Главные новости Ninjaturtles.ru

• [18.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык TMNT Bebop and Rocksteady Destroy Everything №2
• [16.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Tales of the TMNT Volume 2 №20
• [13.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Archie Comics TMNT Adventures №7
• [11.03.18] На сайте доступен перевод на русский язык IDW TMNT/Ghostbusters Crossovers №3

Последнее Царство

Здесь выкладываются фан-фики, которые ещё не окончены.

Модераторы: Kaleo, Миято

  • Автор
  • Сообщение
Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8831
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 128 раз
Поблагодарили: 167 раз

Последнее Царство

Сообщение FEST » Ср 12 дек 2018 22:38

Глава 12: Навстречу урагану

«Война воспитывает чувство, мобилизует волю, совершенствует физическое состояние и сталкивает людей так стремительно и жестко, в таких критических ситуациях, что человек проверяется человеком». © «Спасти рядового Райна»

Леонардо, сохраняя рассудок холодным, резво нырнул под выпад вражеского клинка. Противник открылся для контратаки. Нет больше времени для сожаления, нужно нанести лишь один смертельный удар. Необходимо отнять чужую жизнь, чтобы выжить и продолжить путь. Молодой воин вцепился в рукоять и направил катану в сторону торса вражеского ниндзя…

Резкая вспышка. Перед глазами за долю секунды подобно слайдам пронеслись мертвые люди, на чьих лицах отпечатался ужас. Яркое пламя пожирало их тела. Огонь быстро расползался по территории Летнего сада дворца Императора… От всепоглощающего страха Лео зажмурил глаза.

Осечка сознания заставила Леонардо замешкаться. Его хватка ослабла, направленный для удара клинок чуть не выпал на пол. Но рюгаэру этого времени хватило, чтобы встретить мутанта коленом в голову. Боль пронзила в области скулы. Лео, не удержав обе катаны, повалился на карапакс, скрипнул зубами.

Вражеский воин не стал лишать себя возможности и занес меч для смертельного удара. Тело пришло в действие, клинок в нисходящем движении начал рассекать воздух. Неужели всё закончится именно так… глупо.

Подлетевший откуда-то сбоку Донателло, сбив концом шеста-бо в сторону катану рюгаэра, нанес тому удар ногой прямо в шею. Что-то хрустнуло. Вражеский боец отлетел к ближайшей стене.

— Лео, с тобой всё хорошо?! — Донателло встал в защитную стойку, закрывая телом брата.

Леонардо перевернулся на пластрон, всем телом ощущал неподъемную тяжесть. Он не мог встать. Голос Дона словно звучал на фоне, его слова не могли пробиться к сознанию.

— Да что с тобой такое, Лео?! — Донателло сорвался на крик. Вражеский рюгаэр, поднявшись, сразу же бросился в атаку.

Противник выбросил руку вперёд, стальной клинок — её продолжение. Еще мгновение, и удар был бы смертельным. Донателло с трудом удалось увернуться, но, не мешкая, он нанёс деревянным оружием точный выпад по спине, затем — по груди. Противник отшатнулся назад. Даже за чёрной маской можно было уловить, как он скривился от боли.

Донателло, стиснув зубы, крутанулся вокруг своей оси. Мощный удар в область головы повалил вражеского ниндзя на спину. Он даже не проронил ни звука. Его тело обмякло на полу. Больше этот ниндзя не представляет угрозы, пока.

Девушка-рюгаэр, оттолкнувшись от стены и увернувшись от нунчак Микеланжело, быстрым движением кинула несколько металлических звездочек в сторону Донателло. Он, не успев перевести дыхание, отбил шестом один сюрикен, тут же вскинул вверх другой конец оружия — вторая стальная звезда отражена. Третья — вонзилась в открывшееся плечо. Мутант вскрикнул от острой боли и, опираясь на шест, рухнул на колено. Кровь каплями падала на пол.

***

— Слабак, — Леонардо услышал знакомый голос. — Пока ты тут прохлаждаешься, твой брат получил ранение.

Страх подобно паразиту проникал внутрь тела, наполнял его. Мутантом овладевала беспомощность, он ничего не мог сделать, даже простейшее действие. В глазах читался ужас. Леонардо попытался закричать, но вместо этого раздался приглушенный хрип. Жалок.

— Ранен из-за тебя, — продолжил голос, — из-за твоей слабости.

Леонардо впился пальцами в холодный пол, боясь, что он ускользнет у него из-под ног.

— Ты не сможешь их спасти, — из-за угла показался он — Месть. Однорукий мутант-черепаха, весь покрытый шрамами и кровавыми порезами, медленно приближался к Леонардо. В оставшейся руке он, как и в прошлый раз, сжимал рукоять окровавленной катаны. — Ты слаб.

***

Донателло-старший, отразив металлическим шестом несколько быстрых выпадов третьего рюгаэра, не выпускал из обзора склонившегося на колено молодого двойника и лежавшего на полу Леонардо. Вся эта ситуация ему очень не нравилась. Мало того, что молодые черепашки оказались в затруднительном положении, он сам всё никак не мог нейтрализовать противника. Последний искусно управлял собственным телом и клинком — это мастерство высшего класса. За его спиной маячила закрытая двойная дверь в зал для экстренных совещаний, где укрылись члены временного правительства. Донателло-старший должен туда попасть, но сначала надо одолеть этого назойливого ниндзя.

— Эй, как вы там? — Донателло-старший обратился к молодому двойнику, развернулся и нанес резкий удар шестом в область торса. Но рюгаэр, выставив перед собой клинок, отразил атаку мутанта.

— Жить буду, — Донателло бегло осмотрел рану, артерия не задета, но шрам, конечно же, останется. Он схватился пальцами за стальную звезду и резким движением вынул её из плеча, боль тут же резанула сознание. Кровь скатилась по руке. — Меня больше беспокоит Леонардо!

— Сука! — отражая резкий выпад, направленный в шею, выругался Донателло-старший. — Майки, как дела?!

— Эта малышка — просто огонь! — Микеланджело, перекатившись, ушел от рубящего удара. Он попытался хлестнуть нунчаками девушку-рюгаэра по ноге, но та её ловко увела в сторону и тут же сделала контратаку. Вторые нунчаки в это же мгновение обхватили лезвие катаны, не давая нанести смертельный выпад. Девушка выпустила рукоять клинка и сделала быстрый удар правой рукой прямо по физиономии черепахи. Желая закрепить успех, она нанесла серию прямых атак кулаком по лицу. Микеланджело не удержался и повалился на пол.

Заостренный кунай, вытащенный из-за пояса, прокрутился вокруг пальца девушки. Она сжала его сильнее и устремила в шею Микеланджело. Доля секунды отделяла её от победы над мутантом. Деревянный шест-бо Донателло вошел ей прямо в грудь. Девушка, скривившись от резкой боли, кубарем ушла в сторону, так и не совершив убийства.

Донателло, вцепившись в деревянное оружие, с трудом переводил дыхание. Не прошло и секунды, как очередной сюрикен, разрезая пространство помещения, вонзился в верхнюю часть карапакса. Мутант ощутил слабое и неприятное столкновение. Не успел он обернуться, как внезапно появившийся ещё один рюгаэр в прыжке стукнул ногой Донни по затылку. Голова юноши дико заболела, перед глазами потемнело. Донателло, не удержавшись на ногах, сложился рядом с младшим братом.

— Да вы издеваетесь?! — Донателло-старший, с трудом уведя металлическим шестом вражеский клинок в сторону, заметил, как в проеме коридора нарисовались еще два противника. Ситуация становилась угрожающей: молодые черепашки лежат на полу, Донателло явно без сознания; мастеровитый рюгаэр никак не дает попасть в зал, где укрылись члены временного правительства. Если ничего не предпринять, они все погибнут.

Донателло-старший, уклонившись от новой атаки и уйдя в сторону на полметра от противника, обеими ладонями схватился за центр стального оружия. Мутант сжал крепче середину шеста, сделал два противоположных движения киски, активировав механизм металлического посоха. В то же время над его красным браслетом на руке загорелась крошечная голограмма в виде зеленой батареи. Не теряя времени, он направил конец шеста в сторону уже направлявшегося к нему вражеского ниндзя. Оружие выплеснуло яркий желтый луч, пронзая тело надвигавшегося рюгаэра и оставляя на стене за его спиной чёрный след. Ниндзя с выжженной дырой в груди покачнулся и повалился на бок.

Донателло-старший вновь кинул взгляд на голографическую батарею. В этот раз она обозначалась лишь пустым контуром, периодически мерцающим красным цветом. Её заряд медленно восполнялся — металлический шест ещё не был готов для повторного выстрела.

Ладони покрылись потом, лоб — испариной. Донателло крепче сжал зубы, до скрипа. Больше перед ним не стояла преграда, путь в зал для экстренных совещаний был открыт. Осталось только протянуть руку и дёрнуть за ручку двери. Живы ли те, кто смиренно забился в угол в страхе перед наступающей смертью? Но сейчас нужно спасти тех, кто ещё точно жив. Мутант, выставляя вперёд стальное оружие, ринулся в сторону черепашек…

***

— Как же ты слаб, Леонардо, — разочаровано произнес Месть. Он навис над лежащим на полу юношей. — По твоей вине они погибнут.

Леонардо, подпирая себя руками, пытался хотя бы приподняться, но его словно придавило бетонной стеной. Он безуспешно дрыгал ногами, тело предательски отказывалось подчиняться, его била дрожь. Мутант с трудом поднял взгляд, уставился на Месть. Тот, облизав губы, ехидно улыбнулся.

— Но я могу спасти их, — продолжил зловещий двойник. — Позволь мне уничтожить твоих врагов. Отдайся мне! — на последнем предложении Месть повысил голос.

Все образы перед взором Леонардо превратились в размытые силуэты. Он не мог четко видеть, словно пораженное ядом сознание растворяло реальность. Братьям грозит смертельная опасность. По его вине. Опять. Осознание этой мысли больно щелкнуло где-то в голове. У него нет выбора. Но сможет ли он вернуть власть над телом и душою?

— Делай, что считаешь нужным, — еле слышно, без надежды в голосе сказал Леонардо.

— Да-а-а-а, — с наслаждением протянул Месть. Он поднял окровавленный клинок над лежащим мутантом и, не тратя больше времени на болтовню, резко вонзил меч в шею Леонардо. Теперь он принадлежит Мести.

***

Глаза налились кровью, адреналин заставил сердце биться быстрее, тело задрожало от ярости. Леонардо, сжимая катаны, быстро поднялся и злобно зарычал. Он подскочил к Донателло, над которым встал готовый нанести решающий удар вражеский ниндзя.

Внезапное пробуждение Леонардо стало большой неожиданностью для рюгаэра. Он даже не сразу понял, что произошло, когда два острых клинка мутанта вошли в его тело. Под маской послышался стон, затем жалобный крик. Леонардо с силой выдернул клинки и толкнул ногой истекающее кровью тело противника. Тот, ударившись спиной о стену, начал сползать на пол.

Но ярость застилала Лео глаза. Он стал наносить режущие удары по сидевшему трупу. Один взмах острого меча, и капля крови окропила пластрон черепахи. Леонардо продолжал, превращая убитого противника в месиво. Одна из катан при сильном ударе застряла в теле рюгаэра. Она не поддалась даже, когда ниндзя потянул её на себя.

Ещё бы мгновение, и вражеский кунай, брошенный подоспевшим ниндзя, вонзился бы в шею, но инстинкты Леонардо обострились, все чувства усилились. Его переполняла сила, его наполнял гнев. Он, отпуская застрявший в теле мужчины клинок, уклонился в сторону. Ловким движением мутант перехватил японский кинжал на лету и отправил тот обратно к хозяину. Противник с трудом отразил атаку клинком.

Девушка-рюгаэр, до этого корчась от неприятных ощущений где-то в стороне, подлетела к Леонардо и нанесла колющий выпад прямо в плечо. Острая боль пронзила разум ниндзя, он вскрикнул. Но ярость тут же блокировала все неприятные ощущения, оставляя лишь внутреннюю агонию и… Жажду убийства. Леонардо крепко схватил девушку за кисть. После удара рукоятью клинка по голове она покачнулась, ноги с трудом удерживали её.

— Юн! — не выдержал хозяин ранее брошенного куная. Он, что было сил, рванул вперёд, навстречу враждующей судьбе.

Леонардо отбросил девушку в сторону ударом ноги в живот. Клинок, в рукоять которого вцепилась Юн, вышел из плеча черепахи. Кровь сразу же наполнила рану и струйкой побежала по жилистой руке. Лео даже не поморщился — его разум маревом безумия застила ярость. Он перевёл всё внимание на подлетевшего противника. Тот сделал секущий удар, но было слишком поздно. Леонардо, воспользовавшись моментом, ушел в сторону и нанес смертельный выпад. Меч мутанта скользнул по животу — плоть поддалась. Мужчина, простояв на одном месте несколько долгих секунд, повалился в лужу собственной крови.

Донателло-старший, не отводя взгляда от внушающего ужас Леонардо, подскочил к лежавшим братьям. Майки, потирая ладонью помятое лицо, принял сидячее положение. Молодой Донателло после нескольких хлопков по щекам начал приходить в себя.

— Эта девчонка знает толк в разговоре с мужчинами, — с трудом выдавил из себя Микеланждело. — Надеюсь, все зубы на месте. Ох, мне бы сейчас льда…

— Донни, ты как? — старший двойник подхватил молодого ниндзя за локоть и помог встать на ноги.

— Бывало и лучше, — уставшим, немного хриплым голосом ответил Донателло. — В горле пересохло. Попить бы чего.

Неожиданно двери зала для экстренных совещаний с резким визгом распахнулись. Вражеские ниндзя с оружием в руках осторожно выползли в коридор. Впереди шёл воин с темно-синим шарфом на шее.

Донателло-старший обвел рюгаэров взглядом, быстро посчитав их количество, — шесть человек. Он заглянул им за спины, где застыла душераздирающая картина, — в зале не осталось больше живых. Все мертвы. Кто-то лежал, уткнувшись лицом в пол, а кто-то замер на кресле с зияющей раной на груди. Раз мутанты не услышали предсмертных воплей, значит, они опоздали уже в самом начале.

— Ублюдки, — сквозь зубы процедил взрослый мутант. И вновь они не в равных условиях. Их больше, они полны сил и чертовски искусны. Это не простые рюгаэры, а лучшие из лучших. Так просто этих воинов не одолеть…

Леонардо закричал. Его яростный вопль, отражаясь от стен, заполнял помещение. Молодой ниндзя, крепче сжимая рукоять клинка обеими руками, помчался вперёд. Адреналин продолжал разгонять по телу кровь. Через секунду мутант ворвался во вражескую толпу. Зазвенела сталь, заскрежетал металл…

— Донни, — не смея отвести взор от развернувшегося побоища, взрослый Донателло обратился к младшему двойнику, — я кое-что внезапно вспомнил.

— Я тебя слушаю, — молодой воин краем глаза заметил, как Юн медленно приходила в себя. Она встала на колени, стянула с головы чёрную маску и глубоко вздохнула, жадно глотая воздух. Темные волосы, короткая стрижка под мальчика. Молодая девушка азиатской внешности злобно зыркнула карими глазами, нащупывая рядом катану.

— Прямо над нами находится моя лаборатория. Я хочу, чтобы ты поднялся и уничтожил прототип моей машины времени, которую мы создали вместе с Чаусом, пока он ещё был жив.

— Машина… времени? — на последнем слове молодой мутант сделал ударение. Юн вместе с верным клинком поднялась на ноги, обжигая взглядом Донателло. — И ты мне только сейчас об этом рассказываешь?!

— Прости. Я не хотел вас обнадеживать, машина даже не прошла практические испытания.

— Я займусь ею! — Микеланджело, видимо, тоже следивший за девушкой, подскочил к ней, раскручивая в разные стороны нунчаки. В нём с неистовой силой разгоралось желание взять у Юн реванш. Послышался глухой удар, они словно закружились в танце…

— Машина времени не должна достаться врагу, — Донателло-старший положил ладонь на плечо младшему двойнику. — Ты должен её уничтожить.

Что-то большое столкнулось со зданием. Снова. По стенам побежали трещины, оставляя после себя развилки. Затем с улицы послышался артиллерийский залп, снаряды, вероятно, ударили по последним этажам здания. Грохот густым эхом обволакивал разум сражавшихся воинов. Но это их не останавливало…

— Нашел, когда вспомнить об этом, — сердито произнес Донателло. На глаза наворачивались слёзы. Леонардо внушал ему страх, Донни никогда ещё не видел его таким… безумным. То, что сражалось с вражескими ниндзя сейчас, трудно было назвать их братом. Это кто-то другой…

— Я просто забыл о ней! — не выдержал старший Донателло. — Я думал о том, как спасти членов правительства. Но теперь это уже не имеет никакого значения. Ты сделаешь то, о чём я тебя прошу?

— Сделаю, — молодой ниндзя кивнул. — Что мне нужно знать?

— Ты должен вставить в машину вот это, — Донателло-старший достал из кармана халата маленький предмет, внешне очень напоминавший флешку. — Машину нельзя уничтожать обычным способом — демонтажем, взрывом, типичным варварским методом. Это может вызвать непредвиденные последствия.

— Например?

— Ну, стереть с лица Земли Нью-Йорк, например, — заметив удивленный взгляд молодого двойника, мутант добавил: — Но вероятность этого составляет всего 16,8 процентов. Когда вставишь это в специальный разъем, — ты сразу поймешь какой — на панели управления он единственный, процесс самоликвидации начнется автоматически. Не переживай так, никакого взрыва не будет. Она просто тихо и мирно выгорит изнутри специально подготовленным мной раствором. Как закончишь, двигайся наружу, к взлетной площадке, о которой я говорил ранее. Встретимся там.

— Понял, — Донателло, прижимая к себе деревянный шест-бо, бегом направился в сторону лестницы на верхний этаж. Проносясь мимо сражавшейся с Микеланджело Юн, он встретился с девушкой взглядом. Она оскалилась ему в ответ, а затем, вложив в выпад всю злобу, что смогла собрать внутри себя, попыталась выцепить клинком пробегавшего рядом Донателло. Мутант с трудом увернулся, но не стал останавливаться и отвечать ей по открывшемуся корпусу, ноги продолжали нести его вперёд.

— Не заставляй меня ревновать, крошка, — Микеланджело воспользовался необдуманным действием Юн и стукнул девушку нунчаками по плечу. Она взвыла, выронив клинок на пол. — Здесь я твой соперник!

Юн, пронзая злым взглядом Микеланджело, зарычала подобного дикой кошке…

…Яростный крик Леонардо, казалось, придавал ему сил, подпитывал исполосованное свежими кровавыми порезами тело. Чувство боли притупилось, хотя залитая кровью правая рука периодически отказывалась подчиняться. Под его ногами лежало мёртвое тело ещё одной женщины-рюгаэр. Он двигался для неё слишком быстро, слишком агрессивно, слишком рискованно. Без пощады. Леонардо предстал перед ней неудержимой мощью. Настоящим злом.

Донателло-старший пытался продраться к молодому ниндзя, но крепкого телосложения рюгаэр, на вид крупнее остальных, преградил путь. Вражеский воин двигался не так быстро, как другие, но каждый его удар был мощным и сокрушительным. Мутант, нырнув под один из прямых выпадов, атаковал по открывшейся груди стальным шестом. Противник, похоже, даже не издал звук. Крепкий боец.

Рюгаэр тут же перехватил металлическое оружие Донателло, подтянул его к себе и что было сил вмазал кулаком мутанту по лицу. Свет, а затем такая же внезапная темнота. Мутант ничком повалился наземь. Кажется, он не двигался…

…Юн, сделав перекат, ушла в сторону и оказалась в двух метрах от Микеланджело. Оба дышали с трудом. Её рука, державшая клинок, дрожала, из носа шла кровь. Пыльная чёрная одежда местами порвана. Майки выглядел не лучше: лицо припухло, губа разбита. На руках и ногах наливались синяки.

— Твой друг сейчас погибнет, — пересиливая усталость в голосе, тихо произнесла Юн. Она кивнула в сторону Донателло-старшего.

— Дерьмо, — сердито выругался Микеланджело. В этот момент он не знал, что делать. Донателло куда-то убежал, его старший двойник лежит без сознания, а Леонардо и вовсе потерял голову, что, конечно же, на него не было похоже. Раньше. Не в этом мире. Это будущее с самого начала сводило его с ума. Но сейчас это было неважно. Нужно срочно спасать Донателло-старшего.

Микеланджело ничего лучше не придумал, как бросить один из нунчак прямо в голову девушке. Жест отчаяния? Юн, издав стон, с трудом уклонилась, пошатнулась и рухнула на живот. Микеланджело, воспользовавшись моментом, ринулся на помощь лежавшему без сознания мутанту…

***

Донателло, превозмогая усталость, бежал по длинному коридору. Поворот направо — лаборатория показалась впереди. Сердце билось быстро, мышцы отзывались спазмами, пот попадал в глаза. Мутант, выбив ногой дверь, влетел в просторное помещение.

Он быстро обвел комнату взглядом. У стены слева стоял заляпанный пиццей и заваленный бумажными листами красный диван, чуть поодаль стоял компьютерный стол с тремя мониторами. Нет, это всё не то, надо искать дальше. Кофемашина. Нет. Лабораторный химический стол, выпачканный в каком-то желто-сиреневом порошке, со стеклянными колбами. Не подходит. Громоздкий чёрный аппарат с торчащей клешней и лазерной установкой. Вероятно, продвинутый 3D-принтер. Тоже не то, хотя и очень любопытно…

Наконец-то показалась машина времени, внешне напоминавшая пирамиду, обрамленную фиолетовыми неоновыми линиями. И что их всех тянет к этим неоновым огням, как мотыльков к коварному свету. От этой мысли молодой двойник усмехнулся.

Из корпуса машины под наклоном торчала панель управления с небольшим горящим дисплеем. Изобретение двух лучших умов современности было включено? Осознание этой мысли одновременно пугало и восхищало. Донателло, опираясь на шест, медленным шагом подошёл к машине. Усталость лавиной накрыла молодого ниндзя, адреналин растворился в крови. Тело ныло.

Донателло провел ладонью по панели управления. Она состояла из множества различных цветных кнопок и маленьких тумблеров. И главное, ничего не подписано. В этом практически невозможно разобраться. Может, Донателло и смог бы, но на это потребовалось бы значительное время, которого у него по понятным причинам не было.

Мутант обратил внимание на специальный разъем, подозрительно похожий на тот, что ему нужен. Он посмотрел на «флешку», лежавшую в левой руке. Внешне всё подходило. Но… Донателло внезапно почувствовал сильное сомнение. Вот так просто взять и попрощаться с, возможно, единственным шансом вернуться домой? Не будет ли это предательством по отношению к братьям? Ведь они все хотят попасть обратно — в привычный мир. Снова увидеть мастера Сплинтера. Как он там? Должен ли Донателло всё решать за них?..

Недолгие размышления Донателло неожиданно прервало чужое прерывистое дыхание. Он резко обернулся — в проеме двери стояла потрепанная Юн. На лице засохла кровь. Она с трудом удерживала в руке обагрённый клинок. Девушка исподлобья смотрела на мутанта, злобно, как умела.

— Ты, конечно же, меня не послушаешь, если я скажу тебе уходить, — хрипло произнес Донателло.

— Я уйду, — кивнула девушка, — но только после того, как срублю твою голову с плеч.

— Думаю, это будет очень непросто, — Донателло встал в боевую стойку, выставив вперёд шест-бо. Его подло била дрожь, ноги подкашивались. Но противник выглядел не лучше…

Юн, грозно закричав, бросилась на мутанта. Из последних сил она устремила остриё клинка в голову. Биение сердца раскатистым громом звучало в ушах. Мгновение, и ниндзя стукнул её по бедру деревянным оружием. Девушка тихо вскрикнула, выдыхая из легких воздух, и повалилась на машину времени.

На лице Донателло явственно нарисовался шок, зрачки расширились. Он, бросив шест, схватился за голову. Картина, развернувшаяся перед ним, внушала откровенный ужас. Юн вонзила меч прямо в панель управления. Она тут же заискрилась, а на дисплее загорелась надпись «Пункт назначения: неизвестно».

Яркая вспышка. Через долю секунды машина времени, искажаясь в пространстве, втянулась внутрь себя, словно всосалась в микроскопическую дырку. Донателло и Юн не успели даже переглянуться, как исчезли вместе с невероятным изобретением. В эту неизвестность последовала и вся мебель, находившая в лаборатории, и часть пола и потолка, и несущая стена… Здание застонало.

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8831
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 128 раз
Поблагодарили: 167 раз

Последнее Царство

Сообщение FEST » Сб 12 янв 2019 21:28

Глава 13: Навуходоносор

«Безумие — это всегда смысл, разбитый вдребезги» © Поль Мишель Фуко

Город в огне. Звуки выстрелов плазменных винтовок и автоматов разрывали улицы. Шум артиллерийских залпов наполнял подворотни. Столбы чёрного дыма волнистыми линиями змеились к небу. На залитых кровью переулках вновь царил хаос…

Тело, повинуясь командам Рафаэля, подалось вперёд — резкий прыжок, и мутант, сжимавший в руках саи лезвием вниз, оказался на крыше серого автомобиля. Он грозно рычал, внушая не только страх окружающим, но и спокойствие себе. Ниндзя резко оттолкнулся ногами от машины и, выставляя перед собой стилеты, сбил с ног вражеского солдата. Холодная сталь сай погрузилась в плоть. Мужчина, распластавшись на асфальте под тяжестью Рафаэля, захрипел.

Микеланджело-старший не отставал, шёл по следу в нескольких метрах поодаль от помеченного алой кровью мутанта. Тот сделал ещё несколько дополнительных ударов стальным оружием по уже не дышавшему солдату Новой Империи. Майки поднял на уровень плеч трофейную плазменную винтовку, прицелился и сделал выстрел. Дуло огнестрела осветилось синей вспышкой и изрыгнуло наружу плазму. Она угодила прямо в появившегося из-за угла вражеского бойца.

Последний, пятый этаж расположившегося справа здания разорвало взрывом. Осколки стекла и куски камня упали вниз. Несколько боевых кораблей, не сбавляя скорости, промчались над улицей. Откуда-то со стороны вверх взмыла ракета. Она, настраиваясь на конкретный тепловой след, словно качаясь на невидимых волнах, направилась следом за быстро удаляющимися машинами врага.

Рафаэль, оставив наконец в покое труп несчастного солдата, в полусогнутом положении побежал в сторону нарисовавшегося впереди пятиметрового «двуножника». Тот из двух плазмомётов расстреливал небольшой магазинщик на первом этаже здания, где ранее укрылись несколько защитников города. Крики не доносились, не звучали ответные выстрелы. Вряд ли там вообще кто-то уцелел… Но надежда всё еще была.

Рядом с «двуножником» расположились ещё двое пехотинцев. Они поддерживали стального гиганта огнём, то ли за компанию, то ли правда верили, что приносят пользу. На поясе одного из них Рафаэль украдкой заметил плазменные гранаты. Мутант кровожадно улыбнулся, наслаждаясь созревающим планом.

Ниндзя появился внезапно. Он вынырнул из-за очередного автомобиля, оставленного на проезжей части. Один сай вошёл под ребро, а второй — в шею, а затем Рафаэль, не отпуская рукояти стилетов, утащил истекающего кровью бойца обратно за укрытие. Молниеносно. Без жалости. Второй пехотинец не успел даже отреагировать на похищение товарища — Микеланджело снял его метким выстрелом в голову. Где-то в километре позади что-то разорвалось. Очень громко.

Рафаэль стянул с мертвеца пояс с тремя плазменными гранатами, ловким движением сая выдернул изо всех чеку, а затем метнул связку со взрывчатыми снарядами прямо в массивное тело «двуножника». Раздался громкий взрыв, ударная волна покачнула автомобиль, за которым спрятался мутант. То, что осталось от гигантского экзокостюма, охваченное синим пламенем повалилось на асфальт. Всё это произошло достаточно быстро, противник ничего даже не успел понять.

Ниндзя чуть высунулся из-за укрытия, теплый ветер, ласково касаясь кожи, обдал лицо. Вражеских солдат поблизости не было видно, хотя звуки стрельбы отчетливо доносились откуда-то из переулка за ближайшим зданием. Несмотря на освободившуюся от вражеских сил улицу, напряжение витало в воздухе. Вместе с горящим пеплом.

Микеланджело, прильнув к Рафаэлю, прижался карапаксом к задней дверце автомобиля. Он посмотрел на заряд батареи — её хватит ещё, как минимум, на несколько выстрелов. Нужно тщательно выбирать цели.

— Если мне не изменяет память, квартира Лии через пару кварталов, — Рафаэль, снова высунувшись из-за укрытия, указал рукой вперёд.

— Да, всё верно, — Микеланджело вышел из-за укрытия и быстрым шагом устремился в нужное направление. — Раф, прибавь темп! Нельзя терять ни минуты.

Рафаэль кивнул. Он сжал крепче рукояти стилетов и вновь в полусогнутом состоянии последовал за старшей копией младшего брата. Кончики его пальцев дрожали от нетерпения. Он всем сердцем желал поскорее увидеть Джонс. Хотел убедиться, что с ней всё в порядке, что ни один волосок не упал с её головы. Иначе… иначе гнев превратит его в машину для убийства. Без жалости и сожаления. И тогда лучше не стоять у него на пути, ибо Леонардо покажется на его фоне белым и пушистым.

Непроницаемая мантия серых туч накрыло солнце, стоящее в зените. Воздух похолодел.

***

Противовоздушные орудия не смолкали — вражеские боевые корабли, пораженные мощным лазером, осколками осыпались на разрушенный и частично сгоревший военный лагерь защитников города. Наземные боестолкновения приобрели ожесточенный характер — всё вокруг, сливаясь с солдатской руганью и криками, разрывалось звуками стрельбы из огнестрельного оружия. Никто не хотел уступать.

Внезапно ещё одна огромная лазерная пушка, до этого яро отстреливавшая боевые машины противника, окунулась в объятия яркого пламени. Мощный взрыв прогремел у основания орудия. Противовоздушная пушка, охваченная огнем, повалилась на соседнюю. Та издала металлический стон, сильно наклонилась, вывернув дуло, и сделала выстрел под себя. Орудие пропало в ещё одном огненном облаке.

— Дерьмо! — произнёс Родригес, очарованный пугающей картиной, развернувшейся перед ним. Он чувствовал, как земля дрожала под ногами. — Такими темпами город совсем без защиты останется!

— Противник на пятнадцати часах! — Бернс резво встал на одно колено, поднял оружие на уровень плеч и нажал на спусковой механизм. Автомат в руках осветился голубым светом, плазменные снаряды устремились во врага. Тот, не успев издать ни одного лишнего звука, опрокинулся на спину.

— Мы почти добрались, взлетная площадка с МК-43 должна быть совсем рядом! — выкрикнула Умеко, обращаясь к товарищам. Краем глаза она заметила, как из-за сгоревшей бронемашины, стоявшей рядом, выскочил солдат Новой Империи. Девушка крепче схватилась за клинок и уже через мгновение всадила его в грудь вражеского стрелка. Тот от испуга схватился за плечо лисы, в глазах читалось отчаяние, жизнь быстро покидала его. Через секунду Умеко с силой выдернула катану, мёртвое тело сползло вниз…

В пылу сражения нет места колебанию. Либо ты уничтожишь своего врага, либо он — тебя. Иного не дано.

Впереди наконец показалась нужная защитникам города взлетная площадка, заваленная сгоревшей или просто разбитой техникой. Неподалеку догорал упавший ранее вражеский боевой корабль. Он рухнул прямо на военный пикап.

Умеко бегло осмотрела площадку. К счастью, два транспортных корабля из трех уцелели. Хорошая новость.

Осматриваясь по сторонам, группа из трех бойцов осторожно приблизилась к ближайшему МК-43. Крупный, вместительный, с несколькими плазмомётами по бокам. На его корпусе, помимо голубых неоновых линий, ровно нарисованными буквами красовалась слегка потёртая надпись — «Навуходоносор».

Под ни на секунду не смолкавшую канонаду орудий Умеко вместе с двумя солдатами прошла внутрь корабля. К счастью, как и снаружи, внутри никаких повреждений замечено не было. Девушка уселась в кресло пилота, щелкнула несколько тумблеров и нажала на пару зелёных кнопок на приборной панели. Через несколько секунд заревели двигатели, приглушая тишину внутри МК-43.

Бернс уселся за соседнее кресло, пододвинул к себе небольшой дисплей. На нём сразу же загорелись два раздельных экрана. Картинка поступала с видеокамер, установленных на плазмомётах. Правой рукой он ухватился за джойстик с красной кнопкой. За что она отвечает, догадаться было несложно.

В свою очередь Родригес устроился в грузовом отсеке. Усевшись в пассажирском кресле, он перекинул через плечо ремень безопасности, а затем прижал к себе плазменный автомат. Боец быстро перекрестился, зажмурился, словно вслушиваясь в звуки яростного боя.

— Отче наш, сущий на небесах, — начал Родригес шёпотом. Пот каплями стекался со лба, прямо в глаза, — Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое…

Навуходоносор задрожал. Три потолочные лампы в грузовом отсеке загорелись, окуная помещение в тусклый красный свет.

— …Да будет воля Твоя и на земле, как на небе…

Всем телом солдат ощутил, как корабль оторвался от земли. Звуки выстрелов и взрывов за пределами МК-43 не стихали, пробивались сквозь, казалось, заглушающий всё шум двигателей.

— …Хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим…

Внезапно рядом что-то засвистело, Навуходоносор резко накренился, вероятно, уходя от вражеской атаки. Разрыв послышался совсем рядом, корабль сильно тряхнуло. Одна из потолочных лампочек лопнула, не выдержав напряжения. Но МК-43, кажется, не задело, иначе их уже давно бы разорвало изнутри.

— …И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Бернс, прицелившись с помощью наружных камер, нажал на красную кнопку джойстика. Плазмомёты, завыв, разорвали внезапно атаковавший вражеский боевой корабль. Он озарился ярким светом.

— Держитесь! — Умеко прервала криком напряженное молчание внутри МК-43. Она дернула рычаг на себя, и Навуходоносор резво ушёл вверх. Металлический корпус затрясло от такого маневра, но конструкция всё-таки выдержала.

Лиса, не делая резких движений и вдохнув звенящий от напряжения воздух, спокойно выравнивала воздушное судно. На лобовом стекле загорелась почти прозрачная, миниатюрная карта города. Девушка, пробежав пальцами по нескольким кнопкам, проложила маршрут Навуходоносора к зданию резиденции временного правительства. Карта тут же превратилась в указатель в виде треугольника. Он сразу же сместился влево, Умеко последовала его примеру и направила МК-43 в нужное направление. В эту самую минуту под Навуходоносором сражались и гибли защитники Нью-Йорка…

Сверкнула молния, расползаясь по небу подобно трещинам. И грянул гром. Из-за серых туч неожиданно вынырнул гигантский корабль волчкообразной формы. Его размер внушал врагам откровенный ужас. Огромные металлические подушки, расположившиеся почти по всей части нижнего корпуса, изрыгали мощные электрические разряды.

Противовоздушные орудия среагировали сразу, пусть и были отвлечены более мелкими целями. Расставив приоритеты, оставшиеся четыре пушки выпустили лазерные лучи прямо во вражеское судно. Но их уже было слишком мало, чтобы сдержать мощь Новой Империи. Дредноут за миг до выстрела городского ПВО выпустил сотни ложных мишеней в два метра в диаметре. Почти весь огонь орудий был поглощен ими, а то, что поразило корпус гигантского корабля, не смогло причинить серьезного урона. Слишком мало, слишком слабо.

Не дожидаясь очередного выстрела ПВО, дредноут нанес удар. Десятки крупных плазменных орудий высвободили наружу смертоносные сгустки энергии. Героическая, но серьезно ослабленная городская противовоздушная оборона пала за считанные секунды. Синее пламя, подобно одеялу, укутывало огромные орудия, а затем они, растворяясь в красном огненном вихре, уходили в забвение. В пустоту…

— Господи, — сорвалось с губ Бернса. Он, завороженно уставившись в окно по правую руку, взглядом провожал всё удаляющуюся военную базу городской обороны. Пламя разгоралось с новой силой. Навуходоносор не сбавлял скорости, сильный дождь забарабанил по лобовому стеклу…

***

Огонь, охвативший то, что осталось от противовоздушных орудий, давил на сознание, порабощал душу. Люди, с ужасом наблюдавшие за развернувшейся перед ними картиной, с трудом стояли на ногах, колени дрожали. Кто-то не мог сдержать слез, кто-то в страхе прижимал ладонь ко рту, словно пытаясь сдержать крик.

Огромный вражеский корабль, расправившись с системой городского ПВО, навис над военной базой защитников Нью-Йорка. В каждом изгибе дредноута чувствовалась неукротимая мощь, она всецело поглощала, заставляя других чувствовать слабость, бессмысленность сопротивления. Полное подчинение.

— Что у нас осталось из вооружения? — спокойный, хриплый голос Куоритча разорвал напряжение, плотно сгустившееся в помещении штаба городской обороны.

Вопрос генерала стал настолько неожиданным для всех, что далеко не все на него отреагировали сразу. Словно неведомый металлический огромный монстр околдовал их, гипнотизируя и погружая в непробудный сон.

Люди, боясь сказать что-то лишнее, переглянулись.

— Вы что, совсем отупели, увидев этот кусок металлолома?! — Куоритч повысил голос, но не позволял себе перейти на крик. — Собрались все. Ещё раз: что у нас осталось из вооружения?

— Три плазмомёта, генерал. Это, пожалуй, всё, — наконец послышался голос одного из военных за панелью управления. — Но заряд их батарей уже на минимуме. Мы при всём желании не сможем долго держать оборону, не говоря уже о сопротивлении дредноуту.

— Оценку тактической ситуации я дам сам, — Куоритч опустил глаза, тяжело вздохнул, а затем взглядом окинул застывших в недоумении подчиненных. В этот раз всё складывалось откровенно паршиво. Сопротивляться дальше у них больше не было ни возможности, ни, что самое главное, сил. Люди просто устали, они больше не могли выдержать того напряжения, накрывшего их с головой подобно волне. Генерал понимал это, и даже принимал. Но он не был бы собой, если бы просто вот так сдался. Никогда больше. Сегодня пролилось слишком много крови, чтобы вот так взять и отступить.

Куоритч, проведя рукой по столу, сделал несколько шагов в сторону. Он задумчиво посмотрел на пальцы, на кончиках которых замерла пыль. Несколько секунд генерал не отводил от них взгляда, а затем снова, мягко улыбнувшись, оглядел испуганных людей.

— Вы все устали, я это вижу, — начал Куоритч. — Но вы также видите, что противник ворвался в наш дом, рушит наш город. Мы не можем просто так взять сейчас и сдаться. Да, система ПВО уничтожена, но в этот момент, пока мы с вами разговариваем, там внизу, прямо за окном, — он демонстративно указал пальцем направление, — сражаются наши товарищи. Противник понёс огромные потери и уже не может действовать так слаженно, как в первый час нападения. Да, у них гигантский дредноут, но если мы перегруппируем все наши силы, то, возможно, сможем удержать город. Нам некуда бежать. Мы должны сражаться до последней капли крови. Поэтому, дорогие мои, подотрите сопли и займите свои места. Наш бой только начинается.

Куоритч стряхнул большим пальцем с других пыль, убрал руки за спину и вновь уставился на голографическую карту Нью-Йорка. Зеленые точки продолжали ожесточенный бой с красными.

— Лучшая защита — нападение, — лаконично добавил седой старый вояка.

***

Крепко сжатый кулак крупного рюгараэра пролетел в миллиметре от лица Микеланджело. В эту же секунду мутант отпрыгнул на шаг назад, вскидывая вперёд руку, — нунчаки хлестнули противника по тыльной стороне ладони. Тот издал сдавленный хрип.

Донателло-старший постепенно приходил в себя. Он тряхнул головой, словно пытаясь ускорить этот процесс, восстановить ход мыслей. Челюсть ныла — это был сильный удар.

Наконец слух уловил глухой звук ударов и тяжелое дыхание воинов. Донателло в поисках металлического шеста-бо обвел взглядом помещение. Посох мирно лежал на полу в нескольких метрах. Рывок вбок, стальное оружие легко легло в руку. Боевая стойка, шест выставлен вперёд, тело по команде дернулось в сторону противника.

Микеланджело поддержал атаку Донателло-старшего. В тот момент, когда шест-бо ударил рюгаэра в грудь, Майки, оттолкнувшись ногой от панциря Донни, атаковал крепкого вражеского бойца нунчаками по голове. Он покачнулся, но устоял на ногах, не желая терять сознание. Донателло, ничуть не удивившись такой стойкости, со всей силы добавил концом стального посоха прямо в подбородок. Удар был настолько мощным, что рюгаэр, оторвавшись от пола на несколько сантиметров, рухнул на пол…

Леонардо ушёл вправо от секущего взмаха вражеского клинка — холодная сталь рюгаэровской катаны полоснула кожу. Легкая рана мгновенно налилась кровью. Боль отсутствовала, ярость, перемешенная с адреналином, блокировала все лишние сигналы, поступающие в мозг.

Противник подлетел слева — Леонардо увёл выпад клинком в сторону. В это же мгновение ещё один рюгаэр, вскидывая катану вперёд, появился справа. Мутант сдержал атаку кунаем во второй руке, зазвучал металлический скрежет, похожий на стон. Ярость переполняла. Резкий рывок вперёд, быстрый рубящий удар в развороте — чья-то кисть под оглушительный вопль упала на пол…

***

…Машина времени исказила пространство, а затем поглотила находившиеся рядом две фигуры. Они исчезли сразу. Последовала очередь и всей мебели, стоявшей в лаборатории Донателло-старшего. В неизвестность ушла и часть пола, и потолка, а после и несущая стена. Поглощение всего и вся остановилось так же внезапно, как и началось.

Лишившись опоры в нескольких местах, и так с трудом стоявшее под напором вражеского огня здание начало рушиться. Трещины, извиваясь подобно змее, побежали по дрожащим стенам.

***

Собберс, прижимаясь к автомобилю, припаркованному у парадного входа резиденции временного правительства, поставил на капот противотанковую снайперскую винтовку. Подпер её плечом, заглянул в оптический прицел и нажал на спусковой крючок. Мощный выстрел, заглушаемый непрекращающейся уличной стрельбой и сильным дождём, снёс вражеского «двуножника» в сотне метрах от мутанта. Бронебойная пуля, попав в корпус, разорвала металл и превратила в кровавую кашу пилота. За передёрнутым затвором последовал щелчок.

Позади Собберса раздался сдавленный крик. Мутант, быстро развернувшись, выставил перед собой огнестрельное оружие. Шарп, вдыхая глубоко воздух, вонзил огромный клинок во вражеского бойца. Тот слишком близко подобрался, ещё мгновение, и тело волка с легкостью прошила бы плазма. Собберс сперва растерялся от неожиданности, но после в знак благодарности кивнул.

— Будем считать, что квиты, — устало произнес мечник, явно вспомнив похожий случай в прошлом. Только в этот раз они поменялись ролями. Капли дождя омывали его мускулистое и мохнатое тело, окропленное чужой кровью. Мутант, придерживая ногой мертвое тело, высвободил огромный клинок, а затем закинул его себе на плечо. Поистине внушающий трепет меч.

Шарп, уловив чьи-то шаги, повёл в сторону укороченным ухом. Повернув голову, он увидел Леонардо-старшего. Бывший Император сжимал в руке рукоять катаны, она все ещё ждала пробуждения в ножнах. По следам мутанта шли несколько людей. Они с испуганными глазами смотрели по сторонам, боялись сделать лишний шаг от прямостоящей черепахи. Прищурившись, белый тигр смог разглядеть двух женщин и одного мужчину. Очевидно, одни из уцелевших сотрудников резиденции. Потрепанные, на лице ссадины, на чьей-то одежде запеклась кровь.

— Как у нас дела? — поинтересовался у Собберса Леонардо-старший. Он сильнее укутался в чёрный плащ. На улице ощутимо похолодало.

— Противник, вероятно, увяз в городских боях, — Собберс поправил тёмные очки. — Вражеское подкрепление так и не подошло, а те силы, что атаковали нас первыми, были в конечном итоге зажаты. Многие из них не уцелели.

Столько крови, столько сгубленных душ. Ради чего? Мира во всём мире? История завоевания планеты ради мнимой цели снова повторялась. Но в этот раз Леонардо смотрел на неё из первых рядов с противоположной стороны. Не как одержимый полководец-угнетатель, восседавший на последнем троне, а как угнетенный обыватель, оказавшийся не в том месте и не в то время. С этого ракурса идея Единого Мира не казалась настолько хорошей. Если бы не она, Леонардо бы не заставил следовать Джейка Мирроу своим убеждениям. Мысли растворяли ниндзя в себе. Мутант, закрыв глаза, поднял голову к небу, дождевые капли рисовали холодные дорожки на лице.

Неожиданно здание резиденции за спиной бывшего Императора задрожало, пугающие трещины быстро расползались по внешним стенам. В это же время мёртвое тело рюгаэра разбило собой окно на третьем этаже, осколки стекла разлетелись в стороны. За трупом вражеского ниндзя последовал молодой Леонардо, вцепившийся в ещё одного противника. Мутант схватил его сзади за шею и всадил кунай под ребро. Вместе они падали вниз. Крик ярости сливался со стоном дома…

Оставшиеся три фигуры не отставали. Первым разрушающееся здание через разбитое окно покинул рюгаэр с голубым шарфом. Микеланджело и Донателло-старший, превозмогая боль в теле, шли по пятам.

Остолбенев, Собберс только сейчас заметил, как в левой стороне резиденция лишилась части третьего, четвертого и пятого этажей. Здание завыло и стало крениться. Куски камня, отваливаясь от стены, падали с высоты наземь.

Внезапно неведомая сила словно накрыла их невидимым куполом, не позволяя погибнуть под завалами резиденции. Через несколько минут здание рухнуло, вздымая вверх столб пыли и погребая заживо десятки людей.

***

В ушах звенело, а перед глазами то и дело возникали яркие вспышки. Сознание постепенно приходило в норму. Микеланджело, отряхиваясь от пыли и мелких осколков, с трудом поднялся на ноги. Левая коленка сразу же отозвалась взрывом боли. Поморщившись, мутант посмотрел на ногу. Вроде ничего серьёзного. Видимо, куском камня задело при обрушении здания. Заживёт. Насколько же тело хрупкое, подумал он в тот момент.

Пыль под напором дождя постепенно оседала. Микеланджело огляделся по сторонам. В пяти метрах от него лежал Леонардо. Рядом с ним распластался труп рюгаэра с торчащим из тела кунаем. Мутант, не выпускавший рукоять катаны, застонал.

— Лео! — Микеланджело, прихрамывая, бросился к брату.

— Майки, — с трудом вымолвил Леонардо. Его била дрожь, адреналин растворился в крови, а неимоверная усталость овладела телом. Все конечности ныли, отзывались нестерпимыми спазмами. Месть отступила. Надолго ли?

— Держись, брат! — Микеланджело, почувствовав неприятное ощущение в предплечье, поднял Лео на ноги, закинул его руку себе на плечо. Леонардо с трудом стоял на ногах, но клинок так и не выпустил. — Все будет хорошо! Ты только держись!

— Джейк… — откуда-то со стороны послышался дрожащий голос Леонардо-старшего.

Микеланджело, придерживая Лео, бросил взгляд вперёд. Совсем неподалеку, на руинах резиденции временного правительства возвышался человек в мантии с длинными рукавами. Его капюшон закрывал голову, но при этом позволял рассмотреть молодое лицо. Надменное лицо Мирроу. Дождь усиливался…

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8831
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 128 раз
Поблагодарили: 167 раз

Последнее Царство

Сообщение FEST » Чт 24 янв 2019 8:37

Глава 14: Мир на коленях

«… и горе всем честолюбивым магистрам и всему эстетическому небесному царству, когда впервые выйдет на добычу молодой тигр, беспокойная сила которого видна всюду — и в напряжённых мускулах, и в блеске глаз» © Фридрих Ницше

Крупные капли дождя, падая с неба, омывали вырванные куски камня. Руины резиденции временного правительства, подобно полотну, застилали землю. Столбы пыли то там, то тут, несмотря ни на что, продолжали тянуться вверх.

Мужчина в мантии с капюшоном надменным взглядом прожигал мутантов, уцелевших после обрушения здания. Напряжение почти зримо чувствовалось в воздухе. Мелкие осколки вокруг Мирроу дрожали. Что это?..

— Джейк, мальчик мой… — Леонардо-старший подался вперёд, протягивая руку.

Холодный, почти ледяной взор Мирроу упал на мутанта в плаще. Они, не двигаясь и не осмеливаясь нарушить молчание, смотрели друг на друга несколько долгих секунд. Пауза затянулась.

Внезапно Император сменился в лице. Смятение заняло место надменности, а затем мужчина растворился в неуверенности. Он коснулся ладонью лица, закрывая глаза. Этого всего просто не может быть, думал Мирроу. Это невозможно. Дрожащие осколки вокруг него поднялись на несколько миллиметров над землей…

— Всё хорошо, Джейк, — продолжил Леонардо-старший. Он сделал ещё один аккуратный шаг вперёд.

— Леонардо… — почти шёпотом пытался сказать Шарп, но бывший Император его сразу же прервал резко выставленной вверх рукой. Не сейчас! Это был явно не тот момент, чтобы всё так просто испортить. Леонардо-старший знал то, чего не знали другие…

Мирроу молчал. Мысли невидимой дымкой окутывали его, он всё глубже в них погружался, всё дальше отдалялся от реальности. Это не может быть правдой. Ведь Император Леонардо погиб в битве с мятежниками, защищая Единую Империю. И в этой ситуации Мирроу стал невольным заложником, он был вынужден занять трон Новой Империи и продолжить дело наставника — повести людей к всеобщему миру, процветанию и справедливости.

Но. Мирроу вновь открыл глаза. Леонардо-старший никуда не исчез, а наоборот медленно и верно приближался. Он, не спеша, очень осторожно делал каждый новый шаг, не хотел вызвать никаких подозрений.

И все-таки это был Император. Мирроу узнал его по скользящим движениям, по теплой улыбке и… пронзительному взгляду, возвращающему в беззаботное детство.

Джейк, касаясь пальцами виска, разразился смехом. Собберс, наблюдая за ним через оптический прицел противотанковой снайперской винтовки, поежился. Его голос… в нём было что-то нечеловеческое, что-то, что подчиняет себе.

— Император, Вы живы! — звонко воскликнул Мирроу. — Как же я счастлив! — Джейк, не сдерживая эмоций, быстро направился к Леонардо. Он почти бежал.

Мирроу, достигнув Леонардо-старшего, бросился в его объятия. На глаза Джейка наворачивались слезы. Он был искренне рад тому, что его наставник жив. Теперь Мирроу сможет сбросить с себя бремя Императора. Он уже не один. Больше ему не нужно самому принимать тяжелые решения и в одиночку вести за собой людей к высшей цели. Всё должно встать на свои места. Именно этого он желал всем сердцем.

— Как же это хорошо, мой Император, — Мирроу заглянул в глаза Леонардо-старшего. — Теперь Вы поведёте наши войска в объединительный поход. Мы приведём людей к миру и процветанию! Снова. И на этот раз мятежники будут выжжены калёным железом.

— Нет, Джейк, — бывший Император отрицательно покачал головой. — Всё это большая ошибка. Мы не можем, не должны заставлять людей следовать нашей идее всеобщего блага. Только не так. У меня было время, чтобы осознать это. Она неправильна. Уродлива. Пытаясь объединить всех, мы только больше погружали мир в пучину насилия и страха. Единая Империя — это ошибка.

— Ошибка? — Мирроу с большим непониманием смотрел на Леонардо-старшего. — Почему, мой Император, Вы сейчас мне это говорите? Как мир во всем мире может быть ошибкой?

— Джейк, мальчик мой, послушай, — Леонардо-старший коснулся запястья Мирроу. — Мир во всем мире — это красивая сказка, в которую я и сам когда-то верил. Но моя вера в неё давно иссякла. Я каждый день убеждал себя в её правильности, каждый день вспоминал, ради кого я это делаю. Моя ненависть и жажда мести ослепили меня. Пытаясь отомстить за одних, я погубил других. Невинных людей. Мир во все мире нельзя достигнуть, не утопив его в крови. Тогда какой же это мир?!

— Мир равных возможностей, социальной справедливости! — Мирроу одернул руку, он почти кричал. Реальность, которую он знал, рушилась у него на глазах. Опять. В груди давило, было тяжело дышать. Небольшая часть нерухнувшей неподалеку стены треснула…

— Нельзя достичь социальной справедливости без принуждения, а принуждение ломает судьбы. Люди сами должны её выбирать. Они должны быть свободны.

— Свобода порождает вседозволенность! Вседозволенность рождает хаос! В этом жерле гибнут миллионы! От чего они свободны?! — Мирроу окончательно перешёл на крик. Он не сдерживал себя даже перед своим Императором.

— Они хотя бы свободны выбирать собственную смерть. Это их природное право, — голос Леонардо-старшего был спокойным. Он старался не делать ни резких движений, ни произносить громких слов.

— Они умирают рабами системы! Пока один жирует, тратя ценную жизнь на бессмысленность бытия, другой умирает от голода в холодной подворотне! Какая же это свобода?! Разве второй так хотел прожить жизнь?! Им нужен наставник! Пастырь, который будет вести их к единению, просветлению и процветанию! И только так они станут свободными! Свободными от денег, от страха перед завтрашним днем, от ненужных пороков. Вот это настоящая свобода, отец! — Мирроу не выдержал.

Отец. Это слово, больно вгрызаясь в сознание, сжимало сердце. Как же давно Леонардо-старший этого не слышал. И пусть их не связывали кровные узы, но духовная связь отца и сына была сильна. Настоящий наследник, впитавший в себя всё, чему его учил Император. И Мирроу, никогда не ставя под сомнение слова отца, фанатично следовал его идее, словно это был единственный источник света в кромешной темноте. Последняя надежда.

— Джейк, остановись, — вполголоса произнёс Леонардо.

— Нет, — Мирроу исподлобья смотрел на отца. В его глазах читалось разочарование, обида и… злоба. Воздух вокруг него стал нагреваться. Леонардо-старший пятками ощущал легкую дрожь земли. Сердце забилось ещё быстрее.

— Я прошу тебя, — продолжил мутант в плаще, — прекрати атаку на город, отзови людей. Послушай своего Императора.

— Императора?! — взревел от злости Мирроу. — Ты! Это ты отрёкся от Империи, предал своих людей, предал меня! Твои слова — ересь.

— Не делай этого, Джейк, — скрытая чёрным плащом рука Леонардо-старшего сжимала рукоять катаны, ждавшей часа пробуждения и момента истины. Неужели ему придётся поднять меч на Джейка? Неужто судьба сыграла с ним злую шутку? Её ирония — его дитя.

— Ты предал всё, чему меня учил, — десятки осколков вокруг Мирроу парили в воздухе в метре над землей. — Но я продолжу, достигну цели, которую ты оставил позади себя.

Выбора нет! Либо сейчас, либо никогда. Катана, высвобождаясь на волю, блеснула. Секущий удар снизу вверх. Сталь заскрежетала, когда столкнулась c внезапно выросшим из земли каменным столбом. В это же мгновение нескончаемый поток грязи, перемешенной с бетоном, подобно руке, обхватил бывшего Императора и повалил на спину, погребая под толщей грунта.

Громкий выстрел противотанковой снайперской винтовки прорезал воздух. Доля секунды, и Мирроу сжал кулак. Пуля, не долетев до заветной цели несколько миллиметров, разорвалась на мелкие куски. Джейк, оставаясь на месте, резко вскинул руку — десятки осколков метнулись вперёд.

Собберс передёрнул затвор, гильза вылетела из отверстия дула винтовки. Боль, пронизывающая тело, проявила себя не сразу. Сначала волк почувствовал металлический привкус. Дышать стало невозможно, легкие заполнялись кровью. Затем пришла неимоверная слабость — снайперская винтовка выпала из рук. Опьяненный дыханием смерти разум волка только сейчас осознал причину происходящего. Выпущенные Мирроу осколки прошили насквозь торс мутанта. Из десятков сквозных отверстий сочилась бордовая субстанция. На фоне звучали чужие голоса. Они кричали, звали его по имени. Собберс попытался что-то сказать, но на волю вышел лишь сдавленный хрип. Темные пятна взрывались перед глазами, словно выжигая картину с обратной стороны. Это конец. Бездыханное тело волка повалилось ничком.

— Собберс! — завыл Донателло-старший. Он бросился к телу товарища, уже зная, что тот не дышит. Но разве теперь это имеет значение? Вместе они прошли через столько всего, что уже и не упомнишь. Они выходили из самых сложных передряг, даже умудрились выжить во время последней битвы за Нью-Йорк. Тогда силы Леонардо Императора превосходили их числом, оснащением, но им удалось выжить… и победить. Но не в этот раз. Слезы бежали по щекам, Донателло не мог их сдержать.

Мирроу с таким любопытством наблюдал за тем, как смерть забирала Собберса, что не сразу заметил разорвавшейся под ногами дымовой гранаты. Звериный рык. Шарп, выставляя вперёд огромный клинок, резко выпрыгнул из-за серой завесы. От смертельного удара Джейка спас внезапно появившийся на левой руке каменный щит, собравшийся за долю секунды из валявшихся рядом нескольких кусков бетона. Столкновение было таким сильным, что Императора отбросило на несколько метров. Он рухнул спиной на кучу каменного мусора.

Чтобы одолеть противника такого уровня, нужно было двигаться максимально быстро и, главное, не стандартно. И Шарп это прекрасно понимал. Не давая Джейку перевести дыхание после первой атаки, белый тигр рванул вперёд. Его вело желание нанести последний, смертельный удар. За Собберса.

Джейк махом руки запустил каменный щит вперёд. Тот, столкнувшись с «Несущим смерть», разлетелся на несколько кусков. Шарп напряг мышцы, но не сбавил скорости. Секунда и столкновение. Острие клинка застряло в бетоне и грязи, создавших подобие доспехов на груди Мирроу. Но удар оказался настолько мощным, что не ощутить его Император не мог. Что-то хрустнуло, возможно, ребро. Джейк, сдавленно выдыхая воздух, отхаркнулся кровью.

Зарычав и вкладывая в руки всю силу, белый тигр продолжил вдавливать огромный меч в закрытое камнем тело. Мирроу застонал. Острое копье из разбросанного рядом мусора легло в его ладонь. Выпад вперёд, наконечник пронзил левое плечо мутанта. Он вскрикнул от боли, слегка отшатнулся, ослабив хватку клинка. Но этого мгновения Джейку хватило. Земля подтолкнула Императора. Он, отбросив огромный меч в сторону каменной перчаткой на правой руке, схватил другой Шарпа за предплечье. Кровь внутри нее забурлила, вызывая нестерпимую боль, а после она взорвалась. Однорукий белый тигр, теряя сознание, повалился на спину…

— Ублюдок! — Донателло, стоя на одном колене рядом с трупом Собберса, выстрелил из стального шеста. Но, плохо прицелившись, не попал. Яркий смертоносный желтый луч пролетел в метре от Мирроу и угодил в конструкцию за его спиной. Та развалилась на части, издавая истошный звук и поднимая слой пыли.

Неожиданно краем глаза Донателло заметил блеск японского меча. Мутант тут же подался в сторону. Перекатившись, он ушел от смертельной атаки рюгаэра в голубом шарфе. Последнего из своего отряда. Вражеский ниндзя не сбавлял темпа. Противник сделал клинком удар наотмашь, пытаясь задеть черепаху. Тот отбил катану стальным посохом.

С огромным трудом, но Леонардо-старшему удалось вытащить из-под земли руку. Затем — голову. Первым делом мутант жадно хватал ртом воздух, сердце бешено отбивало ритм. И когда бывший Император заметил мёртвого Собберса и истекающего кровью Шарпа, его зубы скрипнули от отчаяния…

***

— Брат, — молодой Леонардо сжал сильнее плечо Микеланджело. Тот испуганно уставился на Лео в ответ. — Ты должен бежать отсюда. Я не могу позволить погибнуть ещё одному моему брату.

— О чем ты? — выдавливая из себя улыбку, спросил Микеланджело.

— Нам не справиться с таким противником, — с трудом произнес Леонардо, все его тело, отзываясь спазмами, било тревогу. Он не мог самостоятельно стоять на ногах, правая рука не хотела слушаться, но все равно, подчиняясь воле хозяина, сжимала катану.

— Мы должны, — Майки посмотрел на Мирроу. Тот, тяжело дыша, держался за бок. На его лице явственно прорисовывались признаки боли. Но он стоял на ногах.

Микеланджело посадил брата на землю, убрал его ладонь с плеча. Леонардо, не отводя взгляда от Майки, в отчаянии качал головой. Он отказывался принимать выбранный братом путь. Только не так. Мутант попытался подняться, но тело, отказавшись подчиняться командам разума, рухнуло обратно наземь. Месть полностью его опустошила.

— Не делай этого, — Леонардо приподнялся, его голос дрожал. — Тебе не справиться с ним.

— Нет, — Микеланджело выпрямился, вновь взглянул на Мирроу, — но я попытаюсь.

***

Куоритч внимательно рассматривал голографическую карту с зелеными и красными точками. Тянуть нельзя. План должен быть готов немедленно. Но что предпринять против такой боевой единицы, как дредноут? Вражеский корабль, чего-то ожидая, завис над военной базой защитников города. Он изредка, но открывал огонь по небольшим отрядам сопротивления, сражавшимся с захватчиками где-то на территории базы.

— Дайна, мне нужен анализ, — седовласый мужчина посмотрел на девушку, которая, казалось, не отрывалась от ноутбука. Она, причмокивая жвачкой, постоянно барабанила пальцами по клавиатуре. Куоритч всегда ценил её за острый ум и умение проявить инициативу, особенно тогда, когда этого требовала ситуация.

— Я как раз сейчас этим занимаюсь, генерал, — отрезала в ответ девушка. Её взгляд прыгал по строкам выводимой на монитор информации. — Их дредноут — это модель РИЛ-35. Не модифицированный. Имеет замкнутую на себе сеть, но она подключена к общей. Достаточно уязвима.

— Ты знаешь, что надо делать, — уголки рта на лице генерала разошлись в стороны. Впервые за долгое время.

— Уже делаю, — бросила Дайна. Её пальцы еще быстрее начали бить по клавишам.

— Прекрасно, — Куоритч уставился на летающее судно за окном. — Сможешь выключить оборонительные системы?

— Не все сразу, — девушка притихла, сдвинула брови, а затем добавила: — Все системы дредноута распределены по нескольким блокам. Я смогу вывести из строя лишь один, и то не на очень долгое время. То есть…

— Я понял, — резко прервал Дайну Куоритч.

Он скрестил на груди руки, вновь уставился на голографическую карту. Очень задумчиво сверлил её взглядом, словно расставляя фигуры на шахматной доске. Сможет ли генерал одолеть гигантского механического монстра?

— Так, — начал Куоритч, обращаясь к подчиненным, — свяжитесь с уцелевшими отрядами в радиусе десяти километров. Мне нужны бойцы с ПЗРК. Они должны быть выведены на ударные позиции и быть готовы по команде открыть массированный огонь. Это первостепенная задача.

***

Выбивая дверь ногой, Рафаэль влетел в подъезд многоэтажного здания. Рукояти сай взяты в крепкие объятия ладоней. Микеланджело-старший следовал позади, не выпуская из рук плазменную винтовку. Где-то вдали раздавались звуки стрельбы, хотя интенсивность городских боев заметно снизилась. Неужели защитники города оттеснили противника? Или же наоборот превосходящие силы врага сломали хребет сопротивлению? Но ответы на эти вопросы Рафаэля, мягко говоря, не интересовали. Не сейчас.

— Пятый, верно? — бросив быстрый взгляд через плечо, поинтересовался Рафаэль. Ещё до того, как мутанты вошли внутрь здания, на внешней стене между вторым и третьи этажом ниндзя заметил несколько обрамленных в чёрную сажу отверстий. Вероятно, от плазмы. Только бы с ней ничего не случилось…

— Четвертый, — оглядевшись по сторонам, ответил Майки. Он был напряжен. Рафаэль чувствовал это и в голосе, и в мимике лица, и, конечно же, в дёрганых движениях. От этого никуда не уйти. Микеланджело не сможет пережить, если с Джонс что-то случится. Он не простит себя за это. Никогда. И Рафаэль полностью разделял его мысли и страхи.

Раф больше не проронил ни слова. Мутант дернулся влево, сразу запрыгивая на третью ступень лестницы. Мышцы ног напряжены, дыхание не рваное, ритмичное. Второй этаж скоро оказался позади. Микеланджело не отставал, держался рядом. Где-то что-то рвануло. Далеко. Битва за Нью-Йорк ещё не окончена. Но сейчас это все не имело значения, как и ранее. Лишь бы с Лией всё было хорошо. Держись, родная, думал Рафаэль. Только об этом.

Третий этаж. Сердце, грозясь вырваться из груди, заглушало посторонние звуки. Мутант не сбавлял шаг. Перед глазами стоял её томный образ. Чем-то даже холодный. Лишь бы она была жива. Рафаэль от переполнявшего нетерпения ещё сильнее сжал рукояти стилетов. Уже совсем близко.

Четвертый этаж. Прямо по коридору. Он помнил. Ещё несколько месяцев назад был здесь. Украдкой наблюдал за её действиями. Следил за тем, как Джонс убирала волосы за ушко, как щурила глаза, когда что-то не могла рассмотреть, как сердито сдвигала брови, как задумчиво прикусывала губу. Он следил. Постоянно. Что-то было в ней, что-то необъяснимо манящее. И это ему нравилось в ней.

— Я уже рядом! — невольно сорвалось с его губ. Дверь Джонс показалась впереди. Закрыта. Он, не сбавляя скорости, перегруппировался, выставил вперёд плечо и сжал зубы. Сможет?

— Раф, подожди! — позади послышался обескураженный голос Микеланджело, но Рафаэль просто проигнорировал его. Плевать. Нет больше смысла беспокоиться об этом.

Входная дверь от мощного удара слетела с петель. Рафаэль, рычанием подавляя в руке тупую боль, влетает в квартиру Джонс. Первые секунды он хаотично осматривался, пытаясь обнаружить девушку. Ничего.

Внезапно мутант уловил женское всхлипывание.

— Лия?! — голос мутанта дрогнул.

— Я здесь, — раздалось из гостиной. Рафаэль, слегка растерявшись, но быстро приводя мысли в порядок, направился из коридора в просторную комнату. Девушка сидела на диване. Она, склонившись и уткнув локти в колени, рыдала, закрывая лицо ладонями.

— Лия, — встревожено произнес Рафаэль. Он подошёл к девушке, устало встал на одно колено и мягко положил руку ей на плечо. — Не плачь. Я здесь… всё хорошо.

— Я растерялась, — всхлипывая, сквозь слезы с трудом выговорила Джонс. — Я испугалась.

Рафаэль еще никогда не видел её такой. В прошлый раз, когда они сражались за город, она была на острие атаки. Рвалась вперёд. Сражалась наравне с остальными. Но сейчас перед ним предстала уставшая, слабая и испуганная женщина. Что же с ней произошло?..

— Тише, тише, — Рафаэль коснулся её бархатной кожи, уводя руки в стороны. Джонс смотрела на него сквозь слезы. — Ну что ты плачешь? У тебя же тушь потекла, — мутант ободряюще улыбнулся.

— Я не знала, что делать, — продолжила она. — Не понимала, куда идти. Когда практически под окнами начались бои, я просто растерялась. Почувствовала себя бесполезной, запертой здесь, брошенной всеми. Поняла, что осталась одна.

— Ты больше не одна, — он коснулся её щеки жесткими подушечками пальцев. Вытер слезу.

— Обещай, что никогда не оставишь меня, — она заглянула ему в глаза.

— Обещаю.

***

Огромный, несколько метров в диаметре, кусок стены, разбрасывая землю в стороны, рухнул в нескольких сантиметрах от Микеланджело. Мутант с трудом в последний момент увернулся. Вены на ногах вздулись, резкий разворот на пятке — смена направления, а затем быстрый рывок вперёд. За спиной упала ещё одна запущенная Мирроу глыба. Лишь только силой его мысли.

Микеланджело сделал кувырок, а затем, выпрямившись, бегом направился к цели. В правой руке он сжимал нунчаки, в левой — взятый у Лео кунай. Быстрее, ещё быстрее! Тело двигалось на пределе возможностей. Мутант стремительно приближался, их разделяли считанные доли секунды. Нужно нанести один смертельный удар.

Мирроу, не сдержав эмоций, закричал от злости. Невидимая волна, вырывая вверх куски земли, подбросила Микеланджело метра на три. Ниндзя, не растерявшись, в полете вскинул руку в нужное направление — японский кинжал рассек воздух и впился в ногу Императора. Тот взревел от вспышки острой боли.

Все, что было подброшено силой Мирроу, внезапно повалилось наземь. Микеланджело упал набок. Рука от удара заныла. Но останавливаться нельзя, нужно продолжать борьбу. Пока есть шанс. Превозмогая нытье в плече, ниндзя как можно скорее вскочил на ноги.

Мирроу, согнувшись от пронзающей сознание боли, пытался вытащить кунай из бедра. Его стон почти переходил на вопль. Но времени слишком мало, нужно противостоять агонии.

Леонардо-старший, выставив вперёд катану, подлетел со стороны. Джейк заметил его сразу, тут же взмахнул рукой от груди — земляной хлыст, сформировавшись из грязи, ударом обжог пластрон. Сила столкновения отбросила бывшего Императора на несколько метров назад.

Микеланджело, воспользовавшись так удачно подвернувшимся отвлекающим маневром, настиг Мирроу. Дробящий удар нунчаками по плечу. Его кости снова хрустнули. Лицо Джейка скривилось, он стиснул зубы. Майки продолжил. Нельзя останавливаться, нельзя дать себя схватить. Ступней мутант заехал в подколенную ямку — Мирроу не устоял на ногах и упал на колено больной ноги.

Прямой удар в челюсть. Кровь из разбитой раны на губе Джейка побежала по подбородку. Его сознание плыло.

«Пожалуйста, брат, только не сдавайся, — думал в этот момент Леонардо. — Ты сможешь».

Микеланджело ощущал прилив сил, чувствовал, как крепко держит инициативу в руках. Ещё чуть-чуть. Надо только поднажать, не дать противнику перевести дыхание. Он так близок к победе!

Холодная сталь вражеского клинка вошла в плоть. Рюгаэр с голубым шарфом, оказавшись сзади, вонзил катану в наименее защищённый панцирем бок. Микеланджело, вскрикнув, скрючился. Дышать становилось тяжело, воздух всё никак не хотел проникать в легкие.

— Майки! — Леонардо сорвался на крик. Всё его тело задрожало.

— Нам пора, — шепнул Месть.

Не в сети
Аватара пользователя
ученик ниндзя
Сообщения: 69
Зарегистрирован: Вс 22 окт 2017 16:48
Имя: Татьяна
Откуда: Кемерово
Благодарил (а): 73 раза
Поблагодарили: 80 раз

Последнее Царство

Сообщение Android_93 » Чт 24 янв 2019 18:29

Очередной хедшот...
А я то надеялась, что из основных героев никто не умрет. Эх...

Но в целом, все как и прежде фантастически реалистично до мурашек)
_________________

Nothing is true...

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8831
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 128 раз
Поблагодарили: 167 раз

Последнее Царство

Сообщение FEST » Чт 24 янв 2019 23:28

Android_93 писал(а):
Чт 24 янв 2019 18:29
А я то надеялась, что из основных героев никто не умрет. Эх...
Основные герои - черепашки) Пока все живы))

Спасибо за комментарий! Было неожиданно увидеть коммент здесь, а не на ФБ)))

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8831
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 128 раз
Поблагодарили: 167 раз

Последнее Царство

Сообщение FEST » Пт 01 мар 2019 13:58

Глава 15: Глас мести

А ты знаешь имена своих демонов? Я да… © Рей Пьемонт

— Ты чувствуешь страх? — его голос, отдававший хрипотой, грубо проникал в разум.

— Нет, — холод прозрачной вуалью накрывал тело.

— Ты чувствуешь боль? — создание, порожденное ненавистью, кружило вокруг жертвы, подобно стервятнику.

— Нет, — в произносимых им словах не было эмоций. Лишь пустота.

— Ты чувствуешь сожаление? — шепнул на ухо Месть, облизнув окровавленные губы.

— Я больше не чувствую ничего, — рукоять катаны покорно легла в руку хозяина, став продолжением его тела. Леонардо поднялся с колен на ноги. Месть, кладя единственную ладонь на плечо молодого воина, полностью заглушал яркие вспышки боли. Они словно пытались достучаться до скрытого стальным куполом разума.

***

За несколько минут до этого…

Огромный кусок бетона, пролетевший мимо Микеланджело, приземлился в полуметре от Донателло-старшего. Куски земли разлетелись в стороны. Мутант не выпускал из обзора рюгаэра в голубом шарфе, постоянно предпринимавшего попытки нанести прямой выпад клинком. Шаг влево, Донни увернулся от смертельной атаки, но холодная сталь вражеского меча вычертила кровавую полосу на бедре. Рана неглубокая, боль постучится позже. Не сейчас.

Внезапно под ногами взорвалась дымовая граната. Донателло сжал крепче стальной шест-бо и подался назад, выныривая из объятий серого облака. Ожидая нападения, он простоял в боевой стойке несколько секунд. Они тянулись вечность. Но атаки не последовало. Противник выжидал?

С каждым мигом Донателло злился, что терял драгоценное время. Он боролся с неистовым желанием оставить этот бой и помчаться в сторону Шарпа. Но если противник нападёт со спины и нанесет Донателло смертельный удар? Однако возможности спасти умирающего друга может больше не представиться. Готов ли он к такому риску? Готов ли он пожертвовать своей жизнью ради близкого? Мутант решительно кивнул, отвечая на свой же вопрос. Шарпа нужно срочно спасти.

Донателло рванул в сторону истекающего кровью белого тигра. Только не умирай. Держись. Страх потерять второго близкого друга за один день обвивал Донни, уволакивая в пучину скрытых кошмаров.

Огромный мутант почти не дышал. Его окровавленное тело обездвиженно лежало на спине. Донателло ещё на подходе оторвал длинный кусок ткани от фиолетового халата. Нельзя терять больше ни минуты. Оказавшись рядом с телом товарища, ниндзя быстро перевязал его окровавленную культю.

Донателло, зная, что с собой таскает Шарп, первым делом проверил содержимое маленьких подсумок, крепившихся к ремню. Что у нас здесь? Еще одна дымовая граната. Возможно, может ещё пригодится, но не сейчас. Мутант судорожно закинул её в глубокий карман халата. Дальше — зажигалка. Зачем она ему? Неважно. Дон отложил её в сторону. Наконец пальцы нащупали то, что он так непростительно долго искал — компактный армейский порошковидный гемостатик. Донателло, вцепившись зубами, открыл упаковку и немедленно нанес содержимое на культю. Входя в реакцию с порошком, рана зашипела, заросла пеной. Нестерпимая боль вынудила белого тигра сквозь марево бреда издать протяжный стон.

Внезапный вскрик Микеланджело вывел Донателло из тяжелых мыслей о спасении жизни Шарпа. Холодная сталь клинка рюгаэра вошла в наименее защищённый панцирем бок молодого воина. Тот, скрючившись от боли, повалился на бок. Вражеский ниндзя тут же вынул из тела катану и резким взмахом стряхнул с неё кровь.

— Майки! — послышался голос молодого Леонардо.

— Нам пора, — тихо произнёс внутренний демон. Он с трудом сдерживал смех.

Леонардо взревел от наполнявшей его ярости. Она, подобно водовороту, утянула мутанта на дно. Лео схватился за рукоять меча и стал подниматься. Его ноги дрожали, но ненависть, налившая глаза, с каждой секундой придавала им силы. Первый уверенный шаг, за ним последовал второй. Леонардо словно набирал скорость, его движения становились плавнее. Опаснее. Вот он уже бежит, крепко сжимая клинок.

***

Все растеряло краски. Мир окончательно погрузился в серую пучину. Леонардо больше не видел ничего. Кроме чёрных и бесформенных фигур, напоминавших тянувшийся вверх сигаретный дым. Он быстро приближался к одной из них. Ярость гнала его вперёд.

— Они обречены, — Месть не отставал, он был рядом. Подпитывал. Он улыбался. Как и всегда.

Безликая фигура подалась в сторону, пытаясь уйти от секущего удара Леонардо. Но этого было недостаточно. Мутант словно гонимый ветром резко выбросил вперед руку — острие меча коснулось части неразличимого тела противника. Тот, подобно змее, непроглядной дымкой обвил державшую клинок руку Лео. Острая боль эхом отразилась в плече, затем что-то холодное полоснуло правый глаз. Он быстро терял зрение, кровь застилала взор. Леонардо закричал. Но не от боли, а от ярости, взрывом вырвавшейся из тела.

— Все это пустое, Леонардо, — продолжал Месть. — Боль не имеет значения. В твоих силах изменить этот мир. Пусть гнев наполняет твою душу. Это мой тебе дар.

Леонардо, не видя, но ощущая, вцепился в противника зубами. Яростно. Терпкий вкус, отдававший металлом, ласкал язык. Кровь бежала по губам. Бесформенная фигура, оказавшаяся перед ним, повалилась наземь. Лео резко дернул головой в сторону, не выпуская кусок плоти изо рта. Ладони мутанта сжали что-то, по ощущениям напоминавшее шею. Противник пытался вырваться, отбивался, но всё было тщетно. Сквозь заложивший уши ураган до слуха доходил сдавленный хрип.

— Слышишь, как хрустит? — Месть не отходил ни на шаг. Его голос ласково просачивался в сознание. — Наслаждайся этим звуком.

Противник больше не отбивался. И даже не дышал. Но Леонардо не отпускал его шею, продолжая сдавливать. Зубы скрипели.

— Жизнь покинула его. Она существует за пределами привычного понимания, — Месть прижалась к щеке Леонардо. Его рука легла на ладонь Лео. — Это твой миг.

***

Звуки городских боев практически стихли. Барабанивший по окну дождь нагло заглушал их. Он оставлял волнистые линии на стекле. Извиваясь, они ползли вниз.

Микеланджело-старший, прижавшись карапаксом к стене у окна, буравил взглядом своё отражение, нарисовавшееся на зеркальном покрытии выключенного телевизора напротив. Мысли серыми тучами нависли над ниндзя. Им удалось отыскать Джонс живой и невредимой. Но что делать дальше? Покинуть город? Просто взять и оставить всё, что их связывает с Нью-Йорком? Но возможно ли поступить иначе? В ответ мутант лишь сильнее прижал к груди плазменную винтовку. С улицы, откуда-то очень далеко, раздался взрыв, заставивший дрожать окна квартиры Джонс.

— Донателло всё ещё не выходит на связь? — из грузных раздумий Микеланджело вырвал голос Рафаэля. Майки поднял взгляд на молодого ниндзя, а затем отрицательно покачал головой. Молчаливо.

— Может, что-то случилось? — продолжил закидывать вопросами Рафаэль. От этих мыслей внутри Микеланджело все сжалось. А если это правда? Если больше их нет в живых? Ведь в городе настоящая мясорубка. Люди гибнут сотнями. Но ведь они бывали в передрягах и серьезнее. Серьезнее ли? — Может, им нужна помощь?

— Предлагаешь прорываться обратно? Вместе с Лией? Подставлять её под вражеский огонь? Ты готов рисковать её жизнью? — серьезный тон Микеланджело наполнял помещение. Он, вглядываясь в молодого воина, добавил: — Ты уверен, что они живы?

В порыве эмоций Рафаэль сжал кулаки. Он хотел было возразить, но вместо смелого заявления тяжело выдохнул набранный в грудь воздух. Беспомощно уставился в пол. Что же делать? Сломя голову бежать назад? А если Микеланджело прав и все братья погибли, что тогда?

Прочь! Прочь из головы! Рафаэль скрипнул зубами. Постояв, не двигаясь несколько секунд, он начал бить себя ладонью по виску, пытался выбить из себя противные сердцу мысли. Они, словно чувствуя себя как дома, нагло хозяйничали в сознании. Злоба закипала.

— Ну что же ты делаешь, — Лия, обхватив правую руку Рафаэля, уткнулась лбом в его плечо. Ниндзя замер, её ладонь скользнула по пластрону. — Перестань, прошу.

— Прости, — мутант приобнял Джонс, крепче прижимая к груди. Сладкий запах бархатной кожи щекотал ноздри. Рафаэль сделал вдох, еще крепче проникаясь им.

Внезапно сердце забилось быстрее. Осознание новой мысли, неожиданно ворвавшейся в голову, заставляло колени дрожать. Неведомое ранее волнение овладевало телом… и душой.

— Я люблю тебя, — внезапно даже для себя выпалил Рафаэль. Это признание? О чем он только думает?! Он, ища ответы на вопросы, растерянно посмотрел на девушку.

— Я знаю, — она подняла на него глаза, они блестели. Слёзы каплями застыли на ресницах. Этот миг запечатлелся во времени, уходил в бесконечность.

Микеланджело, наблюдая за развернувшейся перед ним картиной, тепло улыбнулся. Он, как и остальные, не знал, что между Рафаэлем и Лией что-то было, но, как и все, Майки догадывался. Не замечать это было невозможно. Их выдавали неловкие взгляды, ответные улыбки и подозрительные жесты. Теперь же всё встало на свои места. Все так, как и должно быть.

Но это не решает возникшей проблемы. Микеланджело вновь коснулся красного браслета на правом запястье. Еще раз, только в этот раз, будь добр, ответь. Прошу, слетело с губ мутанта.

— Майки?! — из динамика наконец прорезался знакомый голос Донателло-старшего. Но что-то случилось, его голос дрогнул. — Вы живы?!

— Донни, мы нашли Джонс, — Микеланджело с трудом скрывал волнение. — У нас все хорошо. Какие будут указания? Где точка эвакуации?

— Майки, — что-то явно не так, он перешёл на крик, — вы должны покинуть город самостоятельно! Не вздумайте возвращаться!

— О чём ты говоришь?! Что случилось?!

Рафаэль и Джонс, оторвавшись друг от друга, с нескрываемой тревогой уставились на Микеланджело. Того била дрожь.

— На нас напали. Собберс мёртв…

— Господи, только не это, — Джонс, прикрыв ладонью рот, закрыла глаза, пытаясь сдержать слезы. Они бежали по щекам.

-… Шарп тяжело ранен… — на фоне звучал какой-то странный шум. Раздался лязг металла.

— Что с молодыми черепашками?! — не выдержал Микеланджело-старший.

— Донателло пропал без вести, но учитывая то, что здесь произошло, вероятно, он погиб…

— Что он только что сказал?! — взревел в порыве злобы Рафаэль. Он мертвой хваткой вцепился в рукояти сай.

— Микеланджело… — продолжил Донателло-старший, — я как раз пытаюсь до него добраться. Прости, Майки, я не знаю, жив ли он. Мы здесь все оказались в очень непростой ситуации. Обстановка крайне напряженная.

— Что с Лео?! — Рафаэль от переизбытка негативных эмоций больно схватил Микеланджело-старшего за плечо. — Спроси его! Спроси!

— Лео жив, — очевидно, услышав вопли Рафаэля, ответил Донателло. Но опять же. Интонация, с которой он произнес имя Леонардо, выдавала его обеспокоенность, страх.

— Что-то не так, — сквозь зубы выцедил Рафаэль. Ярость переполняла его. — Он нам не договаривает! Пусть скажет! — на последнем предложении мутант закричал.

— Он не в себе, — раздался болезненный голос Донателло. Безмолвие овладело помещением. Напряжение, нависшее над всеми, физически давило на разум.

— Вы должны покинуть город, — добавил Донателло. — Даже не думайте возвращаться!

***

— У нас ровно две минуты до включения защитного блока! — напряженную обстановку в штабе защитников города разбавил крик Дайны. Она без устали барабанила пальцами по клавиатуре ноутбука.

— Отряд «один» на позиции, генерал, — сообщил один из подчиненных за панелью управления. Потолочная лампа над ним периодически гасла, позволяя голубому свечению смелее вырываться наружу.

— Огонь! — отдал приказ Куоритч. На его виске проступала вена, глаза покраснели от усталости, но он держался. Впрочем, как и всегда.

Через несколько секунд на голографической карте образовались десятки зеленых крошечных треугольников, обозначавших ракеты. Они стремительно приближались к огромному вражескому кораблю. Все, уставившись на выведенную картинку, затаили дыхание.

— Это должно стать для врага сюрпризом, — тихо добавил Куоритч.

Десятки ракет, подобно иглам, вонзились в дредноут. Через выведенную видеокамерами картинку можно было увидеть, как куски железа вырывало взрывами. Сильное пламя, вцепившись зубами в металлического монстра, распласталось на отдельных участках корпуса. Но гигантское вражеское судно держалось.

— Пусть отряд «один» немедленно поменяет позицию, — дал указание Куоритч, — отряд «два» готов?

— Так точно, генерал, — кивнул офицер.

— Пусть ждут моего приказа, — седовласый мужчина опустил голову, уставившись на девушку за компьютером. Она за всё это время так и не поменяла позы. Как сидела на полу, поставив ноутбук на скрещенные ноги, так и сидела.

— Несколько блоков вооружения получили значительные повреждения, — опережая вопрос, сообщила Дайна. — Вряд ли они смогут их в ближайшее время восстановить.

— Значит, мы подрезали им огневую мощь, — добавил Куоритч. — Что с защитой?

— Она снова работает. Плюс, их файрвол не даст мне повторно подключиться к этому блоку минут двадцать.

— У нас нет столько времени. Нужно использовать по максимуму все возможности, которыми мы располагаем. Надо уничтожить его двигатели.

Дредноут выпустил куда-то в сторону мощный сгусток плазмы. Вражеское судно словно стреляло вслепую.

— Я только что немного сбила червем их систему наведения, — не отрываясь от монитора, чуть ли виновато сообщила Дайна. — Опять же, на несколько минут.

— Пусть отряд «два» ударит в область двигателей! — Куоритч сжал кулаки.

— Навуходоносор снова в строю! — внезапно по закрытому каналу связи раздался знакомый голос Умеко.

***

Ниньяра, крепче вцепившись в рычаг, дернула его вперёд. Турбины МК-43 завыли, а затем Навуходоносор вынырнул из облаков, оказавшись прямо над вражеским дредноутом.

— Умеко? — сердитый голос Куоритча, доносившийся по ту сторону динамика, звучал с нескрываемым удивлением. — Какого чёрта ты делаешь? Ты ослушалась моего приказа! Ты должна была вывести из города членов правительства!

— Я буду выполнять то, что ещё можно выполнить, генерал! — зарычала лиса, одним движением руки наклоняя Навуходоносор вправо. Вражеская ракета, выпущенная навстречу кораблю, пролетела мимо. Она, оставляя зигзагообразный след, быстро развернулась и метнулась за отдаляющимся МК-43.

— Выпускаю тепловые ловушки, — Бернс, не выдавая эмоций, выпрямил спину, а затем нажал на несколько кнопок на панели управления. Из задней части Навуходоносора наружу высвободились, словно обрушились градом, специальные снаряды, выделявшие огромное количество тепла. Они, утопая в объятиях огня и рисуя за собой дымовую линию, устремились вниз. Ракета, поймав новый тепловой сигнал, нырнула следом за ложной целью.

От взрывной волны Навуходоносор тряхнуло. Родригес, чувствуя свою бесполезность, вжался в кресло, но затем все-таки не сдержался и добавил: — Может, лучше высадите меня где-нибудь?! Я могу и пешочком пройтись!

— Лучше держись крепче! — раздался ответ Умеко. — Сейчас немного потрясёт!

— Опять? — жалобно заскулил Родригес.

Навуходоносор, резко развернувшись и набирая ход, направился обратно к дредноуту. Десятки ракет, ранее выпущенных защитниками Нью-Йорка, направились в сторону извергающих электрические разряды стальных подушек, расположившихся на нижней части корпуса вражеского корабля. Им навстречу из судна вырвались абсолютно круглые беспилотные летательные аппараты. Оказавшись в воздухе, они резво направились в сторону стремительно приближавшихся снарядов. Тут же беспилотники отрыли огонь. Пространство осветили десятки красных лазерных лучей и заливающие горизонт яркие вспышки взрывающихся ракет. В этот раз защита дредноута сработала идеально.

— Открываю огонь, — вновь размеренный и низкий тембр Бернса. Орудия на броне, осветившись голубым свечением, извергали из себя сгустки плазмы. Защитные дроны, получив урон, либо вспыхивали ярким свечением, либо устремлялись вниз. Оставшиеся беспилотники, учуяв Навуходоносор, начали отвечать.

Умеко сжала зубы. Корабль под её управлением резко накренился вбок. Несколько лазерных лучей пролетели в двух метрах от корпуса Навуходоносор. Девушка закричала, пытаясь направить корабль в нужную сторону, а Бернс, фиксируя цель, сразу же зажимал большим пальцем красную кнопку джойстика. Очередь плазмы прошила насквозь три металлических подушки. Пламя тут же взяло их в цепкую хватку. Взрывы задели ещё несколько двигательных механизмов.

Дредноут, ощутив отсутствие шести двигателей, наклонился вбок. Огромный корабль повело в сторону воды. В этот же миг десятки новых ракет защитников города вцепились в металлический корпус, и оставшиеся стальные подушки…

***

…Яркая вспышка где-то вдали почти ослепила Леонардо. Лица братьев отпечатались в его сознании. Улыбающийся Микеланджело, скрестивший на груди руки сердитый Рафаэль и неловко почесывающий затылок Донателло. На это ушла всего лишь доля секунды, обернувшаяся для мутанта целой вечностью.

— Они все мертвы, — Месть не оставлял молодого воина ни на секунду. Постоянно был с ним рядом, становясь для него естественной частью… души.

Леонардо с трудом стоял на ногах. Рука, ранее сжимавшая рукоять клинка, повиснув тряпкой, больше не слушалась. Холодная сталь меча вонзилась в рыхлую землю. На теле десятки ран. Разрезанная голубая повязка куском ткани застыла на плече. Кровь сочилась из вертикального пореза, застилая правый глаз. Тяжелое дыхание вырвалось из груди.

— Значит, из-за тебя отец отступился от веры, — держась за левую руку, произнес Мирроу. Его рукав был порван, окроплён его же кровью, красная субстанция капала с пальцев. — Ты заставил его усомниться.

— Мертвы, — продолжал Месть. — Они все мертвы.

Губы Леонардо дрожали. Нога подвела, и он рухнул на одно колено. Непрерывный дождь, лаская лицо, навевал воспоминания о битве в Летнем саду императорского дворца. Звон металла, звуки ударов и отчаянные крики вновь разносились по уголкам разума. Безумие.

— Безумие. Но разве не этого ты хочешь? — ласковый шепот Мести. — Снова окунуться в омут пылающего урагана. Вновь стать карающим клинком. Мщение — твоё второе имя. Ты не смог никого спасти тогда, не смог спасти и сейчас…

— Твой дух невероятно силен, — с глубоким почтением в голосе произнес Джейк. — Отец всегда учил меня проявлять уважение к противнику. Ты многое сделал, чтобы впечатлить меня. Что же, я впечатлен. Действительно.

— Ты беспомощно наблюдал, как противник пронзает своим мечом Микеланджело, — Месть рядом. Его подчиняющий глас проникал внутрь. — Он мёртв. Ты оставил под обломками резиденции временного правительства Донателло. Он мёртв. Ты отпустил на самоубийственную миссию Рафаэля. Ты правда думаешь, что он жив? Нет. Конечно же, нет. Я вижу сомнение в тебе. Ты почти уверен в его смерти. Город охвачен всепожирающим пламенем. Трупы тлеют.

— Твои движения — необузданная стихия, — продолжал Мирроу. — Твои мысли — настоящая ярость. Ярость, которую утратил отец. Но я вижу её в тебе.

— Ты думаешь, что это дитя перед тобой виновато в гибели твоих братьев? Но ведь он всего лишь ещё одна жертва… твоих манипуляций. Ребенок, оказавшийся достаточно одаренным, чтобы заинтересовать тебя. Он — сверхчеловек, способный через тернии пронести на себе твою волю. Волю Императора.

— Этот мир требует мщения, справедливости, — Джейк сделал несколько шагов вперёд, навстречу Леонардо, — но мне не справиться одному. Я не нуждаюсь во власти, как некоторые думают. Это не моя прихоть. Я в любой момент готов от неё отказаться… ради всеобщего блага.

— Мщение, — шепот сорвался с губ Мести. — Мир требует мщения. И справедливости. Ты можешь стать ею. Для тебя это шанс. Шанс спасти тех, кого еще можно. Разве не это главное? Взять ответственность в свои руки. Разве не этого от тебя требовал Сплинтер?

— Прошу, — Мирроу, оказавшись в метре от Леонардо, протянул мутанту руку, — присоединяйся ко мне. Вместе мы сможем завершить то, что не смог отец. Светлое будущее для всего человечества. Справедливое общество, где никто не будет бояться завтрашнего дня. Где каждый сможет стать тем, кем ему предначертано. Мы вместе сможем это сделать.

— Ты не допустишь тех ошибок, что допустил он. Ты знаешь все подводные камни, которые тебе предстоит обойти. Ты наконец сможешь сделать то, что всегда хотел — защитить близких. Тех, кто в этом нуждается. Спасти миллионы невинных жизней. Это в твоей власти. Власть в твоих руках, — Месть, до этого не отходивший ни на шаг, скрылся в потёмках души. Больше ни слова.

— Мир требует мщения и справедливости, — Леонардо, хватаясь за руку Мирроу и превозмогая боль, поднялся на ноги.

***

Холод тонкими шипами пронзал пальцы, вынуждая тело отдаться в рабство легкого озноба. Неразборчивый шепот тысячи голосов проникал в разум, заставляя проснуться, широко раскрыть глаза. Молодой Донателло, жадно глотая воздух, внезапно пробудился. Тут же перевернулся на пластрон. Мокро. Сплюнув внезапно набравшуюся в рот воду, мутант встал на четвереньки. Вдох. Голоса не пропадали. Выдох. Только спокойствие, говорил он сам себе.

Его окружал бескрайний океан. Шепот становился отчетливее, но всё ещё оставался неразборчивым. Мотнув головой, Донателло поднялся на ноги. Вода доставала до щиколотки, не выше. Он выдохнул, изо рта вышел тёплый пар.

— Донателло… — разом еле слышно произнесли тысячи голосов. Словно кто-то коснулся ледяной ладонью плеча, заставляя обернуться. Чистое сиреневое полотно застилало небосвод. Гигантский глаз, встав в зените, пристально вглядывался в мутанта в ответ. Что это? Бог?..

— …ступай на зов Глаза Сибуллы.
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей