написано пока не много. времени у меня в обрез(( но не могу не отписаться по тому, что уже прочитала))
выбрала наобум, и попала в точку. стиль мне очень нравится, сюжет, по крайней мере сейчас, кажется очень продуманным и добротным. Люблю такие работы) Не люблю писать отрывочные комментарии, но, надеюсь, автор простит меня за то, что не выдержала и отписалась вот так вот в этот раз)) обещаю исправится)))
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир
Аватара пользователя
LEA
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4976
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 357 раз
Поблагодарили: 269 раз
Контактная информация:

Surgeon

Сообщение LEA »

Итак, свершилось. Пока семья с утра мирно спала, дочитала, а теперь, когда часть семьи уже мирно спит, пишу вердикт. а он прост) давно не читала ничего стоящего, а тут попала именно на такое) на то, что стоит почитать, а, главное, стоит завершить автору. Слишком часто я тут обжигалась незаконченными фанфами, но этот безумно хочется видеть целиком. Действительно, качественная работа. и, что для меня нетипично, мне интересно читать про главного персонажа истории, который при этом не является одним из главных персонажей в черепахах. Хирург получился очень колоритным. Очень проникаешься)
Итак, ждём-с...)
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир
Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

Итак, свершилось. Пока семья с утра мирно спала, дочитала, а теперь, когда часть семьи уже мирно спит, пишу вердикт. а он прост) давно не читала ничего стоящего, а тут попала именно на такое) на то, что стоит почитать, а, главное, стоит завершить автору. Слишком часто я тут обжигалась незаконченными фанфами, но этот безумно хочется видеть целиком. Действительно, качественная работа. и, что для меня нетипично, мне интересно читать про главного персонажа истории, который при этом не является одним из главных персонажей в черепахах. Хирург получился очень колоритным. Очень проникаешься)
Итак, ждём-с...)
LEA, спасибо огромное за потрясающий отзыв! :oops: Мне безумно приятно, что история Вас заинтересовала)
Отдельное спасибо за Хирурга - мне тоже очень нравится этот персонаж) Такие ГГ сами себя пишут, почти без участия автора, так что этот старикан просто так не сдастся. Он не отступится, пока не добьется своего и не даст работе замерзнуть)
Продолжение будет обязательно, но, скорее всего уже осенью.
Еще раз спасибо за поддержку, для меня очень важно знать, что работа нравится читателям :D

Глава 3. Тут без бутылки не разберешься...

Хирург пил уже второй день. Сначала — чтобы снять копившееся годами напряжение, потом — чтобы «поправить здоровье» перед следующим этапом своего сомнительного плана.

Нервы, натянутые до звона после встречи с одним из нелюдей-диверсантов (а в том, что Микеланджело как-то связан с таинственными «боевыми самаритянами» Сергей не усомнился ни на секунду), постепенно пришли в норму. Остро встала проблема привлечения воинов-уродцев на свою сторону. Даже просто связаться с ними — было задачей невыполнимой, и Резцов даже не знал, с какого конца к этому подступиться.

После второй бутылки «целебного» нефильтрованного мысль, родившаяся в хмельном угаре, вернулась в посветлевшую голову. О, черт, это было просто. Так просто, что могло сработать.

Сергей никогда не жаловался на плохую память, а цепкий взгляд бывшего старшины и внимание к мелочам не раз и не два помогали ему в непростых ситуациях. Вот и сейчас, хорошенько покопавшись в интернете и подшивках бульварных газет, он смог найти номер «Ковабанга Карла». Логотип был довольно примечательный, а уж не узнать улыбчивую морду веселой черепахи с рекламной фотографии было просто невозможно.

Прикинув по календарю день недели и расписание дежурств зятя, тот не мешкая набрал номер Эндрю. Напряженный мужской голос ответил ему уже через пару гудков:

— Здравствуйте, сэр! — послышалось сквозь помехи. — Все в порядке? Есть какие-то новости?

— Привет, Эндрюш. К сожалению, пока ничего определенного, но дело сдвинулось с мертвой точки, — не спеша посвящать парня в подробности, успокоил Резцов. Не стоило лишний раз его обнадеживать — слишком тяжело снова начинать все сначала. Да и чем больше Сергей думал над всей этой ситуацией с мутантами, ниндзя и пришельцами, тем больше казался себе сумасшедшим (спятившим от горя стариком).

— Правда? Вы вышли на кого-то из «очевидцев»?

— Что-то вроде того, — по правде говоря, Микеланджело больше тянул на соучастника, чем на очевидца, так что это даже и враньем не назовешь. — Попробую выйти на парня, который знает, как с ним связаться.

— Когда? Нужна помощь?

— Да нет, все под контролем. Нужна пустая квартира, перекантоваться пару дней. Когда у тебя дежурство?

— Вам угрожают, или… — настороженно уточнил зять.

— Все в порядке, ребенок, можешь выдохнуть, — невольно улыбнулся Резцов. Чужая забота приятно грела душу. — Просто мою берлогу этот хмырь может посчитать подозрительной ночлежкой с почасовой оплатой, а твой почти-пентхаус выглядит весьма солидно.

— Капризный малый, да? Знай я Вас чуть похуже, решил бы, что Вы наконец-то поддались чьим-нибудь женским чарам и теперь хотите произвести хорошее впечатление, — попытался пошутить тот, но было ясно, что его действительно интересует ответ.

Эндрю был хорошим сыном — потеряв своих родителей еще в раннем детстве, он с особой теплотой относился к тестю и по-настоящему ценил их общение. Были, конечно, и конфликты, и недопонимание, но все это в конечном итоге оказалось так мелко… Когда Настя пропала они были единственной поддержкой друг для друга и Эндрю как никто знал, как тяжело Сергей перенес потерю дочери. Крепкий и статный мужчина с благородной сединой и живыми глазами превратился в тень самого себя. Он даже не сразу узнал тестя, когда тот приехал в Америку после трагедии. Тот как-то разом постарел, будто высох, и лишь железная воля не давала ему потерять себя окончательно. Этот человек не сломался, и не дал сломаться ему. Эндрю не знал, смог бы он любить и уважать родного отца так, как папу своей Настеньки.

И теперь, после двух лет безрезультатных поисков, он понял, что переживет. Не сразу, но сможет принять, что его возлюбленной, самой прекрасной, умной и светлой нет на этом свете и уже никогда не будет. Что он никогда не увидит своего нерожденного ребенка, не посмеется вместе с женой над какой-нибудь очаровательной глупостью, не возьмет ее за руку… И не простит себя, если просто смирится с этим.

Поэтому он зубами выгрызал любую информацию об Инциденте, коллекционировал байки и сплетни… Даже откровенные бредни сектантов, даже листовки сторонников теории заговора! Как ни странно, но рассказы бездомных о зеленых монстрах, защищающих город на их фоне казались даже вполне адекватными. Они с Сергеем никогда не делились своими наработками, но знали, что могут положиться друг на друга, если вдруг найдут что-то действительно стоящее.

И вот теперь, услышав неожиданно ЖИВОЙ голос Резцова, Эндрю понял, что уже не сможет сдаться. Не сможет просто смириться и отпустить. Потому что отступать — поздно. Русской гончей удалось взять след, а ему остается только подождать, пока появится точное направление.

— Аххах, лучше бы этот засранец действительно оказался женщиной! — хрипловато хохотнул Сергей. Злое веселье в его голосе бодрило и вселяло уверенность даже лучше, чем сто грамм, принятые на грудь. — Нет, просто этот сукин сын очень осторожен, а мой адрес знает уже каждый пьяница в округе. И давай без этих твоих шпионских штучек, идет?

— Прошу прощенья? — Эндрю сделал вид, что ослышался.

— Не парься, я знаю, что ты в прошлый раз понатыкал камер у меня в квартире, — весело оскалился в трубку Резцов, тут же снисходительно пояснив: — Ту, что была на шкафу закоротило, когда сработала пожарная сигнализация. Серьезно, если б не гнилая проводка — вывернул бы чертову поливайку nachren…

— Простите, сэр… — смутился американец, даже не пытаясь оправдываться. Чувства вины, однако, он не испытывал — из-за чего? Просто потому, что в тяжелый для них обоих период беспокоился о близком человеке?

Сергей прекрасно понимал своего зятя — он тоже не подарок. Сотовые компании, наверно, озолотились за его счет, когда он несколько месяцев подряд звонил Эндрю едва ли через каждые пол часа просто, чтобы удостоверится, что тот в порядке. Сейчас их обоих уже отпустило, но неприятный осадок остался.

— Короче, просто убери всю технику из квартиры на пару дней, хорошо? — Резцов устало потер переносицу. — Или я найду такую глушилку, которая не только сигнал собьет, но и твои игрушки угробит.

Эндрю предупреждению внял и заверил тестя, что проникся серьезностью ситуации. Ему, конечно, было дико оставлять свое жилище без наблюдения, но Сергей — человек слова. Дважды предупреждать не станет.

Дежурств у криминалиста не было, но зато в конце недели он должен был уехать в командировку на четыре дня, так что был готов предоставить квартиру в свободное пользование уже послезавтра, без малейшего неудобства со своей стороны. Ключи у Сергея были, так что вопрос был решен и в повторном обсуждении не нуждался.

Наконец, с подготовительной частью было покончено.

Заварив себе крепкий кофе, Резцов вновь сел гипнотизировать ноутбук. С экрана ему задорно подмигивал логотип Ковабанги Карла, провокационно выделив номер стола заказов жирным зеленым шрифтом. Задумчиво потягивая ароматную горечь, Сергей попытался представить, что же он, черт возьми, будет делать, если у него все же получится? Или не получится? А если он действительно спятил, и это все лишь игра его больного воображения?

— Blu@d! — раздраженно зашипел он, ошпарившись свежезаваренным напитком. Что ж, по крайней мере, боль была вполне реальна. Отставив кружку на журнальный столик, он попытался отряхнуться, но кипяток уже успел остыть, впитавшись неприятно теплым коричневатым пятном в домашние джинсы.

Вновь выпрямившись и еще раз выразительно выругавшись, он решил, что достиг необходимого расположения духа. Быстро, не давая себе передумать, он набрал указанный на сайте номер и невольно затаил дыхание, вслушиваясь в монотонные гудки.

— Ковабанга Карл — праздник на дому, Ковабанга слушает! — раздался из трубки профессионально радостный голос.

— Добрый день, — поздоровался Резцов после секундной заминки. К счастью, голос был ему не знаком — вряд ли Микеланджело согласился бы с ним даже разговаривать. — Я бы хотел заказать у вас аниматора для детского утренника…

— Когда состоится торжество? — ненавязчиво подсказал собеседник после непродолжительного молчания.

— А, точно… Эмм, седьмого июля, в пятницу.

— Подождите, пожалуйста, сейчас проверю расписание, — с того конца провода донеслось какое-то копошение. — К сожалению, есть время только во вторую половину дня… Вас устроит?

— Конечно! — с облегчением выдохнул Резцов. Что ж, пока все складывается не так уж плохо. — У нас как раз намечается пижамная вечеринка, так что можно будет забронировать весь вечер после шести?

— Можно, но обычно мы работаем до восьми… За дополнительные часы придется доплачивать отдельно, — неуверенно возразил собеседник, но Сергей не собирался экономить на возможности получить так необходимую ему информацию.

— Деньги не проблема, — резковато ответил тот.

— Что ж, в таком случае, назовите Ваши контактные данные, имя именинника и адрес, где будет проходить празднование, — продолжил оператор.

Резцов решил не заморачиваться с продумыванием заказа, поэтому именинника окрестил «Эндрю», гостей «позвал» всего лишь семерых, а адрес назвал, как и было оговорено, зятя.

— Спасибо за Ваш заказ! Счастливого Вам Ковабанга-праздника! — дежурное прощание прозвучало, как показалось Сергею, с плохо скрываемым облегчением.

По окончании разговора Резцов довольно развалился на диване, потирая руки. Что ж, дело сделано. Осталось только подготовиться к непростому разговору, а там — будь, что будет…

***


Залогом хорошего общения традиционно считалась вкусная еда и качественная выпивка. В его конкретном случае — нажористая пицца и много алкоголя разной степени крепости. Почетное место в домашнем мини-баре любого уважающего себя русского человека всегда занимала водка, и Резцов не был исключением — сорокапроцентному эликсиру дружелюбия было отведено свое место в ближайшем к столу шкафчике. По той же традиции градус следовало повышать постепенно, так что в холодильнике ждал своего часа любовно разобранный ящик пива и, на всякий случай, бутылка красного.

До назначенного времени оставалось меньше получаса, и Резцов позволил себе расслабиться. Вибрирующий мандраж уступил место расслабленному ощущению неизбежности происходящего. Он и так от скуки уже дважды обошел квартиру в поисках «забытых» средств слежения, но то ли Сергей плохо искал, то ли зять в кои-то веки решил не хитрить и послушаться старших — в доме было чисто. Во всех смыслах.

Лениво листая кабельные каналы, он только и успел откупорить бутылку, как в коридоре раздался трелью домофон. Резцов выключил телевизор и пошел открывать дверь.

Сергей знал Микеланджело, и знал неплохо — после того разговора на крыше, не омраченного неловкой рукопашной, они иногда пересекались. Все так же стояли у края и говорили ни о чем. Это было приятно — поболтать просто так с трезвым человеком, который не пытается залезть тебе в душу, потому что ты «не улыбаешься», «не пьешь» или «не уважаешь». Так что чудища, зарабатывающего на жизнь устройством детских праздников он не боялся.

Боялся спугнуть.

Он изо всех сил старался убрать больную надежду из глаз, соскреб с лица следы частых попоек и годы беспокойства вместе с недельной щетиной, приручил нервно тянущиеся к сигаретам пальцы… Только заставить себя встретить гостя лицом к лицу не смог.

Зато пошаманил над замком так, чтобы когда дверь захлопнется, открыть ее можно было только изнутри и только ключом от квартиры.

Приглашающе приоткрыв входную дверь, он ушел на кухню ставить чайник.

За спиной раздался громкий хлопок входной двери.

— Извините за опоздание, но, знаете, будь Карл хоть трижды ниндзя — есть вещи, над которыми люди не властны… Вечерние пробки, например! — бодро бубнил аниматор в смешном паролоновом костюме, неловко пытаясь приладить на место плюшевую голову одной рукой. В другой у него были зажаты пакеты с надувными мечами и мягкими нунчаками. — Ух, ну и местечко тут у Вас — закаты сказочные, но дороги…

Его голос становился все тише, а напряжение, сквозившее в уже откровенно бессмысленной болтовне просочилось и в язык тела.

Майки не сразу понял, что что-то не так — хваленая интуиция, ранее безошибочно подсказывавшая, откуда следует ждать очередной судьбоносной подлянки, в этот раз отчего-то молчала. Молчала, когда он заехал в проклятый Брайтон и когда поднимался по смутно-знакомой лестнице, предвкушая скоротать пятничный вечер в компании своры малолетних демонов за солидные сверхурочные… Он не услышал тишину незапертой квартиры сквозь шуршание своей «амуниции», не почувствовал запаха свежего печенья и газировки, вечных спутников детских праздников, и не заметил отсутствия оравы детей. Он слишком поздно понял, что щелчок захлопнувшейся за ним двери прозвучал очень громко в уютно-сумрачном помещении.

И вот тут его шестое чувство взвыло дурным голосом, намекая, что годы вынужденного ниндзя-отпуска не проходят бесследно и старина Майки таки вляпался в очередную кучу дерьма. Отвык он от всего этого, расслабился. Привык, что его в костюме этом дурацком за человека принимают, за что и поплатился… Хотя с недавних пор он снова начал носить с собой оружие, даже ножны в подкладку вшил. Думал не пригодятся.

Выхватив нунчаки из потайного кармана под бутафорским панцирем, он на удивление ловко перетек в боевую стойку, не спеша снимать плюшевую голову. Придется драться — успеет скинуть, а пока, может, еще удастся отбрехаться и уйти с миром.

Сквозь «обзорную» сетку маски было сложно что-то рассмотреть в скудном свете из окна, но этого уже и не требовалось. Его единственный возможный противник стоял по ту сторону прихожей, расслабленно привалившись плечом к дверному косяку и явно не собирался атаковать.

— Привет, Майки. Давно не виделись, — тихо поприветствовал его Хирург, разбивая напряженную тишину. — Да расслабься ты, я просто хочу поговорить.

Микеланджело невольно хмыкнул, пытаясь просчитать варианты отхода. Пока что получалось плохо — единственный открытый путь подразумевал полет «ласточкой» с восьмого этажа, прямиком на чахленькую клумбу, по местному обычаю обложенную «заборчиком» острых кирпичей. Вопреки любовно пестуемому им общественному мнению, дураком Майки не был. Оптимистом, возможно, но не дураком. Между некрасивым и глупым самоубийством и болтовней со спятившим стариком он без колебаний выбрал второе.

— И тебе привет, дядь Хирург, — хмыкнул тот, нашаривая сбоку от двери выключатель. — Странные, конечно, у тебя предпочтения в плане общения. Тебе бы к психологу походить, что ли.

— Бывал, — задумчиво покивал человек. Выглядел он непривычно опрятно, в чистой светлой майке и нерастянутых темно-синих джинсах, а гладко выбритое лицо делало его моложе на добрый десяток лет. Только вот с первого взгляда было понятно, что все это — напускное. Сухие пальцы нервно барабанили по оттопыривающей карман пачке сигарет. — «Смиритесь и эмигрируйте обратно на родину» — дерьмовый итог консультации, хотя женщина вроде была приличная. Дипломированный специалист, грамотки там всякие…

— Чего? — не понял Микеланджело. Он не ожидал получить серьезный ответ на почти ничего не значащую подначку. — Эм, мистер, Вы, кажется, не вполне понимаете ситуацию…

Впервые за очень долгое время Майки не мог подобрать слова. Любая шутка сейчас прозвучала бы вульгарно, хотя, казалось бы, ситуация располагала… Огромная черепаха и сумасшедший русский — уже очень старая шутка. И плохая, к тому же, потому, что даже в первый раз было не смешно.

Мутант так и стоял в замешательстве, сжимая нунчаки, потому что не понимал, что происходит. Он все еще по инерции ожидал нападения, но, похоже, что в квартире старик был один и подмоги не предвиделось. Опасности ниндзя тоже не ощущал, только смутное беспокойство.

Из глубины квартиры послышался щелчок электрического чайника.

— Ну, пошли на кухню, что ли, — позвал его мужчина и сам скрылся в дверном проеме. — А там уже обсудим, кто кого не понимает и что там с твоей ситуацией не так.

— Эй, а вы не боитесь, что я, например, нападу на Вас со спины и сбегу? Или убью и съем? — Майки и сам не понимал, чего хотел добиться, призывая того проникнуться серьезностью ситуации. Сам он чувствовал себя откровенно глупо в этой чистенькой благополучной квартире, стоя в дурацком костюме с оружием в руках напротив битого жизнью мужика, который… Серьезно? Пошел заваривать чай?! — У меня, вообще-то оружие есть. Слышите? Огромный вооруженный монстр угрожает Вам оружием, а Вы…

— Да ладно, не загоняйся ты так. Пиво будешь?

— …предлагаете мне выпить. Ну, конечно, — Майки только развел руками, признавая поражение. — Ау, дедуля! Монстр с оружием, помнишь?

— Это ты меня так напугать пытаешься? — обернулся Хирург, насмешливо глядя на гостя. — Брось, парень, у тебя еще пугалка не выросла.

Микеланджело решительно не понимал, что вообще происходит. Он даже не понял, как его все-таки зазвали на кухню и усадили за стол. Молча наблюдая за тем, как Хирург достает из холодильника готовые сэндвичи и разливает кипяток по кружкам с заварочными пакетиками, он вдруг понял одну вещь… Его ведь тут ждали! Не поджидали, устраивая засаду, а, черт возьми, пригласили в гости! И Хирург, хрипло мычавший какой-то попсовый мотивчик, расставляя закуски, был трезвым и нарядным. Что за черт?!

— Так зачем Вы меня все-таки позвали? — спросил Микеланджело, не уверенный, что хочет знать ответ. — Ведь не для того, чтобы просто выпить пива в странной компании.

Руки старика дрогнули, но уже через секунду снова окрепли и он, сорвав с запотевших бутылок крышки, поставил их рядом с тарелками.

— Не для того, — кивнул Хирург, садясь за стол. — Но давай пока просто поговорим.

— Просто поговорим? Так что, по этикету положено? Хорошие девочки не целуются на первом свидании — что-то вроде этого, да? — хохотнул Майки, нервно всплескивая руками.

— Может, ты и тянешь на неопытную девчонку, но я больше подхожу на роль отца, чем бойфренда, — хмыкнул старик, потягивая холодное пиво. — Поэтому не обижайся, но целоваться сегодня точно не будем.

Микеланджело во все глаза уставился на собеседника. На секунду он даже забыл о ставшей привычной душной личине и о том, что уже много лет как не ждал от людей ничего хорошего — встреченный им на крыше старик общался с ним абсолютно так же, как раньше. Никакой брезгливости или отчуждения. Майки не чувствовал подвоха и искренне веселился, слушая ироничные комментарии Хирурга. В груди кольнуло от воспоминаний — когда-то они с братьями так же перешучивались-переругивались… Когда они были молоды и беззаботны, когда Кейси и Эйприл еще не были парочкой, когда их было четверо.

— Ну ты даешь, дядя. Да я в лучшие годы заставлял краснеть братьев покруче, чем Ричард Прайор*, но ты! Ты, дед, похож на Луи Си Кея*! — уважительно покивал мутант, прижав ладонь к груди и шутливо кланяясь. От этого дурацкая маска накренилась, оголяя полоску зеленой кожи на шее, и пришлось придерживать ее рукой.

— С внешностью Джорджа Карлина*, ага, — ухмыльнулся собеседник, с любопытством поглядывая на гостя. Как он собирается есть в этой штуке было совершенно не понятно.

— Ты знаешь Джорджа Карлина?! — удивился Майки.

— Не лично, естественно.

— Я думал, ты дремучий русский!

— Майки, я живу здесь больше двух лет. У меня зять с ума сходил по этим телешоу, и я даже смотрел пару их выступлений, — на задушенный писк из-под маски Хирург только фыркнул. — Я знаю, как пользоваться ютюбом, парень!

Атмосфера неуловимо изменилась — напряжение никуда не исчезло, но его градус изрядно снизился. Майки мог бы назвать ее дружеской, но что-то еще мешало. Видимо, не ему одному.

— Слушай, может, ты снимешь свою маску и мы нормально выпьем? Какая тебе разница, если я уже знаю, кто ты? — наплевав на деликатные формулировки, спросил Резцов после недолгого молчания.

Майки не выдержал долгого испытующего взгляда. Не то, чтобы он сам не хотел избавиться от душного бремени, но… Это была еще и защита.

— Ну, не знаю… Может, я не хочу испортить тебе аппетит, а, может, я не люблю когда меня глазами щупают, — попытался отшутиться он.

— Да ладно, я ж тебя не заставляю, — примирительно поднял руки Хирург. — Просто, ну… Жарко же в этой штуке.

И не то в самой фразе, не то в том, как именно она была сказана, было что-то такое, отчего у Микеланджело по рукам побежали мурашки. Не было в чужом голосе любопытства, не было обманчивой легкости примирения — напротив, обычные, в общем-то, слова прозвучали до дрожи устало. Что-то больное отразилось на миг в человеческих глазах и обреченно сквозило в голосе.

Майки не знал, кем был Хирург и не знал, что этот суровый старик забыл в Большом Яблоке, он понятия не имел, что ему могло понадобиться от черепахи-мутанта, но понял, что не сможет просто взять и уйти, если тот вдруг попросит его о помощи.

Потому что этот взгляд он уже видел.

И послал проваленную «конспирацию» к черту.


Сложно сказать, чего он ожидал, снимая маску перед ЭТИМ человеком, но точно не… этого. Хирург чуть приподнял брови и сделал два глотка пива вместо одного. Все. Вот и вся реакция.

Резцов еще некоторое время рассматривал неровную зеленую кожу, широкий «лягушачий» рот с твердыми зелеными губами и почти-человеческие голубые глаза. Потом отвернулся, но лишь для того, чтобы придвинуть к гостю блюдо со странного вида сэндвичами.

— Попробуй
buterbrod so shprotami, с пивом — самое оно, — сказал Резцов после недолгой паузы.

— Что?.. — не понял Микеланджело. Он то и дело переводил взгляд со стола на Хирурга. Озадаченно почесал зеленую лысину, отчасти чтобы удостовериться, что точно снял с себя маску (и не важно, что все это время она лежала у него на коленях!).

Shproty. Это такие копченые рыбки в масле, русская закуска. Ты же, вроде, черепаха? Я по Дискавери видел, что самые распространенные виды рыбой питаются.

— Дискаве… Мужик, ты серьезно?! Еще бы капустки предложил!.. — Майки не знал, плакать ему или смеяться. Это определенно не та реакция, которую он ожидал.

— Ну, насчет капусты не уверен, но там под рыбой лист салата есть. И петрушка сверху. Ты такое ешь вообще? — нахмурился русский, резко возвращаясь в образ гостеприимного хозяина. — У меня так-то еще квашеная в холодильнике есть, но не думаю, что тебе понравится…

— Воу-воу, сбавь обороты, дядя! — замахал руками черепаха. Он уже хотел твердо отказаться от экзотического кушанья, но желудок предательски заворчал. — Я всеядный.

Что ж, видимо байки о русском гостеприимстве все же имеют под собой твердое бетонное основание, ибо буквально через пару минут на столе появилась огромная, еще теплая пицца с щедрым слоем сыра и мягкими корками.

— Пища богов! — довольно провозгласил Микеланджело, оценив яство по достоинству. Дожевывающий свой кусок Хирург согласно отсалютовал ему бутылкой.

С пивом дела у мутанта обстояли несколько сложнее. Майки, как и его братья, практически не употреблял алкоголь (кроме, может, Рафаэля, но он был искренне убежден, что хуже чем есть его брат уже не станет). Не из-за того, что тот как-то влиял на его черепашью физиологию — скорее, в силу воспитания. Ну, сами подумайте, кто в здравом уме продаст гигантской черепахе алкоголь? Ну, кроме Кейси Джонса? А кто из друзей согласится, кроме старых одеял и своей блистательной компании, захватить с собой еще и ящик пива? Опять же, кроме Кейси Джонса? То-то и оно.

О том, что алкоголь приносит облегчение, Майки знал из кинематографа, но на себе эффект горячительных напитков еще ни разу не испытывал. Ну, по крайней мере, не напивался до такой степени. Пиво на вкус было гадким, но мерзко пахнущие рыбой shproty — еще хуже. Впрочем, сочетались они между собой действительно отменно.

За неспешными разговорами незаметно перевалило за полночь. Майки успел дважды отзвониться братьям, говоря, что задержится, прежде чем в холодильнике закончилось пиво, а у Хирурга — терпение. Вместе с крепким запахом табака на кухне воцарилась куда более доверительная атмосфера (а, может, так повлиял выросший градус алкоголя?). И темы в диалогах всплывали все более личные.

— Ну и откуда ты такой взялся, chudo-udo? — спросил, наконец, тоже порядком захмелевший старик. — Не пришелец ведь?

— Мутант я. Местный, из канализации… — вяло усмехнулся Микеланджело. Он изо всех сил старался остаться в состоянии… Ну, хотя бы сидеть вертикально старался, чего уж там. Это у русского — луженая глотка и стальная печень, а черепаху уже хорошенько развезло. Ладно хоть он быстро научился закусывать. — Знаешь байки про Нью-Йоркскую канализацию?

— Это те, в которых у вас по канавам крокодилы плавают? Или про крыс-людоедов? — уточнил Хирург заинтересованно.

— Крокодилы у нас есть, — важно покивал черепаха, хрустя соленым огурчиком. Маринады, вопреки опасениям русского, пришлись мутанту по вкусу. — Кожеголовый, вот, практически друг семьи. Они с Дони даже какую-то статью вместе хотели писать, но не сошлись в формулировке какого-то супер важного тезиса и бросили эту затею. А крысы, они все плотоядные, когда жрать нечего. Дебилы-то в канализацию часто лезут. Все какие-то катакомбы исследуют, клады ищут…

— Диггеры, что ли?

— А, ну да. Дебилы-диггеры, — невесело хмыкнул Микеланджело. — Из кожи вон лезут, желая доказать свою у-ни-каль-ность. Под землю спускаются, по метро и водостокам шастают, в шахты старые забредают… Там и пропадают. Мы с братьями, когда на не совсем разложившиеся трупы натыкаемся, стараемся их поближе к поверхности стаскивать, чтоб потом свои нашли и похоронили по-человечески. Знаешь, как страшно было в первый раз к трупу подходить?

— Как? — во рту у Резцова стало горько, причем совсем не от сигарет.

— Страшно. Мы тогда совсем мелкие были — думали, что человек еще жив. Думали — жив, раз шевелится, — Майки едва поморщился, глотая полную стопку водки, и тут же закусил достопамятным бутербродом. С «Putinkoi» он пошел гораздо лучше, чем с пивом. — Попытались окликнуть, фонариком посветили, а там крысы. Все лицо уже объели, под куртку залезли — вот и казалось, что дышит.

— Blu@dstvo. И что, дотащили? — нахмурился Хирург. Теперь он смотрел на мутанта совсем по-другому. Чудо, что при такой жизни эти ребята выросли нормальными. Что вообще — выросли.

— Дотащили. Блевали, правда, но тащили, — черепаха помолчал немного, слепо глядя в окно. Выражение лица у него было непривычно серьезным, а уголки губ — горько опущены. — Дурные они, эти люди. Вечно им больше всех надо. Лезут под землю, да так глубоко, как на кладбище не зароют… А мы — наверх карабкаемся, по крышам, под самым небом ходим.

— Вас разве не замечают?

— С чего бы? Сейчас люди на небо не смотрят.

Глаза у черепахи были совсем дурные, да и несло его уже явно не в ту степь. Хирург даже слегка протрезвел от его рассказа. Слишком рано было для таких разговоров — в России на этой стадии алкогольного опьянения обычно начинались политические дебаты или уверения во взаимном уважении. Но у этих мутантов все не как у людей.

Не без труда поднявшись из-за стола, Резцов подошел к Микеланджело и, опершись о его плечо, выглянул в окно. Небо едва заметно посветлело — где-то за бетонными спинами высоток занимался рассвет.

— Эй, Майки, айда покурим? — сжал он чужое плечо через поролоновую толщу костюма.

— Тебе же вроде и здесь неплохо, нет? — слабо улыбнулся мутант, поднимаясь.

— Неплохо, — согласно кивнул Резцов, придерживая черепаху под локоть. — Но нам обоим не помешает проветриться. Не бойся, к краю крыши мы подходить не будем.

Что-то согласно промычав, Майки послушно пошел за человеком. С каждым шагом его взгляд все больше прояснялся, а через пару пролетов он и вовсе бодро шагал наравне с Хирургом. Дверь на крышу была чисто символически закрыта на щеколду, так что проблем с ней не возникло. Едва оказавшись на свежем воздухе, Резцов закурил, не забыв предложить сигарету «гостю». Майки, видимо, все еще не до конца оправившийся от хмельного угара, не преминул согласиться. И, едва затянувшись, закашлялся.

— Как вы можете курить эту дрянь?! — Микеланджело закашлялся, отставляя дымящую сигарету подальше. Тлеющая трубочка обожгла горло едкой горечью, оседая табачным привкусом на языке.

— Это даже не самые крепкие, — насмешливо затянулся Хирург. Он неотрывно смотрел на розовеющий горизонт, тактично не обращая внимания на давящегося очередным глотком дыма мутанта и, лишь когда тот смог сделать нормальную затяжку, заговорил вновь: — Дрянь, конечно, но… От них легче становится. Немного, но легче.

Майки посмотрел на него испытующе уже почти-совсем-трезвыми глазами. Что за хрень у него с организмом? Ладно Резцов — он второй год печень упражняет, да и пить не пьянея еще в армии научился, но мальчишка-то каков! В памяти смутно всплыла та самая передача про черепах. Что-то про устойчивость к болезням и вечно молодые органы.

Мутант перевел взгляд на горизонт, забавно щурясь на едва показавшееся между высотками солнце. Он уже совсем привык к куреву и теперь баловался с дымом, то пытаясь выдыхать колечки, то просто выпуская его через нос, как несуразный мелкий дракон.

— Спасибо, — неожиданно произнес тот, со щелчком сбросив затушенный о перила окурок в куцую клумбу перед домом.

— За что? — недоуменно глянул на него Резцов.

— За все… За то что выслушали, наверное, — добавил тот уже тише. Кажется, черепаху даже немного смутили собственные слова. Видимо, алкоголь еще действовал. — Вы же с самого начала хорошо ко мне относились и не убежали с криками, увидев мое лицо. Это дорогого стоит.

— Правда что ли? Парень, я звал тебя вместе выпить едва ли не каждую неделю и ты ни разу не снял свою дурацкую плюшевую голову. Я сразу понял, что ты либо псих, либо урод… — фыркнул Хирург, предлагая ему еще одну сигарету. — Ну, или зеленый пришелец, мне в любом случае все равно.

— Мутант, вообще-то. Но… почему тогда?.. — не подобрав слов, Майки растерянно затянулся. Курил он уже нормально.

— Я слишком стар для этих разговоров, малец. И слишком трезв. А если хочешь услышать речь о равноправии и толерантности — извини, с этим вообще не ко мне, — категорично обрубил Резцов.

— То есть… Я Вам просто понравился, что ли? — недоверчиво покосился на него Микеланджело.

— Ну ты тугой, конечно… Ты — маленькая зеленая заноза в заднице, но спас незнакомого старика от смерти и одиночества… — дал надежду хотя бы на отмщение. Но пока еще было слишком рано об этом говорить. Следующая фраза вырвалась у него помимо воли, больно царапнув горло изнутри. — К тому же, ты слишком напоминаешь мне Настю.

— Странное имя для парня.

— Потому что так зовут мою дочь.

Микеланджело подавился дымом.


_____________________________________________
* - известные американские стенд ап комики.
Подробнее здесь: http://www.lookatme.ru/mag/archive/expe ... -up-comics
Выпрями спину.
Аватара пользователя
LEA
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4976
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 357 раз
Поблагодарили: 269 раз
Контактная информация:

Surgeon

Сообщение LEA »

Хотела прочитать давно. Но с шустрым малым хотеть не вредно, а вот получить...
Я ни капли не жалею, что таки пожертвовала частью сна на это дело:) невероятно приятно читать такое простое по своей форме, но не содержанию, повествование. Обожаю стиль, когда ты как будто сидишь в уютной компании за столом и слушаешь невероятно интересного рассказчика. И нет этих описаний рассвета с особо глубоким смыслом на три страницы, которые ты в итоге перелистываешь, чтобы узнать, а дальше то что:))
Очень интересно было побывать рядом с главными действующими лицами во время их посиделки. Душевненько:) напомнило мне наши редкие посиделки с коллегами в те времнна, когда я ещё носила пагоны...
А за шпроты вообще отдельное латышское paldies!
И подпись Ваша про спину... Про меня:))
В общем, для меня совпало все. Побольше бы такого чтива. И времени на него...
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир
Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

Ох... Спасибо! :oops:
Я безумно рада, что Вам нравится данная работа!
LEA писал(а): Пт 06 окт 2017 0:53Обожаю стиль, когда ты как будто сидишь в уютной компании за столом и слушаешь невероятно интересного рассказчика. И нет этих описаний рассвета с особо глубоким смыслом на три страницы, которые ты в итоге перелистываешь, чтобы узнать, а дальше то что:))
Они, кстати были)) Буквально пара строчек полунамеком, больше для настроения, чем со скрытым смыслом, но...
В любом случае, мне приятно, что читать этот фик, по крайней мере, не скучно)
LEA писал(а): Пт 06 окт 2017 0:53Очень интересно было побывать рядом с главными действующими лицами во время их посиделки. Душевненько:) напомнило мне наши редкие посиделки с коллегами в те времнна, когда я ещё носила пагоны...
А за шпроты вообще отдельное латышское paldies!
Хаха, я старалась написать героев живыми и, смею надеяться, мне удалось хотя бы частично справиться с этой задачей, коль скоро читатель может узнать в прочитанном что-то близкое для себя :)
LEA писал(а): Пт 06 окт 2017 0:53И подпись Ваша про спину... Про меня:))
Такая работа. Санпросвет работа :lol:
Должен же автор заботиться о читателях? o:)
У меня, кстати, начал вырисовываться небольшой цикл работ про русских попаданцев) На сайте есть еще один фик про взрослую не-попаданку, с уклоном в медицинскую тематику... *шепотом* Скрытая реклама))
Выпрями спину.
Аватара пользователя
LEA
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4976
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 357 раз
Поблагодарили: 269 раз
Контактная информация:

Surgeon

Сообщение LEA »

Sfinks писал(а): Пт 06 окт 2017 13:59Они, кстати были))
Но не на три же страницы) коротко, ясно, по делу... не прибедняйтесь, в общем=))
Sfinks писал(а): Пт 06 окт 2017 13:59У меня, кстати, начал вырисовываться небольшой цикл работ про русских попаданцев) На сайте есть еще один фик про взрослую не-попаданку, с уклоном в медицинскую тематику... *шепотом* Скрытая реклама))
я очень надеюсь вырвать ещё время на чтение) чиркануть пару слов на форум куда проще, чем найти время на спокойное чтение. я вообще последнее время опустилась до аудиокниг, потому что без книг не могу, а читать никто не дает)) жаль, что фанфы вот так послушать не получается...
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир
Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

LEA писал(а): Пт 06 окт 2017 14:25я очень надеюсь вырвать ещё время на чтение) чиркануть пару слов на форум куда проще, чем найти время на спокойное чтение. я вообще последнее время опустилась до аудиокниг, потому что без книг не могу, а читать никто не дает)) жаль, что фанфы вот так послушать не получается...
Прекрасно Вас понимаю! У самой завал - мама не горюй... Не успеваю читать не-учебную литературу, но вот собраться и не писать - не могу. Хоть какая-то отдушина)
Выпрями спину.
Аватара пользователя
LEA
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4976
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 357 раз
Поблагодарили: 269 раз
Контактная информация:

Surgeon

Сообщение LEA »

И правильно делаете!! Пишите!! Радуйте читателя:) очень жду продолжение, ибо интрига...:)
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир
Аватара пользователя
Sfinks
ниндзя
Сообщения: 176
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 241 раз
Поблагодарили: 186 раз

Surgeon

Сообщение Sfinks »

Посвящение: Всем, кто ждал и дождался! Но особенно одному Пендель-мену, который сам себя узнаёт) кстати, именно благодаря этому человеку работа не только подала признаки жизни, но и выросла с запланированных ещё трех и эпилога до сука-зачем-столько частей… Надеюсь получится выкладывать главы чаще, чем раз в пятилетку)
Простите за задержку.

PS: отдельное спасибо Бете, которая периодически слушала мое нытье и вообще большая молодец)

PPS: И ещё моей подруге, которая никогда это не прочитает, а посему в курсе всей сюжетной линии)

Глава 4. Hold fast

Погода была мерзкая, промозглый ветер то и дело забирался за шиворот холодными пальцами, а прямо перед носом шелестела завеса дождя. После того разговора, когда Резцов заманил мутанта в квартиру зятя и расставил все точки над «и», прошло больше месяца. Майки связался с ним через несколько дней и сказал, что некоторое время будет вне досягаемости «по семейным обстоятельствам», и лишь на прошлой неделе снова дал о себе знать…

И вот теперь Хирург стоял, скрытый в густой тени одной из опор бруклинской эстакады и был возмутительно трезв. По странной иронии сегодня был особенный день: ровно три года прошло с тех пор, как он проснулся в мире, где есть чудовища. День, когда пропала его дочь.

Мужчина поежился от пронизывающего ветра и, закусив сигарету, пару раз щелкнул зажигалкой, грея ладони маленьким огоньком. Нитка горького дыма медленно поднялась вверх, растворяясь на фоне заслонявших грязно-серое небо бетонных перекрытий.

Сергей не знал, сколько он уже стоял вот так, бездумно рассматривая пасмурный городской пейзаж: изукрашенные граффити бетонные скворечники уныло серели за завесой дождя, а редкие прохожие не обращали внимания ни на что, кроме асфальта и луж под ногами, спеша куда-то в тепло. Хмурое небо сожрало закат, переваривая оранжевые блики в сыром ватном нутре, и о наступлении вечера можно было судить только по наручным часам и сильнее сгустившимся сумеркам. Постояв еще пару минут, считая затяжки, он услышал позади глухой рык подъезжающего мотоцикла. Собственно, этот же мотоцикл проезжал мимо и пять, и десять минут назад, будто кого-то высматривая… Прищурившись на подтекающее небо и недовольно плюнув дымом, Резцов сделал пару шагов навстречу заворачивающему на третий круг байкеру. На этот раз его заметили.

Не сбавляя скорости, тот заложил крутой вираж точно между колонн и остановился неподалеку, очертив широкую дугу брызнувшим из-под колес гравием вперемешку с мелким мусором. Не слезая с мотоцикла, он грузно облокотился о руль, рассматривая замершего в тени человека через затемненное забрало шлема. Резцов не спешил здороваться, неторопливо докуривая начатую сигарету, и его темный, едва отличимый от несущей колонны силуэт подмигнул вспышкой тлеющего огонька. Что-то для себя решив, пока-еще-незнакомец резко ударил по газам и, сделав еще один круг, подъехал почти вплотную. Свет фар вырвал из темноты изрезанное горькими морщинами лицо, прищуренные от яркого света глаза и показательно вскинутые руки, в одной из которых тлел окурок.

— Ты, что ли, Хирург? — глухо раздалось из-под шлема. — Я думал, ты покрупнее.

— А ты, должно быть, брат Микеланджело, — Резцов медленно опустил руки и затушил брошенный бычок мыском ботинка.

Он прекрасно знал, что не выглядел для этих монстров достаточно внушительно, как, впрочем, и для многих людей. Сергей никогда не отличался богатырским телосложением, а возраст и переживания последних лет изрядно его подкосили: вымыли цвет из глаз и волос, ссушили плоть и съели пару сантиметров роста. Рядом с плотным кряжистым мутантом, исходящим сдержанной силой, он даже сам себе казался немощным стариком… Но черта с два, он просто так с этим смирится!

— Где остальные? — Майки обещал договориться о встрече с семьёй, и, насколько он помнил из рассказов мальчишки, братьев у него было трое.

— Они прибудут сразу на место встречи.

— Я думал, что это и есть место встречи, — здесь Резцов покривил душой, прекрасно понимая, что под мостом всерьез говорить никто не станет, даже если сам разговор будет происходить в машине.

— Считай это промежуточной остановкой, — зеркальное стекло шлема слабо бликовало от света фар проносящихся по трассе машин, видимых в просвете между домами, что лишь усиливало ощущение чужого взгляда. — Но прежде чем мы туда отправимся, ответь-ка на пару вопросов…

— Что? — Резцов отшатнулся на полшага, когда мутант вытащил из-за пояса что-то отдаленно напоминающее пистолет, но заставил себя стоять прямо. Прибор, подозрительно похожий на считыватель штрих-кода от кассового аппарата, осветил вновь вскинувшего руки мужчину мелкими красными вспышками из широкого плоского «дула» — сходство с кассовым аппаратом стремительно усиливалось — и сыто пиликнул зелёным на рукояти. Скептически хмыкнув, байкер не глядя закинул устройство обратно в подсумок.

— Кто ты такой? Зачем нас искал? То, что ты вроде как чист, еще ничего не меняет.

Что ж, по крайней мере стало понятно назначение светящегося устройства — он искал жучки. Ничего неожиданного, на их месте он бы тоже не поверил в добрые намерения левого мужика, во всяком случае, не сразу.

— Твой брат зовет меня Хирургом, — место мало располагало к откровениям, но, кто знает, не растает ли и без того призрачная возможность найти Настю, если промолчать? — Я искал вас, чтобы найти свою дочь.

Повисло недолгое молчание. Его собеседник явно решал, стоит ли принимать столь лаконичный ответ, но, видимо, посчитал, что с подробностями и впрямь можно повременить.

— Майки тебе доверяет, именно он решил, что мы должны тебе помочь. Что мы МОЖЕМ тебе помочь. Кто-то даже считает, что ты попал в нашу зону ответственности… — тут он фыркнул, ясно выражая свое мнение по этому поводу. — Но я тебя не знаю.

Гласом свыше над головой загрохотал поезд, срывая с зашедшихся железной рябью путей не долетевшие до земли дождевые капли. Резцов передёрнул плечами — мало того, что громко, так ещё и за шиворот затекло. Его спутника внезапная смена обстановки отчего-то заставила торопиться и отложить допрос, хотя бы на время.

— Черт с тобой, залезай. Пусть на тебе и нет жучков, кто знает, что ты можешь принести на хвосте. И не думай, что легко отделался, если что-то пойдет не так, если у моей семьи будут из-за тебя неприятности — ты пожалеешь, что вообще нас нашел.

Второго шлема у мальчишки в наличии не оказалось, да и откуда у Всевидящего взяться пассажирам? Да, он узнал время от времени мелькавший в новостях костюм, да и прозвище было знакомо ещё по пьяному бубнежу собутыльников. Очередной линчеватель, превратившийся в городскую легенду… Бывший этой самой легендой задолго до своего официального «наречения». Чего стоило им с братьями скрываться теперь, когда смартфоны и камеры с высоким разрешением были у каждого первого зеваки? Вот уж действительно — ниндзя.


Дорога летела в лицо вихрем бьющего по глазам водоворота света и сырости, от попыток осмотреться немедленно выступали слезы, и Резцов оставил бесплотные потуги, про себя хмыкнув, что зелёный параноик мог специально «забыть» пассажирский шлем. Черт с ним, что везут его точно не в их «тайное логово», но парень явно не собирался светить даже место сбора… Как он будет оттуда домой добираться и будет ли вообще — уже другой вопрос. Своей жизнью старик рисковать не боялся, да и знал, что Майки с братцами его не тронут, даже этот брутальный мальчишка, а вот измыслить какую-нибудь организующую провалы в памяти приблуду — могут. Не все же правительству возиться с внеземными технологиями, чай и этим «зелёным человечкам» что-то интересное перепало.

О прибытии на место стало понятно незадолго до остановки по отдалившемуся гулу магистральных улиц и стихшей цветомузыке по ту сторону сомкнутых век. Редкая морось к этому моменту сменилась полноценным ливнем, и обнесенную по периметру зеленой сеткой, ожидающую сноса многоэтажку старик встретил с еще большим воодушевлением. Загнав байк под навес и прикрыв сверху непрозрачной пленкой и какой-то ветошью, черепаха повел его вглубь здания, подсвечивая дорогу скорее для пожилого спутника, нежели для себя. На четвертом этаже, правда, пришлось остановиться — проклятая одышка, появившаяся пару лет назад, теснила и без того отяжеленную переживаниями грудь. Резцов мрачно сунул под язык таблетку нитроглицерина, стараясь не обращать внимания на пристальный взгляд спутника. Поднявшись на еще один пролет, они продолжили путь уже по коридору с десятком слепых дверных проемов и одним — зрячим.

Идущий рядом Рафаэль незаметно отстал, пропуская Резцова вперёд… Тот не знал, что именно ожидал увидеть и к чему готовился, реальность в корне отличалась от любых ожиданий. Перед ним была… Комната. Облезшие обои с неприличными надписями, останки непригодной уже мебели, которую было проще сломать, чем разобрать и вынести, слой строительного мусора на полу… Два белых пластиковых стула посреди этого бардака выглядели более инородно, чем шагнувшие ему навстречу из теней чудища. Ну, как чудища? Мутанты.

Один из них, тот, что в синей повязке, едва заметно подался вперёд, встав напротив одного из белых стульев и замер, будто чего-то ожидая.

Майки вынырнул откуда-то справа, с размаху приобняв старика за плечи и, может, даже излишне жизнерадостно представил присутствующим.

— Знакомьтесь, чуваки, это Хирург, он мегакрутой старикан! Кулаками машет, как молодой, пьет как русский, нервы железные, и ещё упрямей Рафа, — хватка на плечах стала чуть крепче, отчего-то прибавляя уверенности. — Вот этот, в синей повязке, Леонардо — наш бесстрашный лидер! Вон там Донни, а с Рафом ты по дороге познакомился… Кстати, он уже успел поугрожать тебе физической расправой? Не обращай внимания, он так шутит, а вообще он душка!

Назвать кого-либо из присутствующих «душкой» язык мог повернуться только у Майки, но Резцов не собирался отступать, даже окажись они хоть трижды демонами. Повторив движение лидера, он также выступил вперед и коротко по-военному кивнул, больше отдавая честь, чем кланяясь. Было ли невежливо отвечать на поклон в подобной манере? Он не знал, но вложил в этот жест прямо противоположное, и, кажется, его поняли правильно. Леонардо предложил гостю присесть и сам опустился на стул, с достоинством буддистского мудреца подбирая под себя ноги, — и как только смог вытворить подобное, умастившись на пластиковом стуле с подлокотниками? Но внимание привлекла не столько внезапная гибкость экзотичного собеседника, сколько граффити за его спиной, открывшееся только когда он опустился на стул: на стене красовалось изображение огромного эрегированного члена с волосатыми яйцами и кривой подписью «BiG dIcK», как бы подводящей итог творческой задумки уличного художника… Мужчине с трудом удалось сохранить спокойное выражение лица — вкупе с представлением Майки, это была самая наглядная иллюстрация выражения «Важный хрен», что он видел.

— Мы много о Вас наслышаны, Господин… Хирург? — взгляд сидящего напротив мутанта было почти невозможно расшифровать, даже несмотря на то, что Резцов уже имел какую-никакую сноровку в чтении нечеловеческой мимики на примере его брата. Краткая выжидательная пауза.

Мужчина прочистил горло.

— Резцов Сергей Николаевич. «Хирургом» меня зовет ваш брат, — коротко представился тот, стараясь не усмехнуться. Впрочем, треск клавиатуры справа мигом настроил его на нужный лад. Дело серьезное.

Но наблюдать за замешательством, даже смущением, на лице собеседника было все равно занимательно. Сам он смутно представлял, насколько странным для них было его собственное топорное произношение. То, что в его голове было литературно сложенным предложением зачастую представляло собой набор коротко рубленных фраз, до кучи исковерканных славянским акцентом — неудивительно, что не освоивших толком язык эмигрантов зачастую считают недалекими. Леонардо явно боролся с собой — называть взрослого человека выдуманной младшим братом кличкой, по-видимому, мешали какие-то принципы, а обращаться по имени было рискованно ошибкой в произношении и ущемлением достоинства (самого говорившего или его собеседника, черт его знает).

— Не утруждайтесь, полагаю, для англоязычного населения выговорить мое имя — та еще задачка. Зовите лучше Хирургом, — он попытался улыбнуться, надеясь, что улыбка получилась не такой вымученной, какой оказалась на вкус. Впрочем, была в ней и толика искренности — в выражении собеседника едва уловимо промелькнуло облегчение. Забавный парнишка.

— Хирург-сан, если уж Вы знаете о тайне нашего существования…

— Хэй, я же извинился! — наигранно возмутился Микеланджело.

— Мы это уже обсуждали, — остановил его Леонардо. Сам Лидер явно был настроен на серьезный разговор и не одобрял попыток младшего брата подправить обстановку по своему вкусу. — Итак, в первую очередь меня интересует, есть ли кто-то должным образом осведомленный о Ваших поисках?

— Нет, — во всяком случае, он на это надеялся. Эндрюша стал немного — не немного — параноиком в отношении близких и вполне мог следить за названным отцом без его ведома… — Намеренно я никого не информировал.

Часть напряжения все же исчезла, всего процентов десять, но и это было победой, учитывая специфику переговоров. Несмотря на в целом довольно дружелюбную атмосферу разговора общение не задалось. Как долго он выискивал… Что-то — что угодно, любую зацепку, и вот теперь — он нашел ИХ! Если у кого-то на Земле есть возможность понять произошедшее и помочь, то только у этих мутантов… Черт знает, может у них даже есть способ связаться с кем-то оттуда? Он не обольщался на этот счет, отнюдь, но… Чертова надежда. Его личный ящик Пандоры был переполнен этой недобитой, невытравленной дрянью после встречи с Майки. Последний рывок. Ему осталось лишь убедить их помочь, просто продолжать говорить…


Он не мог произнести ни слова.

— Мистер… С вами все в порядке? — голос нечеловека напротив звучал почти встревоженно. Хирург не видел себя со стороны, но предполагал, что выглядел довольно паршиво… Братья-мутанты, привычные к сумраку, не были лишены этой сомнительной привилегии. Старик перед ними был бледен, на лбу и над сведенными желваками блестел холодный пот, а дыхание было слишком частым. Под их пристальными взглядами Хирург нетвердой рукой пропихнул между зубов таблетку валидола.

Что говорить? Вот она, возможность, прямо перед ним — сидит на украденном с фудкорта стуле и внимательно слушает… Впервые за все это время он, наконец, получил право высказаться, перестать цедить слова через оставшиеся зубы, чтобы не бередить лишний раз душу зятю, а другим… Другим всегда было плевать. Эти кружки, куда его отправляла психотерапевт, на них ходили только за тем, чтобы узнать, что кому-то дерьмовее, чем тебе. Возможно, если тогда он хотя бы для себя попробовал обличить произошедшее в слова — сейчас было бы легче. Легче признаться, что первый год после Вторжения он провел волонтером, помогая убирать последствия катастрофы в местах массовой гибели людей, что он изначально ни на что не надеялся, что он искал тело. Сколько останков он видел за первый месяц после эмиграции? Каждый день просматривал сводки со снимками личных вещей неопознанных жертв, ища знакомую ладанку с инициалами. Как именно Эндрюша — тогда не то с горя, не то с пьяну — предположил, что она вовсе не на Земле… Новые поиски, через сеть, подкупы и знакомых, через черный рынок (среди пропавших без вести в то время было много и тех, что были проданы соплеменниками в бордели или пошли на органы) но ничего не удалось найти. Так не бывает — уже не бывает.

В двадцать первом веке за человеком тянется жирный информационный след, хочет он того или нет, а попытки оставаться невидимым только еще сильнее привлекают внимание следопытов… Он знал о чем говорил, в конце концов его зятя прозвали Адской Гончей не просто так.

— Майки упомянул, что вы искали нас почти два года… — подал голос черепаха с ноутбуком, не отрывая взгляд от экрана с десятками открытых вкладок, включая личное дело его зятя, данные эмиграционной службы, вплоть до номера страхового полиса и свидетельства о рождении Анастасии Сергеевны… Кажется, большая часть всего этого по идее была засекречена. Зрачки в прорезях маски вспыхнули белым, когда он оглянулся на Лидера. — Сроки совпадают. Его дочь действительно пропала во время вторжения трицератонов. Из того, что мне известно на данный момент… Я склонен согласиться, что она не на Земле…

— Или давно под землей, — хрипло обрубил Резцов. — Я знаю. Я все прекрасно знаю. Но… Если на свете существуют такие как вы… Есть шанс на невозможное.

Некоторое время мутант молча изучал сидящего перед ним мужчину, после чего негромко произнес:

— Я Вам верю, — а затем, что-то для себя решив, спросил куда-то в пространство над его головой: — Доктор Хонейкуд? Вы сами все слышали… Сможете помочь этому человеку?

Резцов оглянулся и увидел в углу комнаты маленькую беспроводную камеру, закрепленную на стене алюминиевым скотчем за импровизированную «ногу» из проволоки.

— Да, я все слышал, — ответил механический голос с пояса одного из мутантов. Донателло не торопясь извлек из кармашка странноватое устройство и развернул его к Сергею, позволяя рассмотреть на маленьком экране изображение какого-то робота. — К сожалению, у меня нет детей, так что я не могу в полной мере посочувствовать Вашему горю, но сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь.

— У вас есть возможность добраться до космических ублюдков? — все еще не до конца веря в происходящее переспросил Резцов.

— На Земле еще нет технологий, позволяющих путешествовать в космосе, а телепорт был уничтожен, — с сомнением заметил Донателло, будто космические путешествия и телепорты были для него не порождением научной фантастики, а полнейшей обыденностью.

— Я могу связаться с нашим общим знакомым, который сейчас как раз является одним из предводителей восстания в Трицератонской республике. Думаю, он согласится пробить по своим каналам информацию о грузе с планеты своих друзей.

— Траксимус? — раздалось из темноты. В голосе его неприветливого провожатого звучало даже что-то вроде энтузиазма.

— Я думаю, он тоже будет рад увидеть тебя, Рафаэль.

— Тогда я предлагаю дождаться ответа Профессора, — взял слово Леонардо. — Время и место отправления определим уже в соответствии с техническими характеристиками корабля нашего друга. У нас будет достаточно времени на подготовку, Хирург-сан… Есть ли что-то, что вы хотели бы передать Вашей дочери? Чтобы мы точно знали, что это именно она?

— Вы… Всерьез собираетесь мне помочь? — Резцов сглотнул комок в горле. — И… Правильно ли я понял, что вы не собираетесь брать с собой старика?

— При всем уважении, Ваш организм может неадекватно среагировать на перегрузку, — осторожно начал черепаха, но замолчал, когда старик буквально взвился со своего места.

— Я не для того прошел весь этот путь, чтобы сдаться на пороге. Если у меня есть выбор, я готов поставить на кон свою жизнь! — мужчина тяжело дышал, но не было той болезненной нервозности последних часов. Резцов наконец-то почувствовал под ногами твердую опору, а что это за опора: скала, бетон или железный пол Энтерпрайза — уже дело десятое.

— Вы не отступите, так? — вздохнул Леонардо, тоже поднявшись на ноги. Не смотря на то, что мутант был едва не на полторы головы ниже разницы в росте не чувствовалось совсем. Мутант протянул ему измазоленную трехпалую руку… Резцов крепко ее пожал. — Я обещал Майки, что мы попытаемся помочь, если это в наших силах. Вы отправитесь не один.

И, услышав это, Хирург заплакал.

Молча, по-мужски, закрыв лицо дрожащей ладонью, пока непролитые слезы поднимались в глазах мутной поволокой, а в груди щемило обливающееся кровью сердце.

Майки, ни разу не видевший его в таком состоянии, подлетел, как едва оперившаяся наседка. В другой раз Резцов бы даже устыдился — напугал ребенка, но сейчас…

— Я всего лишь отчаявшийся отец, узнавший, что мою дочь еще можно спасти, — Хирургу не было стыдно за слезы. Он старик — ему можно.
Выпрями спину.
Ответить