Главные новости Ninjaturtles.ru

• [18.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык TMNT Bebop and Rocksteady Destroy Everything №2
• [16.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Tales of the TMNT Volume 2 №20
• [13.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Archie Comics TMNT Adventures №7
• [11.03.18] На сайте доступен перевод на русский язык IDW TMNT/Ghostbusters Crossovers №3

Рассекая время

Машина-времени — это не игрушка.

Здесь выкладываются фан-фики, которые ещё не окончены.

Модераторы: Kaleo, Миято

Ответить
  • Автор
  • Сообщение
Не в сети
Аватара пользователя
ниндзя
Сообщения: 111
Зарегистрирован: Чт 22 ноя 2018 11:29
Имя: Yoon-ah
Откуда: WA
Благодарил (а): 62 раза
Поблагодарили: 74 раза

Рассекая время

Сообщение Yoon Hae » Ср 26 дек 2018 11:04

Рассекая Время



Бета: Аквамариновая Мисс
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Экшн (action), Психология, Философия, Ужасы, Hurt/comfort, AU, Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Гуро, Ксенофилия, Элементы гета
Размер:
планируется Макси



Время — единица измерения нашего существования, не подвластная человеку. Но если он получит контроль над ним, то будущее станет страшной антиутопией. И где тот герой, который рискнёт побороть пространство, рассекая время ради спасения человечества?

Пролог

05.01.2017

Секундная стрелка монотонными движениями шла по кругу, отмеряя мгновения времени — логического течения, неукротимого и вечного. Оно незыблемо. Аксиома, которую нужно принять как данность без доказательств и без вмешательств. Гармония мира построена на равномерном процессе, измеряемом лишь единожды, только в эту секунду. Она существует в настоящем один раз и исчезает в потёмках прошлого. Необратимость — ключ к пониманию мира и своего нахождения в нём. На этом построены жизненные цели и алгоритмы, сокращающие пути к ним, ибо время слишком драгоценно, чтобы тратить его впустую. Измеряемый необратимый поток. Сложный и простой одновременно, и тем пугающий своей силой.

Бой часов вывел Донателло из его философских размышлений. Каждый раз, слыша звон, он напоминал себе разобрать наконец-то механизм и заставить замолчать примитивный измеритель времени навсегда. Но каждый день, каждый час находились куда более важные дела.

Вернувшись с патрулирования, Донателло как обычно скрылся в своём уголке логова, прячась за плотной ширмой в лаборатории. Это его священный храм, где рождаются самые невероятные идеи и открываются новые грани научного мира. Здесь никто ему не мешает, и он может творить, расписывая стены бесконечными уравнениями, отчего лаборатория больше походила на пещеру с древними наскальными рисунками.

Квадратный прибор, больше похожий на аккумулятор для автомобиля, ждал своего звёздного часа. Из пластикового корпуса торчали запутанным пучком провода, подсоединённые к компьютеру, и Донателло не терял ни минуты, присаживаясь на своё законное место пред монитором. Если всё пройдёт удачно, то на свете появится первая в мире машина по считыванию мыслей.

Виртуозное скольжение по клавишам напоминало игру профессионального пианиста. Чёткие и резкие движения — казалось, что пальцы двигаются быстрее мысли. Уже долгое время он работает над своим устройством, модернизируя его и пытаясь привести в действие. И несмотря на свою усталость после ночного дежурства, молодой учёный не терял ни минуты драгоценного времени, пока братья крепко спят в соседних комнатах. Их храп глушат толстые кирпичные стены и дополнительная изоляция, чтобы ничего не мешало гению творить.

В мусорной корзине уже нет свободного места от пустых банок из-под энергетика, но Донателло тянется за новой порцией. Шипящий сладкий привкус щиплет язык и ударяет в нос пузырьками, отчего черепашка громко кашляет, отставляя банку на край стола справа от себя. Напиток уже давно не бодрит, но привычка пить эту гадость осталась.

Ровные линии строк отражаются в глазах мутанта яркими зелёными полосами. Помещение освещается только светом мониторов, рисуя размытые тени на тусклых стенах. Донателло что-то бурчит под нос. Ещё немножко. Ещё чуть-чуть. Алгоритмы сложены, шифры введены, на приборе загорается красная лампочка. Учёный довольно потирает ладони в предвкушении нового эксперимента. Тянет руку к банке, чтобы утолить жажду от волнения, и ставит её обратно на другую сторону стола. В такие моменты в глазах черепашки загораются странные огоньки, слегка пугающие и меняющие спокойный облик мирного воина на безумный образ учёного, готового на всё ради получения результатов.

Послышался неприятный стонущий звук электричества, оповещающий о перебоях со светом. В одно мгновение все выключенные лампочки загораются и яркими вспышками режут отвыкшие от света глаза. Донателло зажмуривается, а в ушах звенит стрекот электрических разрядов. Только бы успеть всё сохранить…

Три секунды и свет погас так же резко, как и загорелся, словно всё это лишь померещилось. Донателло открывает глаза, быстро моргает и стремительно колотит пальцами по клавишам, вжимая, вдавливая их в корпус, с сумасшедшим страхом вглядываясь в зелёные символы. Мутант облегчённо выдыхает, когда видит, что данные благополучно сохранились и нет причин для паники. С плеч словно снимают булыжник, так что дышать становится легче, и Донателло истерично смеётся над собой. Если бы всё закончилось провалом, то трёхмесячную работу можно было бы пустить коту под хвост. И тогда даже ему самому было страшно представить, что бы случилось.

Автоматически трёхпалая рука потянулась к банке с энергетиком, но схватила только пустоту. Донателло нахмуренным взглядом посмотрел на стол и обнаружил напиток с другой стороны, хотя был уверен, что переставил его с места на место. Он снова засмеялся в голос, думая, что пора отдохнуть, иначе такие провалы в памяти могут сыграть злую шутку.

Решив отложить свой опыт, учёный ещё раз проверил сохранность данных и уверенно нажал кнопку завершения сеанса. Но ничего не произошло. Донателло хмыкнул и повторил действие, но компьютер отказывался подчиняться.

— Завис, что ли?

Старый дедовский метод постучать по корпусу не помог, и черепашка стал искать причину изнутри, усталыми глазами глядя в монитор. Его система всегда была под надёждой защитой, без лишней скромности гениальный мутант мог назвать её самой лучшей во всём мире. По крайней мере, в США. И поэтому проникновение различных вирусов исключалось из списка причин. Так думал Донателло, пока на экране не всплыло ярко красное окно с заглавной буквой «А» в верхней части.

— Это ещё что такое?

На багровом фоне загорелся значок песочных часов, и спустя мгновение появилось белое пятно сообщения. Заинтригованный Донателло не спешил решать эту проблему молниеносно, заинтересовавшись увиденным. Это не походило на вирус, и в голове проскользнула мысль, что некто взломал его засекреченную систему, но она была настолько абсурдной, что черепашка мысленно посмеялся над собой.

В белом скруглённом по углам квадрате вырисовывались чёрные буквы короткой фразы:

«Здравствуй, Донателло».

Мутант чуть не ударился головой об стол, когда его локоть соскользнул с гладкой поверхности. Он потёр глаза, чтобы снять пелену усталости, и заново взглянул на монитор, по которому друг за другом пробегали маленькие точки. Кто-то вводил сообщение.

Донателло стремительно принялся разбираться в ситуации, чтобы проследить источник и отыскать IP-адрес собеседника. Он был уверен, что никто, даже Стокман, не способен взломать его. И такого поворота событий мутант явно не ожидал.

«Не трать попусту время. Тебе не отыскать меня».

— Кто ты? — произнесённые слова вслух отразились в буквах сообщения. Было ли правильным завести беседу с неизвестным хакером? Он знает его имя, а значит, это один из тех, кого черепашка знает лично. Друзья и родственники сразу отпадали — Донателло знал наверняка, что им это не под силу. Шреддер? Стокман? Сколько ещё найдётся гениев среди злодеев, чтобы залезть в компьютер Донни?

«Амадеус» — высветилось на багровом фоне, и через мгновение системный блок отключился и экран монитора потух, погружая комнату в кромешную тьму.

В одно мгновение всё освещение в лаборатории снова загорелось так ярко, словно пыталось сжечь здесь всё, испепеляя своим неоновым светом. Напряжение зашкаливало, слышался гул проводов. Донателло потянулся к своему прибору и одним рывком выдернул все коннекторы из отверстий компьютера, который уже начал дымиться. Ещё секунда, и все лампочки лопнули от слишком большого напряжения, осыпая осколками комнату.

— Что это было? — спросил черепашка у тишины, стряхивая с плеч стекло.

Монитор снова загорается, и уже на чёрном фоне виднеются зелёные строчки:

«Я слежу за тобой...»

Не в сети
Аватара пользователя
ниндзя
Сообщения: 111
Зарегистрирован: Чт 22 ноя 2018 11:29
Имя: Yoon-ah
Откуда: WA
Благодарил (а): 62 раза
Поблагодарили: 74 раза

Рассекая время

Сообщение Yoon Hae » Пн 11 фев 2019 21:04

1. Парадокс теории ожидания

08.01.2017

Солнце уже осветило границы своих владений, игриво переливаясь на свежих кристалликах снега. Тонкие стволы деревьев покрылись инеем, словно надели на себя праздничный зимний наряд; воздух наполнился морозной свежестью, щипая щёки прохожих колким холодом. Приятный глазу пейзаж природного сна напоминал о запахе горячего кофе и имбирного печенья. Каникулы были в самом разгаре, но вот-вот должны были закончиться. И снова улицы Нью-Йорка погрузятся в суету повседневной жизни.

Никто из жителей центральной канализации не мог оценить красоту морозного утра. Всегда погружённый в полумрак, забытый людьми подземный участок был лишён солнечного света и довольствовался лишь тусклым освещением нескольких лампочек. Обитатели подземелья, гоняющие по городу всяких бандюг всю ночь, стали по очереди выбираться из своих комнат, разбуженные громким звоном будильника.

Лишь Донателло уже был на своём привычном месте — напротив компьютера. Он откинулся на стуле, закинул ноги на стол, и не переставая пялился в тёмный экран монитора. После происшествия несколько дней назад, черепашка до сих пор не мог прийти в себя, погружаясь в потёмки своего сознания всё глубже и отделяясь от команды всё дальше.

— Ты уже проснулся? — спросил Леонардо, скорее не любопытствуя, а просто констатируя факт. Но в ответ не получил ничего. Никто и не ждал ответа. В такие моменты все знали: мозг гения работает над очередным проектом, высчитывая несколько многосложных задач одновременно. Он ведь и сам об этом говорил, прося не беспокоить без надобности.

— А почему комп выключен? — не стесняясь широко зевать, промямлил Микеланджело, устало потёр глаза и подошёл к брату, шаркая ногами. — Сломался?

В ответ тишина. Донателло застыл, как гранитное изваяние, и сложно было сказать, дышит ли он сейчас, продолжая всматриваться в темноту выключенного экрана, словно в нём таился скрытый смысл, послание по ту сторону, которое помогло бы ему наконец найти ответ.

За последние несколько дней он всё думал, как так получилось, что его система была взломана. Не то чтобы его расстроил тот факт, что его гениальный разум оказался не самым первым на планете Земля, но вся ситуация в целом была за гранью его понимания. И ответы на свои вопросы он так и не получил. Самое странное для мутанта было то, что он, как ни старался, не мог отыскать IP-адрес неизвестного хакера и вычислить его локацию, не мог даже защитить свой компьютер от нападения извне. Чтобы он ни делал, каждый день кроваво-багровое окно с точностью до секунды появлялось на экране монитора.

«Детский сад какой-то!»

Не сумев самостоятельно найти ответы, Донателло решился вступить с неизвестным в диалог. Но всё стало ещё запутанней. Каждый раз, прокручивая в голове ту странную переписку, он пытался понять цель взломщика, найти хоть какую-то зацепку, чтобы вскоре отыскать его. Страшнее всего было то, что хакер определённо точно знал, кому отсылает сообщения.

«Но зачем?»

Мысли всё снова и снова возвращались к беседе с неизвестным, будто гипнозом приманивая сознание к тому вечеру. Два дня Донни молчал, пытаясь изо всех сил решить проблему, и только вчера всё-таки вступил в диалог после полученного сообщения.

...«Тебе не взломать меня…»

— Откуда тебе известно обо мне? — каждый раз выбираясь на поверхность к людям, Донателло тщательно следил за защитой в интернет-пространстве, предварительно отключал камеры наружного наблюдения и проверял, не попали ли фотографии или видеосъёмки с их лицами в сеть, а даже если и так, то быстро всё подчищал. И был уверен, что их не могли засечь.

«Я знаю больше, чем ты думаешь, Донателло».

— Ответ не принимается, — мутант надеялся изо всех сил, что это не очередная битва со злодеем, а всего лишь случайно попавшийся компьютерный гений, который от нечего делать решил пробить самую засекреченную систему в США и теперь играет на нервах. — Как тебе удалось взломать меня?

«Для меня это не составило большого труда».

Черепашка пренебрежительно фыркнул, наигранно закатывая глаза, думая, что с самомнением у этого взломщика всё в порядке. Внутренне он даже огорчился, понимая, что, в отличие от него, собеседник был более продуманным и хитрым, не позволяя никаким образом проникнуть в его систему.

— Что тебе нужно?..

«Мне нужен ты. Ты должен сделать для меня кое-что. Иначе всё может закончиться трагично. И для твоей семьи тоже».

Донателло резко приблизился к экрану, отрывая спину от стула и прищуривая глаза под круглыми очками. Сердце резко ускорилось, когда вопрос коснулся его семьи. Безопасность братьев и отца всегда была на первом месте для каждого из них. Но пока не было совершенно никакой информации о том, кто же там, по ту сторону экрана, и надежда на то, что это какой-нибудь хитрый компьютерный гений в испачканной потёртой майке и очках с толстыми стёклами, всё ещё теплилась в душе.

— Кто ты?

«Скоро всё узнаешь»...


— Кто же ты? Кто ты?...

Троица братьев, столпившаяся вокруг Донателло, уже битый час пыталась привести его в чувство. Поначалу никто не притрагивался к нему, думая, что гений снова за работой, но по истечению трёх часов, при которых застывший Донни даже не пошевелил пальцем, у всех стала закрадываться странная мысль: а не умер ли он?

— У него, наверное, мозги засохли от компа, — приглушённым голосом произнёс Майки, размахивая руками перед глазами брата. Он стал тыкать в него пальцем, сначала медленно и осторожно, потом сильнее и настойчивей, но реакции не было.

— Да, — басом пробубнил Рафаэль. — Он постоянно пялится в свой монитор, уже облучился весь с ног до головы.

Черепашка толкнул застывшего брата в плечо, да так сильно, что тот слетел со стула и с треском рухнул на бетонный пол.

— Эй! — возмущённо воскликнул Донателло, хмуро глядя на собравшуюся вокруг него толпу родственников.

— Мы уже подумали, что ты умер! — с улыбкой воскликнул Лео. — Ты просидел не шевелясь три часа!

Мутант в фиолетовой повязке поднялся на ноги, слегка попрыгал на месте, разминая затёкшие конечности, и помотал головой, приводя свои мысли в привычный поток гениальных идей. Было сложно бороться с проблемой одному, но Донни был абсолютно уверен, что в этом случае никто из братьев не мог ему помочь. Взломщика было невозможно вычислить, и извещение всех о нависшей угрозе только бы усложнило ситуацию внутри коллектива. На Рафаэля накатила бы внезапная жажда расправы, и неутолимое желание сию же минуту наказать нарушителя повело бы его на поиски хакера. Ни стратегии, ни логики. Майки лишь пожал бы плечами, с любопытством ребёнка пялясь на Донни и внимая каждому его слову, но не понимая даже малой части. А Лео… Лео погрузился бы в себя, выстраивая стратегию дальнейших действий. Но всё это мало бы помогло разрывающемуся мозгу Донателло разгадать местонахождение хакера. Таким логическим алгоритмом черепашка решил оставить проблему при себе, желая самому во всём разобраться и понять. Он решил молчать, пока не удастся отыскать хоть какую-нибудь зацепку. Сегодня ровно в 8:45 на экране монитора вновь появится загадочное окно чата. В этом Донателло не сомневался.

***

Убедив братьев в том, что нечто грандиозное готовится к открытию, вложив в доводы всю свою фантазию и придавая им вид правдивых обоснованных причин отделиться от команды, юный гений остался в одиночестве в своей лаборатории, мысленно отсчитывая время. Сплинтер уже давно не вмешивался в дела детей, давая советы только тогда, когда в этом была необходимость. Его сыновья стали уже совсем взрослыми, переступив порог подростковой жизни и вступив в новую, более сложную фазу своего становления. Теперь уже не было необходимости постоянно читать нравоучения и наказывать их за проделки. Настало время для собственных решений и ошибок. И старому сенсею не осталось ничего, кроме как молча наблюдать за последствиями этих решений.

Время на часах показывало половину девятого вечера, и на Донни вдруг напал какой-то мандраж. В голове возникла мысль, что следующая беседа может и не состояться, что на вопрос о происхождении неизвестного получен странный ответ. Ему определённо что-то нужно, но что именно… А если сейчас в логово ворвётся отряд очередных ниндзя-вредителей, или же новая волна пришельцев решит захватить планету?.. Донателло помотал головой, отгоняя свои безрассудные, на его взгляд, мысли.

Компьютер всё так же оставался выключенным. А вдруг хакер захочет скачать все данные с системы? Запустит вирус в программу? Что, если он уже это сделал?..

Часы раздражающе тикали, разгоняясь быстрее обычного и рождая парадокс теории ожидания. Ведь когда ты чего-то ждёшь, время как назло тянется медленно, раздражая каждую нервную клеточку существа, а когда противишься событию — бежит, словно неуправляемый поток. Хотя, разве кто-то может управлять временем?

Часы показали 8:45, и черепашка подпрыгнул на стуле от неожиданности. Компьютер сам начал загружаться. Донателло устало надавил пальцами на виски, хмурясь и вслушиваясь в знакомый звук работающего процессора. Он не стал торопиться отключать блок питания от сети. Его неутолимая жажда всегда искать логичную форму для всех вопросов фанатично билась головой об стену. Никакая логика не работала. Как ни пытался он состроить схему причины-следствия, всё рушилось, как карточный домик. Донни уже подумывал о нечеловеческом, ненаучном волшебном действии, разочаровавшись в поисках здравых оснований.

— И никаких следов. Все программы работают без перебоев. Я даже не в силах отследить источник.

Знакомое злосчастное окно веб-чата, и снова бегущие точки в квадратике снизу.

«Не пытайся спрятаться от меня. Это ни к чему не приведёт».

— Да разве можно от тебя спрятаться? — вслух спросил Донни, устало глядя на экран. Он уже и забыл, когда в последний раз, касаясь головой подушки, проваливался в сладкую негу сна. Даже принимая горизонтальное положение, Донателло не спал. Его мозг ежесекундно решал сложившуюся задачу, выдавая миллион разных решений. Но ответ оставался неверным.

«От меня не убежишь…»

— Кто ты? — вновь зазвучал вопрос, отражаясь буквами на экране.

«Тот, кому известно плачевное будущее человечества».

Впервые за всё это долгое время на лице Донателло появилось некоторое подобие улыбки — усмешка в сторону собеседника. Неужели очередной злодей, мечтающий о власти? Надоело.

— Хватит играть со мною в эти игры. Что тебе нужно? — уже не впервые заданный вопрос, на который не было точного ответа. Было очевидно, что всплывающий чат — это не вирус. Это целенаправленная схема взлома, и по ту сторону экрана сидит неизвестный доселе враг. В последнее время всё, что вызывает риторические вопросы, принято считать вражеским, ведь не знаешь, какую ещё межгалактическую тварь занесёт в пределы земной орбиты.

«Поверишь ли ты правде?..»

Странный вопрос… По скудным ответам хакера было очевидно, что отвечать толком он не собирается, а всё ходит вокруг да около. А это значит, что ещё велика вероятность отыскать по ту сторону скучающего программиста, а не суперзлодея. К тому же через пять минут чат должен закрыться. Временное ограничение — страх быть найденным? Но за такое небольшое количество времени совершенно ничего нельзя было разузнать.

«Герой должен всегда оставаться героем».

Красное окно закрылось, и компьютер завершил сеанс самостоятельно.

— Какого чёрта!

Нецензурная брань очень редко выходила из уст Донателло, поэтому удивлённый Сплинтер, о котором гений забыл, заглянул в лабораторию. Черепашка, резко поднявшись со стула, поклонился отцу и попросил прощения, пытаясь взять себя в руки. Но это было чем-то невозможным, ведь нигде, ни в одном уголке его многочисленных программ, данных и подсоединённых носителей нельзя было отыскать даже его имени. Он никогда не вносил такие сведения в целях безопасности. Никогда не сохранял больше информации, чем необходимо, чтобы уберечься от подобных ситуаций. А это значит, что хакер узнал о нём из иных источников. Неужели это Шреддер? А может, братья решили над ним так подшутить? Но ни у одного из них не хватило бы ума обойти защиту его мегакомпьютера.

Черепашка сжал кулаки, чтобы унять подступившую дрожь. Все эти прозрачные намёки давали минимум информации. Игра в кошки-мышки слишком затянулась. Донателло глубоко вдохнул и выдохнул, концентрируя своё внимание на цели и абстрагируясь от иных побочных мыслей, как учил сенсей. Освободить свой разум и погрузиться в приятную пустоту. Ответ сам всплывёт в сознании, нужно лишь проложить ему путь к себе.

— Сегодня я разыщу тебя...

Не в сети
Аватара пользователя
ниндзя
Сообщения: 111
Зарегистрирован: Чт 22 ноя 2018 11:29
Имя: Yoon-ah
Откуда: WA
Благодарил (а): 62 раза
Поблагодарили: 74 раза

Рассекая время

Сообщение Yoon Hae » Пн 04 мар 2019 11:13

2. Парсомния

Темно и сыро. Запах влажной плесени неприятно бьёт в нос. Объекты перед глазами расплываются, освещаясь лишь изредка падающим на них лучом тусклой лампы в постоянно качающейся люстре.

Мутное сознание словно в тумане пытается отыскать логическое объяснение отрывкам. Резкий яркий свет бьёт в непривыкшие глаза и режет их. Толстая стеклянная стена разделяет белую комнату на две половины, и по ту сторону — густой плотный дым, будто кто-то собрал все дождевые облака внутрь. Сверкнула молния. Через небольшой просвет было видно, как оголенный искрящийся провод упал на пол. И гулкий звук резкого соприкосновения ладоней о стену с той стороны.

Он чувствует ноющую боль, видя это. Хочет закричать от нарастающего напряжения и своего собственного бессилия. Он не может открыть прозрачную дверь и лишь касается своими ладонями поверхности, закрывая тонкие человеческие. И сползает вслед за ними. Окрававленными и израненными. Кровь омывает прозрачность стекла, багровой плёнкой окутывая его. Всё красное. Красное. И густое. Горячее. Прерывистое дыхание человека напротив, но он не может разглядеть лица. Всё поглощает туман. Стекло запотевает от частого и горячего дыхания. Он хочет просочиться сквозь и быть по ту сторону. Он хочет схватить тонкие запястья и перетянуть к себе. Он хочет быть Суперменом и прорезать проход лазерами из глаз. Но не может…

Ладони отрываются от стекла и теперь они уже на полу, в багровой луже. Больше не дрожат, не дёргаются. Застывают. И врезаются в память. Массивный кулак бьёт по стеклу, но даже не слышно звука. И он кричит, разрывая связки…

***

Резко поднявшись на кровати, Донателло прижал руку к пластрону, отрывисто дыша. По зелёной коже мелкими каплями стекал пот, и черепашка вытер его с щеки тыльной стороной ладони и стянул повязку с лица.

«Герой должен оставаться героем».

Донателло прекрасно понимал, что хакеру известно многое, и Амадеус всё больше походил для него на мифическое существо. Откинувшись на кровать обратно, черепашка устало разглядывал потресканный кирпич на потолке. Может, это всего лишь галлюцинации? Игра разума, дающая возможность создавать новые невероятные идеи и делать открытия, но забирающая способность мыслить здраво? Может, он просто сошёл с ума?

Донателло помотал головой, отгоняя эти мысли. Чрезмерное количество энергетика в организме и недосып вместо того, чтобы нейтрализовать друг друга, создавали из мыслей дикий микс. Он уже не мог размышлять логически, цепляясь за отрывки воспоминаний и снов, но уснуть так же не получалось.

«Надо рассказать братьям…»

Но что это даст? Нельзя выдавать нулевой результат. Должен быть хоть какой-то логически выстроенный вывод. Нужно ещё немного подождать…

И почему так жарко? Воздух стал сухим и спёртым, его больно было вдыхать. В голове проскочила мысль, что никогда в жизни ещё не приходилось так потеть. Ему — хладнокровному существу. А ведь на поверхности вовсю бушует зима.

— Герой должен оставаться героем, — раздался тихий хриплый голос в темноту.

***

«Поток времени — непрерывно движущаяся вперёд прямая, которую невозможно остановить. А что, если кто-то получит силу, способную отматывать время вспять? Как он воспользуется этим? К каким последствиям это приведёт?

Я сумел пересечь грань между настоящим и прошлым. Я стремился к благой цели, хотел создать нечто новое, расширить рубежи нашего сознания, нашего существования. Я создал машину смерти».

Донателло внимательно следил за набирающимся текстом. Он был уверен, что Амадеус не врёт, и что все его слова правдивы. Иначе зачем всё это?

Мутант ладонью стёр выступивший пот со лба. В последнее время непроходящее чувство тревоги поселилось в его сердце, не давало спокойно вдохнуть. Но он продолжал молчать, оставив все свои вопросы на потом и внимательно скользя взглядом по экрану.

«Я ошибся. Мы ошиблись. Мы создали нечто большее, немыслимое доселе, но опасное для всего человечества. Для каждого живого существа. Мы создали машину порабощения. Это моя ошибка».

— О чём ты говоришь? — с каждым прочитаным словом мутант всё больше хмурился, словно понимание этого давалось ему с большим трудом. То, что нельзя описать любыми на данный момент известными законами логики, не могло уместиться в голове. Оно насильно вытеснялось из сознания и воспринималось не больше, чем сказка. Над этими эпичными заявлениями впору посмеяться, но Донателло было вовсе не до смеха.

«Тринити открыло охоту на человечество. Если они заполучат то, что хотят, то мы все погибнем».

— А хотят они твою «машину смерти», естественно, — логично заключил черепашка, щёлкая пальцами по клавишам.

«Всё верно. Не дай им это совершить».

Донателло глубоко вздохнул и откинулся на стуле. Он думал, что очень удобно давать указания, но не рассказывать никакой информации, спихивая ответственность на плечи другого. Правдивая и самая логичная мысль о том, что машина является своего рода переключателем временного портала, бойко пробивалась сквозь аргументы неверия и невосприятия. Это казалось настолько же немыслимым, насколько являлось истиной.

Донателло почувствовал, как ускоряется его пульс от осознания невероятного, ведь никому не удавалось перекроить время. Неужели это возможно? Неужели нас ждут путешественники во времени? А может, мы сами ими станем когда-то? А может, уже среди нас кто-то рискнул?..

Но разве можно пересечь этот несущийся поток? Как? Все теории являлись недоказаными, все попытки хотя бы приблизиться к этой цели являлись тщетными. И как? Чёрные дыры? Кротовая нора? Экзотическая материя? ЦЕРН* разогнал тахион* выше скорости света?

Все эти вопросы роились в голове у черепашки, но время чата было ограничено, и он не мог охватить всё.

— Мы можем встретиться? У меня много вопросов.

И самый главный из них: каким образом нужно помешать Тринити не дать завладеть машиной? И вообще, что такое Тринити?..

«Это невозможно».

Донателло фыркнул, закатив глаза. Всё бы это казалось бредом сумасшедшего, если бы так сильно не захватило разыгравшееся научное любопытство мутанта. Он допускал, что всё это может быть шокирующей правдой. Ведь сам до сих пор не смог отыскать Амадеуса.

«Герой должен оставаться героем…»

Окно свернулось, и монитор погас. Черепашка опять откинулся на стуле, заведя руки за голову и уставившись в потолок. Больше всего его поразил тот факт, что Амадеус смог открыть новые законы, построить новую теорию и воплотить всё это в жизнь. Возможно, он один из величайших умов за всю историю науки. И нобелевская премия до смешного мала, чтобы оценить такое изобретение.

Однако в одном Донателло был согласен со своим невидимым собеседником: машина времени может стать злом не в тех руках. Если использовать её в корыстных целях, то это способно уничтожить весь существующий мир. Поможет стать тем, кто способен контролировать время, а значит, контролировать жизни людей. Во что превратится мир, если машина окажется у жадных до власти? Это будет похоже на страшную антиутопию, и не ту, где все стремятся к идеальному миропорядку. Это будет тоталитарный режим.

Но даже если исключить такую теорию, то любое вмешательство во временной поток разрушит наше настоящее, а значит, искривит свой путь. Это неверно. Любая малейшая ошибка может привести к тотальным последствиям. Вымирание, болезни, исчезновение видов, мутирование.

«Ну, последнее мы уже проходили».

Амадеус боится Тринити, а значит первый вариант, возможно, является правдой. Но что это? Донателло вновь склонился над клавиатурой, ища нужную ему информацию, и подумал, что ситуация зашла уж слишком далеко, а значит, пора ввести братьев в курс дела.

***

Леонардо задумчиво разглядывал пол, подперев подбородок руками. Информация, которую с таким живым интересом доносил брат, пыталась уместиться в его голове. Несмотря на обилие всевозможных научных терминов и теорий суть он уяснил — кто-то взломал компьютер Донни и пытается либо навести их на нового врага, либо играет с ними в опасные игры. Ситуация выходила за рамки их обычной жизни и пока от неё не веяло угрозами, хотя и вся история в целом казалась более чем странной.

— Что такое Тринити? — прервав долгую речь брата о чёрных дырах и их возможных способностях изменять время, спросил Леонардо.

— Ах да, — будто только вспомнив, где он находится, отозвался Донателло. — Я поискал кое-какую информацию об этом. Если исключить религиозный подтекст, то на первый взгляд Тринити — это простой технологический институт. Они занимаются разработкой технических новинок, генной инженерией, космическими технологиями. У них довольно обширный список…

— Короче, сборище занудных ботаников, — заключил Рафаэль, чтобы сократить и не дать брату снова загружать им мозг.

— И этот Амадеус говорит, что они охотятся за неким опасным прибором, правильно? — уточнил лидер и, получив утвердительный ответ, продолжил: — А ты не думал, что Амадеус мог украсть этот прибор у института, и теперь они его пытаются отыскать? Такое тоже вполне вероятно. Если Тринити напичкан учёными, то какой смысл охотиться за какой-то непонятной машиной, если можно её воссоздать.

— Я думал об этом. Если верить словам Амадеуса, так как я и говорил, создал он ничто иное, как машину времени. Никто не мог сделать этого раньше. Ни один учёный не был способен на такое. И если это так, то скорее всего Тринити хотят получить контроль над ним, присвоить изобретение себе. Амадеус говорил об опасности для всего человечества…

— С чего бы нам верить ему? — скептически фыркнул Рафаэль. — Какой-то придурок взламывает твой компьютер, узнает всё про нас, говорит про опасность для человечества. Кто он вообще такой?

— Действительно, — согласился Леонардо. — Может, он хочет с помощью нас отыскать эту машину и заполучить её таким образом.

— Да-да, — Донателло устало запрокинул голову и надавил пальцами на закрытые веки. Все варианты он тысячу раз прокручивал в голове. Кем может быть Амадеус: скрывающийся гений или же злодей, использующий их в своих целях? И чем вся эта миссия может обернуться в итоге? — Послушайте, здесь главными являются два пункта. Первое: Амадеус раздобыл информацию о нас и знает буквально всё. И второе: существует некая машина времени, и если она попадёт в плохие руки, то это обернётся катастрофой. Для того, чтобы найти ответы на оба вопроса, нам надо найти самого Амадеуса. Пока что этого сделать мне не удалось, поэтому остаётся только ждать его следующего выхода на связь.

Старшие братья недовольно переглянулись. Неизвестность пугала и настораживала больше, чем сама смерть. Только Микеланджело беззаботно раскручивался на стуле, весело вскидывая руки вверх, изображая поездку на американских горках. Слушать переговоры братьев он перестал уже минут десять назад, когда Донни начал свою нудную лекцию о каких-то дырах в космосе. И кто проделал эти дыры? И чем эти дыры залатать? А лучше бы вообще пиццы поесть, а уж потом заниматься починкой Вселенной.

— Я несколько дней работал над новой программкой, которая поможет мне отыскать местонахождение Амадеуса, — поспешил успокоить нарастающую нервозность братьев Донателло. — Когда он выйдет на связь, мне удастся его засечь.

***

Спёртый влажный воздух невозможно было вдохнуть. Слишком жарко. Это невидимое пламя обжигало кожу, горло, лёгкие. Впитывалось телом, иссушало последние капли влаги в организме. Во рту пересохло. Язык стал шершавым и колючим.

Сквозь мутную пелену с трудом можно было рассмотреть бесформенные силуэты, будто зрение резко снизилось. Он никогда не страдал этой проблемой. Это что-то ненастоящее, нереальное. Чужое.

Руки не слушались, прикованные к железной кровати намертво. Паника всё нарастала, тело сковало ремнями, воздуха почти не осталось.

Что-то больно кольнуло в запястье и ползло, ползло под кожей вдоль всей руки. С трудом ему удалось опустить голову и, прищурив глаза, рассмотреть. Тонкие, острые на концах провода нависли над обездвиженным телом, опасно сверкнув металлическими иглами. Он барахтался, сжимал руки в кулаки от напряжения и всем телом вытягивался вперёд, чтобы сорвать железные оковы с корнем. Жилы на шее натянулись, глаза налились кровью. Нити, словно имеющие разум, вертелись из стороны в сторону, следили за ним невидимыми глазами. В одно мгновение устремились к цели, иглами прорезая кожу, подлезая под неё и отделяя от мяса. Истошный крик прорвал немую тишину.

***

Донателло не сдержал громкого стона, резко подскочив на кровати. Опять эти сны, преследующие его. Черепашка схватился руками за голову и опустил её к коленям, раскачиваясь из стороны в сторону. Кошмары не давали спать, мозг постоянно искал решение задачи, просчитывал миллион возможных исходов. Всё нужно знать наперёд. Ко всему нужно быть готовым. Ему нельзя отдыхать, нельзя расслабляться. Если он не найдёт решение, то умрёт. Прямо здесь, сейчас, в эту секунду.

— С тобой всё в порядке, Донателло? — послышался успокаивающий голос сенсея над головой, и кровать рядом просела. — Тебя мучают дурные сны?

— Это просто был кошмар, ничего страшного, — успокаивая самого себя, ответил черепашка.

— Тебе нужно отдохнуть. Нельзя найти ответ, когда мозг затуманен, — Сплинтер подал сыну чашку с горячим мятным настоем и по-отцовски похлопал по плечу. — Позволь страху отступить, и ты увидишь путь ясно.

Страх? Он не чувствовал страха. Прямо сейчас он был в этом убеждён. Страх к кому? К невидимому Амадеусу? Это смешно. Им приходилось сталкиваться с более опасными противниками лицом к лицу. Нет страха. Нет.

И почему сенсей заговорил о страхе? Донателло обдумывал этот вопрос, вдыхая мягкий мятный аромат, но он рассеялся в куче бурлящего мыслительного потока, цепляя воспоминания и предположения, прошлое и настоящее. Яркий колейдоскоп ослеплял, не давал остановиться на одной чёткой мысли. И когда он потерял способность размышлять здраво?

— Мне сейчас всё равно не уснуть, — сказал Донателло отцу. — Я поработаю на компьютере немного.

Сплинтер проводил сына полным тревоги взглядом и напряжённо вздохнул, удаляясь из комнаты сына.

Яркий экран компьютера осветил мрак помещения, бросая на уставшее лицо черепашки неоновый свет. В углу красным маячком запрыгало окно оповещения — кто-то прислал письмо на почту. Отправитель: Амадеус. Внутри письма ссылка, и, не задумываясь, Донателло сразу же кликнул по ней.

Это был доступ к засекреченным файлам Тринити. Сотни и тысячи ссылок и подзаголовков. Разработка химического оружия нового поколения. Генетические опыты над животными и людьми. Создание вируса гриппа и новых заболеваний. И множество материалов с пометкой «секретно», на которые доступ был закрыт.

«То, что творится за кулисами, может поражать масштабом безумия. Это новая ветвь истории, и если никто не вмешается, то она станет нашей печальной реальностью».

— Что же я должен сделать, Амадеус? — Донателло запустил свою программу-невидимку для поиска возможного месторасположения собеседника. Хотя черепашка признавал, что Амадеус был умён и хитер, но всё-таки и у профессионалов бывает осечка.

«Ты должен найти меня. Я признаюсь, что это будет нелегко и опасно. Тринити не должны узнать о вас. Иначе в этом мире больше не останется героев».

Странные высказывания Амадеуса накаляли и без того напряжённую обстановку. Донателло выдохнул и, сложив руки на стол, опустил на них голову, закрывая усталые глаза. До чуткого слуха донеслись тонкие сигналы — писк, исходящий от монитора. Черепашка поднял глаза и в порыве притянул клавиатуру к себе ближе, автоматом набирая на ней только ему известный шифр. На экране появилось окно с мигающей красной точкой на карте, и с каждой секундой масштаб картинки увеличивался, выдавая примерное расположение объекта.

— Неужели сработало? — сам не веря своим глазам, произнёс Донателло. — Но этого мало. Мало. И как я должен его найти, скажите на милость?

«Я помогу тебе», — появилось новое сообщение от хакера. — «Завтра ты будешь очень близок к тому, чтобы найти меня».

— Хрень какая-то, — не сдержался черепашка, понимая, что и сейчас его намеренно вывели к этой цели. Всё подчинено Амадеусу, он следит за каждым их шагом. Всевидящее око Большого брата. Не это ли и есть Амадеус? Других объяснений Донателло найти не мог. Завтра случится что-то значительное, приоткроется завеса неизвестного. Завтра всё решится.
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей