Главные новости Ninjaturtles.ru

• [18.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык TMNT Bebop and Rocksteady Destroy Everything №2
• [16.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Tales of the TMNT Volume 2 №20
• [13.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Archie Comics TMNT Adventures №7
• [11.03.18] На сайте доступен перевод на русский язык IDW TMNT/Ghostbusters Crossovers №3

Не гасни, уходя...

Здесь хранятся полностью законченные, дописанные Фан-Фики.

Модераторы: Kaleo, Миято

Ответить
  • Автор
  • Сообщение
Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Вс 21 окт 2018 23:24

Вселенная: Данная работа не относится к конкретной черепашьей вселенной. Но точно ни кино-дилогия (2014 и 2016), ни мультсериал 2018.
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Драма, Фантастика, Психология, Философия, POV
Предупреждения: Насилие, ОМП, ОЖП.

Не гасни, уходя...
Не гасни, уходя... - Обложка.jpg
Глава 1. Чистый разум

Ощутив неприятное покалывание по всему телу, я открыл глаза. Пробудившийся разум постепенно возвращался ко мне, помогая если не найти ответ, то хотя бы предположить, что со мной что-то не так.

Внезапно обнаружил, что всё моё тело оказалось погруженным в неизвестную жидкость. Слишком густая для воды, мутная, не имеет цвета. Однако видеть через неё я мог. Перед собой заметил прозрачное покрытие. Материал — либо пластик, либо стекло. На первый взгляд, определиться с этим достаточно сложно. Я попытался рассмотреть хоть что-нибудь за этим прозрачным барьером, но уже через секунду констатировал, что нахожусь внутри какой-то цилиндрообразной камеры. От осознания того, что я в замкнутом пространстве, мне показалось, что стены начали сдвигаться. Паника неторопливо охватывала тело. И это несмотря на то, что я всю жизнь прожил в канализации. К сожалению, мне не всегда удавалось преодолеть приступы клаустрофобии.

Теряя контроль над разумом, я закрыл глаза. Только без паники, Донателло. Только без паники. Это всё либо дурной сон, либо ты просто проводишь над собой эксперимент. Правда, что-то я не припомню подобного. Может, чья-то злая шутка? Какая-то глупость. Чтобы провести подобный розыгрыш, братьям понадобиться серьезно пораскинуть мозгами. Откуда они их возьмут?!

Так, замолкни на секунду. Это явно не чья-то дурацкая шутка. Нужно сфокусироваться на ощущениях. Глаза не открываем, иначе это помешает сконцентрироваться. Для начала пошевелим пальцами на руках. Большой реагирует, указательный — тоже, с мизинцем всё в порядке. Моторика в норме. Уже лучше. Ситуация кажется не такой безвыходной.

Вдох. Кстати, об этом. Почему же я этого сразу не заметил? Я поднес руки к лицу и обнаружил на себе дыхательную маску. Выдох. Неужели угодил в засаду, и теперь какой-нибудь очкарик будет меня препарировать? Плохо. Очень плохо. Вдох. Но тогда я бы хоть что-нибудь из этого помнил. Разве я не прав? Нет, здесь что-то другое. Выдох.

Немного успокоившись, я вновь открыл глаза. Прислонил ладони к прозрачной стене. Похоже на стеклопластик. Очень крепкий. По крайней мере, так мне показалось при первом контакте. Я попробовал его стукнуть. Звука не было. Вероятно, жидкость его не пропускала. Любопытно. Но, если я себя тут не слышу, то это не значит, что меня не услышат снаружи. Я вновь ударил. Сильнее. Повторил. Ещё сильнее.

Конечно, можно подумать, зачем я привлекаю к себе лишнее внимание моих возможных потрошителей? Но выбираться-то как-то надо! Если я останусь внутри этого замкнутого пространства, то явно этим не продлю себе жизнь. Да, сейчас я действую не лучше Рафаэля в подобной ситуации. Но мастер Сплинтер всегда говорил, что мы должны перенимать опыт друг друга, учиться поступать нестандартно. Раф, ты можешь мной гордиться!

Неожиданно тусклый свет за стеклопластиком (буду пока использовать этот термин) стал ярче. Однако я до сих пор не мог различить очертания помещения, в котором, вероятно, находилась моя… капсула? Я сжал кулаки, ожидая всё что угодно, даже Микеланджело в шапочке из фольги.

Пятками я почувствовал, как заработал сливной механизм капсулы. Обволакивающая меня жидкость начала уходить через два отверстия, появившихся в полу. Я тут же начал про себя считать. Просто по привычке, чтобы занять голову. Ровно через 30 секунд жидкость полностью освободила пространство внутри моей тюрьмы. В этот же момент трубчатые крепления на маске автоматически слетели. Прозрачное покрытие передо мной в тот же миг резко отодвинулось от меня и поднялось вверх, открывая выход.

Я вывалился на холодный пол. Яркий свет резал глаза. Полежав ещё несколько секунд, я собрался с мыслями и попытался подняться. Однако сделать это мне не удалось. Мышцы, напрягаясь, в тот же миг заныли. Только сейчас ощутил всю тяжесть своего «освобождения». Я хотел подняться на ноги, но всё, что у меня получилось — встать на четвереньки. Как только мне удалось это сделать, рвота подступила к горлу. Содержимое желудка вышло наружу. Желудочный сок обжёг гортань.

Так, легкая дезориентация, мышечная недостаточность. Это нормально после длительного пребывания в неподвижном состоянии. Ещё раз. После длительного пребывания. Длительного. Я выделил для себя последнее слово. Твою мать! И сколько же я находился в этой капсуле? Сутки? Неделю? Стоп-стоп. Всему должно быть объяснение.

Я опять возвращаюсь к версии с розыгрышем. Нет, создание подобной капсулы — это слишком сложно для моих братьев. Да и я не помню, чтобы создавал её лично. Может, частичная потеря памяти? Нет, здесь что-то другое. Мне надо как-то собраться и оглядеться. Органы чувств должны постепенно прийти в норму.

— Настройка освещения — уменьшить на 30%, — послышался откуда-то женский металлический голос. Свет в помещении стал слабее, но не настолько, чтобы я ничего не видел. Он уже не так бил по глазам. Отлично.

— Здесь есть кто-нибудь? — с трудом произнёс я, словно позабыв как это делать. Неприятное ощущение после рвоты скребло горло. Потирая глаза, я попытался привстать на одно колено. С большим трудом, но мне всё-таки удалось это сделать. Прекрасно. Уже не так всё безнадёжно.

Кстати, ответа на мой вопрос не прозвучало. Любопытно.

Наконец сфокусировал зрение и осмотрелся. Я оказался в небольшой и абсолютно белой комнате. Стены, как мне показалось, были полностью металлическими, а вдоль них, у основания потолка, находились тонкие отверстия. Каждую из них закрывали две горизонтальные решётки. Вероятно, система вентиляции. Слишком узкая даже для человеческого ребёнка.

Резкая головная боль, звон в ушах. Я поёжился. Спустя несколько секунд всё прошло. Так, это нормально. Такое бывает, особенно в моей ситуации. Наполнил легкие воздухом и продолжил осмотр.

Справа от меня закрытая дверь без ручек. Механическая? Где пульт управления? На стене прямо передо мной сразу же заметил дисплей. Возможно, это то, что мне нужно. Подождёт. Я бросил взгляд за спину — возле открытой стоявшей вертикально капсулы возвышались ещё две абсолютно такие же. Обе закрыты. Как и моя, они были наполнены неким раствором. Но это не всё — внутри каждой кто-то был. Интересно. Надо подобраться поближе.

Я вздохнул, собираясь с силами. Так, теперь самое сложное. Почувствовав напряжение в мышцах, с неимоверным усилием я поднялся на ноги. Вроде не всё так плохо, как казалось ранее. Тяжело отрывая ноги от пола, почти шаркая, направился в сторону камер. Что же это может быть? И кто там находится внутри? Сначала я подумал о братьях. Могут ли они оказаться в похожей ситуации? Может, их забрали вместе со мной, а, всё больше находясь здесь, я всё сильнее склонялся к версии похищения. Но почему тогда дополнительных капсул всего две?

Остановился рядом с одной из закрытых камер. В раствор были погружены точно не мои братья. Я пригляделся. Это оказались люди. Абсолютно голые, впрочем, как и я. В одной капсуле, подобно поплавку, пребывал в бессознательном состоянии мужчина. Настоящий атлет. Не останавливаясь на нём долго, я перевёл взор на девушку по соседству. Жилистая. Глубоко посаженные глаза, острые черты лица, пепельные волосы. Но есть один момент, на который я почему-то сразу не обратил внимание — её кожа. Она была желтого цвета, даже скорее золотого. В этот момент я усомнился к её принадлежности к Homo sapiens.

Я провел рукой по корпусу капсулы, надеясь найти что-то похожее на включатель или, на худой конец, выключатель. Абсолютное ничто, как бы я выразился в другой ситуации. Если камеры и открывались, то точно удалённо. Или это зависело от внутреннего состояния находившегося внутри существа. Такую версию отметать, конечно же, не стоит.

Недолго думая, я наконец направился к дисплею. Возможно, там смогу найти хоть какие-то ответы на свои вопросы. Немного расходился, было легче, но всё ещё тяжело.

Оказавшись рядом, я тыкнул пальцем по экрану. Он тут же загорелся, появились синие иконки и надписи под ними. Всё было очевидно и доступно. Как будто сделано специально, чтобы в этом разобрался далеко не самый умный человек. Да даже Майки с этим справился бы без особого труда. Какого хрена тут происходит? Ладно, спокойно. Вдох. Будем думать об этом потом, главное сохранять холодный рассудок. Нельзя поддаваться эмоциям.

Я нажал на иконку капсулы, сразу появилось отдельное окно с вопросом «Вы хотите открыть криокапсулы?» и сразу два варианта ответа: «Да» и «Нет». О том, что эти камеры были предназначены для длительного хранения живого организма, у меня сомнений не было. Но такие технологии… Откуда? Если только секретные правительственные разработки. Значит, я попал в плен? Но здесь что-то не сходится. Как-то всё слишком подозрительно.

Я вновь взглянул на закрытые криокапсулы. В этот момент меня начали одолевали серьезные сомнения. Стоит ли вообще освобождать этих людей? Может, они не просто так находятся внутри этих камер? С другой стороны, чем они хуже меня? Может, эти люди такие же заложники, по воле случая оказавшиеся не в том месте, не в то время. Возможно, когда они придут в себя, их будут одолевать те же вопросы, что и меня.

Ладно, об этом будем думать позже. Вызволяем. Всё же лучше искать ответы в неизвестном месте в компании, чем в одиночестве. Отметая сомнения, я, больше не колебаясь, ответил на вопрос на экране монитора и уставился на криокапсулы.

Сначала тела неизвестных вздрогнули. Вспоминая собственные ощущения, предположу, что пробуждение происходит за счёт слабого электрического разряда. Фигуры в капсулах начали подавать признаки жизни. Они неторопливо задвигались, пытались осмыслить происходящее. Но в этот раз времени у них было не так много, как у меня. Раствор, обволакивающий тела людей, почти сразу стал уходить через знакомые мне отверстия в полу. Наблюдая за тем, как с их лиц спадают дыхательные маски, я испытал ощущение дежавю. Словно вновь переживал пробуждение в криокамере.

Прозрачные крышки криокапсул отошли вперёд и тут же поднялись вверх. Оба тела рухнули на пол. Я, не отходя от дисплея, молча наблюдал за пробудившимися. Им было не лучше, чем мне в первые минуты моего «освобождения». Мужчина, как и я, не смог сдержать рвотные позывы. Девушка же в этом плане оказалась более стойкой. Она, встав на одно колено, запрокинула голову назад. Сделала глубокий вдох, словно настраивая тело. Затем посмотрела в мою сторону, злобно обжигая меня взглядом. А глаза-то у неё ярко-красные. Эта девушка точно человек? Думаю, нет.

Чувствуя на себе взор девушки, я поежился. Ощутил себя некомфортно. Пытаясь разрядить обстановку, я помахал ей трехпалой ладонью. Не уверен, что это была хорошая идея.

Девушка оскалилась и поднялась на ноги. Она сжала кулаки, я увидел, как вены на её мышцах вздулись. Анатомически строение тела незнакомки внешне соответствовало человеческому, за исключением цвета кожи и глаз. Девушка стояла на ногах намного увереннее, чем я первые минуты. Глядя на меня исподлобья, она зашагала в мою сторону. Сперва я даже позавидовал её твёрдым шагам, а потом пришёл испуг…

Схватив меня за шею, она без труда оторвала меня от пола. Я успел издать лишь протяжный хрип, не в силах сопротивляться. Неплохо начинается наше знакомство.

— Дамочка, вы сейчас меня задушите, — с трудом прохрипел я.

— О чертоги Балакира, что здесь происходит? — агрессивно спросила девушка. — Кем ты будешь, зелёное отребье?

Любопытный момент. В её речи я заметил нечто очень странное. Движение её губ не соответствовало произнесённым словам. Да, я её понимал, но было ощущение словно звучал дублированный голос. Я слышал чистый английский, но на самом деле она говорила совершенно на другом языке. Может, это последствия долго пребывания в криосне?

Я попытался что-то сказать, но она так сильно стянула пальцы на моей шее, что в глазах потемнело. Однако осознав, что перегибает, девушка разжала хватку. Я повалился на пол, дополнительно ударяясь пятой точкой при приземлении. Принял сидячее положение, коснулся шеи, в горле всё ещё сгребло. День сегодня как-то не заладился с самого начала.

— Полегче, — с обидой в голосе произнес я. — Не знаю, откуда вы, очевидно, не из Нью-Йорка. Но ваша манера знакомства оставляет желать лучшего.

— Нью-Йорк? — девушка посмотрела на меня с недоумением.

— Нью-Йорк. Соединенные Штаты. Земля. Нашли знакомые слова?

— Земля? — это слово она произнесла с явной брезгливостью. — Очень давно я что-то слышала об этом комке грязи.

Понятно. Значит, всё-таки эта девушка — представительница внеземной формы жизни. Рад познакомиться, так сказать. Или не рад?..

— Это моя родная планета, — держась за стенку, я поднялся на ноги. Чувствовал себя семидесятилетним стариком. Сколько же я провёл времени внутри криокапсулы? Явно не одну неделю.

— Ты ведаешь, что здесь происходит? — она, немного понизив голос, повторила первый вопрос. Инопланетянка взяла меня за плечо, сжимая пальцы подобно тискам. Нет, не для того, чтобы я не упал, а для того, чтобы не убежал. Ни о каком доверии и речи не шло.

— Если честно, нет, — я попытался вырваться, но она, удерживая меня, даже не обратила внимание на мои жалкие потуги.

Девушка взглянула на мою криокапсулу, задержала на ней взор, потом вновь посмотрела на меня, но уже оценивающим взглядом. Она надменно фыркнула и отпустила моё плечо.

Мужчина на полу, шатаясь на корточках, что-то бормотал себе под нос. Он был явно не готов к увиденному: криокамеры, незнакомое замкнутое пространство и мы двое: мутант-черепаха и золотистая инопланетная девушка с мокрыми пепельными волосами. Хотя последняя, надо признать, выглядела довольно привлекательно, даже по человеческим меркам — стройная, длинные ноги, красивая грудь. Она была слишком идеальной для человеческой особи. Однако я, конечно же, не эксперт в подобных вопросах. Тем более, красота всегда относительна. Может, в родном мире девушка и вовсе считалась уродливой.

— Они зовут меня, — наконец-то до моего слуха начали доноситься разборчивые слова мужчины, — они лезут в мою голову. Я не могу с ними совладать. Не могу выполнить их требование. Глаз С… — не договорив последнее слово, мужчина со всей силы ударил себя по лицу крепко сжатым кулаком. — Он не принадлежит им! Тёмная материя — это ключ…

Внезапно мужчина замер и взглянул на меня.

— Донателло, ты снова не справишься…

Стоп. Откуда он знает моё имя? Неужели мы знакомы? Может, я действительно частично потерял память и чего-то не помню?..

Из криокапсулы, откуда ранее вылез атлет, резко вынырнули стальные прутья. Они, туго обвивая тело незнакомца, скоро затащили его обратно в камеру. Он извивался, пытался вырваться, безумными глазами уставился на меня. Вены на его шее вздулись, лицо посинело.

— Сделай то, что они от тебя требуют! — сквозь боль и слезы прокричал мужчина. Прозрачная крышка криокапсулы захлопнулась, позволяя нам, оцепеневшим от шока, наблюдать за происходящим. Стальные прутья подобно щупальцам с силой сжимали тело человека. Через мгновение сталь тонула в тёмно-красной жидкости. Он больше не подавал признаков жизни, да и вид его был не для слабонервных. Труп мужчины залил пол под собой кровью и дерьмом, отдельные внутренности болтались на металлических щупальцах.

— Какого хрена?! — всё, что смогло сорваться с моих губ. Эта ужасная сцена произошла в мгновение ока. Я ничего не успел сделать. Почему это случилось с ним? Неужели кто-то не хочет, чтобы я узнал правду?

— Донателло, я правильно поняла? — девушка посмотрела на меня, на её лице читалось отвращение. Нет, не от моего вида, а от увиденного ужаса. — У нас нет времени оплакивать твоего друга. Нам надо выбираться отсюда.

Моего друга? Да я даже не знаю, кто, мать вашу, это вообще был! Однако я не стал ей возражать, лишь молчаливо кивнул.

Девушка подошла к закрытой двери, не отрывая взгляда от своей криокапсулы. И я её прекрасно понимал. Умереть таким образом не хотел никто из нас. Я всё ещё стоял на месте, вглядываясь в труп мужчины…

Так, Донателло, давай проанализируем увиденное. Этот человек знал твоё имя. При этом он указал мне на какие-то прошлые неудачи. «Ты снова не справишься», прокручивал я в голове его последние слова. Что это могло значить? Может, я сварил для него плохой кофе? Стоп, это шутка Майки. А если серьезно, у меня не было никаких мыслей по этому поводу. Всё казалось слишком туманным и запутанным. Я пока не был готов ответить на эти вопросы.

Я попытался вспомнить последнее, что было перед тем, как оказался здесь. И не увидел ничего необычного. Это был обычный день, один из многих, похожих друг на друга. Я был в нашем убежище, копался в коде приложения, которое писал для мобильных устройств. Ни зеленых человечков, похитивших меня. Ни отравленного письма. Ни людей в белых халатах. Ничего особенного. Но как-то я же должен был здесь оказаться? Что же это за место?..

— Как тебя зовут? — поинтересовался я у золотистой девушки.

— Амаира, — не поворачиваясь ко мне, она коснулась ладонью стальной двери. — У тебя есть предложения, как можно открыть эту дверь?

— Возможно, — я вновь взглянул на дисплей, ткнул пальцем на иконку металлической двери. Это было очень странно, но всё так же просто. Вновь появилось отдельное окно с вопросом. Я кос­нулся кон­чи­ком паль­ца «Да», стальная дверь ушла вверх и пропала в потолке. И вместо ответов мы нашли новые вопросы…

Не гасни, уходя... - Амаира 2.jpg
За дверью, опустив голову, стоял невысокий робот-гуманоид с чёрными узорами на белом корпусе. Рисунки изображали множественные круги внутри друг друга. В высоту он был полтора метра, круглая голова, четыре пальца на руках. Он словно пробудился, когда дверь отворилась. На его белоснежном лице, если так можно выразиться, внезапно появились электронные глаза и рот голубого цвета. Робот посмотрел на нас и заулыбался.

— Наконец-то, вы пробудились, — начал он механическим мужским голосом, — прошу проследовать за мной.

Амаира тут же посмотрела на меня недоумевающим взглядом, а затем кивнула в сторону робота. Тот начал отдаляться от нас по коридору, внешне сильно напоминающему комнату, в которой мы пробудились. Не дожидаясь моей реакции, девушка пошла следом за механическим созданием. Я сплюнул на пол и последовал за ними.

Робот шёл неспешно, словно прихрамывая на обе ноги. Воздух спёртый. Временами мне казалось, что тяжело дышать.

Проходя по коридору, я слышал какой-то странный звук. Он шёл из-за стены. Как будто волны ударяли по стенам… корабля? Но звучали они иначе, словно шум ветра пронизывал помещение, внутри которого мы находились.

Впереди показалась ещё одна дверь. Она сразу же открылась перед механическим телом. Мы вошли в круглую комнату. В центре помещения стоял стол с тремя стульями. Очевидно, один из них предназначался для того мужчины, убитого собственной криокапсулой.

Кроме того, в стене комнаты стояла странная машина, напоминавшая смесь микроволновки и кофе-машины. Любопытно. Может, это агрегат для создания пищи? Надо будет к ней попозже подойти, изучить.

Робот встал у стены и указал нам рукой на стулья. Видимо, предлагал нам сесть. Это была возможность обдумать пережитое. В то же время я боялся, что Амаира распотрошит его механические внутренности прежде, чем мы узнаем ответы, но нет, она подчинилась, уселась за стол. Я присоединился, устроившись на соседнем к ней стуле.

— Что ты такое? — не сдержался я.

— Я ваш проводник, — ответил робот.

— Проводник? Куда?

— За грань вашего понимания.

— Кто тобой управляет? — Амаира подала голос, закинув ногу на ногу. Краем глаза я поглядывал на её обнаженное тело. Зачем? И сам не понимал. Что-то было в ней притягательное и отталкивающее одновременно.

— Мной? Разве это важно?

— На наших глазах убило человека, — я ударил кулаком по столу, — не говори, что ты тут не при чем.

— Вы говорите про объект 1206? Он был неисправен и подлежал ликвидации.

— В чём заключалась его неисправность?

— Он вспомнил свою другую жизнь. Он не должен был этого делать.

Другую жизнь? О чём он говорит? Что это могло значить?

— Я — клон? — это первое, что пришло мне в голову после того, что я услышал. — Это эксперимент? Может, виртуальная симуляция?

— Нет, Донателло, ты — не клон. И это не эксперимент и не виртуальная симуляция. Это выход из сложившейся ситуации.

— Я не понимаю, — положив руки на стол, словно демонстрируя чистые намерения, произнес я.

— Тебе и не нужно. Твоя цель — заглянуть в бесконечность. Только тебе это под силу. Но в этот раз правила изменились. Сыновья Безмолвия решили действовать по другому.

— Бесконечность? Сыновья Безмолвия? Чёрт возьми, о чём ты говоришь? Какого хрена тут вообще творится?! — я не мог подобрать нужные слова, абсолютно не понимал, что происходит. Слова робота ещё больше меня запутывали, отдаляли от правильного ответа, который, казалось, был рядом.

— Я говорю о тебе, Донателло. Ты — центр. Как и всегда. Твоя цель не изменилась. Просто следуй ей.

— Где мы? — не выдержала Амаира, приподнимаясь из-за стола. Её голос был грубым. Она была готова вот-вот вцепиться в механическую шею робота. Уверен, она бы не оставила от него и следа.

— Конечно, — начал робот, — я покажу, — на его правой руке открылась мини-панель. Пальцами он пробежался по нескольким кнопкам.

Стена позади робота разошлась в стороны, обнажая перед нами вид неописуемой красоты. Нашему взору предстал бескрайний космос. Но это только на первый взгляд. Гигантский квазар — самый сильный источник энергии во вселенной — разрезал пространство двумя атомными линями-рукавами. Они устремлялись в противоположные друг от друга стороны, в бесконечность вселенной. В центре космического объекта расположилась массивная чёрная дыра. Она пожирала всё, что находилось рядом, формируя вокруг себя яркий диск.

— Вот наша цель, — добавил робот, указывая на квазар.

*Автор иллюстраций: Yoon Hae

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Вт 13 ноя 2018 22:28

Глава 2. И под ногами будут звёзды
Не гасни, уходя... - Амаира 3.jpg
Я, не переставая осматриваться по сторонам, стучал пальцами по столу. После того, как нам показали гигантский космический квазар, во мне теплилась надежда, что нам расскажут, что здесь вообще происходит, задействуют для выполнения какой-то миссии. Потом мы уже просто ждали, что начнётся хоть что-нибудь. Но ничего не происходило! Абсолютная тишина.

Вместе с Амаирой мы находились во всё той же комнате, обнажившей нам вид на невероятный звездный пейзаж. Я сидел за столом, а обнаженная девушка с золотистой кожей осматривала встроенный в стену прибор, похожий одновременно на кофе-машину и микроволновку. Никакой одежды нам не выдали. Для меня, мутанта черепахи, это, конечно же, был не принципиальный вопрос. Ненужная вещь. Но вот для женщины можно было что-то и подобрать.

Временами с трудом сдерживал себя, чтобы не скользнуть по её талии взглядом, осмотреть привлекательную грудь. Странно, но никогда ранее не задумывался о чарующих тайнах женского тела. В Нью-Йорке всё время был поглощён научной работой и изучением устройства мира. Учитывая, что мы с ней принадлежим к разным видам, можно ли говорить о патологии? Нормальный ли я?

С другой стороны, что такое норма? Ведь вся моя жизнь — выживание среди людей. Пусть о нас знали немногие, но их мир был и нашим миром. Мы его часть. Образы людей, их внешность не вызывала у нас отвращение. Наоборот. Иногда, глубже погружаясь в человеческий быт, мы переставали воспринимать себя чем-то чужеродным. Становились ими. Людьми, если так можно выразиться. Ведь их культура была и нашей. Все мы жили похожей жизнью, со всеми её воинами, медия, чувством патриотизма и гордостью за тех или других людей. И Амаира, пусть и напоминавшая человека лишь внешне, визуально выглядела… «симметрично»? Забавно, в древности это слово обозначало «гармония» и «красота». Девушка нравилась мне.

Золотистая девушка поймала на себе мой взгляд, она грозно посмотрела в ответ. Мне ничего не оставалось, как резко отвернуться и уставиться на раскинувшийся за прозрачной стеной квазар. Интересно, Амаира чувствует неловкость, гуляя по комнате без одежды? Вызывает ли это у неё чувство стыда? Или в том мире, откуда она пришла, общество более открыто, не сковано правилами приличия? Размышляя об этом, я, почти не моргая, глядел на светящиеся рукава космического тела.

Невысокий робот стоял в стороне. Он, опустив голову, почти прижался к стене. Было непонятно, с нами эта машина или нет. Может, выключился?

— Эй, — обратившись к металлическому существу, я чуть приподнялся из-за стола, — ты там живой вообще?

— Нет, Донателло, — робот поднял голову, электронные глаза и рот вновь загорелись, он улыбнулся и уставился на меня, — я не могу быть живым. Ведь меня создали. Ты не почувствуешь мой пульс, внутри меня не течет кровь.

— Но ты мыслишь, — не сдержался я, — разве это не признак живого организма? Жизнь — понятие слишком расплывчатое. — Если честно, сам не знаю, зачем начал про это разговор, зачем вступил в полемику.

— Я действую лишь по заложенным в меня алгоритмам. Поступаю так, как мне говорит мой простейший код. Во мне нет ничего живого, даже если мы рассуждаем о непривычном понимании этого слова.

— Но разве живой организм поступает иначе? Да, у нас есть свобода воли. Но в то же время в наши гены заложена определенная модель поведения. Боль — это та же самая программа, чувства — импульсы мозга. Наши с тобой различия лишь в том, что я состою из органического материала, а ты — нет. Мы с тобой оба действуем по заданным алгоритмам. Что такое жизнь, если не это?

— У меня нет ответа на этот вопрос, — робот моргнул электронными глазами. Зачем они ему? Очевидно же, что они сделаны лишь для нашего восприятия, чтобы нам было с этим металлическим существом комфортнее.

— Могу задать тебе несколько вопросов? — я снова огляделся, обыскивая комнату на предмет скрытых на первый взгляд камер.

— Да, Донателло, слушаю.

— У тебя есть имя? — робот не ответил сразу. Секунд двадцать он просто молчал, я даже стал чувствовать себя неловко.

— Нет, — его глаза сделались печальными. Простейший электронный рисунок, как в глупых мультиках Микеланджело.

— Давай его придумаем вместе, — невысокий робот сначала посмотрел на меня вопросительно, а затем улыбнулся.

— Мне нравится твоя идея, Донателло, — он кивнул.

— Как тебе R2-D2?

— Если бы у меня были предпочтения, категорически бы отказался, — на этой фразе улыбнулся уже я.

— Мегатрон?

Он отрицательно покачал головой.

— Бендер?

Робот задумался. Снова последовала томительно долгая пауза. Но с другой стороны, это было весьма интересно и забавно. Я изучал его, следил за каждой электронной эмоцией. Может, знание о нём в будущем помогли бы мне достичь определенных успехов в роботостроении. Хотя, конечно, мне предстояло ещё выбраться отсюда живым, при этом сохранив рассудок.

— Нет.

— Вертер.

— Да. Меня зовут Вертер.

Серьезно? Он остановился на этом варианте? С другой стороны, это имя, как мне казалось, не было таким глупым, как остальные. Очень звучное.

— Отлично. Одной головной болью меньше, — я сделал серьезный вид. — Хорошо, Вертер, следующий вопрос. Почему я понимаю речь Амаиры? — вопрос был задан практически шёпотом, чтобы девушка не услышала. Не знаю, зачем. Наверное, не хотел привлекать её внимания. На всякий случай заглянул за спину — девушка, пытаясь разобраться в механизме машины, стукнула её ладонью. Это так… по-варварски?

— В твой и её мозг был вживлен имплант, — спокойным механическим голосом ответил Вертер. — Вы понимаете более трёх миллионов языков, свыше 15 миллионов диалектов.

Сначала мне хотелось возмутиться, мол, какого хрена. Но потом имплант показался довольно полезным устройством. Интересно, есть ли тут что-то подобное для стимуляции работы мозга, чтобы не нужно было отрываться на бесполезный сон. Надо будет уточнить, но позже.

— Хорошо. Твой ответ меня удовлетворяет. Дальше. Сколько я пробыл в криокапсуле?

Ответ последовал сразу.

— 63 земных года. Я выбрал это времяисчисление, чтобы тебе, Донателло, было удобнее ориентироваться. Надеюсь, я тебе помог.

63 года? Солгу, если скажу, что ничего не почувствовал. На самом деле эмоции, которые на меня нахлынули, можно охарактеризовать одним словом — ужас. Он охватывал моё тело неторопливо, наполняя его подобно пустой ёмкости. Внутри всё сжалось, кончики пальцев похолодели. Почувствовал удушье, воздуха катастрофически не хватало. Дыши, Донни, только дыши. Попытался сделать глубокий вдох, сделал, повторил. Воздух наполнял легкие.

— Братья… — кажется, это слово произнёс вслух. Обхватил голову руками, не понимая, что происходит. Мне хотелось кричать, с трудом подавлял в себе это желание. Я молча и неуклюже встал из-за стола, хотелось выпрыгнуть в окно. Приступ паники кулаком стучал в закрытую дверь моего сознания. Уходите! Здесь никого нет!

— Донателло, с тобой всё хорошо? — послышался механический голос Вертера. Золотистая девушка, оторвавшись от, вероятно, бытовой техники, уставилась на меня и подняла бровь. — Ты переживаешь из-за братьев? Но ведь они будут только тебе мешать. Их жизни не представляют ценности для вселенной.

— Захлопнись, кусок металлолома, — Амаира злобно процедила сквозь зубы.

— Мне нужно уходить! — я не выдержал. — Мне необходимо попасть домой! Мои братья, они уже заждались меня! Как же они там без меня были всё это время?!

Паника сорвала дверь с петель и проникла в мой разум. Хозяйничая там, она овладела мной. Грубо, подло. Я заорал во весь голос. Тело предательски поддалось дрожи.

— Этого не может быть! — подбежав к прозрачной стене, начал бить её кулаками. От первого сильного удара кожа на костяшках лопнула. Рана налилась кровью.

— Донателло, это бесполезно, — Вертер подал голос, — эту стену невозможно разбить. И если тебе станет легче, это не стекло.

Его слова не доходили до моего разума. Как будто я их не понимал, они терялись в бушевавшем в голове шторме. Сливались с шумом. Мастер, пожалуйста, спасите меня! Я должен вернуться! Перед глазами застыли лица братьев. Каждый улыбался в свойственной ему манере: сдержанно — Леонардо, широко — Микеланджело, с издевкой — Рафаэль. Родные. Любимые. Братья. Пожалуйста. Не оставляйте меня! Каждое слово клеймом выжигалось в сознании.

Внезапно почувствовал легкое касание — Амаира прижала тонкие пальцы к моим вискам. Я ощутил её присутствие внутри головы. Девушка хладнокровно расправлялась с паникой, беспрепятственно до этого надругавшейся надо мной. Бушевавший шторм начал затихать, Амаира читала мысли, разделяла со мной печаль. Её нежный образ, возвращая покой, заменил перед глазами лица братьев…

…Тишина и покой. Полное умиротворение. Штиль сменил шторм. Казалось, моё тело, расстелившись на водяной глади, качалось на крошечных волнах. На ребристой спине моря отражалась ярким светом луна. Страха больше не было…

…Она читала мои мысли, я погрузился в её. Пусть девушка и не подавала вида, но она была испугана. Боялась неизвестности, страшных тайн, таившихся в чёрном космосе. Неизвестность пугала её. И несмотря на первые мгновения нашего знакомства, сейчас она искренне хотела мне помочь. Я чувствовал это. Ясно и отчетливо.

Обернувшись к Амаире, не смог сдержать слёз. Девушка распахнула руки, принимая меня в объятия и прижимая к груди. Когда я последний раз плакал? Наверное, никогда. Но тут меня прорвало. Она точно что-то сделала со мной. В обычной ситуации я бы ни за что не пустил и слезинки. Но в этот миг ощутил, как что-то внутри надломилось. Искренняя радость наполняла меня. Чувствовал себя живым. Вновь. Это сила её терапии? Сейчас это уже было неважно. Невыносимый груз, больно давивший на сердце, исчезал.

Оторвавшись от обнаженной груди, заглянул в ярко-красные глаза девушки.

— Спасибо, — я тихо поблагодарил её.

Она с пониманием кивнула. После того, как Амаира заглянула в мои мысли, мы стали одним целым. Моя боль, страх и гнев прошли через неё. Это имело и обратный эффект. После этого нельзя относиться друг к другу, как прежде. Мы больше не испытывали неприязнь, наоборот — симпатию. Всё изменилось. По крайней мере, мне так казалось.

Мы как-то неловко, как будто стесняясь этого, сделали шаг назад. Тем не менее спокойствие полностью охватило моё тело.

— Возможно, вы проголодались, — как же вовремя, Вертер. Мы, глупо улыбаясь, молча кивнули.

Уселись за один стол. Пугающая правда уже не пугала. Пока. Адреналин, дофамин, серотонин и эндорфин смешивались в едином танце. Я испытывал радость и прилив сил. Был окрылён, был… влюблён? Нет, этого не может быть. Не верю. Это всего лишь химическая реакция организма. Вновь задумался о заданных алгоритмах, простейшем коде поведения…

Хмыкнув, вновь уставился на пейзаж за прозрачной стеной. Наш корабль, казалось, замерев на месте, плыл по бескрайним просторам космоса. Сияющие ярким светом звёзды погрузились в сиреневую туманность. Она подобно руке расправляла пять длинных пальцев. Словно длань господня. Невероятное зрелище.

Через минут десять Вертер, вытащив из той машины, которую ранее осаждала Амаира, две тарелки, подал еду на стол. Сплошное пюре цвета детской неожиданности. На вид не очень приятно. Но можно ли было ожидать что-то иное, особенно после того, как провалялся в криокамере полвека? Вряд ли. Мой желудок не смог бы пока переварить твёрдую пищу.

Зачерпнув ложкой содержимое тарелки, положил пюре в рот. На вкус не так плохо, как я думал, что-то между яблоком и апельсином. Распробовав, мне даже понравилось.

— Вертер, — оторвавшись от поедания «завтрака», серьезным тоном произнес я.

— Да, Донателло?

— Почему вы меня похитили? Почему я так долго пробыл в криокапсуле?

— Донателло, ты рассуждаешь слишком приземлёно. Слишком просто. Всё, что с тобой сейчас происходит, намного важнее того, что ждет тебя дома. Важнее твоего мира. Твоей реальности.

— Моей… что? О чём ты говоришь, Вертер? О какой реальности идет речь?

— Обо всех.

Снова загадки. Меня это уже откровенно начинало выводить из себя.

— Давай выкинем его в открытый космос? — обратилась ко мне Амаира, втыкая вилку в пюре.

— Я понимаю твою озадаченность, Донателло, — добавил робот, опережая мой следующий вопрос, — но я не могу рассказать тебе больше. В прошлый раз это привело к уничтожению целой вселенной. В этот раз Братья Безмолвия не хотят рисковать. Ты всё узнаешь. В своё время.

Откинувшись на спинку стула, я не отрывал взгляда от Вертера. Внимательно анализировал каждое его слово. Реальность. Вселенная. Уничтожена. В голове сразу же рождались теории, а вероятный ответ пугал и восхищал одновременно.

— Ты хочешь сказать, что речь идёт о параллельных мирах? — мне хотелось добавить, но нас перебил внезапный шум. Что-то металлическое упало на пол. Где-то… за стеной? Неужели тут всё-таки есть кто-то кроме нас?

Я резко поднялся. Быстрым шагом направился к голой стене по правую сторону от машины по готовке еды. Коснулся ладонью, словно пытаясь уловить нечто невидимое за стальной преградой.

— Донателло? — Вертер либо притворялся, либо на самом деле не услышал подозрительного шума. Я не стал заострять на этом внимание, откровенно мне было не до него.

Почувствовал легкий сквозняк, услышал тихий его шёпот. Кончиками пальцев нащупал щель. Внимательно присмотрелся, прижался ближе. Провёл рукой вдоль щели, в голове рисуя контур люка — полтора метра в высоту. Вентиляция? Или проход в другие отсеки корабля? Не проверю, не узнаю.

Наконец-то нащупал вдавленную в стену ручку. С первого взгляда заметить её было довольно сложно. Зацепился за неё двумя пальцами и резко потянул на себя. Створка щёлкнула, отошла в сторону и ушла вверх, обнажив передо мной узкий проход. Мизерные продолговатые лампочки, расположившиеся на стенах, почувствовав чужое присутствие, поочередно загорелись и залили туннель голубым сиянием.

— Ты нашёл, как сбежать с этой посудины? — я почувствовал кожей шеи дыхание Амаиры. Она стояла за спиной, практически вплотную прижавшись ко мне.

— Разве ты не слышала этот «стук»? — посмотрел за спину — золотистая девушка почти лежала на моей спине. В этот момент я впервые пожалел, что карапакс наименее чувствительная часть тела.

— Слышала. Хочешь, я пойду первой? — я хотел было отрицательно покачать головой, но Амаира, хлопнув меня по плечу и отодвинув в сторону, вошла внутрь туннеля. Она даже не напряглась.

— Ну как скажешь, — пожал плечами и проследовал за ней. Вертер молчал, оставаясь на месте и провожая нас взглядом.

Мы, согнувшись, тихо продвигались вперёд. Надо заметить, вид передо мной открывался очень соблазнительный. Опять поймал себя на мысли, что её тело притягивает меня. Может, инопланетянка вырабатывает определенные феромоны, влияющие на мозг? Ведь она уже продемонстрировала невероятные телепатические способности. Могут ли у неё остаться ещё какие-нибудь фокусы? Снова начал считать — помогает отвлечься.

Шли по туннелю долго. Около десяти минут. Этот корабль явно не казался маленького размера, и нам лишь показали его малую часть. Интересно, насколько он большой?

Внезапно девушка встала на месте, я чуть не врезался в её… спину.

— Эй, что случилось? Что ты видишь? — попытался высмотреть что-то впереди за Амаирой, но безуспешно.

— Здесь туннель раздваивается, — сухо ответила она. — Разделимся?

— Это не очень разумная идея, как мне кажется. Поодиночке с нами легко справиться, если вдруг ситуация обернётся неблагоприятным образом.

В ответ девушка уставилась на меня, демонстративно фыркнула и, не спрашивая, в какую сторону следует нам идти, повернула налево. Ну что за характер у этой дамочки? Недовольно пробурчав себе под нос, двинулся следом.

Вновь продвигаясь дальше, до слуха добрался протяжный скрежет. Он шёл откуда-то снаружи что ли. Словно что-то неизвестное касалось корпуса корабля там… в открытом космосе. Бесконечном, холодном и пугающем. Где никто не услышит твой крик. Может, мы попали в астероидное поле? Или нас подхватил космический ветер?..

Спустя ещё несколько минут мы наконец-то попали в большую просторную комнату. Прямо перед нами в метрах десяти возвышалась двухстворчатая дверь, в противоположных друг от друга её концах вырисовывались маленькие прямоугольные иллюминаторы. Мягкий свет небесного тела, расположившегося относительно неподалеку, на секунду наполнил собой помещение, а затем исчез. Комната вновь погрузилась в объятия тусклого освещения. Корабль вращается? Или только его часть?

Мы продолжили осмотр. Слева от нас стояли с прозрачными стенками две закрытые комнатки, похожие на душевые кабинки. Заметил внутри них прикрепленные к стене дисплеи. Справа — закрытая стальная дверь.

В этот момент я почувствовал, как внутри в непростой битве сошлись страх и любопытство. Трусливая моя сторона требовала вернуться к Вертеру. Нет, не поймите меня неправильно — я не трус. Просто здесь всё иначе. Слишком много тайн, открытый космос и простой мутант, затерянный во времени и… пространстве? Однако это ничто по сравнению с моей второй натурой. Я — учёный. Мне часто приходится пересиливать чувство страха, поддаваясь любопытству. И этот раз не стал исключением.

Амаира, почти на цыпочках, чего-то опасаясь, подошла к двухстворчатой двери. Она очень женственно убрала за ушко волосы, надоедливо мельтешившие перед глазами, прижала обе ладони к холодному металлу, поджала губы и заглянула в иллюминатор. На чёрном полотне раскинулись мириады светящихся точек. Амаира выискивала что-то необычное, что-то нам ранее невиданное. Ответы на незаданные вопросы…

Про себя улыбнувшись, зашел в самую ближайшую кабинку. Увидел горизонтальный поручень на противоположной от выхода в космос стенке. Странно, что не заметил его сразу, а только сейчас. Не стал придавать находке особого значения, коснулся дисплея. Монитор почти сразу загорелся…

— Они отняли меня у братьев! — внезапно послышался чей-то мужской хриплый голос.

Створки двери, пропадая в стене, за долю секунды разъехались в стороны. Амаиру в тот же миг с силой дернуло вперёд, прямо в открытый космос. Я, стукнувшись плечом о прозрачную перегородку кабинки, инстинктивно схватился за поручень, и только он меня спас в первый момент. В противном случае меня выкинуло бы следом за девушкой.

Страшный гул, завывая, заглушал все посторонние звуки в помещении. Сконцентрироваться в такой обстановке оказалось крайне тяжело. Я пока держался, с трудом подавлял в себе желание броситься за Амаирой. Но это никак бы ей не помогло. Будь она человеком, то умерла бы в космическом вакууме через одну-две минуты. Но ведь она не с Земли, а значит, возможно, времени в запасе у неё больше. Я должен её спасти!

Борясь с сопротивлением, скрипя зубами, вытянул к дисплею одну руку. С большим трудом. Тут же появилось окно с надписью «активировать защитный костюм?». Не раздумывая, нажал на кнопку. Вход в кабинку полностью захлопнулся, я немного даже расслабился. В это же время в полу раскрылось маленькое отверстие, секундой позже оттуда выполз чёрный рой маленьких шариков. Каждый из них в диаметре не превышал больше трёх миллиметров. Они, соединяясь между собой, плотно прилипали к моей коже. Чёрная масса поднималась по ногам, формируя начало костюма. Затем — туловище, тысячи крошечных шариков расползались по руке, замыкаясь на пальцах. Финальный штрих — подобие маски на голове.

Чёрная масса не стала проникать внутрь тела, сформировав лишь защитный костюм. Однако я чувствовал, как мой мозг получает очень слабые, еле щекочущие, электрические импульсы. Сверхтехнологичная одежда подсказывала мне, как ею управлять. Ощущал полную непроницаемость, легкие наполнялись свежим воздухом, вырабатываемым костюмом…

Кабинка вновь открылась. Не теряя больше времени, я вынырнул наружу. Тело поддалось мощному порыву, и меня швырнуло в открытый космос. Руки по швам, ноги прижал друг к другу. Тело быстро набирало нужную скорость и траекторию полета. Костюм, словно читая мои мысли, нарисовал перед взором электронный прицел, он сразу же навёлся на Амаиру. Над ним показался полупрозрачный таймер, отсчитывавший время до столкновения с девушкой, — четыре секунды. Это время растянулось на целую вечность.

В этот момент я даже не думал, чтобы посмотреть в сторону. Наоборот — не отводил взгляда от стремительно приближавшейся Амаиры. Она, держась за шею, пыталась ртом выцепить воздух. Оказавшись в условиях, непригодных для жизни, впадая в приступ паники, наше тело пытается повторить заученные жесты, выполнить известные функции. И это ничего, что в космическом вакууме нет кислорода. Телу на эти доводы плевать, оно просто пытается выжить.

Амаира уже близко. Я вытянул вперёд руки, наготове. Ещё чуть-чуть. Почувствовал, как костюм, вырабатывая электрические разряды, начал замедлять скорость. До столкновения оставались считанные доли секунды. Крохотные шарики поглощали пот. Ловко обхватив девушку так, чтобы не причинить ей вреда при столкновении, смещая центр тяжести, прижал её к груди. Мы закружились в танце…

Костюм сам подсказывал, что делать дальше. Я прижал ладонь к лицу Амаиры. Часть чёрной массы перчаткой слезла с руки и обхватила голову девушки. Краем глаза заметил, как её грудь начала вздыматься, она снова задышала. С облегчением выдохнул. Это было крайне напряженно.

Мороз обжёг оголенную руку, не позволив мне расслабиться окончательно. Во всей этой суматохе я чуть не забыл о температуре за пределами корабля. Если прикинуть, в открытом космосе сейчас было приблизительно минус 270 градусов по Цельсию. Да, тело долго не выдержит в подобных условиях, но и не умрет мгновенно, как это любят показывать некоторые «научно-фантастические» фильмы. Но хватит ли времени, чтобы вернуться обратно?

К счастью, думать об этом мне не пришлось. Маленькие шарики делились подобно клеткам организма, самопроизводили себя, закрывали пробелы. Оголённая ранее рука снова находились под надежной чёрной защитой. Невероятно продвинутая технология.

Амаира, тоже полностью облаченная в технологичный защитный костюм, положила мне голову на плечо, я крепче прижал её к себе.

— Не отпускай меня больше, — послышался голос девушки в передатчике. Костюм и такое может? Хотя, конечно, на фоне того, что уже произошло — это сущая мелочь.

— Не буду, — тихо ответил я. Два тела, с ног до головы покрытых чёрной массой, сплелись в единое целое, застыли в объятии бесконечной вселенной. Чувствовал биение её сердца, костюм усиливал тактильные ощущения. Она провела кончиками пальцев по моей щеке, по коже пробежали мурашки…

И вновь я не успел придумать план нашего возвращения на корабль, как засуетились крохотные шары защитных костюмов. Видимо, они обладали общим искусственным интеллектом, принимавшим за них нужные решения. Костюмы то со стороны ноги, то со стороны туловища высвобождали определенное количество неизвестного мне вещества. Направление постоянно корректировалось, общий разум явно желал вернуть нас обратно. Мы довольно быстро, но не так стремительно, как минуту назад, почти плыли в сторону открытого помещения, откуда нас ранее выкинуло.

Наконец-то рассмотрел корабль. Я, конечно, догадывался, что он большой, особенно, когда мы передвигались по туннелю, но его истинные размеры в сотни раз превзошли все мои смелые подсчеты. Судно было не просто большим, оно было огромным. Сотни квадратных километров. Грубые контуры, тысячи шлюзов, отдельные части корабля находились в постоянном вращении. Падающий от квазара свет переливался оттенками голубого на сером корпусе.

Кому понадобился такой огромный корабль? А главное — для чего? Однако разгадать этот ребус сразу мне не выпала возможность. Мы, вернувшись через открытый проход, вновь оказались внутри судна.

В помещении господствовала тишина. То, что не смогло выкинуть в открытый космос ранее, свободно парило по комнате. Это и откуда-то появившаяся пыль, и какой-то ящик, скованный прикрепленной к полу цепью. Видимо, она не дала ему вынырнуть следом за нами.

По левую руку от себя заметил в стене рычаг, почти у самой двери. Раньше его точно не было. Наверное, появился автоматически после открытия шлюза. Подошёл к нему, дернул вниз. Двухстворчатая дверь тут же захлопнулась, почти сразу включилась искусственная гравитация. Всё, что до этого мирно парило в невесомости, рухнуло на пол.

Створки зашумевшей вентиляции у основания потолка раскрылись, запуская в комнату воздух. Уровень кислорода быстро возвращался в пределы нормы.

Неожиданно крохотные чёрные шарики, сползая с тела, посыпались на пол. Они стали стремительно разлагаться. Вероятно, за счет поглощения кислорода. В нос ударил резкий запах гнили. Однако небольшая их часть браслетом застыла на правой руке. Видимо, снова оказавшись в открытом космосе, защитный костюм можно будет активировать повторно. Так даже лучше.

Я посмотрел на вновь обнаженную Амаиру. Она с любопытством рассматривала чёрный браслет на руке.

— Ты в порядке? — окликнул её. Она подняла взгляд, устало посмотрела на меня, затем улыбнулась и кивнула в ответ.

Убедившись, что жизни девушки ничего сейчас не угрожает, я решительно зашагал в сторону закрытой двери. Мы здесь не одни. Это абсолютно точно. В память врезалась кем-то брошенная фраза про братьев. У меня были догадки, и они меня откровенно пугали. Но я должен их проверить лично.

Как только дверь пропала в потолке, почти сразу же заметил чью-то тень в конце коридора. Она резво свернула за угол. Я почти в тот же миг рванул следом, устремляясь к заветной цели. Несмотря на слабость после длительного сна в криокапсуле, мое тело постепенно приходило в себя. Самочувствие улучшалось с каждым часом.

Быстро преодолев расстояние, завернул за угол, где ранее скрылась таинственная фигура. Искать долго не пришлось, ответ на мой вопрос нашёлся сразу. Впереди показалась чужая спина. Точнее карапакс. Сердце забилось чаще. Я вскинул руку и схватил за плечо злоумышленника, пытавшегося выкинуть нас в космос. Антропоморфная черепаха-мутант, развернувшись ко мне лицом, вытаращил безумные глаза и захохотал.

— Какого хрена?! — не сдержался я, осматривая безумца. Высохшие мускулы, дряблое тело, морщины на лбу, повсюду пигментные пятна. Но, даже несмотря на глубокую старость, его черты лица казались мне до боли знакомыми. — Донателло?

— Да-да-да, — быстро заговорил старик. Он до боли вцепился пальцами мне в руку. — Они похитили меня, заставили заглянуть в Глаз Сибуллы. Там я увидел будущее своих братьев. Будущее, в котором меня не было.

— О чем ты говоришь?! — попытался вырваться, но он только сильнее схватился за меня.

— Ты не должен заглядывать в Глаз Сибуллы, — старик посмотрел на меня. — Он выворачивает твоё нутро. С ним нельзя совладать. Ты не сможешь. Лучше просто покончи с этим здесь и сейчас. Ещё не поздно. Некоторые так и поступали до тебя — прыгали в открытый космос и засыпали вечным сном. Без боли, без лишних слов. Подумай об этом! Это не самый плохой вариант для тебя!

— Ты безумен!

— Ты не понимаешь! Я видел, как Ч’релл вернулся на Землю, он привел за собой стальной легион Караи! Планета пала к его ногам. Братья разобщены и потеряны. Если бы я оказался рядом, Лео не лишился бы зрения, а Майки — руки. Мастер Сплинтер был бы жив! Я всё это пропустил, оставался всё это время здесь! Нет пути назад! Запомни это! — на его глазах проступили слезы.

Я отрицательно покачал головой, отказывался принимать это за веру. Кто такой Ч’релл? Кто такая Караи? Глаз Сибуллы? О чём он вообще говорит? Осознание происходящего приходило с явным опозданием, но клубок загадок начинал распутываться. Передо мной, вероятно, стояла не просто моя копия из другого временного отрезка, а Донателло из другой реальности.

— Братья Безмолвия ответят мне за это! — злобно процедил сквозь зубы обезумивший старик, отпуская меня. — Ответят за погубленные судьбы!

Донателло продолжал что-то говорить, но его слова тонули в болоте разума, так и не дойдя до меня. Я, наконец, огляделся. На меня напал ужас. Резко. Чувствовал, что снова не могу оказать ему сопротивление. Колени задрожали.

— Что здесь происходит?! — услышал голос Амаиры. И только сейчас я начал осознавать, куда попал.

Мы находились в огромном помещении с очень высоким потолком — навскидку метров десять. Зал в пять рядов заставлен криокапсулами. Казалось, им не было конца. Они вереницами уходили куда-то вдаль, на несколько километров вперёд. Край помещения невозможно было рассмотреть. Однако не это меня напугало. Во всех капсулах, что получилось зацепить взглядом, спали мои копии. Сотни, а то и тысячи ждавших пробуждения Донателло…

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Сб 01 дек 2018 18:20

В первую главу была добавлена обложка и иллюстрация к главе от Yoon Hae. Огромное ей спасибо!

Не в сети
Аватара пользователя
ученик ниндзя
Сообщения: 98
Зарегистрирован: Чт 22 ноя 2018 11:29
Имя: Yoon-ah
Откуда: WA
Благодарил (а): 62 раза
Поблагодарили: 72 раза

Не гасни, уходя...

Сообщение Yoon Hae » Сб 01 дек 2018 21:14

Из всех историй эта — моя любимая. Может, потому что романтизму добавили, а может, это все красота атмосферы и космоса (когда-то я мечтала астрономией заниматься:)) Здесь всего хватает: загадки, тайны, закрученный сюжет, ещё и обнаженная девушка-инопланетянка :thumbsup: <3
Спасибо Fest-sonbe за эту вдохновляющую работу)

FEST,
Огромное пожалуйста! Чувствую себя теперь крутым парнем 8)

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Сб 01 дек 2018 21:32

Yoon Hae писал(а):
Сб 01 дек 2018 21:14
Здесь всего хватает
То ли ещё будет;) Спасибо за комментарий))

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Пт 04 янв 2019 21:23

Во вторую главу была добавлена иллюстрация от Yoon Hae. Огромное ей спасибо!

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4928
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 328 раз
Поблагодарили: 248 раз
Контактная информация:

Не гасни, уходя...

Сообщение LEA » Сб 05 янв 2019 0:27

Йун, красотка!!! Очень эффектно смотрится) И безумно красиво дополняет картинку, созданную Фэстом!
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

Не в сети
Аватара пользователя
ученик ниндзя
Сообщения: 98
Зарегистрирован: Чт 22 ноя 2018 11:29
Имя: Yoon-ah
Откуда: WA
Благодарил (а): 62 раза
Поблагодарили: 72 раза

Не гасни, уходя...

Сообщение Yoon Hae » Сб 05 янв 2019 13:44

FEST,
Огромное пожалуйста! :)

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Сб 09 фев 2019 23:16

Глава 3. Два взгляда в бесконечность

Мне неведомо, кто здесь друг, а кто враг,
Больше нет того прежнего мира,
Впереди только космос, безмолвие, мрак
И, конечно же, ты, Амаира. (с) Vivunt Cinere

Не гасни, уходя... - 8RXwfGKKQHs.jpg
Не гасни, уходя... - Квазар.jpg
Бездна. Холод, подобно жидкости, обволакивает моё тело. Кончики пальцев немели. Мир уходил из-под ног. Казалось, что вот-вот рухну на холодный пол. Снова. Как в первый раз после пробуждения. Внутри всё сжималось, и так почти пустой желудок скрутило. Его содержимое, что было приготовлено ранее Вертером, грозилось меня покинуть. Оставить наедине с наполнявшим душу ужасом. Страх острым копьем пронзал всё моё естество.

— О чертоги Балакира, что это такое?! — позади меня послышался знакомый, слегка грубый голос Амаиры.

Действительно, что всё это значит? Сотни, а то и тысячи криокапсул полотном накрыли огромный зал. Я шагнул вперёд, кажется, с раскрытым ртом. На фоне звучал голос старика, отдаленно напоминавшего меня. В далеком будущем. Неужели я стану таким же сумасшедшим, как и он? Хотя теперь у меня не было уверенности, что я проживу ещё хотя бы день.

Выживший из ума пожилой Донателло, не переставая, продолжал тараторить какой-то откровенный бред. Глаз Сибуллы? Что это могло бы быть? Какой-то древний артефакт, прям как в фантастических видеоиграх Микеланджело? Или же это угрожающий квазар, нарисовавшийся за той прозрачной стеной? А может, это нечто, находящееся за гранью обыденного понимания? Оно непостижимо простому смертному. Вопросы, как обычно, только рождались, но ответы не хотели выходить на свет, растворяясь во тьме.

— Донателло? — снова её голос. Но он шёл фоном. Развернувшийся передо мной пейзаж уводил сознание за горизонт реальности. Я просто не мог поверить глазам. Отказывался. Что это всё могло бы значить?

Я, преодолевая страх, ближе подошел к одной из криокапсул. Прозрачная поверхность слегка покрылась мелкими кристалликами льда. А ведь здесь действительно было довольно холодно. Но какой в этом смысл? Ведь капсулы сами регулировали нужную температуру внутри. Или же корабль просто экономил энергию, уделяя большее внимание другим отсекам. От этих мыслей у меня начала болеть голова. Мозг словно распух. Я прижал пальцы к виску, начал массировать. Игнорировал чужие голоса. Что-то мне становилось дурно. В глазах темнело. Что такое?..

Ноги отказались меня держать, и тело качнулось вперёд. Ещё бы чуть-чуть, и я бы столкнулся лицом с поверхностью криокапсулы. Но от этого меня спасла всё та же Амаира, вовремя подхватившая за руку.

Подобно пьяному я попытался за что-нибудь ухватиться свободной рукой, но вышло, мягко скажем, далеко неидеально. Хотя, как на это посмотреть… В какой-то момент меня развернуло и, видимо ничего лучше не придумав, я положил трехпалую ладонь на обнаженную грудь Амаиры. Её соски на холоде затвердели.

Вышло крайне неловко. Но по какой-то неведомой причине я сразу руку с её груди не убрал, а вместо этого лишь поднял глаза на лицо золотистой девушки. Признаюсь, ждал реакции. Она с недоумением посмотрела на меня в ответ. В какой-то момент я даже испугался — рука-то у неё всё-таки тяжелая.

— Что? — вопросительно сказала Амаира. — У меня что-то с лицом? — она собрала глаза в кучу, видимо, пытаясь что-то разглядеть на носу.

Сказать, что в этот момент испытал удивление, ничего не сказать. И удивление вызывало не только реакция инопланетянки, но и моя собственная. Я не испытывал ни стыда, ни даже мук совести. Мною двигало непокорное любопытство. Антропоморфный черепаха-мутант лапает инопланетянку за грудь (я даже чисто ради научного интереса пару раз её сжал), а той, похоже, абсолютно плевать. Ни злобного выражения лица, ни угроз немедленной расправы. Ничего. Тишь да гладь.

— Эмм… — замялся я, — тебя ничего не смущает? — её грудь всё ещё находилась в моей ладони.

— Ты что, головой ударился? — уже недовольно буркнула Амаира. — Меня ничего не смущает, но ведёшь ты себя страннее обычного.

— Тебя не напрягает, что я случайно коснулся твоей груди? — наконец-то мне хватило ума убрать ладонь в сторону. Я её тут же отвел за спину. На всякий случай, чтобы не сломала.

Амаира сохраняла абсолютную безмятежность. Это вызывало во мне противоречивые чувства. Я был одновременно испуган и восхищен. И в то же время меня вело любопытство. Мне хотелось изучить её… душу и тело. Проникнуть в самые потаенные уголки сознания девушки. Узнать всё, найти ответы на имеющиеся вопросы. Хотя бы касаемо её.

— Я даже не знаю такого слова «напрягает», — Амаира, уже явно раздраженная происходящим, отпустила мое плечо. — Ты начинаешь меня злить. Что не так с моей грудью?

— Она идеальна, — тут, наконец-то, мои щеки налились краской, пришло запоздалое чувство панической растерянности. — Просто, как бы это сказать, я вторгся на вражескую территорию без официального приглашения.

Девушка тяжело вздохнула, посмотрела на меня с явным сочувствием и добавила: — На планете, откуда ты родом, все такие озабоченные?

— Я там не был уже много лет. Может, уже что-то и изменилось, — прозвучал задумчивый ответ с моей стороны. Внутри всё сжалось. Нахлынула грусть. Смогу ли ещё вернуться домой? Увидеть родных? Мысли вгрызались в сознание.

— А куда, собственно, делся старик? — Амаира оглянулась по сторонам. Обезумевший двойник просто исчез. Ещё минуту назад он не затыкался, а теперь его и след простыл. В помещении стояла мёртвая тишина. Казалось, заложило уши.

Неожиданно раздался протяжный металлический стон. Он эхом пронесся по помещению. Словно нечто завыло за стенами корабля. Я краем глаза уловил тревожный взгляд Амаиры. Она смотрела на меня, ожидая реакции на свой вопрос. Но смогу ли я найти ответ?..

— Ты чувствуешь? — Амаира покосилась на пол и вслушивалась в каждый лишний звук.

— Чувствую что? — в этот момент стало как-то не по себе. Чувство страха, плетя паутину, обвивало тело.

— Корабль. Он двигается. Очень быстро.

— Двигается? — я вопросительно посмотрел на Амаиру. — Это же гигантский космический корабль. Он и должен двигаться.

Свет красных фонарей, разрезая пространство помещения, показался где-то в стороне. Что-то стальное, въедаясь в сознание скрипом, передвигалось в десяти метрах от нас. Разглядеть силуэт существа из-за выстроившихся в ряд криокапсул не представлялось возможным.

Амаира схватила меня за кисть и резко потянула на себя. Я от неожиданности теперь уже лицом влетел в её грудь. Более мягкого столкновения и пожелать нельзя. Тупая боль в правой руке не заставила себя долго ждать. Обхватив мой карапакс, девушка с силой прижала к себе.

— Тихо, — опережая вопрос с моей стороны, осторожно произнесла Амаира. Скрежет железа и цоканье по полу звучали где-то совсем рядом. Источник звука становился все ближе и ближе. С каждой секундой всеми фибрами я всё отчетливее ощущал чужое присутствие, и в то же время всё не решался оторваться от женской груди. Вместе с металлическим стуком до моего слуха доносилось биение её сердца. «Тук», говорило оно со мной шёпотом. Оно забилось быстрее, затыкая мое любопытство и останавливая желание обернуться в сторону неизвестной угрозы.

Неведомое создание, так и оставаясь звенящим ужасом за спиной, прошло мимо. Устрашающий звук металла становился всё дальше.

Но страха не было. Эмоции, нахлынувшие на меня, были совсем иными. Ощущал горячее дыхание Амаиры, кожа покрылась мурашками. Странно, я даже не заметил, как обнял инопланетную девушку в ответ, сильнее прижался к ней. Кажется, она почувствовала это.

Её сердце забилось ещё быстрее. Оно словно вновь разговаривало со мной, пыталось что-то донести. Внутри холодело. Странное и непонятное чувство. Вынудив себя поднять взгляд и оторвать лицо от груди Амаиры, увидел её лицо. Она провела тыльной стороной ладони по моей щеке. Очень нежно. Мы, не отрываясь, смотрели друг на друга. Растворялись. В этот момент таинственный зал, набитый криокапсулами с другими Донателло, перестал для нас существовать.

Кончики пальцев на ногах немели. Что нужно делать в этой ситуации? Как обычно поступают? Странное, необъяснимое влечение к Амаире толкало меня вперёд. Может, стоит сделать первый шаг? Она, вероятно, почувствовав мою растерянность, игриво засмеялась. Неужели я выглядел так нелепо? Давай же, Донателло, ты должен сделать это!

Я, надеясь на успех, подался вперёд. Зачем? Это же нерационально! Вновь поступаю подобно Рафаэлю. Где же ты, брат, когда так нужен? Думаешь, у него получилось бы лучше? Что за глупые мысли приходили мне в голову в этот… ответственный момент?

— Это не нужно, — она, поняв, чего добивается одержимый ею мутант напротив, остановила меня пальцем, приложив его к губам. Трудно описать спектр эмоций, обуявших мой разум в этот момент. Разочарование, обида и откровенный стыд. Что же я натворил?
— Успокойся, — добавила Амаира. Неужели у меня всё так ясно написано на лице? Мне хотелось провалиться на месте, исчезнуть навсегда. Какой же это позор.

На её лице вновь нарисовалась игривая улыбка. Она что, читает мои мысли? Инопланетная девушка подушечками пальцев коснулась моего виска, точно так же, как в прошлый раз, когда мной подло овладела паника. Реальность переставала существовать…

…Я чувствовал дыхание космического ветра. Мириады звёзд, поддаваясь страсти, взрывались в бесконечном цикле. Бескрайний космос принял нас в свои объятия, позволяя раствориться в нём. Вознеся наши тела к божественному началу, он даровал бессмертие. Время перестало иметь значение. Секунды, минуты, часы и дни проносились мимо. Мы стали частью вечности. Живые и нагие мы растворялись вновь… в холодном отражении луны, в бескрайних океанах тьмы.

Мои движения выдавали волнение. Они были неуверенными, отрывистыми. Происходящее пугало. Где мы?..

— Не бойся, — касаясь моей шеи тонкими губами, произнесла Амаира. Мы, прижавшись друг к другу, парили в невесомости, практически замерли во вселенской бесконечности.

— Я не боюсь, — вся эта ситуация казалось откровенно странной. Это моя обязанность успокаивать её, а не наоборот. Почему с ней всё иначе? Почему рядом с Амаирой чувствую себя слабым и беззащитным? Она подчиняет. От имени вечности. Что со мной происходит?

Она проникла внутрь меня. Знала обо мне всё. Я был полностью беззащитен перед нею. Перед её величием. В едином порыве наших губ мы стали одним целым. Неразделимым.

Касаясь гладкой золотистой кожи руки шершавыми пальцами, впитывал эмоции инопланетянки подобно губке. Они заряжали потоком внеземной энергии. Амаира откинула голову, я тут же прильнул к её шее. Кровь в ней пульсировала. Девушка впилась пальцами в карапакс, ещё сильнее прижимаясь ко мне.

— Не останавливайся, — нежный тихий шепот ласкал слух. Она провела ладонью по моей жилистой руке, очерчивая контуры выступающих мышц. Затем прижалась щекой ко лбу.

— Не буду, — сжал её бедра. Движения плавные, без резких рывков. Поймал на себе её томный взгляд. Она прикусила губу.

Мы растворялись в сумраке бессмертной темноты. И мрак застыл, и свет погас. Но виден образ Амаиры. Он как путеводная звезда. Время тлеет, страсть пылает в нескончаемом закате.

Девушка, струясь солнечным ветром в моих объятиях, рычала яростью сотен звёзд. Она дрожала. Всем естеством я ощущал, как тепло, грозясь вырваться наружу, растекается по всему её телу. Оно тонуло в напряжении. Вспышка. Ближайшая яркая звезда замерцала кровавым всполохом…

…Открыл глаза. Амаира, погладив пальцами мой висок, не спеша отвела руку. Мы снова стояли посреди огромного зала с криокапсулами. Мёртвая тишина, как и прежде, залила помещение. Словно между мной и Амаирой ничего не произошло. Ведь было же что-то? Неужели это был всего лишь сон? Разыгралось воображение? Нет, всё было слишком реально, чтобы прикинуться фантазией.

— Какой же ты глупый... но такой милый, — снова этот игривый смех Амаиры. Она прикрыла ладонью рот.

— Что это было? — спросил я, озадачено оглядываясь по сторонам и пытаясь осознать произошедшее.

— А на что это было похоже, по-твоему? — она положила мне ладонь на плечо. По телу пробежала дрожь. Это страх?.. Нет, это трепет.

— На фантазию… очень реальную фантазию, — мой голос звучал неуверенно.

— А что, по-твоему, реальность?

— То, что я могу почувствовать, — уверенность несокрушимым гласом наполняла меня — То, что происходит со мной здесь и сейчас.

— Всё, что между нами было, реально. Мы чувствовали друг друга, каждое наше касание. Это было с нами здесь и сейчас. Разве это не реальность? Какая разница, в каком измерении это происходило? Внутри нашего сознания, ставшего единым целым, или здесь? — последнее слово Амаира выделила повышенным тоном.

Не оставив мне время на подготовку ответа, инопланетянка подошла вплотную. Она смотрела на меня сверху вниз, почти нависала надо мной. Вновь ощущал тепло её дыхания. Взгляд Амаиры был надменным, словно я для неё какое-то неразумное существо. Может, она меня так всегда и воспринимала?..

— Если тебе от этого будет легче, — с долей обиды в голосе начала Амаира, — я могу отдаться тебе здесь и сейчас. Только скажи.

— Пожалуй, на это у нас с тобой нет времени, — внезапный громкий звук оторвал нас от интимного разговора. Я резко обернулся. Металлический спрут, буравя нас красными огнями фонарей-глаз, резко дернулся в нашу сторону. Его щупальца, угрожающе чеканя шаг, вонзались в пол.

Надо было что-то делать, а времени на раздумье не осталось. Сожалел лишь об одном, что под рукой не оказалось родного и преданного шеста-бо. Я безоружен, а тело ещё не пришло в прежнюю форму. Конечно, можно резко отпрыгнуть в сторону, скрыться среди криокапсул… Но за мной стояла Амаира. Если я увернусь, она станет легкой добычей для этого металлического монстра. Даже страшно представить, что это создание может с ней сделать. Поэтому, Донателло, стой на месте. До самого конца. Несмотря ни на что.

Внушающий страх спрут стремительно приближался. Сердце глухим шумом било по ушам. Ещё немного, и его щупальца сожмут моё слабое тело. Амаира, прости.

— Держи, тварь! — раздался до боли знакомый голос постаревшего меня. Несколько плазменных лучей, озаряясь сиреневым неоновым свечением, впились в корпус металлического чудища. Монстр взревел от… боли? Плазма прожгла его металлическое тело. Он, извиваясь в агонии, издавал протяжный вопль. Разве может машина чувствовать? В сознании сразу же всплыли воспоминания недавнего разговора с Вертером. Насколько робот может быть живым?

— Донателло, — Амаира схватила меня за запястье, её голос дрожал. Обернувшись, я увидел, как слезы линиями бежали по её щекам. — Мне нужно тебе кое в чём признаться…

Мощный и оглушительный взрыв прозвучал где-то в конце огромного зала. Корпус корабля заскрипел, что-то с силой вырвало в открытый космос. Гул ветра наполнял помещение. Стена сокрушалась под натиском звёздного небытия. Оно, собирая кровавую жатву, срывало криокапсулы с двойниками. Они исчезали в непроглядной мгле. Словно их никогда и не было. Значит, такая судьба ждет и меня?..

Амаира, пытаясь не отправиться следом за моими копиями, навалилась на ближайшую железную балку, соединявшую две капсулы. Я, задержав дыхание, прижался к одной из них. Мой взгляд не отрывался от её лица. Несмотря ни на что, слёзы продолжали ласкать порозовевшие щёки. И, честно говоря, в этот момент меня не так сильно беспокоило то, что происходило в помещении.

— Прости меня! — кричала она. Я приложил немало усилий, чтобы разобрать произнесенные ею слова. Космический рёв заглушал все посторонние звуки.

— Амаира, о чём ты говоришь?! — одна из криокапсул пролетела в нескольких метрах от меня. Сердце яростно забилось, словно жертва в пасти хищника. Я чувствовал, как наша опора начинает поддаваться напору космической стихии.

— Я подвела тебя, — всхлипывая, девушка жалобно уставилась на меня. — Прости, они не оставили мне выбора!

Одна из вырванных капсул столкнулась с Амаирой, выбив балку. И хоть инопланетянка обладала нечеловеческой силой, но этот внезапный удар явно ощутила в полной мере. Девушка, издав тихий стон, влетела в ещё покорно стоявшую капсулу впереди. Во время столкновения она сильно ударилась головой. Кажется, потеряла сознание. Затаив дыхание, я беспомощно наблюдал за происходящим.

Стиснул зубы, ухватился за край криокапсулы и подтянулся вперёд. Сквозь яростный гул я попытался дотянуться до Амаиры, но словно вяз в невидимом болоте. Вытянул вперёд ладонь, чуть-чуть оставалось до её руки. Нужно только ухватиться. Сомкнул пальцы в сантиметре от неё — было уже слишком поздно. Неведомая сила сначала потянула девушку на себя, а затем подбросило её тело вверх, утаскивая за собой. Унесённая ветром Амаира быстро отдалялась от меня.

Но пропасть в зияющей в стене дыре девушке не дал внезапно появившийся ещё один металлический спрут. Он выпрыгнул откуда-то со стороны, аккуратно подхватил тело Амаиры и, цепляясь щупальцами, вместе с ней скрылся среди ещё уцелевших капсул. В этот момент облегченно выдохнул.

Покрепче ухватившись, я прислонился карапаксом к прозрачному покрытию капсулы, служившей мне импровизированным укрытием. Не было никакого понимания, что делать дальше. Постаревший Донателло опять куда-то пропал. Интересно, как долго он пробыл на этом корабле? Или, может, дело вовсе и не в этом? Глаз Сибуллы. Донателло заглянул в него и, очевидно, в какой-то степени сошёл с ума. И что означают слова Амаиры? В каком смысле она меня подвела? Кто не оставил ей выбора? Неужели это всё какой-то заговор? Ловушка? Братья Безмолвия. Они играют нами, как хотят. Мы заложники их замысла. Да что же здесь происходит?! Вопросов, как и ранее, слишком много, а ответов, как и прежде, нет. Мне хотелось поддаться панике. Может, она скрывает от меня спасение…

Нужно немедленно уносить отсюда ноги. В скором времени уровень кислорода в помещении достигнет критического минимума. Думай, Донателло, думай. Ты должен выжить. Ради Амаиры.

Из вязких размышлений меня выдернул резкий удар о прозрачное покрытие криокапсулы. Я обернулся. Донателло, что был заключен в капсулу, смотрел в мои глаза по ту сторону с нескрываемым удивлением. Он бил кулаком по стеклопластику, пытался вырваться из своей темницы. Но в ответ он видел лишь растерянность. Как ему помочь? Под рукой не было ничего, да и сама обстановка всё ещё оставалась крайне напряженной.

Донателло схватился за дыхательную маску, пытался силой оторвать её от лица. Она не поддавалась. Кажется, он не верил в происходящее. Я чувствовал, как его тело наполняет первобытный дикий страх. Понимая, что самостоятельно не в силах справиться с маской, мой двойник продолжил бить руками по прозрачной крышке.

— Прости, — качая головой, тихо произнес я. Ощущение полной беспомощности нависло надо мной.

Капсула, за которой мне пришлось спрятаться от гнева непредсказуемого космоса, сильно качнулась, а затем её сорвало с места. Меня подбросило вверх и резво потянуло в сторону дыры, быстро расширяющейся в стене корпуса корабля. Краем глаза заметил испуганное лицо Донателло, мы стремительно отдалялись друг от друга. В эту секунду по телу пробежало сожаление, я ничем не смог ему помочь. Там его ждет лишь смерть. Бессмысленная и беспощадная. Интересно, как он умрет? От нехватки кислорода или же от пронизывающего тело холода?..

Поймав себя на этой мысли, почувствовал глубокий стыд. Где моя человечность? Если, конечно, так можно выразиться. Но с другой стороны, может, смерть сейчас, вот таким образом, будет гуманнее той, что ждала бы его на корабле. Стоит ли бороться за выживание, когда ты заведомо мёртв? Мы здесь всего лишь игрушки в чужих руках. Жертвы.

— Прости, — снова повторил это слово.

Вместе с какими-то мусором, обломками и десятками криокапсул с Донателло меня выбросило в открытый и необъятный чёрный космос. Мороз обжигающе касался кожи. Я не мог вздохнуть полной грудью. Через секунду дышать и вовсе стало невозможно. Неужели это конец?..

Браслет на моей руке наконец завибрировал. Почему он этого не сделал раньше? Видимо, ответ на этот вопрос мне предстоит узнать нескоро. Уже знакомая чёрная масса, формируя защитный костюм, быстро обволакивала тело. Воздух снова проникал в легкие. Тревога постепенно уходила, спокойствие занимало её место. Нужно собраться, осмотреться, понять, что происходит и что делать дальше. Мне ещё нужно спасти Амаиру. Только дождись, прошу тебя.

Я безвольно плыл по невидимому течению. Одной лишь силой мысли подал сигнал костюму. Он, выплёскивая наружу неизвестное мне вещество, замедлил ход. Наконец-то тело остановилось, оно свободно парило в безграничном пространстве.

Используя возможности обволакивающей меня чёрной массы, развернулся в сторону гигантского космического корабля. Катастрофа. Это то, что первое пришло в голову. Расстелившийся впереди пейзаж внушал чистый, бескомпромиссный ужас. Многочисленные взрывы, вырисовывающиеся в разных частях корабля, разрывали корпус. Куски металла и прочие детали с силой швыряло в разные стороны. Криокапсулы со спящими и пробудившимися ото сна мутантами продолжали погружаться в тёмный океан. Межзвездное судно не спасти, моих копий не спасти. Значит, и Амаиру тоже? Нас ждет здесь только смерть. Коварная тревога, словно касаясь ледяными ладонями кожи, вновь напомнила о себе.

— Донателло… — шепот тысячи голосов вынудил меня обернуться.

Сердце замерло. Чёрная дыра, застыв в центре квазара, поменялась в цвете. Сиреневое пульсирующее свечение, подобно акварели, несколько раз волной обогнуло космическое тело. Две атомные линии-рукава, разрезающее пространство, засияли золотым светом. А затем появилось нечто невообразимое — в центре чёрной дыры открылся огромный глаз. Он хищно уставился на меня. Что это? Бог?..

— …пора заглянуть в Глаз Сибуллы.


*Автор иллюстраций: LEA, Yoon Hae

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Сб 23 мар 2019 22:12

Глава 4. От имени вечности

Пусть посыплются звёзды под ноги тебе,
Мне уже безразлично, что там, на Земле.
Пусть разверзнется космос, ввергая нас в ад,
Ступим мы в пустоту без оглядки назад. © Vivunt Cinere

Не гасни, уходя... - X_ApwB-uSns.jpg
Тысячи голосов протяжно запели в унисон. Казалось, я становился частью этого по-настоящему внеземного звука. Яркая вспышка впереди ослепила меня, перед глазами все расплывалось. Пение, словно угрожая лишить слуха, с каждой секундой становилось все громче. Мимо проносили тысячи ярких звёзд. Они, подобно стекавшим по стеклу каплям дождя, оставляли за собой волнистые линии.

Меня стремительно несло вперёд. В бесконечность. Тело немело… от напряжения? Выдержу ли? Смазанные образы перед глазами становились с каждой секундой все чётче. Две кровавые пузырчатые линии, кружась в танце, спиралью исчезали в темной пустоте. Что это было? Галлюцинация? Голоса не смолкали.

Пульсирующий сиреневый взрыв, подобно краске, растекался на чёрном полотне. От него повеяло ледяным дыханием, ощутил его даже через защитный костюм. Появившийся перед глазами образ рисовал в сознании облик девушки внеземной красоты. Густые пепельные пряди волос кончиками касались голой спины, золотистая кожа… Её обнаженная грудь вздымалась, воздух покидал очаровательное тело. Адресованный мне томный взгляд ярко-красных глаз. В этом сводящем с ума урагане мысль об Амаире придавала мне сил. Рассудок держался, не позволяя утонуть в бесконечном цикле безумия.

Гигантский глаз внезапно распахнулся во всепоглощающей тьме. Чёрные шарики, обволакивающие тело, подверглись быстрому разложению, исчезли в пустоте. Мороз сталью приложился к коже. Я взревел от неожиданно пронизывающей боли. Жжение в груди. Горячо. Настоящая, нестерпимая агония. Не в состоянии был сделать хоть что-нибудь. Я выдохнул огнем. Кожа, отделяясь пеплом, взмыла вверх, к сиреневому небу…

Небо? Ещё несколько секунд назад под ногами были звёзды, а теперь — по щиколотку в воде. Что происходит? Я сошёл с ума? Умер? Жгучая боль, ранее измывавшаяся надо мной, пропала. Но она была реальной. Вокруг океан, на гладкой спине которого отражался чистый сиреневый небосвод. Голоса стихли. Давящая тишина не давала возможности трезво думать. Ни одного лишнего звука. Ни щебетания птиц, ни пения ветра. Ничего. Что со мной случилось?

— Ты переродился, — её голос я узнаю из тысячи. Обратил взор на Амаиру. Она, улыбаясь, стояла в трех метрах поодаль.

— Я ничего не понимаю, — это первое, что пришло в голову в сложившейся ситуации. Возможно, стоило подумать тщательнее, прежде чем что-либо произносить.

— Ты всё узнаешь, но сперва… — девушка в пригласительном жесте отвела левую руку в сторону. За её спиной, прямо из воды, вверх устремилась каменная глыба. Она, вращаясь вокруг своей оси, все продолжала расти. Достигнув высоты в десять метров, скала остановилась.

— Иди за мной, — внеземная девушка ступила на ступень высеченной в камне лестницы. Она сделала несколько шагов, а затем добавила: — Они тебя ждут.

— Они? О ком ты говоришь? — стал подниматься по каменным ступеням, не отставая от Амаиры.

— Братья Безмолвия, — не замедляя шаг и не оборачиваясь, сухо ответила инопланетянка.

— Амаира, — я ускорился, схватил девушку за запястье. Она остановилась, её плечи дрогнули. Это страх? — Не бойся, я не причиню тебе вреда, — пытался внушить ей спокойствие.

Она молчаливо посмотрела на меня. Снова эти слезы на щеках. Хотел вытереть их шершавым пальцем, но Амаира отвела ладонью мою руку в сторону. Девушка отрицательно покачала головой. Почему она так себя ведет? Вопросы не кончались. Это уже откровенно начинало злить. Хотелось что-то сделать, как-то обернуть ситуацию. Но, опять же, не было четкого понимания происходящего. Истина скрылась от меня за непроницаемой завесой. Она совсем близко и в то же время очень далеко.

— Прошу, не надо, — Амаира отвернулась, вновь продолжила путь наверх. Внеземная дикарка не была похожа на себя. Она стала другой. Что же изменилось? Мы?

— Я хочу помочь, — бросил ей вслед. — Позволь мне это сделать.

— Уже слишком поздно, — очень тихо произнесла она, не сбавляя темп.
Ощутив полную беспомощность, я был вынужден послушно следовать за ней. Братья Безмолвия. Эти слова внушали мне трепет, неистовое желание разгадать эту крайне сложную головоломку. Мне нужно знать правду! Но, кажется, она меня совсем не обрадует. Может, даже сведет с ума. Мой и без того расшатанный за последнее время рассудок, возможно, не выдержит того, что мне уготовано.

Каменная лестница спиралью огибала скалу. Снова многочисленные голоса. Они доносились отовсюду, словно окружали нас. Сперва их шёпот было не разобрать. Но чем выше мы поднимались, тем отчетливее они становились. По коже пробежали мурашки. Ощутив чужое присутствие за спиной, я обернулся. Никого. Показалось?

— Загляни в Глаз Сибуллы, — отчетливый тихий голос.

— Прими свою судьбу, — ещё один.

— Возьми его в свои ладони, — чужие голоса становились громче. Последний уже не походил на шёпот.

— Сделай шаг…

— Ты особенный…

— Донателло…

— Создавай…

— Управляй…

— Уничтожай…

— Стань богом! — до звона в ушах оглушающий крик. Я, сомкнув глаза, схватился за голову. Любой посторонний звук тонул в бесконечном бормотании. Они не смолкали. Их речь было не разобрать… Не вынести. Боль сдавливала висок.

— Заткнитесь! — я не выдержал. Но это подействовало. Сводившие с ума голоса разом замолчали. Надо мной снова нависла абсолютная тишина. С облегчением выдохнул.

— Держись, осталось чуть-чуть, — Амаира, поставив ногу на следующую ступень и не оборачиваясь, остановилась. — Тебе некуда деваться. Ты должен пройти этот путь самостоятельно.

— Почему здесь все так любят говорить загадками? — если говорить начистоту, в этот момент мне хотелось взять что-нибудь тяжелое и швырнуть в кого-нибудь. — Почему нельзя просто сказать, что от меня хотят?!

— Потому что иначе в этом не будет смысла, — внеземная девушка продолжила подниматься. Я, стиснув зубы, направился по пятам.

С каждой следующей ступенью сердце громче отдавалась в ушах. Мы почти поднялись, ещё немного. Что там наверху? Глаз Сибуллы? Возможно. Сначала могло показаться, что это место он и есть. Но, очевидно, это не так. Отчасти. Это хранилище. Специально отведенное измерение, находящееся вне времени и пространства. Время не имеет значения. И никогда не имело.

— Ты все правильно понимаешь, — поддакивая моим мыслям, произнесла Амаира.

Не успел отреагировать на поражающие воображение телепатические способности инопланетянки, как мы оказались на самом верху скалы. Поверхность равнины идеально ровная. Посреди плато в метре над полом парил круглый шар. На вид не больше футбольного мяча. Мы отражались на его металлической поверхности. Волнение шалью накрыла все мое внутреннее естество. Истина?

Неожиданно краем глаза я заметил справа от себя пять фигур. Они словно появились из ниоткуда. Я был уверен, что ещё несколько секунд назад их не было и вовсе. Это были высокие и тощие гуманоиды с длинными руками и ногами. Их кожа, казалось, белее снега. Ни одежды, ни гениталий. Бесполые? Не думаю, что сейчас самое время для изучения этого вопроса. Их выпуклые абсолютно чёрные глаза уставились на меня. Они, не отводя взгляда, что-то говорили, но их бледные губы оставались неподвижны.

— Это они? — я посмотрел на Амаиру. Она, сглотнув ком в горле, кивнула в ответ. Так вот, значит, как выглядят Братья Безмолвия.

Снова зашуршали голоса в голове. Вероятно, эти создания обладают астрономическими телепатическими способностями. Хотя, конечно, это все теории. Сложно даже представить, на что они могут быть способны.

— Загляни в Глаз Сибуллы, — все пятеро гуманоидов вытянули вперёд руки, указывая длинными тонкими пальцами на металлический шар.

— Заглянуть? — в мой голос вкралось сомнение. Я тут же вспомнил остальных Донателло, тех, кто погиб, тех, кто не справился, тех, кто сошёл с ума. Вертер рассказывал, что кто-то из них, заглянув в Глаз Сибуллы, не выдержал того, что ему открылось, и с помощью этого, очевидно, могущественного артефакта он уничтожил целую вселенную. Что за силу скрывает этот шар? Не узнаю этого, пока сам не загляну в него. Боюсь? Не без этого. Но уйти отсюда, не увидев истины, подобно смерти. Собрав всю волю в кулак, я сделал решительный шаг вперёд.

— Донателло, — Амаира, взяв меня за плечо, не дала двинуться дальше. Она поймала на себе мой вопросительный взгляд.

— Есть что-то, что я должен знать? — на её ресницах застыли колючие слезы.

— Просто помни, что ты не такой, как все те, что были до тебя. Ты — другой. Ты должен справиться, — она отпустила меня, а затем кивнула в сторону Глаза Сибуллы.

Справиться? Вновь посмотрел на шар. В горле пересохло, с трудом сдерживал в коленях дрожь. Но, несмотря ни на что, я стремительно приближался к инопланетному артефакту. Чем ближе к нему подходил, тем сильнее чувствовал его внеземное происхождение. Оно словно оказывало на меня ментальное давление. Сердце сжималось. Ощущение невероятной силы, перед которой мы — абсолютное ничто, — все сильнее укреплялось во мне. Я ощущал это почти физически. Невообразимая мощь.

Оказавшись рядом, мои руки сами потянулись к Глазу Сибуллы. Ладони легли на его ледяное покрытие.

Резкая темнота застелила глаза. Абсолютная тишина пришла следом. Ничего. Ни единого звука, ни единого силуэта. Может, я умер?..

Внезапно впереди, подобно взрыву, показался яркий белый свет. Громкий вой ветра закладывал уши. Словно приросшие к металлическому шару пальцы холодели. Тут же я почувствовал, как меня дернуло вперёд. Снова, как в тот раз. С невероятной скоростью мое тело неслось средь бесконечности звёзд. Еще мгновение, и перед глазами расстелились миллиарды галактик, то раскинувшие в стороны рукава, то утопавшие в тумане погибших массивных космических тел, то вцепившиеся друг в друга в смертельном поцелуе. Я видел всё это. Я видел вечность.

Всеми фибрами тела чувствовал каждую молекулу, каждый атом, наполнявший бесконечную вселенную. Им не было числа. Их отголоски эхом проносились в моем разуме. Я могу управлять ими. Создавать. Никто не мог спрятаться от моего взора. Я был всем и ничем одновременно. Я — само сущее.

Играясь со вселенной, одним щелчком пальца воспламенял бесчисленное число звёзд. На любой вкус и цвет. Желтые и оранжевые. Белые и голубые. Субкарлики и гипергиганты. Одной лишь силой мысли я зажигал сверхновые, разрушая уже существующие миры. Мое тело и душа искрились невероятным, нескончаемым потоком энергии. Абсолютная власть.

Я бросил вызов Богу. Нет, я и есть Бог. Создать жизнь? Запросто. Пригодная для жизни планета родилась лишь по моему хотению. Материки, охваченные морским пламенем, взвивались вихрем. Зеленые леса рвались к небу. Мой выдох населил этот комок грязи жизнью. Она стремительно пускала корни, обживалась. Для этого мне не понадобилось семь дней, лишь семь секунд. Я упивался властью, способностью повелевать всем.

Жизнь развивалась на созданной лично мной планете. Стремительно. Я словно ускорял время. Может, так и было? Эволюция выявляла сильнейшего. Камень уступал железу. Стрелы — ружьям. Ядерное оружие стирало континенты. Геноцид. Мое творение — ошибка? Они лишь пыль на моих пальцах. Я уничтожил их так же легко, как и создал.

Миллиарды жизней канули в пустоту. В масштабах вселенной они — абсолютное ничто. На том уровне, на котором восседало мое сознание, я смотрел шире, глубже. Прошлое перестало иметь значение. Я отринул все земное и, переродившись, предстал в новом обличии. В обличии бога. Избыток могущества, подобно воде, стекал с моих пальцев. Я — абсолют.

Понятие «время» исчезло. И в какой-то момент даже богу становится скучно. В мгновение ока я создавал целые галактики, а затем потехи ради сталкивал их друг с другом. Населявшие их бесчисленные формы жизни угасали, не успев вспыхнуть в полную силу. Их многочисленные вопли, разрезающее пространство, выжигали след в моей душе. Сумасшествие… Бог безумен?

Что же я делаю? Неужели всё затевалось только для этого? Посмотреть на то, как я, опьяненный могуществом, уничтожаю целую вселенную? Зачем? Ради развлечения?

— Нет, — голос Амаиры проник в мой разум. Она прижалась ко мне сзади. Ладони инопланетянки скользнули по моим плечам. От её горячего дыхания кожа покрывалась мурашками. Девушка коснулась моей руки. Откуда она здесь? Проникла в мое сознание? Амаира словно возвращала мне рассудок, над которым я потерял контроль.

— Что происходит? — её щека прижалась к моей. Пытался найти ответ на вопрос, находящийся за гранью понимания.

— Я здесь, чтобы помочь тебе — это мое предназначение, — мелодичный голос Амаиры внушал спокойствие. Ранее присущие ему грубые оттенки исчезли. Я вновь брал под контроль тело, разум и мир, которым управлял. — Ты смотришь слишком узко. Используй тёмную материю. Это ключ.

Тёмная материя, подобно нити, накручивалась на мой указательный палец. Невидимая и непознанная человечеством энергия становилась осязаемой и понятной. Это ключ от всех дверей, вход в другие миры. Тайны мироздания становились явью. Открытой книгой. Словно до этого я смотрел на всё широко закрытыми глазами.

Существующая реальность, которой я продемонстрировал свою немилосердную божественную волю, отдаляясь, исчезала. Теперь пред моим взором предстали бесконечные вариации одной и то же вселенной. Мультивселенная. Где-то изменения были незначительными, а где-то — колоссальными. Я всё видел, слышал, чувствовал. Я был в каждом живом организме, в каждом дыхании, в каждой смерти. В одних вселенных видел зарождение жизни, в других — мучительную и бессмысленную гибель.

Вновь эта переполнявшая меня сила. Но в этот раз я не был один. Присутствие Амаиры, её касания не давали мне погрузиться в омут безумия. Она помогала мне оставаться собой. Это её предназначение.

Существуя во всех реальностях одновременно и слившись с её сознанием, мне открылась истина. Амаира не была живой в привычном понимании этого слова. Она — вещь, исполняющая волю хозяев — Братьев Безмолвия. Специально выращенная. Желание помогать мне прописано в её коде, если говорить о ней, как о машине. Хотя, конечно же, она полностью состояла из плоти и крови, ни одного грамма неорганических веществ. Она была такой же живой, насколько был и я. Но если призадуматься, мы все — машины. Живем по давно заданным алгоритмам, прописанным в нашем геноме. Она любит меня всем сердцем, искренне желает мне успеха. И, несмотря на всю свою, казалось бы на первый взгляд, независимость, её цель — помочь мне обуздать мощь Глаза Сибуллы. Это смысл существования Амаиры.

Братья Безмолвия, желая покорить все грани мироздания, одержимы созданием бога. Именно с этой целью и был создан Глаз Сибуллы. Могущественный артефакт, чья сила находилась за пределами привычного понимания. Божественная длань. Но если человеку и суждено стать богом, он все равно останется человеком. Только я — не человек.

С другой стороны, что во мне такого уникального? Всё оказалось банально просто. Мы с братьями — связующий компонент. Наши вариации существуют практически во всех рекомбинациях мультивселенной. В какой-то мере мы особенные. Наше появление предначертано всем измерениям. Словно кто-то заложил нас в код мультивселенной. Жизненно важный элемент, определяющий судьбу всего сущего. Может, это божий промысел?

Теперь перед моим взором были все. Я видел не поддающееся исчислению наши варианты. И вновь, как и со вселенными, где-то отличий практически не было, а где-то — трудно вообразить. Я видел Леонардо, захватившего власть на планете и утопившего мир в крови. Он стал кошмаром во плоти. Я видел Рафаэля, превратившегося в огнедышащего демона. Он исполнял чужую волю. Божественную?.. Я видел смерть братьев. Они проиграли. Видел предательство. Один из братьев был не согласен. И каждый раз подобное решение принимал кто-то другой. Миллионы сценариев развития событий. Разных, абсолютно непохожих друг на друга. От тяжелой драмы до абсурдной комедии.

Трудно не сойти с ума. Понятно, почему многие Донателло просто не выдерживали этого напряжения. Без Амаиры я не смог бы, дойдя так далеко, остаться тем, кто есть. Внедрить её ко мне, как оказалось, было хорошей идей. Как бы странно это не звучало.

Несмотря ни на что, я всё ещё оставался самим собой. Пусть и обладал божественной силой. Мне хотелось помочь самым безнадежным вариациям моей семьи. Чем определенно вызвал большое удивление Братьев Безмолвия, все это время пристально наблюдавших за моими действиями. Для оказания помощи одним я отправлял в их мир других. Выстраивал для них непростой маршрут, по которому они должны были пройти. И каждый справлялся по-разному. На одно из таких «заданий» я призвал трех Рафаэлей из разных временных течений. В итоге они чуть не уничтожили несколько вселенных. Им, в свою очередь, это путешествие показалось очень потешным.

Но среди бесконечных вариаций были и особенные экземпляры. Они удивляли даже меня. Один из них пришел ко мне сам. Неудивительно, что это был Донателло. Забавно, но он попал ко мне не один, а вместе с девушкой куноити, чьи волосы были темнее безжизненного космоса. Их судьбы были переплетены. Им вместе пришлось очень многое пережить. Или придётся?..

В итоге, используя черепашек мутантов ниндзя из различных вселенных, мне удалось кому-то из братьев помочь. Однако некоторые терпели неудачи. И в их гибели был виноват только я. Потому что игрался их судьбами так, как считал нужным. И пусть они были всего лишь крохотной частью бесконечной мультивселенной. Она не заметит их отсутствия. И тем не менее желание спасти всех возобладало во мне. Леонардо бы одобрил.

Время шло. Но оно больше не имело надо мной власть. Оно вообще перестало существовать. Я отматывал его назад, либо перематывал вперёд. Делал с ним то, что хотел. Мне выдался шанс управлять мультивселенной. И этот шанс был использован. Братья Безмолвия внимательно следили за каждым сделанным мной выбором. Анализ высших существ.

Спустя вечность игры в бога и попыток спасти всех я почувствовал смертельную усталость. Был ли в этом хоть какой-то смысл? Всех было не спасти, под удар попадали другие. Да и если говорить откровенно, в какой-то момент мне всё это осточертело. Проигнорировав мультивселенную, выделил одну-единственную — свою собственную.

Возобладала тоска и неукротимое желание вернуться к братьям. Как они там? Время вновь преклонило колено передо мной. Я схватил его мертвой хваткой и заставил показать трех потерянных братьев. Их судьбы после моего исчезновения складывались по-разному.

Первые годы они искали пропавшего Донателло. Пропавшего меня. Затем некоторые из них просто опустили руки. Может, и правильно. Их не в чем упрекнуть. Лишь Леонардо все еще не оставлял надежду. Искал, где только мог. Даже в параллельных измерениях. Шли годы. Но поиски не увенчались успехом. Они изначально были обречены на провал. В какой-то момент они все просто смирились с этим. Ведь время лечит. Разве не так?

Спустя десятилетия они просто разошлись по разным дорогам. Самостоятельно строили собственные жизни. Сначала их разделяли небольшие расстояния в пределах одного города, затем страны, а потом — миры. Со мной или без, но, в конечном счете, к этому мы бы и пришли. Так или иначе. Как и в других вселенных. В большинстве случаев этим все и кончается. У каждого своя судьба. И каждый строит ее по-своему. Лишь наша любовь друг к другу вечна. Мы проносим её сквозь время и пространство. Мы несём её с собой.

Хватит! С меня хватит. Больше не хочу исполнять чужую волю. Не хочу управлять бесчисленным количеством судеб. Лишь только своей собственной и ничьей больше.

Внезапно Глаз Сибуллы, находясь в моих руках, резко покрылся десятками извилистых трещин, а затем и вовсе осыпался на пол тысячами крохотных осколков. Бесконечность отпечаталась на каждой металлической бусинке, рисуя в голове образы чужих жизней, других вселенных. Что это всё значит?

— Ты свободен, — проводя подушечками пальцев по моим вискам, произнесла Амаира. Она, как и всегда, отчетливо слышала порождаемые мной мысли. Они, подобно крику, проносились через всю вселенную.

— Свободен? — с недоумением во взгляде уставился на внеземную девушку. В ответ та устало улыбнулась.

— Они отпускают тебя, — Амаира кивнула на Братьев Безмолвия, подтверждая догадки. — Они узнали всё, что хотели.

В небе вспыхнул свет. От его яркости резало глаза. Из ниоткуда вынырнул небольшой серый звездолёт. На отдельных участках его корпуса танцевали языки пламени. Судно, оставляя за собой инверсионный след, устремилось в нашу сторону. Шум двигателей прогонял тишину. Сердце забилось быстрее.

Я тут же схватил Амаиру за руку и заглянул в её ярко-красные глаза. Они вновь налились слезами. Ну что ты опять плачешь?

— Пойдем со мной, — бросил я, сильнее сжимая женскую ладонь. Амаира, закрыв глаза, сквозь слезы несколько раз послушно кивнула.

— Хоть на край вселенной.

Автор иллюстрации: Yoon Hae

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Сб 30 мар 2019 16:00

В последнюю главу добавил невероятно крутую иллюстрацию от Yoon Hae

Не в сети
Аватара пользователя
ниндзя
Сообщения: 167
Зарегистрирован: Пн 20 июн 2011 10:10
Благодарил (а): 234 раза
Поблагодарили: 173 раза

Не гасни, уходя...

Сообщение Sfinks » Сб 30 мар 2019 19:07

Арт действительно шикарен!!! :thumbsup: Как и вся работа)
_________________
Выпрями спину.

Не в сети
Аватара пользователя
Чемпион Битвы Нексус
Сообщения: 8830
Зарегистрирован: Пт 11 авг 2006 2:56
Откуда: Festerium
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 167 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение FEST » Сб 30 мар 2019 22:45

Глава 5. На краю вселенной

Серый звездолёт, срываясь на рёв, на безумной скорости промчался над нашими головами. Затем отдалившись от скалы, на которой мы с Амаирой стояли, судно сделало резкий разворот в нашу сторону. Две турбины, расположившиеся по бокам корпуса, приняли с горизонтального положения вертикальное. Корабль резко замедлил ход, а затем неторопливо приземлился на мелководье.

— Быстрее! — я пытался перекричать заглушающий всё шум двигателей корабля. Быстро двинулся в сторону лестницы, не выпускал ладонь Амаиры. Она послушно двинулась следом.

— Мне страшно, — внезапно сквозь слезы произнесла внеземная девушка.

— Не бойся, я тебя не отдам им — шагая вперёд, не выпускал из вида пять безмолвных фигур. Они, как и ранее, не проявляли никаких эмоций. Полное спокойствие и безмятежность. Высшим существам неведомы эмоции. Возможно, они были не против того, что я забираю с собой Амаиру. Для них она свою функцию полностью выполнила. Теперь девушка бесполезна. Думаю, наблюдая за мной в качестве бога, они нашли для себя все ответы. Сложно сказать, остались ли они довольны или наоборот — разочарованы. Вряд ли мы когда-нибудь узнаем это. Да и если честно, мне не хотелось этого знать. Сейчас меня волновало только две вещи: выбраться отсюда живым и Амаира.

— Я тебе верю, — всхлипывая, произнесла Амаира. Она, следуя за мной, стряхивала пальцем серебристые капли со щеки.

Мы, не оборачиваясь, стали спускаться по лестнице. Братья Безмолвия молчали. Не было больше ни шёпота, ни таинственной внеземной энергии, ранее давившей на сознание. Ничего. И я этому был безмерно рад. Только бы убраться отсюда. И как можно скорее.

Звездолёт приземлился в нескольких метрах от скалы. Ступая по ступеням, заметил открывающийся шлюз корабля. Первым на воду спрыгнул… Донателло? Тот самый старик. Он сжимал в руках плазменную винтовку. Он увидел нас почти сразу, стал махать рукой, подзывая к себе. Затем в проёме шлюза неожиданно показался Вертер. Вот кого-кого, а его я точно не ожидал увидеть здесь. И все же был рад знакомому «лицу».

Оказавшись внизу, мы с Амаирой скоро приблизились к звездолёту. Старик, хмыкнув, кивнул в сторону открытого шлюза.

— Давайте быстрее, будем убираться из этого поганого измерения, — добавил Донателло.

Я пропустил Амаиру вперёд. Вертер подал обнаженной инопланетянке руку и поднял её к себе.

— Хотел сказать «спасибо», — коснувшись плеча Донателло, произнес я. Он, вздрогнув, резко обернулся на меня. Какая-то доля безумия, оставшись на нем подобно пыльце, вросла в его кожу. От неё нет лекарства. Теперь он с этим живёт и будет жить. Что же такое он видел?..

— Ты заглянул в Глаз Сибуллы? — первое, что он произнес, когда мы встретились глазами.

— Да, — я заметил, как его губы дрожали.

— Что ты увидел?

— Всё, — лаконично ответил ему. Он, улыбнувшись, понимающе кивнул. Ведь когда-то и он заглянул в этот металлический шар. Что он натворил? Уничтожил вселенную? Или создал нечто невообразимое, чей ужас отголоском пронесся по всем мирам мильтивселенной? И, несмотря на то, что он был не в себе, старик держался молодцом. И сейчас я, наверное, был единственным, кто полностью понимал его. Тяжело жить с тем, что ты натворил, обладая божественной мощью. Трудно быть богом, оставаясь смертным. Я уяснил это на своем опыте.

***

Корпус межзвездного корабля задрожал и судно, брызгая в стороны капли воды, на полном ходу рвануло ввысь. Прямо к сиреневому небосводу. Неестественно чистому.

Звездолет стремительно набирал высоту. Сможет ли он вырваться из этого измерения? Покинуть его так же легко, как и попасть внутрь? Не столкнется ли судно с невидимой стеной? Но эта проблема беспокоила экипаж куда меньше, чем возможность прозябать вечность в этом мире. В мире, находящемся за гранью привычного естества.

Ярко-красное пламя, обнимая, обуяло корпус преодолевшего скорость звука звездолёта. Сиреневое небо стремительно перекрасилось в черное, а затем и вовсе уступило место открытому космосу. Он встретил корабль ледяной хваткой. Неужели это было так легко? Ни срывающая металл с судна гравитация, ни испепеляющая невообразимая энергия космического тела. Ничего.

Звездолет быстро отдалялся от черной дыры, застывшей в центре квазара. Пульсирующее сиреневое свечение пропало, а две атомные линии-рукава, устремляющиеся в бесконечность, померкли. Всё кончено?

***

Вертер, ухватившись за штурвал корабля, удобно устроился в кресле пилота. Интересно, он понимает значение слова «комфорт»? Есть ли для него в этом хоть какой-то смысл? Неважно.

Я, расстегнув на поясе ремень безопасности, встал с кресла и хлопнул робота по плечу. Тот неестественно вывернул голову и уставился на меня.

— Считай, что я тебя похвалил, — опережая вопрос, ответил ему. — Из тебя вышел отличный пилот.

— Спасибо, Донателло, — сказал Вертер. На его электронном лице буквально нарисовалась улыбка, и он добавил: — Мне приятно это слышать, несмотря на то, что у меня нет чувств.

— Эмоции и чувства — это лишь программа, Вертер. Химическая реакция.

— Ты действительно так думаешь? — Вертер отвернулся в сторону лобового стекла, до скрипа сжал штурвал.

— Если честно, я уже не знаю, что и думать, — положив ладонь на спинку кресла, молчаливо уставился на яркие звезды, маячившие за пределами нашего корабля. В памяти проносились образы божественного помешательства, миллиарды ярких вспышек, огни вселенной. От всего этого заныла голова. Знаний слишком много для обыкновенного смертного мутанта. От воспоминаний гибели целых галактик задрожали руки. Начал массировать пальцем висок. Что же я натворил?..

— С этим сложно жить, — послышался голос старика. Он, усевшись на железном ящике, ковырялся каким-то инструментом, с виду подозрительно похожим на отвертку, в плазменной винтовке.

— О чем ты говоришь? — спросил я, скорее ради приличия. Было несложно догадаться, что конкретно подразумевают его слова.

— Гибель целых миров, — не отводя взгляда от оружия, произнес старик. — Я видел это своими глазами. Игрался с ними, подобно богу, опьяненному властью. Тяжело после этого сохранить трезвость ума.

— Раньше ты казался мне более безумным, чем сейчас, — в ответ старик разразился нервным смехом. Немного было даже не по себе.

— Я просто хотел тебя убить, чтобы оборвать цикл, — он говорил об этом так спокойно, что я непроизвольно поежился. Не скажу, что Донателло сказал что-то новое для меня. И хоть в его словах и была доля истины, но мы оба прекрасно знали, что цикл не оборвать. Он бесконечен, как и само желание Братьев Безмолвия познать истину мироздания. Она не будет иметь конца, даже когда ответ будет найден.

— Это бессмысленно, ты же знаешь, — я, отойдя от кресла Вертера, прислонился карапаксом к стене. Над моей головой, бросая на пол голубой свет, горела панель с какими-то непонятными показаниями. Будет время, изучу строение корабля подробнее.

— Прости, парень, но тяжело смириться с тем, что видел. Нестерпимо больно видеть смерть братьев. Братья Безмолвия играются нами, как хотят. Тысячи Донателло похищают из их родных миров в необъятной мультивселенной. Они ломают не только наши судьбы, но судьбы наших братьев.

— Расскажи, — я скрестил руки на груди, внимательно уставившись на собеседника.

— А что тут рассказывать? — он исподлобья посмотрел на меня. — Шреддер захватил власть в моем измерении. Майки лишился руки, Лео — зрения. Рафаэль отделался только левым глазом и… своей гордостью. Я хотел помочь им. Даже отправил к ним свою молодую копию из параллельной реальности, надеясь, что он изменит всё. Так и оказалось. Они победили, но какой ценой? Я не смог спасти братьев. Я пробовал множество вариантов, пытаясь изменить ход событий. Но всё было тщетно. Они заранее были обречены на гибель. Каждый раз я по-новому переживал их смерть. И свое поражение.

Между нами повисла недолгая пауза. Я не решался нарушить сложившуюся тишину, а он собирался с мыслями.

— Ты видел своих братьев? — не сдержался старик.

— Да.

— Как они умерли?

— Мирно, — грустно ответил я. Внутри всё похолодело, сердце сжалось. Хотелось закричать от отчаяния и боли, переполнявшей душу, но, стиснув зубы, не стал поддаваться эмоциям. Не мне одному сейчас было тяжело. Мне неведомо текущее время, мне неведомо измерение, в котором мы находились, но в то же время я отказывался принимать гибель своих братьев окончательно. Может, они ещё живы?

— У тебя есть план? — старик, не отводя от меня взора, что-то щелкнул на плазменной винтовке.

— План? — в горле заскребло. Я не был готов сейчас брать на себя ответственность за остальных. До Леонардо мне далеко. Ведь не это от меня требуется сейчас?

— Нам нужно решить, куда отправляться дальше. Не торчать же на краю вселенной всю вечность.

— Я бы предложил лететь на Землю, — хотя в моем голосе звучало сомнение по этому поводу. — Но с другой стороны…

— Мы не знаем, в какой части мультивселенной мы находимся. Есть ли ещё в этом измерении Земля — большой вопрос, — закончил мою мысль Вертер. Умный робот.

— Он прав, — кивнул я, — в возвращении домой нет смысла. Мы не знаем, что это за реальность, какой временной отрезок. Кроме этого, никто не отменял теорию относительности. Даже если нам удастся найти путь домой, в чем, конечно, я сильно сомневаюсь, неизвестно, сколько времени там пройдет. Минута здесь — год там.

— Мы забыты, — в проеме входа в грузовой отсек показалась Амаира. Обнаженная, как и прежде. Её слова не внушали спокойствия. Да и сама она казалась потерянной. Разбитой. Что с ней? Как же сильно она изменилась с нашей первой встречи. Она изменилась в характере, изменился даже ее лексикон. Сейчас она ведет себя так по-«земному».

— Путь домой — не вариант, — вглядываясь в уставший образ девушки, произнес я.

— У нас больше нет дома, — согласился со мной старик, вновь с головой погружаясь в процесс изучения внеземной винтовки.

— Значит, так, — попытался наполнить голос решительностью, несмотря на ощущение полной безнадеги. С другой стороны, с чем чёрт не шутит. Если где-то есть Земля, то ее необходимо найти. Хотя бы попытаться. Иного выбора у нас просто нет. — Вертер, ты можешь проложить курс до Солнечной системы?

— Думаю, Донателло, это возможно, — металлические пальцы робота пробежали по панели управления. В нескольких сантиметрах от его правой руки загорелась зеленого цвета голографическая карта Млечного Пути. Я облегченно вздохнул, мои страхи не подтвердились. Мы пребывали в нашей родной галактике. Ни Туманность Андромеды, ни галактика Треугольника, ни что иное. Мы дома.

Чем больше Вертер копался в навигационной системе корабля, тем больше я узнавал о нашем местонахождении. Мы действительно были на краю — в Рукаве Лебедя. Наша родная звезда находилась на противоположном конце Млечного Пути. Очень надеюсь, что наш звездолет сможет преодолевать гигантские расстояния за кротчайшие сроки. Иначе мы никогда не доберемся до Земли.

— Маршрут проложен, Донателло, — красная линия нарисовалась на голографической карте. Но она не была прямой, а стремилась к Солнечной системе зигзагами, заглядывая в самые неожиданные уголки галактики. — До заданной точки маршрута двенадцать прыжков.

На моем лице заиграли желваки, висок пульсировал. Я, скрестив руки на груди, боялся отвести взор от карты. Хотелось ругаться, но эмоциональное истощение все-таки брало надо мной верх. Меня интересовал только один вопрос.

— Сколько времени нам потребуется, чтобы добраться до Земли?

— Полтора года, — даже в электронном голосе Вертера зазвучали неуверенные нотки. Он издевается?! — Это в лучшем случае, Донателло.

— Это совсем не то, что я ожидал услышать. У нас нет провианта на столько времени. А что делать с топливом?! Его-то хватит на такой срок?!

— Насчет корабля не стоит волноваться, Донателло. Он работает на сингулярном двигателе.

Вот это уже интересно. Во мне вновь проснулся ученый. Старик рядом хмыкнул. Он, как и я, тоже явно догадался.

— В качестве рабочего тела используется коллапсар? — я чувствовал, как тело снова наполняется силой. Тяга к знаниям питала.

— Да, микроскопическая черная дыра. Это бесконечный источник энергии.

— Это все равно не решает нашу проблему с едой и водой, — вмешался в диалог старик.

— Верно, — Вертер кивнул. Странно, но зачем он это сделал? Для нашего удобства? Или ему действительно хочется казаться живым? — Поэтому я выстроил маршрут так, чтобы на нашем пути встречались миры с пригодной для вашего организма флорой и фауной.

— Отлично, Вертер, — сжал кулаки, — приготовь звездолёт к первому прыжку.

— Хорошо, Донателло, — электронный голос нашего пилота звучал уже абсолютно привычно. Кончики его неорганических пальцев снова скользили по кнопкам. Корабль готовился к прыжку — легкая дрожь пробежал по его стенкам. Он же выдержит?

Амаира, прижавшись боком к стене, опустила голову. Её ладонь легла на поручень, она крепко ухватилась за него. Длинные серые пряди волос свисали вниз, скрывая её лицо. Внеземная девушка тяжело дышала. С ней было что-то не так.

— Ты как? — подушечки моих пальцев прижались к её подбородку, приподнимая голову. Взгляд уставший. Капельки пота сползали по голой шее, вычерчивая линии. — Всё хорошо? Ты неважно выглядишь.

— Я не знаю, как мне жить теперь, — дрожащим голосом произнесла Амаира. — В чём смысл моего существования?

— Ну что ты такое говоришь? — попытался ей улыбнуться, но по выражению лица Амаиры, у меня, вероятно, получилось не совсем так, как было задумано.

— Я была создана лишь с одной целью — быть твоим проводником, — её глаза заблестели от проступающих слёз. Снова. — Вести тебя через бесконечность. Помочь обуздать мощь Глаза Сибуллы.

— Дура, — вот теперь моё лицо расползлось в доброй улыбке. Она, подобно запуганному ребёнку, подняла на меня ярко-красные глаза. Я выдержал небольшую паузу и добавил: — Один я этот путь не смогу преодолеть. Мне нужна твоя помощь. Впереди нас ждет лишь бесконечность. Будь моим проводником.

Минута молчания, казалось, длилась вечность. Её лицо не выдавало никаких эмоций. Мне начинать нервничать?

— Да, — она не выдержала и сквозь слезы улыбнулась в ответ на мои слова.

— Всем приготовиться к прыжку, — Вертер показательно занес руку вверх. — Рекомендую за что-нибудь схватиться.

Я, положив руку на поясницу Амары, прижал инопланетянку к себе. Провалился в омут её глаз. И, похоже, это было взаимно. Наши чувства друг к другу после всего пережитого только укрепились. Мы не знали, что ждёт нас впереди, но что бы ни было на том конце, я буду рядом. Не надо бояться.

Улавливая чужие мысли, Амаира провела тыльной стороной ладони по моей щеке. Вместе мы справимся со всем, пронеся любовь сквозь время и пространство. Это будет не простой путь, но зато он наш. Его мы выбрали сами. Легкое касание её губ, они сладкие на вкус. Прижался к ней сильнее. Заревели двигатели, заглушая любой посторонний звук, но не биение её сердца. Его я ощущал даже сквозь пластрон.

— Я люблю тебя, — прошептала она от имени вечности. Вселенная распростёрла крылья, принимая нас в объятия. И звёзды разошлись…

***

Братья Безмолвия, подобно стражам бытия, уставившись на тысячи осколков Глаза Сибуллы, не смели шевельнуться. Время остановилось. Хотя оно в этом измерении, залитом сиреневым небом, никогда и не действовало. Не его это царство. И никогда им не было.

Их губы не шевелились. Их мысли не звучали, подобно внеземной музыке, проносящейся через всё сущее. Мультивселенная не ощущала на себе их тяжелый взгляд. Они замерли вне всяких рамок, вне всяких правил и законов. Мир застыл. В ожидании. В страхе. Перед творцом.

Осколки задрожали. Тысячи бусинок, скользя по идеально ровной поверхности, по воле невидимой силы стремились в центр плато. Касаясь друг друга, они сливались в бесконечном поцелуе, становились одним целым. Глаз Сибуллы, целый и невредимый, вновь парил в метре над полом.

— Что это за место? — откуда-то снизу раздался вопрос.

— Просто иди за мной, Донателло, — ему ответом звучал мелодичный женский голос. — Ты всё скоро узнаешь.

— Что узнаю? Истину?

— Да. Они тебя ждут.

— Амаира, о ком ты говоришь?

— Братья Безмолвия, — ответом ей стало напряженное молчание.

Через какое-то время на вершину скалы поднялись две фигуры: антропоморфный черепаха мутант и обнаженная девушка с золотой кожей и пепельными волосами. Донателло казался усталым и измученным. Неизвестно, что пришлось ему пережить на пути в это измерение. Видел он десятки своих копий из других реальностей? Видел ли он опасных металлических спрутов? Видел ли он огромный глаз в центре массивной чёрной дыры? Какие тайны он скрывает?..

Донателло, сглотнув ком в горле, уставился на пятерых белокожих и бесполых гуманоидов. Они ответили ему тем же. Абсолютная тишина окутало пространство.

— Загляни в Глаз Сибуллы, — Братья Безмолвия вытянули вперёд руки, указывая длинными тонкими пальцами на парящий в воздухе шар.

— Заглянуть? Что я должен там увидеть? — мутант сделал неуверенный шаг вперёд.

— Вечность, — ответила ему Амаира. Очень тихо, почти шепотом.

Донателло сделал второй шаг, затем ещё один. Каждый новый становился все увереннее, все тверже. Он уже не мог остановиться, слишком многое ему пришлось увидеть. Неудержимое желание познать правду вело его сквозь ураган страха. Но мутант не собирался отдавать тело на растерзание ужасу. Он сможет преодолеть этот путь длиной в бесконечность. Она примет его. Так или иначе.

— Донателло, — Амаира, взяв мутанта за плечо, не дала ему двинуться дальше. Внеземная девушка была полна решимости. Она обязана ему об этом сказать. Это её предназначение. Природа, против которой невозможно пойти. Божественная воля.

— Есть что-то, что я должен знать? — он грустно уставился на слезы, побежавшие по её щекам. Почему она плачет? Почему поддается эмоциям? Что его ждет там? Какая опасность таится внутри Глаза Сибуллы?

— Просто помни, ты не такой, как все те, что были до тебя. Ты — другой. Ты должен справиться, — она отпустила его, а после сразу же кивнула в сторону металлического шара.

Донателло снова взглянул на Глаз Сибуллы. Он, облизнув пересохшие губы, почувствовал неукротимую дрожь в коленях. Ещё один шаг. Мутант стремительно приближался к внеземному артефакту. От него веяло невероятной, почти физически ощущаемой, силой. Она давила на него. Из носа пошла кровь. Он даже не заметил. Донателло не чувствовал ничего лишнего, слышал лишь голос шара. Он что, говорит с ним? Мощь.

Оказавшись рядом, ладони Донателло потянулись к Глазу Сибуллы. Его ледяное покрытие укололо пальцы. Цикл возобновился.

Вечность. В рамках одной смертной жизни она — ничто и всё одновременно. Нельзя её прочувствовать в рамках скоротечного естества. Нельзя ощутить её металлический вкус, зная, что жизнь может оборваться в любой момент. Нельзя полностью познать Бога, будучи смертным.

Не в сети
Аватара пользователя
Главный Критик
Сообщения: 5762
Зарегистрирован: Вс 06 апр 2008 20:18
Откуда: Планета Земля
Благодарил (а): 280 раз
Поблагодарили: 512 раз

Не гасни, уходя...

Сообщение Kaleo » Пн 15 апр 2019 19:50

Философия - штука двуличная. С одной стороны - это целый мир, со своими понятиями, линиями и геометрией, где лишь специалисты могут построить необходимый вычурный карточный домик, который не снесет ураган нептунианского масштаба в лице простых смертных и который сложится по щелчку пальцев того же самого специалиста-философа, который посчитает, что червовая дама смотрит не той стороной. С другой стороны - философия, как сланец, скрывает множество слоев. Есть академическая философия, а есть простая, житейская. И порой одна так переплетается с другой, что становится невозможным отличить их друг от друга. И самое интересное, когда это происходит неосознанно. Может быть это и есть Истина?

Я вот к чему - когда обычно пишут в шапке загадочное слово "философия", это не всегда означает именно философию. Иногда это частично рефлексия. Это рассуждение о чем-то, часто абстрактном, без использования терминов и определений. Я не говорю, что это плохо или хорошо, просто я вот тоже рефлексирую, ибо что такое рецензия как не рефлексирование о пережитом опыте?

В контексте данного рассказа автор пытается самостоятельно разобраться в нескольких метафизических вещах, а именно что такое Бог, что такое божественная сила и может ли человек быть Богом? (guten tag herr Nietzsche). К данным серьезным вещам автор так же подкрадывается серьезно и добротно. Хотя, здесь бы я выделила некий диссонанс между началом произведения и концом.
Начало положено как в заправском космическом футорологическом триллере - корабль, отсутствие экипажа, капсулы..помнится была такая неплохая мода в кинематографе до прихода мракобесия Марвелл. Выглядит немного шаблонно, но автор так умело и четко вводит читателя в обстановку, что последний с готовностью ставит кофий и печеньки, приготовившись к знатному хайтечному экшено-саспенсу, который автор умеет делать весьма хорошо, как мы все знаем.
Да, тревожные ноты действительно прозвучали, но не совсем те, какие бы хотелись. Первый тревожный звоночек поступил от всполоха красных глаз главной героини. Вообще, главные героини - эта та еще головная боль всех авторов любой гендерности. И если девочки скатываются часто в мери, то мальчики в Анжел. Я конечно понимаю тягу сильного пола к длинным ногам и вздорному бюсту, но..Фест, прости, ты здесь немного переборщил с воспеванием самой выдающейся женской части). Донателло в одном из эпизодов так часто оказывался разными частями тела на вышеупомянутом бюсте главной героини, что вызывало больше улыбку. Собственно само появление главной героини выглядит больше как сексуальный тюнинг произведения. Конечно, автор честно пытался добавить ей духовного веса и придать жизни, но..любовь зла, полюбишь и за бюст. Не спорю, может быть сказывается моя не совсем любовь к фэнтезийным персонажам, но введение мелодраматической составляющей показалось немного искусственным, как и сама любовь Донателло, которая слишком выдумана для того катарсиса, кой он должен пережить. Да, любовь к женщине упоминается как одна из тех сил, которая не дает черепашке пасть смертью храбрых в душевной геене, но я больше верю в борьбу за любовь к братьям,чем за любовь к женщине, которую знаешь пару часов.

Вообще переход от почти реалистического триллера на космическую тему к тонкой психоделике матерой метафизики совершается так быстро и необратимо, что это даже удивительно. Т.е. ты знаешь, что это к чему-то такому идет, но это случается так быстро и так быстро соответственно завершается, что вызывает весьма смешанное чувство. Подумав, я поняла, что это скорее вина хронометража. Подобные темы в такой стилистике - это не формат миди. Из-за этого есть ощущение скомканности.

Если говорить о сухом сюжете, то само построение выполнено весьма неплохо, автор уверенно действует писательскими приемами, ведя действие от точки А до точки Б, не отключая внимания читателя. Но некоторые вопросы так и остаются висеть в воздухе, например гибель вспомнившего мужчины, внезапная гибель корабля и прочее. Если смысл сюжета был в том, что бы привести читателя к финалу с временной спиралью через общий хаос происходящего, тогда часть вопросов снимается, ибо подобные цели предполагают рваное, иногда нелогичное повествование.

С центральной темой сюжета немного посложнее. Донателло, а точней одна из бесконечностей его сущностей сталкивается с задачей управления всей вселенной. И его решение об отказе от всевластия, при кажущейся серьезности вопроса - не центральная идея сюжета. Это лишь вариант. Вариант из бесконечной цепочки бесконечного эксперимента. Но поскольку эксперимент по своей сути должен иметь результат, то вытекает, что это и есть сама сущность бытия - бесконечное подбрасывание костей, каждая реальность в лице Донателло создает свой фрактал вселенной. У Донателло нет выбора априори - он составная часть, элемент уравнения. А почему именно он? Каждый автор - Творец своего произведения и он создает своих богов в своем мире.
По общему течению канвы сюжета произведение чем-то напомнило Солярис: реалистичное начало - философская концовка.

Персонажей в рассказе не так много и центральным ядром все же является Донателло, поэтому все остальные немногие оттеснены к бортам нашего судна. Из наиболее сильных можно упомянуть робота-помощника, который как актер второго плана вносит некую умиротворенную ноту, примерно как та самая механическая парочка из Звездных войн. Все остальные, к сожалению, теряются.

В процессе написания часто одергивала себя, когда хотела написать "зритель" вместо "читатель". А все потому, что автор мастерски владеет визуализацией и дает почти трехмерный разворот каждой сцены, обращаясь как к известным киностилям, так и к своему собственному, создавая почти осязаемую картинку. Средства и владение художественным языком так же приносят весьма большое удовольствие, чувствуется литературная база и общий опыт писательской работы.

Завершая свой обзор, в целом скажу, что произведение является одним из образцов стиля автора, с интересной центральной идеей, хорошей картинкой и грамотной, уверенной речью. Из минусов можно упомянуть некую скомканность сюжета и искусственность любовной линии. Но это все субъективно, зависит от того, что вы ищете в произведении.
Образно я бы сравнила рассказ с кристаллом шерла - черная твердая холодная тьма, в которой скрыто сложное и земное.

[В рамках временного задания на стороннем ресурсе]

P.S. Начало напомнило космические рассказы от Дое.
_________________
Изображение
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей