Главные новости Ninjaturtles.ru

• [18.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык TMNT Bebop and Rocksteady Destroy Everything №2
• [16.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Tales of the TMNT Volume 2 №20
• [13.03.18] NEW На сайте доступен перевод на русский язык Archie Comics TMNT Adventures №7
• [11.03.18] На сайте доступен перевод на русский язык IDW TMNT/Ghostbusters Crossovers №3

Время дождя (Перезагрузка)

Представьте себе такое будущее: люди - вымирающий вид, мутанты на каждом шагу, да ещё и пришельцы захватили всё это безобразие и пытаются истребить всё живое на земле. Представили? А как вам появление наших любимых героев посреди всего этого сумасшествия?!

Здесь выкладываются фан-фики, которые ещё не окончены.

Модераторы: Kaleo, Миято

Ответить
  • Автор
  • Сообщение
LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Вс 03 фев 2019 21:48

Вселенная: Данная работа не относится к конкретной черепашьей вселенной. Но точно ни кино-дилогия (2014 и 2016), ни мультсериал 2018.
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Драма, Фантастика, Экшн (action)
Предупреждения: ОМП, ОЖП, Элементы гета, Возможны насильственные сцены (не определилась)
Примечание автора: Да, это та самая работа FESTа, которая с его лёгкого пинка попала мне в руки на "переработку". В итоге получилось не просто отредактировать "старую" версию, а устроить что-то больше напоминающее "по мотивам". Ценителей творчества автора оригинала прошу судить меня строго, бить больно, но не по голове.


Время дождя

Пролог

Улицы Нью-Йорка в очередной раз осаждал дождь. Стуча по крышам домов, он словно разговаривал с людьми, пытаясь донести до них что-то очень важное, как казалось ему самому. Дождь действительно очень старался и был крайне настойчив, ибо лить вот уже третьи сутки – слишком много, даже для Большого Яблока. Так что было не удивительно, что люди уже молили Бога о том, чтобы этот проклятый дождь кончился. Лишь только те, кто сами постоянно вынуждено безмолвствовали, понимали его.

Микеланджело сидел на трубе в очередном дождевом коллекторе необъятной канализации. Он слышал, как сверху топают люди, а через ливневый водосток на самом верху его укромного местечка лился целый поток, как из открытого крана. Да, такого ливня не было уже давно, но пока что водоотводная система работала исправно и брала верх над разбушевавшейся стихией.

Мутант, однако, сидел смирно, и казалось, что ничто не может его отвлечь от мыслей, устроивших буйную потасовку в голове. Обычно подобное состояние не было присуще Майки, однако последнее время в воздухе витало нечто странное. Нечто, что заставило даже всегда такого веселого и беззаботного смельчака задуматься о смысле всего, что происходило с ним и его братьями.

А ведь, если посмотреть на всё отстранённо, и правда можно было подумать, что судьба решила поставить некий эксперимент на прочность, и выбрала в качестве подопытных именно их маленькую, нестандартную семью. Начиная уже с того момента, как эта самая семья появилась.

Их приёмный отец, по совместительству крыса-мутант, мастер ниндзюцу и их учитель, подобрал их совсем малюсенькими черепашатами. Он стал им самым настоящим папой, воспитывая в них всё самое лучшее, вкладывая самое ценное, приучая оберегать себя и свою семью, не влезая ни в какие опасные дела без крайней на то необходимости. Но необходимость эта, почему-то, хоть и крайняя, была ещё и частая. Как ни старались они сидеть тише воды, ниже травы, но неприятности находили их везде, даже под землёй, в самом прямом смысле этого слова.

Микеланджело, самый юный из четвёрки братьев, наверное, легче всего справлялся со всеми трудностями. По крайней мере, так казалось ему самому. Да и окружающим тоже, если уж совсем честно. Он умудрялся везде видеть позитив и шутить всегда, даже в самых тяжёлых и безвыходных ситуациях, что нередко выводило из себя Рафаэля – одного из его старших братьев. И, да, «старших» в данном конкретном случае совсем не означало «приносящих семье меньше хлопот».

Рафаэль вообще каким-то непостижимым образом умудрялся слишком часто выступать как раз-таки громоотводом, который как будто притягивал на себя, а заодно и всех по глупости своей или несчастью близстоящих/сидящих/лежащих существ, все неприятности, предназначенные судьбой жителям огромного мегаполиса. Это в свою очередь нередко выводило из равновесия Леонардо, призванного наводить порядок в их общем бардаке жизненного пути. Почему? Ответ прост – Лео был лидером как по выбору, приказу и наставлению их общего Учителя, так и по призванию.

Вообще, Леонардо всеми воспринимался как зануда, вечно портящий праздник. Казалось, что целью его жизни – порядок во всем окружающем его мире, во всех плоскостях жизни каждого существа, находящегося поблизости. Нередко, в самые критичные минуты, это спасало их панцири, но в повседневной жизни это было большой занозой, с которой и жить трудно, и вытащить невозможно, ибо спряталась эта самая заноза в таком месте, где сам не достанешь, а других не попросишь из природной скромности…

Нет, Майки очень любил всех своих братьев. Искренне. Всем сердцем. Но с Лео и Рафом ему всегда было сложнее, чем с Донни. Донателло… Хм… Как могли двое столь разных существ сдружиться так крепко, было загадкой даже для них самих. Казалось, что ничего, кроме юмора и братских уз, их и не связывало вовсе. Донателло был помешан на научно-технических прибамбасах и прочих странностях, которые у Микеланджело не вызывали ничего, кроме зевоты. Да, его ум и изобретательность давала всем им в целом и младшему брату в частности много плюсов в жизни подземного обитателя, лишённого многих обычных людских радостей. Если бы не Донателло, Майки никогда бы не узнал всех прелестей кабельного телевидения, к примеру. В свою очередь, большая часть любимых тем Майки – комиксы, видеоигры, фантастические фильмы - были не особо интересны Донателло, если только не касались каких-нибудь особенно правдоподобных научно-фантастических теорий. Однако они всегда умели находить общую нить разговора, в то время как двое старших братьев постоянно цапались между собой по любому поводу и даже без оного. Возможно, именно по этой причине они и начали так активно дружить. Не «ради», а «вопреки». Даже тут помог их общий юмор, пусть и шутили в этой ситуации не они, а над ними.

- Скоро! – вдруг мысли юного мутанта прервал некий незнакомый мужской голос. Майки обернулся по сторонам, но никого не было видно. Странно. На всякий случай он встал с насиженного места и переместился в более густую тень. Вдруг где-то неподалёку произошла какая-нибудь авария, не позволяющая водостоку нормально работать, и это работники спустились в местное подземное царство устранить поломку? Не хотелось бы сейчас на кого-нибудь напороться, или, вернее, позволить кому-то напороться на тебя, когда сам ты – черепашка, мутант, да ещё и ниндзя.

Микеланджело постоял так с полминуты, затаив дыхание и прислушиваясь, но, ничего так и не услышав, расслабленно выдохнул. Показалось.

- Скоро! – Снова. На этот раз громче и отчётливей. По сути, Микеланджело уже должен был бы видеть таинственного обладателя голоса, но в поле зрения по-прежнему не было ни души.

- Кто здесь? – Спросил, немного нервничая, Микеланджело и положил для надёжности руки на нунчаки, прикреплённые на поясе. Ответа не последовало.

«Похоже, я всё-таки пересмотрел вчера ужастиков. Да и позавчера. И поза-позавчера… Стоит на какое-то время сделать перерыв. Хотя, с учётом, что последнее время и так ничего путного не выходит…»

- Вы должны быть готовы!

- Раф, если это очередная твоя попытка отомстить мне за вчерашнюю порцию сахарной пиццы, то она заранее провалилась! Выходи, я тебя раскусил! – Голос юного мутанта звучал куда смелее, чем сам он себя на самом деле ощущал. Ему самому смутно верилось, что это мог быть вспыльчивый саеносец. Нет, такого рода «шутки» были вполне в его духе, особенно зная, как сильно младший брат обожал страшилки на экране и не любил их в реальной жизни. Но чтобы так изменить голос…

- Скоро он прибудет!

Аж мурашки по коже! Голос холодный, даже немного металлический. Как будто неживой, что ли…

- Да кто ты?! Где ты?! Выходи! – Во всё горло вскрикнул Микеланджело. – Меня начинает это уже раздражать!

- Эй, Майки! Всё в порядке? На кого ты тут так орёшь? – Послышался сзади голос Леонардо.

Микеланджело, не поворачиваясь к брату, медленно поднял вверх правую руку с указательным пальцем вверх, прося тишины. Он усиленно вслушивался в окружающие звуки, но ничего, кроме шума буйствующей стихии и стандартного набора звуков живого города над головой, так и не смог уловить. Таинственный голос больше не давал о себе знать. Майки повернулся к брату. Лицо его было в смятении, он ничего не понимал.

- Майки, ты чего? – Поинтересовался Лео, насторожившись и внимательно оглядывая пространство вокруг них. – Что произошло-то?

- Мне показалось, что я слышал какие-то голоса. Вернее, голос. Странный такой… - задумчиво произнёс весельчак, невероятным образом напоминая в данный момент кого угодно, только не себя самого.

Леонардо внимательно прислушался, ещё раз аккуратно всё осмотрел и, убедившись, что они одни, спокойно произнёс:

- Мдя… Бывает, и не такое можно услышать, если устроить недельный марафон ужастиков. У тебя скоро мозг начнёт от этого плавиться, Раф прав.

Леонардо приобнял своего младшего непривычно встревоженного брата за плечи, и вместе они пошли в свой дом.

* * *

Как и всё остальное в их жизни, дом у них тоже был необычный. Изначально это был просто довольно обширный закуток в хитросплетении ливневой канализации, который находился достаточно далеко от основной массы сточных вод, чтобы не портить жизнь уж совсем откровенно неприятными запахами. Со временем, а также с ростом черепашек и их потребностей, захваченная ими территория понемногу увеличивалась, превращаясь во вполне пригодное для обитания жилище. Вы даже представить себе не можете, как много полезных вещей умудряются выкинуть люди. Для кого-то диван с парой пятен, которые не смогла вывести химчистка – откровенный хлам, а у черепашек в импровизированной гостиной ему нашлось почётное место. А после того, как в Донателло пробудились таланты мастера на все руки, их дом в бытовом плане и вовсе стал почти нормальным, ибо перед диваном появился вполне себе настоящий телевизор с кабельным ТВ. Водоснабжение и водоотведение для жителей канализации организовать было не проблемно, да и электричество, как выяснилось, тоже, ибо большая часть электрокоммуникаций большого города также проходила под землёй.

Первое, на что обратили внимание Лео и Майки, вернувшись домой – свет подозрительно мерцал. В любое другое время Майки не обратил бы на это никакое внимание, ибо подобные явления неизбежны, если живёшь с доморощенным гением. Тем более, что из лаборатории Донни в этот момент раздался громкий хлопок, затем погас свет, и всё помещение заволокло лёгким запахом дыма.

- Ребята, я сейчас всё починю! – услышали братья уже набившую оскомину фразу. Но, как ни странно, в этот раз свет появился буквально сразу. Только сейчас Микеланджело понял, что сжимает в руках нунчаки. Да, нужно срочно завязывать со всем этим страшиломарафоном. А ещё, чтобы успокоить нервишки, не помешает скушать кусочек пиццы…

- Донни, телефон работает? – Прокричал Майки на всё убежище, надеясь, что Дон его услышит, ибо шум стоял пусть и не оглушительный, но внушительный. Рафаэль, колотивший в момент инцидента грушу, таки распорол её в темноте, и теперь громко высказывал всё, что он думает о собственном брате, изобретателях в целом и производителе этой самой груши в частности.

- Минуту! – послышался голос из дальнего конца убежища. – Да, работает!

«Отлично. Двойная пепперони – то, что мне сейчас просто необходимо. И обязательно с тройной порцией сыра. Дааа…», - с такими мыслями Майки взял в руки трубку телефона и набрал номер. Заказ он сделал практически на автомате, после чего взял пульт от телевизора, сел на диван и начал щёлкать кнопки. Опять ничего интересного…

«Так, очередной подгузник. Скучно… О, какой милый котик! Хм, глаза только странные… Хотя… А, ну всё понятно. Если бы меня постоянно кормили бы этим нарко-вискасом…» - Майки продолжал щёлкать на кнопки в поисках приличного фильма или, хотя бы, телепередачи.

«О, так, этого фигуриста я где-то видел… Это биографический фильм? Зачем он взял в руки «Чупа-чупс»? Не-е-ет!!! Опять реклама!!!» - обладатель нунчак уже начал коситься в сторону стопки припасенных на сегодняшний вечер фильмов ужасов, как вдруг…

…На экране девушка в мини-юбке и с автоматом в руках штурмует центральный банк. Волосы развеваются, глаза горят праведным огнём, и закадровый голос:

<i>- Мы вам не откажем! Быстрые кредиты в банке «Дали-взяли-отобрали»! С нашей стороны – честный кредит под 150% суточных. С вашей – никаких автоматов, только паспорт…</i>

«И вашу душу…», - тихо подумал про себя Микеланджело.

- Тебя что-то беспокоит, сын мой? – Спросил подошедший к Микеланджело Сплинтер. Юноша даже вздрогнул. Учитель всегда был очень тихим. Не зря же именно этот полутораметровый крыс обучил их мастерству скрытности. Но в этот раз его появление даже немного напугало Майки. Он сначала ненадолго замер, думая, как бы лучше объяснить Мастеру свои страхи, а затем, даже неожиданно для себя, выдал:

- Мастер, у меня какое-то нехорошее предчувствие… - Он осёкся, после чего смущённо поднял глаза на мудрого крыса. Сплинтер никогда не смеялся над их идеями, какими бы глупыми они ни были. Но Майки почему-то всегда боялся высказывать своё истинное мнение. Отшутиться – это просто. А вот сказать то, что ты думаешь на самом деле, при этом не показавшись смешным…

Но глаза Мастера, как всегда, располагали к беседе. Будь на его месте любой из братьев Микеланджело, он бы никогда не решился бы на дальнейшее.

- Сегодня, ну… Когда я сидел один в тоннеле… В общем, я сидел, думал о смысле жизни и всё такое, как вдруг… Я услышал странный голос. – Последние слова он выпалил так быстро, будто надеялся, что Учитель их не разберёт или не обратит внимания, после чего затаил дыхание.

- Этот голос… Тебе удалось найти его источник?

- Нет, сэнсей, в том-то и дело. Я обследовал всё вокруг, но так ничего и не нашёл. Я даже подумал, что это кто-то пытается перешутить меня… Вы же понимаете, что это невозможно, но мало ли… В общем, голос был какой-то очень уж странный. Он, казалось, был вокруг меня. Такой… Холодный, что ли, - неуклюже закончил мысль Микеланджело, всё ещё боясь своих же мыслей по поводу случившегося.

- Хм… А что он говорил тебе? – голос Сплинтера, как всегда, был очень спокойным. Как ему удавалось сохранять такое спокойствие к любой ситуации, оставалось тайной для всех его сыновей. Даже Леонардо, который во всём старался подражать Учителю, иногда срывался на крик, если кто-то из братьев что-то делал не так. А не так, по мнению всё того же Леонардо, они делали всё и всегда. Нет, их отец не был холодным, чёрствым или бездушным. Как раз наоборот. С какой бы проблемой ни приходили к нему его такие разные дети, никто и никогда ещё от него не уходил со смятением в душе. Он всегда находил нужные слова, а иногда и нужную интонацию молчания для каждого.

- Он сказал, что скоро кто-то придет, и мы должны быть готовы к этому, - еле слышно проговорил юный мутант. Он не боялся реакции Сплинтера, но ему совершенно не хотелось, чтобы его услышали братья. Да, все они сейчас были заняты своими делами. Но слух у них был острый, в чём Майки уже не раз убедился за такое количество времени, проведённого вместе. Сплинтер как будто почувствовал эту тревогу сына. Именно поэтому он просто сказал:

- Все мы иногда слышим голоса. К некоторым из них мы прислушиваемся и извлекаем урок. Некоторые игнорируем, и тоже извлекаем урок. Однако, ещё ни один бестелесный голос не сделал ничего плохого кому-то, кто его услышал, если только услышавший не начинал придавать ему большее значение, чем тот заслуживал. Как ты думаешь, насколько важным было сообщение этого самого голоса?

- Я не знаю, Мастер… Понимаете, последнее время что-то… Как будто не так.

О, да… Мастер понимал. Он уже давно чувствовал это, но всячески ограждал сыновей от своих мыслей, своего собственного страха. Уже больше недели он кончиками усов ощущал тревогу, смятение, беспокойство. Оно витало в воздухе, сворачивалось кольцами, окутывало разум и повергало в ужас воображение. Что-то явно было не так. Медитации не дали ничего. Он потратил столько времени и сил на тщетные попытки понять суть происходящего, но… Нет, он не может сейчас показать сыну свой страх. Тот и так был слишком напуган.

- Микеланджело, пока ты и твои братья держитесь вместе, всё будет хорошо. В какую бы передрягу вас ни затянуло, вы справитесь. Ваша сила в единстве. Помни это, и никакие трудности тебя не остановят.

Глаза его сына посветлели, как будто отец, как в детстве, только что проверил все ближайшие тёмные закутки канализации, убедившись, что никакого страшного монстра там нет, и теперь малыш может выдохнуть и спокойно уснуть.

- Всё будет хорошо. Так или иначе. Обещаю. Но и ты мне обещай - если вдруг ты вновь услышишь голос, неважно, тот же или другой, ты обязательно сообщишь мне. И ты больше не будешь бояться ни этого голоса, ни моей реакции на его присутствие в твоём рассказе. Договорились?

- Да, учитель, – Микеланджело улыбнулся. Он почувствовал, будто гора упала с его плеч. Да, очень банальное сравнение, однако куда уж точнее? Он только что вновь поверил в то, что не сумасшедший! А ведь на целых полчаса в его голове довольно прочно поселилась мысль, что сознание играет с ним злую шутку, а это, как известно, первый шаг в сторону знаменитой палаты номер шесть. Поклонившись своему учителю, он проверил часы, убедившись, что до доставки пиццы ещё минимум полчаса. После чего устроился поудобней на диване и выбрал-таки наименее раздражающий канал. Фанатом «Шоу Бенни Хилла» его можно было назвать с натяжкой, но, по крайней мере, это не была очередная реклама или, что ещё страшнее, реалити-шоу, в котором «реалити» было куда меньше, чем самого «шоу»…

Неожиданно свет снова погас. Со всех сторон убежища раздались стоны негодования. В додзё что-то явственно рухнуло, а из лаборатории послышался громкий и неожиданный возглас:

- Это не я!

Но самое странное во всём происходящем было то, что один источник света в помещении остался. А именно – экран телевизора. На нём появились какие-то помехи, по ушам ударил неприятный писк.

- Эй, ребята! Идите сюда! – Майки забрался с ногами на диван, прячась за большой подушкой, которую прижал к груди в порыве постепенно накатывающего ужаса.

На его голос, а, скорее даже, на жуткий писк к телевизору выползли все обитатели убежища.

На экране тем временем помехи постепенно преобразились в некоего человека средних лет с лёгкой проседью в волосах и бороде. Одет он был в чёрный строгий пиджак, белую рубашку и странным образом контрастирующую со всем его обликом ярко-салатовую бабочку.

- Привет, Микеланджело, – начал он, и по затылку мутанта поползли мурашки. Он услышал тот самый голос, который так напугал его буквально полчаса назад.

- Кто этот хмырь? – удивился Рафаэль. В руках он держал саи, ибо это было единственное средство, которое в любой ситуации могло его успокоить. Донателло полез к проводке, пытаясь понять, как такое произошло, что всё убежище лишилось питания, кроме одного-единственного телевизора. Он отчётливо помнил, что пока ещё ни один из подобранных им блоков системной защиты УПС так и не удалось реанимировать, и уж тем более ни одного пока не стояло тут, у телека.

Леонардо и Мастер молча смотрели в экран, ожидая дальнейшего развития событий. Кажется, последнему скоро удастся узнать, что тревожило его на протяжении такого долгого времени. Жаль только, что он не сможет уже предупредить сыновей заранее…

Обладатель странного холодного, металлического голоса, казалось, не обращал внимания на то, что вокруг Майки собралась вся его семья.

– Ты не знаешь, кто я, и, скорее всего, никогда не узнаешь. Однако мне есть, что тебе показать… - После этих слов писк, пропавший на время речи незнакомца, появился вновь. Более того, он усилился, и, казалось, что стал давить на все болевые точки тела сразу. Голова начала разрываться от боли, Майки схватился руками за уши и закричал, однако крика своего он уже не услышал. В глазах потемнело, и мутант провалился в бескрайнюю тьму…
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Вс 03 фев 2019 22:11

Часть 1: На чужом берегу

Глава 1: Над горизонтом


Микеланджело очнулся не сразу. Голова гудела, всё тело болело так, будто его долго тащили на привязи за лошадью.

«Хм… Странное сравнение. Где я такое видел?...» - мысль болью отдалась в виске. Мутант попытался схватиться за голову руками и только сейчас понял, что его руки прикованы к чему-то. Глаза из-за головной боли отказывались открываться, поэтому он попытался прислушаться к собственным ощущениям.

Он определённо сидит. Да, в этом он не сомневался. И это явно не их диван, ибо слишком твёрдый. Металлическое что-то или деревянное.

Майки помотал головой. Писк в ушах всё ещё мешал сосредоточиться. Да и слух сейчас был бы в самый раз. Так, а это что за странное чувство? Немного вдавливало в сидение.

«Значит, мы движемся. Да, определённо. Набираем скорость», - пронеслось в голове. Попытки сосредоточиться на окружении отвлекли от боли, и мутант постарался в очередной раз открыть глаза. Вспышек яркого света не последовало, и из узеньких щелок глаза постепенно приняли нормальную форму. Неприятно, но терпимо.

Он находился в каком-то ангаре, судя по форме крыши помещения. Везде – металлическая обшивка, и металлические стулья стоят рядами. Нет, это всё-таки не очень похоже на ангар. Мозг болезненно пытался достучаться до сознания Майки какой-то важной мыслью, но мутант никак не мог понять суть.

Он внимательно посмотрел по сторонам. Поворачивать голову оказалось почти так же трудно, как и открыть глаза. С третьей попытки это наконец ему удалось, и Майки понял, что справа от него сидят Леонардо и Донателло. Оба так же прикованы к стульям, или, правильнее сказать, креслам с подлокотниками, но, судя по их внешнему виду, пришли в себя чуть раньше Майки. Или, может, их просто не так сильно приложило?

- Эй, ребята! – проорал обладатель оранжевой банданы, боясь, что братья его не услышат. Сам он своего голоса пока не слышал совсем. Может, его и нет вовсе? Нет, только не это! Как же теперь он будет доставать Рафа? А пение в душе? А пиццу как сейчас заказывать, если по телефону его уже никто никогда не услышит, а Донни далеко не всегда подпускает к компу для онлайн-заказа... Кстати, он так и не получил свой заказ! Его пепперони уже давно где-то одиноко остыла!

- А-а-а! - Ужас, отразившийся на лице юного мутанта, ни в какое сравнение не шёл с тем, что отразилось на лицах его братьев. Судя по всему, их сейчас жестоко пытали. Может, к их стульям подведён ток? Нет, такого быть не может, ибо как бы мало ни был расположен ум весельчака к точным наукам, но правила безопасности просто необходимо знать наизусть. Если хочешь выжить в таком месте как канализация. Кресла были составлены вплотную друг к другу, и, если бы ребят сейчас било током, всю краску таких ощущений почувствовал бы и он. Майки отчётливо видел, как губы братьев шевелятся, но ничего не смог понять.

- Ребята, вы меня слышите?! – ещё громче прежнего прокричал Майки. Муки на лицах братьев явно усилились, а мимика стала более выразительной и, если он не ошибался в чтении эмоций, злобной?...

Так, он явно тут что-то не понимает. Надо попробовать как-то заставить их прочитать по его губам то, что он хочет до них донести. Может, тогда и они смогут таким же образом объяснить ему причину собственных мучений?

- Вы меня слышите?! – повторил Микеланджело свой вопрос, не переставая орать, но на этот раз делая акцент на каждом слоге.

В ответ Лео кивнул, а по губам Донни Майки смог наконец прочесть слова «Не ори, придурок!».

В последнем слове мутант не мог ошибиться, ибо слишком часто не только слышал, но и видел, как это самое слово произносит Раф. Кстати, а он-то где? Майки с любопытством покрутил головой, пытаясь увидеть где-нибудь красную бандану, однако его попытки не увенчались успехом. Во-первых, шея ещё очень плохо слушалась. А во-вторых, он только сейчас заметил, что почти все стулья в помещении были заняты странного вида людьми вперемешку с… мутантами?

Майки ещё раз потряс головой, и до его сознания стали доходить кое-какие детали интерьера. Стулья в ряд, по три с каждой стороны от узкого прохода. Помещение слишком узкое для ангара, но в то же время явно слишком длинное. Странная пропорция. Так, а это что? Иллюминаторы?! От шока до него постепенно сквозь нескончаемый писк стали доноситься какие-то звуки. Да, он определённо начинает что-то слышать!

- Ребята, где мы?! – забыв на эмоциях сбавить громкость, снова прокричал Микеланджело и обрадовался, услышав, пусть и как будто вдалеке, собственный голос.

- Да не ори ты так! – на этот раз уже не сдержался Леонардо.

- Ой, простите, ребята… Сложно перейти из состояния «совсем оглох» в «слышимость отличная, полёт нормальный».

- Вот про полёт ты попал в самую точку. Кроме того, что мы определённо находимся на борту самолёта, нам самим пока ничего другого узнать не удалось, - проговорил Донателло, и, хотя Майки уже мог слышать его, кое-какие слова пришлось докручивать в мозгу с помощью всё того же чтения губ, ибо шум стоял неимоверный. Черепашка уже не совсем понимал, это у него в ушах такая какофония, или это шум двигателей вперемешку с гулом голосов окружающих?

- Как ни странно, про самолёт я и сам догадался… - как можно тише произнёс Микеланджело, прочитав в глазах братьев что-то вроде «Да неужели?...». – Я, правда, совершенно не понимаю, как мы тут очутились. Последнее, что я помню…

- Это тот странный тип с салатовой бабочкой, - закончил за него Леонардо. – Да, мы уже успели выяснить, что о последних мгновениях до провала в памяти наши воспоминания сходятся. По крайней мере, с Донни.

- В наше логово никто проникнуть не мог. Датчики движения, которые я расставил по периметру с последнего переполоха, не могли пропустить никого. Сам помнишь, сколько шуму было в прошлый раз из-за обычной бродячей кошки… Так что абсолютно непонятно, каким образом мы очутились тут.

- Что лично меня волнует больше всего - попали ли мы сюда втроём, или Раф и мастер Сплинтер тоже где-то поблизости?.. - с тревогой в голосе произнёс лидер.


* * *

Где-то в глубине самолёта точно на таком же кресле, как и его братья, очнулся Рафаэль. Его пробуждение было резким, хлёстким, как будто его только что окатили ледяной водой.

- Что за чёрт! – Крикнул он во весь голос и попытался вскочить на ноги, чтобы разобраться с потенциальным самоубийцей, но осёкся, поняв, что прикован к креслу.

- Чего ты орёшь?! – послышался слева женский голос. Раф вздрогнул. Так, вот и они. Галлюцинации. Нельзя было так часто находиться поблизости от младшенького. Его безумие оказалось заразным, и проявилось у саеносца, видимо, по-своему.

Рафаэль очень медленно повернул голову влево, уверенный в том, что рядом не увидит никого, ибо слуховые галлюцинации ещё куда ни шли, а вот если они ещё и визуальными окажутся… Черепашка содрогнулся. Этот самый говорящий «никто» оказался очень миловидной девушкой.

«Ну, точно, галлюцинация!» - пронеслось в голове у мутанта. В реальной жизни он мог допустить, что окажется в непонятной ситуации, неизвестно где, неизвестно, как сюда попав. Он мог даже допустить вариант, что его похитил кто-нибудь, да пусть даже банально пришельцы, из собственного дома из-под носа у братьев, которых он нигде поблизости не наблюдал. Но в то, что по счастливой случайности он окажется рядом с девушкой с такими правильными губками, таким маленьким носиком, чуть вздёрнутым вверх, такими длинными тёмными волосами... И она ещё и не закричала при его виде! Нет, ну точно, что это, если не банальный глюк? Ещё и в таком соблазнительном чёрном костюмчике. Облегающем…

«Так, пускать слюни на собственную галлюцинацию – первый шаг к психушке. Не то, чтобы у меня квалификации недоставало – всё-таки столько лет жизни в замкнутом пространстве…»

- Да пусть орёт! Ему это всё равно не поможет, но, может, хоть полегчает. Ты посмотри, как он позеленел весь… - сказавший такую «весёлую» шутку сам же над ней и от души хрипло рассмеялся. Рафаэль теперь так же медленно повернул голову вправо.

«О! Ещё один!» - подумал необычайно тихий даже на удивление самому себе Рафаэль, увидев там огромную жабу, прикованную к креслу точно так же, как и сам Рафаэль, да и как девушка слева. Этот глюк был одет в красные шорты с голубыми карманами, на поясе закреплена целая куча кармашков и две пустые кобуры. Верх тела оголён, на руках - перчатки с разрезом, из которого торчали три пальца.

«Ага, довольно логичный плод моего приболевшего воображения. Три пальца. Прям как у меня. Только эти странные чёрные очки… Матрица? Да, вот, откуда они. Определённо!»

- Парень, расслабься, - всё ещё посмеиваясь, сказала жаба. Или, может быть, сказал? Судя по голосу, эта галлюцинация мужского пола. – Ты всё равно ничего сделать уже не сможешь.

- Уже?! Да я вообще-то ещё ничего сделать не успел! – забыв первое правило начинающего глюколова о том, что с собственными галлюцинациями разговаривать нельзя, взревел Рафаэль.

- Так уж и не успел? – с хитрым прищуром посмотрела на него девушка.

«Да, обмануть свои же видения, похоже, не получится…»

- Ты - мутант, парень! Как и я, да и половина пассажиров нашего весёлого смертельного аттракциона, - снова захохотал жаба. – С каких пор этим гнидам нужен повод для уничтожения мутантов?

- Уничтожения?! – спросил Рафаэль, а в голове пронеслось «Опять?!».

- Черепаха, ты как будто с луны свалился! – криво усмехнулась девушка. – Тебя, кстати, как зовут? Это-то хоть помнишь?

«Странный какой-то глюк, всё-таки. Вроде бы и про «шалости» мои знает, а имя спрашивает. Или, может, у них так принято? Ну, чтобы втереться в доверие, а потом поработить разум окончательно?...»

- Так, хорошо. Начнём тогда с нас. Меня зовут Елена.

«Красивое имя. Правда, помнится, в своё время всех приближённых к девушке с таким именем потом ждал неприятный сюрприз. А не в коне ли мы, случайно?...»

- А я – Типро. Протянул бы тебе руку для рукопожатия, но… - и жаба покрутил кистью в стальном захвате обруча на подлокотнике.

Ещё немного поразмыслив над безопасностью своего сознания в случае открытия своего имени, юноша таки сдался.

- Рафаэль.

- Ну, вот видишь, мы уже начинаем нормально общаться, - улыбнулась ему Елена. - Ты помнишь, как попал сюда? Тебя принесли в бессознательном состоянии.

Черепашка отрицательно помотал головой. Память мучительно начала возвращаться. Погасший свет, странный чувак в телеке, потом этот жуткий писк… Так, этот недопоседевший Санта-Клаус почему-то обращался только к Майки. А где, кстати, он? И все остальные?

- А кроме меня ещё кого-нибудь такого же по виду вы видели?

- То есть, ты хочешь сказать, что ты не один такой забавный? – съехидничал Типро. – Не, братишка, кроме тебя тут всякого зверья было, но прям таких же – точно не видал.

- Так. Значит, мутантов тут уничтожать везут. Допустим, - медленно проговорил Рафаэль, пытаясь понять, куда его занесло собственное сознание. Затем повернулся к девушке: - А ты тогда что тут делаешь? Ты же явно не мутант.

В этот момент сзади раздались громкие шаги, и шум голосов в салоне немедленно стих. «Армейские ботинки по металлическому полу», - машинально отметил про себя Раф и постарался найти источник этого грохота. Из задней части самолёта к носу, чеканя шаг, шли пятеро типов в явно военной форме. Шлемы, бронежилеты, какие-то странные палки в руках со слабым мерцанием на концах - сомнений быть не могло. Военные шли вперёд, и через каждые пять рядов последний в колонне останавливался, поворачиваясь на каблуке лицом к сидящим. Когда всё действо закончилось, и на протяжении всего прохода на равном расстоянии друг от друга была выставлена стража, первый солдат заговорил. Его голос разнёсся по всему салону с помощью встроенного в шлем микрофона.

- Все вы прекрасно знаете, куда мы направляемся. Уже через две минуты мы начнём снижение, так что уже совсем скоро решится ваша судьба. Потратьте оставшееся время с умом и определитесь, на чьей вы стороне. Послужите Империи, и вы будете жить.

- Не дождёшься, привиантская шавка, - сквозь зубы тихо прошипела Елена, злобно глядя на солдата, но её, кажется, никто кроме Рафаэля, не услышал.

- Добавь сюда парочку пепперони и покажи, где расписаться! – послышался до боли знакомый весёлый голос где-то в передней части самолёта.

- Зря он так, - понизив голос, сказал Типро.

- А что такое? – Рафаэль заёрзал на своём кресле. Он не мог ошибаться, и радостное трепыхание в груди от осознания, что хотя бы один из братьев ещё точно живой и где-то поблизости, сменилось тревогой от слов жабы. – Шутки Майки, конечно, и меня иногда бесят, но не убивать же его за плохое чувство юмора?

- Ты считаешь это смешным, черепаха? Я разве давал тебе разрешение разевать свою пасть? – раздался вновь на весь салон голос солдата. – Похоже, настало время показать всем, что случается с теми, кто не подчиняется…

- Э-э-э! Ребята, я же только пошутил! – двое солдат, находящихся ближе всего к говоруну, направились к нему, выставив вперёд свои странные дубинки. Сияние на их концах усилилось. Рафаэль начал отчаянно пытаться вырваться из своих оков, вытягивая шею и пытаясь разглядеть, что там происходит.

- Не нервничай, - прошептал жаба. – Они не успеют ничего сделать.

- Не успеют? – удивился Рафаэль, и в эту минуту самолёт немного качнуло, свет во всём салоне резко погас, стих шум двигателей, все стальные крепежи на руках узников расстегнулись, и все надзиратели повалились на пол, как подкошенные. Казалось, что все затаили дыхание, ибо в самолёте повисла гробовая тишина. Но уже буквально через секунду всё снова заработало. Однако солдаты так и остались лежать на полу.

* * *

- Ох, не нравится мне всё это, парни… - Донателло внимательно прислушивался к внутренним ощущениям, всё ещё сидя в кресле. Микеланджело и Леонардо уже были на ногах и успели вооружиться теми самыми странного вида дубинками, с помощью которых так невежливо буквально минуту назад пытались приставать к младшенькому. Большая часть пассажиров этого странного рейса всё ещё сидела на своих местах, то ли боясь поверить в то, что они только что лицезрели, то ли не зная, что с этим всем «подарком Судьбы» делать дальше. Но это можно было сказать далеко не обо всех…

- Это они во всём виноваты! – Закричал какой-то седовласый мужчина, указывая трясущимся пальцем в сторону черепашек. – Из-за них нас теперь всех убьют!

Поднялся невероятный гул. Многие криками поддержали старика, однако были и те, кто решил, что вся эта заварушка – их шанс на спасение.

- Ребята, что-то не так! – Донателло всё больше и больше ощущал надвигающуюся опасность. С самолётом явно что-то творилось. Удивительно, что после отключения всей аппаратуры он вообще сам запустился снова, но внутренние ощущения не могли обманывать гения – они постепенно начали терять высоту. – Мне срочно нужно в кабину пилота! – после этих слов Донателло на всей возможной для себя скорости рванулся из кресла, даже не обращая внимание на происходящее в салоне. А посмотреть было на что…

Люди и мутанты, так и не найдя общего мнения о положительных и отрицательных сторонах случившегося, принялись доказывать свою позицию кулаками. Трое ниндзя постепенно отступали в сторону носовой части самолёта, то и дело уворачиваясь от ударов. Благо, пройти надо было всего шесть рядов кресел. В итоге все упёрлись в закрытую дверь, а в это время пара особо ретивых парней направилась в сторону черепашек.

- Донни, как ты думаешь, как эти штуки работают? – спросил Леонардо у умника, намекая на дубинку в своей руке, не сводя при этом глаз с потенциальных противников.

- Лео, честно, вот не сейчас. Разберитесь сами! – Донателло внимательно изучал металлическую дверь, пытаясь понять, как её открыть. Мимо просвистело чьё-то тело, и, ударившись о ту самую дверь, медленно сползло на пол. – А поаккуратней нельзя?!

- Прости, Донни, но в таком узком пространстве сложно маневрировать, - попытался оправдаться Майки. – Вот если бы ты помог нам понять, как включаются эти штуки…

- Майки, если я сейчас не пойму, как включается вот эта штука, - умник многозначительно ткнул пальцем в дверь, - мы все умрём!

- Умрём?!

- Да, умрём! Потому что самолёт, похоже, остался без управления… - И тут его взгляд упал на ту самую злосчастную дубинку в руках брата, и мозг автоматически отметил, что свечение пропало. «Если всё тут вновь само заработало, то и оружие должно было прийти в норму. Значит, причина не в этом странном обесточивании. Что-то в их костюмах должно взаимодействовать с оружием. А, может, и не только с ним…»

Донателло начал обшаривать взглядом пол поблизости, и, наконец, заметив то, что искал, улыбнулся. На полу слева от двери между пустых кресел лежало тело того самого солдата, который обращался к пассажирам со своей агит-речью. Обследовав его, обладатель фиолетовой банданы не нашёл ничего похожего на активатор или ключ, кроме странного стального браслета на его руке, который переливался яркими цветами.

«Стоит попробовать…» - Донни аккуратно снял странный прибор с руки человека и приложил его к сканеру, который уже успел обнаружить на двери. Та бесшумно скользнула влево.

За дверью оказалось небольшое помещение со стульями и парой столов. На полу лежало ещё восемь солдат, одетых точно так же, как и уже встреченные черепашками ранее.

- Ребята, держите! – Донателло сорвал ещё пару браслетов с тел и кинул их братьям. – Это должно вам помочь сдержать желающих пойти, как и я, проведать пилотов.

- Майки, иди с ним! - скомандовал Лео, защёлкивая браслет на запястье в промежутке между ударом в челюсть ногой очередному активисту и замахом дубинкой на другого. Его дубинка вспыхнула ярким свечением, и нападающий получил неприятный разряд током в район шеи. – Мало ли, что вы там можете встретить…

* * *

- Ну, чего сидим? – вскакивая на ноги, произнёс Типро и пнул ногой одного из охранников. – Долго они лежать не будут. Да и нам есть, чем заняться…

- Что, чёрт побери, происходит? – Рафаэль спросил это уже на ногах – два раза его просить действовать вообще редко приходится.

- Потом объясним, парень. Сейчас мне первым делом надо попасть в кабину пилота, - сказала Елена. - Импульс временно отключает все системы, в том числе всех приспешников привиантов из-за вшитых им в тело чипов. Потом все системы запускаются, но этим мерзким шавкам нужно куда больше времени, чтобы прийти в себя. Так что мы сейчас летим без пилота.

«Импульс? Пилоты? Привианты?! Донни, ну где же ты, когда так нужен…» - подумал Раф, а вслух произнёс: - Так вперёд!

К этому моменту потасовка в салоне только начала приобретать масштаб, и Елена на секунду застыла в нерешительности. Глаза её заблестели. Огромная жаба подошёл к девушке и неожиданно мягко положил свою огромную лапу ей на плечо.

- Лена, сейчас не время опускать руки…

- Но они же… Ты видишь это?! – девушка беспомощно протянула руку в сторону тех, ради кого всё это затевалось. Люди и мутанты, озверев от вседозволенности, били как равных себе, так и стариков, и женщин, и калек, и даже тех, кто уже без сознания лежали на металлическом полу. Хорошо, что в салоне не было детей…

- Стоят ли того наши усилия? Действительно ли цивилизация нашей планеты достойна выживания? Может, привианты правы, и мы годимся только «на мясо»?...

Рафаэль абсолютно не понимал, что происходит. И уж тем более не мог понять, о чём сейчас говорит девушка. Всё это было похоже на бред безумного. Но и сам он себя не чувствовал таким уж здравомыслящим, посему решил не спорить, а направить свои усилия на выполнение поставленной перед ним задачи. Кабина пилота. Должна быть в начале самолёта, а, значит, придётся пройти почти весь бушующий самолёт. Неутешительно… Но, уж что-что, а махать кулаками и прокладывать себе путь жизнь его научила. Посторонись…

- Всем заткнуться и сесть на свои места! – вдруг на весь салон прозвучал громогласный голос Типро. Рафаэль удивленно замер, и, повернув голову, увидел, что жаба стоит в шлеме близлежащего солдата. Как ни странно, но эти слова подействовали как нельзя лучше.

«Видимо, люди в этой странной реальности привыкли сначала подчиняться, а уже потом думать. Хотя… Если уж совсем начистоту, не сильно это отличается от всего, что я знаю о людях в нашем времени», - то, что сам Раф из двух одно – либо спятил, либо попал в какую-то параллельную вселенную, - он уже даже не сомневался.

- А теперь мне нужно пятеро добровольцев, которые помогут мне связать наших доблестных пленителей, - голос Типро звучал так властно и естественно одновременно, что не оставалось ни малейшего сомнения – это далеко не дебют в его ораторской карьере. Затем он тихо добавил, так, чтобы его слышала только девушка и черепаха: - Идите быстрее, долго я их не сдержу. Да и самолёт не будет падать вечно…

- Падать?! – повысил голос Рафаэль, но, поймав предупреждающий взгляд девушки, тут же шёпотом добавил, - мы что, падаем?

- А ты думал, самолёт без пилотов после полной перезагрузки системы сам долетит до места и сядет, как лебедь на пруду? – И, взяв черепаху за руку, быстро потащила его в сторону носовой части воздушного судна.


* * *

Пройдя ещё пару похожих, но более пустых помещений, Донателло и Микеланджело оказались перед очередной закрытой дверью. Как и прошлая, она с лёгкостью открылась с помощью браслета, и их взору предстала неутешительная картина. Один пилот лежал на полу, другой свесился с кресла явно в отключке, так же, как и все солдаты, встреченные ниндзя на борту. Черепашки ожидали увидеть на панели управления кучу мигающих красных лампочек, однако таковых там не оказалось. Там вообще не было панели управления в привычном понимании этого слова – только какие-то странные полусферы на подлокотниках обоих кресел, которые так же, как и браслет в руке мутанта, переливались яркими неоновыми цветами. Донателло столкнул тело одного из пилотов на пол, усаживаясь в кресло.

- Донни, а я и не знал, что ты умеешь управлять самолётом! – с восторгом воскликнул весельчак, предвкушая новые впечатления.

- А разве похоже, что я умею?! – в отчаянии прокричал Донателло. Да, он когда-то из любопытства изучал панели управления самолётов разного типа, но такого он точно никогда ещё не видел. И, как бы он ни старался осуществить взаимодействие между браслетом и устройствами в подлокотниках, ничего не происходило. Черепашку постепенно начала охватывать паника…

В этот момент в кабину пилота ворвалась взъерошенная девушка, и, сделав небольшую паузу в своих движениях только для того, чтобы оценить обстановку в помещении, схватила шлем одного из пилотов и устроилась во втором кресле. Шлем закрыл верхнюю часть её лица, руки она положила на подлокотники, и её тонкие длинные пальцы запорхали по поверхности полусфер, делая какие-то странные поглаживающие движения.

Донателло удивлённо поднял взгляд на младшего брата.

- Ты же вроде бы должен был следить за тем, чтобы в помещение не проникли посторонние?...

Младшенький только и успел развести руки в сторону, пытаясь объяснить гению причину такого провала, как вдруг за его спиной послышался ехидный голос.

- Она со мной… - и в кабину пилота вошёл Рафаэль.

- Раф, ты жив! – прокричал Майки.

- Бросишься мне на шею с поцелуями - и пожалеешь о том, что меня не прибило по дороге.

- А что значит – она, - он указал на девушку и многозначительно улыбнулся, - с тобой?...

Рафаэль счёл разумным проигнорировать вопрос.

- Лео? – коротко спросил гений черепашьей команды.

- Стоит на стрёме, но ситуация в салоне вроде бы утихла.

Только теперь Донателло смог наконец немного расслабится и обратил внимание, что шлемы пилотов немного отличались от тех, которые были на солдатах-охранниках. Пытливый ум не мог оставить в покое такую интересную находку, и вот уже и сам гений сидел в шлеме другого пилота, а взору его предстала потрясающая картина. Перед собой он видел трёхмерную карту местности, где, судя по всему, они сейчас пролетали. Слева он как будто на дисплее видел все жизненно важные для полёта показатели – скорость, высота, нагрузка на двигатели, даже кислород на борту! Не хватало только показателей жизни и голода в верхней правой части обозримого пространства, и можно было бы браться за контроллеры для виртуальной реальности…

В этот момент руки Донателло сами, непроизвольно, опустились на странные мерцающие приспособления на подлокотниках. Самолёт явственно вздрогнул. Справа раздался женский голос: - Ещё раз что-нибудь тронешь, и я тебе руки поотрываю!

- Можно узнать, куда мы направляемся? – осторожно спросил Донателло, и руки всё же убрал к себе на колени.

- Сейчас моя главная задача доставить всех нас в целости и сохранности в безопасное место, так что не мешай глупыми вопросами! – движения пальцев девушки стали чуть более резкими. Донателло вопросительно посмотрел на краснобанданного брата.

- Не спрашивай, знаю не больше твоего, - выдохнул Рафаэль. – Пойти, проверить, что ли, как там Лео справляется… - Он уже собирался покинуть кабину, как вдруг в дверях показался сам лидер, а за его спиной – Типро. В кабину оба не решались зайти, ибо пространство в ней не резиновое и уже сейчас выглядело довольно заполненным.

- О, а вас и правда аж четверо! Ну, как успехи? – как всегда с улыбкой спросил жабообразный громила.

- Это я как раз хотел у вас выяснить! Ты же сам сказал, что надолго тебя не хватит в плане сдерживания, но я не думал, что у вас с Лео всё так плохо будет… - При этих словах Рафаэль попытался заглянуть за спину стоящим в дверях, боясь увидеть там толпу разъярённых мятежников. Однако там было пусто.

- Это с чего ты взял, что у нас всё плохо? В салоне тишина и порядок! Как только народ почувствовал, что есть кто-то, кто может командовать ими, большая часть сразу присмирела и повязала особо ретивых сторонников беспорядка!

- Ага, нам самим даже делать ничего не пришлось, только отдавать приказы! – добавил Леонардо. – Если бы и наши с вами тренировки всегда проходили в таком же ключе…

Донателло и Микеланджело осознали, что теперь вообще ничего не понимают.

- Почему меня не покидает ощущение, будто мы находимся на тематической вечеринке, только меня почему-то забыли посвятить в её программу? – не выдержал наконец младший член команды. Донателло согласно закивал, полностью поддерживая брата, и они начали переводить взгляды с Лео на Рафа, а потом обратно. Как ни странно, ответил им незнакомец в шортах.

- Сейчас первым делом мы должны выгрузить всех в Йорке. Оттуда вас по-тихому переправят уже в безопасное место. Я же в составе отдельной группы осуществлю отвлекающий манёвр, ибо привианты уж точно не могут не заметить, что такой большой самолёт тю-тю…

- А… - начал было Донни, но Рафаэль его перебил, и, махнув рукой в сторону жабы, просто сказал:

- Типро. А это Елена, - он кивнул в сторону девушки-пилота. – Кто такие привианты, не спрашивай, ибо мне тоже так ещё ничего и не объяснили.

- Ребятки, так у вас вся семейка пришибленная? Шутка уже откровенно не смешная! Как можно не знать тех, кто поработил целую планету?! – раздражённо проворчала Елена. Умник опять уже хотел начать задавать вопросы, но в этот раз одёрнул себя сам. Было видно, что девушка напряжена. Это заметили все.

- Лена, что не так? – в кои-то веки улыбка пропала с лица жабы, а голос стал серьёзным.

- Да мне никак не удаётся отключить систему отслеживания самолёта.

- Но мы же знали, что так скорее всего и будет…

- Да, но мы не могли знать, что в это время поблизости будет такая активность привиантских войск. Похоже, они ещё не обратили внимания, что мы отклонились от курса, ибо на данный момент я проложила маршрут так, чтобы не менять траекторию полёта как можно дольше. Но, как только мы достигнем Уилмингтон, мне придётся делать резкий поворот, - девушка говорила быстро, не отвлекаясь от основной своей задачи и не меняя положения тела в кресле. - И вот тут уже не заметить такое они не смогут.

- Значит, мы просто будем двигаться быстрее при эвакуации. И чуть более активно будем привлекать внимание к себе после неё, - лицо Типро снова озарила улыбка.
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Вс 10 фев 2019 16:13

Глава 2: План

Всё то время, пока шёл переполох на воздушном судне, а затем и во время высадки Леонардо действовал максимально отрешённо, сконцентрировав все свои мысли на нынешнем их положении и том, как из этого самого положения можно выбраться. Лишь однажды он позволил себе отвлечься от главной задачи и прочесал весь самолёт в поисках учителя. Это было не трудно сделать после того, как Типро удалось навести порядок в салоне. Однако поиски не увенчались успехом.

Более того, никто из опрошенных им не ответил положительно на вопрос о том, не встречался ли на их пути большой говорящий крыс. Тот факт, что опрашивать ему пришлось персонажей, которых, по мнению Лео, можно причислить к куда более странным на вид, чем всё его семейство, почему-то не смущал лидера. Один уже огромный голубь в семейных трусах чего стоил… Наверное, всё дело в способности сконцентрироваться на главной задаче, позволив мозгу просто отмечать в памяти важные детали, чтобы в нужный момент использовать их по назначению. Сейчас же в них не было никакой нужды, и отвлекаться было несподручно.

Отсутствие сведений о мастере не успокаивало юного мутанта, но и отсутствие плохих вестей давало надежду. В конце концов, они всё ещё не знают ничего. На самом деле — ничего важного. Ни того, где находятся, ни того, как сюда попали. И, главное, зачем… Возможно, Сплинтеру удалось избежать воздействия сигнала, транслируемого по телевидению, он не потерял сознание и смог спрятаться, когда неизвестный пришёл забрать его учеников. И, хотя Лео с трудом в такое мог поверить, ему очень не хотелось думать, что их учитель всё-таки поступил так, как, зная его, поступил бы, — вступил в неравный бой, и сейчас находится в плену или и того хуже…

Его невесёлые мысли прервал уже знакомый девичий голос.

— Нам повезло. Дети уже погружены и готовы к отправлению, — Елена говорила спокойно, но в её голосе можно было распознать нотки раздражения. Даже отвращения.

— Сколько? — Спросил Типро, смотря за спину своей собеседницы.

— Двенадцать грузовиков. Благо, мы запаслись заранее. На этот раз места хватит всем… — девушка резко умолкла, а затем развернулась и ушла в сторону конвоя, готовящегося к отправке.

— Она так сильно не любит детей? — удивился лидер черепашьей команды. Сам он нельзя сказать, что очень часто общался с малышами и подростками. По правде говоря, они с братьями не так давно и сами вышли из этого возраста… Но воспитание трёх младших братьев нельзя было сбрасывать со счетов. Как-никак, именно на его, лидера, голову падали все шишки за проступки младшеньких.

— Она не любит то, что привианты делают с детьми, — голос огромной жабы стал на редкость серьёзным. — Поверь, если ты не в курсе, тебе очень повезло…

Леонардо даже не пытался предположить, что скрыто за этими словами. Всегда происходит одно из двух: либо ты надумываешь себе что-то такое, что в разы превышает реальные события, либо… Либо предположения и вполовину не достигают ужаса реальности. Смысл ломать голову? Однако слова Типро заставили лидера задуматься о самой девушке. Почему-то ему захотелось узнать о ней чуточку больше.

В этот момент к мутантам подбежал один из встретивших их на земле парней, одетый в камуфляж. В руках он держал винтовку, которая явно подрагивала от нервного возбуждения.

— Босс, срочное сообщение!

— Сто раз просил не называть меня так… — Немного устало сказал Типро. Он прикрыл глаза ладонью, но быстро справился с эмоциями и поднял на докладчика сосредоточенный взгляд. — А теперь коротко и по делу.

— Они идут. Со стороны озера. Предполагаемое время прибытия — двенадцать минут, — отрапортовал парень и встал по стойке «смирно», ожидая приказа. Типро кинул быстрый взгляд на свои часы.

— Количество?

— Три танка, восемь бронивиков. Воздушный транспорт пока не зафиксирован.

— Маловато… Значит, ещё не до конца поняли, что произошло, — жаба поскрёб подбородок большим и указательным пальцем, явно что-то обдумывая и проговаривая дальнейшее так, что было понятно, что это мысли вслух. — Возможно, предполагают, что самолёт потерпел крушение. Это наш шанс. — Тут голос его стал резким и командирским, прямо как тогда, в самолёте. — Основной колонне — выдвигаться по готовности. Готовность — боевая.

Парень всё ещё стоял перед двумя мутантами, как будто пригвождённый, боясь пошевелиться. Типро вздохнул и повысил голос:

— Короче, пусть валят отсюда немедленно!

Докладчик резко дёрнулся, как будто проснувшись ото сна, и быстро побежал в сторону колонны, на ходу передавая послание всем, кто попадался на его пути. Было заметно, что, как бы ни старались здешние повстанческие силы создать в своих рядах подобие военного строя, получалось у них это далеко не всегда, ибо не каждый должен служить. Да и не каждый может. Бывают существа, просто не приспособленные к войне.

— Судя по всему, нам придётся вступить в бой прямо здесь? — Леонардо старался вернуть себя в привычное русло, а именно — попытался поучаствовать в планировке дальнейших действий. Планировать — это вообще был его конёк. Но в таких масштабах этот навык ему ещё ни разу не приходилось использовать, поэтому лидер не чувствовал уверенности в своих силах. Да и в голосе тоже.

— Нам? — Слегка приподнял бровь Типро, пытаясь, казалось, пропалить взглядом в юном мутанте дыру. Возможно, в его голосе можно было уловить даже нотки недоверия, если постараться. С другой стороны, чего ещё мог ожидать лидер черепашьей команды. Они оказались чёрт знает где, черт знает с кем, сами до сих пор никому ещё не доверяют. С чего он взял, что ему будут безоговорочно доверять и посвящать во все тайны и планы? Но, с другой стороны, разве у всех них был особый выбор? Вот и пришла пора узнать…

— Иначе мы потеряем выгодную позицию и, соответственно, тактическое преимущество.

— Нет, тактическое преимущество мы потеряем как раз в том случае, если позволим себе вступить в бой прямо здесь, — возразил Типро, сделав ударение на последних двух словах. Он ещё раз внимательно взглянул в глаза собеседника, как будто пытаясь прочесть там его истинные мысли, после чего коротко кивнул сам себе и продолжил: — Наша задача — отвлечь противника, заставить его поверить, что мы и есть главный караван. Если же мы останемся, они слишком быстро поймут, что есть другая, более важная цель.

***

Лес, на опушке которого они приземлились, окружал их густой стеной. Но от этого места отходило несколько не то тропинок, не то сильно заросших дорог, устремляясь в противоположные части света. С двух сторон, сразу же за густой, но неширокой полосой леса, была вода — озеро и река, впадающая в него. Через реку был перекинут старый каменный мост. Судя по тому, что даже он умудрился получить свою порцию зелени, им не пользовались уже очень давно. Но сегодня он как нельзя кстати пришёлся довольно большой колонне беженцев. Да, сам мост был весьма просматриваем, но его длина благодаря ширине реки была не больше двух проезжающих в ряд грузовиков, а дальше начиналась глухая чаща, скрывающая с воздуха еле уловимую на земле тропку. Узнав об этом, Рафаэль, который помогал Елене распределять спасённых из плена людей и мутантов, недоумённо спросил:

— Как вы планируете провезти там такую прорву народу? Любая машина увязнет в таком буреломе!

— Любая, да не любая… — как-то странно, с хитринкой в чуть прищуренных глазах ответила девушка, а затем указала на колонну грузовиков. — Эти красотки — наше последнее приобретение. Мы не просто так лезли в самое пекло, чтобы их достать, ведь они на антигравах. А значит, им не страшен даже мелкий кустарник. Преградой могло бы оказаться только весьма крупное поваленное дерево. Но неспроста несколько групп особо отряженных на это дело повстанцев в три смены вот уже две недели проверяли маршрут и расчищали дорогу.

Это был тот редкий случай, когда ответ был дан исчерпывающе и напрямую. За последние полчаса черепашки все как один пытались выяснить любые подробности о том, где они и что вообще происходит, но на все эти вопросы неизменно ото всех звучал лишь один ответ: «Потом!».

Ещё с одной стороны от места их выгрузки было что-то похожее на обрыв, ибо сама опушка являла собой небольшой холм. Тот факт, что одна из дорог заканчивалась прямо на краю обрыва, смущал логику.

С четвёртой же, северо-восточной стороны был пологий склон, аккуратно расчерченный посередине ещё одной, с позволения сказать, дорогой. Именно по ней собирался идти отвлекающий отряд под командованием Типро.

Рафаэль внимательно посмотрел на стоящего поодаль брата, который о чём-то переговаривался с огромной жабой. К двум мутантам в этот момент подбежал юноша и что-то быстро затараторил. Черепашка снова перевёл взгляд на свою собеседницу и решился задать ещё один вопрос.

— С каким конвоем поедешь ты?

— Типро уверен, что с этим, — Елена похлопала по грузовику, полному беженцев.

— Наивный Типро?.. — Не то спросил, не то утвердил Рафаэль. Девушка в ответ слегка усмехнулась. — Куда направляется вторая колонна?

— Ближайшая цель — Мариэтта.

— А…

— Пока что это всё, что тебе стоит знать, — она приложила к его губам указательный палец, на мгновение её лицо оказалось очень близко к лицу черепашки. Горячее дыхание девушки обдало жаром не только нос и щёки Рафаэля… После чего она резко развернулась на громкий оклик, хлестнув мутанта по лицу вихрем чёрных волос. Игра? Что же, Раф всегда был азартным.

К ним бежал тот самый парень, с которым минуту назад разговаривали Типро и Леонардо.

— Елена, срочно выдвигаемся! Приказ Бос. Командира! — парень явно нервничал, его глаза были слегка выпученными, а голос подрагивал.

— Беги, доложи в начало колонны, что всё готово, можем выдвигаться. Я присмотрю тут, в хвосте.

Дождавшись, когда докладчик скроется из виду, Рафаэль ловко выудил из-за пояса девушки рацию. Любое прикосновение к её телу отдавалось покалыванием в пальцах мутанта, как будто то ли она, то ли он сам был наэлектризован. Но уступать не хотелось. Как и отступать…

— Как понимаю, ты неспроста решила не воспользоваться вот этим… — произнёс особо темпераментный черепашка девушке на ухо как можно тише, от чего её шея покрылась лёгкими мурашками.

Девушка обернулась к нему лицом и лукаво улыбнулась.

***

Все потенциальные паникёры уже давно сидели в грузовиках, тесно прижимаясь друг к другу и молясь всем богам, чтобы их не нашли, поэтому основная колонна стартовала без проволочек. В авангарде колонны шёл бронетранспортёр, обвешанный разного рода оружием, о назначении которого Донателло мог лишь догадываться. Ему начинало казаться, что узнай он, что одна из пушек — дезинтегрирующая, и это бы его вовсе не удивило.

— А прикольно видеть такое вживую, да? — Прочавкал рядом Микеланджело, добывший даже в такой глуши какую-то провизию. Донателло укоризненно посмотрел на младшего брата. — А что тут такого? Я просто не могу думать, когда голоден…

— Да и сытый ты не то чтобы был особо расположен к умственным нагрузкам… — тихо пробурчал себе под нос гений, провожая взглядом последний грузовик и замыкающие колонну три лёгких джипа, также на антигравитационных подушках.

Гений размышлял над тем, как бы успеть во всей этой суматохе хоть краешком глаза заглянуть «под капот» хоть одного из этих удивительных транспортных средств. Умник понимал, что в его времени и (или?) измерении такая техника ещё не скоро появится, и поэтому боялся упустить возможность изучить всё как можно лучше и потом не суметь повторить подобное дома. Мысли о том, что они могут застрять в этом самом времени навсегда, пока ещё не начали посещать его светлую голову, ибо впечатлений было слишком много, а аналитический ум Донателло не мог позволить себе разбрасываться таким важным ресурсом, как время, чтобы тратить его на пустые переживания. Однако и на тему технических новшеств гению пришлось прекратить размышлять, ибо в этот момент Типро поднялся на один из оставшихся на опушке джипов и громко обратился ко всем присутствующим.

— Вы все знаете, чего я от вас жду. Чего ждут от нас те, кого мы только что отправили в путь, — голос мутанта звучал спокойно и уверенно. Его можно было слышать во всех уголках опушки, ибо никто из собравшихся не позволил себе даже судорожного вздоха. На опушке остались стоять лишь вооружённые люди и мутанты, прекрасно знающие, что не все они переживут этот день. — Только от нас зависит, куда их этот путь приведёт. По машинам!

— Ребята, а который из транспортов — наш? — За спиной раздался голос Рафаэля, и Донни слегка подпрыгнул от неожиданности. Рядом также дёрнулся Микеланджело.

— Ну вот, Раф, я из-за тебя батончик уронил… — Майки нагнулся, поднял упавшую провизию, стряхнул пару прилипших к шоколадке сосновых иголок. — Никто не желает? Нет? — С этими словами он отправил остатки в рот, прикрыв глаза от наслаждения.

Донателло слегка передёрнуло. Его мозг отказывался воспринимать такую глупость со стороны его брата как норму. Если честно, то в такие моменты его мозг в принципе отказывался воспринимать Микеланджело как его брата… Нет, Донателло любил Майки, из всей четвёрки он был ему, пожалуй, ближе всех. Шутки-шутками, но никто так не поддерживал тягу гения к науке, как помешанный на попсовой научной фантастике младший братишка. Некоторые весьма важные изобретения в принципе не появились бы на свет, не ляпни как-то мимоходом этот весельчак что-то эдакое про реактивные ранцы и прочую несусветную чепуху. Но для гения каждая такая просьба — вызов. Каждая идея — шанс. И вот он уже ночи напролёт мастерил из тостера и фена свой вариант ультразвукового излучателя, а наутро выслушивал от Майки кучу комплиментов о том, что его умник-брат — самый лучший брат на свете, и пора бы уже открывать своё супергеройское агентство, ибо мега-крутое и супер-современное логово со своим гением у него, как у главного супер-героя, в качестве начального капитала уже есть…

К ребятам подошёл Леонардо и пригласил всех в стоящий неподалёку грузовик.

— Вариант с разделением нашей сумасшедшей семейки по всей колонне я отмёл сразу, уж извините, парни. Мы не имеем права потерять друг друга из виду, — лидер окинул серьёзным взглядом братьев, внутренне надеясь, что они ещё не успели потерять никого из семьи. При мысли о мастере его сердце сжалось. — Это значит, что никто никуда не уходит один.

— И даже в кустики?

— Да, Майки, и даже в кустики…

Вопроса о том, почему они не отправились с главной колонной, никто не задавал. Да и нужно ли было?

Донателло уже устраивался в кабине рядом с крепкого вида парнем за рулём. Панель управления грузовиком была куда более привычного вида, хотя и тут было несколько непонятных датчиков на приборной панели и вместо магнитолы был установлен дисплей. Вот только руль отсутствовал напрочь.

— Мэтью, — коротко кивнул парень, нажимая поочерёдно несколько кнопок и дёргая за пару рычагов, после чего всю верхнюю часть тела водителя опутала тонкая паутина из неоновых огоньков. Парень стал делать какие-то непонятные пассы руками прямо в воздухе, после чего машина тихо загудела и плавно приподнялась на несколько сантиметров над землёй.

— Донателло. Донни. Можно просто Дон… — От переполняющего его возбуждения гений черепашьей команды не мог чётко выражать свои мысли, ибо их было слишком много, а голова всего одна. В итоге он жадно облизнул губы и попытался как можно дипломатичнее уточнить: — Есть что-то, что мне нужно знать об управлении данным транспортом, если вдруг…

— «Если вдруг» случится, то всё, что тебе нужно знать, это то, что в кузове лежат два пулемёта, огнемёт, несколько винтовок и связка гранат, — парень махнул рукой назад, указывая направление, где искать всё вышеперечисленное, и машину тряхнуло. Донни приподнял бровь. — Поверь мне, нам крупно повезёт, если гранаты мы применим в последнюю очередь. Я не хочу погибать, но живьём я этим гнидам…

***

Майки даже на удивление самому себе молча забрался в кузов грузовика. В воздухе витало что-то почти неуловимое, что нервировало. А в такой обстановке оставаться на одном месте и ничего не делать — смерти подобно. Особенно для столь активного, если не сказать «гиперактивного», существа, как юный весельчак.

«А тут просторненько», — отметил он про себя, мысленно прикидывая, куда бы установил колонки, небольшую кухоньку и удобные кресла, будь этот грузовик — их. Эх, по улицам Нью-Йорка на таком не погоняешь, ибо машина занимала бы полторы полосы на дорожном полотне. В этот самый момент машина вздрогнула, мелко завибрировала и явно немного поднялась над землёй. «А может, всё-таки и погоняешь…», — улыбка тронула его губы, а в глазах заплясали чёртики.

Микеланджело уже направился в сторону кабины грузовика, чтобы поговорить с Донни о возможности смастерить что-нибудь наподобие по возвращению домой, как вдруг споткнулся обо что-то, и это что-то почему-то ойкнуло и выматерилось женским голосом совсем не по-женски. Из-под брезента, прикрывающего какие-то коробки, вылезла та самая девушка-пилот, которая совсем недавно встретилась им на борту самолёта. Она потирала голень правой ноги и недобро сверкала глазами в сторону невольного обидчика.

— Ой… Извините… Я Вас не заметил… — подняв руки в примирительном жесте, медленно пятился назад Микеланджело. Почему-то взгляд девушки заставил его забыть на мгновение, что он, между прочим, ниндзя, умеющий на раз-два раскидать целую толпу противников. — Я сейчас… Приду… Позову… — Он резко рванулся к задней части кузова и громко прокричал: — Лео, Раф, тут та самая цыпа, которая… — Договорить ему не дала ладонь Рафаэля, который быстро вскочил в машину и оттащил мелкого вредителя подальше от людских (да и не только) глаз. Недоумевающий Леонардо, убедившись, что все окружающие машины уже тоже готовы к отправке, вскочил следом.

— Эй-эй, Раф, поаккуратней! Нам тут ещё вашей драки не хватало… — Произнёс лидер черепашьей команды и опешил, увидев Елену. — А разве ты…

— Шшш… — Приложил палец к губам Раф, косясь на закрытую дверь, которая вела в кабину. — Как понимаю, не сильно хорошо будет, если наш шофёр узнает о зайце на борту, так что говори тише, хорошо?

Лео бросил укоризненный взгляд на Рафаэля, но продолжил уже тише:

— Разве ты не должна была отправиться с основной колонной беженцев? Типро говорил, что ты весьма ценна как пилот, и поэтому…

— Бла-бла… Ты реально веришь в то, что он хотел убрать меня отсюда только по причине моей «ценности»? — девушка насмешливо взглянула Лео в глаза, после чего обвела взглядом всю собравшуюся в кузове троицу. Двое потупили взгляды, явно не решаясь даже сказать вслух очевидную для них истину. Однако…

— Но ты же девочка! — не смог промолчать Микеланджело. Нет, он не считал, что место женщины на кухне. Откровенно говоря, он сам любил там обитать. Но, с детства живя исключительно в мужском коллективе, Майки, как, впрочем, и все его братья, относились к женскому полу как к особо хрупким созданиям. Мастер Сплинтер никогда не считал, что черепашкам может пригодиться навык общения с противоположным полом. Поэтому все основные знания о девушках парни получили из средств массовой информации. А там, несмотря на учащение демонстрации сильных и независимых женщин, всё равно преобладало ванильное восприятие этих таинственных особей. Да, у них была Эйприл. Но знакомство с нею произошло уже тогда, когда восприятие уже сформировалось. Да и нельзя было сказать, что красавица-журналистка сильно отличалась от навязанного телеком образа.

Раф хотел было стукнуть Майки по голове за бестактность, однако его руку остановила сама Елена.

— Девочкой я перестала быть тогда, когда эти ублюдки уничтожили весь мой родной город, со всеми дорогими мне людьми. Просто так, ради забавы. Чтобы показать, на что они способны, — девушка говорила спокойно, даже отрешённо. Как робот. — Я тогда на каникулы уехала в лагерь. А возвращаться мне было уже некуда и… — Договорить она не успела. В этот момент из рации, уже снова покоящейся на её поясе, послышался слегка хрипловатый голос Типро:

— Всем машинам приготовиться. Отправка по моей команде. Они уже достаточно близко, чтобы заметить наше бравое шествие, но нам нужен стопроцентный результат, — затем наступила пауза, долгая пауза, в течении которой три брата обменялись испытующими взглядами. В их глазах не было растерянности, и уж тем более испуга. Но и решимость там была относительная. Скорее осознание того, что деваться некуда, а отступать они не привыкли. Тем более что у них до сих пор так и не появилось определённой цели, кроме как понять, что происходит. И если ради выяснения этого им придётся пройти через пекло… Впервые, что ли?

— Поехали! — прокричала рация, и колонна, теперь уже вторая по счёту, тронулась. Она состояла всего из трёх больших грузовиков, однако техники поменьше в ней было гораздо больше, чем в основной. Объяснялось всё просто. Повстанцам приходилось действовать по принципу «всё или ничего», ибо обеспечить обе колонны достойной охраной они просто не были способны. Да и ставка на то, что большое количество охраны у отвлекающей колонны не должно было оставить никаких сомнений у противника в важности этого конвоя, тоже играла не последнюю роль.

Микеланджело не удержался и выглянул наружу. Их машина ещё не успела съехать с холма, поэтому весельчак успел увидеть вдали над самой поверхностью озера строй из нескольких очень странного вида средств передвижения. Нет, конечно, весь транспорт, который он видел за последние несколько часов, был немного непривычным, но всё-таки в нём узнавались знакомые очертания привычных ему машин, самолётов, мотоциклов. Однако то, что гналось сейчас за ними, не подпадало ни под какие рамки обыденности. У данных транспортных средств напрочь отсутствовали углы, какие-либо окна или иллюминаторы. Они все целиком как будто состояли из ртути. Более того, Майки даже не пытался предположить, какое назначение было у каждой из этих странных фиговин, хотя в том, что там был транспорт разного типа, он был уверен. Ясно было лишь одно — неспроста все боятся тех, кто находится в этих штуках.

— Сколько до Мариэтты? — раздался позади голос лидера. В ответ послышался незнакомый голос, и Микеланджело обернулся. Леонардо и Рафаэль стояли у открытой двери, соединяющей кабину и кузов машины, и общались с водителем. Рядом на пассажирском сидении сидел Донателло, нервно разминающий ладони. Майки хорошо знал этот жест. Погоня неизвестных мало волновало его, а вот желание начать познавать непознанное вот-вот могло вырваться наружу, поэтому гений изо всех сил пытался держать себя в руках. Елена стояла за перегородкой со стороны водителя так, чтобы её не было видно, и внимательно к чему-то прислушивалась.

— На такой скорости — минут десять. Но я бы не рассчитывал, что мы все туда доберёмся. Нас всё-таки заметили, а значит, минут через пять они нас нагонят. Если успеем до этого вырулить на трассу, может, выиграем ещё минуты две. Ну, а там уже…

Ехали молча. Каждый думал о своём, каждый готовился к чему-то неизвестному и в то же время хорошо знакомому. Парни не раз балансировали на грани, и каждый раз им удавалось так или иначе выкрутиться, вырваться самим и попутно вытащить тех, кто оказались рядом. Но до этого всё было чуть более понятно, чуть более «на поверхности», что ли…

Майки был настолько напряжён, что в какой-то момент осознал, что всё его восприятие почему-то свелось только к слуху. Остальные органы доносили информацию либо из рук вон плохо, либо не доносили вообще. Он несколько раз потряс головой, боясь, что сейчас произойдёт что-то, что с ним было в самолёте, когда наступила полная дезориентация. Но слух всё так же оставался острым, а сознание всё так же продолжало где-то плавать, так что дальнейшие события можно было описать примерно так:

— Мне кажется, или наши семь минут уже истекли? Что-то не торопятся они нас ловить. Неужели прознали про второй конвой? — спокойный голос Леонардо. Даже в такие минуты паника — не в его правилах.

— Нет, в таком случае мы бы уже узнали, — точно Елена. Вряд ли это голос Рафа от испуга стал таким.

— Но может, вам просто некому доложить? — А вот и он. Лёгок на помине.

— Мы и на этот случай подстраховались. Вся колонна напичкана датчиками. Как только хоть одна машина остановится не в пункте назначения, мы узнаем об этом, — девушка указала на свой браслет на руке. Он был немного похож на те, с помощью которых черепашки взаимодействовали с самолётом.

— Но…

— Им не нужно нас догонять только в одном случае… — Почему-то на этой фразе лидера у Майки зачесалась пятка. Не к добру это…

— Они знают, куда мы направляемся!

Краем сознания Микеланджело удаётся уловить, как Елена, несмотря на удивление и протесты со стороны водителя, перехватывает управление транспортом. Парень явно хотел ещё поспорить, но, когда за спиной девушки встала такая боевая единица, как Рафаэль, у водителя явно появились проблемы с подборкой аргументов. Девушка схватила рацию и, нажав на боковую кнопку, сообщила:

— Типро, они нас ждут в Мариэтте.

— Елена, ты где и какого дятла ты там делаешь?!

— Просто доверься мне. Они ждут нас у моста. Саскуэханну нам по мосту не перейти. План с барашком в силе?

— Если ты о том, не меняли ли мы что-то в последний момент перед выездом, то — нет, план остался прежним. Только как теперь его осуществить… Что предлагаешь?

— Просто следуйте за мной…

В следующую секунду Майки ощутил, как его приложило о металлическую стену грузовика. Машина резко повернула влево, заставляя всю колонну стушеваться. В этот момент Микеланджело понял, что из ступора он вышел. Нет, его оттуда нагло выкинуло и окунуло с головой в некое подобие азарта вперемешку с нотками паники.

— Что задумала, крошка?

— Не лезь под руку! — прорычала девушка, что-то активно отстукивая пальцами на дисплее на пульте управления. Рядом с Донни вдруг открылось какое-то хранилище, напичканное очередной порцией браслетов. — Берите каждый по одному. Хайдеры скроют нас от их датчиков.

— А почему вы не снабдите такой вот техникой всё, что используете? Тех же беженцев можно было переправить куда безопаснее, — начал было гений, надевая себе на руку приборчик и передавая остальным, но резко осёкся, увидев взгляд девушки.

— Сразу видно, что ты далёк от науки… Эти штуки работают на кристаллах синдера, — Елена произнесла это так, словно эти слова должны были впечатлить даже самого недалёкого субъекта. Недоумение на лице Донни удивило и отвлекло от шока даже Микеланджело, который до этого стоял рядом и смотрел через лобовое стекло, как они прямиком летят в сторону широкой реки.

— Короче, с тобой всё ясно, — устало отмахнулась девушка и ускорила ход машины. — Ребята, там, в ящиках, оружие. Разбирайте, кому что приглянется.

— Да мы уже! — из кузова донёсся голос Мэтью, а затем счастливый возглас Рафаэля.

Реку они пересекли так быстро, что Майки даже не успел заинтересоваться, что же там принёс Санта, потому что сразу после этого они оказались в… руинах?

— Ого… Никто нам не сказал, что мы посетим настоящий город-призрак… — Тихо прошептал Майки, стараясь не думать о том, что же тут случилось. Город был разрушен практически полностью. Ни одного целого здания, ни одного сохранившегося окна, всё в пыли, серое, как будто покрытое пеплом…

— А так сейчас выглядят почти все города, — как-то снова отрешённо произнесла Елена. Из её движений пропала суета, каждое действие было исключительно отмеренным и крайне необходимым. Позади послышался странный гул и вспышка. Настало время теперь уже для девушки выйти из ступора.

— Елена, мать твою, ты что творишь?! — раздалось из рации.

— Вся колонна пересекла реку?

— Нет. Но я теперь уже замыкающий…

— Услышав это, Елена на секунду прикрыла глаза и выдохнула сквозь зубы, после чего скомандовала:

— Все на точку С, и не забудьте хайдеры.

Машина резко затормозила в небольшом разгромленном сквере, окруженном невысокими зданиями. Вернее, тем, что от них осталось. Черепашки, последовав примеру девушки, повыпрыгивали из грузовика и только теперь смогли полноценно оценить обстановку. Ситуация выглядела не лучшим образом. В той стороне, откуда они приехали, сверкали вспышки и доносился странный гул. Такой же гул постепенно начал доноситься и со всех остальных сторон. Было ясно, что их берут в кольцо, и выхода из этой ситуации, по крайней мере очевидного, никто из черепашек не видел.

Примерно через минуту весь конвой уже был на месте. А ещё спустя мгновение, когда противник обступил машины со всех сторон, вплотную приблизившись к сопротивленцам, прогремел ужасающей мощности взрыв, разнёсший вдребезги всё в радиусе четырёх кварталов…
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Сб 02 мар 2019 22:35

Глава 3: Из огня да не туда

Взрыв прогремел ровно в тот момент, когда за последним из бравой команды захлопнулся люк канализации. Точнее, люков было несколько, за что и была в своё время выбрана эта площадь как самая удобная точка отхода.

Леонардо не спрашивал. Он это просто видел. Самому по долгу службы в «войсках старших братьев и лидеров команды» нередко приходилось изучать местность во всех её плоскостях для разработки планов даже простейших тренировок. Ведь никогда не знаешь, чем может для кучки мутантов обернуться самая обыкновенная вылазка на поверхность. И уж что-что, а канализационная система была им изучена вдоль и поперёк, ибо что может быть лучше для спасения, чем родная среда обитания.

Черепашки были искренне рады, что спасаются с помощью старого доброго трюка, ибо вид люка пока что был единственным, что показалось в этом странном мире родным. Но облегчению недолго было суждено их радовать. Спустившись в подземку, вся четвёрка дружно и неожиданно для самих себя сморщила носы.

— А вы что хотели? После того, как город был разрушен, все очистные системы остались в неисправности и без должного ухода, — низкий, басистый, но уже не такой заразительно-весёлый смех Типро отразился от закруглённого потолка коллектора.

Весь их отряд, который уже на полянке в лесу показался Лео до неприличия маленьким, а теперь, потеряв двоих бойцов в погоне, стал и того меньше, построился вокруг своего лидера. Мрак тоннеля прорезали лучи фонарей, прикреплённых к подобию касок на голове у каждого бойца. Сейчас все лучи были направлены в пол. Все молчали, прислушиваясь к звукам наверху. После взрыва наступила такая гробовая тишина, что, казалось, за пределами коллектора мир перестал существовать.

Взгляд громадной жабы в полумраке скользнул по Елене. Он немного поджал губы, а в глазах на мгновение блеснула сталь, но никаких других эмоций он так и не выказал по отношению к присутствию девушки в их компании. Леонардо понимал, что тот факт, что она ослушалась, не может не вызывать вопросы командира. И юный мутант был уверен, что все эти вопросы будут озвучены. В своё время, в своём месте. С глазу на глаз. Так бы поступил он сам.

— Ладно, ребятки. Помолчали, и хватит, — голос Типро выдал лёгкую нотку хрипотцы. — Глен и Трумор спасли наши жизни. Не будем тратить их впустую. И раз уж мы остались живы, значит, у нас ещё куча грязной работы впереди! — Он окинул всех и каждого взглядом, в котором выражалась и благодарность, и решительность. Эта смесь подействовала на солдат как энергетик. Было видно, как все вокруг словно наполнились силами, встрепенулись. Леонардо невольно отметил про себя, что надо бы поработать над этой стороной лидерства.

— Теперь строимся согласно расписанию, и дружно домой. От хорового пения в этот раз попрошу воздержаться… — и колонна, теперь уже пешим ходом, двинулась. Типро стоял у стены вместе с черепашками, и его взгляд отмечал каждого, кто проходил мимо. Он как будто считал, все ли «дети» собрались с прогулки. Дождавшись последних, он встал в арьергард колонны и пригласил черепашек и Елену следовать за собой.

— Вы не против составить мне компанию в тылу?..

Леонардо невольно улыбнулся. Как приятно было осознавать, что ты не один такой сумасшедший педант-параноик, который как курица-наседка носится с уже взрослыми подопечными. На самом деле Лео всегда веселило то, как братья даже не догадывались, сколько времени он по сути тратил на их тренировки. Они видели лишь ту часть, когда лидер их гонял по крышам или в зале, если этим не занимался сам учитель. Видели они и тренировки самого Лео в отдельности, когда он часами мог, по выражению Рафаэля, махать мечами, видимо, пытаясь создать маленький, локальный и крайне бесполезный смерч. А вот все приготовления оставались за кадром.

Юного лидера страшила мысль о том, чтобы покинуть дом, предварительно не изучив весь маршрут продвижения, чтобы вновь в этот самый дом вернуться. Всем. Целыми и невредимыми. Эта паранойя его стала одолевать прямо после первой их вылазки, которая была им, как он сам тогда был уверен, спланирована до мелочей. Как выяснилось, черепашка забыл лишь включить в план мероприятия одну самую маленькую переменную — своих братьев. Теперь он вспоминал ту вылазку с улыбкой, даже с какой-то ностальгией. Но тогда… Тогда он так зациклился на необходимости провести всё по плану, что совершенно вышел из себя, когда Рафаэль вдруг начал вести себя как… Рафаэль. Сколько часов медитации потом понадобилось ему в сопровождении учителя, чтобы привести свою голову и сердце в порядок, не знает даже он сам, ибо сбился со счёту на третьей неделе. Первый кризис лидерства. Первый, но далеко не последний…

Так что Леонардо прекрасно понимал, по каким критериям была выбрана именно эта площадь, ведь не часто встретишь столь удачное скопление люков, ведущих в один и тот же канализационный тоннель. Хотя нельзя было и исключать вариант, что сделали это уже сами повстанцы. Но суть не в этом. Чего Лео не понимал, так это…

— Как нам удалось уйти незамеченными? — озвучил вслух мысли лидера Донателло. — Когда ты говорила, что эти… хайдеры могут скрыть нас от датчиков, ты имела в виду, что они нас делают полностью невидимыми для наших преследователей?

— Донни, не говори глупости, — возмутился Микеланджело, — я же тебя вижу! А если вижу я…

— Я не про видимость в прямом смысле этого слова говорю…

Леонардо навострил уши, потому что ответ ему был действительно интересен и крайне важен.

— Так я же вроде бы вам всё уже сказала. Их датчики действительно нас не видят с этими штучками, — девушка вскинула руку и слегка тряхнула запястьем так, что браслет качнулся.

— Но о каких датчиках может в принципе идти речь, если мы были в прямой видимости этих… как вы их там называете… — скептические нотки в голосе Рафаэля заставили Елену остановиться и пристально посмотреть на всех черепашек поочерёдно.

— Так вы, ребятки, не собираетесь объяснять, почему ведёте себя так, будто с луны свалились?

— Это мы себя так ведём?.. — буркнул себе под нос Рафаэль. Теперь уже остановился весь «арьергард» колонны. — Какие-то непонятные технологии, повсюду мутанты…

— Хотя мы были уверены, что являемся уникальными! — вставил своё Микеланджело.

— …города выглядят так, будто тут прошла Третья Мировая, причём с пришельцами…

— Хотя вы не можете отрицать, я всё равно уникален! — не унимался весельчак.

— Нельзя отрицать очевидное, — кивнул Типро.

— В смысле? — в один голос вопросили Лео, Раф и Донни. Их взгляды плавно переместились с огромной боевой жабы на младшего брата. Типро снова хохотнул.

— Да я не про это…го, — он с такой силой хлопнул Майки по плечу, что коленки того слегка подогнулись. После такого испытания на прочность юный мутант решил-таки отойти в сторону, и Леонардо был полностью с ним солидарен. Их младшенькому для полного счастья всей команды ещё сотрясения панциря не хватало…

Елена уже порывалась снова высказаться по поводу невменяемости всех присутствующих и ситуации в целом, но Типро её остановил.

— Давайте-ка попробуем сверить наши представления о реальности.

Леонардо переглянулся с Донателло, который, как будто решаясь на что-то, кивнул в ответ.

— Думаю, это будет разумно. Тот факт, что мы находимся не в своей реальности, очевиден, на мой взгляд. Хотелось бы знать, чем ещё, кроме уже увиденного, нас тут будут удивлять.

— Да не тяните вы уже кота за причинное место… — закатил глаза Рафаэль.

— Тогда начнём с азов, — коротко кивнул Типро. — Сейчас 15… — он посмотрел на свои наручные часы, — нет, 16 мая 2254 года.

Леонардо показалось, будто его огрели чем-то по голове. Нет, он явно понимал всё это время, что они… не дома. Это разве что слепой мог не увидеть. Но как могло получится так, что из уютного убежища их нагло перекинуло в столь далёкое будущее? Где тогда мастер Сплинтер? И что же такое, панцирь вас всех дери, произошло с этим миром за два с половиной столетия, если этот мир вообще не похож на родной? Последний вопрос лидер задал вслух и слегка поперхнулся, поняв, что не упустил и любимого ругательства Рафа.

— Два с половиной… Столетия? Вы нас разыгрываете, что ли? — начала была девушка, но осеклась, прочитав на лицах черепашек неподдельный ужас.

— В 2206 году на землю вторглись привианты, — мягким голосом в затягивающуюся паузу вклинился Типро. — Как верно подметил Рафаэль, это пришельцы. И он очень верно подобрал определение того, что с момента появления этих самых пришельцев творилась самая настоящая Третья Мировая.

Все молчали. Шаги остальной колонны уже почти полностью затихли вдалеке, но никто из отставших даже не шелохнулся.

— Мы до сих пор не знаем, зачем они на самом деле сюда прилетели. Но то, что можно сказать с уверенностью — это раса безжалостных тиранов. Люди и мутанты сопротивлялись очень долго. Это сплотило нас, перед общим врагом мы стали едиными. Стёрлись границы между странами, национальностями, расами. Такое понятие как толерантность вообще перестало существовать, ибо не было больше различий.

— Да уж, звучит как утопия, — невесело усмехнулась Елена, — если не считать одной маленькой детали — вся наша цивилизация оказалась на пороге тотального изничтожения.

— Ребята, мне одному не хватает где-то тут реплики от Микеланджело? — вдруг неуверенно подал голос Донателло.

***

После весьма чувствительного удара по плечу от Типро Майки понял, что ему на сегодня хватит потрясений. И сотрясений. Сначала самолёт, потом все эти сборы и жуткий голод, заставивший его раз десять с тоской вспомнить так и не полученную им пиццу, потом эта сумасшедшая погоня с непонятными летательными аппаратами. А чего стоит город из самых жутких фильмов о постапокалипсисе? И к чему всё это?

В голове ещё немного шумело то ли после взрыва, то ли вообще ещё после самолёта. Иногда даже казалось, будто на грани сознания проскальзывает какой-то шёпот. Но стоило только обратить на это чуть более пристальное внимание, как всё приходило в норму.

Микеланджело никогда не был склонен к длительным поискам ответов. Если вопрос нуждался в столь тщательном разборе, что на поиски ответа уходило больше, чем пара минут, такой вопрос автоматически отправлялся в корзину скучных и в дальнейшем не вспоминался. Но сегодня его всё как будто носом пытались во что-то тыкнуть. А вдруг он сошёл с ума, и всё это на самом деле ему просто кажется? Может, они все сейчас дома, тихо-мирно пьют чай, а сам Майки находится в своей комнате, но уже заботливо обитой мягкими панельками?

На фоне были слышны голоса братьев и их новых друзей, но сознание Майки категорически отказывалось участвовать в происходящем. Он снова начал ощущать это странное, раздражающее чувство присутствия чего-то постороннего. В голове стало шуметь чуть более отчётливо.

«Так, теперь главное сделать вид, что меня совсем это не интересует, и тогда…» — только и успел подумать Микеланджело, как вдруг краем глаза уловил движение в боковом ответвлении коллектора. — «Понеслась…»

Микеланджело знал, что не должен уходить от братьев, но терпение никогда не было его сильной стороной. А сейчас ему не терпелось получить хоть какие-то ответы. К тому же его вела какая-то неведомая сила, и он даже сам себе потом не мог объяснить, почему не позвал никого, почему не обратил внимание братьев на происходящее. Он просто пошёл за тенью, за призраком, не столько видимым, сколько ощутимым.

Уже через минуту юный мутант осознал, что находится на поверхности. Где-то вдали поднимался столб дыма — по-видимому, именно там сработал их небольшой отвлекающий манёвр. Хотя ему сложно было сказать, где именно сейчас находится. Всё вокруг казалось однообразно серым, разрушенным и мрачным. А в сгущающихся сумерках — ещё и немного пугающим. Сюда бы камеру и пару десятков человек в гриме зомби, и вышел бы отличный фильмец даже без особого сюжета, ибо местность сделала бы всё за всех!

Он пробежал несколько кварталов, когда вдруг понял, что уже какое-то время не видит преследуемое. Однако странное ощущение присутствия чего-то постороннего никуда не исчезло. На секунду Майки замешкался, не понимая, куда же ему дальше идти, но вдруг снова краем глаза справа уловил лёгкое движение.

— Постой! — крикнул черепашка, но тут же сам себе закрыл рот ладонью. Его голос гулким эхом отразился от полуразрушенных зданий. Не самое умное решение — шуметь, когда противник может быть совсем рядом. И, словно материализовывая мысли беспечного ниндзя, реальность прорезал далёкий звук отчётливых шагов. Кто-то шёл, чеканя каждый шаг. Как будто маршировал. Двое… Нет, трое. Слева. Вот-вот покажутся из-за угла здания.

Майки не зря часами тренировался, а точнее, подвергался тренировкам со стороны старшего брата и учителя на тему маскировки. Он растворился в окружении так, будто его и не было вовсе. Ещё бы! После того, как тебе приходилось прятаться в не особо просторной кухне от самого мастера, ибо кому-то вдруг приспичило попить зелёного чайку по всем правилам чайной церемонии именно в тот момент, когда ты собирался в одиночку слопать остатки пиццы… А как иначе всем доказать, что срочно нужно заказывать новую?

Сейчас его любознательную, если не сказать любопытную, душу разрывало на части. С одной стороны, ему безумно хотелось увидеть этих самых загадочных врагов. Столько насмотреться научной и не очень фантастики и упустить шанс воочию увидеть представителей другой расы — такое казалось просто нереальным. Но ведь пришёл он сюда не за этим. И тень, так настойчиво манящая его всё это время, как будто в подтверждение мыслей Микеланджело снова замаячила на горизонте. А именно — в прогалине между двумя зданиями недалеко от временного «убежища» юного ниндзя. Он тихо вздохнул и бесшумной тенью скользнул в подворотню.

В ту же секунду сердце его упало, ибо зрелище, открывшееся ему, заставило руки подрагивать. В узком пространстве меж двух полуразрушенных стен стояли спиной к нему два высоченных существа. Да-да, именно существа, ибо ростом они были выше черепашки чуть ли не вдвое.

«Вряд ли это парни из «Нью-Йорк Никс», — успела пронестись в голове мысль прежде, чем черепашка рефлекторно растворился за ближайшей грудой обломков. — «Вот же вляпался… Лео с меня три панциря спустит! После того, как отобьёт моё бездыханное тело у Рафа…»

Проулок был тупиковый, поэтому шанса, что пришельцы уйдут отсюда как-то иначе, чем мимо самого Майки, не было. Вернуться обратно на улицу он также не мог, ибо там уже тоже находились враги. А просачиваться сквозь камни он не умел. По крайней мере, пока. Но скоро, судя по всему, научится…

«Так, паниковать — не самое лучшее решение, я же ниндзя, в конце концов! А это всего лишь…», — Майки осторожно выглянул из-за груды обломков, пристально всматриваясь в спины пришельцев, — «…всего лишь трёхметровые, длинноногие, длиннорукие, бронированные, явно вооружённые и с виду дико опасные межпланетные захватчики».

Руки ниндзя автоматически скользнули к поясному ремню, но привычных и таких родных сердцу нунчак там не было. Зато было кое-что другое. Майки медленно выдохнул, после чего сорвался с места. В его руках посверкивали целых две дубинки, с которыми ему уже приходилось работать в самолёте. Именно по этой причине он и выбрал их тогда, в грузовике. Пусть он всегда и представлялся окружающим легкомысленным и безалаберным, но то, что касалось боя и оружия, всегда воспринималось им куда серьёзней, чем могло показаться. Он прекрасно понимал, что всякие суперсовременные грохочущие мега-пушки — это, конечно, круто, но в реальном бою к любому оружию, не похожему ни на что, с чем ты раньше сталкивался, нет доверия. Оружие надо почувствовать, его надо понимать. Да, истинный ниндзя — повелитель и своего внутреннего, и окружающего мира. Однако, когда дело доходит до банальной драки, всегда лучше выбирать проверенное. Если, конечно, этот самый выбор имеется.

Вскочив на гору тех самых обломков, за которыми прятался, Майки резко оттолкнулся, целясь обеими дубинками одному из привиантов прямо в затылок, где отчётливо проглядывалась линия между самой скафандрообразной бронёй и шлемом. Он не мог быть уверен, что их физиология сильно совпадает с характеристиками привычных противников, однако тот факт, что с виду они всё-таки напоминали гуманоидов, давал шанс. По крайней мере, если верить его любимым фильмам. Электрический разряд пронзил всё тело противника, он засветился яркими голубыми искрами, после чего, забавно задёргав невероятно длинной ногой, повалился наземь.

Второй противник растерянно заозирался, водя из стороны в сторону дулом чего-то очень обтекаемого. О мощности подобного орудия невозможно было судить. Да и уверенности, что это вообще оружие, тоже быть не могло. Разве что банальная логика подсказывала, что вряд ли эти парни тут в мыльные пузыри пришли играть.

Майки распластался на земле у самых ног противника, стараясь оставаться в «слепой» зоне и лихорадочно высматривая новую цель. Броня противника с этого ракурса выглядела весьма внушительно. И если в затылочной части виднелась хоть какая-то склейка, давшая возможность заряду так удачно проникнуть внутрь, то тут…

«Сработало один раз, сработает ещё! Надо только добраться, » — скомандовал сам себе Микеланджело, после чего мощным ударом ноги попытался подсечь противника. Тот даже не шелохнулся, зато голень заныла так, будто черепашка только что впечатался ею в бетонную стену.

Майки рефлекторно подтянул к себе ноющую ногу, чуть не выронив оружие из рук, но в этот момент привиант изволил-таки опустить голову вниз. Долгую секунду черепашка вглядывался в маску противника, в ужасе представляя, что это безликое существо может сейчас с ним сделать. После чего, подавив желание закричать, взобрался на противника, как перепуганный кот на дерево, и саданул его ровнёхонько туда же, куда и первого пришельца.

Теперь в переулке лежало два трёхметровых тела, над которыми возвышался наш отчаянный герой и всё никак не мог отдышаться. Схватка была короткой, физических сил затрачено было по минимуму, но тот ужас, который он испытал и в порыве которого только что уложил второго громилу, никак не хотел отпускать его лёгкие.

Строевые шаги стихли, однако Майки не помнил, чтобы кто-то проходил мимо. Да и вряд ли любой проходящий мимо мог бы пропустить то, что тут только что произошло. Значит, противник пошёл другой дорогой. Это радовало.

Вдруг за спиной послышалось приглушённое шуршание, и Микеланджело даже подпрыгнул на месте. Он резко обернулся и увидел снова манящую тень в бреши одного из зданий.

— Ну что за дурацкие игры, — шёпотом произнёс он и полез в дыру. Тут пахло сыростью, слышались завывания сквозняка. Черепашка осторожно шёл по устланному слоем пыли, штукатурки и чего-то битого полу. Так как снаружи уже смеркалось, то в этом помещении и вовсе почти ничего не было видно. — Чем дальше в джунгли, тем злее москиты…

Где-то снаружи здания что-то явственно грохнуло. Наверное, привианты нашли своих собратьев. Выбираться отсюда будет ой как не просто. Но это всё потом.

Дубинки он зажигать побоялся, ибо не хотел привлекать лишнее внимание к себе. Да и глаза быстро привыкли к темноте. Контуры предметов вырисовывались всё отчётливее, их края как будто отсвечивали зеленоватым. Нет, постойте… Не как-будто! Так и есть, в дальнем конце помещения что-то тускло светилось. Окном или дырой это быть не могло — зеленоватый свет был неестественным. Но оттого ещё более манящим.

Майки подошёл поближе и увидел очертания не то ящика, не то сундука. Сияние просачивалось через щели в нём, обрисовывая контуры того самого «призрака», что привёл юного мутанта сюда.

— Кто ты? — тихо спросил Микеланджело, нервно поглаживая дубинки на своём поясе.

Это определённо был человек. Он был закутан в длинный плащ неопределённого цвета, голову покрывал капюшон. Но ухмылка, которую этот самый капюшон не мог скрыть, была до боли знакомой…

— Постой, ты же тот засранец, который затянул нас сюда!

В этот момент незнакомец рассмеялся и растворился в полах собственного плаща. На пол опала лишь плотная ткань, которая прямо на глазах начала истлевать, как будто время работало над ней в миллионы раз быстрее. Вскоре на полу осталась лишь горстка трухи. Майки выругался, радуясь, что сейчас зануда Леонардо не может дать ему оплеуху, и обратил внимание на сундук.

— Надеюсь, оно не радиоактивное. Хотя, судя по цвету свечения, не удивился бы… — он осторожно приподнял незапертую крышку и с опаской заглянул внутрь. Через секунду на его освещённом зелёным сиянием лице отразилась блаженная улыбка.

***

— Я убью этого маленького прохвоста. Своими руками, чтобы не мучился…

— Раф, извини, но на этот раз тебе придётся встать в очередь. Я дал отчётливые указания по поводу…

— Ребята, а можно хотя бы в этот раз без сцен?

Леонардо и Рафаэль недоуменно уставились на Донателло, который обычно не особо встревал в перепалки окружающих, если только они не касались его лично. На этот раз он выглядел серьёзно обеспокоенным, даже немного растерянным. Двое старших пристыженно опустили глаза.

— Нам надо идти за ним. Срочно, — Лео наконец-то стал думать конструктивно. Пелена злости за неподчинение плавно сменилась здравым беспокойством и холодным рассудком. — Типро, мы как-то можем отследить нашего непутёвого брата?

— Ребята, не могу сказать, что это очень разумно… — огромная жаба окинул присутствующих виноватым взглядом. Решимость на их лицах не давала шанса ошибиться. — Как понимаю, остановить я вас не смогу. Что же… Да, на самом деле отследить его просто. Пока хайдер на нём, для нас он как на ладони.

— Я пойду с ними! Без меня они…

— Елена, нет.

— Но ведь они плохо ориентируются на местности и не знают технологий…

— Всё равно — нет!

— Но почему? — неожиданно встрял в спор Рафаэль. — Она действительно могла бы нам помочь. И я могу гарантировать, что верну её тебе, Типро, живой и невредимой.

В глазах Рафа отражалась такая уверенность, что Елена невольно застыла, даже забыв возмутиться, что её обсуждают так, будто её рядом и нету вовсе. Как будто она кукла, которую можно переносить с места на место, положив в кармашек…

Типро тяжело вздохнул, достал небольшой прибор с экраном и передал его Донателло.

— Так вы сможете найти своего блудного брата. Пока хайдер на нём и активен, он, как и мы, — жёлтая точка на этой карте. Красные точки — привианты. Синей точкой я вам отмечу место сбора. Но учтите, если вы туда не доберётесь через час, мы уедем без вас. Я не стану рисковать всем ради горстки отчаянных мутантов, — это прозвучало не грубо, не с вызовом. Просто как констатация факта. Затем он тихо добавил, повернувшись лицом к девушке: — Я не буду ждать даже ради тебя, дорогая…

— Ты мне не отец, Типро. Я уже взрослая девочка, и хватит меня опекать, — с этим словами Елена выхватила миниатюрный прибор из рук Донателло, развернулась и направилась в сторону лестницы, ведущей наверх. Черепашки отправились следом. Рафаэль медленно выдохнул.

Они гуськом стали взбираться наверх, в то время как Елена, чтобы не терять времени даром, проводила краткий инструктаж.

— Итак, что вы должны запомнить. Пока эти браслеты работают, мы абсолютно невидимы для привиантов. Вы можете голым задом сплясать перед ними танец мишени, и они вам даже не поаплодируют.

— А как?..

— Донни, не сейчас!

Елена благодарно кивнула в сторону Лео и продолжила:

— Второе — на звук это не распространяется. То есть ведите себя… — девушка повернулась и удивлённо посмотрела на черепашек, которые стояли прямо за ней аккуратным полукругом. Чуть поодаль виднелся закрытый люк, из которого все они только что выбрались, но звука, как этот самый люк закрывался, девушка определённо не слышала. — Так, с этим, значит, проблем быть не должно. Отлично.

Черепашки в ответ ухмыльнулись, как один. Этот трюк всегда срабатывал.

— Ну и третье. Если ваш братишка ничего не сделал с хайдером, то искать нам его надо во-он там, буквально в двух кварталах отсюда, — она жестом указала в сторону пары разрушенных зданий, после чего постучала пальцем по экрану прибора. Тот, в свою очередь, был ловко перехвачен трёхпалой зелёной рукой. Рафаэль прошёл мимо девушки, занимая позицию во главе отряда, и тихо прошептал:

— Дамы вперёд — не про эту ситуацию. Уж извини, крошка…

— Раф, ты уж тоже извини, но… Ты ничего не попутал? — прозвучал укоризненный голос лидера черепашьей команды, и теперь уже миниатюрный экранчик явственно засветился в его руках.

Рафаэль сверлил взглядом брата, который невозмутимо прошествовал мимо него и направился в сторону указанного здания короткими перебежками. Донателло следовал прямо по пятам. Было очевидно, что местной технологии они хоть и доверяют, но не считают лишней осторожность. И тут Раф не мог их осуждать. Всё, через что им приходилось проходить в жизни, каждый раз доказывало им, что никогда и ничему нельзя доверять полностью. Только друг другу.

По правде говоря, Рафаэль самому себе не доверял так, как доверял братьям. Из всего, что существует в этом или любом другом мире, только братья и учитель казались ему чем-то неизменным. Чем-то, ради чего стоит жить и ради чего — умереть.

— Мы ведь найдём этого мелкого негодника? — тихо спросил Раф и вдруг понял, что разговаривает с пустотой. — Елена?..

Он напряг слух и уловил лёгкий шорох отдаляющихся шагов в совершенно противоположной стороне от того места, куда направились его братья.

— Какого… — прошипел мутант, затем вздохнул и последовал за девушкой. Он сам не совсем понимал, почему выбрал именно этот вариант. Да, бунтарство — его вторая натура. Но сейчас было неподходящее время и неподходящее место. Тогда почему? Из-за данного Типро обещания?

Рафаэль медленно крался сквозь разрушенный город, ощущая неприятный холодок. Было ли это связано с наступлением сумерек, или же само место навевало жуткие эмоции, было сложно понять. Наверное, и то, и другое. Под ногами то и дело норовил скрежетнуть кусок кирпича или хрустнуть осколок, но опытный ниндзя пока находил возможность преследовать скрытно.

Елена, в свою очередь, бежала уверенно, очевидно зная, куда и зачем она направляется. Она была точна в каждом повороте, в каждой заваленной хламом улочке. Девушка останавливалась лишь для того, чтобы заглянуть за угол в поисках, как понял Рафаэль, привинатов. Мутант несколько раз ловил себя на том, что его взгляд скользит по изгибам её тела, вместо того, чтобы внимательно изучать окружение, и это ему совершенно не нравилось. Точнее, то, что он видел, ему весьма даже нравилось, но вот тот факт, что его бдительность явно притуплялась, казался безумно раздражающим. И опасным. И совершенно неуместным. Как и всё, что было связано с этой безумной дурочкой…

Девушка в очередной раз резко затормозила, и Рафаэль отметил, что она задержалась на пару секунд дольше, чем в прошлые четыре раза. Его руки невольно поползли к поясу, где обычно покоились его саи, но, наткнувшись на две холодные рукояти современных огнестрелов, сжались в кулаки. Он не хотел трогать это чужое, абсолютно нетипичное для него оружие. Само тело отторгало его, отказывалось принимать, отказывалось сотрудничать с чем-то, что не решает судьбу его обладателя лично, вплотную, пробуя кровь противника на вкус… Но выбор был невелик.

Мысли Рафаэля прервали тихие всхлипы. Он начал озираться по сторонам, потому что поначалу не мог понять, откуда идёт звук. А затем он увидел, как подрагивают плечи Елены, как её фигура вдруг становится хрупкой, надломленной. Как она медленно опускается на колени перед очередным, ничем для него не примечательным домом. Таким же разрушенным, таким же мрачным и серым. Таким же мёртвым.

Он хотел сделать шаг в её сторону, но ноги как будто приросли к земле. Каким-то шестым чувством он понял, что сейчас он тут абсолютно лишний. Незваный гость, непрошеный зритель чужого, очень личного горя. Он бы тоже не хотел, чтобы кто-то видел его в момент, когда он сам стоял бы на руинах собственного дома. Да, он не сомневался, что это именно так, — Елена вернулась домой. Хотя и знала, что здесь найдёт.

В этот самый момент мутант понимал девушку больше, чем ему самому того хотелось бы. Он сам до конца не поверил бы в гибель своей семьи до тех пор, пока не увидел своими глазами. И не важно, прошли бы дни, месяцы, года, но пока он не увидел осколки прошлой жизни воочию, он бы не поверил.

— Елена… — Рафаэль медленно подошёл к рыдающей девушке, которая ползала по обломкам, пытаясь найти хоть что-нибудь, за что зацепиться, что могло бы дать ей надежду. Она не ответила. Не подала виду, что услышала его. Просто продолжала разгребать завалы, сдирая пальцы в кровь, изредка утирая лицо тыльной стороной ладони и размазывая тем самым по лицу не только слёзы, но и грязь.

— Елена, ты здесь ничего не найдёшь, — пытался вразумить её черепашка. Ему было больно смотреть на это отчаяние, граничащее с безумием. Вдвойне больно оттого, что и сам он поступал бы так же.

— Замолчи, — тихо пробубнила она, не прекращая своих действий. Она поднимала какие-то мелкие клочки бумаги, пыталась расправить их, а затем выкидывала. Иногда в её руках оказывались куски какой-то керамики, непонятные погнутые железные прутья, осколки стекла, щепки древесины… Девушка как будто искала что-то, но никак не могла определиться, что именно.

— Сколько времени прошло с момента разрушения города? Год? Два? Пять? Кроме пыли и мусора, ты не сможешь найти тут ничего. Ничего, кроме боли и страданий…

— Я сказала — замолчи! — вскрикнула девушка. Её тело начала бить мелкая дрожь. Было очевидно, что она на грани, что она вот-вот сорвётся в истерику. А женская истерика — это, пожалуй, та редкая штука, которая не на шутку может напугать любого представителя мужского пола.

Рафаэль отчётливо почуял опасность и попытался зайти с другой стороны:

— Может быть, ты мне скажешь, что ищешь, и я смогу тебе помочь?

В ответ он получил лишь долгий, судорожный всхлип, а затем ещё какой-то странный звук. Очень похожий на вой. Но этот самый вой исходил совершенно не от девушки. Руки у Рафа похолодели, и он отчаянно напряг слух. Да, откуда-то справа доносился какой-то гул, и он становился всё громче и отчётливей.

— Елена, нам пора уходить, — Рафаэль быстро подскочил к девушке и вцепился в её руку.

— Тебе надо, ты и иди! — девушка попыталась вырваться, но хватка мутанта была стальной. — Отпусти меня! Ты ничего не понимаешь! — Елена кричала и билась, упиралась свободной рукой в пластрон мутанта и пыталась лягнуть его ногой. Но Рафаэль как будто не замечал этих её попыток. Он внимательно осматривал окружающий антураж, пытаясь найти подходящее место.

— Нам немедленно надо спрятаться, ты можешь это понять?! — наконец не выдержал мутант.

— Зачем?! Я не хочу больше прятаться! Мне это осточертело! Зачем вечно бежать, если конец всё равно будет один?! Они убьют нас всех так же, как убили мою семью, как убили всех моих соседей, как убили мою жизнь…

Рафаэль попытался крепко прижать её к себе, чтобы утихомирить. Он отчаянно нуждался сейчас в том, чтобы она замолчала. Её истерика постепенно передавалась ему самому, но ведь он не мог поддаваться подобному. Только не он! Почему она так на него действует?!

Елена, в свою очередь, абсолютно не хотела облегчать ему жизнь. Она забилась в его руках, как птица в клетке, и завыла как раненый зверь. Её вой постепенно начал заглушаться гулом приближающегося транспорта, и Рафаэль принял отчаянное, но, как ему на тот момент казалось, единственно правильное решение. Он резко хлестнул Елену по щеке, отчего вой немедленно прекратился. Девушка ошарашенно уставилась на него, чуть приоткрыв рот. Мутант воспользовался секундным замешательством девушки и, схватив её поперёк туловища, нырнул вместе с нею в стоящий рядом полуразрушенный дом. Буквально через секунду мимо них промчались три необычного вида транспорта, больше всего напоминающих мотоциклы. И направлялись они туда, откуда Рафаэль и Елена пришли в это проклятое место.

***

— Лео, похоже, нам придётся с тобой вдвоём вытаскивать Майки, куда бы он сейчас ни влип, — тихо прошептал Донателло, пристраиваясь за спиной брата, который аккуратно заглядывал за угол дома.

— Что?.. — Леонардо недоуменно уставился на умника, но вопрос застрял у него в горле. — Напомни мне потом убить и Рафа тоже. Хотя нет, гораздо эффективней будет два внеочередных наряда на кухню… В компании Майки.

Да, Леонардо мог возмущаться напоказ, но Донни видел, как нервно дёрнулось веко брата. А это значило, что сейчас он быстро ищет варианты, продумывает план. Именно за его умение не терять голову в любой ситуации Донателло всегда и уважал лидера. Нет, сам умник отнюдь не мог себя причислить к паникёрам. Но стоило ему увидеть какую-нибудь интересную научную приблуду, как мозг сам отказывался думать о чём-то другом. И хотя в целом изобретения юного гения нередко спасали жизнь всем членам их компактного отряда, непредвиденная зацикленность на технических новшествах крайне редко пригождалась в критических ситуациях, когда на первом месте должны быть мысли о том, как унести ноги.

— Донни, мы ведь можем видеть и Рафа, так? — Лео передал миниатюрный мониторчик Донателло.

— Да, без проблем, — тот кивнул и указал на две точки в центре экрана. — Это мы. Эти две точки, как я понимаю, наша сладкая парочка, — он слегка поперхнулся, сам не ожидая от себя такого определения. Однако Лео кивнул, намекая, что понял, о ком речь. — А вот тут, судя по тому, что эта жёлтая точка одна-одинёшенька, Майки. Погоди…

На экране к этой самой одинокой точке медленно, но верно приближались три красные. Жёлтая точка на секунду застыла на месте, а затем плавно переместилась в противоположную сторону от одних красных точек… К другим! Сердце Донателло упало в пятки.

— Донни, не тяни. Кто уже вляпался? — нетерпеливо спросил лидер, правильно истолковав выражение лица Донателло. — Куда бежим?

— Майки… — тихо ответил гений и сорвался с места.

Вопросов больше не последовало. Ситуация была ясна, приоритеты расставлены автоматически. Только бы успеть. Судя по всему, что им удалось узнать об этих жутких тварях, врагу не пожелаешь встретиться один на один с таким монстром. А их младший братишка в данный момент, судя по всему, был окружён аж пятью.

Донни быстро добежал до нужной улицы и остановился, осторожно заглядывая за угол дома. Сердце сделало два лишних удара, и в этот момент он почувствовал, как Лео опёрся на его плечо, чтобы тоже увидеть, что там.

А картина была неутешительная. С противоположного конца улицы в их сторону маршировали три странные, громадные фигуры. Вооружённые, судя по всему, уже знакомыми черепашкам дубинками и ещё какими-то странными не то пистолетами, не то ещё чем-то очень похожим. Броня, скорее всего, имела не только защитные свойства. Если сумерки и зрение не подводили Донателло, то как минимум у одного из «отряда», самого крупного на вид, в стыках пластин брони виднелись какие-то трубки. Вероятно, это была силовая броня. Он передвигался чуть менее плавно, чем его собратья, но в руках нёс куда более массивное оружие. Эх, осмотреть бы это великолепие поближе…

— Лео, я понятия не имею… — заранее попытался оправдаться Донателло, ибо дельных мыслей о том, как победить противника, о технических характеристиках которого ты можешь только догадываться, сейчас просто не было.

— Погоди. Я правильно помню, что эти браслеты нас делают практически невидимыми? — Лео чуть сощурил глаза и хитро улыбнулся. Донателло скромно улыбнулся в ответ. Похоже, ему таки представится возможность как следует рассмотреть противника вблизи. И, если повезёт, даже остаться при этом в живых. — Майки ещё тут?

— Да, — Донни внимательно изучил карту. — Он вон в том проулке, справа. С ним два привианта, и если туда нагрянут ещё и эти…

Лео быстро сорвался с места, схватил первый же попавшийся булыжник и, пробежав полдороги до указанной подворотни, зашвырнул камень в недобитое окно прямо за спинами трёх противников. Те резко обернулись и направились прямиком на звук, проигнорировав огромную зелёную черепашку буквально в тридцати метрах перед собой.

«Ну, по крайней мере, теперь мы точно знаем, что эти браслеты работают», — автоматически пронеслось в голове Донателло, после чего он присоединился к старшему брату. Они уже были готовы заглянуть к Микеланджело, как вдруг оттуда послышался глухой стук, как будто упало что-то огромное. И всё бы ничего, но этот самый стук услышали не только черепашки. Выбор был невелик.

Леонардо вытащил на ходу электрошоковую гранату, которую он удачно прихватил и о действии которой, благо, успел узнать заранее, и запустил её прямо в противников. Донателло сам не знал, что ожидал увидеть — яркие голубые разряды, искры, вихри голубого свечения… Ничего из этого не было. Лёгкая, миниатюрная вспышка. На мгновение даже показалось, что граната просто не сработала. Может, лидер забыл её активизировать? Но тут двое из трёх привиантов повалились ничком. И, конечно, стоять остался самый большой… Он медленно окинул взглядом своих сотоварищей, после чего поднял массивную пушку и что-то на ней нажал. По бокам дула вспыхнула дорожка зелёного неонового света.

— Донни, есть идеи? — послышался тихий, немного нервный голос Леонардо. Заряд плазмы врезался в груду обломков стены прямо за спиной лидера. Осколки посыпались во все стороны. Очевидно, слух у этих тварей ну просто невероятно чуткий. Леонардо сделал быстрый прыжок и оказался вплотную к брату.

Электричество его не берёт. Пистолет, который покоился на ремне, скорее всего, тоже не причинит вреда такой громадине. Не зря же это броня. Вот если бы попасть ровнёхонько в стыки между пластинами… Ну почему всё, о чём сейчас он мог думать, эти трубки в стыках? Вот если их можно было бы чем-то перерезать. Будь у Лео его катаны, можно было бы попробовать. А так…

— Есть что-то острое? — одними губами произнёс гений. В ответ лидер достал из-за пояса маленький ножичек. Донателло покачал головой. Вряд ли такое маленькое лезвие сможет хотя бы поцарапать такую броню, куда уж перерезать гидравлику. В этот момент Леонардо нажал на какую-то кнопочку на рукоятке ножа, и тот стал немного светиться, а его лезвие стало ощутимо нагреваться. Брови Донни поползли вверх, и он перехватил нож, отчаянно ринувшись в атаку.

Соблюдать абсолютную тишину в движениях теперь, когда вокруг валялись свежие осколки, так и норовившие выдать твоё местоположение, было крайне сложно. Донателло спиной чувствовал, как Лео затаил дыхание, а затем краем глаза уловил, как брат бросился обходить противника с противоположной стороны. Он определённо создавал больше шума, чем мог, и это давало свои плоды. Шаги Донателло для привианта оставались незамеченными.

Леонардо быстро приблизился к монстру вплотную, чётко зная, что только так он сможет не дать тому выстрелить. Прыжок, удар ногой в грудь противника, отскок. Сморщенное лицо и пара прыжков на месте на одной ноге. А гигант от удара, от которого футы обычно летели несколько метров, даже не шелохнулся. Его гораздо больше волновал шум, создаваемый невидимым противником. И Лео не заставил его долго ждать. Снова прыжок, перекат у самых ног привианта, удар кулаком под коленку и… снова ничего, кроме искажённого от боли лица мутанта.

Несмотря на неэффективность ударов, отвлекающий манёвр лидера определённо удавался, потому как привиант до сих пор не заподозрил возможную атаку сзади. Однако всё это также влияло и на движения противника, и Донателло всё никак не мог пристроиться к нему так, чтобы сделать задуманное. Более того, гений был уверен, что самое главное — перерубить питание в шейном отделении брони. А проблема заключалась в том, что привиант был более трёх метров ростом. Как же в такие моменты не хватало родного шеста…

Однако планы резко пришлось менять. Леонардо, в очередной раз пытаясь нанести противнику хоть какой-то вред, подхватил с земли уже знакомую ему дубинку, которая выпала из рук одного из поверженных врагов. Но именно это действие привиант уловил как нельзя чётко. Да, он не мог видеть противника, зато оружие собрата теперь отчётливо выдавало позицию врага, и в мгновение ока рука Лео, держащая дубинку, оказалась в стальном захвате. Вторая рука монстра направила на невидимого противника дуло пушки и уже была готова выстрелить, как вдруг безжизненно повисла, уронив массивное оружие.

Пусть Донателло не мог так просто дотянуться до шеи монстра, зато локтевой сустав был куда ближе, а в момент прицела монстр оставался статичным достаточное количество времени, чтобы гений без проблем справился со своей задачей. Удивительно, но всё прошло как по маслу — нож не подвёл, рассекая трубки и провода с такой лёгкостью, будто это были паутинки.

Пока пришелец не успел прийти в себя, и, что ещё хуже, навредить оставшимися конечностями брату, Донни быстро вскарабкался по корпусу противника и резким движением клинка перерубил всё, до чего смог дотянуться. Громадная махина сначала застыла, а затем резко повалилась на бок вместе с Леонардо, выпуская из захвата его руку.

— Спасибо, брат! — Лео быстро вскочил на ноги и отряхнулся. Затем подошёл к противнику и аккуратно попытался его толкнуть ногой. Проще было пошевелить гору. — Как думаешь, внутри кто-то есть?

— Понятия не имею. Но у нас нету времени выяснять это, — Донателло, не терявший времени и уже изучивший маленький мониторчик, указал на три точки, которые очень быстро приближались к месту их дислокации. — К нам гости…

— А мы всё ещё без Майки! — Леонардо резко направился в сторону проулка и замер. Через секунду Донни понял, почему. В полумраке между двух стен на земле лежало два тела точно таких же привиантов, которых Лео уложил с помощью электрошоковой гранаты. А из дыры в одном из зданий медленно выбирался их брат, неся в руках что-то. Увидев Лео и Донни, он широко улыбнулся.

— Ребята, вы не поверите, что у меня для вас есть! — его глаза сияли, а дрожащими руками он протянул им их оружие.

При виде любимого и такого родного сердцу шеста бо на глаза Донателло чуть не навернулись слёзы. Он бережно взял его в руки, дрожащими от волнения пальцами провёл по тёплому древку. Да, за последние сутки он не раз вспоминал о нём, ведь это было не просто оружием. Оно было частью его самого. Но только сейчас, вновь ощутив, как органично оно ложится в руку, как продолжает его самого, дополняет, возвышает, Донни понял, на сколько на самом деле ему этого не хватало.

— Как ты… Откуда… — рядом послышался хриплый голос Леонардо. Комок в горле скрыть ему так и не удалось, когда его любимые катаны легли в аккуратно подставленные руки. Казалось, он был готов расцеловать их, останавливали только свидетели. Было ясно, что теперь Микеланджело оправдан по всем статьям.

В этот самый момент за спинами раздался рёв моторов. Выглянув, Донателло убедился, что прибор не соврал и в этот раз. Три подобия мотоцикла левитировали в паре десятков сантиметров над землёй, по одному водителю-пилоту на каждом. Все вооружены, насторожены и отчётливо знают, что противник тут есть. Но если ещё минуту назад это напрягло бы черепашек, то теперь… Теперь им сам чёрт не брат.

Они вылетели из укрытия как три тени, как три неудержимые энергии. Леонардо без труда сбил ближайшего к себе привианта с транспорта, точным движением руки направив остриё катаны на стык брони в районе шеи противника. Так черепашки узнали, что эти твари могут истекать чем-то вроде крови, ибо из места удара брызнула фонтаном тёмная жидкость. Привиант несколько секунд ещё пытался зажать свою рану, роя пятками землю, но было уже слишком поздно.

В это самое время второго привианта, ближайшего к Майки, настиг град ударов по корпусу. Мастер нунчак, памятуя о своей неудачной попытке ударом ноги вывести из строя прошлого своего противника, решил обрушить максимальное количество молниеносных атак, чтобы дезориентировать и деморализовать. Как не странно, всё сработало гораздо лучше, чем он мог ожидать, ибо один из ударов пришёлся по какой-то уязвимой точке брони привианта, после чего беднягу начало трясти в конвульсиях. Проблема заключалась в том, что Микеланджело так и не узнал, какой из ударов оказался столь эффективным.

Донателло, в свою очередь, атаковал третьего врага. Каждый его удар был точный, чёткий и… бесполезный. Он бил по, как ему казалось, самым уязвимым точкам противника, но ни один из четырёх ударов, которые он успел нанести противнику, прежде чем тот решил ответить, так и не сработал. Трёхметровая худощавая фигура резко спрыгнула на землю и надвинулась на Донателло, как вдруг её мощным ударом отшвырнуло в стену. Привианта сильно приложило головой о кирпичную кладку, и тот затих.

Донни даже не сразу понял, что произошло, а затем увидел ухмыляющегося Рафаэля. Он сидел на привиантском мотоцикле с перемазанной Еленой за спиной, передняя часть транспорта была слегка помята.

— Раф, обычно я недоволен тем, как ты водишь. Но в этот раз — спасибо! — Донателло искренне улыбнулся.

— О чём речь! — ухмыльнулся в ответ Рафаэль.

— А где ты раздобыл эту пташку? — спросил Леонардо, вытирающий клинок о какую-то ветошь.

— Да кто-то припарковался в неположенном месте, ключи оставил в зажигании…

— Врешь?

— Вру…

— Ладно, ребята, — подала голос Елена. — Нам теперь срочно надо думать ответ на извечный вопрос — что делать? Сейчас сюда стянутся все отряды, которые находятся поблизости, а у нас куча покалеченных… — её взгляд упал на противника Лео, и одна бровь слегка изогнулась, — и убитых привиантов.

— А почему мы не можем улететь на этих красотках? — спросил Микеланджело.

— Так ты ещё жив, мелкий ушлёпок… — глаза Рафаэля расширились, а ноздри начали яростно втягивать воздух. Было понятно, что он вот-вот накинется на младшего брата, из-за которого, по сути, вся эта ситуация и произошла. Однако Майки осуществил все превентивные меры, на которые сейчас был способен, — протянул брату его саи и стал ждать реакции. Последовала долгая пауза, затем стилеты бережно перекочевали из одних трёхпалых рук в другие.

— Спасибо, — эти слова сорвались с губ Рафаэля так тихо и таким надломленным голосом, что если бы братья не видели, как шевелятся его губы, ни за что бы не поверили, что это произнёс он.

— Так, теперь, когда ваша трогательная семейная драма подошла к концу, вернёмся к реальности? — нетерпеливо затараторила девушка. — Эти «птички» напичканы датчиками слежения, — сердито сказала она, — и у нас недостаточно времени, чтобы я смогла обезвредить хотя бы один!

— А почему мы не можем использовать на них ту же технологию, что и у нас в хайдерах? — спросил Донни, задумчиво почёсывая подбородок.

— А ты где-нибудь здесь видишь залежи синдера?! — обвела округу руками разъярённая девушка.

— Ну, может быть вот это пригодится… — гений быстро отстегнул небольшую сумку у себя на поясе и кинул её девушке. Та поймала и открыла, а затем замерла.

— Там, в машине, их было чуть больше, чем нас самих. Ну и я решил, не пропадать же добру… — виновато потупил взгляд гений.

Девушка извлекла из сумки семь точно таких же браслетов, какие сейчас украшали запястья всех присутствующих. Девушка решительно подошла к Донателло и поцеловала того в лоб. Мутант ошарашенно поднял взгляд на девушку, но та уже отвернулась. Зато он встретился с взглядом Рафаэля и нервно сглотнул.

— У нас есть шанс. Нужно быстро прикрепить по два на каждый транспорт — по одному спереди и сзади, — скомандовала девушка.

— Но тогда нам не хватает одного… — что-то подсчитав на пальцах, выдал Майки.

— Нет, он останется про запас, — лукаво улыбнулся Донателло, похлопывая один из мотоциклов по корпусу. — А этот мы используем в других целях… — Он уселся на место пилота и начал копошиться в устройстве, абсолютно не заметив, что братья ждут хоть каких-то пояснений столь интригующего заявления.

— Донни, что ты задумал? — обеспокоенно спросил Леонардо.

Донателло достал следящее устройство, которое в своё время им вручил Типро, и повернул экран так, чтобы видели все.

— Смотрите, вот это мы, — он указал на скопление жёлтых точек в середине экрана. — Это привианты, которые слева движутся в нашу сторону, — теперь он показывал на скопление красных точек. — А вот это — поверженные нами привианты.

Долгую секунду никто не понимал, что он имеет в виду, а потом…

— Ой, они же мигают! — воскликнул Майки.

— Брат, всегда знал, что у тебя есть задатки гения, — с сарказмом протянул Рафаэль.

— То есть ты хочешь сделать, чтобы одна-две такие точки передвигались, тем самым пустив привиантов по ложному следу? — уточнил лидер.

— Вообще, это может сработать, — задумчиво протянула Елена. — Они ведь отслеживают всё, до чего могут дотянуться. И единственное, как они массово могли узнать, что тут есть противник, это получив изменения сигнала своих же товарищей.

Меньше чем через минуту всё было готово. Обманка с примотанным к ней привиантом стартовала, а черепашки расположились на оставшихся транспортах по двое, на третьем в гордом одиночестве восседала Елена. Рафаэль хотел было поспорить с таким расположением вещей, однако в бой вступила железная логика.

— На место встречи мы уже опоздали, да и глупо будет вести привиантов прямиком к своим, пока мы не убедились, что наша уловка сработала. А кто из вас ещё знает путь? — встряхнула волосами девушка, поудобней устраиваясь на своём железном коне.

— А куда мы сейчас направляемся? — поинтересовался Леонардо.

— Для начала — в небольшой перевалочный пункт. Он заброшен, но там есть всё необходимое, чтобы «почистить» наш транспорт от любой заразы, — коротко пояснила девушка.

— А потом? — приподнял бровь Рафаэль.

— В наш главный штаб. В Нью-Йорк.
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Пн 11 мар 2019 20:48

*Пометка для тех, кто читает меня на форуме, если такие ещё существуют... Прошу прощения, что на форуме главы выкладываются с отставанием в одну. Да, это значит, что есть уже 5 глава, но пока её не проверит Бета Всея Фэндома, я не рискну её выкладывать тут*

Глава 4: Извечный вопрос

Каким чудом им удалось вырваться из города, так по пути и не встретив ни одного патруля, одному Всевышнему было известно. Обманка сработала отлично, и даже тот факт, что Майки пару раз восторженно взвизгивал, когда Рафаэль (а именно ему досталась честь везти весельчака) делал резкие повороты, к счастью не привлёк лишнего внимания. А пару раз Микеланджело вообще еле удержался на транспорте, когда им по дороге попадалась гора мусора, которую Раф почему-то не считал нужным объезжать. От этих крутых американских горок желудок юного мутанта, наверное, впервые за всё их путешествие был доволен, что он пуст.

Поездку усложнял и тот факт, что сумерки уже уступили место ночи, освещение в городе отсутствовало напрочь, а фары включать было рискованно. Всё-таки уверенности в том, что хайдеры действуют как надо, ни у кого не было. Но почти полная луна была на их стороне, крайне редко прячась за тучи, а Елена вела их маленький отряд очень уверенно и умело, так что следовать за ней было настолько легко, насколько это вообще было возможно в таких условиях. По крайней мере, так это видел Майки.

Вскоре они уже ехали по довольно реденькому лесу, так что дорогу для весьма компактного летающего мотоцикла выбирать было даже проще, чем в городских развалинах. Резких движений стало меньше, и Микеланджело даже не заметил, как задремал.

Сны были бурные, яркие, но очень отрывистые. Он постоянно куда-то бежал, что-то искал, а вокруг были лишь разрушения. И дикий смех. Да, дикий, даже безумный смех Рафа. Тот, по мнению Майки, никогда не отличался здравым смыслом, но почему-то этот смех вызывал неприятную дрожь. Он пугал. В какой-то момент черепашке даже показалось, что он видит фигуру брата, но почему-то очень искажённую. Сломанную. Как будто он смотрел сквозь какую-то призму…

Из сна Майки словно вытолкнуло, и неудивительно — его шофёр и, по совместительству, главный герой (злодей?) его кошмара резко затормозил. Глаза разлипаться не хотели, пришлось их потереть, чтобы сфокусировать зрение.

— Вот мы и на месте! — с неподдельным энтузиазмом заявила девушка. В ответ прозвучало дружное скептическое молчание.

Они находились возле маленького, поросшего мхом и каким-то плющом домика. Окна выбиты, дверь валялась рядом с дверным проёмом. Крыша немного покосилась. Ветер тихо шелестел листьями в кронах деревьев, делая тусклый свет луны неровным и заставляя тени оживать. Майки поёжился. Он точно проснулся?

— Ты уверена, что после вашего отбытия здесь ещё хоть что-то осталось? Судя по всему, это место пережило нападение вандалов… — Леонардо пытался замаскировать скептицизм в голосе, но даже ему в таких обстоятельствах это плохо удавалось.

— Этими самыми вандалами были мы, — хмыкнула девушка.

— И как это мы сразу не догадались! — всплеснул руками Раф. — После вашей весёлой компании ничего не может остаться целым и невредимым, если вспомнить наш побег из города…

— Чей бы панцирь рычал… — тихо прошептал подошедший к Майки Донателло. Оба дружно прыснули, вспомнив, в каком состоянии обычно находилось их додзё, если Рафаэль туда приходил просто выпустить пар. Как минимум раз в неделю сам он был вынужден превратиться в швею, ибо кто порвал боксёрскую грушу, тот её и чинит…

— А тебе не приходило в голову, что привианты обратили бы внимание на укреплённое здание с высоким забором и надписью «Убежище повстанцев. Пришельцам вход воспрещён!»? — Елена развернулась на каблуках и невозмутимо проследовала в дом, включив налобный фонарик. Ребятам ничего не оставалось, как пожать плечами, переглянуться и проследовать за ней.

И всё-таки Майки не смог удержаться от вскрика, когда одна из ступенек, ведущих на крыльцо, хрустнула под его ногой. Идея замешкаться с целью зайти в дом-призрак последним вдруг показалась ему крайне неосмотрительной. Он в прыжке развернулся, окинул взглядом припаркованные байки и остановился на ближайших кустах. Воображение медленно вырисовывало в очертаниях растения странное многоногое, многорукое создание, кожа которого копошилась, будто покрытая червями…

— А-а-а! — закричал он, когда кто-то положил руку ему на плечо.

— Ты чего орёшь? — рядом послышался такой родной и такой успокаивающий голос Леонардо. Майки повернул голову и увидел, что тот внимательно всматривается в кусты, которые так привлекли внимание младшего брата. — Что ты там увидел?

Микеланджело ещё раз повернулся к кустам, и с облегчением осознал, что руками и ногами монстра оказались ветки упавшего за кустом дерева, а так называемые черви — это всего лишь листики, которые треплет лёгкий ветерок.

— Мне срочно нужно поесть, а то с голоду я скоро собственной тени бояться буду, — доверил он свою беду старшему брату. Всё-таки как же приятно знать, что все они вместе. И что есть, кому о нём позаботиться. И о ком позаботиться ему самому.

***

Как и можно было ожидать после слов девушки, обёртка оказалась куда хуже начинки. Нет, всё, что было на поверхности земли, действительно представляло собой рухлядь — ветхие остатки мебели, оборванные занавески, битая посуда. Но Донателло обратил внимание, что со всем этим контрастирует пол, который, в отличие от того, что был на крыльце, не скрипнул ни разу. Он был добротный, без щелей и пробоин.

— А разве привианты не могут просто засечь это место, используя свои технологии? — не удержался от вопроса Донни.

— На наше счастье, они не всемогущие, — усмехнулась девушка. — По какому-то странному стечению обстоятельств они не видят ничего, что находится под землёй.

Елена подошла к старому, продавленному дивану и пнула ногой какой-то маленький, еле приметный выступ. В полу открылся небольшой голубой экранчик, и девушка быстро нарисовала на нём странную закорючку, больше всего похожую на букву греческого алфавита «пси». Прозвучала трель, и в полу открылся люк с ведущими вниз ступеньками. Из самого люка струился слабый свет, и Донни удивился.

— Там есть электричество?

— Конечно! — отмахнулась девушка, начиная спуск. Как всегда, первой.

— Но ты же сказала, что это место заброшено! — влез в разговор Рафаэль, спускаясь вторым.

— Мы оставили этот пост просто потому, что больше некому тут обитать после гибели последнего здешнего стража год назад, а не потому, что это место раскрыли или что-то в этом духе. Все припасы и техника остались на месте, на всякий случай, так сказать. Всё равно в главном штабе от них мало толку, — она обвела рукой просторное подвальное помещение. — И, как видите, этот самый случай пришёл.

— Хочешь сказать, что всё это время здесь работала вентиляция? — Донателло округлил глаза, осознав, что воздух в бункере, который целый год был необитаем, абсолютно пригоден для дыхания. — Какой источник энергии он использует?! Я должен это увидеть!

— Остынь, Донни. Давай для начала сами пополним свою энергию, — устало сказал Раф. — Надеюсь, провизией тут можно обзавестись?

Девушка прошла в дальний угол небольшого помещения, где были какие-то шкафы и тумбочки, и начала вываливать на стол маленькие пакетики. Рафаэль скептически окинул их взглядом, а Донателло взял один в руки и начал изучать.

— Забавно, но это очень похоже на… Картриджи?

— А-а-ага, — позивая, кивнула девушка и махнула рукой в сторону маленькой микроволновой печи. По крайней мере, так сначала показалось Донни. — 3-D принтер вон там.

На этот раз гений решил не удивляться. Всё-таки такие продвинутые технологии были уже и в его времени. Уже и органы внутренние пытались печатать, так почему бы не использовать его в качестве пищевого синтезатора?

— Но тебе определённо придётся для начала показать, как эта штука работает, — успел попросить Донни, как вдруг в помещение ввалился изнурённый Майки.

— Еды, пожалуйста… — протянул тот дрожащим голосом и притворно рухнул на пол, задёргав конечностями. Елена вздохнула и направилась к принтеру.

— Что будете? Есть, — она стала перебирать пакетики, — стейки, гамбургеры с говядиной или курятиной — на выбор, ризотто по-итальянски, кое-что из мексиканской кухни…

— А нет ли чего-нибудь другого… Итальянского?.. — с надеждой послышался голос с пола.

— Да вроде бы нет. Разве что пицца…

— Это волшебное слово и мёртвого меня поднимет на ноги! — воскликнул воодушевлённый Майки и кинулся к девушке, коршуном ловя каждое её движение в работе с аппаратом. Через минуту их убежище заполнил аромат любимого всеми черепашками блюда, после чего ещё примерно минуту не было слышно ничего, кроме чавканья. Ровно до того момента, пока первая пицца не закончилась и появилась потребность во второй. А затем третьей, четвёртой…

Примерно через полчаса, с расстановкой наслаждаясь чаем с пончиками, возобновилась более-менее конструктивная беседа.

— Елена, а что это за кристалл такой волшебный? — вдруг задал дельный вопрос Микеланджело.

— Ты про кристаллы синдера? Всё время забываю, что вы не знаете элементарных вещей… — сыто расстегнула пуговицу на штанах девушка, развалившись на одном из двух больших диванов в центре основного помещения. Сам бункер представлял собой небольшой комплекс, состоящий из чего-то наподобие казармы с двухэтажными койками на двенадцать персон, санузла, оружейной и центральной аппаратной, которая совмещалась с кухней и столовой.

— Как бы вам объяснить так, по-простому… Мы сами толком не знаем, что это такое. Точнее, до появления привиантов таких вот кристаллов на нашей планете не было. А потом… Потом они начали планомерно выискивать по каким-то одним им известным критериям места, где… Сажали их, что ли…

— Сажали? — удивился Донателло. — Ты имеешь в виду, как растения?

— Ага… — сонно протянула девушка. — Как картошку. Мы так и не поняли, что именно их привлекает в конкретной местности. Но есть определённая доля уверенности, что места эти — не случайные. Мы сами пробовали выращивать эти штуки, когда однажды случайно стырили у них целый фургон с образцами, — она невесело рассмеялась.

— А что смешного? — спросил тихо Лео.

— Да что мы только с ними не делали… Разве что песни им не пели. Всё без толку. В итоге этот единственный груз так таковым и остался у нас. Именно поэтому синдер так ценен для нас. И используется так редко.

— А почему вы не можете вломиться к ним на одну из таких ферм и стащить ещё? Вы угнали целый самолёт! — удивился Рафаэль.

Девушка грустно хмыкнула и покачала головой. Затем немного пожевала губу, как будто стараясь понять, как много она готова рассказать.

— Думаете, мы не предпринимали попыток? Вы же встречались с ними теперь. Представьте себе, что одну такую ферму охраняют сотни этих… существ. А нас с каждой вылазкой всё меньше. И меньше. И меньше…

Все дружно помолчали. От сытого желудка разум Донателло отказывался думать рационально, и постепенно его начало клонить в сон. Как вдруг он вспомнил один важный вопрос, который весьма сильно ему не давал покоя с момента, как они сюда прибыли.

— А для чего был построен этот бункер? Вы ведь не просто так тут устроили укрепление…

— Ты мне нравишься… — Елена лукаво подмигнула черепашке, а затем потянулась, прежде чем дать ответ. — Да, этот бункер был построен как раз возле первой известной нам так называемой фермы. Как мы поняли, именно из-за неё и была уничтожена Мариэтта.

После этих слов девушка замолчала, и повисла пауза.
— То есть ты хочешь сказать, — наконец сказал Рафаэль, — что буквально где-то рядом есть целые залежи того самого вещества, благодаря которому у всех появляется преимущество по отношению к этим тварям?

— И зачем им выращивать то, что может быть использовано против них? — не удержался Микеланджело.

— Ну… Во-первых, для них это — источник энергии. Всё их оборудование работает на этих кристаллах. А во-вторых… Рафаэль, а что это меняет?

— Ну как… Мы же можем прямо сейчас взять ещё действующие браслеты и абсолютно невидимыми вломиться туда, стащить вагон и маленькую тележку этого самого синдера, слинять, а потом всем им насовать…

— Раф, остынь, — устало махнул рукой Лео.

— Но почему, Лео? Подумай сам. Типро всё равно нас не ждёт, — Раф кинул взгляд на девушку, ожидая от той поддержки. Однако Елена молчала, пристально всматриваясь в спорщиков. — Мы пропустили все сроки для встречи. Так почему не попробовать принести нашим отсутствием пользу?

— Это — не наша война. Мастер Сплинтер бы этого не одобрил.

— Мастер Сплинтер, да? Опять за его кимоно прячешься! А что, если мы его так и не увидим больше? Ты об этом подумал? Я не знаю, что мы здесь делаем, для чего мы тут. Кто нас сюда перекинул и как надолго. Но я, в отличие от тебя, живу здесь и сейчас, — Раф разъярённо ткнул ладонью в грудь лидера команды. Микеланджело и Донателло в этот момент многозначительно переглянулись и невербально решили, что есть на свете дела куда более интересные, чем очередная серия заезженного сериала «Лео и Раф выясняют, кто в доме хозяин».

— Нет, Раф, ты, в отличие от меня, сначала лезешь в любую авантюру, и только потом думаешь, подсчитывая шрамы на себе и на нас тоже, а стоила ли эта самая авантюра свеч! — Леонардо повысил голос.

— Я, в отличие от тебя, допускаю, что могу тут остаться до скончания веков! И знаешь что? Я не собираюсь всё это время прятаться! Жить, как…

— Крыса? — вдруг нарушил напряжённую атмосферу тихий женский голосок. Все на секунду замерли.

— Мастеру бы понравилось… — усмехнулся Рафаэль. Атмосфера явно стала более разряженной.

— Ты этих парней видел? — уже более спокойным голосом заговорил Леонардо. — Мы еле-еле справились с тремя…

— Лично я уложил двоих! Вы бы видели, как я их… — уже распалился Майки, готовый долго и в лицах рассказывать историю своего героического сражения, как вдруг запнулся, после чего слегка смутился. — Ой… Постойте… Вы хотите сказать, что всё время я был невидим для своих противников, и все мои крутые манёвры были… впустую?..

— Проблема в том, что быть невидимыми для такой миссии — недостаточно, — попыталась спустить с облаков на землю всех Елена. — Нужно быть ещё и абсолютно бесшумными…

На лице Рафаэля просияла довольная улыбка, Леонардо вздохнул, Майки недоуменно озирался по сторонам, и только Донни не сделал ничего — он уже мирно посапывал, тихо устроившись на табурете у 3-D принтера и прижавшись к нему щекой.

***

Рафаэль метался по своей койке в беспокойном сне. Он плыл и плыл, пытаясь вынырнуть на поверхность со дна океана. Тянулся к свету, который был где-то там, высоко, над головой. Лёгкие сдавливала толща воды, даже панцирь не помогал. Но свет давал надежду, пусть и слабую.

Вдруг всё оборвалось, и тьма окутала черепашку. Он уже больше не понимал, где верх. Куда ему необходимо двигаться, чтобы наконец-то выплыть, вздохнуть полной грудью. Сознание наполнялось паникой, а затем… Затем он рассмеялся. Громко, неистово. И вода не была ему преградой. Изо рта вырывались не пузыри, но дикий, необузданный смех. А затем тьма рассыпалась, разбилась на миллиарды крошечных звёзд. Далёких, холодных. Отвергнувших его…

Он их всех сотрёт в порошок.

Рафаэль резко подскочил на кровати. В груди кололо, дыхание сбилось. Это был сон. Просто сон. Глупый, наверняка навеянный всем случившимся за последнее время. Столько бреда с ним ещё никогда не происходило. Тут и крыша может плавно отъехать, даже не оставив прощальную записку.

Спать больше не хотелось, хотя он и осознавал, что с момента отбоя прошло от силы пара часов. Всё-таки внутренние часы жителя подземки бункером не обманешь. Раф приподнялся на локтях и оглядел помещение. Дверь не была плотно закрыта, и тусклый свет лился из аппаратной, благодаря чему отчётливо было видно, что койка у входа пуста.

Тихо выскользнув из своего спального места, Рафаэль осмотрел другие кровати и обнаружил, что все черепашки мирно посапывают. Каждый из них выбрал себе нижнюю койку, и только Майки не смог себе отказать в удовольствии, как он выразился, «смотреть на всех свысока даже во сне». Сейчас его пятка свешивалась недалеко от Рафа, и тот с трудом подавил желание пощекотать зелёную двупалую конечность.

Ожидаемо в аппаратной он нашёл Елену. Та сидела на диване, изучала какие-то чертежи и пила что-то ароматное и горячее из большой металлической кружки. Пар поднимался спиралями, разнося аромат по всему помещению.

— Не спится? — с утомлённой улыбкой спросила она. — Чай там, на столе, в термосе. Я заварила много.

— Не откажусь, — черепашка прошёл в указанном направлении, наполнил кружку и, прислонившись панцирем к шкафчику, отхлебнул обжигающего напитка, наблюдая за девушкой сквозь пар, поднимающийся из кружки.

Она продолжила перелистывать кипы бумаг и что-то сверять, как будто его здесь и вовсе не было. Рафаэль, в свою очередь, наслаждался чаем. И видом. В какой-то момент Елена потёрла рукой шею, подняв голову вверх, и их взгляды встретились. Он чуть не подавился. Она хмыкнула.

— Так чего ты всё же встал? Только вроде спать ушли.

— Захотел водички попить, смотрю, а тебя нет рядом…

Елена заулыбалась, и Рафаэль вдруг подумал, что его слова прозвучали как-то двусмысленно. Решил пояснить:

— В смысле, в постели… — понял, что покраснел, -…на своей койке. — Улыбка девушки стала ещё шире, и что-то в этой улыбке Рафаэлю не понравилось. Совсем не понравилось. Он почувствовал себя мышонком, которого оценивает кошка, — скушать ли сейчас или оставить на потом. Вспомнилась неприятная сцена в развалинах дома. Да, определённо, не самое приятное чувство.

— А ты сама то чего не спишь? — он попытался перевести тему. — Небось, и не ложилась ещё?

— Да, хочу для начала найти хоть что-то из последних данных о той базе, — она обвела рукой кучу бумаг на столе и на её коленях, — До сих пор не могу поверить, что вы всерьёз хотите туда вломиться…

— Ну, как я уже и говорил, я не привык сидеть без дела.

— А в ваше время все мутанты изображают из себя героев? — с ехидной усмешкой в голосе спросила Елена.

— Мы не герои. Никогда ими не были, — довольно резко оборвал Раф, и, осознав это, продолжил уже более спокойным голосом. — Да и мутантов у нас не сказать, чтобы много… Кстати, а откуда в ваше время их такая орава? Как понимаю, когда привианты появились, мутанты уже вовсю жили среди людей?

— В каком-то смысле, да, — девушка отложила в сторону бумаги, взяла в руки кружку и откинулась на спинку дивана. — На самом деле, не совсем понятно, в какой момент это произошло. Кто-то говорит, что мутанты появились уже после Утромского кризиса, только скрывались.

— Утромский кризис? — Рафаэль никак не мог решиться, сесть ли ему рядом, или безопаснее будет остаться на месте. Пока что всё говорило в пользу второго варианта.

— Утромы… Не слышал? — Елена приподняла бровь, а затем негромко рассмеялась. — И когда я уже привыкну к тому, что у вас всё не как у людей…

— Может, примешь наконец это как данность и начнёшь уже объяснять? — невозмутимо, как ему хотелось верить, предложил Рафаэль.

Девушка сделала большой глоток чая, как будто давая себе время на раздумье.

— Это были первые пришельцы, с которыми мы столкнулись. Так и не поняли, утромы были добром или злом. Даже не знаем толком, как долго эти инопланетяне существовали среди нас. С ними всё было по-другому. Это привианты прилетели с помпой и фейерверками, так что их пришествие невозможно было пропустить. А эти… Я мало знаю, если честно, о них. Как-никак, более двухсот лет прошло с тех исторических событий. А я не сильно-то любила учиться в школе, если уж на то пошло. Могу только сказать, что после них у нас осталась куча техники и ещё больше — загадок.

— Да в мире в принципе загадок всегда больше, чем того хотелось бы, — Рафаэль покачал головой.

— Ты прав, — девушка кивнула. — Так вот, кто-то говорит, что и мутанты у нас остались после них. И что метеорит, который примерно сто лет назад весьма ощутимо бомбанул по Мексике, никак не причастен к появлению мутантов. Хотя и большинство утверждает, что это всё — его вина. И что этот самый метеорит на нас наслали привианты в качестве подготовке ко вторжению.

— Метеорит по Мексике? Будь это в наше время, я бы сказал, кто мог бы наслать на эту страну метеорит…

— А?..

— Не бери в голову, — тут же опомнился Раф. — Так, вспомнилась дурная политическая шуточка.

— В общем, так или иначе, но именно после падения метеорита мутанты стали появляться повсеместно. Пошёл жуткий разлад в обществе, — Елена судорожно вздохнула и сделала ещё один глоток. — Не то, чтобы до этого всё было гладко. Сам понимаешь, общество всегда найдёт как изгоев, так и тех, кто будет рубаху на себе рвать, их защищая. И даже не важно, нужно это кому-то или нет…

— Ага, знакомо, — невесело улыбнулся черепашка. Вспомнить уже требования в медиакультуре, которые периодически доходят до абсурда. И все эти навязанные стереотипы и борьба с ними, которая уже сама становится стереотипной… Он невольно вздохнул.

В этот момент Елена внезапно встала и направилась прямиком к Рафаэлю. Мысли прервались сами собой, дыхание замерло.

— Я… Я… — стал заикаться черепашка, про себя ругаясь, на чём свет стоит. Он не понимал, что и почему происходит. Почему он чувствует себя полным дураком рядом с ней. Елена же… Откровенно всё усложняла. Каждый взгляд карих глаз, что он на себе ловил, даже если не был откровенно насмешливым, всё равно таил в себе какую-то опасность. Вызов. И впервые в жизни он боялся принять этот вызов. Боялся проиграть.

Елена встала рядом с Рафом, повернувшись к нему боком, и поставила пустую кружку на стол.

— Я хочу извиниться за то, что произошло там, в развалинах твоего… — резко выпалил он и осёкся. В горле запершило.

— Не стоит, — тихо прошептала девушка. — Это я должна извиниться. Повела себя, как последняя дура, — её голос дрогнул, а взгляд не отрывался от пустой кружки. Рафаэль же не отрывал взгляда от её упрямого носа, который в эту минуту как будто поник. Он вдруг почувствовал себя снова тем сильным, ничего не боящимся танком, которым был всегда. Гораздо легче чувствовать себя таковым, когда рядом тот, кто нуждается в помощи. Пусть эта самая помощь и может в данной ситуации выразиться всего-навсего сочувствием.

— Любая бы сорвалась…

— Так я, значит, любая? — резкая вспышка ехидства в голосе Елены как хлыстом огрела. Она вскинула на него глаза, в которых снова плясали чёртики, а затем развернулась и, чеканя шаг, протопала к спальне.

— Что? Я не…

— Помой кружку, будь лапушкой, — прозвучало уже из-за двери.

Рафаэль остался один, чувствуя себя полным идиотом, так до конца и не поняв, что он сделал не так. Нет, всё же надо брать наконец себя в руки. Так и до беды недалеко. Совсем скоро им на серьёзное дело, и если вдруг он не научится себя контролировать… Как много раз от него этого требовал мастер Сплинтер и Леонардо? Настало время потребовать этого от себя самостоятельно.

Когда спустя час черепашка вернулся в свою постель, старательно игнорируя тихо посапывающую девушку практически на соседней кровати, он был уверен, что не сможет уснуть. Однако сон накрыл его, едва голова коснулась подушки. На этот раз гораздо более приятный сон, это уж точно, ибо губы черепашки то и дело расплывались в невольной улыбке.

На столе в аппаратной стояли две вымытые кружки.

***

Тихое поскрипывание веток на ветру убаюкивало, однако утренняя прохлада помогала держать голову свежей и не впадать в банальную спячку во время медитации.

Ночью Леонардо спал откровенно плохо. Поначалу он просто не мог заснуть, ругая себя за то, что в споре с Рафом не настоял на своём. Рисковать своей жизнью им было не привыкать, что верно, то верно. Но попытка проникнуть на неизвестный объект для получения пусть даже очень важного ресурса… А для кого важного? Для тех, кто живёт в этом времени — возможно. А что важно для них? Естественно, первостепенно важным вопросом он сам считал попытку вернуться домой. Но как это сделать? В какую сторону податься?

Не найдя ответа на эти вопросы, он начинал себя ругать уже за то, что идея проникнуть на так называемую ферму для получения преимущества в борьбе с некими пришельцами принадлежала не ему, ибо под каким-то углом мысль использовать их уникальные способности казалась не только правильной, но ещё и очень заманчивой. Всё-таки одно дело — тренировки, и совершенно другое — реальная проверка твоих способностей. А чем ещё заниматься в чужое время, в чужом месте?

Причину, почему они здесь оказались, им так и не удалось отыскать. Но, если сопоставить все странности, которые происходили с Микеланджело за последнее время, складывалось ощущение, что они тут не просто так. Отправили их сюда намеренно, с какой-то целью. И если эта цель — убить, то уж как-то странно она реализована. Есть куда более простые способы организовать такую… попытку. Для этого не нужно перемещать их в пространстве и времени, уж точно.

Может быть, если бы понять, кто это сделал, была бы возможность понять, для чего. Но… И тут пока что никто из братьев не преуспел. Донателло пытался выяснить у Елены возможности пространственно-временного перемещения, однако, насколько понял их разговор сам Лео, подобные технологии девушке были незнакомы.

Вопросов пока становилось только больше, а ответы находиться категорически отказывались. И это безумно напрягало. Как можно строить какие-либо планы, если ты даже не знаешь, с чем имеешь дело? Да, учитель постоянно пытался приучить его к тому, что в жизни ничто не происходит по плану. Да и сам Леонардо не раз уже в этом убедился. Однако… Его сомнения и страх потерпеть поражение не отпускали. На кону, как-никак, были жизни его братьев. Как, впрочем, и почти всегда…

Медитация давалась трудно, ибо за ночь лидеру черепашьей команды так и не удалось прийти к какому-либо решению. И сейчас непрошеные мысли снова и снова прокручивались в голове. Как же сейчас не хватало наставлений мастера! Он всегда знал, что сказать, что сделать, чтобы найти то самое, единственное верное решение. Где он сейчас? Что с ним? А вдруг… Нет.

Леонардо яростно тряхнул головой. С проблемами нужно бороться по мере их поступления. А сейчас на горизонте у них одна большая проблема, которую сами же они и выбрали. А именно — попытка заполучить кристаллы синдера, что бы эти самые кристаллы из себя не представляли. С этим просто нужно смириться и… Разрабатывать план. Всё остальное — потом.

Приняв наконец решение, Леонардо вздохнул полной грудью, пошире расправил плечи и, в конце концов, смог почувствовать то самое лёгкое, еле уловимое ощущение невесомости, которое было так важно для единения с собой и окружающим миром. Но прежде чем полностью очистить свой разум, лидер позволил себе ещё одну, совсем малюсенькую мысль. Надо бы сказать Рафаэлю, чтобы в следующий раз, когда ему захочется ночью попить чайку, закрывал за собой дверь поплотнее…
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Пт 15 мар 2019 14:34

Глава 5: Меньше знаешь...

Последние пять дней прошли в бурных спорах, тренировках, спорах, перелистывании кипы бумаг, выискивании нужного оборудования, спорах, попытках остановить Майки от поглощения немереного количества пищи, разведывательных вылазках и снова в спорах…

Донателло наконец-то получил доступ к кое-каким весьма интересным экземплярам оборудования и старался во всём этом принимать максимально посредственное участие, сконцентрировав всю свою энергию на том, что может быть полезно в деле с технической точки зрения. Он выяснил, что кристаллы синдера представляют собой действительно кристаллические образования неизвестного ему доселе минерала розового или голубоватого цвета, в зависимости от заточённого в нём количества энергии. Однако никакая находящаяся на их маленькой базе техника не позволила узнать об этом кристалле столько, сколько хотелось бы.

По молекулярной структуре он более всего напоминал алмаз. И прочность соответствовала. Однако, что вызывало небольшое свечение кристалла и, уж тем более, что создавало непрерывный поток энергии, для Донни оставалось загадкой. Образец оставался холодным что в состоянии покоя, что в работающем приборе, значит, причина не в нагревании. А полноценной химической лабораторией здесь, увы, и не пахло. Хорошо, хоть микроскоп нашёлся…

В плане же действия… Кристалл работал, как обычная батарейка, вплоть до таких простых вещей, как полярности. Когда Донни впервые вытащил маленький кристаллик из своего браслета, изучил, а затем вставил его обратно, он сильно удивился, что браслет не подал никаких признаков жизни. По правде говоря, если бы не шутка Майки про батарейку, которую стоит перевернуть, сам бы он вряд ли додумался до такой банальности.

Поняв, что с наскока не удастся найти причину и понять суть тех необычных свойств кристалла, которыми он был наделён, судя по случившемуся в Мариэтте и по рассказам Елены, Донателло взялся изучать современные технологии. В бункере нашлась целая прорва оружия, которое работало, используя сконцентрированные лазерные лучи. Это Донни почти сразу отбросил в сторону. Подобного рода технологии были ему уже знакомы, а значит, и смысла тратить на всё это время — не было. Туда же отправились и жидкометаллические пушки, электрошоковые гранаты, плазменные винтовки…

— Что ты ищешь? — подошла к нему Елена, в ужасе наблюдая, как лучшее вооружение, на которое они сейчас могли рассчитывать, с неким пренебрежением откладывается в сторону.

— Я даже не знаю… Просто… — Донателло замялся, подыскивая правильные слова. — После всего, что мы здесь уже повидали, я надеялся найти среди оружия что-то… необычное, что ли.

— Какой-нибудь психокинетический синхрофазотронный излучатель? — спросила девушка. Донателло встрепенулся, а затем заметил, что, несмотря на отсутствие улыбки на губах Елены, глаза её смеются.

— То есть ты хочешь сказать, что ничего такого нету? — разочарованно протянул он.

— Увы и ах… Человечество в какой-то момент поняло, что понасоздавало кучу бесполезных машин для убийств. В тот самый момент, когда прилетели привианты, а половина из этих самых машин ничего им не могла сделать. А вторая половина, какой бы банальной ни казалась, действовала безотказно. Если находился правильный момент для его использования, — девушка провела рукой по стволу плазменной пушки с такой нежностью, с такой лаской осматривая смертоносное оружие, что Донателло невольно покраснел, если подобное можно отнести к зеленокожей рептилии. Да, он привык наблюдать эту трепетную связь между его братьями и их оружием. Однако такое же выражение глаз у девушки заставляло его смущаться, будто он только что застал её с кем-то в весьма интимный момент.

— А вот защитных технологий у нас попросту не хватало, — вдруг продолжила Елена как ни в чём не бывало, резко отвернувшись от горы оружия и указав на небольшую полку с какими-то капсулами. — Возможностей создавать что-то новое осталось не так уж и много, так что фактически все ресурсы и новые познания были брошены именно на оборону. Большая часть этого оборудования работает на синдере, так что сейчас оно абсолютно бесполезно.

— И останется таковым, если наша маленькая вылазка провалится, — констатировал гений, вертя в руках одну из капсул. — А смысл был создавать что-то, если доступа к энергетической составляющей у вас нету? Вы же не могли надеяться на ежемесячные неожиданности вроде того первого и единственного грузовика с этим кристаллом?

— Конечно, нет, — Елена усмехнулась. — Если уж говорить начистоту, то ничего особо нового мы и не создали. Просто так уж вышло, что обычные в прошлом приборы после взаимодействия с этими кристаллами вдруг приобретали необычные свойства. К примеру, сейчас в руках ты держишь бывший блок автопилотирования.

Донателло приподнял бровь в удивлении. Да если бы она сказала, что это снаряд от какой-то пушки, он и то меньше удивился бы. Странная продолговатая капсула не больше двух сантиметров в диаметре и сантиметров двенадцать в длину. Затем он вспомнил, каким странным способом девушка пилотировала самолёт в самую первую их встречу, и решил, что ему в принципе стоит перестать удивляться хоть чему-то. Ведь собирался уже следовать этому принципу. Но пока не особо выходило.

— А что это теперь?

— А теперь, если зарядить туда кристалл и поменять автопилот в самолёте на эту штучку, корабль станет не просто невидимкой для привиантов, но ещё и обзаведётся весьма приличным силовым полем. И, как приятный бонус, максимальная скорость увеличится.

— Звучит как крутой мифический артефакт в видеоигре, — хмыкнул Донни, не собираясь принимать всё на веру и ещё больше разгораясь желанием попасть в нормальную лабораторию наедине с хотя бы одним таким кристаллом. Девушка лишь пожала плечами.

Собственные слова об артефакте вдруг заставили его вспомнить тот странный способ, каким им досталось их оружие. Рассказывать Майки умел, и Донни не исключал, что где-то, возможно, были какие-то приукрашивания. Уж в исчезающего в никуда человека он не верил ни на грош, предположив, что того и вовсе не было рядом. Возможно, голограмма или какая-то оптическая иллюзия. Но факт оставался фактом — оружие оказалось у них, и передано оно было необычно. Нашлось в сундуке, прям как… как артефакт в видеоигре…

— Донателло, — перемена в голосе Елены заставила черепашку вынырнуть из своих мыслей. Почему-то ему показалось, что такой серьёзной он её ещё не видел. — Я могу попросить тебя об одолжении?

— Да, конечно! — даже не задумываясь, согласился он. — Если смогу…

— Поговори с братьями. Скажи им, чтобы ни в коем случае во время вылазки не причиняли вред стражам, — Донателло в недоумении уставился на девушку. Он многое ожидал, но чтобы Елена просила их не причинять вред захватчикам, с которыми сама же многие годы боролась…

— Мы же и так планируем всё сделать максимально тихо, так что трогать привиантов сейчас — не в наших интересах.

— На привиантов мне чихать, — резко оборвала девушка. — Хоть всех их там перебейте. Но стражей… не трогайте, ладно?

То ли во взгляде, то ли в голосе девушки что-то отбило желание задавать лишние вопросы. Если бы она хотела или могла пояснить почему, она бы пояснила. Это Донателло усвоил. Елена давала только те ответы, которые считала нужными, и чаще всего — не дожидаясь вопросов. И уж если она не хочет говорить со всеми черепашками на эту тему лично, значит, никакие лишние ответы она давать не собирается. По крайней мере, пока.

— Скажи хотя бы, как мы их распознаем-то?

— Одного такого вы с Лео… вырубили в Мариэтте. Не попутаете.

Да уж, тут она была права. Даже без уточнений, о ком идёт речь, Донни сразу же вспомнил огромного противника, который чуть не стал их последним.

— Ну, а оружие… — вдруг сказала девушка, переводя тему с такой лёгкостью, будто и не было этой вспышки серьёзности в её глазах. — Ты и сам видел, что оно вполне себе эффективно против этих тварей. По крайней мере, стало таковым после того, как мы отсеяли за ненадобностью всякие там экзоскелеты и прочее.

— Так у вас и такие были?

— Были, а что толку? Человек что в экзоскелете, что без него одинаково хорошо горит от прямого попадания их оружия. А одной грубой силой их не возьмёшь.

— Так почему же теперь, когда у вас уже, как ты говоришь, в арсенале достаточно действенного оружия, вы не дадите бой?

— А кто сказал, что это не входит в наши планы? — снова лукаво улыбнулась девушка. А затем её улыбка слегка потускнела. — Только вот оружия у нас теперь достаточно не потому, что его прибавилось. А потому, что нас поубавилось. И нападение мы планируем не потому, что верим в победу. А потому, что если мы сейчас это не сделаем, потом уже точно будет поздно. Просто потому, что некому…

***

— Майки, стой на месте, — раздался тихий шёпот Донателло в наушнике. Майки стукнул три раза по микрофону указательным пальцем, затаившись за стволом большого дерева у самого входа на территорию фермы, как её условились называть между собой черепашки. Ответ не заставил себя долго ждать: — Потому что в твою сторону сейчас идёт патруль из трёх красавчиков, и будет нехорошо, если ты на них налетишь, пусть и с браслетом…

Леонардо, Рафаэль и Елена уже пробрались внутрь. Ну почему он опять вызвался идти последним… Ведь Лео же предлагал. Хорошо ещё, что Донни прикрывает спину. Майки махнул рукой небольшому подобию дрона в двадцати метрах над землёй. Как удачно пригодился тот лишний браслетик… Сам Донателло находился в полукилометре к северу вместе с их транспортом.

Рафаэль битый час орал на Елену, пытаясь её убедить, что это она должна «сидеть на попе ровно и ждать их возвращения с камушками». Однако неожиданно (разве что для самой Елены) на сторону девушки встал Леонардо, согласившись с её доводами о том, что только она точно знает, как управлять большей частью техники, а в руках они много не унесут. Раз уж решили грабить такого рода ювелирку, то и воровать надо грузовиками. В конце концов, Лео напомнил, кому принадлежала вся идея столь рискованного мероприятия, и Рафу пришлось сдаться. Ещё примерно полчаса после этого он то и дело скрипел зубами и косо смотрел на лидера, но молчал. И думал всякие гадости, Майки в этом не сомневался.

— Приготовься, — послышался в наушнике спокойный голос. — Давай!

Микеланджело резко сорвался с места и нырнул в ворота. Подозрительно, что они постоянно были открыты. Видимо, привианты просто перестали считать местное население угрозой и расслабились. Странно, как это по… человечески.

Сама ферма была обнесена каким-то подобием забора. Он определённо был плотный, непроницаемый, но как будто спроецированный, а не реальный. Майки, впервые на разведке увидев это чудо, назвал его силовым полем, вспоминая Звёздные войны. И, как потом объяснили ему Донателло и Елена, он оказался недалёк от истины. Правда, серьёзной разницы он так и не смог уловить. Подумаешь, неоново-синий, а не прозрачный…

Внутреннюю же структуру объекта им так и не удалось разузнать досконально. Дрон начинал вытворять непонятные финты, стоило ему приблизиться к барьеру, а посылать кого-то с целью пробраться внутрь для того, чтобы потом пробраться внутрь… Да, даже Майки видел дырку в таком плане. Тем более что запас батареи этого непонятного кристалла со сложнозапоминающимся названием был не безлимитный. В итоге пришлось довольствоваться годовалыми разведданными и тем, что удавалось увидеть с помощью дрона, подсматривая «через забор».

Братья ждали его сразу за воротами, так что искать никого долго не пришлось. Правда, юный мутант пару раз споткнулся о собственные ноги, чуть не разинув рот разглядывая стоящие вокруг транспортные средства. Пока что ферма больше походила на военную базу из крутого фантастического боевика. Разношёрстная техника от странных обтекаемых со всех сторон летунов явно неземного происхождения до весьма понятных черепашьему глазу шести- и восьмиколёсных грузовиков заполняла огромный плацдарм. Последние менее всего, по мнению Майки, вписывались в общий колорит, хотя и тот факт, что некоторые из местных работали на пришельцев, был бесспорен. Пусть Елена и заверила их, что в таких местах, как фермы, люди или мутанты ни разу не были зафиксированы.

Перебежки от одного укрытия к другому были короткие, патрулей — мало. Так что некая сумбурность в движении Майки пока что не принесла негативных плодов. Даже Рафаэль пару раз останавливался в не самом подходящем месте, чуть не присвистывая от некоторых «ласточек».

Но когда они увидели самый настоящий бомбардировщик… Да, это определённо был он. Причём явно сделан на основе земной технологии. Оба брата просто застыли, не в силах отвести глаз от такой красоты. Плавные крылья, обтекаемый нос, два мощных двигателя, чёрная сталь…

Два подзатыльника резко вывели их из ступора. И как раз вовремя — стоило только им скрыться за очередным непонятным транспортом, как мимо прошёл патруль из четырёх привиантов. Все четверо — здоровенные бугаи, Лео с Доном, кажется, еле одного такого завалили. И разминуться не удалось бы так просто — пространства между транспортом ровнёхонько для прохода такой вот компании…

Леонардо грозно посмотрел на братьев, постучав себе по голове и проведя большим пальцем по горлу. Майки в ответ пожал плечами, сделав максимально невинную мордашку, Рафаэль прищурил глаза, выпятив вперёд подбородок. Елена чуть слышно хмыкнула.

— Ребят, у вас там всё хорошо? — тут же раздался встревоженный голос Донателло. Леонардо ещё раз окинул свой небольшой отряд грозным взглядом, после чего стукнул по микрофончику один раз.

— Принял. Больше так не пугайте, — послышалось в ответ. — Если что, дальше я вас уже не вижу. Так что, как сможете, держите меня в курсе.

Если надеяться на карты, которые они нашли в бункере, до склада оставалось уже недалеко. Чувство беспокойства, которое последнее время не отпускало Микеланджело надолго, снова начало зудеть где-то на задворках сознания. До сих пор они не нашли ни одного отличия от старых карт и пока что всё шло по плану. Это и заставляло нервничать. Майки слишком хорошо был знаком и с приключенческим жанром, и с жанром ужасов. А с учётом того, что сейчас он, по собственному убеждению, находился в дикой помеси и того, и другого, с уверенностью можно было сказать, что белая полоса затягивалась. И, как известно, чем шире полоса спокойствия в такого рода ситуациях, тем жирнее будет её противоположность…

Неожиданно Леонардо остановился, подняв вверх кулак, а затем поманил всех к себе. Тревожный звоночек отозвался в сознании лёгким эхом, но весельчак тем и отличался от остальных братьев, что в наиболее нервный момент он просто не мог быть серьёзным.

Вокруг была абсолютная пустота, если говорить о живых существах, лишь вдали можно было расслышать тихий рокот. Наверное, сбор урожая идёт полным ходом, подумалось Майки, и фантазия быстро нарисовала кучу тракторов и комбайнов. Однако серьёзные лица окружающих быстро вернули его на грешную землю.

— Здесь должен был находиться склад, — шёпотом, почти одними губами произнёс Леонардо. Елена кивком подтвердила. — Приступаем к плану Б.

— Принял, — послышался короткий ответ Донателло.

Все молча кивнули, а затем, разделившись на пары, отправились в противоположные стороны. Нетрудно было догадаться, что хотя бы тут Рафаэль не упустит своего, но Майки не возражал против компании Леонардо. С ним всегда спокойнее всего. По крайней мере, точно знаешь, чего от него ждать.

Не просто так они потратили пять дней на подготовку своей маленькой вылазки. Естественно, никто не принимал на веру, что привианты за целый год ничего не поменяют на своей ферме. Радовало уже то, что сама ферма осталась на месте. Как и то, что пришельцы не изменили за всё это время структуру охранной системы. Видимо, они посчитали, что раз что-то работает, менять это нет смысла.

Майки не сильно понимал, чем руководствовались его братья и Елена, выбирая предполагаемые места, где могут находиться склады. Будь он на месте пришельцев, так все они были бы непосредственно возле самого «огорода», чтобы далеко не тащить. Но в спорах часто слышались такие слова, как «логистика», «инфраструктура», «рентабельность» и им подобная тарабарщина, и черепашка просто решил принять доводы братьев как истину, не углубляясь в причины. В конце концов, он что-то понимал в тактике боя, но уж никак не в тактике огородничества…

Всего предполагаемых мест, где могли бы расположиться склады, если вдруг их не окажется на прежнем месте, было выявлено аж целых пять, и ещё какое-то время ушло на то, чтобы составить очерёдность, какие проверять первыми, используя принцип наибольшей вероятности. Как раз к одной из таких вот точек сейчас и подошли Леонардо и Микеланджело, обнаружив, что первый же выстрел попал в цель. Опять везение?

Черепашки нашли очередное укрытие и стали пристально всматриваться в довольно габаритное металлическое сооружение. Высота его не превышала навскидку четырёх метров, оставляя над входящими и выходящими привиантами небольшой зазор. Охрана была внушительная. Столько пришельцев Майки ещё не доводилось видеть в одном месте. Если так подумать, то их тут было даже больше, чем на всём пути от… самолёта, в котором Майки очнулся, и вплоть до этого самого склада.

Однако затем Майки обратил внимание, что большая часть пришельцев намного ниже ростом. Между запястий у них сверкала неоновая полоска, которая как будто сковывала их. Такая же полоска была и между лодыжек. И только эти самые низкорослики и занимались переноской контейнеров в хранилище. Если так подумать, то не такие уж они и маленькие. Ростом со среднестатистическую черепаху-мутанта. Или…

В груди похолодело. У склада упал один ящик, на землю посыпались кристаллы. Огромная фигура быстро подошла к маленькой фигурке, которая судорожно пыталась собрать ценный груз на место. Удар дубинкой. Вскрик. Представшая картина выглядела как шаблонный момент любого фильма о рабстве. Бессмысленная жестокость. Беспощадная.

Майки невольно привстал, но Лео жестом остановил его порыв. Пристально посмотрел в глаза и покачал головой. А затем кивнул в сторону, приказав отступить. Только после достаточного отдаления от скопления врага лидер наконец-то позволил себе заговорить.

— Раф, вы на месте? — максимально тихо прошептал он, произнося каждое слово чуть ли не по слогам, чтобы их можно было бы разобрать. Два коротких стука в ответ. — Мы первую точку проверили. Склад есть, но охраны слишком много. Ждём ваших результатов. — Один стук.

— Лео… — губы с трудом повиновались Микеланджело. Брат в ответ лишь вновь покачал головой. Да и что тут скажешь? Всё было очевиднее некуда. Люди и мутанты, которые были готовы сотрудничать ради выживания, становились рабами. Майки очень хотелось бы сейчас побыть немного Рафом, плюнуть на всё и просто ворваться туда. Ворваться и всех спасти.

Возможно, он единственный из всей четвёрки чувствовал, что они существуют не просто так. Разве что Донни иногда выказывал похожую склонность верить в то, что все они — не просто ошибка учёных. Парадоксально для того, кто и сам является учёным… Но Микеланджело свято верил, что их появление на свет произошло с высшей целью. Что им предначертано стать спасителями мира, героями, всегда уходящими в тень после очередного спасения сотен жизней, не требующими благодарностей… Но всё же втайне надеясь, что их оценят. Оценят и в трудную минуту будут ждать именно их появления. Как Бэтмена в его любимых комиксах, к примеру. Почему бы и нет? Им даже костюмы придумывать не надо! Природа сама позаботилась о том, чтобы никому и в голову не могло прийти, что их спасают не герои в масках, а самые настоящие черепахи.

Из раздумий его вывело тихое шипение в наушнике. Напрягая слух, Майки различил шёпот Рафаэля:

— Почему?

— У вас там всё хорошо? — вклинился в шипение голос Донателло.

— Сейчас будет, — шипящий ответ.

— Рафаэль, нет, — жалобный голос Елены. — Нельзя!

— Они нас не запалят, я надену ему свой браслет. Всё равно мы уже невидимы и без них.

— Немедленно доложите обстановку! Что у вас там творится?! — старался интонацией компенсировать невозможность повысить голос Леонардо.

У Микеланджело внутри всё окаменело. Именно поэтому он был счастлив, что идёт с Лео. Рафаэль слишком непредсказуем, и ты никогда не знаешь, куда можешь вляпаться с ним. Да, там, дома, порой это было даже забавно, и Майки иногда с радостью окунался в ворох приключений, называя в такие моменты лидера занудой. Но сейчас всё было слишком серьёзно.

— Уходите немедленно. Встретимся у Донни, — послышался сдавленный голос Рафа. — Мы летим.

— Летите?! — прошипел Леонардо.

Ответом им послужило раскатистое рычание двигателей слева от Майки. Метрах в пятистах от них поднялся красивый чёрный самолёт, махнул крылом, затем покрылся чем-то вроде ртути, становясь практически невидимым, и направился в сторону, противоположную воротам.

***

Ну почему ни один план никогда не может воплотиться в жизнь гладко… Да, в конце концов, просто воплотиться! Столько времени было потрачено на продумывание каждого шага, подхода, отхода, вариаций на тему… Нет, конечно, Лео не допускал мысли, что всё пройдёт абсолютно строго как намечено. Но не до такой же степени!

— Фургон, Рафаэль! Мы должны были взять фургон! — рычал он в микрофон, споро двигаясь в сторону, где находились ворота, и матеря про себя неуёмный авантюризм неуравновешенного братца. Одним махом перечеркнуть всё — это талант.

Леонардо понятия не имел, как в итоге работает вся эта система маскировки, несмотря на все свои расспросы и попытки углубиться в процесс. В итоге ему просто пришлось принять слова Елены и Донателло о том, что как только они установят маскировку на транспорт, то смогут уйти абсолютно незамеченными, если только не умудрятся задавить какого-нибудь зазевавшегося инопланетянина. С учётом, что вся инфраструктура фермы была проработана так, чтобы самим привиантам было удобно вывозить груз, то и черепашкам не составило бы труда аккуратненько проехаться по главной улице и растаять за забором. Всем вместе.

Теперь же про скрытное отступление можно было забыть. Как только огромная махина оторвалась от земли, в стане врага начались волнения. Да, с использованием кристаллов двум угонщикам удалось замаскировать огромный летательный аппарат. Но, в отличие от небольшого наземного фургона, который изначально присутствовал в плане, он был гораздо громче. Да и пропажу грузовика, одного из многих, было бы куда проще замаскировать. А как привианты могли не заметить пропажу целого бомбардировщика? Правильно, никак. Причём сразу.

— Лео, спокойно, — отозвался Донателло, который сам, судя по голосу, был максимально сосредоточен. — У ворот пока ничего не происходит, путь свободен.

Действительно, вокруг не было суеты, но назвать путь свободным у Леонардо просто язык не поворачивался. Если до этого момента противник попадался им крайне редко и по расписанию, то теперь на пути к воротам приходилось часто лавировать и быть максимально осторожными, чтобы не столкнуться с кем-нибудь. В воздух поднялись несколько сфер и направились в ту сторону, куда угрохотал угнанный транспорт. Ну, хоть на это Рафу ума хватило. А может, Елене.

— Лео, не черепашуй. Потом мне ещё спасибо скажешь! — бодрый голос Рафаэля раздражал и мешал сосредоточиться. Лидер скрипнул зубами, присев за одним из грузовиков. Рядом в изящном перекате приземлился Майки, в последний момент успевший увернуться от пары противников.

— Мне одному кажется, что эта вечеринка становится для нас слишком тесной? — вечный оптимист попытался шёпотом пошутить, но по глазам было видно, что самому ему было вовсе не до смеха. Буквально в двух метрах от них прогрохотал маленький отряд из четырёх стражей. Братья переглянулись. Эти махины и так внушали ужас, даже будучи по одному. Но их слаженные действия и скорость, с которой умудрялись двигаться эти огромные создания, просто поражали. Да, переоценивать противника — так же опасно, как и недооценивать. Но Лео хватило всего одной схватки, чтобы понять: выстоять против такого в честном бою один на один было бы тем ещё испытанием. И очень даже возможно — последним.

— Лео, есть хорошая и плохая новость. Хорошая — я вас вижу, — раздался голос Донни. Отлично, ворота уже близко. — Плохая — у выхода начинают толпиться противники. И, судя по их габаритам, это не обычные привианты.

Об этой проблеме Лео был проинформирован уже заранее, просто проследив направление, в котором скрылись стражи. Более того, буквально через два укрытия он уже сам воочию увидел масштаб проблемы. Въезд на территорию, который до этого казался ему весьма просторным, вдруг представился непростительно узким. Да, в него спокойно проезжал приличных габаритов грузовик, но всего пять стражей, которые цепочкой сейчас встали вместо ворот, полностью перегородили все возможные варианты обхода. Какие же громадные ублюдки… Так, срочный вдох-выдох. Злость делу не поможет. Только трезвая голова и стальные нервы.

— На данный момент насчитываю восемь штук.

Стальные нервы, а не нервная сталь! Где же ещё трое? Ага, один с этой стороны ворот, справа. Значит, ещё двое уже с той стороны ограждения. Жаль, Донни не додумался расписать дислокацию противника поподробней. Неприятно, но не критично.

— Может, нам подлететь и расхреначить этих… — предложил Рафаэль.

— Нет, — твёрдый голос Елены оборвал мутанта, так и не дав ему договорить.

— Но…

— Так мы выйдем прямо к ним на поклон. И смысл тогда во всей операции?

— Я не намерен рисковать братьями!

— Ты уже ими рискнул, когда предложил эту авантюру.

— Она права, — тихо прошептал Лео.

— Только не начинай… — послышался рык Рафаэля в динамике. Но сейчас у лидера не было ни желания, ни возможности пояснять, к которому из утверждений девушки относилось его согласие. В конце концов, он и сам ещё пока не исключил вероятность, что ко второму — куда больше.

— Елена, вези его к месту встречи, — Донателло взял бразды правления в свои руки.

— Слушаюсь, мой капитан! — решительный голос девушки потонул в рычании Рафаэля, но у Лео отлегло от сердца. Если кто и мог сейчас решать, куда лететь самолёту, то это явно был пилот, а не неуравновешенный пассажир.

— С северной части фермы приближаются ещё два отряда по четыре стража.

А вот решать, что делать, надо было быстро. Удвоение сил противника, о котором сообщил Донни, совершенно не облегчит задачу, а значит, или сейчас, или, возможно, уже никогда.

— Я подъехал ближе, жду вас в трехстах метрах слева от ворот, — эти слова Донателло приободрили и дали толчок.

Майки потряс перед лицом Леонардо связкой электрошоковых гранат. Помнится, в прошлый раз это никак не сработало на страже. Но, возможно, причина была в недостаточном заряде… Лео жестом указал на предполагаемую цель.

Прости, Елена, но совсем не трогать их мы не можем.

Братья одновременно активировали каждый по гранате и запустили в стоящего рядом с воротами стража в надежде, что его соратники обратят внимание на такую неприятность. И, о чудо, план сработал. Страж от удара двойным зарядом повалился на землю, а один из стоящих ближе всего сделал шаг из общей цепочки в его сторону, но этого самого шага было достаточно, чтобы братья смогли воспользоваться своим шансом.

Проблема их ждала уже за воротами. Майки, который скользнул в открывшуюся брешь первым, угодил прямиком в стоящего за ограждением стража. Тот даже не пошатнулся от такого столкновения, зато с неимоверной скоростью схватил черепашку за панцирь, приподняв невидимого для себя противника над землёй. Леонардо отставал от брата всего на пару шагов, но успел на ходу вытащить одну катану и рубануть со всей силы по локтевому суставу монстра. Он ожидал увидеть тёмную субстанцию, когда обрубок вместе с Микеланджело с металлическим бряцаньем упал на землю, однако ничего такого не произошло.

Вся неприятная ситуация заняла всего несколько секунд, и остальные стражи, благо, среагировали не сразу. Но уповать на их долгосрочное бездействие Лео не мог, поэтому схватил брата за руку и рванул по направлению к кустам, из которых на них с ужасом смотрел Донни. Рука Микеланджело выскользнула из хватки, и краем глаза Лео видел, как тот начал активно двигать плечами, раскачивая корпус, будто пытаясь что-то сбросить…

Вдруг примерно в полуметре от его ноги земля взорвалась, разметав по сторонам клочья травы и куски камней. Затем второй фонтан песка, уже ближе к Леонардо.

— Сними-и это с меня-а! — отчаянно вскрикнул Майки как раз в тот момент, когда земля вдруг стала взрываться с жуткой скоростью со всех сторон, заставляя братьев петлять и ускорить ход. Не сразу поняв, в чём дело, но понимая, что без определения причины им вряд ли повезёт уйти живыми, Леонардо приотстал ровно настолько, чтобы увидеть на спине младшего брата всё ещё вцепившуюся мёртвой хваткой руку стража. Верная катана, ещё не успевшая оказаться в ножнах, повинуясь умелой руке, дважды сверкнула лезвием, и злосчастная конечность отлетела в сторону. Локальные взрывы, очевидно, вызванные выстрелами стражей, сместились в том же направлении и затихли.

Наконец оказавшись в спасительных кустах рядом с Донателло, Леонардо рискнул обернуться и оценить обстановку по достоинству. К руке, которая буквально секунды назад висела огромным красным маркером на спине Микеланджело, делая того мишенью в тире, быстро приближались четверо стражей. Взрыхлённая земля снова разлеталась в стороны от их мощных ног, движения которых не отличались плавностью. Зато их точность и казавшаяся нереальной для таких махин скорость снова заставила холодок пробежать по затылку лидера. Майки рядом громко сглотнул, Донни шумно втянул воздух, жадно ловя взглядом каждое движение противников. Казалось, братья оцепенели, и Лео не мог их винить. Но дожидаться, пока привианты поймут, что им никого так и не удалось подстрелить — не самая разумная мысль.

— Уходим, — тихо скомандовал он, — нам надо ещё найти Рафаэля.

И вбить его твердолобую голову в панцирь по самый хвост…

***

— На самом деле, Лео, если бы кое-кто дал мне убрать этого ублюдка… стража… — Рафаэль зыркнул на спину девушки в кресле пилота разъярённым взглядом, а затем стукнул кулаком в раскрытую ладонь. Елена невозмутимо продолжала пилотировать их новое неожиданное приобретение, то ли делая вид, что не замечает бури, разразившейся позади неё, то ли действительно не обращая на неё внимания. В любом случае, Рафа это злило ещё больше. И зачем он только решил пойти с ней на поиски склада… Да лучше бы он выслушивал всю дорогу дурацкие шуточки Майки, чем всё вот это!

— Раф, ты в принципе не должен был заходить в этот грёбаный ангар… — с толикой усталости протянул лидер, опускаясь на одну из металлических коробок, доверху набитых кристаллами, — зачем тогда столько времени тратить на составление плана? В таком случае мы могли на всё забить и ввалиться к ним туда в первый же день, ибо хуже отсутствия какого-либо плана может быть только полный отказ от соблюдения оного кем-то одним. Это называется подставой.

И этот туда же… Нет чтобы наорать, как обычно, пригрозить наябедничать мастеру. В конце концов, попытаться дать волшебный пинок. Так нет же, сидит с умным видом, как будто всё знает. Бесит!

— Но я не был уверен, что там реально есть то, что нам нужно, — сквозь зубы процедил Раф, стараясь отвечать так же спокойно, как и его оппонент. Сам же почувствовал в голосе нотки оправданий и выругался.

На фоне были слышны приглушенные голоса Майки и Донни. Судя по активной жестикуляции, младшенький передавал в лицах и красках всё то, что гений команды пропустил.

— Послушай, Лео. Я не хочу сейчас оправдываться, ибо…

— Мы с Майки могли погибнуть, — подсказал слова невозмутимый лидер, глядя на Рафаэля так, будто принимал у него экзамен по японской философии, а не устраивал выволочку. А Раф думал, что ещё больше бесить этот гад просто не может…

— Но не погибли же, — он попробовал старую тактику пофигизма и вдруг понял, что в этот раз она не работает даже для него самого. Он плюхнулся на соседний ящик и взглядом попытался найти хоть что-то, за что зацепиться, на что отвлечься. Но разум постепенно начало одолевать чувство вины. А это всегда приводило к одним и тем же последствиям — к ещё большему всплеску злости. На самого себя, на окружающих, из-за которых ему приходится такое чувствовать. Вот почему он порой так стремится быть одиночкой. Не надо ни за кого отвечать, кроме себя. Некого винить, кроме себя. Некого подводить и разочаровывать, кроме себя.

Вдруг он почувствовал на плече руку брата и поднял глаза на него.

— Давай начнём с того, что ты нормально и обстоятельно расскажешь, что всё-таки там произошло, — на этот раз спокойный голос Лео почему-то не вызвал привычного чувства отвращения. Кулаки, которые всё это время были стиснуты так, что костяшки белели, непроизвольно разжались. Рафаэль медленно выдохнул и кивнул.

— Как я уже говорил, мы нашли этот странный ангар. Она, — черепашка повёл подбородком в сторону девушки, — сразу сказала, что это вполне может быть складом, хотя и форма здания не походила на те, что были в разведданных. Я не был уверен и поэтому решил проверить. Глянуть одним глазком, так сказать, чтобы вас попросту не гонять. А там… там я увидел вот эту самую пташку. Помнишь, мы с Майки у такой же зависли? Пока Елена проверяла ящики, я заметил, что тут есть что-то вроде грузового отсека, и он открыт. А внутри… ну, — он похлопал по металлическому ящику, на котором сидел, — сам видишь.

— И ты, конечно же, не удержался… — покачал головой и усмехнулся Лео.

— Вообще-то нас подстегнули. Пока суть да дело, в ангар зашёл страж. Я хотел его убрать, но Елена вцепилась в меня. Пока препирались, упустили время, и вот уже вместо одного стража — четверо…

— Да, Лена, почему ты так заботишься о сохранности этих пришельцев? — неожиданно встрял в разговор Майки. Оказывается, он с Донни уже какое-то время прислушивался к разговору братьев.

На мгновение показалось, что девушка пропустила его вопрос мимо ушей. Затем она медленно выдохнула и отрешённым голосом сказала:

— Потому что стражи — вовсе не пришельцы. Это дети.

Черепашки переглянулись, у всех на лицах читалось недоумение.

— Ты имеешь в виду, привианты посылают своих детей… — попытался уточнить Рафаэль, но Елена его оборвала холодным тоном с нотками металла:

— Как думаете, почему мы все силы бросили на угон того самолёта, в котором оказались вы? Думаете, горстка людей и мутантов, которые даже толком не определились, на чьей они стороне, имеет для нас такое уж сильное значение? — она качнула головой, и Рафаэль, хоть и не видел в этот момент лица девушки, отчётливо услышал в её голосе горькую усмешку. Все молчали, боясь прервать рассказ и одновременно страшась узнать правду, которая уже становилась очевидной.

— На борту был самый ценный груз, который только можно себе представить. В грузовом отсеке они перевозили восемьдесят шесть детей. Земных детей, которым предстояло пополнить армию привиантов новыми стражами.

— Но как такое возможно? Ведь я не видел сегодня никакой крови, когда отрубил… — Лео поперхнулся. Раф заметил, как кулаки брата нервно сжались и разжались. Пальцы мелко подрагивали.

— Лео, это в принципе невозможно, — уверенным тоном сказал Донателло, хотя в его взгляде читалась скорее не уверенность, а надежда. — Корпус этих стражей настолько велик, что даже для взрослого человека подобного рода экзокостюм великоват.

— А они и не используются как экзокостюмы, — ровным и даже почти будничным тоном произнесла девушка. — Дети находятся в корпусе. Ширина вполне себе позволяет им пилотировать эти боевые машины, сидя внутри.

— Для полноценных мехов эти стражи явно маловаты! Тогда дети должны быть совсем маленькими! — воскликнул Донни. — Максимум…

— Семь лет, — закончила за него Елена.

Рафаэль ощутил, как мир уходит из-под ног. Возможно, впервые в жизни он почувствовал, что накатывающая на него волна ярости полностью обоснована…
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Пт 29 мар 2019 12:56

Глава 6: Холодный рассудок

Полёт до Нью-Йорка занял гораздо меньше времени, чем Донни хотелось бы. До откровения Елены ему не терпелось попасть скорее туда, где он сможет получить ответы на все интересующие его вопросы. Теперь же… Донателло начал понимать смысл фразы «меньше знаешь — крепче спишь». Ибо до этого момента он как раз наоборот, никогда не мог спать спокойно, пока не узнавал ответ на очередную загадку природы. Или учёных. Именно поэтому братья часто находили его измотанным, изнурённым в своей лаборатории, уснувшим на клавиатуре, но не сдавшимся до последнего.

Оставшийся путь самолёт был погружён в такую тишину, что становилось страшно. Каждый боялся, что любое новое слово с их стороны может вызвать поток новой информации. А им на сегодня и так хватило с лихвой.

Леонардо сидел, задумчиво вглядываясь вдаль и не видя ничего перед собой. Зубы плотно стиснуты, периодически Донни казалось, что он даже различает скрежет. Страшно представить, что творится в его голове сейчас. И если во взгляде Рафаэля ярко проступала ненависть и злоба к тем, кто вообще мог додуматься до такого зверства, то взгляд Леонардо чётко говорил о чувстве вины. С неожиданностью Донателло отметил для себя, что на этот раз Рафаэля он понимает куда лучше. Винить себя тут было не с чего, ибо вряд ли хоть один из стражей, с которыми пришлось справляться, мог пострадать серьёзно.

Первого сам умник просто лишил возможности двигаться, так что тут в принципе Леонардо не мог себя ни в чём корить. Ведь так? По второму, как видел сам Донни с помощью дрона, Лео и Майки шарахнули электрошоком, после чего тот просто упал. Что там было дальше, братья не знали наверняка, но Донателло с уверенностью мог сказать, что страж даже не отключился полностью. Правда, потом его внимание было переключено на быстрый прорыв братьев и их маленькую неудачу, так что уверенности не было. Однако Лео об этом знать не нужно. Третьего же вообще практически не повредили вовсе. Что есть отрубленная конечность у робота? Просто деталь, которую с лёгкостью можно приделать обратно.

Донателло вновь посмотрел на брата, решив, что, возможно, ошибся в суждениях, ибо так и не нашёл логичных причин для переживаний. Но у каждого своя логика. По крайней мере, у него с братьями она частенько расходилась, и это факт.

— Борт три-восемь-два с пилотом дельта-три-три-тета-восемь-два-ноль просит доступ в ангар ю-два, — нарушила тишину Елена. — Высылаю код подтверждения.

Оцепенение, царившее в самолёте, сменилось напряжённым ожиданием.

— Дельта, рады слышать тебя! — послышался радостный голос. Женский, отметил про себя Донателло. — Ангар? Ты без сюрпризов не умеешь? Почему мы вас не видим?

— Все вопросы потом. Главное, что раз меня не видите вы, то и они тоже, разве нет? — нетерпеливо отозвалась Елена, однако братья уловили нотки самодовольства в её голосе.

Майки привстал со своего места, пытаясь заглянуть девушке через плечо. Любопытство когда-нибудь заведёт его в такие дебри неприятностей, из которых будет сложно выбраться… Хоты, если подумать, это и так происходит с завидной периодичностью. Донателло и сам не мог не признаться себе, что и ему интересно посмотреть, как выглядит Нью-Йорк будущего.

— Сядьте, — рявкнула Елена, сосредоточенно водя руками по полусферам. Майки жалобно посмотрел на Донни, тот лишь в ответ пожал плечами и устроился на своём месте поудобней, как будто и не собирался вставать. Младший брат грустно вздохнул и плюхнулся обратно.

Однако, как выяснилось, даже с такого положения было на что посмотреть. Донателло, признаться, ожидал увидеть родной город в руинах. Но то, что предстало его взору, выглядело гораздо хуже и, одновременно, завораживающе. На первый взгляд вид за лобовым стеклом самолёта напомнил аквариум. Прозрачная мерцающая стена высотой в приличный небоскрёб огибала почти весь город, а сверху, словно крышка, над городом нависал огромный космический летательный аппарат. У него, как и у всех транспортных средств привиантов, навскидку нельзя было найти ни одного угла, и это казалось странно неправильным и одновременно притягательным.

Слишком долго любоваться видами Донни не пришлось. Самолёт сделал резкий поворот и явно пошёл на посадку. Черепашки ожидали увидеть что угодно, но стремительно приближающаяся земля заставила нервничать, а Майки — даже вскрикнуть и попытаться забраться Донни на коленки, как в детстве при просмотре напряжённых моментов в каком-то особенно остросюжетном фильме. Однако в последний момент пласт земли сдвинулся куда-то вглубь, открывая зев большого помещения с бетонными стенами. Самолёт выровнялся и плавно коснулся поверхности пола. Гул двигателей даже сквозь обшивку начал бить по ушам, отражаясь эхом от стен, пока Елена наконец не заглушила их.

Девушка первой выскочила в ещё не до конца открывшийся люк грузового отсека, чуть не сбив по дороге Леонардо, находящегося всё ещё в своего рода ступоре. К счастью, это произвело благоприятное воздействие, ибо лидер наконец начал проявлять интерес к окружающему. Донателло не помнил, чтобы он хоть когда-то видел брата в таком состоянии. Чтобы Лео не контролировал ситуацию, и уж тем более не контролировал себя…

Первое, что Донни увидел, выйдя за Еленой и братьями из самолёта, это дула оружия. Их было не очень много, но достаточно, чтобы изрешетить всю их небольшую компанию, превратив в сито. Навскидку умник насчитал дюжину и почувствовал, как руки непроизвольно поднимаются вверх. Каким бы храбрым и умелым воином ты ни был, но есть моменты, когда думать надо головой. А это гений умел лучше всего.

— Где Типро? — первым делом, даже не обратив внимания на происходящее, спросила Елена. Повисла напряжённая пауза, затем светловолосая девушка в жёлтом комбинезоне растолкала нескольких ополченцев и подбежала к новоприбывшим. Она крепко обняла Елену и коснулась губами её щеки.

— Ты просто невыносимо черства, дорогая… — укоризненно произнесла незнакомая черепашкам девушка, а затем захихикала, — впрочем, как всегда! Но самое главное — ты жива!

— Да что со мною станется… — будто съёжившись, пробормотала Елена и отстранилась.

— Ребята, это она! — обращаясь к окружающим, счастливо прокричала девушка. Дула оружия постепенно опустились, и Донни почувствовал, как рядом сквозь зубы выдохнул Леонардо. Значит, всё-таки пришёл в себя.

— Знакомьтесь, это Клара, — с непривычно смущённой улыбкой тихо сказала Елена. — Клара, это наши новые друзья…

— Да, Типро рассказывал! Ой, впервые вижу столько похожих друг на друга мутантов… Родственники?

— Братья, вообще-то, — буркнул Рафаэль, почему-то поигрывая желваками.

— Так где Типро? — Елена нетерпеливо барабанила пальцами по бедру.

— Час назад начался военсовет. Он там, — Клара всё ещё с интересом рассматривала черепашек, поэтому не сразу заметила вопросительно приподнятую бровь Елены. — Да в большом зале, где ещё… Машина на месте.

— Мальчики, прихватите-ка один ящик с собой, — скомандовала Елена, и Раф, пожав плечами, кивнул Майки. Они подхватили один из ящиков за боковые ручки, встав каждый со своей стороны, и поспешили вслед за девушкой. Однако Клара вскинула руки и преградила им путь.

— Простите, парни, но без досмотра я вас дальше не могу пустить.

— Лично я совсем не против, но только в том случае, если досмотришь меня лично, куколка, — весело подмигнул Майки и ловко увернулся от подзатыльника Леонардо. — Правда, понятия не имею, что, по твоему мнению, я такого могу прятать в собственном панцире, кроме очевидного обаяния… Ай! — зато подзатыльник Донни он явно не ожидал.

— Клара, ты что делаешь? Они же со мной! — попыталась возмутиться Елена, но светловолосая девушка лишь покачала головой.

— Прости, но я не могу позволить ящикам с неизвестно чем… ну, ты понимаешь, — она приблизилась вплотную и заговорила максимально тихо, но Донателло мог её слышать, так как стоял рядом. Остальные братья тоже навострили слух. — На носу слишком важные события, чтобы кто-то мог подумать, что мы неоправданно рискуем. Ты же понимаешь, о чём я?

Елена качнула головой, прикусила губу, а затем резко развернулась на каблуках и громким голосом, так, чтобы её слышали даже те, кто были в дальнем углу ангара, заговорила:

— Этот самолёт мы угнали с фермы привиантов. На борту — кристаллы синдера, — послышался недоверчивый гомон. — Вы можете под моим наблюдением проверить ящики, но потом… — её глаза сощурились, голос стал хриплым, — если хоть один паршивец приблизится к самолёту без моего ведома…

Повисла напряжённая тишина. Казалось, что на лицах окружающих читался не только интерес, но и некоего рода… благоговение? Донни стало интересно, это последнее чувство относилось к кристаллам или к поступку Елены и черепашек? Кем вообще, в конце концов, была эта девушка?

— Так, быстро проверяем и не тянем кота за всякие неприличные места! — наконец не выдержала Елена, рявкнув таким командирским тоном, что все сразу же повиновались и быстро приступили к досмотру. — И чтобы за три минуты управились! Нам ещё надо успеть на родительское собрание, детки…

Как ни старались проверяющие, но уложиться в три минуты они не смогли. Слишком трепетно они относились к грузу, как только убедились, что Елена не соврала. Каждый ящик переставлялся с места на место так, будто он был фарфоровый, а не металлический. Раньше бы Донателло показалось это странным, ведь кристалл — стабилен. Но чем больше он узнавал об этом новом мире, тем больше всё становилось на свои места. Ему казалось, что он смутно начинает представлять, что именно они только что привезли в штаб повстанцев. Это была не просто мощная батарейка для защиты и нападения, даже не могущественное оружие. Это было что-то гораздо сильнее. Что-то, чего эти люди уже практически лишились. Надежда.

***

Майки искренне наслаждался всем, что происходило. После пережитого на ферме привиантов и потом, в самолёте, нервы вдруг резко дали слабину и позволили ему снова стать собой. Да, они прошли через многое, и впереди маячило что-то невообразимое. Над головой — любимый город, захваченный толпой злобных пришельцев, и только каким-то чудом они не замечают целую армию людей и мутантов у себя под носом. Но братья рядом, все живы, здоровы, и у них есть цель.

Более того, тот факт, что встретили их не особо дружелюбно, почему-то даже подстегнул юного мутанта, словно дал толчок и напомнил, кто он есть. Люди никогда не принимали их так, как ему того хотелось бы. Да, не все. Эйприл и Кейси были исключением. Очень большим исключением. Возможно, именно по этой причине в новом мире, где люди абсолютно спокойны к мутантам, Микеланджело потерял какой-то ориентир. Всё же часть его юмора основывалась как раз на том, насколько они другие, как сильно отличаются от окружающих. И тут вдруг он обнаружил, что такого рода шутки не такие уж и весёлые, когда каждый второй — нелюдь.

И вот теперь, увидев привычное выражение в глазах окружающих, он понял, что ничего не изменилось. Да, звероподобных существ, которые ходят, говорят и думают, как люди, тут было полно. Но они — черепашки — всё равно оставались уникальными в своём роде. Пришельцами из другого времени. Из другого мира. Изгоями. Даже мутанты смотрели на них с лёгкой толикой недоверия и презрения.

Подхватывая один из металлических ящиков за ручку справа и помогая тем самым Рафу в его транспортировке, Майки не смог удержаться от довольной улыбки. Как и ожидалось, в ответ на это он увидел лишь ещё большее недоверие на лицах окружающих. Ему снова удалось найти себя, хоть и вовсе не там, где он этого ожидал. Осталось найти то, что можно будет слопать…

Однако пока что такая возможность не представлялась, путь их лежал к Типро, и слово «военсовет» полностью отказывалось ассоциироваться с накрытым столом.

— Ха, Донни, а почему у нас ещё нет своего собственного подземного транспорта? — с восторгом воскликнул Майки, увидев небольшой автомобиль, похожий на внедорожник без крыши.

— Ну, я даже не знаю, братишка… — Донни сделал вид, что задумался. — Может, всё дело в том, что для создания собственного подземного транспорта нужно иметь для основы хотя бы наземный? — Да, Донателло тоже определённо пришёл в себя. А может, он и не выходил? Раф и Лео-то точно претерпели изменения, попав в этот мир, как и сам Майки. Ну, с Лео всё было понятно. Он всегда был аккуратен и педантичен, старался причинять минимум вреда с максимальным эффектом. А тут вдруг такие новости как снег на голову… Но он придёт в себя. В этом нельзя было сомневаться, это же Лео.

С Рафаэлем ситуация была другая. Он стал сам не свой. Да, безрассудным он был всегда. Но при этом — всегда самоуверенным, напористым и даже властным, если только Лео давал ему такую возможность. Да и безрассудство его обычно имело определённый порядок. Он шёл на риск, но старался при этом сделать так, чтобы в случае чего пострадать мог только он сам и никто другой. Теперь же он казался потерянным. Безрассудство стало хаотичным. Колкости со стороны братьев отбивались вяло, если вообще замечались. Что-то творилось в его голове, и у Майки были подозрения, что это как-то связано с Еленой. Определённо надо будет проверить свою теорию на практике. Шутками. Но перед этим придётся как следует продумать тактическое отступление, если вдруг теория окажется верной, ибо в таком случае самый безрассудный из братьев решит снова попытать своё счастье на поприще братоубийства, в этом Майки не сомневался.

Что же касалось Донни, по сути, любопытство гения всегда было одинаковым, так что, если так задуматься, он — единственный, кто не изменил себе на протяжении всего их путешествия. В какой-то мере Майки даже завидовал броне из непробиваемой науки, которая спасала брата.

— Елена, а как вам удалось так удачно проложить путь, соединяя технические проходы, канализацию и метро? При этом не обрушив полгорода и, как понимаю, даже не обратив на себя внимание привиантов? — Донателло ехал на пассажирском сидении рядом с водителем. Лео и Майки втиснулись на заднее сидение. Рафаэль же забрался в кузов, заявив, что с него на сегодня хватит общения.

— Тут вопрос не ко мне. Я — пилот и спец по диверсиям и огнестрелу…

— Кто-кто ты там?! — послышался недоверчивый возглас из кузова.

— Эй, ты, кажется, дал обет молчания! Не порть мне праздник, а? — деланно возмутился Майки, но присмирел, уловив на себе тяжёлый взгляд Леонардо. Слишком тяжёлый. Как раз от Рафаэля такой взгляд был бы нормой, но не от любимого, заботливого лидера. Нет, Лео ещё совсем не пришёл в себя. До сих пор молчал, и не хотелось лишний раз проверять нервы старшего брата на прочность. Ещё не хватало, чтобы у них появился второй Рафаэль…

— Могу лишь вкратце объяснить схему, — Елена решила сделать вид, что не слышала никакой перепалки сзади. — Но действительно — вкратце, потому что мы уже подъезжаем. Ты правильно заметил, Донни, наши подземные дороги умудрились переплести все виды тоннелей. Более того, люди размещены в подземных магазинах, паркингах и прочих более-менее пригодных для жизни помещениях. Естественно, за годы мы приспособили их ещё больше. Понимаю, в это сложно поверить, но под землёй можно очень даже неплохо устроиться…

— Да ладно… — не смог промолчать Микеланджело. — А я думал, тут только крысы живут!

— Майки, захлопнись! — в машине повисла гробовая тишина. Казалось, даже сам Леонардо удивился, что это он произнёс, закусил губу и отвернулся. — Прости, я…

— Всё хорошо, Лео, — Микеланджело положил руку на плечо брата. — Я тоже по нему скучаю, — в ответ он лишь поднял взгляд, и Майки показалось, что глаза брата блестели.

Машина резко затормозила у глухой металлической стены. Затем юный мутант обратил внимание, что эта стена скорее напоминает огромные ворота. Они казались странно непропорциональными — в ширину простирались метров на десять, зато в высоту они были всего метра три. Елена выскочила из машины и направилась к маленькому дисплею у правого края ворот.

— Чего сидите? Ждёте отдельного приглашения? — вдруг недовольно крикнула она черепашкам, и те уже привычно подчинились. Донни поспешил скорее к девушке, жадно ловя каждое её движение в манипуляциях с дисплеем, ящик снова был между Майки и Рафом, процессию замыкал всё ещё задумчивый Леонардо. Слева от дисплея вдруг в сторону скользнула панель, и Майки ожидал уже увидеть что-то невообразимое, однако там был обычный коридор. Бетонные стены, лампочки по центру на равном расстоянии друг от друга.

— Быстрее, ребятки. Мы и так слишком много времени потеряли. Не хватает ещё опоздать!

— Елена, а тебе не кажется, что нас могут не пустить на собрание, учитывая… — задал резонный вопрос Рафаэль, лёгкой походкой показывая, что ящик, который оттягивал его левую руку, совершенно ничего не весит. Майки с ним был не согласен. Да, тяжесть не неподъёмная. Но с учётом крайне насыщенного дня, да ещё и без возможности пообедать, черепашка испытывал всё большее и большее желание заставить саму Елену побыть в роли грузчика.

— А как вы думаете, почему я веду вас техническим туннелем?

Спустя минуту они оказались в большом коридоре, прямо перед двустворчатой дверью, у которой стояли два вооружённых повстанца.

— Что, даже своим не доверяете? — хмыкнул Рафаэль, кивая в сторону встрепенувшейся охраны.

— Елена, а ты, оказывается, умеешь опаздывать? — напрочь проигнорировав спутников девушки, с улыбкой спросил один из парней.

— Полагаю, если бы всё уже закончилось, вы бы тут не стояли, не так ли, Гарв? — прищурила глаза девушка, а затем искренне улыбнулась обоим парням. Теперь Майки вспомнил, что видел их в Мариэтте.

— А мы уже думали, что эти черепахи — плотоядные… — в разговор встрял второй парень. Норман, кажется. Отвратительное чувство юмора, определил для себя Майки. Однако показать пример отменной шутки не успел. Дверь резко распахнулась, и на пороге показался уже знакомый им всем жаба-мутант, что-то на ходу пытающийся доказать идущему рядом собеседнику. Увидев, кто преградил им путь, он остановился, как вкопанный.

— Вот и славненько! — воскликнула девушка. — Мы наконец-то можем поговорить о деле… — последнее её слово застряло на полпути, ибо уже в следующее мгновение огромная жаба стискивала девушку в своих объятиях, оторвав её ноги от пола.

— Живая… — не то смеясь, не то плача, пророкотал Типро, ставя девушку на место. — Я знал, что вам можно её доверить! — он сияющим взглядом обвёл всех четырёх братьев. — Рассказывайте, что с вами там случилось? Почему так долго до нас добирались?

— История долгая, интересная и требующая доброй кружки чего-то покрепче чая, — сказала счастливая Елена. — Однако, пока все не разошлись, мы обязаны показать вам результаты нашего отсутствия, — она кивнула черепашкам, и Раф с Майки, протиснувшись сквозь плотную толпу, которая уже скопилась в дверях, поставили на стол в центре большого помещения ящик. Девушка проследовала за ними и лёгким движением руки открыла его: — Пятьдесят два ящика ждут в ангаре ю-два.

Повисла гробовая тишина. Все, кто ранее столпились в дверях, теперь обступили стол со всех сторон, жадно вглядываясь в ящик. Было очевидно, что некоторые не верили собственным глазам, потому пару кристаллов девушка достала и пустила по кругу, чтобы каждый мог убедиться в их подлинности. А затем тишину нарушил бас Типро, в котором снова звучал смех:

— Это значит, что мы впустую только что потратили целых два часа моей жизни, — Майки понял, что этого уверенного и заразительного смеха ему определённо не хватало. — А ещё это значит, что теперь у нас есть шанс составить такой план атаки, который действительно может увенчаться успехом.

— Вы уже разрабатывали план атаки? — вдруг послышался голос Леонардо. Микеланджело почувствовал своего рода облегчение, услышав голос брата. Значит, кризис уже миновал.

— Вообще-то план разработан уже два месяца как. Мы сегодня просто вносили корректировки, — спокойно ответила женщина… ёж? Да, определённо! Она имела отличную фигуру, скрытую белым халатом, со всеми необходимыми выпуклостями спереди, а вот сзади, начиная от самой макушки, там, где у людей растут волосы, у неё были иголки. Длинные, довольно тонкие, сейчас они были как будто опущены вниз, создавая подобие дредов. Однако стоило ей повернуться в профиль, становилось очевидно, что иголки эти отнюдь не заканчивались на голове, а продолжались прямо под халатом до самой… Майки резко попытался перевести мысли в более нейтральное русло. Доктор? Учёная? В любом случае, на военном совете место нашлось бы и тому, и другому.

— А что ещё нам остаётся, если предстоит выступать уже через два дня? — спокойно пожал плечами Типро.

Братья дружно перевели недоуменные взгляды с него на Елену.

— Э… да… Забыла вам сказать… — она резко потупила взгляд.

— Так вот почему ты так настаивала на скорейшем нападении на ферму? Дело было вовсе не в нашей готовности или возможностях привиантов… — Майки показалось, или он расслышал нотки обиды в голосе Рафаэля? Однако взглянуть на брата, чтобы убедиться в своей догадке, сейчас не представлялось возможным.

— Что ж, — спокойно протянул Леонардо, скрещивая руки на груди. — Это всего-навсего значит, что атаку вам придётся перенести. Мы привезли то, что может переломить весь ход событий. Не стоит пренебрегать этим.

— Ты прав, Лео, — спокойно ответил Типро. — Но прав лишь в одном. Мы действительно не имеем право пренебрегать столь щедрым даром. Но переносить сроки мы также не имеем права.

— Почему? — удивился Донателло. В ответ на это женщина-ёж что-то сделала со своим браслетом, и над столом появилась голограмма всего земного шара. Майки отчётливо видел, что над каждым континентом горит как минимум один красный сигнал.

— Потому что только в случае, если привианты будут выбиты минимум с восьмидесяти процентов планеты одновременно, у нас есть шанс на победу. И вы даже близко себе не представляете, чего нам всем, — она обвела рукой огромный светящийся шар, — стоило, чтобы прийти к согласию, в то время когда спутниковая связь отсутствует.

— Ну, это значит только то, что мы уже точно знаем наши планы на завтра. Люблю начинать утро с разработки плана…

Выходя из зала, Майки всё ещё прокручивал в голове последние слова учёной. Да, теперь он не сомневался, что она учёная. Живой интерес Донни стал лучшим подтверждением. Нет спутниковой связи? Нет интернета? Что тогда им остаётся, чтобы передавать друг другу послания? В голове всплыли образы сотни голубей и сов.

— Елена, я думаю, вам стоит отправиться домой. Там достаточно свободных комнат, чтобы разместить наших гостей, — на фоне послышался голос Типро, и Майки вдруг резко понял, как же он устал. Всё, чего он сейчас хотел, это кусок пиццы, кружку чая и тихий уголок, чтобы свернуться там калачиком и уснуть…

— Ну что, ребятки, готовы к вечерней тренировке? — раздался подозрительно бодрый голос Леонардо. Ответом ему были два протяжных стона.

***

Двухкилометровая пробежка вслед за Еленой, которая ехала на машине, конечно, не могла посчитаться достойной разминкой. Однако Лео решил, что лучше это, чем ничего. Он заранее успел узнать, что в месте, которое Типро обозначит как «дом», вполне себе имеется спортзал. А это сулило ему возможность наконец-то сбросить с себя напряжение.

Да, он понимал, что мучить ребят усиленной тренировкой было бы не просто глупо, даже бессердечно. Поэтому он крайне удивился, что Рафаэль в этот раз не пытался отлынивать, а очень даже обрадовался возможности пробежаться. Обычно его вспыльчивый брат больше предпочитал силовые упражнения, чем те, что были направлены на выносливость. Объяснял он это просто — лучше один раз ударить так, чтобы противник больше не встал, чем полчаса скакать вокруг. Конечно, Лео не мог поспорить со столь изящной логикой. Однако практика показывала, что часто одной силы не хватает, потому Леонардо всегда старался держать себя в форме во всех направлениях, а также не давать спуску братьям. Их жизни всегда зависели друг от друга, и последние события только укрепили в юном лидере эту уверенность.

Всю дорогу он боролся сам с собой, но так до конца и не смог найти ответ на главный вопрос — что делать дальше. Но одно он знал точно. Ему просто необходима тренировка. Физическое изнурение — вот его панацея, лекарство от всех тревог. И если ему составит компанию хотя бы один из братьев, а тем более Рафаэль, это станет приятным бонусом.

До условного дома они добрались быстро. Елена и не старалась особо подстраиваться под их темп, да им оно и не особо нужно было. Слишком быстро транспорт на колёсах всё равно тут не мог ехать, а те, кто умеют ловко перескакивать с крыши на крышу многоярусного города и, к тому же, прожили большую часть своей жизни под этим самым городом, вообще без труда держали темп, даже несмотря на моральную усталость. Возможно, как раз даже благодаря ей.

Домом оказалась огромная подземная стоянка, как быстро догадался Леонардо. Да, она была разделена панелями, перегородками, тут были двери и комнаты, коридоры и санузлы. Но разметка на бетонном полу осталась прежней. Черепашка даже удивился, что за столько лет в общепринятых знаках ничего особого не изменилось. Наверное, то, что хорошо работает, и не должно меняться.

Более того, это было скорее общежитие. Или, возможно, слово «казарма» подошло бы куда больше. Вокруг сновали люди и мутанты в одинаковой форме, неловко и даже неуклюже отдавали честь Елене, кивали в сторону черепах и бежали дальше. Все делали вид, будто ничего не происходит, однако Леонардо раз или два ловил заинтересованные взгляды, которые быстро сменялись безразличными. Да, и здесь их появление не смогло остаться незамеченным.

— Ну что, давайте я вам покажу ваши комнаты? — Елена, как всегда, была абсолютно спокойна. Казалось, долгое вынужденное отсутствие, триумфальное возвращение и скорая битва совсем никак не сказывались на этой девушке. Она оставалась загадкой для него. Для них всех.

— Да, комнаты пригодились бы! — с благодарностью воскликнул Майки, и Елена открыла перед ними две двери, расположенные рядом. В каждой — по две одноместные кровати, тумбочки, шкаф, даже какое-то странное подобие декора. Совсем не то, что ожидал увидеть Лео. Всё выглядело слишком хорошо для такого сурового военного времени.

— Елена, я не понимаю, как вам удаётся… — попытался он сформулировать свой вопрос, однако слова «человеческие условия», «комфортная жизнь» и прочее толкались в его голове и казались неправильными.

— Ты даже представить себе не можешь, что тут творилось, когда всё только началось, — горько усмехнулась девушка. — Это были типичные бараки, с вёдрами вместо унитаза, тряпками вместо кроватей… Если очень везло, можно было даже получить матрац. Но такое везение казалось просто невероятным. Со временем мы поняли, что жить как скот мы просто не можем. Благодаря подземным супермаркетам и складам мы быстро пополнили запасы провизии и всего необходимого в быту. С этим — меньше всего проблем, как выяснилось. Главное, чтобы синтезаторы пищи и аппараты по переработке мусора не ломались. Но и эту проблему решить было просто — всё же несколько умных существ тоже выжило, не только потребители. А вот с обстановкой… Мебель и стройматериалы доставляли отовсюду. Представляешь, у нас снова в обиход вошла такая профессия как плотник, — невесело расхохоталась она. Братья переглянулись, посчитав, что это и правда не очень весело. Если вспомнить, сколько всего они сами принесли, переделали, перекрутили и довели до ума, чтобы оборудовать своё логово… Уж они-то знали цену труду.

— У вас отлично получилось, — Майки хлопнул девушку по плечу. Затем посмотрел на Леонардо и судорожно сглотнул. — Я, наверное, пойду… А то что-то спать охота! — и, не дожидаясь окрика, проскользнул в одну из комнат. Следом за ним быстро шмыгнул Донателло, мимоходом уточнив, где тут санузел, пожелав всем хорошего отдыха и поспешно закрыв дверь.

— Если что-то понадобится, моя комната в конце коридора, — прокричала девушка, обращаясь уже к закрытой двери. — Ну, а вы чего ждёте? — Елена оценивающе оглядела двух оставшихся братьев.

— На самом деле, — медленно протянул Лео, неуверенно косясь на Рафаэля и ожидая, что и тот вот-вот сбежит, — я бы хотел узнать, где у вас тут можно потренироваться…

Елена откровенно расхохоталась, посмотрев на скривившееся лицо Рафа. Её смех был настолько заразителен, что черепашки не удержались. Когда они входили в полупустой зал, на их лицах всё ещё играли улыбки.

— Ну что, братик, готов получить сегодня за свой промах? — разминая шею и руки, с лёгким прищуром в глазах спросил Леонардо.

— А ты, зануда? Готов отхватить по хвосту за свой ступор? — с ухмылкой бросил Рафаэль, явно получая удовольствие от того, что на них обратили внимание те, кто до этого занимались в дальнем конце зала на тренажёрах. — Всегда мечтал стать рестлером… Ну что, в рукопашную?

— В рукопашную, — с такой же лёгкой улыбкой ответил Леонардо, сцепив пальцы и вытянув руки вперёд.

Первые пара-тройка ударов казались абсолютно дежурными. Братья хорошо знали друг друга, поэтому Лео без труда читал язык тела Рафаэля и с лёгкостью отбивал его атаки. Да и Рафаэль, это чувствовалось, не очень старался удивить своего соперника.

Лео улавливал краем глаза, как соглядатаи медленно теряют к ним интерес, и ощущал, как желание вновь привлечь их внимание его раззадоривает. А Рафаэль, похоже, прав. С публикой поединок действительно может приобрести новые краски. Он быстро отбил прямой удар в лицо, перехватил руку брата в районе запястья и сделал резкий рывок. Раф явно не ожидал, что спарринг так скоро перейдёт в активную фазу, и, перелетев через бедро брата, оказался на панцире.

— Что ж, хочешь играть по-серьёзному? — дурашливо рыча и принимая руку помощи от Лео, проворчал Рафаэль, вставая на ноги и вновь принимая боевую стойку.

— А разве мы с тобой когда-то разбрасывались мелкими ставками? — пожал плечами Леонардо, после чего провёл серию ударов по корпусу с эффектной подсечкой в конце. Однако Рафаэль в этот раз оказался проворней. Каждый удар был показательно блокирован, а от подсечки он и вовсе ушёл, в лёгком прыжке оказавшись за спиной брата. Ещё секунда, и теперь уже Лео с благодарностью принимал руку помощи. Внимание публики постепенно возвращалось.

Уже давно Леонардо не испытывал желания кого-то впечатлить, кроме, разве что, собственного учителя. Его мастерство в бою было бесспорным, но и братья не отставали, а выпендриваться друг перед другом им надоело уже давно. Наверное, с тех самых пор, как их мастерство перестало быть просто забавой и времяпрепровождением и начало оправдывать себя, спасая жизни не только их маленькой семейке, но и тем нескольким несчастным, оказавшимся впутанными в их передряги. Да, было несколько раз, когда Донни с Майки умудрялись прямо в пылу битвы устроить маленькое соревнование, кто больше поколотит представителей клана Фут. Однако Лео это воспринимал как наиглупейшее ребячество и не одобрял. Противника нужно уважать, даже слабого. Иначе рано или поздно ты рискуешь встать на его место. Теперь же он ощутил, как в венах снова забурлил азарт — ребячились они с Рафом, используя в своём поединке не только эффективные приёмы, но и максимально эффектные.

Толпа вокруг росла, периодически можно было теперь услышать возгласы одобрения или, наоборот, улюлюканье. Казалось, публика умудрилась даже разделиться в выборе бойца, за которого болеть. Всё это казалось таким нереальным и забавным. На мгновение ему даже удалось забыть, почему он вообще затеял всю эту тренировку.

— Я рад, что ты наконец очнулся, — резкий удар в правое плечо. А Рафаэль действительно решил поиграть серьёзно. Плавный уход с направленным ударом ребром ладони в бедро.

— Что ты имеешь в виду? — немного дрогнувший голос Леонардо слегка даже самого его удивил. Естественно, сразу после этого последовал пропущенный удар прямо в район солнечного сплетения. Неприятно, но слабо. Не потому, что сила удара Рафаэля была слабой. Вспыльчивый брат в принципе не умел бить слабо. Но всё-таки особенности физиологии давали кое-какое преимущество. Панцирь не дал дыханию сбиться, натренированная грудная клетка — мозгу сойти с ума от боли. Последовал автоматический перехват запястья Рафаэля, вывернуть его руку не составило труда, ибо всё шло по инерции. Удар основанием кисти в локтевой сустав был остановлен в самый последний момент. Братья снова приняли боевые стойки друг напротив друга.

— Только то, что после самолёта ты тут почти ни слова не проронил, — серия ударов, которая градом посыпалась после этих слов, не стала для Леонардо неожиданностью. А вот его собственная реакция — очень даже. Он почувствовал, что не просто не может сопротивляться ударам, а не хочет этого делать. Он почувствовал, что заслужил каждый толчок, каждую вспышку боли. Каждый синяк. Толпа улюлюкала и свистела, подбадривала и осуждала, однако Лео вдруг понял, что больше он не видит в этом никакой ценности. — Эй, ты чего?

Леонардо не знал, намеренно ли Раф сейчас выбил его из равновесия уже не действиями, а словами. Но желание продолжать спарринг исчезло без следа. Лео опустил руки и вдруг осознал, что вокруг них собрались не только те, кто занимался в зале в момент их появления. Похоже, звуки боя собрали и просто проходящих мимо зевак, даже несмотря на поздний час. В толпе он заметил даже Типро, весело переговаривающегося с каким-то мужчиной.

— Ты винишь себя за то, что потрепал на ферме нескольких противников? — Рафаэль тоже опустил кулаки. — Ты спас Майки! И плевать, каким способом! — эти слова были логичными, и Леонардо вдруг понял, что злится. Злится потому, что Рафаэль ни черта не понимает причину его ступора. Интересно, именно это обычно чувствовал сам Раф, когда впадал в бешенство во время их перепалок?

— Да, Раф. Плевать, — Леонардо резко кинулся в атаку, заставив брата шевелиться. В два удара он повалил противника на землю, придавив того всем телом, и яростно прошипел ему сквозь стиснутые зубы прямо в лицо: — Проблема в том, что я не уверен, что и дальше смогу плевать на это. Это ты можешь позволить себе наплевать на план, бросить нас в окружении врага, зная, что хороший Лео опять всех спасёт, — после этих слов он резко встал и протянул руку. Раф её проигнорировал.

— Ты же знаешь, что у меня не было выбора, — Рафаэль прорычал эти слова. И, как всегда, стоило только Леонардо увидеть злость в глазах брата, он почувствовал, как это пагубное чувство оставляет его самого. Ещё секунды назад он хотел порвать брата в клочья, выкрикнуть ему всё, что накипело. А теперь… теперь он просто хотел преподать урок. Тот самый, который не смог преподать в самолёте. Он понимал, что его проблема не решена, но также о понимал, что сейчас с нею не справится. А значит, он подумает над нею завтра. Когда будет готов. Сейчас нужно было решать то, что он может решить.

— Ты знаешь, что не прав. И я это знаю.

Их бой возобновился так резко и яростно, что публике пришлось немного расступиться. Теперь это уже не было показное представление. Каждый удар — максимально точный, каждый уход от удара — максимально экономный и действенный. Чем спокойней и холодней действовал Леонардо, тем яростней и агрессивней атаковал Рафаэль. Появились первые капли крови, и народ взревел. Раф зашипел, Лео стиснул зубы. Пусть хоть один из них сегодня добьётся цели. Пусть хоть один из них победит себя. Толпа вокруг перестала существовать. Было только их противостояние…

— Эти зелёные парни меня пугают!

— Но я же тоже зелёный, — вдруг послышалось совсем рядом, и Леонардо понял, что они вплотную приблизились к Типро и его спутнику. Черепашка вдруг снова начал отчётливо улавливать окружение.

— А от тебя я вообще в ужасе! — басовитый смех огромной жабы с лёгкостью заглушал шум толпы.

Рафаэль сделал ещё серию атак, однако Леонардо уже видел, что победил. Видел по тому, как изменилось лицо брата, когда и он заметил, кто ещё присутствует в толпе. Один лишний взгляд, один стук сердца, и Рафаэль врезался панцирем в стену, осел и застыл в недоумении. Теперь наконец-то всё встало на круги своя. Лео подошёл к брату, протянул тому руку, и на этот раз Раф её принял. Его злость сменилась замешательством и даже растерянностью.

— Как понимаю, нам скоро предстоит очень серьёзная битва, — тихо прошептал Леонардо, когда брат поднялся на ноги. — И будет хорошо, если до этого момента вы наконец разберётесь, что к чему, — произнося последние слова, он слегка повёл головой в сторону Елены.

***

Струйки воды омывали уставшее тело, создавали непроницаемый щит, защищающий от всего этого грёбанного мира. Хотелось забыться, спрятаться тут на века и просто наслаждаться уединением и водой. Рафаэль намеренно сделал её чуть тёплой, чтобы создавалась иллюзия дождя. Он всегда любил дождь. Майки постоянно жаловался, что шум воды, которая в такие дни активно прибывала в их коллектор, мешает ему спать. Раф же, наоборот, в такие ночи спал как младенец. Если, конечно, не сбегал, чтобы ощутить потоки прохладной воды на своей коже.

Возможно, такая любовь к воде была как-то связана с его взрывным характером. Хоть что-то же должно было тушить его пожары в душе. Говорят, проточная вода смывает не только грязь с тела, но вымывает плохие мысли из головы. Рафаэль с этим был полностью согласен. Вот и сейчас он укрылся здесь просто для того, чтобы смыть с себя всё. Даже ту горькую правду, которую только что на него вывалил Лео.

Елена действовала на него, как наркотик, как бы банально это ни звучало. Он переставал думать здраво в её присутствии. Да что там, порой он переставал думать вообще. Мир начинал меняться рядом с ней. Реальность казалась размытой. По-хорошему, ему бы, конечно, надо просто держаться от этой девчонки подальше. Тем более, что, как выяснилось, даже несмотря на повседневное общение с мутантами, она, похоже, предпочитала людей. И не просто людей… Образ Елены, стоящей в толпе в зале рядом с Кларой, не давал покоя.

Рафаэль стиснул зубы и ударил по бетонной стене. Счастье, что душ не был выложен кафелем. Дурак, как он мог хотя бы подумать, хоть на миг допустить…

Сквозь шум воды он вдруг отчётливо услышал, как открывается дверь. Глупо, конечно, привередничать, но в этот момент Рафаэль пожалел, что им наравне с комнатой не выделили персональный душ.

— Рафаэль? — от голоса, который это произнёс, сердце сделало сальто и упало куда-то в желудок. Первым желанием было забиться в угол, спрятаться за бетонной перегородкой, чтобы она его не нашла и просто ушла. — Я вижу на поручне мокрую красную повязку, так что знаю, что это ты.

— Чего тебе? — он сбавил мощность потока воды и осмелился повернуться в сторону прохода как раз в тот момент, когда голова Елены показалась из-за угла.

— Ой, прости, — она резко отвернулась.

— Да ладно, что, по-твоему, может скрывать кучка повязок? — он даже удивился, что смог отшутиться. — Так зачем пришла?

— Я принесла кое-какие… — Девушка медленно повернулась, и Рафаэль увидел, что в руках она держит какие-то банки-склянки явно медицинского характера. — Я видела, как ты сегодня получил пару ссадин.

— Мне это не нужно, — Рафаэль отмахнулся и снова повернулся к стене. Он вдруг понял, что смущение всё же накрыло его. Смущение и отзвуки злости.

— Я просто хочу помочь, — голос Елены звучал приглушённо, Рафу даже показалось, что он расслышал нотки сожаления. Но он быстро отмахнулся от этой мысли. Елена не умела сожалеть. И жалеть она тоже не умела. Да ему это и вовсе не было нужно. Уж тем более, не от неё.

— Мне не нужна твоя помощь! — рявкнул он и тут же пожалел о своей несдержанности. Послышались поспешные шаги и хлопнула дверь.

Он снова остался один, как и хотел. Выкрутил вновь на максимум воду, попытался настроить нужную температуру, однако больше уже не смог вернуть себе то нужное настроение. В груди засело чувство вины. И он прекрасно знал, если в ближайшее время он ничего с этим чувством не сделает, вина перерастёт в новый поток гнева.

Поспешно выключил воду, вышел из душа и обнаружил, что все принесённые баночки Елена оставила на тумбочке у входа. Плечо саднило, и он вдруг осознал, что и правда был бы не против какого-нибудь обезболивающего, однако спустя несколько секунд, потраченных на попытки понять, что есть что, он забросил эту мысль. Наскоро вытерся, схватил ещё влажные после стирки повязки, замешкался, надевать ли их, пойти как есть, или лучше завернуться в полотенце для приличия. Решил, что по сути, ему-то плевать, а уж окружающим — тем более. Вышел из помещения, вспомнил красное лицо Елены, когда та его увидела в душе, и вернулся-таки за полотенцем.

Приближаясь к заветной двери, Рафаэль ощущал усиливающееся покалывание в ладонях. Зачем он туда идёт? Что он скажет? Что он — дурак, не хотел её обидеть, заглянул извиниться и пожелать спокойной ночи? Да, она была не виновата в его гневе, хотя и стала причиной. Он должен извиниться. Наверное…

Уже у самой двери он резко остановился. Внутри отчётливо слышались голоса. Два девичьих голоса. Новая волна раздражения накатила на него, и в тот миг, когда Рафаэль уже собирался развернуться и уйти, дверь резко открылась и из комнаты вышла та самая светловолосая Клара. Они почти столкнулись, и Раф отпрянул от неё, чуть не прижавшись к стене.

— Пришёл ещё потрепать нервы Лене? — злоба в её глазах настолько выбила у Рафаэля почву из-под ног, что он даже забыл, зачем пришёл.

— Кто там? Клара, впусти, пусть заходит.

— Ну, заходи, — девушка нехотя дала черепашке пройти мимо себя. — Я всё равно уже собиралась уходить. Если что, зови, — обратилась она к хозяйке комнаты и захлопнула дверь снаружи, оставив Рафаэля наедине с Еленой. Девушка сидела на диване у маленького столика, и мутант отметил, что её комната определённо была обставлена куда лучше, чем та, что досталась им с Лео. В дальнем конце он увидел ещё одну дверь, а это значило, что в распоряжении девушки куда больше пространства.

— У тебя тут уютно, — неловко промолвил он, не зная, с чего начать.

— Зачем пришёл? — испытующий взгляд заставил мурашки пробежаться табуном по шее. — Как вижу, даже нарядился, — снова насмешка. Да, именно такую он её и знал. Вечно смеющуюся и издевающуюся над всеми. Дурацкое полотенце…

— Прости, не хотел помешать вашим с Кларой любовным утехам, — он бросил это прежде, чем подумал. Однако эффект ему явно понравился. Бровки девушки поползли вверх, в глазах появилось сначала удивление, затем — лёгкий шок. Жаль только, что мгновение триумфа пришлось ощущать недолго.

— Удивлена, что тебя интересуют мои любовные утехи, — насмешка в голосе снова начинала злить. Он ведь пришёл извиниться, ну почему всё не могло просто пойти по плану? — А я думала, вы с братьями вполне себе неплохо проводите время вместе.

— Ты это на что намекаешь?! — от его рыка, казалось, стены должны были затрястись. Но бетон остался глух к таким проявлениям эмоций.

— Просто мне тут подумалось… — Елена медленно встала с дивана, слегка потягиваясь. — Четыре брата-мутанта, единственные в своем мире, окружённые людьми, которые их не принимают… Вы же как-то должны выпускать пар. Не только этими вашими скачками в спортзале…

— Заткнись, или я сейчас трахну тебя чем-нибудь по голове…

— По голове?.. Фу, как банально и скучно… — девушка хищно сощурила глаза. — Без уточнения фраза звучала бы куда интересней, не находишь?.. — она вскинула бровь и немного поиграла молнией на своём комбинезоне.

После Рафаэль не мог объяснить даже самому себе, как всё произошло. Как он мог так сорваться? Почему именно эти слова так ударили его по голове? Да, он никогда не был паинькой, и уж если кто и мог выйти из себя, то это он, но чтобы…

В один момент он стоял и смотрел на Елену, испытывая такую лютую ненависть, такую дикую злобу, что всё его естество кричало. Как же его бесила эта её постоянная усмешка! Елена постоянно измывалась над ним. Смеялась, дразнила, нагло издевалась, игралась. Поначалу ему это даже нравилось, но теперь… теперь он просто набросился на неё. Как зверь. Как самое распоследнее животное. Он терзал её тело, выплёскивая на неё всю свою ярость. Мстил за все те моменты, когда она выставляла его дураком. Когда он сам из-за неё чувствовал себя дураком… А она извивалась под его напором и лишь кричала… «Ещё!»

Диван, на который пришёлся первый удар, вскоре показался слишком тесным для манёвров, и плавно они сползли на пол, утянув за собой покрывало. Но всё это сейчас не имело никакого значения. Он изнурял её снова и снова, пытаясь хотя бы губами почувствовать не только её плоть, но и душу, и в какой-то момент на этих самых губах он почувствовал… соль?

— Ты плачешь?.. Я… Прости, я не… — он плавно отстранился, пытаясь в полумраке разглядеть лицо девушки.

— Хотел, — тихо прошептала она. — И я хотела.

— Я сделал что-то не так?

— В том-то и оно, что ты всё сделал так. С самой первой минуты нашего знакомства ты постоянно всё делаешь так, даже если это — не так, — он услышал в её голосе нотки улыбки сквозь слёзы. Она зарылась лицом ему в шею и тихо прошептала: — Мне не было так спокойно с тех самых пор, как я осталась одна.

— А давно ты… одна? — он вдруг вспомнил, как Елена рылась в обломках здания, как обдирала до крови пальцы, вспомнил дорожки слёз на её грязных щеках. Вдруг она вскочила с пола, подошла к сумке, которая валялась на полу у столика, и стала там рыться. Её силуэт в приглушённом свете завораживал. — Прости…

— Давно, — Елена что-то достала наконец из сумки и, к облегчению Рафаэля, вернулась к нему. Она легла на живот, слегка приподнявшись на локтях, а в руках стала вертеть какой-то небольшой металлический предмет. Нож. — Настолько давно, что как дура повела себя в Мариэтте. Я хотела найти какой-нибудь семейный портрет, чтобы понять, те ли лица я вижу в своих снах. Не забыла ли я черты лиц дорогих мне людей. А нашла только это, — маленький серебряный ножичек отблескивал в её дрожащих пальцах. — Это нож для писем. Папин. Он у меня был старомоден. Очень любил отправлять и получать бумажные конверты с марками и длинными посланиями внутри, хоть и нелегко было найти таких же чокнутых, кто захотел бы эти самые конверты посылать, — снова горькая усмешка в голосе. Рафаэль накрыл её ладони своей. Какие же у неё маленькие руки. — Нож для писем, которые я от него никогда уже не получу…

Голос девушки дрогнул, и Рафаэль крепко прижал её к себе, аккуратно убирая холодный металл подальше. Он взял её на руки и стал укачивать, прижимая к груди. Затем он почувствовал лёгкие поглаживания по пластрону и нежно поцеловал её в лоб, потом в упрямый нос. Тепло растекалось по всему телу, странное, ранее не испытанное чувство нежности накрыло его с головой. Больше ничто не имело значения. Ни место, ни время…

…— Так между тобой и Кларой?..

— А между тобой и братьями?..

— Агр-р-р!

Тихий смешок в ответ…

…— Слушай, но ведь ко мне в душ ты приходила не поговорить и не полечить?

— Да ты гений…

— Значит, всё-таки не всегда я всё делаю правильно?

— Иногда ты просто улучшаешь мой сценарий… А в душ мы и так с тобой скоро отправимся. Через три часа нас ждёт Типро и его новый план…



Наикрутейший арт от Сфинкс. Эта красотка видит Елену насквозь... - pvaxLbPDWfg.jpg
Наикрутейший арт от Сфинкс. Эта красотка видит Елену насквозь...
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

Не в сети
Аватара пользователя
ниндзя
Сообщения: 225
Зарегистрирован: Сб 26 авг 2017 7:08
Имя: Лидия
Откуда: Львов, Украина
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 134 раза
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение Lidia-Lada » Пт 29 мар 2019 18:11

Я балдею. Красота, горячо и очень тонко. И бой классный и интимная сцена тоже. Конечно, я кайфую от детализированных боев, как в моем Теккене, а здесь прямо золотая середина для всех.

Я знаю, ты просто специльно принижаешь свои способности, чтобы потом получать двойную похвалу)

Серьезно! Я читала с удовольствием и упоением) шикарно!
_________________
Некоторые не видят выход, даже если найдут. Другие же просто не ищут...(с)Чеширский Кот
Изображение

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Пт 29 мар 2019 19:56

Lidia-Lada, блин, сижу вся красная, как рак варёный))) очень приятно, что удалось угодить и тебе) правда! Самое забавное, что я только после заверения боя поняла, что ступила на твою территорию))) ну а иинтим... не просто же так я создавала тут целую тему. И, видать, сильно задел меня коммент ДонБота про Рафа, загнанного в угол... :roll: :oops:

и я не принижаю себя намеренно. просто так уж выходит, что я - самокопатель профессиональный))) я искренне сомневаюсь в себе на каждом шагу. Так было всегда, и, наверное, так и останется. Но оттого каждая похвала - ценнее вдвойне! Спасибо!!! я безумно рада, что тебе понравилось!!!
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир

Не в сети
Аватара пользователя
ниндзя
Сообщения: 225
Зарегистрирован: Сб 26 авг 2017 7:08
Имя: Лидия
Откуда: Львов, Украина
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 134 раза
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение Lidia-Lada » Пт 29 мар 2019 20:11

Спойлер/Оффтоп:

LEA писал(а):
Пт 29 мар 2019 19:56
Самое забавное, что я только после заверения боя поняла, что ступила на твою территорию)
Да-да! Фанаты Теккена оценили меня по достоинству и требуют еще. Даже не знаю... Приходится каждый раз прыгать еще выше. Так не за горами момент, когда я свалюсь с Олимпа :lol:
LEA писал(а):
Пт 29 мар 2019 19:56
ну а иинтим... не просто же так я создавала тут целую тему. И, видать, сильно задел меня коммент ДонБота про Рафа, загнанного в угол...
Да я все поняла из-за этой темы. Я на гете (ксенофилическом тем более) хорошо себя чувствую. Как рыба в воде, и никакая Марин мне не может испортить настрой=)))
LEA писал(а):
Пт 29 мар 2019 19:56
и я не принижаю себя намеренно. просто так уж выходит, что я - самокопатель профессиональный))) я искренне сомневаюсь в себе на каждом шагу. Так было всегда, и, наверное, так и останется.
Дай пять, бро! Мой бета каждый раз меня проверяет и успокаивает, дабы не сорвалась в истерику на счет полного отсутствия таланта=)))
_________________
Некоторые не видят выход, даже если найдут. Другие же просто не ищут...(с)Чеширский Кот
Изображение

LEA
Не в сети
Аватара пользователя
воин ниндзя-трибунала
Сообщения: 4936
Зарегистрирован: Пн 15 янв 2007 0:33
Откуда: LATVIA
Благодарил (а): 337 раз
Поблагодарили: 256 раз
Контактная информация:

Время дождя (Перезагрузка)

Сообщение LEA » Пт 29 мар 2019 20:25

Да уж... Забавно, как работа, по сути показавшая, почему слеш в TMNT недопустим, умудрилась и некоторых любителей гета так сильно подкосить:))) видимо, женато-замужние персоны чуть более крепки в данном вопросе...
Ну а самокопание - это, наверное, обязательная черта для фанаток Лео:)))
_________________
____________________________
If you want to save her - first you have to save yourself,
If you want to free her from the hurt - don't do it with your pain,
If you want to see her smile again - don't show her you're afraid
Because your circle of fear is the same (c) HIM


Пицца... Как пашки мидзя! (с) Яромир
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость